Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-10158

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Е. ВИНОКУРОВ, доктор экономических наук, PhD, замначальника аналитического управления Евразийского банка развития,

А. ЛИБМАН, кандидат экономических наук, PhD, доцент Франкфуртской школы финансов, старший научный сотрудник ИЭ РАН

Эволюция взаимодействия постсоветских государств остается предметом постоянных дискуссий как в научном сообществе, так и в сфере прикладной аналитики. Более того, по сравнению с ситуацией десятилетней давности, когда регион СНГ не был приоритетным для большинства российских исследователей, можно говорить о резком росте значимости происходящего у "ближайших соседей" для наблюдателей в России. Между тем постоянной проблемой исследования постсоветского пространства остается дефицит количественных данных, заставляющий вместо изучения реальных процессов уходить в область спекуляций. Преодоление данной проблемы стало одной из важнейших целей проекта "Система индикаторов евразийской интеграции (СИЕИ)", реализованного Евразийским банком развития (ЕАБР) в 2008 - 2009 гг. В настоящей статье, опираясь на уникальную базу данных, сформированную при подготовке первых оценок СИЕИ, мы рассмотрим наиболее значимые изменения формата и масштаба взаимодействия на пространстве СНГ.

СИЕИ представляет собой набор индикаторов, призванных отразить масштабы экономических взаимосвязей между странами региона СНГ за период 1999 - 2008 гг. В состав СИЕИ входят девять основных показателей. Два показателя отражают интенсивность интеграции рынков благ и факторов производства стран СНГ: индекс торговой интеграции и индекс интеграции рынков труда. Три показателя направлены на учет интеграции рынков, но уже в специфических функциональных областях, имеющих особое значение для развития постсоветских экономик: электроэнергетика, сельское хозяйство и образование. Наконец, оставшиеся четыре индикатора

стр. 94
характеризуют конвергенцию основных параметров постсоветских экономик в сфере макроэкономики, монетарной, фискальной и финансовой политики. Каждый из девяти показателей рассчитывается для трех типов данных: диады интеграции (скажем, "Россия-Украина"); интеграция отдельных стран с регионом СНГ и крупнейшими субрегионами1; интеграция в регионе СНГ в целом и его субрегионах. Помимо этого рассчитаны также обобщающие показатели на основе агрегирования частных индексов2.

В принципе сам по себе факт дезинтеграции постсоветского пространства по сравнению с интенсивностью взаимосвязей, скажем, в 1990 г. (который обычно рассматривается как стартовая точка анализа) не вызывает ни сомнений, ни удивления: распад общего государства в сочетании с общей дезорганизацией хозяйственных взаимосвязей в результате перехода к новой системе координации в экономике неизбежно влечет за собой фрагментацию пространства3. Показатели СИЕИ, однако, оценивают интеграцию за период 1999 - 2008 гг. Таким образом, мы можем воспользоваться достаточной глубиной анализа (десятилетие) и рассматриваем эволюцию региона в период, когда, с одной стороны, уже должен был "сойти на нет" исходный шок дезинтеграции, а с другой - в большинстве стран были высокие темпы роста, что, как известно, чаще всего содействует интеграции.

Следует также отметить, что СИЕИ направлена на оценку сближения и взаимопереплетения экономик, а не формального интеграционного взаимодействия (выражающегося, скажем, в функционировании системы международных договоров и наднациональных органов). Последнее, во-первых, не сводится к проблеме интеграции рынков (может преследовать и другие цели, например совместное производство международных общественных благ), а во-вторых, может оцениваться исключительно для реально функционирующих проектов, а не для произвольных пар стран или субрегионов СНГ. Реальное взаимодействие также не всегда связано с высоким уровнем формальной интеграции - достаточно вспомнить азиатский опыт интеграции за счет действий неформальных игроков. Одновременно мы попытаемся сравнить некоторые полученные результаты с предварительными оценками формальной интеграции, также основанными на материалах СИЕИ4.

Наш анализ позволяет сформулировать шесть основных тенденций эволюции постсоветского пространства на протяжении последних

1 В дальнейшем использованы сокращения: СНГ-12 - все страны СНГ (включая входившую в него до 2009 г. Грузию); ЕврАзЭС-5 - страны Евразийского экономического сообщества (Россия, Казахстан, Беларусь, Киргизия и Таджикистан); ЕврАзЭС-3 - три крупнейшие страны ЕврАзЭС, наиболее активно участвующие в интеграции (Россия, Беларусь и Казахстан), ЕЭП-4 - те же страны и Украина (группа названа так в соответствии с несостоявшимся проектом Единого экономического пространства); ЦА-4 - четыре страны Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Таджикистан) без Туркменистана, придерживающегося политики жесткого ограничения связей с соседями.

2 Детали расчетов и базы данных приведены в отчете СИЕИ-2010: Система индикаторов евразийской интеграции / ЕАБР. Алматы, 2010. С января 2010 г. доступен на сайте Евразийского банка развития: www.eabr.org/rus/publications/SIEI/.

3 Linn J. Economic (Dis)organization Matters: The Soviet Collapse Revised. Mimeo, 2004.

4 Ср. методологическую дискуссию в: Devlin R., Estevadeoral A. Trade & Cooperation: A Regional Public Good Approach // Regional Public Goods: From Theory to Practice / A. Estevadeoral, B. Frantz, T.R. Nguyen (eds.). IADB, 2005; Hettne B., Soederbaum F. Regional Cooperation: A Tool for Addressing Regional & Global Challenges // Achieving Global Public Goods / International Task Force on Global Public Goods. Stockholm, 2006.

стр. 95
десяти лет. Некоторые из них, скорее, подтверждают господствующие представления о характере взаимодействия бывших советских республик. Другие, напротив, носят достаточно неожиданный характер.

"Интеграционные клубы"

Сначала, обратимся к обобщенным показателям для СНГ в целом и основных субрегионов. На рисунке 1 приведена динамика обобщенного показателя интеграции. Первый результат буквально бросается в глаза: развитие постсоветского пространства подчиняется двум противоречивым тенденциям. С одной стороны, уровень интеграции региона СНГ в целом резко сократился (причем основное падение произошло в первой половине 2000-х годов). Иными словами, "толчок" экономического роста не только не привел к интенсификации взаимосвязей, но, напротив, содействовал фрагментации. С другой стороны, в отдельных субрегионах СНГ - прежде всего в странах ЕврАзЭС (и особенно "тройки" Россия, Беларусь и Казахстан) - уровень интеграции заметно вырос. Создается впечатление, что хотя в целом постсоветское пространство подвержено преимущественно центробежным силам, на нем все же сохраняется ядро, эволюция которого определяется центростремительными факторами.

Обобщенный индекс интеграции для пяти групп стран на постсоветском пространстве, 2002 - 2008 гг.

Примечание. Показатель принимает значения от -1 до 1, где большая величина соответствует более высокому уровню интеграции.

Рис. 1

Возникновение подобного "интеграционного клуба", прежде всего, позволяет говорить о неодинаковой устойчивости сохранившихся между постсоветскими государствами взаимосвязей. Если для некоторых из них "интеграционный капитал" достаточно важен и после преодоления первоначального шока дезинтеграции они перешли к более тесному взаимодействию, то других этот шок "вытолкнул" в область, достаточно удаленную от первоначального равновесия, усложнив дальнейшее интеграционное взаимодействие. Но можно сказать, что группа стран, наиболее активно участвующих в процессах формальной

стр. 96
интеграции (ЕврАзЭС-3), характеризуется также наиболее позитивной динамикой взаимопереплетения экономик. Мы далеки от того, чтобы интерпретировать эту корреляцию как причинно-следственную взаимосвязь (и тем более от утверждений о направлении возможной взаимосвязи), но результат все же может свидетельствовать как минимум о том, что постсоветская формальная интеграция не сводится к чистой интеграционной риторике, не связанной с реальностью.

Интересы малых стран

Если говорить о степени взаимопереплетения и взаимозависимости экономик, подразумевающих значимость взаимодействия для обоих партнеров, в наиболее успешный клуб входят три из четырех крупнейших экономик СНГ (кроме Украины - в группе ЕЭП-4 уровень интеграции остается на протяжении всего периода наблюдений неизменным). Ситуация, однако, меняется, если обратиться к своеобразной "односторонней" интеграции - значимости региона СНГ-12 для экономик отдельных стран (возможно, играющих лишь незначительную роль в структуре внешнеэкономических связей партнеров). В данном случае основной интерес представляют данные рисунка 2, содержащие обобщенные индексы интеграции отдельных стран с регионом СНГ-12 в 2002 и 2008 гг.

Легко заметить, что структура интеграционного взаимодействия остается на удивление стабильной. Несколько отличается поведение Беларуси и Киргизии (интенсивность интеграции которых с регионом СНГ заметно выросла) и Молдовы (напротив, отдаляющейся от региона СНГ), что достаточно четко соотносится с участием этих стран в интеграционных проектах и с характером их политико-экономического взаимодействия с Россией. Между тем четко видно, что в наибольшей степени в трансграничное взаимодействие на постсоветском пространстве вовлечены малые страны. Причины этого следующие. Во-первых, для малых государств в целом характерна более высокая значимость

Обобщенный индекс интеграции отдельных стран с регионом СНГ-12

Примечание. Показатель принимает значения от -1 до 1, где большая величина соответствует более высокому уровню интеграции. Данные для Узбекистана и Туркменистана отсутствуют.

Рис. 2

стр. 97
международных экономических взаимосвязей5. Во-вторых, многие малые страны региона СНГ (Центральная Азия, Армения) в силу чисто географических или политических причин заметно ограничены в доступе к внешним рынкам. В-третьих, речь идет о странах, которые не располагают заметными запасами углеводородного сырья и других экспортных сырьевых ресурсов, составляющих основной канал связи постсоветских государств с мировой экономикой. В то же время заметно отставание крупных стран с точки зрения интеграционного взаимодействия. Среди крупных постсоветских государств лишь Беларусь оказывается в первой половине рейтинга; замыкают его две крупнейшие экономики региона - Россия и Украина. Кроме того, значительно ниже уровень интеграции для стран - экспортеров углеводородов: Казахстана и Азербайджана. Даже активная позиция первого в процессах формальной региональной интеграции не позволяет добиться позитивной динамики. Именно эти страны в наибольшей степени могут использовать преимущества доступа к внерегиональным рынкам и лишь в небольшой степени зависят от внутрирегионального взаимодействия.

Это наблюдение позволяет переосмыслить проблему "интеграционных клубов" на постсоветском пространстве. Устойчивый спрос на интеграцию в регионе СНГ с большей вероятностью исходит от малых государств. Сказанное не сводится к устранению барьеров трансакционных издержек между национальными рынками. Можно указать на интересный феномен кризисного времени 2008 - 2009 гг.: на малые экономики региона СНГ - Таджикистан, Киргизию и Армению - внешние шоки оказали свое негативное влияние опосредованно, через Россию и Казахстан (падение уровня взаимной торговли, сокращение спроса на рабочую силу, снижение объема переводов трудовых мигрантов)6. Следовательно, прогресс формальной региональной интеграции в регионе сталкивается со своеобразным противоречием: с точки зрения спроса на интеграцию участие малых стран в любой инициативе крайне полезно, а вот с точки зрения издержек поиска консенсуса оно повышает разнородность региона и усложняет реализацию регионального проекта.

Существование этого противоречия косвенно подтверждают данные, представленные на рисунке 3, где сопоставляются индекс интеграции страны с регионом СНГ-12 (по оси ординат) и средняя доля исполнения соответствующей страной своих обязательств в бюджете СНГ (в долях единицы, по оси абсцисс). Видно, что между двумя характеристиками существует отрицательная корреляция (сохраняющаяся, кстати, при исключении выпадающих значений России и Грузии). Иными словами, страны, которые в наибольшей степени выигрывают от интеграции в СНГ, в наименьшей степени способны в полном объеме выполнять свои финансовые обязательства перед бюджетом организации.

5 Ср.: Либман А. М., Зевин Л. З. Интегрирующееся региональное пространство: дополнительные возможности экономического роста // Евразийская экономическая интеграция. 2009. N 2.

6 Ср.: Пылин А. В. Роль глобальных, региональных и национальных факторов в развитии мирового финансово-экономического кризиса в странах СНГ // Мировой финансовый кризис в постсоветских странах: национальные особенности и экономические последствия / Под ред. Л. Б. Вардомского. М.: ИЭ РАН, 2009.

стр. 98
Сравнительный анализ выполнения странами СНГ своих обязательств перед бюджетом СНГ (в долях единицы, средний уровень за 2000 -2008 гг.) и индекса интеграции

Примечание. Данные о выполнении обязательств могут превышать 100% (единицу), если взносы страны превышали ее формальные обязательства.

Рис. 3

К росту издержек поиска консенсуса в регионе СНГ приводит постоянная дивергенция макроэкономических показателей. Данные СИЕИ свидетельствуют, что с 1999 г. как СНГ в целом, так и все субрегионы характеризовались достаточно устойчивой σ-дивергенцией: стандартное отклонение показателей макроэкономической динамики постоянно росло. Данный вывод не следует переоценивать: например, в области монетарной политики мы находим признаки σ-конвергенции. Однако в любом случае, динамика конвергенции практически не связана с динамикой экономических взаимосвязей (это следует из сопоставления изменений уровня конвергенции и интеграции рынков по диадам региона СНГ), не образует пространственных кластеров и, следовательно, обусловлена внутренней динамикой стран. Интересно также сопоставить процессы в "реальном секторе" с динамикой конвергенции институтов в СНГ, также наблюдавшейся в 1990-х годах и, возможно, в большей степени связанной с формальным взаимодействием государств, однако направленной не на устранение барьеров трансакционных издержек для взаимопереплетения экономик, а на взаимную поддержку политических режимов7.

От товарных рынков к рынкам факторов производства

Традиционная дискуссия перспектив региональной интеграции на пространстве СНГ во многом укладывается в стандартную схему

7 Ср.: Libman A. Federalism, Integration, and Multilevel Governance in Eurasia: Intergovernmental Relations across and within National Borders in the Post-Soviet Space. Saarbriicken: VDM Verlag, 2009.

стр. 99
Б. Балассы, нашедшей, помимо учебников экономики свое воплощение лишь в одном регионе мира - Европейском союзе. Схема основана на предположении о необходимости на раннем этапе интеграции добиться достаточно высоких результатов в сфере торговли (перейдя от зоны свободной торговли к таможенному союзу), чтобы на этой основе переходить к интеграции рынков факторов производства (общий рынок). На практике во многих интеграционных проектах первые нормы либерализации рынков факторов вводятся одновременно с зоной свободной торговли8. На постсоветском пространстве наблюдается, согласно данным СИЕН, достаточно противоречивая ситуация.

С одной стороны, динамика торговой интеграции (рис. 4) в регионе СНГ отчетливо негативная. Аналогичные выводы (рис. 5 и 6) можно получить и на основе анализа интеграции в функциональных сферах - на рынках зерна и электроэнергии.

Динамика индекса торговой интеграции в пяти регионах постсоветского пространства

Примечание. Большее значение показателя на рисунках 4 - 8 соответствует более высокому уровню интеграции.

Рис. 4

Динамика индекса энергетической интеграции в пяти регионах постсоветского пространства

Рис. 5

8 Ср.: Urata S., Sasuya J. An Analysis of the Restrictions on Foreign Direct Investment in Free Trade Agreements // RIETI Discussion Paper. 2007. No 07-E-018.

стр. 100
Динамика индекса сельскохозяйственной интеграции в пяти регионах постсоветского пространства

Рис. 6

Но если обратиться к опыту интеграции факторных рынков (в СИЕИ учитывается рынок рабочей силы) и рынков услуг (в СИЕИ учитывается рынок образовательных услуг на основе данных академической мобильности), ситуация в корне меняется (рис. 7 и 8).

Динамика интеграции в сфере трудовой миграции в пяти регионах постсоветского пространства

Рис. 7

Динамика интеграции рынка образовательных услуг в пяти регионах постсоветского пространства

Рис. 8

стр. 101
Создается впечатление, что сферы интеграции в регионе СНГ, которые традиционно рассматриваются как более продвинутые, функционируют гораздо успешнее, чем интеграция в базисной сфере - торговле.

Впрочем, следует иметь в виду, что наш анализ не учитывает одну из ключевых сфер экономического взаимодействия - прямые иностранные инвестиции, что связано с крайне низким качеством доступных исследователю в данной области данных. Расхождения в статистике стран "оттока" и "притока" инвестиций в регионе СНГ составляют десятки и сотни раз. К тому же не учитывается огромный поток инвестиций через офшорные экономики и с использованием разнообразных опосредованных схем. Альтернативу официальной статистике составляет анализ проектов инвестиционного взаимодействия на основе данных корпораций и СМИ. В этой области в последние годы все большее число исследований подтверждает интенсивный рост интеграции в регионе СНГ, связанный с активностью российского и казахстанского бизнеса9. Таким образом, наш вывод о приоритете рынков факторов над торговлей как минимум не противоречит тем немногочисленным данным в области инвестиционного взаимодействия, которыми мы располагаем.

Наш результат интересен по двум причинам. Первая: постсоветское пространство представляет собой случай несоответствия региональной интеграционной структуры традиционной схеме Балассы. В принципе причины потенциального роста неформальной интеграции в СНГ на основе взаимодействия экономических агентов достаточно очевидны и связаны с наличием значительного "капитала социальной интеграции", связывающего постсоветские страны. Ситуация не уникальная, если обратиться к опыту инвестиционного сотрудничества в других регионах мира, также определяющегося "культурной дистанцией"10. Вторая: чем вызвано "отставание" торговли по сравнению с движением трудовых ресурсов и (возможно) инвестициями?

На наш взгляд, возникшая ситуация связана с тремя обстоятельствами. Во-первых, развитие интеграции в сфере трудовых ресурсов во многом обусловлено сохраняющимся безвизовым пространством СНГ в сочетании со слабым контролем за использованием трудовых ресурсов в ведущих странах региона (имеющих высокий уровень теневой экономики) и наличием спроса на рабочую силу соседних государств как следствия сформировавшейся в них демографической и культурной модели. Во-вторых, контроль над трансграничной торговлей в такой ситуации, как ни странно, осуществлять проще, чем над трудовой миграцией (если последняя требует надзора на всей территории страны, то первая - лишь на пунктах пересечения границы). Соответственно ограничения на торговлю могут быть реализованы с меньшими издержками и оказываются более действенны-

9 Хейфец Б. А., Либман А. М. Корпоративная интеграция: альтернатива для постсоветского пространства. М.: УРСС, 2008; Кузнецов А. В. Интернационализация российской экономики. Инвестиционный аспект. М.: УРСС, 2007; Crane K., Peterson D.J., Oliker O. Russian Investment in the Commonwealth of Independent States // Eurasian Geography and Economics. 2005. Vol. 46, No 4; Vinokurov E. Mutual Investment in the CIS Banking Sector // Euromoney Central Asia & CEE Financial Markets Handbook 2009/10. Colchester: Euromoney, 2009. P. 4 - 9.

10 Ср.: Barkema H.G., Bell J.H.J., Pennings J.M. Foreign Entry, Cultural Barriers, and Learning // Strategic Management Journal. 1996. Vol. 17, No 2. P. 151 - 166.

стр. 102
ми. В-третьих, постсоветское пространство в целом характеризуется достаточно большими расстояниями. Соответственно постсоветские страны принципиально подвержены меньшему воздействию неформальной пограничной торговли, чем, скажем, регионы с большим числом малых и/или густонаселенных государств. Следует иметь в виду, что несколько иная ситуация может сложиться в отдельных регионах СНГ, скажем Закавказье или Средней Азии (в соответствии с "классическим" определением), где неформальная торговля, по всей видимости, играет немаловажную роль11.

Естественно, данный аргумент касается именно развития неформальных торговых сообществ (по примеру Африки, Латинской Америки или Южной Азии). В отдельных отраслях постсоветское пространство имеет достаточно развитую трансграничную инфраструктуру, потенциально способную содействовать торговому взаимодействию даже в условиях значительных расстояний, например в электроэнергетике. Однако в данном случае речь идет о секторах, практически во всех постсоветских странах находящихся под жестким государственным контролем; поэтому соображения национальной безопасности (нередко превратно воспринимаемой в постсоветских странах как автаркия) и политические конфликты становятся инструментом, блокирующим торговую интеграцию. В сферах, где государственный контроль (в силу чисто технических причин) слабее, роль географической дистанции и качества транспортной инфраструктуры заметно выше.

Следует отметить, что рост динамики интеграции на рынках факторов производства частично остается за пределами внимания экспертного сообщества. Для примера обратимся к результатам проведенного дополнительно к набору количественных показателей СИЕИ экспертному опросу ЕАБР. Основу опроса составила панель из 30 экспертов, призванных оценить как динамику интеграции в целом, так и эффективность отдельных интеграционных проектов. В частности, один из вопросов предполагал сравнительную оценку результатов интеграции в регионе по отраслям. В числе лидеров интеграции эксперты назвали транспорт, коллективную безопасность и торговлю; в то же время образование отнесли к числу аутсайдеров - несмотря на отмеченную нами положительную динамику в этой области. Иными словами, восприятие интеграции экспертами, реальная динамика интеграции и формальное взаимодействие государственных органов не всегда совпадают.

С другой стороны, сложившаяся ситуация заставляет пересмотреть подходы к формальной интеграции. По всей видимости, при акценте на построение традиционной зоны свободной торговли в СНГ, во-первых, меньше вероятность сформировать необходимую "коалицию поддержки" на стороне спроса на интеграцию, а во-вторых, ниже заинтересованность государств региона с точки зрения регулирования спонтанных процессов. В связи с этим, возможно, специализированные инициативы в области рынка труда, образовательных услуг или инвестиций могут оказаться более успешными.

11 Spechler M.C. Regional Cooperation in Central Asia: Promises and More Promises // PRAXIS: The Fletcher Journal of Development Studies. 2000. Vol. 16; Grafe C., Raiser M., Sakatsume T. Beyond Borders: Reconsidering Regional Trade in Central Asia // EBRD Working Paper. 2005. No 95.

стр. 103
Трансграничная интеграция и внутренняя динамика экономического роста

Наши результаты, описанные в предыдущем разделе, можно объяснить и чисто статистическими факторами. Дело в том, что показатели торговой интеграции учитывают как рост товаропотока между странами СНГ (условно говоря, в числителе12), так и динамику экономик постсоветского пространства в целом - уровень ВВП и внерегиональной торговли (в знаменателе). Падение значений индикаторов означает, что темпы роста экономик СНГ в целом заметно опережают темпы роста их трансграничных взаимосвязей. В показателях динамики миграции знаменателем выступает гораздо более устойчивая величина - численность населения. Впрочем, подобная интерпретация также представляет немалый интерес, хотя из нее следуют более пессимистичные выводы. Можно сказать, что динамичный рост прошедшего десятилетия не смог в должной степени "сгенерировать" процесс интеграции в регионе, хотя именно периоды экономического роста обычно рассматриваются как оптимальные для экономической интеграции. Это может быть связано или с преимущественным ростом внутриэкономических взаимосвязей, или с переориентацией на другие регионы вне СНГ.

На наш взгляд, если для динамики торговли в целом вторая интерпретация более вероятна, то, например, для торговли электроэнергией более вероятной причиной относительной дезинтеграции можно считать именно повышенное внимание к "экономической самодостаточности" как основной цели развития. Между тем на постсоветском пространстве немало примеров, когда устойчивость экономик и оптимальный режим их функционирования могут быть достигнуты в рамках регионального и субрегионального взаимодействия: скажем, в области трансграничных энергоперетоков между Россией и Казахстаном и взаимозависимости всех стран Центрально-Азиатского региона в рамках водно-энергетического комплекса. В целом, незначительные объемы взаимной торговли электроэнергией не соответствуют значительному потенциалу сектора и имеющейся трансграничной инфраструктуре13.

В любом случае описываемая ситуация может рассматриваться лишь как еще один пример слабости интеграции на постсоветском пространстве, очевидной в условиях динамичного роста.

Регионализация в Центральной Азии

Слабость постсоветской интеграции в целом уже давно стала причиной повышенного внимания к интеграции в субрегиональном масштабе, связанной с взаимодействием отдельных групп постсоветских государств, возможно более близких друг к другу с точки зрения географии, культуры и экономики. Классическими примерами такого потенциального "интеграционного клуба" можно считать триаду "восточно-европейских" государств - Россия, Беларусь и Украина - или пять государств Центральной Азии. Однако если целесообразность более тесной интегра-

12 Более детальное обсуждение методологии дано в основном отчете по СИЕИ.

13 Винокуров Е. Общие электроэнергетические рынки СНГ и Евразии // Мировая экономика и международные отношения. 2009. N 1. С. 36 - 42.

стр. 104
ции в Восточной Европе порой становится предметом острых споров, то практически все исследователи - и в России, и на Западе - считают необходимой более тесную интеграцию центрально-азиатских государств14. Однако в какой степени государства Центральной Азии действительно представляют собой устойчивый "интеграционный субрегион"?

Данные СИЕИ, использованные в настоящей работе, позволяют предварительно ответить на этот вопрос. Речь идет о своеобразном - "наилучшем из возможных" - сценарии: в нашей оценке мы заранее не учитываем Туркменистан, политическая и экономическая система которого делает эту страну крайне трудным партнером для интеграции. В принципе наши результаты неоднозначны. С одной стороны, во всех трех сферах функциональной интеграции (энергетика, сельское хозяйство и образование) уровень интеграции в Центральной Азии заметно выше, чем на постсоветском пространстве в целом. Это может быть связано как с наличием инфраструктурных взаимосвязей, так и с общим социальным пространством, порой основанном на гораздо более длительных взаимосвязях, чем в рамках СНГ в целом. С другой - во всех случаях, кроме образовательных рынков до 2006 г., динамика этой субрегиональной интеграции в течение 2000-х годов была негативной. Речь идет также о регионе, для которого характерно максимальное снижение индекса конвергенции макроэкономических показателей за прошедшее десятилетие.

Таким образом, если в Центральной Азии и имеется специфический потенциал субрегиональной интеграции, более успешной, чем в регионе СНГ в целом, то на протяжении последнего десятилетия он неуклонно сокращается. Возможно, эта ситуация стала следствием конфликтов центрально-азиатских государств по поводу распределения ресурсов, различия политической ориентации15, а также попыток ограничить неформальное взаимодействие в приграничных регионах (достаточно вспомнить политику "укрепления госграницы" Узбекистаном в Ферганской долине в 2008 - 2009 гг. - создание полноценной полосы отчуждения, строительство бетонных стен и рвов). Впрочем, сказанное касается лишь Центральной Азии в целом. Отдельные пары стран в регионе (скажем, Казахстан - Киргизия) по-прежнему обладают заметным потенциалом интеграционного взаимодействия, лишь возрастающим со временем.

Помимо этого, Центральная Азия представляет интерес и с точки зрения роли Китая в регионе. Одна из наиболее содержательных проблем для постсоветской интеграции связана с переходом от собственно "постсоветского" формата взаимодействия государств к "евразийской" интеграции. Если на "западном фланге" СНГ речь идет пока скорее о конкуренции "постсоветской" и "европейской" интеграции, то на "восточном фланге", как правило, выделяется потенциальная роль КНР как нового центра притяжения для стран региона, прежде всего Центральной Азии.

14 Ср.: Bartlett D.L. Economic Development in the Newly Independent States: The Case for Regionalism // European Journal of Development Research. 2001. Vol. 13, No 1; Gleason G. Inter-State Cooperation in Central Asia: from the CIS to the Shanghai Forum // Europe-Asia Studies. 2001. Vol. 53, No 7.

15 Ср.: Джумасейтова А. К. Региональное сотрудничество Республики Казахстан в контексте глобального конкурентного пространства // Евразийская экономическая интеграция. 2009. N 4.

стр. 105
Китай уже давно предпринимает значительные усилия по стимулированию сотрудничества на "субрегиональном" уровне с участием западных регионов КНР, стран Центральной Азии, Монголии и России16. В регионе функционирует несколько международных программ, так или иначе связанных с проектом "Шелкового пути" (Silk Road Initiative), первоначально инициированным ЮНКТАД и ПРООН на уровне межгосударственного сотрудничества, но сегодня концентрирующего основное внимание на субнациональном взаимодействии (форумы мэров городов-партнеров) и интеграции негосударственных структур (инвестиционные форумы). Экономическая составляющая имеется и в повестке дня Шанхайской организации сотрудничества, но эта тематика не главная.

Хотя сам по себе интерес КНР к Центральной Азии можно считать бесспорным, данные о реальной взаимозависимости экономик государств региона и запада Китая практически отсутствуют. В то же время данные СИЕИ можно использовать для косвенной оценки степени "вовлеченности" КНР в процессы региональной интеграции. Если Китай действительно оказывает определяющее влияние на взаимодействие в регионе, то логично предположить, что Центральная Азия в своей интеграционной динамике сильно отличается от "стандартного" пути эволюции остальной части постсоветского пространства. Между тем наши данные показывают, что интеграция в Центральной Азии практически полностью следует общерегиональным тенденциям для СНГ - пусть порой с иной скоростью. Следовательно, косвенные данные позволяют говорить об отсутствии - как минимум на сегодняшний момент - определяющего влияния КНР в регионе.

Казахстан: второе интеграционное ядро?

Структура СИЕИ, учитывающей не только интеграцию в регионе в целом, но и конфигурацию интеграционного взаимодействия между отдельными государствами, позволяет сделать еще один вывод, также несколько меняющий наше представление о постсоветском пространстве. Хорошо известно, что постсоветский регион характеризуется своеобразной асимметричной моделью экономических взаимосвязей, когда интеграция на пространстве СНГ, по сути дела, означает интеграцию с Россией. Именно эта асимметричная структура традиционно входит в число факторов, оказывающих негативное воздействие на динамику региональной интеграции, "отталкивая" потенциальных партнеров. Однако наши данные позволяют сделать вывод как минимум о формировании потенциального "второго ядра" региональной интеграции на пространстве СНГ. Речь идет о росте экономического влияния Казахстана.

Казахстан наиболее выделяется в сфере трудовой миграции и образовательных услуг. В данной области СИЕИ однозначно констатирует постоянный рост роли этой страны как "магнита" трудовых ресурсов. Причины этого разнообразны: с одной стороны, быстрый рост экономики страны на протяжении 2000-х годов, а с другой - проблемы при интеграции трудовых мигрантов в российском обществе, вне всякого сомнения,

16 Ср.: Савкович Е. Проекты экономической интеграции Китая и Казахстана // Агентство политических новостей-Казахстан. 2006. 28 августа.

стр. 106
содействуют росту привлекательности Казахстана. Однако косвенные свидетельства подтверждают и рост роли Казахстана в сфере торговли. (Достаточно сказать, что единственной диадой стран СНГ, не являющихся соседями, входящей в число лидеров с точки зрения показателей торговой интеграции и характеризующейся максимальным приростом показателя торговой интеграции среди всех диад на постсоветском пространстве за 1999 - 2008 гг. в целом, выступает пара Украина-Казахстан.) Наконец, хотя это и не подтверждают данные СИЕН, Казахстан играет ключевую роль в инвестиционном взаимодействии, прежде всего, за счет заметной роли в экономике соседней Киргизии (в 2008 г. доля прямых инвестиций из Казахстана превысила 50% в совокупном объеме прямых иностранных инвестиций), а также стран Закавказья и даже России.

Подводя итоги, можно сказать, что результаты СИЕН создают неоднозначную картину по сравнению с традиционными представлениями о динамике эволюции постсоветского пространства. С одной стороны, новые данные подтверждают выводы о большей заинтересованности в интеграции малых стран СНГ, а также о более быстрой интеграционной динамике группы Россия-Беларусь-Казахстан по сравнению с постсоветским пространством в целом. Если сами выводы нельзя назвать принципиально новыми, то использование количественных показателей для их тестирования, безусловно, новация. В то же время результаты СИЕН четко свидетельствуют о существовании противоречия между издержками поиска консенсуса и спросом на интеграцию - на наш взгляд, одного из основных барьеров на пути регионального взаимодействия.

С другой стороны, результаты СИЕН демонстрируют довольно неожиданную картину с точки зрения динамики интеграции на отдельных рынках. Наши данные говорят о более интенсивной интеграции на рынках факторов производства, чем в области торговли. Другая интерпретация этих результатов: торговое взаимодействие в целом (а также в ключевых областях электроэнергетики и продовольствия) значительно отстает от динамики роста постсоветских экономик. В любом случае оба вывода свидетельствуют о возможности дополнить модели формальной интеграции в регионе СНГ новыми подходами, акцентирующими внимание на потоках мигрантов и инвестициях.

Наконец, неожиданные результаты удалось получить и при анализе субрегионального взаимодействия. Согласно данным СИЕН, Центральная Азия, хотя и была сравнительно более тесно интегрированным пространством в 1990-е годы, переживает быструю дезинтеграцию, ослабляющую потенциал субрегиональных моделей интеграции. Однако не подтверждается вывод о росте роли КНР в регионе. В Центральной Азии, вероятно, формируется новый центр интеграционного взаимодействия, потенциально способный оказать влияние на развитие региона СНГ в целом, - Казахстан. Впрочем, в данном случае интерес представляет воздействие глобального кризиса, достаточно серьезно затронувшего экономику этой страны в силу динамики валютных курсов, а также сравнительно более развитого банковского сектора. Поскольку ЕАБР предполагает сделать расчет СИЕН ежегодным, возможно, через несколько лет мы сможем более точно ответить на этот вопрос.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕНДЫ-РЕГИОНАЛЬНОЙ-ИНТЕГРАЦИИ-НА-ПОСТСОВЕТСКОМ-ПРОСТРАНСТВЕ-РЕЗУЛЬТАТЫ-КОЛИЧЕСТВЕННОГО-АНАЛИЗА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Sergei KozlovskiКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Kozlovski

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Е. ВИНОКУРОВ, А. ЛИБМАН, ТРЕНДЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛИЧЕСТВЕННОГО АНАЛИЗА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 07.10.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ТРЕНДЫ-РЕГИОНАЛЬНОЙ-ИНТЕГРАЦИИ-НА-ПОСТСОВЕТСКОМ-ПРОСТРАНСТВЕ-РЕЗУЛЬТАТЫ-КОЛИЧЕСТВЕННОГО-АНАЛИЗА (дата обращения: 18.11.2018).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Е. ВИНОКУРОВ, А. ЛИБМАН:

Е. ВИНОКУРОВ, А. ЛИБМАН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Sergei Kozlovski
Бодайбо, Россия
774 просмотров рейтинг
07.10.2015 (1137 дней(я) назад)
0 подписчиков

Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
представлены некоторые свойства эфирной среды
Каталог: Физика 
3 дней(я) назад · от джан солонар
Событие №-63 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Бельгией вращающегося облака в виде водоворота.(Бельгия.2018 г.) Событие №-64 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Ливиттом в Канаде небесного цунами.(Канада.2018 г.) Событие №-65 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Киевом необычного облака,напоминающее ангела.(Украина.2018 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-60 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Омском необычно красных облаков,напоминающих «ворота Ада».(Россия.2017 г.) Событие №-61 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Виргинией апокалиптического облака.(США.2018 г.) Событие №-62 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Таиландом светящегося плазмой облака.(Таиланд.2018 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-57 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в Пятигорске возле колледжа необычной потусторонней сущности.(Россия.2017 г.) Событие №-58 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Сан-Хосе необычного столба света,идущего прямо с небес на землю.(Аргентина.2017 г.) Событие №-59 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Санта Круз в Калифорнии гигантского облака.(США.2017 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
В сборнике представлены статьи солонар д.п. "Золотая коллекция" Порталуса / PORTALUS.RU-1532510229
Каталог: Физика 
6 дней(я) назад · от джан солонар
Рецензии. Л. ТОМАС. ИСТОРИЯ СИБИРИ. ОТ ИСТОКОВ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ
Каталог: История 
8 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ЛОНДОНСКАЯ ГАЗЕТА ОБ ОКТЯБРЬСКОЙ СТАЧКЕ 1905 Г. В ПЕТЕРБУРГЕ
Каталог: Журналистика 
8 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. А. Н. КИРПИЧНИКОВ. КАМЕННЫЕ КРЕПОСТИ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ
Каталог: Культурология 
8 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. И. И. МИГОВИЧ. ПРЕСТУПНЫЙ АЛЬЯНС. О СОЮЗЕ УНИАТСКОЙ ЦЕРКВИ И УКРАИНСКОГО БУРЖУАЗНОГО НАЦИОНАЛИЗМА
Каталог: Религиоведение 
8 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
Каталог: Политология 
8 дней(я) назад · от Маргарита Симонян

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Россия, последние СТАТЬИ:

Россия, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ТРЕНДЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: РЕЗУЛЬТАТЫ КОЛИЧЕСТВЕННОГО АНАЛИЗА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов