Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-15044
Автор(ы) публикации: А. А. ГОРСКИЙ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Становление первых марксистских концепций генезиса феодальных отношений в странах Европы, в том числе на Руси, относится к 1930 - 1940-м годам, когда в ходе и после дискуссий конца 1920 - 1930-х годов по проблемам истории докапиталистических формаций советские медиевисты прочно освоили марксистскую методологию истории, взяли на вооружение теоретические положения К. Маркса и Ф. Энгельса о генезисе феодализма в Западной Европе, высказывания В. И. Ленина о природе общественного строя Киевской Руси. Серьезная заслуга здесь принадлежала таким исследователям, как Б. Д. Греков и А. И. Неусыхин.

Грековым была разработана концепция формирования феодального общества на Руси. Содержание процесса феодализации им раскрывалось (в окончательном варианте его труда "Киевская Русь") следующим образом: 1) генезис феодализма состоял в возникновении крупной земельной собственности в виде феодальных вотчин; 2) эта собственность на Руси господствовала уже с IX - X вв.; 3) часть крестьян-общинников попадала тогда в зависимость; 4) господствующей формой ренты первоначально являлась отработочная1 . Неусыхиным была выработана концепция генезиса феодализма в странах Западной Европы2 (начало ей было положено еще в довоенные годы, в трудах других медиевистов). С наибольшей полнотой эта концепция изложена в его книгах3 . Основные ее положения относительно процесса феодализации могут быть сведены к двум: 1) генезис феодализма выражается в генезисе крупного земельного владения, т. е. феодальной вотчины, с одной стороны, и феодально-зависимого крестьянства - с другой; 2) возникновение феодально-зависимого крестьянства происходит в результате превращения крестьянского земельного владения в свободно отчуждаемый аллод с последующим постепенным вовлечением крупными земель-


1 Греков Б. Д. Феодальные отношения в Киевском государстве. М. -Л. 1935; изд. 2-е. М. -Л. 1936; его же. Киевская Русь. М. 1939 (и последующие издания: 1944, 1953). С. В. Юшков, тоже рассматривая процесс феодализации как генезис вотчинного землевладения, расходился с Грековым в оценке времени установления господства феодального строя и роли рабовладельческого уклада: по его мнению, начальной гранью победы феодальных отношений на Руси являлся XI в., а в IX - X вв. сосуществовали патриархальный, рабовладельческий и феодальный уклады (Юшков С. В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. М. -Л. 1939).

2 Неусыхин А. И. Об общественном строе лангобардов в VI - VII вв. В сб.: Средние века. Вып. I. 1942; его же. Эволюция собственности и свободы в родоплеменном и варварском обществе. - Вопросы истории, 1946, N 4. См. также: Удальцов А. Д. Из аграрной истории каролингской Фландрии. М" 1935; Грацианский Н. П. Бургундская деревня в X - XII столетиях. М. 1935; его статьи в сборнике Средние века. Вып. I. 1942; вып. II. 1946; Арский И. В. Очерки по истории средневековой Каталонии до соединения с Арагоном. Л. 1941; История средних веков. Т. 1. Под ред. А. Д. Удальцова, Е. А. Косминского, О. Л. Вайнштейна. М. -Л. 1938.

3 Неусыхин А. И, Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI - VIII вв. М. 1956; его же. Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII - XIII вв. М. 1964.

стр. 74


ными собственниками свободных аллодистов, членов общины-марки, в поземельную и личную зависимость4 .

Таким образом, с середины 1930-х по середину 1950-х годов советскими историками была выработана общая концепция генезиса феодальных отношений в странах Европы, согласно которой основным содержанием этого процесса считалось возникновение крупной земельной собственности в виде феодальных вотчин и вовлечение свободных ранее крестьян-общинников в поземельную и личную зависимость от вотчинников. В последующее время с работами, в которых развивалась эта концепция, выступали А. И. Данилов и Л. Т. Мильская (на материалах Германии)5 , З. В. Удальцова (Италия), Г. М. Данилова и А. В. Конокотин (Франкское государство)6 , А. Р. Корсунский (готская Испания и Западная Европа в целом)7 , С. Д. Сказкин (Западная Европа в целом)8 , И. И. Смирнов, В. В. Мавродин и С. А. Покровский (Русь)9 , В. Д. Королюк (Польша)10 , Ю. В. Бромлей (Хорватия)11 .

К концу 1940-х - началу 1950-х годов относится появление другого крупного направления в трактовке основного содержания генезиса феодальных отношений. Его сторонники, как и представители первого, придерживаясь того же принципиального тезиса о раннефеодальном характере европейских государств раннего средневековья (включая Русь), отстаивают точку зрения о господстве в раннефеодальный период не вотчинных, а "государственных" форм феодализма, при которых большинство земледельческого населения эксплуатируется не отдельными земельными собственниками, а раннефеодальным государством путем взимания налогов или даней. Соответственно формирование "государственной" формы феодализма признается основным содержанием процесса генезиса феодальных отношений. В конкретно-историческом плане появление данной концепции было вызвано тем, что в регионах, где феодализм возникал непосредственно из родоплеменного строя, без прямого воздействия разлагавшихся античных общественных отношений, самые ранние сведения источников о существовании феодальных вотчин оказывались относящимися к более позднему времени, чем наиболее ранние сведения о существовании государства и несении населением государственных повинностей.


4 Неусыхин А. И. Возникновение, с. 7 - 45.

5 А. И. Данилов опубликовал в 1940 - 1950-е годы серию статей по этой теме и, кроме того, посвятил ее исследованию отдельные разделы своей историографической книги "Проблемы аграрной истории раннего средневековья в немецкой историографии конца XIX - начала XX в." (М. 1958); Мильская Л. Т. Светская вотчина в Германии VIII - IX вв. и ее роль в закрепощении крестьянства. М. 1957.

6 Удальцова З. В. Италия и Византия в VI веке. М. 1959; Данилова Г. М. Возникновение феодальных отношений у франков VI - VII вв. Петрозаводск. 1959; Конокотин А. В. Очерки по аграрной истории Северной Франции IX - XV вв. Иваново. 1958.

7 Корсунский А. Р. О развитии феодальных отношений в готской Испании. В сб.: Средние века. Вып. X. 1957; вып. XV. 1959; вып. XIX. 1961; вып. 23. 1963; его же. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М. 1963; его же. Готская Испания. М. 1969.

8 Сказкин С. Д. Очерки по истории западноевропейского крестьянства в средние века. М. 1968.

9 Смирнов И. И. Очерки социально-экономических отношений Руси XII - XIII веков. М. 1963; Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства. Л. 1945; его же. Образование Древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М. 1971; Покровский С. А. Общественный строй Древнерусского государства. - Труды Всесоюзного юридического заочного института, М., 1970, т. XIV. А. П. Пьянков тоже полагает основным содержанием процесса феодализации генезис вотчинного землевладения, но считает, что феодальному строю у восточных славян предшествовало рабовладельческое общество, которое он относит к VI - VIII вв. (Пьянков А. П. Происхождение общественного и государственного строя Древней Руси. Минск. 1980).

10 Королюк В. Д. Древнепольское государство. М. 1957.

11 Бромлей Ю. В. Становление феодализма в Хорватии. М. 1964.

стр. 75


Одним из таких регионов являлась Русь. Именно по отношению к ее истории было впервые высказано предположение о первоначальном господстве государственных форм эксплуатации. В рецензии на четвертое издание книги Грекова "Киевская Русь" М. Н. Тихомиров писал: "Автору не удалось полностью доказать наличие боярского землевладения в IX в., ибо письменные свидетельства, которыми мы располагаем, говорят только о X в. По-видимому, именно в X в. и зародилось княжеское, а вслед за ним - боярское землевладение. Напомним, что Маркс считал характерным для державы Рюриковичей наличие "вассальной зависимости без ленов или ленов, заключавшихся только в уплате дани"12 . Б. Д. Греков приписывает установление ленов в виде дани пришлым норманским князьям, стоявшим на более низкой ступени развития, чем князья славянские, но это - искусственное объяснение. Не правильнее ли видеть в характере вассальной зависимости, столь проницательно подмеченной Марксом, отражение действительности, когда землевладение еще не получило того развития, с каким мы встречаемся в более позднее время?"13 . Позднее В. И. Довженок и М. Ю. Брайчевский выдвинули тезис, согласно которому первой формой феодальной эксплуатации на Руси было взимание с крестьян-общинников дани, являвшейся по существу продуктовой рентой14 .

В начале 1950-х годов Л. В. Черепнин выступил с обоснованием положения о существовании на Руси IX - XI вв. верховной собственности государства на крестьянские общинные земли, реализовывавшейся через взимание дани15 . В последующих его работах эта точка зрения получила развитие, и в своей итоговой работе по проблеме генезиса феодализма Черепнин писал о X - XI вв, как о раннефеодальном периоде, в котором преобладает верховная собственность государства на землю, а основная масса эксплуатируемых представлена лично свободным, но подвергавшимся государственной эксплуатации населением соседских общин - смердами-данниками16 .

Тезис о дани как основной форме раннефеодальной эксплуатации на Руси был поддержан и развит в работах Б. А. Рыбакова17 , Я. Н. Щапова18 , О. М. Рапова19 , Ю. А. Кизилова20 , М. Б. Свердлова21 , В. Л.


12 См. об этом: Marx K. Secret Diplomatic History of the Eighteenth Century. Lnd. 1899, pp. 76 - 77.

13 Большевик, 1945, N 10, с. 77; позднее в кн.: Тихомиров М. Н. Древняя Русь. М. 1975, с. 281. В книге "Крестьянские и городские восстания на Руси XI - XIII вв." (М. 1955). Тихомиров, говоря о процессе феодализации, следовал концепции Грекова.

14 Довженок В. И., Брайчевский М. Ю. О времени сложения феодализма в Древней Руси. - Вопросы истории, 1950, N 8.

15 Черепнин Л. В. Основные этапы развития феодальной собственности на Руси (до XVII века). - Вопросы истории, 1953, N 4.

16 Черепнин Л. В. Русь. Спорные вопросы истории феодальной земельной собственности в IX - XV вв. В кн.: Новосельцев А. П., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В. Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика). М. 1972.

17 Рыбаков Б. А. Первые века русской истории. М. 1964; его же. Смерды. - История СССР, 1979, NN 1, 2; его же. Киевская Русь и русские княжества XII - XIII веков. М. 1982.

18 Щапов Я. Н. Церковь в системе государственной власти Древней Руси. В кн.: Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965; его же. О социально- экономических укладах в Древней Руси XI - первой половины XII в. В кн.: Актуальные проблемы истории России эпохи феодализма М. 1970.

19 Рапов О. М. К вопросу о земельной ренте в Древней Руси в домонгольский период. - Вестник Московского ун-та, серия история, 1968, N 1; его же. Княжеские владения на Руси в X - первой половине XIII в. М. 1977.

20 Кизилов Ю. А. Предпосылки перехода восточного славянства к феодализму. - Вопросы истории, 1969, N 3; его же. Спорные вопросы истории древнерусского феодализма. - История СССР, 1973, N 5.

21 Свердлов М. Б. Генезис феодальной земельной собственности в Древней Руси. - Вопросы истории, 1978, N 8; его же. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л. 1983.

стр. 76


Янина22 , Г. В. Абрамовича23 . Большинство разделяющих этот тезис авторов давали трактовку государственно-даннической формы эксплуатации как реализации собственности на землю, но определяемой по-разному: собственность господствующего класса в лице князя (Я. Н. Щапов), верховная собственность князя (О. М. Рапов, Ю. А. Кизилов), верховная собственность государства (М. Б. Свердлов), государственная корпоративная собственность (В. Л. Янин), корпоративная собственность военно-дружинной знати24 .

Преобладание государственно-корпоративных форм эксплуатации в начальный период существования средневековых государств отмечалось в историографии (с 1950-х годов) и для других регионов Европы. В. Д. Королюк, поначалу придерживавшийся "вотчинной" концепции генезиса феодализма, позднее обосновал точку зрения о господстве государственной системы эксплуатации на материале раннесредневековых славянских обществ25 . А. Я. Гуревичем было выявлено господство государственной эксплуатации населения в раннесредневековых норвежском и англосаксонском обществах26 . Н. Ф. Колесницкий отстаивает аналогичную точку зрения, опираясь на материалы Франкского государства27 . Ему же принадлежит разработка идеи о преобладании в раннефеодальный период "публичной зависимости населения от государственной власти, которая и присваивает основную массу прибавочного продукта в форме даней-налогов" в западноевропейском регионе в целом28 .

Наряду с двумя названными выше концепциями, признающими феодальный характер обществ раннего средневековья, за последние два десятилетия появились и такие, которые отрицают этот характер. Так, в работах В. И. Горемыкиной проводится тезис о рабовладельческом характере общественного строя и Киевской Руси, и раннесредневековых государств Западной Европы. По ее мнению, у восточных славян рабовладельческая формация просуществовала около двух столетий, а затем была сметена социальной революцией, выразившейся в серии восстаний порабощаемого (обращаемого в рабов) населения в XI - начале XII в. и в реформах Владимира Мономаха, после чего установился феодаль-


22 Янин В. Л. Новгородская феодальная вотчина. Историко-генеалогическое исследование. М. 1981.

23 Абрамович Г. В. К вопросу о критериях раннего феодализма на Руси и стадиальности его перехода в развитой феодализм. - История СССР, 1981, N 2. Указанный тезис разделяется автором этих строк (Горский А. А. К вопросу о предпосылках и сущности генезиса феодализма на Руси. - Вестник Московского ун-та, серия история, 1982, N 4; его же. Дружина и генезис феодализма на Руси. - Вопросы истории, 1984, N 9).

24 Горский А. А. К вопросу о предпосылках и сущности генезиса феодализма на Руси, с. 79 - 81.

25 Королюк В. Д. Основные проблемы формирования раннефеодальной государственности и народностей у славян Восточной и Центральной Европы. В кн.: Исследования по истории славянских и балканских народов эпохи средневековья. Киевская Русь и ее славянские соседи. М. 1972. Сходное мнение относительно содержания генезиса феодализма у южных и западных славян высказала Е. С. Макова (Макова Е. С. К истории генезиса и развития феодальной земельной собственности у южных и западных славян. В кн.: Проблемы развития феодальной собственности на землю. М. 1979).

26 Гуревич А. Я. Роль королевских пожалований в процессе феодального подчинения английского крестьянства. В сб.: Средние века. Вып. IV. 1953; его же. Свободное крестьянство феодальной Норвегии. М. 1967.

27 Колесницкий Н. Ф. К вопросу о раннеклассовых общественных структурах. В кн.: Проблемы истории докапиталистических обществ. Кн. 1. М. 1968.

28 Беляков С. Ф., Колесницкий Н. Ф. Симпозиум по проблеме генезиса феодализма. - Вопросы истории, 1964, N 6; Колесницкий Н. Ф. Некоторые итоги дискуссии по проблемам раннеклассовых обществ. Типология феодализма. В кн.: Вопросы истории феодализма. М. 1974; его же. О некоторых чертах раннефеодального государства. В кн.: Социально-экономические проблемы истории древнего мира и средних веков. М. 1974.

стр. 77


ный строй29 . И. Я. Фроянов выступает с концепцией, согласно которой Киевская Русь представляла собой родоплеменное общество последнего периода его существования. Даже в XII - первой половине XIII в. феодализм на Руси, по его мнению, только еще нарождался, а не господствовал30 . В основе этой концепции лежит убеждение в возможности существования феодализма только в вотчинной форме, что вызывает отрицание Фрояновым феодального характера государственно-корпоративных форм эксплуатации31 .

Если даже исходить из "вотчинной" концепции генезиса феодализма, то все равно заметно, что Фроянов архаизирует общество Киевской Руси, ибо там уже для XI в. бесспорным является наличие княжеских домениальных владений, а в XII в. многочисленны упоминания о боярских и монастырских вотчинах (единичные для XI столетия). Критика концепции Фроянова дана, в частности, М. Б. Свердловым32 , показавшим, что Фроянов возвращается к взглядам дореволюционных исследователей, не дававших социальной оценки обществу Киевской Руси33 .

Среди сторонников точки зрения о ведущем значении "государственной" формы феодализма в общественном строе Киевской Руси, ныне преобладающей в советской историографии34 , нет, однако, единства мнений по вопросу о том, было ли появление вотчинной формы феодальной земельной собственности синхронно складыванию государственно-корпоративной системы эксплуатации или же последнее предшествовало первому. Хотя обращение к исследованию государственных форм феодализма в конкретно-историческом плане было продиктовано в первую очередь тем фактом, что сведения о феодальных вотчинах относятся в источниках к более позднему времени, чем данные о существовании государства и государственных повинностей, ряд исследователей предполагает одновременность появления государственной и вотчинной форм собственности, государственной и сеньориальной форм эксплуата-


29 Горемыкина В. И. К проблеме истории докапиталистических обществ (на материале Древней Руси). Минск. 1970; ее же. Возникновение и развитие первой антагонистической формации в средневековой Европе. Минск. 1982.

30 Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. Л. 1974; его же. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л. 1980.

31 Он пишет, что генезис феодализма связан с возникновением "крупного землевладения, покоящегося на частном праве" (Фроянов И. Я. Киевская Русь. 1974, с. 12). Таким образом, проблема сводится к юридическим отношениям, в то время как экономическая сторона дела, которая заключается в наличии эксплуатации непосредственных производителей, ведущих свое хозяйство, корпоративной организацией господствующего класса и имеет единую экономическую природу с эксплуатацией зависимого населения в вотчинных владениях, не учитывается. Откуда взято не раскрываемое Фрояновым положение о "частном праве", без которого нельзя говорить о генезисе феодальных отношений, не ясно. В средневековье частноправовые отношения были тесно пере" плетены с публично-правовыми, которые на раннем этапе играли заметную роль. Именно к сфере публично-правовых отношений относится система государственно-корпоративной эксплуатации лично свободного населения. Она нашла отражение в княжеских уставных и жалованных грамотах, в Русской Правде (см.: История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. Т. 1. Формирование феодально-зависимого крестьянства. М. 1985, с. 338 - 339; Свердлов М. Б. Генезис и структура, с. 197 - 199).

32 Свердлов М. Б. Современные проблемы изучения генезиса феодализма в Древней Руси. - Вопросы истории, 1985, N 11, с. 79 - 81; Свердлов М. Б., Щапов Я. Н. Последствия неверного подхода к исследованию важной темы. - История СССР, 1982, N 5.

33 Само по себе сходство отдельных выводов того или иного автора с выводами дореволюционных историков не является, разумеется, поводом для критики, если только эти выводы получены в результате исследования, основанного на современной научной методике. Нам представляется, что в работах Фроянова наличествуют иллюстративный подход, неучет специфики источников, прямолинейность в их толковании (см. об этом также: Лимонов Ю. А. Об одном опыте освещения истории Киевской Руси. Летописи и "исторические построения" в книге И. Я. Фроянова. - История СССР, 1982, N 5; Пашу то В. Т. По поводу книги И. Я. Фроянова "Киевская Русь. Очерки социально-политической истории". - Вопросы истории, 1982, N 9).

34 См. Буганов В. И., Преображенский А. А., Тихонов Ю. А. Эволюция феодализма в России. М. 1980, с. 35 - 36, 44 - 45.

стр. 78


ции. Такая точка зрения высказана Л. В. Черепниным35 , Б. А. Рыбаковым36 и М. Б. Свердловым37 . В работах О. М. Рапова38 , Ю. А. Кизило-ва39 , Я. Н. Щапова40 , В. Л. Янина ("а материалах Новгородской земли)41 , напротив, выдвигается положение о первичности государственно- корпоративных форм феодализма по отношению к вотчинным, возникновение которых было этапом уже в развитии феодальных отношений42 .

При рассмотрении вопроса об одновременности или разновременности возникновения государственной и вотчинной форм феодализма в первую очередь следует учитывать конкретные сведения источников о времени их появления. Государственная эксплуатация лично свободного населения древнерусской военно-дружинной знатью через систему даней-налогов предстает в сложившемся виде в первой половине X в., поэтому ее складывание и относится исследователями к IX веку43 . Для X в. отмечается формирование домениального землевладения киевских князей44 . Первое известие о частном земельном некняжеском владении относится ко второй четверти XI века45 . Второй половине того же столетия принадлежат первые сведения о церковном землевладении46 . Для XII в. известия как о светских, так и церковных вотчинных владениях становятся более многочисленными47 .

Памятник права раннесредневековой Руси - Русская Правда дает косвенные сведения о времени возникновения светского вотчинного землевладения. В Правде Ярославичей, отражающей общественный строй первой половины - середины XI в., много говорится о княжеской собственности (ст. 19 - 28, 32), из чего следует, что княжеское домениальное землевладение к тому времени уже сформировалось; в то же время сведений о боярской собственности Правда Ярославичей не содержит. Напротив, в Пространной редакции Русской Правды, где нашли отражение общественные отношения более поздней эпохи (главным образом второй половины XI в.48 ), такие сведения появляются (ст. 1, 14, 46, 66, 91).

Археологические данные не противоречат картине, которую рисуют письменные источники. К настоящему времени выявлено несколько десятков древнерусских поселений, интерпретируемых как феодальные замки-усадьбы. Они обнаружены в различных регионах: Среднем Поднепровье, Галицкой земле, Смоленщине, Белоруссии, Рязанской и Рос-


35 Черепнин Л. В. Русь. Спорные вопросы, с. 150 - 152.

36 Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества, с. 570, 574.

37 Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 78 - 89.

38 Рапов О. М. К вопросу о земельной ренте, с. 56 - 65.

39 Кизилов Ю. А. Предпосылки перехода восточного славянства к феодализму, с. 98 - 104; его же. Спорные вопросы, с. 157 - 162.

40 Щапов Я. Н. О социально-экономических укладах, с. 100 - 104.

41 Янин В. Л. Новгородская феодальная вотчина, с. 272 - 282.

42 Такую точку зрения разделяет и автор этих строк (Горский А. А. К вопросу о предпосылках и сущности генезиса феодализма на Руси, с. 79 - 81).

43 Рапов О. М. К вопросу о земельной ренте, с. 58 - 62; Свердлов М. Б. Из истории системы налогообложения в Древней Руси. В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье. М. 1978; Рыбаков Б. А. Смерды; его же. Киевская Русь и русские княжества, с. 273 - 279, 316 - 328; Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. М. 1986, с. 245.

44 Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 55 - 74.

45 Патерик Киевско-Печерского монастыря. СПб. 1911, с. 15 - 20 ("село" родителей Феодосия, будущего печерского игумена).

46 Щапов Я. Н. Церковь в системе государственной власти, с. 331 - 332.

47 ПСРЛ. Т. I. М. 1962, стб. 382 - 383; т. II. М. 1962, стб. 328, 409; Грамоты Великого Новгорода и Пскова (ГВНП). М. -Л. 1949, с. 161 - 162; Щапов Я. Н. Церковь в системе государственной власти, с. 329 - 335. См. также: Рапов О. М. К вопросу о боярском землевладении на Руси XII - XIII вв. В кн.: Польша и Русь. М. 1974.

48 Наиболее вероятным представляется отнесение времени возникновения этого памятника к началу XII в. (Зимин А. А. Феодальная государственность и Русская Правда. В кн.: Исторические записки. Т. 76).

стр. 79


тово-Суздальской землях. Возникновение укрепленных поселений такого типа исследователи относят к XI в., большинство же изученных замков появились в XII веке49 .

Таким образом, конкретные данные заставляют думать, что вотчинное землевладение князей возникает на Руси в X в., а других представителей господствующего класса (как светской его части, так и церкви) - в XI столетии50 . Следовательно, возникновение вотчинной формы феодального землевладения было не единовременным с возникновением государственной его формы, а более поздним. Если поставить специально вопрос о путях складывания вотчинной земельной собственности, то появляются дополнительные основания в пользу такого предположения. Источники говорят о трех путях появления частного (некняжеского) земельного владения в XI - XII вв.: княжеское пожалование (8 известий)51 , купля (1)52 , вклад в монастырь (1)53 . Два последних пути характеризуют уже движение вотчинной собственности из одних рук в другие. Что касается пожалований, то они могли осуществляться как из государственных, так и из княжеских домениальных земель54 : жалованная грамота князя Мстислава Изяславича новгородскому Юрьеву монастырю на волость Буйце (около 1130 г.) указывает на передачу князем монастырю права на сбор повинностей, которые в других источниках (в том числе X - XI вв.)55 выступают как государственные56 : это дань (поземельная подать), виры и продажи (судебные пошлины), полюдье57 (с развитием государственно-административной системы прев-


49 Очерки по истории русской деревни X - XII вв. М. 1956, с. 12; Седов В. В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли VIII - XV вв. В кн.: Материалы и исследования по археологии СССР. N 92. М. 1960, с. 51 - 126; Никольская Т. Н. Земля вятичей. М. 1981, с. 72 - 96; Тимощук Б. О. Давньоруська Буковина (IX - перша половина XIV ст.). Київ. 1982, с. 100 - 119; Древняя Русь. Город, замок, село. М. 1985, с. 23, 30 - 31, 48 - 51, 94 - 96, 117, 412, 416; Ваганова А. Н. Древнерусский феодальный замок XI - XIII вв. Автореф. канд. дисс. Вильнюс. 1985.

50 Свердлов пишет о господском сельском и городском хозяйстве племенной и служилой знати в IX - X вв. (Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 65 - 67, 74; его же. Современные проблемы, с. 88) и отмечает, что "дома племенной знати для этого времени по археологическим материалам пока неизвестны. Однако можно предположить, что в IX - X вв. великие киевские и племенные князья, племенная и служилая знать, обладатели значительных богатств, господа зависимых людей строили дворы как хозяйственные комплексы, продолжающие местные традиции" (Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 65). Но приводимые им же данные о дворах знатных людей на территориях Новгорода и Киева (там же, с. 67) не дают оснований полагать, что у племенной и служилой знати были уже в IX - X вв. земельные владения с зависимым сельским населением, так что характеристика местной племенной неслужилой знати как "землевладельческой" (там же, с. 42 - 43) остается недоказанной. В то же время в разделе "Господское хозяйство в IX - X вв." книги Свердлова (с. 65 - 74) убедительно показано складывание домениального землевладения киевских князей в X в., которое отразило процесс узурпации главами публичной власти - князьями части земель, находившихся в государственно-корпоративной собственности.

51 ГВНП, с. 139 - 141, NN 79 - 82; Древнерусские княжеские уставы XI - XV вв. М. 1976, с. 141 - 145; ПСРЛ. Т. II, стб. 492 - 493; т. I, стб. 348.

52 ГВНП, с. 160, N 103.

53 ГВНП, с. 161 - 162, N 104.

54 Янин В. Л. Новгородская феодальная вотчина, с. 229 - 249.

55 Повесть временных лет (ПВЛ). Ч. I. М. -Л. 1950, с. 20, 31, 39 - 40, 42 - 43, 58 - 59, 87, 117, 143; Древнерусские княжеские уставы, с. 141 - 144, 147 - 148; ПСРЛ. Т. I, стб. 408 - 409; т. II, стб. 903; Правда Русская. Т. I. М. -Л. 1940, ст. 42 Краткой Правды и ст. 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10 Пространной Правды; Constantine Porphyrogenitus. De administrando imperio. Budapest. 1949, p. 62.

56 Сомнения насчет наличия в Киевской Руси собственнических прав государства на землю, не находившуюся в собственности вотчинников (История крестьянства в Европе. Т. 1, с. 434 - 435), неосновательны, если учитывать однотипность государственных и вотчинных повинностей, отражавшую однотипность экономических прав корпоративной организации класса феодалов и отдельных вотчинников, их прав на эксплуатацию непосредственных производителей.

57 ГВНП, с. 140, N 81.

стр. 80


ратившееся из способа сбора дани в особый налог58 ). Жалованная грамота князя Изяслава Мстиславича новгородскому Пантелеймонову монастырю (1134 г., пожалование из государственных земель59 ), не называя повинностей, говорит об их передаче монастырю, используя отрицательную иммунитетную формулу60 . Налицо "вторичность" экономических собственнических прав вотчинников по отношению к таким же правам корпоративной организации господствующего класса в целом, позволяющая предполагать, что вотчинная некняжеская собственность возникала на Руси повсеместно через передачу получателю пожалования собственнических прав, ранее принадлежавших государству или его главе. Такой путь возникновения вотчинной некняжеской собственности указывает на ее вторичность по отношению к государственно- корпоративной; другие пути по источникам не прослеживаются61 .

Советская историография ушла от свойственного многим дореволюционным исследователям представления о чужеродном, "внешнем" по отношению к "земскому" обществу характере княжеской власти и связанной с нею служилой знати. Тем не менее представление о пути складывания феодальных отношений через выделение княжеско- дружинной верхушки (осуществляющей корпоративную эксплуатацию посредством системы даней-налогов) с последующими пожалованиями государственной властью земель служилой и духовной знати как о пути "сверху", одновременно с которым обязательно должен существовать реконструируемый логически (за отсутствием прямых данных) путь "снизу", недостаточно учитывает имманентность первого пути, его неразрывную связь с глубинными социально-экономическими процессами.

В восточнославянском обществе VI - VIII вв., накануне образования Киевской Руси, шло развитие производительных сил, выразившееся, в частности, в распространении пашенного земледелия с применением орудий труда с железными наконечниками62 . Прогресс средств производства вел к разложению первобытной родовой общины и формированию соседской. Этот процесс датируется, по данным археологии, третьей четвертью I тыс.63 . Коренные изменения в тот период произошли и на уровне более крупных общностей. Свердлов справедливо отмечает, что восточнославянское общество VII-IX вв. "качественно отличалось от


58 Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 198.

59 Янин В. Л. Очерки комплексного источниковедения. Средневековый Новгород. М. 1977, с. 60 - 79.

60 "А боле в тую землю, ни в пожни, ни в тони не вступатися ни князю, ни епискупу, ни болярину, ни кому... А смердам витославицам не потянути им ни ко князю, ни к епискупу, ни в городцкии потуги, ни к смердом ни в какие потуги, ни иною вивирицею, а потянути им ко святому Пантелеймону в монастырь к игумену и к братьи" (см. Корецкий В. И. Новый список грамоты великого князя Изяслава Мстиславича новгородскому Пантелеймонову монастырю. - Исторический архив, 1955, N 5, с. 204 - 206).

61 Предположение о выделении вотчинников непосредственно из соседской общины в результате ее разложения является лишь логической конструкцией, на что справедливо обратил внимание В. Б. Кобрин (Кобрин В. Б. Власть и собственность в средневековой России (XV - XVI вв.). М. 1985, с. 42 - 44). Сейчас в историографии наблюдается отход от тезиса о разложении соседской общины в период феодализации ввиду того, что исследование этого института показало, что он не только сохранился, но и развивался в условиях классового феодального общества (Александров В. А. Обычное право крепостной деревни России. XVIII - начало XIX в. М. 1984, с. 71- 109; История крестьянства в Европе. Т. 1, с. 127 - 136, 559).

62 Довженок В. И. Землеробство Древньої Русі. Київ. 1961, с. 31 - 52, 248- 251; Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства (VIII - первая половина IX в.). - Материалы и исследования по археологии СССР, Л., 1968, N 152, с. 134 - 136; Седов В. В. Восточные славяне в VI -XIII вв. М. 1982, с. 236 - 237, 274; Краснов Ю. А. Древние и средневековые рала Восточной Европы. - Советская археология, 1982, N 3.

63 Ляпушкин И. И. Ук. соч., с. 166 - 167; Седов В. В. Восточные славяне, с. 243 - 244.

стр. 81


племени последней стадии родо-племенного строя"64 . К тому же большинство славянских общностей того времени скорее всего не являлось простым результатом эволюции племен эпохи расцвета родо-племенного строя, а представляло собой новообразования, сложившиеся в ходе смешения племенных групп во время славянского расселения VI - VII веков.

В пользу этого говорят, в частности, наблюдения за славянскими "племенными" названиями раннего средневековья. Иордан в середине VI в. писал, что наименования славян меняются соответственно различным родам и местностям65 . Именно названия по месту обитания (гидронимам, ландшафту местности, ее дославянскому названию) преобладают среди наименований славянских "племен" и "племенных союзов", донесенных до нас источниками VII - XII веков66 . Большинство славянских раннесредневековых этнонимов зафиксировано на территориях, колонизованных славянами лишь в конце V - VII веке. Но на колонизуемой территории названия такого типа могли появиться только после заселения, т. е. не ранее VI или VII столетия. Между тем устойчивость самоназвания - один из основных признаков этнической общности67 . Признание того, что в середине - третьей четверти I тыс. в славянском обществе произошла смена большей части племенных названий, наводит на мысль, что под новыми названиями скрывались новообразования, возникшие вследствие перемешивания в ходе расселения племенных групп, связанных кровнородственными связями, и являвшиеся уже не племенными, а территориально-политическими общностями. Что касается "союзов племен", то их характеристика как политических общностей прочно закрепилась в советской науке68 .

Недавно на основе изучения сведений письменных источников о социально-политическом строе славянских догосударственных образований VI - VIII вв. был сделан вывод, что все славянские раннесредневековые этнонимы обозначали объединения территориально- политического характера69 . Преобладание названий по местности обитания среди названий "племен"70 подкрепляет это предположение. Таким образом, в VI - VII вв. место старой племенной структуры славянского общества заняла двухступенчатая структура территориальных объединений: "племенных княжеств" и "союзов племенных княжеств"71 .


64 Свердлов М. Б. Современные проблемы, с. 86.

65 Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М. 1960, с. 71 - 72, 136.

66 По нашим подсчетам, из 61 названия, имеющего бесспорную этимологию, названиями такого типа являются 45.

67 Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории). М. 1981, с. 12 - 13.

68 Королюк В. Д. Древнепольское государство, с. 82 - 83; Пашуто В. Т. Особенности структуры Древнерусского государства. В кн.: Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965, с. 83 - 87; Седов В. В. Восточные славяне, с. 269 - 270.

69 Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М. 1982, с. 253.

70 36 из 45.

71 Представляется, что данные термины (первый из них используется в историографии как альтернативный термину "племенные княжения" и кажется более удачным, чем последний, т. к. слово "княжение" обозначает не самую общность, а форму публичной власти, существующую в ней) наиболее точно оттеняют отличие этих общностей от племен в собственном смысле слова. Применение наименования "племенные княжества" к небольшим территориальным общностям ("племенам") правомерно, поскольку имеется немало сведений о наличии князей в этих общностях (а не только в более крупных объединениях) в VII - X веках. У западных и южных славян такие правители выступают (в византийских и германских источниках) под названиями: архонт, реке, дукс (см. Извори за българската история. Т. VI. Гръцки извори за българската история. Т. III. София. 1960, с. 133 - 134, 143 - 146, 150, 155, 272, 278, 283; Magnae Moraviae fontes historici. T. I. Brno. 1966, pp. 89, 107, 121, 124; Развитие этнического самосознания, с. 199, 203, 206, 209, 287 - 288, 292, 295 - 296). У восточных славян о наличии князей внутри союзного объединения говорит упоминание ПВЛ о древлянских князьях

стр. 82


Разрушение старой племенной структуры в ходе миграционного движения, охватившего славянский этнос в середине 1 тыс., и связанное с ним разложение родовых связей сделали возможным появление рядом со старой родо-племенной знатью новой - военно- дружинной. Возникновение в славянском обществе постоянного слоя профессиональных воинов-дружинников датируется (на основании данных византийских источников) именно VI - VII веками72 . Новая знать в отличие от родо-племенной являла собой отрицание родового деления общества, поскольку набиралась и строилась не по родовому принципу, а на основе личной верности предводителю (князю) и находилась вне общинной структуры: дружинники не входили в отдельные общины, поскольку дружины существовали при вождях более крупных общностей - племенных княжеств и союзов племенных княжеств73 .

В условиях политической структуры, непосредственно предшествовавшей складыванию государства, военно-дружинная знать, сильная корпоративной сплоченностью и более подвижная, выходит на ведущие позиции в обществе, оттесняя старую, родо-племенную знать. Археологические материалы IX - X вв. позволяют говорить о наличии дружинных контингентов в различных регионах расселения восточного славянства и на разных социально-политических уровнях. Наиболее сильный такой контингент связан с ядром Древнерусского государства - Русской землей в узком смысле (Среднее Поднепровье: здесь расположены киевский, черниговский и шестовицкий некрополи с захоронениями дружинников)74 . Есть основания говорить также о существовании в IX - X вв. дружин у князей союзов племенных княжеств (включая уже зависевшие от Киева, но еще сохранявшие автономную структуру). Из источников можно почерпнуть косвенное указание на такую дружину: Ибн-Русте, описывая вятичей IX в., рассказывает, что "свиет- малик" (светлый князь75 ) славян имеет "верховых лошадей", "прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги"76 . Вероятно, речь идет об экипировке дружины "светлого князя". По данным договоров Руси с Византией 911 и 944 гг., еще в первой половине X в. на Руси имелся ряд таких князей. Из археологических комплексов, очевидно, связаны с дружинами князей


во множественном числе рядом с указаниями на Мала как одного князя всех древлян (ПВЛ. Ч. I, с. 40 - 41); арабский автор начала X в. Ибн-Русте в рассказе о "стране славян", относящемся, согласно наиболее убедительной интерпретации, к "племенному союзу" вятичей IX в. (Рыбаков Б. А. Киевская Русь, с. 258 - 284), называет славянского правителя "главой глав" (Новосельцев А. П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI - IX вв. В кн.: Древнерусское государство и его международное значение, с. 388). Из этого следует, что он возглавлял объединение, составные части которого имели своих правителей. Такие объединения, включавшие несколько общностей с самоназваниями, правильнее именовать союзами племенных княжеств. У восточных славян раннего средневековья такими союзами являлись словене (новгородские), кривичи, вятичи, дреговичи, радимичи, северяне, поляне, древляне, бужане, хорваты (прикарпатские), уличи и тиверцы. Эти объединения включали в себя общности, имеющие самоназвания, - племенные княжества. Названия общностей такого типа по некоторым регионам славянского расселения дошли до нас в большом количестве (особенно по Полабью).

72 Иванов С. А. Славяне и Византия в VI в. по данным Прокопия Кесарийского. Автореф. канд. дисс. М. 1983, с. 16 - 18; Горский А. А. Дружина и генезис феодализма на Руси, с. 19 - 20; Иванова О. В. К вопросу о существовании у славян "дружины" в конце VI - VII в. (по данным "Чудес св. Димитрия"). В кн.: Этногенез, ранняя этническая история и культура славян. М. 1985, с. 16 - 17.

73 Горский А. А. Дружина и генезис феодализма на Руси, с. 18 - 19.

74 Каргер М. К. Древний Киев. Т. I. М. 1958, с. 166 - 205; Рыбаков Б. А. Древности Чернигова. - Материалы и исследования по археологии СССР, М., 1949, N 11; Бліфельд Д. I. Давньоруські пам'ятки Шестовиці. Київ. 1977, с. 13 - 42, 62 - 100.

75 Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества, с. 276.

76 Новосельцев А. П. Восточные источники, с. 388.

стр. 83


союзов племенных княжеств городище Ревно ІБ на Буковине77 , дружинные курганы Гнездова (под Смоленском)78 . С дружинами более мелких территориальных общностей - племенных княжеств могут быть связаны городище Хотомель на притоке Припяти р. Горынь79 и курганный комплекс у с. Новоселки под Смоленском80 .

Корпоративный характер дружинной знати способствовал складыванию корпоративной системы эксплуатации, при которой полученный доход распределялся среди членов дружины81 . Дань, собиравшаяся в раннее средневековье дружиной во главе с князем, вела происхождение от двух видов изымания прибавочного продукта, в зародышевом виде зафиксированных еще Тацитом у германцев в I веке82 даров и приношений соплеменников, даней-контрибуций с покоренных племен. На генетическую связь налогов, собираемых древнерусскими князьями, с этими типами податей указывает праславянское происхождение термина "дань"83 , свидетельствующее о зарождении такого рода поборов в период существования единого праславянского язьжа (примерно до VII в.84 ). Изменение характера дани и ее превращение в регулярную подать вызвало появление термина "полюдье" (уже древнерусского в отличие от термина "дань"85 ), обозначавшего систему сбора дани - новое явление по отношению к родо-племенному строю86 .

Господство корпоративной формы эксплуатации лично свободного населения военно- служилой знатью являлось главной социально-экономической чертой раннефеодального периода. Постепенно, с возникновением в результате княжеских пожалований индивидуальной земельной собственности дружинников и по мере того, как доходы от нее приобретали ведущее значение для дружинника, вотчинник выходил из дружинной организации и становился поземельным вассалом князя.

Роль служилой знати в процессе феодализации тесно связана с судьбой неслужилой радо- племенной знати87 . Ряд советских исследователей


77 Исследовавший это городище Б. А. Тимощук связывает его с княжеством племенного союза хорватов (Тимощук Б. О. Давньоруська Буковина (X - перша половина XIV ст.). Київ. 1982, с. 39 - 68).

78 Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Археологические памятники Древней Руси IX - XI вв. Л. 1978, с. 25 - 51.

79 Кухаренко Ю. В. Средневековые памятники Полесья. - Свод археологических источников. М., 1961, вып. EI-57, с. 8 - 10, 22 - 27.

80 Ширинский С. С. Курганы IX - первой половины X в. у пос. Новоселки. В кн.: Древние славяне и их соседи. М. 1970.

81 То, что система даней-налогов служила средством обогащения именно служилой знати, подтверждается прямыми указаниями источников (подробнее см.: Горский А. А. Дружина и генезис феодализма на Руси, с. 22).

82 Тас. Germania, XV.

83 Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. Вып. 4. М. 1977, с. 188.

84 Филин Ф. П. Образование языка восточных славян. М. -Л. 1962, с. 218 - 223.

85 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. III. М. 1970, с. 321 - 322.

86 Самое раннее упоминание полюдья - в середине X в. у Константина Багрянородного. Автор передает древнерусский термин в греческой транскрипции. Наиболее раннее его упоминание в древнерусском источнике - в грамоте князя Мстислава Владимировича на волость Буйце (ГВНП, с. 140, N 81).

87 Свердлов употребляет по отношению к ней термин "местная знать" (Свердлов М. Б. Современные проблемы, с. 88, 90 - 91), представляющийся нам неудачным, т. к. он содержит в себе противопоставление знати служилой, которую, следовательно, нужно считать не местной, а как бы чужеродной обществу. В действительности же служилая дружинная знать существовала в IX - X вв, как раз повсеместно, на всех уровнях (и на территории ядра складывающегося государства - "Русской земли", и в союзах племенных княжеств, и в племенных княжествах) и была в такой же степени местной, как и родо- племенная. К тому же термин "местная" не несет в себе социального содержания. Вот почему нет основания предпочитать его термину "родо-племенная знать", несущему такое содержание.

стр. 84


характеризует последнюю для IX - X вв, как землевладельческую88 . Но уже указывалось, что для этого нет конкретно-исторических оснований в письменных источниках. Археологические же данные свидетельствуют, что наиболее богатые погребения того периода находятся в дружинных могильниках и являются захоронениями представителей дружинной верхушки89 .

Существование родо-племенной неслужилой знати в X в. не исключено. Но нет оснований видеть в ней знать землевладельческую, феодализирующуюся. В XI в. на основной древнерусской территории неслужилая знать уже не прослеживается. Вероятно, решающим фактором ее исчезновения стала ликвидация Киевом к концу X в. внутренней автономии союзов племенных княжеств, после того как Владимир посадил в основных центрах Руси своих сыновей в качестве наместников90 .

Свердлов пишет об интеграции служилой и местной знати в процессе классообразования, которая "способствовала формированию со второй половины XII в. классов-сословий развитого феодального общества: боярства и военно-служилого сословия дворян"91 . Однако неясно, каким образом интеграция служилой знати с родо- племенной могла привести к образованию этих классов-сословий (вернее, видимо, говорить не о двух классах-сословиях, а о двух сословных группах внутри единого класса феодалов). Приведенный Свердловым пример из истории Норвегии первой половины X в. о поступлении родо-племенной знати на службу к конунгу Харальду Харфагру92 действительно указывает на процесс интеграции старой и новой знати. Но этот процесс носил характер одностороннего движения: представители родо-племенной знати входили в состав служилой, феодализирующейся верхушки93 . На Руси данный процесс завершился задолго до второй половины XII в., в X столетии. Формирование же двух сословных групп внутри класса феодалов - боярства и дворянства - было следствием другого процесса: развития феодальных отношений, феодального землевладения. С ростом вотчинного землевладения у членов "старшей дружины" - бояр их связь с князем слабела, и во второй половине XII - XIII в. бояре вышли из дружинной организации, превратившись в поземельных вассалов князей94 .


88 Греков Б. Д. Киевская Русь. М. 1953, с. 126 - 128; Юшков С. В. Ук. соч., с. 142 - 144; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества, с. 246, 570, 574; Свердлов М. Б. Генезис и структура, с. 41 - 44.

89 Седов В. В. Восточные славяне, с. 248 - 256.

90 ПВЛ. Ч. I, с. 88.

91 Свердлов М. Б. Современные проблемы, с. 90.

92 Там же, с. 91.

93 Этот процесс шел со времени возникновения дружинной знати. О вступлении "знатных юношей" в германские дружины писал еще Тацит (Tac. Germania, XIII, XIV).

94 К более раннему времени относится выход новгородского боярства из дружинной организации. В XI в. оно представляло собой сложившуюся корпорацию - корпоративного собственника земли (Янин В. Л. Новгородская феодальная вотчина, с. 272 - 282). В пользу преимущественно дружинного происхождения новгородского боярства говорит сохранившаяся в летописных известиях XII в. архаичная формула состава верхушки новгородского общества: "огнищане, гридь, купце вятшии", "огнищане и гридьба и купци" (Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (НПЛ). М. -Л. 1950, с. 32, 42, 219, 234). Термин "огнищанин" происходит от "огнище" - дом, очаг; огнищанин - член дома князя (Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси. СПб. 1909, с. 231). В Русской Правде огнищанином назван управитель княжеским хозяйством (ст. 19 - 21 Краткой редакции). Термин "гридь" происходит от скандинавского gridi - товарищ, телохранитель (Львов А. С. Лексика "Повести временных лет". М. 1975, с. 282) и обозначал в Киевской Руси дружинника. Вероятно, новгородское боярство происходило в основном от словенской дружинной знати, а также южнорусских дружинников, попадавших в Новгород X в. с князьями - наместниками великого князя киевского - Святославом, Владимиром, Вышеславом, Ярославом (летопись сохранила пример оседания в Новгороде такого дружинника: Добрыня, "уй" Владимира, сын Малка Любечанина, стал новгородским посадником; посадниками были также его сын Константин и внук Остромир. - НПЛ, с. 128, 161, 162; ПВЛ. Ч. I, с. 97). Непрочное, временное положение в Новгороде X в. князей, рассматривавших пребыва-

стр. 85


А та часть дружины, которая сохранила тесную связь с князем, образовала новый институт - княжеский "двор"95 .

Распространенность в дореволюционной историографии мнения о чужеродном характере княжеской власти и ее опоры - дружины по отношению к местному, "земскому" обществу происходила от убеждения исследователей той эпохи в скандинавском характере дружин русских князей второй половины IX - X в., в (Привнесении на Русь самого института дружины варягами. Советские исследователи показали несостоятельность такого взгляда. Первые сведения о существовании дружин у славян относятся к VI - VII ВВ., Т. е. ко времени задолго до появления викингов в Восточной Европе Летописные данные указывают на включение скандинавского элемента в древнерусскую дружинную знать конца IX - X века. В сообщениях о событиях X - начала XI в. упоминается много скандинавских имея, особенно в текстах договоров с Византией 911 и 944 годов. Но преобладание норманнов среди послов объясняется использованием подвижного варяжского элемента в дипломатической сфере96 . Что касается имен лиц, которые посылают послов (их список есть в договоре 944 г.; преобладают скандинавские имена, но имеются и славянские), то там налицо имена членов киевской княжеской династии, скандинавское происхождение которой вероятно. Имена бояр великого князя, представителей дружинной знати, в договоре не названы97 . Имена представителей этого слоя встречаются в известиях нарративного характера о событиях X - начала XI века. Согласно новейшим выводам, среди них - 10 славянских98 и 2 скандинавских99 .

Археологические материалы тоже указывают на то, что выходцы из Скандинавии составляли меньшинство в древнерусских дружинах IX - X веков. В Гнездове (по данным раскопок на конец 1960-х годов) погребения скандинавов составляли 4% всех захоронений, или 13% этнически определимых; таким образом, норманнские погребения в Гнездове относятся к славянским примерно как 1:7100 . Среди погребений Киевского некрополя к скандинавским порою относят треть погребений дружинников из числа тех, которые поддаются этническому определению101 , но явно скандинавские аналогии в погребальном обряде имеет лишь одно киевское дружинное захоронение102 . В Шестовицах скандинавские вещи обнаружены в 12 из 26 захоронений, отнесенных исследователем могильника Д. И. Блифельдом к дружинным103 . Г. С. Лебедев склонен относить


ние там как ступеньку к киевскому столу, и вместе с тем важное политическое значение Новгорода как центра Северной Руси привели к ранней консолидации новгородской знати, ее выходу из дружинной организации и оформлению собственной корпорации.

95 О "дворе" на раннем этапе его существования см.: Назаров В. Д. "Двор" и "дворяне" по данным новгородского и северо-восточного летописания (XII - XIV вв.). В кн.: Восточная Европа в древности и средневековье. М. 1978.

96 Ловмяньский Х. Русь и норманны. М. 1985, с. 221 - 222.

97 Там же, с. 223 - 224.

98 Претич, Малко Любечанин, Добрыня, Блуд, Варяжко, Волчий Хвост, Константин Добрынич, Путша, Талец, Ляшко (Валеев Г. К. Антропонимия "Повести временных лет". Канд. дисс. М. 1981, с. 244, 259 - 260, 263 - 265, 267, 270).

99 Асмуд, Свенельд (там же, с. 272, 275 - 276).

100 Клейн Л. С., Лебедев Г. О., Назаренко В. А. Норманнские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. В кн.: Исторические связи Скандинавии и России (IX - X вв.). М. 1970, с. 243 - 246.

101 Там же, с. 247. Авторы считают скандинавскими из захоронений взрослых дружинников NN 105, 108, 111, 112, 114 по классификации М. К. Картера, который описал всего 17 богатых погребений взрослых дружинников (NN 103 - 109, 111 - 114, 116 - 121; см. Каргер М. К. Ук. соч., с. 166 - 198), но три из них (NN 103, 104, 119) не поддаются этническому определению из-за недостаточности данных. Кроме того, рядовые погребения с оружием (таковы в киевском некрополе NN 8, 86, 93) расценены Каргером как захоронения рядовых дружинников, членов "младшей дружины" (там же, с. 141 - 142; 153 - 155, 160 - 161, 201). В них нет скандинавских черт.

102 Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Ук. соч., с. 12.

103 Бліфельд Д. І. Ук. соч., с. 92 - 110.

стр. 86


к норманнским как раз примерно такое количество шестовицких погребений104 . Но в этом случае им признаются скандинавскими захоронения по обряду трупоположения в срубах, которые отличаются по конструкции от норманнских камерных погребений105 и, вероятно, имеют связь с местной, южной традицией более ранних эпох106 . Блифельд, подчеркивая, что скандинавские вещи почти во всех случаях сочетаются с местными, которые преобладают, полагал, что дружинники скандинавского происхождения в Шестовицах имелись, однако их процент был меньшим, чем процент захоронений со скандинавскими вещами107 . Совсем не прослеживается варяжское присутствие в погребениях Черниговского некрополя108 .

Новейшее исследование Г. С. Лебедева, сопоставившего археологические данные о присутствии скандинавов на Руси со шведским археологическим материалом, показывает, что многие викинги, пребывавшие длительное время на Руси на службе у русских князей, возвращались затем на родину, обогащаясь восточными драгоценностями (путем захвата добычи в походах или в результате торговых операций)109 . Следовательно, часть попадавших на Русь варяжских дружинников лишь временно включалась в ход общественного развития на Руси, так что реальный процент викингов, вошедших в состав господствующего класса (военно-дружинной знати) Киевской Руси, должен быть ниже процента захоронений дружинников скандинавского происхождения на восточнославянской территории: часть этих захоронений принадлежала таким умершим на Руси дружинникам, для кого пребывание здесь было лишь временной службой.

Хотя автохтонная основа института древнерусской дружины ныне доказана, в советской историографии встречается иногда противопоставление дружинной знати (как внешней политической силы) "местной знати" (участвующей в социально-экономическом процессе)110 . При этом недостаточно учитывается, что дружинная знать была порождением внутренних социально-экономических процессов и важным их элементом в IX - X вв., когда она осуществляла корпоративную эксплуатацию лично свободного населения и функции государственного аппарата111 . Кроме того, упускается из виду военно-служилый характер и корпоративная структура господствующего класса всех феодальных стран Европы. Чтобы предположить, что раннефеодальный период на Руси был исключением (существовала неслужилая часть господствующего класса, и он не был организован в корпорацию), нужно найти для этого основания в источниках. Но таких оснований нет: известия о землевладении родо-племенной знати отсутствуют, вотчинное землевладение воз-


104 Лебедев Г. С. Ук. соч., с. 243.

105 Бліфельд Д. І. Ук. соч., с. 101.

106 Седов В. В. Восточные славяне, с. 108 - 110, 112 - 113.

107 Бліфельд Д. I. Ук. соч., с. 103 - 110.

108 Лебедев Г. С. Ук. соч., с. 243.

109 Там же, с. 227 - 258, 268 - 269.

110 Греков Б. Д. Киевская Русь, с. 129; Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси, с. 42, 66.

111 В связи с этим концептуально значимо указание К. Маркса о роли дружинной знати на Руси того периода: дружина "составляла одновременно гвардию киевских князей и их частный совет", а господствующей формой отношений князей с дружинной знатью был "вассалитет без фьефов или фьефы, состоящие только из даней", т. е. данническая система эксплуатации еще без земельных пожалований вотчинного типа в пользу членов дружины (Marx K. Op. cit., pp. 76 - 77). Поскольку в 1850-е годы, когда писалась эта работа Маркса, в историографии безраздельно господствовало мнение о норманнском характере древнерусских дружин IX - X вв., такое представление о них отразилось в тексте "Тайной дипломатической истории XVIII столетия". Однако методологическое значение замечаний Маркса о социальной роли дружинной знати, основанных не просто на каких-то фактических данных из литературы того времени, а на формационно- классовом подходе к ним, полностью сохраняется.

стр. 87


пикает лишь "после ее исчезновения с исторической сцены и является землевладением служилой знати и христианской церкви.

Подведем итоги. Нет ни конкретно-исторических, ни сравнительно-исторических, ни теоретических оснований считать, что вотчинная форма феодализма появилась раньше государственно-корпоративной или одновременно с нею и не могла появиться позже. Напротив, путь развития классово-антагонистических отношений, прослеживаемый по источникам, предполагает первоначальное возникновение именно государственно- корпоративной формы: складывание корпоративной земельной собственности военно- дружинной знати112 , реализуемой через систему даней-налогов с лично свободного населения. Именно генезис данной формы собственности был основным содержанием процесса феодализации на Руси. А следующим этапом развития феодальных отношений стало возникновение вотчинной формы собственности: вначале княжеского домена (с X в.), затем (через княжеские пожалования) - вотчин дружинников и церкви (с XI в.). Предположение о двух одновременных путях генезиса феодализма - "сверху" (через государственно-корпоративную собственность) и снизу (через складывание вотчинной собственности иными, нежели пожалование, путями) представляется ошибочным: реализовывался единый путь феодализации, имманентный социально- экономический процесс, неразрывно связанный с социально-политическим развитием.

Под дружиной следует понимать не просто политическую организацию, члены которой могут превращаться в феодалов, оседая на землю113 , или служилую часть господствующего класса, помимо которой существовала еще какая-то неслужилая часть этого класса, уже обладавшая ранее земельными владениями, но институт, который, зародившись на последней стадии развития доклассового общества, стал затем корпорацией, в которую был организован господствующий класс раннефеодального общества. Разложение дружины на бояр-вотчинников и княжеский "двор" в социальной сфере и наступление феодальной раздробленности в политической сфере ознаменовали собой переход к развитому феодализму. Оба процесса имели социально-экономической основой выдвижение как раз вотчинной формы феодальной земельной собственности на ведущее место в системе общественных отношений.

Анализ существующих письменных источников с учетом новейших данных археологии не дает никаких оснований подвергать сомнению раннефеодальный характер древнерусского общества IX - XII веков.


112 Применение к этой форме собственности термина "государственная" правомерно, поскольку в раннефеодальный период военно-дружинная знать и государственный аппарат в основном совпадали.

113 Свердлов верно отмечает, что "давнее представление о феодале только как о владельце вотчинного либо условного земельного владения является ограниченным; оно не учитывает единые по природе и функциям множественные формы эксплуатации непосредственных производителей в господском хозяйстве и в феодальном государстве" (Свердлов М. Б. Современные проблемы, с. 89 - 90).

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕОДАЛИЗАЦИЯ-НА-РУСИ-ОСНОВНОЕ-СОДЕРЖАНИЕ-ПРОЦЕССА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Россия ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. А. ГОРСКИЙ, ФЕОДАЛИЗАЦИЯ НА РУСИ: ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРОЦЕССА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 02.11.2018. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕОДАЛИЗАЦИЯ-НА-РУСИ-ОСНОВНОЕ-СОДЕРЖАНИЕ-ПРОЦЕССА (дата обращения: 17.11.2018).

Автор(ы) публикации - А. А. ГОРСКИЙ:

А. А. ГОРСКИЙ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Россия Онлайн
Moscow, Россия
61 просмотров рейтинг
02.11.2018 (15 дней(я) назад)
0 подписчиков

Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
представлены некоторые свойства эфирной среды
Каталог: Физика 
2 дней(я) назад · от джан солонар
Событие №-63 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Бельгией вращающегося облака в виде водоворота.(Бельгия.2018 г.) Событие №-64 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Ливиттом в Канаде небесного цунами.(Канада.2018 г.) Событие №-65 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Киевом необычного облака,напоминающее ангела.(Украина.2018 г.)
Каталог: Философия 
3 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-60 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Омском необычно красных облаков,напоминающих «ворота Ада».(Россия.2017 г.) Событие №-61 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Виргинией апокалиптического облака.(США.2018 г.) Событие №-62 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Таиландом светящегося плазмой облака.(Таиланд.2018 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
Событие №-57 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в Пятигорске возле колледжа необычной потусторонней сущности.(Россия.2017 г.) Событие №-58 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Сан-Хосе необычного столба света,идущего прямо с небес на землю.(Аргентина.2017 г.) Событие №-59 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Санта Круз в Калифорнии гигантского облака.(США.2017 г.)
Каталог: Философия 
4 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
В сборнике представлены статьи солонар д.п. "Золотая коллекция" Порталуса / PORTALUS.RU-1532510229
Каталог: Физика 
6 дней(я) назад · от джан солонар
Рецензии. Л. ТОМАС. ИСТОРИЯ СИБИРИ. ОТ ИСТОКОВ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ
Каталог: История 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ЛОНДОНСКАЯ ГАЗЕТА ОБ ОКТЯБРЬСКОЙ СТАЧКЕ 1905 Г. В ПЕТЕРБУРГЕ
Каталог: Журналистика 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. А. Н. КИРПИЧНИКОВ. КАМЕННЫЕ КРЕПОСТИ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ
Каталог: Культурология 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
Рецензии. И. И. МИГОВИЧ. ПРЕСТУПНЫЙ АЛЬЯНС. О СОЮЗЕ УНИАТСКОЙ ЦЕРКВИ И УКРАИНСКОГО БУРЖУАЗНОГО НАЦИОНАЛИЗМА
Каталог: Религиоведение 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян
ИЗДАНИЕ ПО ИСТОРИИ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
Каталог: Политология 
7 дней(я) назад · от Маргарита Симонян

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Россия, последние СТАТЬИ:

Россия, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ФЕОДАЛИЗАЦИЯ НА РУСИ: ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРОЦЕССА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов