Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6716
Автор(ы) публикации: С. КАН

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Мировой экономический кризис в настоящее время усиливает и расширяет характерный для западноевропейской исторической науки методологический разброд, одновременно глубоко потрясая также все те, казалось, прочные материальные устои, на базе которых до мировой войны спокойно и уверенно протекало развитие буржуазной исторической науки.

"До войны исследовательской работе в области истории уделялось во Франции особенное внимание. Французская историческая школа выпускала много солидно обоснованных трудов, ясных и привлекательных по форме, находивших высокую оценку за границей" - сообщает например один из старейших и влиятельнейших исторических журналов Франции, указывая" что "за последние годы положение изменилось до такой степени, что может быть признано совершен но ненормальным. Нашей исторической продукции грозит серьезная и непосредственная опасность"1 .

"Прежде всего продукция эта значительно уменьшилась, - продолжает свои жалобы журнал, - количество историков все уменьшается, и они часто бросают оригинальную исследовательскую работу и делают это даже в том случае, если имеют возможность уделять ей свои досуги, так как не могут надеяться опубликовать ее результаты. Исторические общества и специальные журналы в том случае, если это им удается, продолжают существовать только с большим трудом. Публикации, предпринятые при поддержке государства или частных коллективов, приостанавливаются пли становятся все более редкими. Денег нехватает даже на то, чтобы следить за иностранными историческими работами".

Но это еще далеко не все. Как указывает тот же исторический журнал, само отношение широких общественных кругов к исторической науке резко изменилось: круги эти перестали интересоваться серьезными историческими исследованиями и уделяют все свое внимание тем ловким "историкам", которые, "соблазненные легкостью и материальными выгодами", увеличивают количество работ, написанных в духе не имеющей ничего общего с подлинной наукой "романсированной истории"2 .

Создание в начале 1932 г. при Парижском университете под председательством Габриэля Ганото особого комитета, имеющего своей целью изыскание средств для поддержки научно-исследовательской работы французских историков, действительно говорит о том, что поло же пне буржуазной историографии становится совершенно невыносимым.

Как сказано выше, особенно тяжелым становится с каждым годом положение серьезных французских исторических журналов, насчитывающих уже многие десятилетия существования. Их редакционные комитеты делают в настоящее время судорожные усилия вплоть до перемены обложек и формата, как это имело место в начале 1933 г. например с консервативнейшим "Revue des questions historiques", для того чтобы привлечь к себе внимание публика и правительства, так как без министерских субсидий и, увы, без частной благотворительности дальнейшая их публикация становится положительно невозможной.

Среди очень большого количества французских исторических журналов три журнала находятся в особом положении. Первый из них - "Revue des etudes historiques", - являющийся официальным органом французского исторического общества "Societe des etudes historiques" (быв. "Institut historique"), в текущем году торжественно, празд-


1 "Revue des etudes historiques, janvier - mars, 1932, p. 93.

2 Ibid.

стр. 137

новал 100-летие своего существования. Два других - "Revue des questions historiques" и " Revue historique" - являются также старейшими историческими журналами не только Франции, ко и всей Европы. Вокруг этих трех исторических журналов издавна группируется цвет французской университетской науки и вместе с тем они имеют прочные, давно налаженные связи с историческими кафедрами других буржуазных стран.

Таким образом именно указанные три исторические "обозрения" являются "ведущими" для французской исторической науки, и именно поэтому, не имея возможности в этом обзоре охватить все наиболее значительные исторические журналы Франции, мы ограничиваем свою задачу разбором помещенных в них в 1932 г. статей и материалов.

Мы уже сказали, что "Revue des etudes historiques" в текущем году торжественно праздновал 100-летие своего существования. Редакция этого журнала, получающего с 1847 г. правительственную субсидию, указывающую, но словам одного из его руководителей, "на столь же старинные, сколь и тесные связи, существующие между редакцией и домом на улице Гренелль"3 (где помещается министерство народного просвещения), тем не менее постоянно подчеркивает свою "абсолютную независимость", свои "чисто научные интересы" и свое "невмешательство в область религии и политики". Эти уверения не мешают конечно редакционному комитету журнала, во главе которого стоят такие вполне определенные в политическом отношении лица, как академики Мадлэн и де ла Горс, не только помещать на страницах журнала тенденциозно подобранный в тэновском духе материал о Великой революции, но и статьями, посвященными проблемам международной политики обслуживать интересы правящей французской буржуазии.

Остановимся прежде всего на тех статьях этого журнала, которые посвящены истории Великой революции XVIII в. Их немного, но они, мы полагаем, вполне выявляют реакционное лицо журнала.

Идя дальше по стопам Мадлэна, в своем двухтомном "Фуше", давно уже попытавшегося опорочить на примере этого политического оборотня деятелей революции, Вино-Префонтэн посвящает большую статью малозаметному парижскому священнику Себастиану-Андрэ Сибиру4 . Автор подробно рассказывает в своей статье о том, как этот либерально настроенный патриот-кюре, до революции вместе с Грегуаром боровшийся против негроторговли, в 1791 г. одним из первых вступил в ряды немногочисленного конституционного духовенства, получил приход в одной из церквей в центре Парижа и в ночь на 21 января 1793 г. с согласия революционных властей вместе с аббатом Эджевортом служил накануне казни Людовика XVI в Тампле последнюю мессу.

В дальнейшем священник Сибир, сравнивавший в 1792 г. конституциею с евангелием, быстро отошел от революции, и в эпоху империи в реставрации сделал все возможное для того, чтобы заставить забыть свое участие в революционном движении. При этом он дошел до того, что на старости лет униженно вымаливал пенсию у министров Людовика XVIII. Автор статьи Вино-Префонтэн, разумеется, ловко использует биографию этого плохого революционера и слабого человека, для того чтобы очернить деятелей революционной эпохи вообще; он с явным удовольствием отмечает судьбу "бывшего конституционного кюре, ставшего впоследствии старым роялистским аббатом"5 .

Подобно Вино-Префонтэну и Ж. д'Ориак, опубликовывая на страницах журнала отдельные выдержки из записок неизвестного современника революции XVIII в., также тщательно отбирает все то, что может в ужасном, кровавом свете представить великие события революции и в частности взятие Бастилии6 . Приведя целый ряд свидетельств современников-роялистов о революционном терроре, д'Ориак (вслед за Тэном, Мадлэном и Гаксоттом) пространно толкует о "революционном неврозе" - "болезни, которая, увы, присуща не только той эпохе", - и с удовлетворением указывает, что Наполеон был прав, привлекая на службу империи Фуше, Барера, Друэ, Шепи и других, подобных им, политических проходимцев: они ничем не хуже других и, поскольку с начала XIX в. "революционный невроз" уже прошел, их нечего было опасаться7 .


3 "Revue des etudes historiques", mai - juin 1933, p. 352, см. речь M. Deborde de Montcorin.

4 Ibid., avril - juin 1933, p. 127 - 165, J. Vinot-Prefontaine, Un cure de Paris sous la Revolution: Sebastien-Andre Sibire (1742 - 1823).

5 Ibid.

6 Ibid., p. 119 - 127, Jules D'Auriac, L'histoire jugee par les contemporains des evenements.

7 Ibid., p. 124.

стр. 138

Автор третьей статьи П. Дойон в свою очередь, сообщая ряд сведений о жене диплом мата Великой революции M-me Descorches, письма которой к мужу в Константинополь предположено напечатать полностью, не менее тщательно и ловко, чем предыдущие историки-буржуа, оттеняет все то, что может дискредитировать революцию и ее деятелей8 . Он особенно подчеркивает например тайные сношения жены дипломата-республиканца с дворянами-эмигрантами и другими контрреволюционерами.

Таким образом весь материал, посвященный журналом революции XVIII в., определенно тенденциозен. Вместе с тем все помещенные в журнале статьи о революции не разрешают ни одного сколько-нибудь серьезного вопроса и прямо поражают читателя своей явной легковесностью.

Также малозначительны статьи, посвященные и новейшей истории Западной Европы. Среди различного, прямо случайного материала (таковы например статьи Ломье об испанских корсарах в 1823 г., д'Ирсаи - об общественном мнении и средневековых университетах, Паппаса - о французах, павших в борьбе за независимость Греции в начале XIX в. и т. д.), стоит отметить небольшую статью Э. Клавери9 о взаимоотношениях между Бельгией, Францией и Пруссией в эпоху австро-прусской войны и небольшой этюд Ж. Блонделя о Штреземане10 . Обе эти работы мобилизуют внимание французской общественности против Германии и всячески подчеркивают лицемерие и коварство политических деятелей этой последней в прошлом и настоящем.

Например Э. Клавери, используя опубликованные в 1931 г. в Брюсселе мемуары бельгийского министра внутренних дел А. Ванденперебоома (A. Vandenpeereboom), останавливается на попытках Бисмарка в эпоху битвы при Садовой купить нейтралитет Наполеона III обещанием не препятствовать частичной или даже полной аннексий Бельгии. Ж. Блондель всячески подчеркивает двуличность политики Штреземана, стремившегося использовать Локарно и Туари в интересах будущего германского реванша.

Об остальных статьях, помещенных на страницах старейшего исторического журнала Франции в 1932 г., вряд ли стоит говорить. Отметим только статью Г. Додю о первых французских королях из дома Валуа - Филиппе VI и Иоанне II11 . В начале этой статьи автор сообщает целый ряд ценных сведений относительно источников для изучения истории Франции XIV в. и в частности для изучения истории жакерии и восстания Этьена Марселя. К сожалению он скоро совершенно увязает в праздном вопросе о причинах жестокости первых королей из дела Валуа. Временами он близко подходит к правильному анализу классовой борьбы этой бурной эпохи начавшейся ломки старых феодальных отношений, но затем снова соскальзывает в сторону скучнейших рассуждений о том, изменяли или нет французскому королю различные герцоги и князья и имел ли последний право предавать их казни без суда и следствия.

"Revue des questions historiques" - второй, по времени исторический журнал Франции. Основанный еще в 1866 г. "в целях специального изучения истории церкви и истории Франция", он до наших дней продолжает обслуживать интересы влиятельных клерикально-монархических кругов и сохранять, несмотря на изменение своего внешнего вида, ярко выраженный католический характер.

Материальные средства этого журнала в настоящее время, по признанию самой редакции, "незначительны", но это не приводит ее в отчаяние; редакция рассчитывает получить со стороны достаточную поддержку. "Уже сейчас, - читаем мы в редакционном сообщении, - пожертвования позволили нам продолжать начатое другими дело"12 .

Источник этих щедрых пожертвований обнаруживается конечно без всякого труда, если знать, что больше 50% материала обычно посвящается редакцией истории католической церкви папства. Среди многочисленных статей и заметок, напечатанных в журнале в 1932 г., можно например натолкнуться на "исследования", посвященные истории отшельников св. Августина в XIII в., или истории церкви св. Креста в Лионе XVIII в., или в высшей степени "актуальному" вопросу о "св. Граале и таинстве эвхаристии".


8 "Revue des etudes historiques", janvier - mars 1932, p. 55 - 63, Pierre Doyon, Une femme de diplomate sous la Revolution d'apres une correspondance inedited.

9 Ibid., avril-juin 1932, p. 183 - 187, Ed. Clavery, La Belgique, la France et la Prusse en 1866.

10 Ibid., julliet-septembre 1932, p. 297 - 303. Georges Blondel, Stresemann.

11 Ibid., janvier-mars 1932, p. 1 - 41, Gaston Dodu, Les dobuts dune dynastie: Philippe VI et Jean II.

12 См. "Revue des questions historiques", juin 1933, p. 1.

стр. 139

Весьма характерно, что последняя из этих статей13 написана автором в связи с опубликованием в Париже работ некиих г. Аничкова и г-жи Лот-Бородиной: русские историки-эмигранты, как известно, особенно интересуются богословскими сюжетами и в отдельных случаях играют в кругах европейских церковников относительно значительную роль.

Среди многочисленных статей, посвященных подобным церковно-историческим сюжетам, нет ни одной, которая заслуживала бы внимания в представляла бы хоть минимальный научный интерес. Стоит отметить только, да и то по другим соображениям, статью Декларейля - "Лютер - немецкий человек"14 .

Как показывает само заглавие статьи, автор стремится "развенчать" Лютера и ограничить историческое значение его деятельности узкими национальными рамками Германии. Не пытаясь вскрыть истинное значение деятельности Мартина Лютера как создателя одной из основных религий молодой поднимающейся буржуазии Европы, Декларейль всячески подчеркивает, что последний, отрывая германский народ от католицизма, одновременно отрывал его от "античной культуры и цивилизации, созданной в бассейне Средиземного моря", и тем самым "попирал ногами на пороге нового времени европейское единство" и "изолировал германцев от всего остального мира"15 .

Политическая направленность статьи совершенно очевидна: клеймя и понося Лютера" Декларейль одновременно обслуживает интересы и католических кругов и кругов правящей крупной французской буржуазии, стремящейся, как известно, увековечить и исторически "объяснять" необходимость политической изоляции германского народа.

Тем же целям антигерманской пропаганды служит и большая работа П. Давида, стремящегося в своих "Исследованиях но истории польской Померании" исторически обосновать права современной союзницы Франции на Данциг16 и берега Балтийского моря.

П. Давид в своей статье подробно рассказывает о борьбе поляков и литовцев с немецким орденом за исконно польские померанские земли и о том, как после битвы под Грювевальдом (1410 г.) и Торунского мира (1466 г.) "Польша снова с триумфом вернулась на берега Балтийского моря", а "Данциг получил широкие коммерческие привилегии и известную муниципальную автономию, оставаясь однако в рамках польской государственности"17 .

Статьи и материалы в "Revue des questions historiques", посвященные истории Франции" немногочисленны. Достаточно сказать, что редакция журнала в 1932 г. из номера в номер тянула скучнейшую статью некоего историка-любителя графа Лефевра де Бегайна о падении первой империи18 . Автор - бывший офицер - с усердием, заслуживающим лучшей участи, следит за всеми перипетиями отступления армии Наполеона I после Лейпцигской битвы народов, но совершенно не в силах подняться до постановки и разрешения сколько-нибудь общих исторических проблем.

Известный интерес представляют отрывки из "Путешествия по Франции (1781 - 1783)" Ф. де ля Рошфуко19 , французского аристократа-эмигранта, воспоминания которого о "10 августа 1792 г. и Сурбонской армии" были опубликованы в Париже в 1929 г.

Фю де ля Рошфуко, будучи еще совсем молодым человеком, совершил большое путешествие по Франции и по обычаю эпохи оставил 4 объемистых тома своих путевых заметок. Хотя мы никак не можем согласиться с автором предисловия к "Запискам" Ж. Маршаном, переоценивающим значение этого исторического памятника и совершенно напрасно сравнивающего записки де ля Рошфуко с знаменитыми "Записками" А. Юнга, путевой журнал молодого дворянина все же представляет некоторый интерес: мы находим в нем целый ряд сведений о состоянии французской промышленности в конце XVIII в., а также отдельные любопытные подробности о жизни больших городов Франции - Нанта, Марселя, Гавра и др. - накануне революции. Нет ничего удивительного, что молодой, только что вступивший в жизнь дворянин склонен в своих "Записках" рассматривать тогдашнюю действительность


13 "Revue des questions historiques", N 14, 1932, p. 363 - 369, P. Cabrol, Le saint Graal et les rites eucharistiques.

14 Ibid., N 2, p. 317 - 355; N 3, p. 45 - 46, Declaureuil, Lnther, l'homme allemand.

15 Ibid., N 3, p. 63 - 64.

16 Ibid., N 2, p. 257 - 275; N 3 p. 5 - 45, P. David, Recherches sur l'histoire de la Pomeranie polonaise.

17 Ibid., N 3, p. 44.

18 Ibid., N 1, p. 141 - 178; N 3, p. 107 - 142; N 4, p. 382 - 433, Lefebvre de Behaine (Commandant), Le Crepuscule de l'Empire.

19 Ibid., N 3, p. 65 - 107, Francois de la Rauchefoucaud, Voyage en France (1781 - 1783) Extraits publ par J. Mareband.

стр. 140

Франции сквозь самые розовые очки; удивительнее конечно, что следом за ним в Ж. Маршан осмеливается утверждать, что дореволюционная Франция "представляла из себя трудолюбивую и преуспевающую (prospere) нацию"20 . Впрочем подкрашивать неприглядную действительность монархии Людовика XVI и. наоборот, клеветать на революцию или в лучшем случае не замечать ее вошло в обычай у сотрудников этого реакционнейшего исторического журнала. Не забудем, что в редакционном совете "Revue des questions historiques" наряду с Мадлэном немалую роль играет такой "историк" Французской революции, как например Гаксотт.

Значительно более содержательны номера третьего крупного исторического журнала Франции - "Revue historique".

Журнал этот, основанный Г. Моно в 1876 г., непосредственно после окончательного установления третьей республики, с самых первых дней своего существования неизменно подчеркивал свою независимость по отношению к религии и католицизму и придерживался определенных либерально-республиканских традиций.

Помимо таких крупных французских историков современной Франции, какими бесспорно являются H. See, Hauser, Lefebvre, в "Revue historique" принимает постоянное участие ряд крупных иностранных специалистов (и среди них Пиренн, Гандельсман и др.). Прочно налаженные с заграницей связи позволяют журналу не только держать на большой высоте свой библиографический отдел, но и периодически помещать хорошо разработанные специалистами исторические очерки ("Bulletin historique"), посвященные отдельным странам, эпохам и проблемам.

Прежде всего материал, который мы находим на страницах "Revue historique", более разнообразен; наряду с заметками и статьями, посвященными истории античного общества и феодализма, мы находим в отдельных номерах журнала статьи, посвященные истории Франции, и ее колониальной политике, вопросам всеобщей история и историографии; наконец вопросы истории техники также нашли свое отражение на страницах журнала.

Большинство работ, посвященных истории древнего мира о средневековья, как правило, носит слишком узкий, специальный характер и лишено общего интереса (таковы например статьи об эвакуации римлянами в III в. нашей эры Дакии, об императоре Траяне к его монетах, о разводе Карла Великого со своей женой, дочерью лангобардского короля Дезиде... и т. д.), мы отметим здесь только одну интересную и содержательную работу А. Сайю об операциях итальянских банкиров в Италии и на ярмарках Шампани к течение XIII в.21 .

Опираясь на детальный анализ ряда источников XII - XIII вв., А. Сайю прежде всего приходит к выводу, что историю современных банков следует вести не от XV в., как это обычно принято в исторической литературе, а от значительно более ранней эпохи. Исследование различных торговых документов флорентийских компаний Peruzzi i Bardi и генуэзской Lomellini позволяет ему установить, что уже в XII - вв. в Италии имело место самостоятельное движение денежного капитала, приведшее вскоре к появлению наряду с известными уже в древности операциями ссуды и размена различных кредитных операций, характерных для современной банковой системы (депозиты, учет векселей и т. д.).

По своим тенденциям и основным выводам статья А. Сайю целиком примыкает к известным исследованиям по генезису капитализма. Зивекинга, Давидсона, Эренберг и др., разделяя все методологические сороки последних: подобно своим немецким коллегам и А. Сайю не видит качественного различия между феодализмом и капитализмом и, прослеживая корни тех или иных явлений современного капиталистического мира, явно модернизирует прошлое. Достаточно сказать, что в данной своей статье он например, устанавливая активность отдельных итальянских банкиров и торговых ломов и большой размах их финансовых операций совершенно некритически сравнивает и сопоставляет операции итальянских банкиров XIII в. с операциями современных крупных капиталистические банков А. Сайю прямо говорит от том, что уже в XII - XIII вв. имелись налицо "общие основания" ("les bases generales") современной кредитной системы22 ; он договаривается даже до того, что ухитряется открыть на шампанских ярмарках эпохи феодализма существование "способов регулирования, основанных на


20 "Revue des questions historiques", N 3. p. 72.

21 "Revue historique", 1932. T. CLXX, p. 1 - 32, A. Savous, Les operations des banquiers en Italie et aux foires de Champagne pendant le XIII siecle.

22 Ibid., p. 30.

стр. 141

тех же принципах, которые лежат в основании расчетных палат в clearing-houses крупных городов современности"23 .

Однако, несмотря на свою явную методологическую беспомощность, работа А. Сайю все же заслуживает нашего внимания: не говоря уже о целом ряде сведений относительно техники ранних кредитных операций, читатель найдет в ней ряд интереснейших данных, основанных на непосредственном изучении архивных фондов Ватикана, относительно так называемых "папских банкиров" первых веков феодализма. Последние, как известно, уже в XII - XIII вв. и по поручению римской курии занимались различными финансовыми операциями, часто весьма нечистого свойства.

Отметим здесь в качестве курьеза, что А. Сайю ставит себе в большую заслугу разграничение понятий "ростовщик" и "банкир" и "ростовщических" и "банковских" операций. Он указывает при этом, что "исторические введения к книгам о банках, начиная с книги Маклеода и кончая книгой Курселль-Сенейля и позднейшими, обычно полны совершенно фантастическими сведениями"24 . Как и полагается правоверному адепту буржуазной науки, А. Сайю и не подозревает, что вопрос об отличиях ростовщичества как одной из генетических форм капитала от современной кредитной системы капитализма исчерпывающе освещен Марксом еще в 70-х годах XIX в. в III томе "Капитала".

Если А. Сайю, заблуждаясь по всей вероятности вполне добросовестно, некритически преувеличивает удельный вес и степень развития итальянской буржуазии XII - XIII вв., то автор другой статьи, помещенной в "Revue historique" и посвященной истории итальянской буржуазии XIX в. - Роберт Михельс - просто сознательно фальсифицирует историю25 .

В своей статье Р. Михельс - немецкий профессор-социолог, перекочевавший в итальянские университеты и давно уже восхваляющий фашизм в Муссолини, - ставит своей задачей защитить итальянских буржуа XIX в. от обвинений в инертности и политической импотентности, которые бросают ей отдельные историки фашисты и в частности проф. Карло Курцио. Последний в своей книге, вышедшей еще в 1931 г. о "наследстве Risorgimento" прямо указывает, что именно отсутствие у итальянской буржуазии необходимого порыва и воли к победе предопределило ту особую и исключительную роль, которую играло в Италии в конце XIX и начале XX в. сильное государство Stato - Forte.

По мнению Р. Михельса, для подобных обвинений нет достаточных оснований: плохо или хорошо, но именно городская буржуазия Италии являлась в XIX в. единственной движущей силой национально-освободительного движения "Остальные классы нации блистали своим отсутствием26 , - пишет он, - и не только не принимали активного участия в борьбе, а в отдельных случаях даже прямо играли наруку враждебный делу национального объединения силам".

Согласно Р. Михельсу например в гарибальдийском движении не принимало участия ни одного крестьянина (?!)27 , что же касается рабочих, то ко времени революции 1848 г. настоящего пролетариата, по его мнению, в Италии почти еще не было28 , позднее же "исключительная невзыскательность" и "незначительность потребностей" делали итальянских рабочих "довольными своей судьбой", что и препятствовало их участию в революционном движении и вред определяло позднее пробуждение их классовой активности29 .

Р. Михельс таким образом одним взмахом руки скидывает со счетов итальянской истории все массовое движение революционной демократии, в котором наряду с крестьянами и ремесленниками принимали горячее участие и рабочие промышленных итальянских городов - Милана, Турина в др. Тем самым он намеренно смазывает и затушевывает ту ожесточенную классовую борьбу, которая развернулась в Италии, так же как и в других странах центральной Европы, вокруг вопроса о национальной объединении.

Р. Михельс, верный буржуазной концепции итальянского исторического процесса, делает в своей статье все возможное, для того чтобы соглашательский нереволюционный путь объ-


23 "Revue des questions historiques". p. 29.

24 Ibid., p. 6.

25 Ibid., T., CLXX, p. 398 - 426, Roberto Michels, Quelques a percus sur l'histoire de la bourgeoisie italienne au XIX siecle.

26 Ibid., p. 401.

27 Ibid., p. 402.

28 Ibid., p. 406.

29 Ibid., p. 417.

стр. 142

единения "сверху" представить в глазах читателей единственно возможным, а потому и единственно правильным путем.

Нельзя сомневаться в том, что грубое извращение исторической действительности, сознательно допущенное историком-фашистом в его статье, лишено всякой научной ценности. Именно поэтому мы удивлены появлению его статьи на страницах такого серьезного исторического журнала Франции, каким бесспорно является "Revue historique".

Статьи, специально посвященные в журнале истории Франции XVIII - XIX вв. немногочисленны; среди них заслуживают нашего внимания только небольшая работа Шарля Пута о "Гизо и традиции Дезера"30 и объемистая монография Ф. Шарль-Ру о "Франции и Северной Африке до 1830 г."31

Автор первой из этих двух статей рассказывает о протестантской семье историка Гизо и одновременно сообщает ряд интересных сведений из истории последних гонений на протестантов в XVIII в. при Людовиках XIV и XV. Во второй статье подробно излагается вся история колониальной экспансии Франции в Северной Африке вплоть до завоевания ею Алжира.

Последняя статья представляет большой интерес. Написанная автором в связи со 100-летием завоевания Алжира, она не в пример громадному большинству сочинений, посвященных "юбилею" и в изобилии выброшенных на французский книжный рынок, не содержит характерного восхваления "культурной" миссии французов-колонизаторов. Хотя в работе Шарль-Ру совершенно замалчиваются те методы первоначального накопления капитала, при помощи которых французской буржуазии удалось сломить сопротивление свободолюбивого населения Алжира и Туниса, она все же позволяет судить о том, как постепенно, на протяжении веков увеличивался колониальный натиск французов.

Автору безусловно удалось собрать и освоить обильный документальный материал и вместе с тем установить исходные точки неудержимого напора французов в сторону Черного континента. Он устанавливает, что первые попытки встать твердой ногой на берега Северной Африки следует отнести ко временам Людовика святого и седьмого крестового похода (XVIII в.), причем уже в эту раннюю эпоху вполне прощупываются корыстные, грубые, торгово-хозяйственный интересы завоевателей.

В последующую эпоху и особенно начиная с XIV - XV вв. идея завоевания североафриканского побережья делает среди французских купцов и мореплавателей большие успехи. Во всяком случае уже в начале XVI в. один из видных сановников Франциска I Пьер де Питон пытается добиться в Феце разрешения на "создание морской базы в Марокко", с тем чтобы получить для французских моряков "опорный пункт на северо-западных берегах Африки"32 .

К концу этого века делаются первые шаги и для организации знаменитых впоследствии "Африканских концессий". Французам удается наконец закрепиться впервые на Североафриканском побережье; в 1560 г. в так называемом французском Бастионе в Алжире, а в 1581 г. в Тунисе на Негритянском мысу, в 60 км от Бизерты33 .

Весьма интересно, что Ф. Шарль-Ру подчеркивает политические цели этой ранней французской колониальной политики: "Интерес, который притягивал Францию к этим "Африканским концессиям", определялся не только одной торговлей, - указывает он, - и кардинал Наполон, и его преемник Лепаж, и наконец сам Ришелье видели в них опорные пункта, которыми впоследствии можно будет воспользоваться, для того чтобы двинуться в глубь страны".

Для доказательства этого своего положения автора указывает на характерное письмо Наполеона Ришелье, в котором дается вполне определенный совет "сохранять указанные места под видом торговли и добычи кораллов, с тем чтобы намерение сделать указанные завоевания не стало бы известным" ("Conserver lesdites places sous couleur de negoce et peche de corail, afin que le dessein de faire lesdites conquestes ne soit pas connu")34 .

Из статей, специально посвященных вопросам всеобщей истории, кроме разобранных нами выше статей А. Сайю и Р. Михельса, мы за отсутствием места остановимся только на работах польского историка Гандельсмана.

Темой своего небольшого этюда проф. Гандельсман избрал почти совершенно неразработанный вопрос о попытках представителей польской эмиграции в начале 50-х годов XIX в.


30 "Revue des qiestions historiques", T. CLXIX. p. 45 - 82, Ch.H. Pouthas, Guisot et la tradition du Desert.

31 Ibid., T. CLXIX, p. 496 - 594, J. Charles-Roux, France et Afrique du Nord avant 1830.

32 Ibid., p. 505.

33 Ibid., p. 506 - 507.

34 Ibid., p. 512.

стр. 143

использовать русско-турецкие противоречия, а затем и столкновение Англии и Франции с Россией (крымскую кампанию) в интересах освобождения задавленной царизмом Польши35 .

На основании изучения документов архива французского министерства иностранных дел, а также частного архива князя Чарторижского проф. Гандельсман приходит к заключению, что польская аристократическая эмиграция, группировавшаяся около князя Чарторижского итак называемого "Отеля Ламбера" в Париже, начала проявлять в Константинополе при первых признаках надвигающегося конфликта исключительную активность. Надежды польских эмигрантов заключались в том, что в ходе ожидавшейся войны польский вопрос снова прикует к себе внимание всей европейской общественности.

В целях использования конфликта между Англией, Францией и Турцией, с одной стороны, и царской Россией - с другой, видные представители польской эмиграции, как это устанавливает Гандельсман, с началом Крымской войны не только сделали целый ряд попыток, для того чтобы поднять турецких болгар против России, но попытались организовать в Константинополе особый польский легион для участия в войне на стороне союзников.

Вокруг вопроса о создании этого легиона, как показывает автор, в 1853 г. разгорелась ожесточенная борьба между двумя лагерями польской эмиграции - аристократическим (парижским) и демократическим (лондонским). В результате к началу 1854 г. созданы были в Константинополе особые казачьи "сотни", составленные частично из поляков-эмигрантов, частично из авантюристов самых различных национальностей (румыны, венгра и т. д.). Во главе этого отряда поставлен был по настоянию влиятельного князя Чарторижского поляк Чайковский, успевший ранее натурализироваться в Турции и принять магометанство. Как и следовало ожидать, полуопереточная затея князя Чарторижского и его друзей только дискредитировала в глазах общественного мнения Западной Европы идею польской независимости. Недостаток места не позволяет вам сколько-нибудь подробно разобрать статью А. Сэо философии истории Эрнеста Ренана36 и статью А. Блюма о происхождении бумаги37 . Обе статьи особого интереса не представляют, но самый факт их появления на страницах журнала свидетельствует о похвальных попытках редакции "Revue historique" выйти за пределы узких, особенно характерных для двух других из разобранных нами журналов тематических рамок.

В небольшой, но неоригинальной работе А. Блюма, представляющей собой скорее сводку имеющихся в литературе сведений, чем самостоятельное исследование, рассказывается о том, как и когда завезена была в Западную Европу из Китая (через Самарканд и Малую Азию) бумага и вместе с тем сообщаются сведения о первых в Европе бумажных мельницах (XII - XVIII вв.). Ничего нового ни о самом появлении в Западной Европе бумаги, ни о ранней технике ее производства авторе при этом не сообщает.

Заканчивая обзор помещенного в "Revue historique" в 1932 г. материала, укажем на многочисленные и содержательные "Исторические бюллетени" - сводные историографические очерки, написанные обычно крупными специалистами и посвященные отдельным историческим проблемам. Среди этих "бюллетеней" обращают на себя внимание очерки: C. Lefebvre но истории революции и империи, H. Hauser по истории Франции в 1498 - 1660 гг. и M. Block по истории средневековой Германии.

Анализ содержания трех вышеназванных журналов позволяет нам отметить следующие общие черты: стремление избежать постановки общих проблем методологии истории, разрешение которых не под силу современной буржуазной исторической науке, стремление скрыть от масс истинную пружину общественного развития - борьбу классов и по возможности опорочить революцию. Не случайно рассматриваемые нами журналы не уделяют почти никакого внимания социальным движениям, что впрочем характерно не только для одних французских исторических журналов. Последние в этом отношении отражают общее состояние буржуазной историческое науки.


35 "Revue des questions historiques", T. CLXIX, p. 271 - 316, M. Handelsman, La guerre de Crimee, la question polonaise et les origines du probleme bulgare.

36 Ibid., T. CLXX, p. 46 - 62, H. See, La philosophic d'histoire d'Ernest Renan.

37 Ibid., T. CLXX, p. 435 - 447, A. Blum, Les origines du papier.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦУЗСКИЕ-ИСТОРИЧЕСКИЕ-ЖУРНАЛЫ-В-1932-г

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

С. КАН, ФРАНЦУЗСКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЖУРНАЛЫ В 1932 г. // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ФРАНЦУЗСКИЕ-ИСТОРИЧЕСКИЕ-ЖУРНАЛЫ-В-1932-г (дата обращения: 25.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - С. КАН:

С. КАН → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
529 просмотров рейтинг
14.08.2015 (833 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА РИЖСКИХ РАБОЧИХ В 1905 ГОДУ
Каталог: Экономика 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОЙ НАЦИИ
Каталог: Философия 
15 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
22 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
26 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ФРАНЦУЗСКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЖУРНАЛЫ В 1932 г.
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK