Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7321
Автор(ы) публикации: Ц. ФРИДЛЯНД

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Изучение работ классиков коммунизма - одно из наиболее верных средств для исторической науки выйти из того положения, в котором она очутилась благодаря ошибкам "школы Покровского". В работах Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, в их письмах и речах рассыпано огромное количество изумительных по силе характеристик и оценок исторического прошлого, которые должны быть со всей тщательностью изучены и освоены нашими историками.

В этой связи мы считаем крайне полезным поместить в "Историке-марксисте" два отрывка из писем Энгельса к Мерингу, которые были уже давно опубликованы частью самим Мерингом, частью литературными наследниками и до сих пор полностью не известны нашему читателю. Мы публикуем также полностью письмо Энгельса к Каутскому от 21 мая 1895 г., которое было опубликовано в свое время Каутским (оно приведено в сборнике писем Маркса и Энгельса, изданном тов. Адоратским) только в извлечениях.

Как известно, К. Каутский в 1935 г. издал свою переписку с Энгельсом ввиде мемуаров, для того чтобы объяснить и оправдать пренебрежительное отношение к нему Маркса и Энгельса1 . Но ни объяснения, ни оправдания не вышло. Опубликованные им письма, однако, вскрыли интересную страницу из теоретического наследства довоенного II интернационала. Документы показывают, насколько, в частности, исторические работы теоретиков II интернационала являются отклонением от той линии развития нашей науки, которая начата была классиками научного социализма Марксом и Энгельсом и продолжена Лениным и Сталиным. Документы дают возможность еще раз с полной категоричностью заявить, что непосредственным продолжением и развитием теоретических взглядов учителей научного социализма являются только работы Ленина и товарища Сталина. Только в них мы имеем дальнейшую разработку огромного теоретического наследства Маркса и Энгельса. Каутский и Бернштейн выступают перед нами из этих документов как заговорщики против Энгельса и в частности против Энгельса как историка.

21 мая 1895 г. Ф. Энгельс написал последнее письмо Даутскому. Это письмо было только частично воспроизведено на страницах "Neue Zeit" в том же году. Характерно, что это письмо сопровождалось на страницах "Neue Zeit" восторженными строками об Энгельсе, который умер не как зритель, не как инвалид, а как активный борец, о "генерале", который сохранил все черты мудрости, без слабых черт старости, о "старике", который сохранил всю духовную свежесть и работоспособность до последних дней своей жизни. В 1935 г. фальсификатор Каутский, вынужденный воспроизвести письмо в целом, забывая о том, как он сам же характеризовал это письмо 40 лет назад, пишет, что хотя Энгельс и обнаруживает в нем "еще большую


1 См. Х. Лурье "Как Каутский издает Энгельса" в этом же номере журнала.

стр. 82

духовную свежесть, еще обнаруживает интерес к глубоким проблемам, но, очевидно, что тяжелые и мучительные его физические страдания не могли не повлечь за собой нервозности и раздражительности".

Разница этих двух оценок станет нам понятной, если мы обратимся теперь к опубликованному началу письма от 21 мая 1895 года.

ЭНГЕЛЬС К. КАУТСКОМУ

Лондон, 21 мая 1895 года

"Дорогой Барон!

Я бы ответил на твое письмо от 6-го тотчас же, если бы не пренеприятная опухоль железок, сопровождавшаяся сильными болями и обязательной бессонницей и почти совершенно лишившая меня работоспособности на целых две недели. Но теперь тебе не придется больше ждать.

Вы в то же время задумали историю социализма. Тогда из всех живых людей - это я смело могу сказать - существовал только один человек, сотрудничество которого в этом труде представлялось обязательным, и этим человеком был я. Я даже имею право утверждать, что без моей помощи такой труд в наши дни не может быть иным, как только полным пробелов и неточностей. И вы знали об этом не хуже моего. Из всех так или иначе пригодных людей именно я был единственным, не приглашенным к сотрудничеству. У вас, следовательно, должны были быть веские основания для того, чтобы исключить именно меня. Я не жалуюсь, отнюдь нет. Вы имели полное право так действовать. Я лишь констатирую факт.

Что меня задело, правда, лишь слегка, - это та странная таинственность, которой вы окружили это дело по отношению ко мне, в то время как все и вся об этом толковали. Лишь через третьих лиц я узнал о вашем замысле, лишь по печатному проспекту ознакомился с планом труда. Ни слова ни от тебя, ни от Эде; казалось, будто у вас совесть не чиста. А наряду с этим всякого рода лица спрашивают меня так, между прочим, какое отношение я имею к этому предприятию, отклонил ли я сотрудничество в нем и т. д. И наконец, когда молчать дольше стало уже невозможным, - милейший Эде заговорил о нем со смущением и застенчивостью, достойными более неблаговидного дела, тогда как ничего плохого не произошло, кроме этой смехотворной комедии, доставившей мне, между прочим, что может подтвердить и Луиза, не мало веселых минут.

Ладно. Вы поставили меня перед свершившимся фактом: история социализма без моего участия. С этим фактом я, не жалуясь, примирился с самого начала. Но этот созданный вами самими факт вы не можете уничтожить, не можете его игнорировать, если вам это и было бы иной раз удобно. Точно так же и я не могу его уничтожить. Если вы по зрелом обсуждении закрыли передо мной парадную дверь в тот момент, когда мой совет и моя помощь могли принести вам существенную пользу, то теперь уж, пожалуйста, не требуйте от меня, чтобы я как-нибудь пробрался к вам с черного хода и помог вам в ваших затруднениях. Признаюсь, если бы роли были распределены наоборот, я бы очень и очень подумал, прежде чем обратиться к тебе с таким предложением, как это. Неужели так трудно понять, что каждый должен отвечать за последствия собственных поступков?

стр. 83

Как посеешь, так и пождешь. Если для меня не оказалось места, то только потому, что вы этого не хотели.

Так, с этим покончено. А теперь сделай одолжение и считай этот мой ответ непреложным. Пусть этот случай, происшедший между нами, будет основательно забыт. Я и с Эде не буду об этом говорить, если только он сам не начнет. А пока я намерен сдать тебе для "Neue Zeit" работу, которая тебя порадует: дополнения к "Капиталу", книга III, N 1: закон стоимости и норма прибыли, ответ на рассуждения Зомбарта и К. Шмидта. Позже последует N 2: значительно изменившаяся роль биржи с тех пор, как Маркс в 1865 г. об этом писал. По мере надобности и времени последует продолжение. Первая статья была бы уже готова, если бы я не был так занят1 .

О твоей книге могу сказать, что чем дальше ее читаешь, тем она лучше. Платон и первобытное христианство изложены еще недостаточно по первоначальному плану. Средневековые секты уже гораздо лучше и к тому же crescendo. Лучше всего гусситы, Мюнцер и анабаптисты. Очень много важных экономических выводов из политических событий, но наряду с ними общие места, где были пробелы в изучении предмета. Из этой книги я многое почерпнул; для нового издания моей "Крестьянской войны" это незаменимый подготовительный труд. Я вижу две основных ошибки:

1. Совершенно недостаточное исследование развития и роли элементов, стоящих совершенно вне феодальных группировок, деклассированных, почти париев, элементов, которые должны были неминуемо всплывать при каждом вновь образующемся городе и которые составляли низший, бесправный слой всякого городского населения в средние века, не связанный общиной - маркой, свободной от феодальной зависимости и цеховых союзов. Это трудно, но это основа, потому что постепенно, с уничтожением феодальных уз, они превращаются в авангард пролетариата, который в 1789 г. совершил революцию в парижских предместьях, поглотил все отбросы феодального и цехового общества. Ты говоришь о пролетариях - это выражение неточно: в это понятие ты включаешь и ткачей, значение которых ты изображаешь совершенно правильно; но причислить их к твоему "пролетариату" ты можешь лишь с того момента, когда появились деклассированные, а не цеховые ткачи, и только поскольку существовали деклассированные ткачи. Здесь многое нужно еще сделать.

2. Ты недостаточно полно охватил положение мирового рынка, поскольку об этом может идти речь, и международное экономическое положение Германии в конце XV века. Это положение само по себе объясняет, почему буржуазно-плебейское движение в религиозной форме, которое в Англии, Нидерландах и Богемии потерпело поражение, могло иметь в Германии в XVI веке известный успех: успех его религиозной внешней формы, - тогда как в следующем веке в странах, как Голландия и Англия, где возникло тем временем новое направление мирового рынка, успех его буржуазного содержания оставался под сомнением. Это обширная тема, которую я надеюсь


1 Выше приведенная часть письма при воспроизведении в 1895 г. в "Neue Zeit" была опущена.

стр. 84

подробно изложить в "Крестьянской войне". Лишь бы только добраться до нее!

Что касается стиля, то для того, чтобы оставаться популярным, ты впадаешь то в тон передовой статьи, то в тон школьного учителя. Этого следовало бы избежать; и потом: неужели ты до сих пор, в угоду Янсену, не можешь понять игры слов, которую употребил Ульрих ван Гуттен в выражении obscuri viri? Все дело в том, что оно означает и невежды и обскуранты; именно это Гуттен и хотел сказать.

Все это, однако, между прочим. Ты и Эде обработали совершенно новую тему, а это никогда не удается вполне с первого раза. Вы должны быть довольны тем, что вам удалось создать книгу, вполне пригодную для чтения уже сейчас, когда она, так сказать, представляет собой лишь первый набросок. Но теперь вы оба обязаны не бросать начатую вами работу в этой области, а продолжать ее изучение, чтобы через несколько лет дать новое издание, которое удовлетворило бы всем требованиям.

Из Петербурга мне прислали русский перевод твоей работы - о браке и семье ("Космос"), не знаю, кем сделанный. Посылаю его тебе. Сердечный привет от нас всем вашим.

Твой Ф. Энгельс".

Как мы видим из самого текста письма, речь шла о подлинном заговоре против Ф. Энгельса, о попытках отстранить его от участия в создании истории социализма. Что бы Каутский ни говорил на эту тему через 40 лет, как бы он ни пытался свести все дело к "вопиющему недоразумению", причину надо искать глубже - в принципиальных разногласиях, которые отделяли его от Энгельса. Эти разногласия шли и по линии общеполитических и общетеоретических вопросов; они существовали и в вопросах истории, не даром Энгельс подчеркивает, что у Каутского и Бернштейна должны были существовать веские основания для того, чтобы именно Энгельса отстранить от сотрудничества в "Истории социализма". Достаточно будет сослаться на примечание к книге "Предшественники научного социализма", примечание, которое до сих пор оставалось незамеченным. В первом томе книги "Предшественники научного социализма", вглаве о Томасе Мюнцере, там, где составители книги дают свою, имеющую очень мало общего с Энгельсом, характеристику Мюнцера, мы находим такое примечание:

"Пользуясь Циммерманом, Фридрих Энгельс дал изображение крестьянской войны, а стало быть и деятельности Томаса Мюнцера, которое появилось сперва в VI выпуске обозрения "Новой рейнской газеты" (Гамбург, 1850 г.) и с тех пор неоднократно перепечатывалось отдельным оттиском, озаглавленным "Der deutsche Bauernkrieg". Материал Энгельс взял, как он сам говорит в своем предисловии, у Циммермана, но он переработал его самостоятельно с точки зрения исторического материализма и пользуясь опытом, данным ему революцией 1848 года. Благодаря этому он подметил ряд новых важных черт в сущности крестьянской войны. Эта работа принесла нам большую пользу при изложении нижеследующего"1 .

Эта ссылка на Циммермана как источник Энгельса - что соответствует действительности - нужна была Каутскому для того, чтобы подчеркнуть и вторую сторону вопроса: Циммерман, как известно,


1 Каутский "Предшественники научного социализма". Т. I, стр. 308. 1919.

стр. 85

утверждал, что "Мюнцер поторопился обогнать свое время на три столетия". Каутский с этим несогласен и в критике Циммермана фактически полемизирует с мнением Энгельса по этому вопросу. Замечания, которые делает Энгельс о книге Каутского, были уже опубликованы: они представляют крупнейший интерес и для истории Германии XVI в. и для понимания роли плебса XVI-XVIII веков.

Крупнейший общеметодологический интерес имеет переписка Энгельса с Ф. Мерингом по вопросам истории.

Работа Ф. Меринга, и в частности его "Легенда о Лессинге", получила положительную оценку в письмах Энгельса. Но ценя Меринга как серьезного исследователя,, который на конкретном историческом материале пытался применить принципы исторического материализма, Ф. Энгельс отмечает, подвергая критике ряд его положений, и вскрывает все недостатки экономического материализма как препятствия для подлинно марксистского изучения истории. В этом смысле некоторые из писем Энгельса к Мерингу, давно опубликованные и историками забытые, представляют большой актуальный научный и политический интерес в наши дни. Эти письма должны быть известны, они должны быть изучены историками-марксистами. Мы хотели поэтому здесь напомнить их читателю.

В письме от 14 июля 1893 г. Энгельс ставит вопрос о соотношении экономического, политического и культурного момента в историческом процессе. Он показывает нам, что "у идеолога в историческом смысле (исторический означает здесь понятие собирательное для понятий: политический, юридический, философский и теологический, - словом, для всех областей, относящихся к обществу, а не просто к природе), у идеолога в историческом смысле в области каждой науки имеется известный материал, который образовался самостоятельно из мышления прежних поколений и проделал ряд ступеней самостоятельного развития в мозгу этих следовавших одно за другим поколений".

Ф. Энгельс требует от марксистов в борьбе с буржуазными представлениями о "самостоятельности" идеологий не забывать необходимость изучать историческую роль этих идеологий. Его замечание с полным основанием относится не только к современникам Энгельса, но и ко многим историкам наших дней, в основе взглядов которых "лежит заурядное, недиалектическоё представление о причине и следствии как о двух неизменно разъединенных полюсах..."

В борьбе с экономическим материализмом, который так явственно сказался в работах М. Н. Покровского, письмо Энгельса к Мерингу от 14 июля 1893 года имеет исключительное значение. Напомнить его нашему читателю необходимо:

ЭНГЕЛЬС Ф. МЕРИНГУ

14 июля 1893 года

"... Основное Вы изложили великолепно и убедительно для всякого беспристрастного читателя. Единственное имеющееся у меня возражение состоит в том, что Вы приписываете мне заслуг больше чем следует, если даже включить в число заслуг все то, что я, возможно, сделал бы со временем самостоятельно, но что Маркс своим более острым взглядом и широким кругозором открыл гораздо скорее. Когда кто-нибудь имел счастье в течение сорока лет работать вместе с таким человеком, как Маркс, то обычно при жизни такого человека его сотрудника признают не так, как он, по его мнению, этого заслуживает; если затем более крупная личность умирает, то менее значитель-

стр. 86

ную легко переоценивают, и это, мне кажется, именно то, что произошло в данном случае со мной, История все это приведет в порядок, а до тех пор я благополучно отправлюсь на тот свет и ни о чем больше не буду беспокоиться. Вообще же у вас не хватает лишь одного пункта, который Маркс и я также всегда недостаточно подчеркивали в наших работах и в чем мы все одинаково виноваты.

Дело в том, что мы все главным образом обращали и должны были обращать вынимание на образование политических, правовых и прочих идеологических "Представлений, а также и вытекающих из этих представлений действий из экономических основных фактов. При этом мы пренебрегали формой ради содержания: каким образом создаются эти представления и т. д. Это дало противникам желанный повод к неправильному толкованию; ярким примером этого служит Пауль Барт.

Идеология - это процесс, который хотя и протекает у так называемого мыслителя сознательно, но сознательность эта ложна. Подлинные движущие силы, направляющие этот процесс, остаются мыслителю неизвестными, иначе это не было бы идеологическим процессом. Он, следовательно, измышляет неправильные или воображаемые движущие силы. Так как это процесс мышления, он выводит свое содержание и как форму из чистого мышления, либо из своего собственного, либо из мышления своего предшественника. Он просто оперирует материалом для мышления, который он принимает не задумываясь как продукт мышления и уже больше не анализирует его в качестве процесса, более отдаленного, независимого от мышления.

Это для него разумеется само собой, так как всякое действие, опосредственное мышлением, представляется ему в конечном счете мышлением же обоснованным. У идеолога в историческом смысле (исторический означает здесь понятие собирательное для понятий: политический, юридический, философский и теологический, - словом, для всех областей, относящихся к обществу, а не просто к природе), у идеолога в историческом смысле в области каждой науки имеется известный материал, который образовался самостоятельно из мышления прежних поколений и проделал ряд ступеней самостоятельного развития в мозгу этих следовавших одно за другим поколений. Пусть даже внешние факты, относящиеся к той или иной области, со своей стороны повлияли на это развитие, но эти факты, согласно этой, само собой разумеющейся предпосылки, само по себе противоречат чистому мышлению, которое переварило даже самые упрямые факты. Людей больше всего ослепляет именно эта видимость самостоятельной истории образования государств, правовых систем, идеологических представлений в каждой отдельной области. Если Лютер и Кальвин "преодолевают" официальную католическую религию, если Гегель "преодолевает" Фихте, и Канта, и Руссо - косвенно своим "Общественным договором", - "преодолевает" Монтескье, то это случай, не выходящий за пределы теологии, философии, науки о государстве, представляющий собой этап в истории этих областей мышления и остающийся в рамках этих областей. С тех пор как появилась к тому же буржуазная иллюзия о вечности и непреложности капиталистического производства, преодоление физиократами и А. Смитом меркантилистов является лишь победой мысли, не

стр. 87

в качестве мыслительного рефлекса измененных экономических фактов, но как приобретенный правильный взгляд на уже существующие фактические условия. Если бы Ричард Львиное Сердце и Филипп Август ввели свободу торговли, вместо того чтобы вести Крестовые походы, то мы избежали бы пятисот лет бедствий и глупости.

Этой стороной вопроса, о которой я здесь могу лишь упомянуть, мы все, мне кажется, пренебрегаем больше, чем она того заслуживает. Это старая история: сначала всегда пренебрегают формой ради содержания. Как я уже сказал, делал это и я, и об этой ошибке я вспоминал постоянно лишь post festum. Я, следовательно, не только далек от того, чтобы упрекать Вас, - на это я как старший виновник не имею никакого права - напротив; но мне бы хотелось лишь обратить Ваше внимание на этот пункт. С этим связано также глупейшее представление идеологов: так как мы отрицаем самостоятельное историческое развитие различных идеологических сфер, играющих известную роль в истории, то мы тем самым отрицаем и всякое историческое их влияние. В основе этого лежит обычное недиалектическое представление о причине и влиянии ее как диаметрально противоположных полюсах, абсолютное непонимание взаимодействия. Эти господа, зачастую почти что заведомо, забывают о том, что коль скоро исторический момент, порожденный иными в конечном счете экономическими фактами, тоже воздействует на свою среду, на факторы его породившие..."

Большой интерес представляет и письмо, написанное Ф. Энгельсом Мерингу от 13 июля 1893 г., в котором Энгельс делает ряд конкретных, очень важных замечаний по поводу прусской и общегерманской истории. Энгельс подчеркивает при этом и значение сравнительно-исторического метода при изучении национальной истории. Чтобы понять историю Пруссии и историю Германии, Энгельс указывает на необходимость сравнивать эту историю не с историей отсталой Польши, а с историей Западной Европы и прежде всего Франции. В сопоставлении исторического развития этих двух стран особенно ярко выступают особенности германской истории. В этом же письме есть замечательное указание на роль Пруссии и Австрии как государств, возникших в процессе угнетения и подавления славян, - момент, представляющий исключительный интерес для объяснения истории германской экспансии на Востоке.

ЭНГЕЛЬС Ф. МЕРИНГУ 13 июля 1893 года.

"...Когда-нибудь ведь это должно быть сделано, прежде чем развалится этот хлам. Уничтожение монархистско-патриотической легенды является если не необходимой предпосылкой, то одним из наиболее действенных рычагов для устранения прикрывающей классовое господство монархии (так как в Германии чисто буржуазная республика погибла прежде, чем успела создаться). Тогда у Вас будет больше возможностей, больше пространства, чтобы изложить историю Пруссии как часть общегерманских бедствий. В этом именно пункте я несколько отхожу от Вашей точки зрения, в частности, в понимании предпосылок раскола и неудачи германской буржуазной революции шестнадцатого века. Когда я возьмусь за новую обработку исторического введения к моей "Крестьянской войне" - что, как я надеюсь и хочу, произойдет этой зимой, - я смогу в нем развить соответствующие

стр. 88

пункты. Не то, чтобы я считал указанные Вами пункты неправильными, но я наряду с ними привожу другие и несколько иначе их группирую. При изучении немецкой истории, представляющей собою сплошное непрекращающееся бедствие, я всегда находил, что лишь сравнение с соответствующими эпохами в истории Франции дает настоящий масштаб, потому что там происходит как раз обратное тому, что происходит у нас. Там - создание национального государства из разбросанных звеньев феодального государства именно тогда, когда у нас упадок достиг наивысшей точки. Там наредкость объективная логика во всем ходе процесса; у нас все растущий развал. Там вмешательство англичан-завоевателей в средние века в пользу национальности провансальской против северофранцузской представляет собой чужеземное вмешательство; там войны с англичанами, представлявшие собой, так сказать, тридцатилетнюю войну, оканчиваются, однако, изгнанием интервентов и подчинением Юга Северу. Затем, борьба центральной власти с опирающимся на иностранные владения бургундским вассалам, и в данном случае Бургундия играет роль Бранденбург - Пруссии; и на этот раз также побеждает центральная власть и окончательно создает национальное государство. И именно в этот момент у нас совершенно разваливается национальное государство (поскольку "германское королевство" внутри священной Римской империи можно назвать национальным государством) и начинается грабеж германской территории в крупных масштабах. Это в высшей степени постыдное для немца сравнение, но тем оно поучительнее, а с тех пор как наши рабочие поставили Германию в первые ряды исторического движения, нам несколько легче переносить позор прошлого. Особенно знаменательно для германского развития то, что оба германских государства, разделивших в конце концов между собою всю Германию, не являются чисто германскими государствами, а лишь колониями на завоеванной славянской территории: Австрия - баварская, а Прусская саксонская колония, что они приобрели власть в Германии лишь тем, что опирались на чужие, негерманские владения: Австрия - на Венгрию (не говоря уже о Богемии), Бранденбург - на Пруссию. На находившейся под наибольшей угрозой западной границе положение было иным. На северной границе предоставили датчанам защищать Германию от датчан, а на юге она так слабо была защищена, что швейцарцы, представлявшие собой пограничную охрану, сумели сами отделиться от Германии".

Эти три письма Энгельса показывают нам, какое значение для историков имеет внимательное изучение литературного наследства классиков коммунизма. Сейчас, когда мы внимательно изучаем постановления Центрального комитета нашей партии и правительства по вопросам истории, эти письма полезно вновь воспроизвести и изучить.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Ф-ЭНГЕЛЬС-КАК-ИСТОРИК-ТРИ-ПИСЬМА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Lidia BasmanovaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Basmanova

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Ц. ФРИДЛЯНД, Ф. ЭНГЕЛЬС КАК ИСТОРИК (ТРИ ПИСЬМА) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 22.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Ф-ЭНГЕЛЬС-КАК-ИСТОРИК-ТРИ-ПИСЬМА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Ц. ФРИДЛЯНД:

Ц. ФРИДЛЯНД → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Lidia Basmanova
Vladivostok, Россия
438 просмотров рейтинг
22.08.2015 (761 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
29 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Ф. ЭНГЕЛЬС КАК ИСТОРИК (ТРИ ПИСЬМА)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK