Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-7110

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Сессия Отделения истории и философии Академии наук СССР 25 - 26 сентября 1940 года

Сессия была посвящена истории славянских народов Прикарпатско-Дунайской области и истории народов Эстонии и Латвии.

1. Большой интерес вызвал доклад акад. Б. Д. Грекова "Состояние вопроса о древнейших судьбах славянства в Прикарпатских областях".

В исторической науке вопрос о Прикарпатско-Дунайской Руси поднимался не раз, но такой важнейший вопрос - "откуда пошла земля Русская" - остается нерешенным. Докладчик остановился на "Повести временных лет" и других источниках, проливающих свет на жизнь славянских народов в Прикарпатско-Дунайских областях.

В Западной Европе, отметил докладчик, имя Руси упоминается в источниках уже IX века, а современники Святослава ставят Русь на второе место после Византии. В английских, немецких и чешских источниках не раз упоминается смежная с западными странами Карпатская Русь.

Венгерские ученые XVIII века (Бел и Сирмай) утверждают, что русский народ, живущий в так называемой Угорской Руси, есть остаток древнейших обитателей страны. Ломоносов тоже считал, что славяне издавна жили на правой стороне Дуная. В свое время, теснимые римлянами, они отошли к северу, но после ослабления Рима вновь вернулись к Дунаю. Высказывания Ломоносова находят свое косвенное подтверждение в "Повести временных лет". Надеждин, Шафарик подкрепили это некоторыми новыми данными. После них наука перестала интересоваться судьбами Карпатской Руси. Надеждин объясняет это недооценкой историками того, что именно Карпатско-Дунайские области являются ключом к пониманию нашей древней истории.

Сторонники "северного" происхождения Руси, в частности акад. Куник, старались доказать, что самый термин "Русь" - северный, финский, что за Карпатами никогда не было русского государства, имя "Русь" в Закарпатье имеет более церковный, политически-национальный смысл и т. д.

Ламанский в своем большом научном исследовании "О славянах в Малой Азии" подверг критике доводы Куника, показав, что "русские постепенно простирались далеко на запад". Львовский историк Зубрицкий в своей трехтомной "Истории Галицкой Руси" считает, что жители закарпатских стран всегда назывались и теперь называются руса ми, а варяги никогда там не господствовали. К этим же выводам пришел Иловайский, а позднее и немецкий ученый Роберт Реслер. Последний, учитывая неизбежные возражения румынских писателей, старался особенно убедительно показать, что древнейшее население Молдавии и Трансильвании было русское. Реслер согласен с Маврикием, утверждающим, что славяне занимают район, по которому протекают, впадая в Дунай, четыре реки: Прут, Серег, Дембовица и Алюта. Реслер считает, что и теперь на этой территории названия некоторых рек и мест звучат по-славянски.

Василевский, признавая работы Реслера "замечательным исследованием", дополняет его выводы тезисом, что в XI - XII вв. на Дунае жили русские и там тогда "возникали новые русские поселения". В подтверждение он ссылается на византийского историка Аттилиата середины XI в., утверждавшего, что в его время в придунайских городах преобладали славянские элементы. Фалевич, изучавший топонимику Карпатского края, указывает в своей работе "История древней Руси", что название "Русь" есть коллективное обозначение славяно-русских колен, живших в бассейне древнего Русского моря от Дуная до Днестра. М. С. Грушевский на основании обширного материала устанавливает в своем первом томе "Истории Украины", что восточные славяне - анты - обитали западнее Днестра и на Дунае еще в конце VI века. Восточные славянские племена, жившие в то время в Прикарпатье, он считает украинцами. В конечном итоге Грушевский заключает, что имя "Русь" является "более древним чем варяги.

Далее акад. Греков подробно остановился на теории норманистов, наиболее ярким защитником которой в последнее время был Шахматов. Докладчик, критически анализируя доводы Шахматова, убедительно показывает необоснованность его утверждения относительно финского происхождения слова "Русь". В заключение акад. Греков подчеркивает исключительную важность всестороннего дальнейшего исследования древнейших судеб нашей родины, причем он считает, что вопрос о Руси Карпатской необходимо изучить независимо от вопроса о варягах - руси. Наши современные условия как нигде, позволяют нам поставить изучение истории Карпатского края на должную высоту и восполнить соответствующие пробелы старой науки.

стр. 140

2. Значительный интерес представляет доклад проф. З. Неедлы "Борьба украинцев Буковины за свою национальную независимость". Докладчик отметил, что украинцы Буковины являются наименее известным народом из всех недавно вошедших в состав Советского Союза. Научной литературы о Буковине и тамошних украинцах почти нет, ибо трехтомная "История Буковины" и двухтомный труд "Русины Буковины" Раймонда Фридриха Каниндл, профессора Черновицкого университета, хотя и являются наиболее систематическими исследованиями о Буковине и ее украинском населении, но и они не стоят на уровне современной исторической науки и слабы в методологическом отношении. Между тем украинцы Буковины, жившие в течение столетий в чрезвычайно тяжелых условиях окружения чуждыми и зачастую враждебными элементами, сумели сохранить свою национальную самобытность. Их многолетняя борьба за национальное существование и независимость заслуживает особого внимания. Так называемая латинская школа, возникшая в Румынии в 60-х годах прошлого столетия, пыталась доказать, что румыны - прямые потомки римлян, поселившихся на Нижнем Дунае во времена императора Трояна, и потому только они обладают исконными правами на прилетающие, области, в том числе и на Буковину. Славян эта школа рассматривала как варваров, являющихся более поздними пришельцами, и исключала их из истории Румынии. Наряду с этими псевдонаучными взглядами на прошлое Румынии в исторической науке существовало и совершенно противоположное течение. Видный историк Богдан Гастэу, чуждый шовинизму, доказывал на основе исторических фактов, что румынская культура вовсе не является продолжением римской, а, наоборот, представляет собой совершенно самостоятельное явление, и развивалась она преимущественно под влиянием славянских культур: болгарской, а потом русской.

Останавливаясь более подробно на истории буковинских славян, докладчик подчеркнул очень раннее появление их на сцене истории. Он привел высказывания видного венгерского этнографа и лингвиста Гумфольви о том, что наиболее ранние топографические названия в Буковине, исходящие из глубокой древности, являются славянскими. Название "Карпаты" очень древнее и встречается еще у Птолемея, но украинцы не пользовались им и до сих пор предпочитают называть эти горы "Полонины", что значит "хорошие пастбища на горном хребте". Так, в 1398 г. молдавский воевода Роман в грамоте называет себя государем молдавской земли "с полонин до моря".

Валахи же появляются здесь значительно позднее славян. Самое название страны - "Буковина" - также славянского происхождения и встречается еще в грамоте воеводы Романа 1392 г., написанной к тому же на церковно-славянском языке.

Славянское влияние во внешней политике молдавского княжества было весьма заметным и сказывалось прежде всего в стремлении к сближению с Западной Украиной и особенно с Покутией.

Из источников по истории украинцев Буковины более позднего периода особую ценность представляют рефераты австрийских властей конца XVIII века. Они рисуют безотрадное положение украинцев Буковины в период властвования над ними молдавских князей. Преобладающим занятием крестьян было скотоводство, да и та очень примитивное. Ремесло было редким явлением. Все необходимое крестьяне изготовляли сами. Жизнь в городе немногим отличалась от деревенской. Достаточно сказать, что к моменту прихода австрийцев (конец XVIII в.) в стране был только один образованный человек - боярин Базиль Бальтс. В 1750 г. князь Август Понятовский в Залещиках - на границе Буковины - построил суконную фабрику. Рабочих он пригласил из Силезской Братиславии. Одновременно он хотел построить протестантскую церковь для рабочих, но католический епископ не разрешил. Тогда Панятовский обратился к молдавскому воеводе, и последний позволил построить церковь на другом берегу Прута - на территории Буковины. Благодаря этому Польша получила фабрику, а Буковина - церковь.

К сожалению, не имеется сведений об отношении украинцев Буковины к хмельничине, которой они, несомненно, должны были сочувствовать. Лучше обстоит с материалами по истории Буковины в XVIII веке. Имеющиеся источники говорят о бегстве крестьян из поместий в горы и о борьбе их с боярами. В этой борьбе наиболее видную роль играло украинское племя гуцулы. Это - не славянское, а румынское название данного племени. По-румынски "гуц" - "разбойник", "бандит", а "ул" - "тот". За смелую и решительную борьбу с помещиками последние и прозвали их "гуцулами". Одним из видных руководителей этого движения был Олеш Добош, расстрелянный австрийцами в 1745 году. Гуцулы по всей области Карпат до сих пор вспоминают о нем с большим уважением.

К концу XVIII в. в жизни украинцев Буковины произошел большой перелом, вызванный оккупацией в 1768 г. Буковины русской армией. Длительное пребывание здесь русских (до 1774 г.) произвело на малые славянские народы большое впечатление. Население Буковины возросло за счет прибывших галицийских украинцев. Австрийский император Иосиф II, правильно оценивший важное стратегическое положение Буковины, потребовал присоединения ее к Австрии, с чем Турция вынуждена была согласиться, а русское командование в лице ген. Романцева, получившего хороший "подарок", против этого не возражало. Бояре и духовенство открыто приветствовали присоединение Буковины к Австрии. Попытка австрийского императора возложить на буковинских крестьян несение сторожевой пограничной службы потерпела неудачу из-за сопротивления последних.

В дальнейшем австрийское правительство довольно энергично содействовало росту в Буковине промышленности. По его инициа-

стр. 141

тиве в Буковине строились солеварни, стекольные и лесопильные заводы, добывались железо и другие ископаемые, строились дороги, развивалась торговля и т. д. Население Буковины за время с 1774 г. до конца XIX в, увеличилось с 75 тыс. до 650 тыс. жителей. Одновременно росли и города. С развитием промышленности появляются буржуазия, пролетариат и буржуазная интеллигенция.

Правительство привлекало немцев-колонистов, хозяйства которых должны были служить образцом для крестьян Буковины. С ростом буржуазии встает и национальный вопрос. В Буковине буржуазия в большинстве своем была инонациональной, преимущественно немецкой, она не была связана с большинством населения. Естественно, что она не могла выступать под одним национальным флагом со всем местным населением.

В середине XIX в. в Буковине развернулось широкое крестьянское движение за отмену барщины и феодальной зависимости. Под давлением масс барщина была отменена в Буковине раньше чем в других районах Австрии. В революцию 1848 г. выступление буковинской буржуазии было слабым и требования ее были довольно робкими. Национальный вопрос в целом даже не поднимался; было выставлено единственное требование - отделить Буковину от Галиции ввиду "различия национальностей, языка, нравов, обычаев" и т. д.

После революции 1848 г., с появлением новой буржуазии и интеллигенции, вышедшей уже из среды свободного крестьянства, положение меняется. С момента введения в Австрии конституции (1861 г.) Буковина как самостоятельное герцогство получила отдельный сейм, земскую управу я представительство в центральном парламенте. Этим прежде всего воспользовались новая буржуазия и интеллигенция. Стали быстро возникать культурно-просветительные и другие Национальные организации, создаются национальные школы, зарождается литература. К числу видных писателей и общественных деятелей конца XIX в. принадлежат Осип Федкович-Гордынский, Ольга Кобылянская. К концу XIX в. политические партии: "Народная партия", "Русская партия" и другие - и буковинские крестьяне выступают уже с политическими требованиями. Революция 1905 г. в России оказала сильное влияние на буковинское крестьянство.

Империалистическая война 1914 - 1918 гг. причинила ужасные бедствия народу Буковины. С 1914 по 1917 г. последняя была занята царской армией, а в ноябре 1918 г., с согласия Антанты, Буковину заняла Румыния вопреки воле народа, заявившего о своем желании присоединиться к Украине. Командование румынской оккупационной армией заявило, что Румыния не намерена удерживать за собой Северную Буковину. Но на мирной конференции представители Румынии, запугав Антанту опасностью растущего в Буковине большевизма, добились в 1920 г. присоединения ее к Румынии. С этого времени начинается период румынского господства в Буковине, национального и политического угнетения украинцев. Украинские школы были закрыты, сейм упразднен, украинский язык запрещен и т. п. Некоторые румынские ученые в угоду оккупантам старались "научно" доказать, что в Буковине украинцы никогда не жили, что буковинские украинцы - это украинизированные румыны, поэтому румынизация буковинского населения - вполне закономерное явление.

Румынское правительство ввело в Буковине явно непосильные для населения налоги. При проведении аграрной реформы из 73 тыс. га земли украинцы получили только 8 тыс. га, а остальная земля была роздана румынам-колонистам. Между тем украинские буржуазные партии не вели никакой борьбы с оккупантами и, наоборот, раболепствовали перед ними, чем окончательно лишили себя всякого доверия масс. Социал-демократия сильно дискредитировала себя своим сближением с румынской социал-демократией. Правительство Румынии, разрушая промышленность в украинских областях страны, стремилось тем самым уничтожить всякую базу для рабочего движения, однако это не ослабило коммунистического влияния в массах буковинского народа. Компартия стала единственной надеждой трудящихся украинцев в борьбе за независимость, за право на дальнейшее существование. Но основную надежду украинцы Буковины возлагали на Советский Союз, который и пришел им на помощь, освободив их из капиталистической кабалы.

3. Тов. Я. Я. Зутис выступил с кратким сообщением на тему "Образование и развитие эстонской нации и борьба эстов за национальную независимость".

Исходя из указаний товарища Сталина, докладчик анализирует три периода в истории национального движения эстов.

Первый период - время ликвидации феодализма на Западе и победа там капитализма, когда происходит складывание людей в нации. Эсты, как и другие народы Восточной Европы, в своем национальном развитии значительно отстали от Запада. Хронологически первый период в истории Эстонии совпадает со второй половиной XIX века; второй период приурочивается ко времени появления империализма и кончается для Эстонии летом 1940 г.; третий период, советский, начинается уничтожением капитализма и полной ликвидацией национального гнета.

Ограничив рамки своего исследования первыми двумя периодами, тов. Зутис отметил, что разложение феодально-крепостнических отношений в Эстонии, как и во всей Прибалтике, начинается со времени реформ царского правительства в начале XIX в., на которые оно вынуждено было пойти отчасти под страхом французской буржуазной резолюции. Эти ограниченные реформы, освобождая формально крестьян от крепостной зависимости, сохраняли барщину, а также судебную и административную власть за помещиками. В 40-х годах XIX в. царское правительство под влиянием крестьянского

стр. 142

движения и революции на Западе вынуждено было вновь "заняться" аграрным вопросом в Прибалтике. В 60-х гг. царское правительство провело ряд реформ в Прибалтике, в частности отменило в 1868 г. барщину. В подтверждение крайней ограниченности этих реформ тов. Зутие привел отзыв о них генерал-губернатора Аббединеля: "...аграрное законодательство 60-х " годов было направлено главным образом на обеспечение немногочисленного, но экономически значительного слоя крестьян-дворохозяев", короче говоря, сильного кулачества.

Однако и после всех реформ в Эстонии сохранились пережитки феодально-крепостнических отношений. В частности в руках дворянства осталось не менее 90% всей земля; суд, администрация и школы, по существу, оставались под надзором того же дворянства. От него целиком зависело развитие промышленных и торговых предприятий в деревне, в частности дворянству принадлежало монопольное право на производство пива и торговлю им.

Ко всему этому население испытывало на себе тяжелый национальный гнет со стороны дворянства, крайне пестрого по своему этническому составу.

Политика руссификации со стороны царского правительства была основным тормозом на пути национального развития Эстонии, и это сказалось на национальном движении. Первый этап этого движения, направленного против феодальных пережитков, был прогрессивный, между тем на втором этапе, начиная с 80 - 90-х гг. XIX в., национальное движение переживает своеобразный кризис. Эстонская буржуазия пресмыкается перед царским правительством и тем подрывает свой авторитет не только среди рабочих, но и среди мелкой городской и сельской буржуазии и трудовой интеллигенции.

Новый и наиболее важный период связан с зарождением и развитием рабочего движения в Эстонии и революцией 1905 года. В среду эстонской интеллигенции и рабочих начиная с 90-х гг. стали проникать революционные идеи через марксистские кружки студентов в Юрьевском университете. Усиливалось влияние в Эстонии нелегальных марксистских кружков Петербурга. Ярким примером этого влияния может служить деятельность М. И. Калинина, работавшего в 1901 - 1903 гг. токарем на заводе "Вольта" и в железнодорожных мастерских Таллина, где он организовал и руководил нелегальным кружком и налаживал подпольную типографию, подготовляя идейное и организационное оформление революционной группы. Объединение революционных кружков в Таллине осенью 1904 г. послужило началом оформления таллинской организации РСДРП. Наблюдая организационный и политический рост движения пролетариата, некоторые группы мелкой буржуазия и интеллигенции пытаются впротивовес РСДРП организовать свою самостоятельную социал-демократическую партию, что, однако, успеха не имело. Выросший к этому времени городской пролетариат нашел себе союзника в деревне в лице батрачества, безземельных крестьян, мелких арендаторов и других категории деревенской бедноты, составлявших 75% сельского населения.

В революции 1905 г. эстонский пролетариат шел нога в ногу с русским пролетариатом, особенно с пролетариатом Петрограда, Наоборот, в лице эстонской буржуазии, напуганной революцией, царское правительство встретило необходимую для себя поддержку.

Царское правительство, видя особую опасность в революционном движении прибалтийских стран, приняло все меры к его удушению. Кровавый террор, проводимый генерал-губернатором Сологубом, а затем сменявшим его Меллер-Закомельским, носил особенно жестокий характер. Всякая легальная деятельность рабочих организаций, в том числе и профсоюзов, в годы реакции стала невозможной.

В предвоенные годы нараставшее рабочее движение находилось под влиянием большевиков. В годы войны деятельность революционных организаций была сильно затруднена. В период февральской революции эстонская буржуазия стремилась укрепить свои политические позиции и захватить власть на местах в свои руки, выступая под лозунгом "Право наций на самоопределение". Состоявший преимущественно из серых баронов сейм 15 декабря 1917 г. был разогнан победившим пролетариатом. Эстонская буржуазия совместно с дворянством пригласила кайзеровские войска, которые и оккупировали Эстонию. Разбитые наголову "национальные правительства" вынуждены были обратиться за помощью против своих рабочих и крестьян к империалистам Запада, к вековым угнетателям и эксплоататорам мелких национальностей всего мира.

Советская власть, просуществовавшая в Эстонии три с половиной месяца, была свергнута кайзеровскими и белоэстонскими войсками. Трудящиеся Эстонии попали под двойной гнет: отечественной буржуазии и белогвардейских банд Антанты, силами которых эстонская буржуазия воспользовалась для борьбы с революционным движением в Эстонии, превратив тем самым последнюю в плацдарм для наступления этих банд на Советскую Россию.

Разгром Красной Армией банд Юденича заставил эстонскую буржуазию подписать 2 февраля 1920 г. мир с Советской Россией. Временная победа контрреволюции на окраинах бывшей России обусловила возможность существования "самостоятельной" буржуазной республики Эстонии, на которую великие империалистические державы продолжали смотреть как на удобную базу для организации нового похода против Советской России.

Политика эстонской буржуазии в послевоенный период приводила к закабалению страны и ограблению ее иностранными капиталистами. К 1938 г. из 150 крупных промышленных предприятий в Эстонии 77 с 16856 рабочими принадлежали иностранцам и только 73 предприятия с 9513 рабочими были эстонские. В оптовой крупной торговле иностранный капитал составлял 60,8%, г.

стр. 143

в розничной - 40,1%. Внешний долг Эстонии достиг 186 млн. крон плюс 130 млн. крон военных долгов. Так выглядела "независимая" Эстонская, республика накануне своего бесславного конца. Вступление Эстонии в состав великого Советского Союза навсегда избавило трудящиеся массы от двойного капиталистического гнета и открыло широкий путь к экономическому, политическому и национальному развитию, путь к мирной, счастливой жизни.

4. С докладом на тему "Латвия с 1938 по 1940 год" выступил старейший партийный работник Латвии П. Г. Дауге, полвека отдавший революционной борьбе.

"Самостоятельная" Латвия за 20 лет своего существования, отметил тов. Дауге, прошла довольно тяжелые испытания. За этот период Латвия пережила три переворота, в итоге которых трижды возникала советская власть. В конце 1917 г. советская власть просуществовала около 2 месяцев, второй раз, в конце 1918 г., просуществовала 5 месяцев, и в третий раз она возникла на самой прочной основе в 1940 г., в результате волеизъявления трудящихся масс Латвии. Переходя к анализу предпосылок революции 1917 - 1918 гг. в Латвии, докладчик приводит ряд интересных данных, свидетельствующих о сравнительно высоком уровне промышленного развития Латвии к этому времени.

Развернувшаяся в 1914 г. империалистическая война со всеми ее последствиями явилась толчком к подъему революционного движения. Латвийский пролетариат уже тогда тесно связал свою судьбу с рабочим классом России. При вторжении в Латвию в 1915 г. германцев большинство рабочих выехало в Центральную Россию. В частности в металлургической промышленности осталось на месте не более 3%.

Латышская социал-демократическая партия, продолжая работать в условиях глубокого подполья, сумела проникнуть в ряды латышских стрелков, которые впоследствии заняли видное место в рядах революционного пролетариата, освободившись от влияния меньшевиков. Конференция социал-демократов Латышского края 19 - 22 апреля 1917 г. положила в основу своих решений апрельские тезисы Ленина и одновременно с этим положила конец формальному единству социал-демократической партии1 .

С этого времени влияние большевиков в массах латвийского народа стало быстро усиливаться. Избрание на съезде рабочих, стрелковых я безземельных депутатов в конце июля 1917 г. в Риге Исполнительного Комитета Латвии - "Исполат" - положило начало двоевластию в Латвии. Керенский, видя это, поспешил сдать Ригу немцам, надеясь тем уничтожить один из очагов революции и поставить под такую же угрозу Петроград. Победившая Октябрьская революция в России вдохновила пролетариат Латвии на открытое восстание; его победа привела к образованию советской власти в северной части Латвии с центром в городе Валк. За короткое время в чрезвычайно трудных условиях советская власть провела целый ряд важнейших мероприятий: национализацию промышленности, конфискацию земель и др. Правда, широкой аграрной реформы провести тогда не удалось. Начавшееся новое наступление немцев привело в конце февраля к падению советской власти.

В Латвии вновь наступила полоса террора. Вся революционная деятельность была опять перенесена в подполье. Оккупационный режим в Латвии, целиком одобрявшийся германскими и латышскими социал-демократами, был использован местной буржуазией для укрепления своего положения. Стоявший во главе "независимой" Латвийской республики лидер "Крестьянского союза" Ульманис поспешил заключить с уполномоченным Германии социал-демократом Викингом договор о совместной борьбе против Красной Армии и о предоставлении Германии права поселить 40 тыс. немецких солдат на латвийской земле. Этим актом латвийская буржуазия наглядно продемонстрировала свой "патриотизм".

Трудящиеся массы Латвии правильно оценили политику правительства Ульманиса. Уже 3 января в Риге восстали рабочие вместе с латышскими стрелками. К половине января рабочим удалось очистить от немецких оккупантов Ригу, Митаву и другие города.

На Учредительном съезде советов Латвии, открывшемся в Риге 13 января 1919 г., выступил исключительно тепло встреченный председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. В большой программной речи он подчеркнул особую роль латвийских стрелков в борьбе за революцию, призывал трудящихся Латвии к дальнейшей решительной борьбе и рекомендовал им учесть богатейший опыт партии большевиков.

Второй период существования советской власти в Латвии продолжался 5 месяцев. Строить новую жизнь пришлось в невероятно трудных условиях. Ограбленная оккупантами страна переживала голод, который был несколько ослаблен продовольственной помощью Украины. Все мероприятия советской власти были направлены к удовлетворению жизненных потребностей трудящихся, к их сплочению, к организации всех сил страны на борьбу с международной контрреволюцией. Важнейшим вопросом для советского правительства Латвии и в этот период был вопрос аграрный, но при его разрешении были допущены крупные ошибки; одной из них является отказ от раздела национализированных баронских земель среди безземельных и малоземельных крестьян. Ошибкой было также запрещение батракам - рабочим совхозов - иметь свой собственный скот. Тов. Дауге отметил, что автор статьи о Латвии в "Большой советской энциклопедии" неправ, утверждая, что якобы советское правительство Латвии и компартия стремились к немедленной ликвидации мелкого и среднего землевладения и землепользования; это фактически неверно. Указав на допущенные ошибки в отношении к профсою-


1 До 1917 г. в социал-демократические партии Латышского края входили большевики и меньшевики.

стр. 144

зам, в военном вопросе и др., докладчик одновременно подчеркнул колоссальную работу, проделанную советским правительством Латвии в условиях нараставшей угрозы интервенции, подготовка которой велась международной буржуазией. 30 тыс. плохо вооруженных бойцов советской армии не смогли устоять против 80 тыс. солдат объединенной контрреволюции.

Наступил новый период в истории Латвии. По настоянию Антанты войска фон дер Гольца ушли из Латвии, и она стала "независимой". Вместо пастора Недра - ставленника немцев - во главе правительства стал Ульманис - сторонник Антанты. Трудящиеся массы не могли мириться с двойной кабалой. Их взгляды ясно выразил знаменитый латвийский поэт Райнис. "Для Латвии, - писал он, - отрыв от России был бы равносилен отрыву от ее экономических условий существования... Для России отрыв Латвии означал бы закрытие доступа к морю... Для Европы это означало бы непрерывную военную угрозу, так как грядущая свободная Россия не даст себя задушить". Освобождение Латвии Райнис видел в победе пролетарской революции в России и в Латвии. Мечта Райниса и трудящихся масс Латвии сбылась только через 20 лет. "Независимая" буржуазная Латвия с каждым годом все глубже и глубже погружалась в тину капиталистической зависимости от великих империалистических держав.

Далее тов. Дауге на ярких фактах показал, как латвийская буржуазия и социал-демократия в критический для себя момент в борьбе с влиянием победившей в России социалистической революции вынуждены были в целях демагогии "пустить в ход самые демократические средства, столь демократические, какие только возможны"; это нашло свое выражение в конституции, в аграрной реформе и в ряде других мероприятий.

Учтя стремления крестьян, буржуазия объявила национализацию земли и раздел ее между крестьянами. Признавая эту реформу невыгодной для буржуазии, газета "Латвис" указывала, что "другим путем нельзя было приостановить надвигающейся волны коммунизма". Правительство, проводя реформу, вовсе не думало наделять землей деревенскую бедноту и батрачество. По принятому закону, владельцам за национализируемую землю полагался выкуп, в результате помещики вместо земли получили 191,7 млн. лат. Беднота и батрачество лишены были возможности покупать нарезанные участки, зато их охотно покупали зажиточные элементы деревин. В частности из 186345 участков 81838 были куплены помещиками, государственными чиновниками, церковными приходами, государственными, общественными и торговыми учреждениями. После реформы оказалось, что 30,9% всех хозяйств владели 75% всей земли, но зато безземельными остались 200 тыс. батраков и поденщиков, 120 тыс. мелких арендаторов. Так выглядела Латвия после "весьма демократической" аграрной реформы. В то же время аграрный кризис, сделавшийся в Латвии почти перманентным, ставил большинство населения деревни в чрезвычайно тяжелые условия.

Демократизация конституции носила такой же демагогический характер. Достаточно сказать, что компартия была загнана в глубокое подполье и подвергалась самым зверским преследованиям.

Наступивший в 1929 г. всеобщий экономический кризис принес трудящимся массам еще большие лишения. За годы кризиса было продано за неуплату долгов и налогов имущество 16883 старых крестьянских дворов я 9358 "новохозяйств". Положение рабочих было еще хуже. Реальная заработная плата снизилась до 40% довоенного уровня. В ряде мест безработицей было охвачено от 70 до 80% рабочих. Задолженность крестьян к 1936 г. достигла 320 млн. лат. Наиболее реакционные слои буржуазии, напуганные ростом недовольства рабочих и беднейших слоев крестьян, лихорадочно готовили государственный переворот, имевший целью ликвидацию даже видимости демократии.

Внешняя политика буржуазной Латвии общеизвестна. Идя на поводу у английского империализма, правящие круги Латвии охотно предоставили приют наиболее матерым русским белогвардейцам. Ригу они превратили в центр фабрикации политических "уток" о Советском Союзе. Роль Латвии в прибалтийском военном союзе, направленном против СССР, тоже была не последней. Призыв Ульманиса по радио 10 февраля 1940 г. встретить во всеоружии "тяжелый решительный момент" и сосредоточение белогвардейских отрядов на границе с Советской Россией убедительно говорили сами за себя. Разоблачение вероломства со стороны правящих элементов по отношению, к Советскому Союзу и латвийскому народу положило конец господству реакционной клики в Латвии. Выполняя волю народа, сейм 21 июня объявил Латвию советской социалистической республикой и одновременно декларировал о вступлении Латвии в состав СССР. С этого времени Латвия навсегда вошла в семью народов Советского Союза.

5. Большой интерес представляет доклад проф. Н. Н. Петровского на тему "Иван Франко, как историк освободительной войны 1648 - 1654 годов".

Докладчик отметил, что жизнь и деятельность выдающегося украинского писателя-демократа, ученого и публициста, Ивана Яковлевича Франко тесно связаны с Западной Украиной. Он проявлял особый интерес к истории украинского народа, к его освободительной борьбе с польской шляхтой, в частности к освободительной войне 1648 - 1654 годов. В своих работах, касающихся этой войны, Франко поставил и разрешил целый ряд вопросов и тем самым рассеял много неверных утверждений, существовавших в исторической литературе относительно освободительной войны 1648 - 1654 годов.

В своих работах Франко показал, что Польше, бывшей в тот период сильным го-

стр. 145

сударством в Европе, был нанесен восстанием в 1648 г. на Украине ряд таких ударов, от которых она уже не могла больше оправиться. Он уделил много внимания Богдану Хмельницкому, его взаимоотношениям с Д. Чаплинским и К. Барабашем перед 1648 годом. Но наряду с этим Франко, по мнению докладчика, делает неверное утверждение, что Ильяш и Барабаш - одно и то же лицо. Докладчик указал еще на ряд положений Франко, с которыми нельзя согласиться.

Анализируя ход войны 1648 г., Франко очень много уделил внимания показаниям разных источников о битве под Желтыми водами. Франко делает правильный вывод, что Стефан Потоцкий от полученных в бою ран умер не в Запорожье, а в казацком лагере, что в польских драгунских частях служило много "украинских паробков", завербованных силой. С развитием освободительной войны эти украинцы переходили массами на сторону своего народа, что имело место, в частности, во время битвы под Желтыми водами. Тов. Петровский отмечает, что Франко, анализируя материалы о роли казака Никиты Галагана и известного сподвижника Богдана Хмельницкого народного героя Максима Кривоноса в битве под Корсунем, приходит к очень интересным выводам и рассеивает легенду, созданную о них Костомаровым.

Соглашаясь с выводами Франко о подложности Белоцерковского универсала, докладчик привел ряд аргументов в подтверждение этого тезиса, отметив при этом, что сторонники противоположной точки зрения, т. е. признающие подлинность этого универсала, никаких убедительных доводов в пользу этого не приводят.

Отмечая большие заслуги Франко в области истории освободительной войны украинского народа против гнета польской шляхты, докладчик говорит, что Франко все же не дал в своих работах цельной истории войны 1648 - 1654 гг., войны, приведшей к освобождению украинского народа, хотя внес очень много нового в изучение этого, весьма интересного периода; в частности он опубликовал ряд новых источников и подверг всесторонней критике известные до того источники.

Несомненно, что работы великого писателя-демократа Франко, представляющие большой интерес для советской исторической науки, будут всесторонне использованы в исследовательской работе советскими историками.

Докладчик остановился и на ряде других работ Франко, в которых последний весьма убедительно показывает положение украинского народа накануне восстания Хмельницкого, а также изменения в положении народа в процессе восстания. Докладчик одновременно показал весьма критическое отношение Франко к другим историкам хмельничины, что само собой говорит о большой ценности его работ.

6. С докладом "Двадцатилетие тезисов Ленина по национальному и колониальному вопросам на II конгрессе Коминтерна" выступил тов. Войти некий.

Останавливаясь на речи Ленина "О современном мировом положении и задачах Коминтерна", докладчик подчеркнул центральную мысль этой речи - о том, что в результате первой мировой империалистической войны к ранее угнетенному миллиарду колониального населения прибавилось еще 1/4 миллиарда нового населения за счет побежденных стран, которые побеждены и брошены в положение колоний.

Этот факт Ленин считал основным источником дальнейшего обострения всех капиталистических противоречий, которые неизбежно ведут к революции. Ленин блестяще показал в своих работах, что "для империализма характерно как раз стремление к аннектированию не только аграрных областей, а даже самых промышленных"1 .

Вскрыв глубокие корни оппортунизма II интернационала и его тесную связь с колониальной политикой империализма, Ленин с предельной ясностью показал общность интересов международного рабочего класса и угнетенных колониальных народов в их борьбе против капитализма. Под натиском этих объединенных сил "всемирный империализм должен пасть" (Ленин).

Исходя из послевоенного положения и задач Октябрьской революции, Ленин поставил перед II конгрессом Коминтерна в качестве одной из важнейших проблем организацию освободительного движения угнетенных народов колониальных и зависимых стран, поднимающихся на борьбу против капиталистического рабства и феодального гнета.

Это означало, что вопрос о национальной независимости колониальных народов после Октябрьской социалистической революции стал составной частью общего вопроса о пролетарской революции, что борьба против национального гнета должна вестись международным пролетариатом совместно с угнетенными народами.

Далее докладчик подробно остановился на других важнейших положениях Ленина, выдвинутых в тезисах, имеющих важное теоретическое и политическое значение, в частности на том, "что с помощью пролетариата наиболее передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития - к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития"2 . В качестве яркого примера тов. Войтинский сослался на развитие Монгольской народной республики.

Докладчик подчеркнул, что ленинские тезисы в целом являются богатейшей сокровищницей марксистско-ленинской теории и стратегии по вопросам революционного движения в колониях и зависимых странах. Они стали основным руководством для всех братских коммунистических партий и знаменем для угнетенных колониальных народов и трудящихся масс капиталистического мира.

М. О.


1 Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 144.

2 Лени п. Соч. Т. XXV, стр. 354.

стр. 146

Комиссия по истории города Москвы

21 июня 1939 г. при секторе истории СССР до XIX в. Института истории Академии наук СССР была организована группа по изучению истории Москвы с целью дать подлинно научную, марксистскую историю социалистической столицы нашей родины. Руководство группой было возложено на проф. В. И. Лебедева.

В состав группы вошли ряд научных сотрудников Института истории Академии наук СССР, Московского отделения Института истории материальной культуры, Государственного Исторического музея и Музея истории и реконструкции Москвы, археологи, архитекторы, москвоведы, историки и др.

Через год - 23 июня 1940 г. - Президиум Академии наук СССР утвердил группу по изучению Москвы как самостоятельную организацию в системе Института истории, включив в штат Института 3 членов группы. В октябре 1940 г. она получила окончательное оформление в системе Академии наук как Комиссия по истории города Москвы. Ее руководство определилось в следующем составе: академик Б. Д. Греков, проф. В. И. Лебедев (председатель Комиссии), член-корреспондент АН С. К. Богоявленский (заместитель председателя), член-корреспондент АН С. В. Бахрушин, М. Н. Тихомиров, Б. Б. Кафенгауз, К. В. Сивков, А. Л. Сидоров, С. И. Черномордик и П. Н. Миллер (секретарь Комиссии).

Президиум Академии наук СССР поручил Комиссии написать четырехтомную "Историю Москвы", предложив составить и обсудить план работы совместно с Мособлисполкомом, Моссоветом и другими московскими организациями.

Разработанный план издания предусматривает выпуск 4 томов, разделенных на 19 частей, размером до 200 печатных листов, не считая иллюстраций и библиографии.

При организации подбора материалов для первого тома "Истории города Москвы" прежде всего пришлось провести учет авторского и редакторского актива, причем по 1 июля 1940 г. из 250 посетителей заседаний группы 106 изъявили желание активно работать в группе, причем выяснилась возможность прочесть ряд докладов (более 150), из которых часть уже готова, а остальные могут быть подготовлены в кратчайший срок.

Многие из этих докладов касаются первоочередного материала, необходимого для первого тома "Истории Москвы" (по конец XVII в., до Петра I).

Для того чтобы подготовить в соответствии с планом материал для первого тома "Истории", с ноября 1939 г. по 1 июля 1940 г. было организовано 22 заседания, в том числе 20 научных, на которых было заслушано 40 докладов: по геологии Москвы - 1, по археологии - 9, по истории - 7, по архитектуре - 4, мемориальных - 5, по историческим источникам - 5 и организационных - 9.

Сообщения по историческим источникам были сделаны М. И. Александровским II. М. Тарабриным, О. А. Яковлевой, Н. П. Розановым и П. Н. Миллером.

Заслушанные доклады и вызванные ими большие и содержательные прения по древнему периоду истории Москвы показали, что до сих пор, несмотря на солидный возраст историографии Москвы и большой сравнительно печатный материал, многие спорные и туманные вопросы по истории Москвы еще не разрешены и что ни историки, ни, в особенности, археологи на разрешение этих вопросов не обращали должного внимания. Например ставится под сомнение вопрос о времени возникновения города Москвы, не сказано окончательное слово о первичном поселении в Москве (Кремль или другое городище), до сих пор в полной силе остаются лингвистические вопросы о происхождении названия "Москва", и т. д., и т. д.

Институт истории был совершенно прав, постановив организовать москвоведов до предполагаемого 800-летнего юбилея Москвы, чтобы в готовящемся многотомнике не допустить "белых мест" и постараться ответить на все давно поставленные вопросы.

Удачными оказались два археологических доклада, сделанных на выездных заседаниях группы. Доклады эти, проведенные археологом С. В. Киселевым на Сетунском городище и О. Н. Бадером на Андреевском городище, лишний раз доказали, что систематические археологические раскопки на территории Москвы вполне возможны.

Научно-исследовательских работ на новостройках производится две: одна - на Бабьем городке, при строительстве главного здания Академии наук, другая - на Вшивой горке, на устье Яузы, при строительстве жилого дома НКВД. По первой археологические наблюдения уже закончены, по второй - на Вшивой горке - производятся с мая 1940 года.

В настоящее время комиссия по изучению истории Москвы связана с комиссией содействия реконструкции Москвы при Академии наук, с комиссией по переименованию улиц при Московском совете, с Академией архитектуры и Союзом советских архитекторов, с Государственным Историческим музеем, с Музеем истории и реконструкции Москвы, с Московским отделением Института истории материальной культуры, который выделил особую секцию по работам на территории Москвы, с Научно-исследовательским институтом краеведческой и музейной работы.

Следует также упомянуть, что группа связалась с Центральным домом пионеров для консультации проводимой среди московских ребят игры "Знаешь ли ты родную Москву?"

Доклады, зачитанные на заседаниях группы, представляют собой сводные работы, освещающие ту или иную часть истории Москвы и могущие в дальнейшем стать

стр. 147

главами многотомного издания "История Москвы".

Вот краткое содержание некоторых из этих докладов.

Доклад Б. М. Даньшина "Геологическая история территории Москвы и ее окрестностей".

В течение 500 млн. лет на месте нынешней Москвы неоднократно сменялись море и суша. Б. М. Даньшин отмечает три больших наступления моря.

В каменноугольный период на дне моря отложились известняки типа мячковских и дорогомиловских, которые потом широко использовались для строительства каменных зданий в XVI - XVII вв. (отсюда и название Москвы - "белокаменная"), а также доломиты, до сих пор идущие на облицовку зданий.

В промежутках, когда море отступало, территория Москвы была сушей - сначала пустыней, затем равниной с теплым климатом, прорезанной реками.

В третичный период море окончательно уходит с территории Москвы. Четвертичный период ознаменован развитием культуры человека. Начало его характеризуется сильным похолоданием и развитием оледенений, во время которых территория находилась подо льдом. В период максимального оледенения здесь образовалась морена, которая на Ленинских горах достигает мощности 20 метров.

Когда ледник отступал, в районе Москвы образовалась тундра, где бродили мамонты и мускусные быки. При потеплении климата тундра сменилась лесами, среди которых были озера. В озерных отложениях этого времени у Троицкого-Лыкова найден скелет утонувшего слона. После ухода ледника реки врезались очень глубоко, на 10 - 12 м ниже их современного уровня, что повело к размыву берегов и образованию бугров-останцов и глубоких оврагов, заполненных уже в современный период галечниками.

В течение современного периода климат также несколько изменялся. Еловые и дубовые леса сменились лиственными лесами при несколько сухом климате. К этому времени приурочены стоянки человека типа льяловской. Затем наступили уже условия современного климата и расширение еловых лесов.

В прениях по докладу Б. М. Даньшина выступили П. Н. Миллер, В. Л. Снегирев, С. К.. Богоявленский, П. Р. Левинсон, Е. Ф. Дюбюк и др. О. Н. Бадер высказал предположение, что вместе с остатками мамонта и слона следует искать орудия каменного века. Тт. Богоявленский, Дюбюк и Левинсон остановились на значении геологии для изучения истории Москвы. В частности древнейшие пути, водные и сухопутные, могли быть несколько изменены в связи с изменением русла рек и рельефа местности. Наличие ключей, ручьев, небольших линз глин и т. п., несомненно, влияло на размещение ремесленных мастерских: гончарных, красильных, ткацких и т. п.

Все выступавшие высказали мнение, что работа Б. М. Даньшина должна стать первой главой многотомной "История Москвы".

2 января 1940 г. был заслушан доклад О. Н. Бадера "Древнейшие следы человека на территории Москвы в свете исторических обобщений".

По предположению докладчика, северные районы Союза ССР (в том числе и район Москвы) были заселены уже в эпоху нижнего палеолита, до наступления лесника. Но никаких конкретных данных о заселении района Москвы в это время пока нет. В окрестностях Москвы имеется ряд находок верхнепалеолитического времени.

Заселенность района Москвы на заключительной стадии палеолита пока не доказана конкретными находками, но не подлежит сомнению, как и заселенность этого района в эпоху эпипалеолита.

К эпохе среднего неолита (IV - III тысячелетия до н. э.) относится льяловская стоянка (45 км от Москвы). Это была небольшая стоянка рыболовов и охотников, расположенная на берегу большого водоема и посещавшаяся, очевидно, в течение нескольких летних сезонов.

Случайные находки неолитического времени встречены и в самой Москве (например: нуклеус у Крымского моста, наконечник дротика у" Кунцева и др.).

Поздний неолит на территории Москвы представлен щукинской (II тысячелетие до н. э.) стоянкой, которая в настоящее время почти уничтожена.

Во II тысячелетии до н. э. на территории Москвы появляются могильники фатьяновской культуры. Они не связаны ни с какими поселениями. Вопрос о причине этого разрыва современной археологией еще не разрешен. Сосуществование во II тысячелетии до н. э. фатьяновских могильников и стоянок с ямочно-гребенчатой керамикой, столь различных между собой, докладчик объясняет существованием в различных районах этой области племен рыболовческо-охотничьих (Щукино) и земледельческо-скотоводческих (Фатьяновцы), между которыми существовал оживленный обмен.

Находки предметов фатьяновской культуры в Москве имели место в Кремле (1928 г.), в районе Кунцева (1935 г.) и др. На этом основания докладчик предполагает, что на территории Москвы уже во II тысячелетии до н. э. существовала фатьяновская культура земледельцев и скотоводов, возможно, связанная с более поздней - дьяковской - не только хозяйственной, но и генетической преемственностью.

В своем содокладе С. П. Потоцкий сообщил ряд интересных сведений о находках стоянок каменного века в районе Раменского, Можайска и др.

В прениях по докладу выступали П. Н. Миллер, С. К. Богоявленский, Б. М. Даньшин, П. А. Герасимов и др. С. К. Богоявленский обратил внимание на то, что положение докладчика об обмене фатьяновцев с насельниками неолитических стоянок заставляет предположить и производство для обмена уже в столь далекую от нас эпоху. П. Н. Миллер говорил о необходимости раскопок на территории Москвы для

стр. 148

заполнения пробелов, существующих сейчас в археологическом ее изучении.

А. В. Арциховский в своем докладе 2 марта 1940 г. "Археологические памятники славян на территории Москвы до XIV века" указал, что Москва, как и многие столицы мира, до сих пор не изучалась археологически. Изучение археологии Москвы до XIV в. должно вестись по городищам и курганам.

С VII в. до н. э. по VII в. н. э. в междуречье Оки и Волги мы находим множество городищ, называемых Дьяковскими. В археологической науке все больше преобладает мнение, что они принадлежат славянам, обитавшим здесь с того времени, когда славянство сложилось, - с раннего железного века.

В районе современной Москвы находятся городища Дьяково, Сетунское и селище дьяковского типа в Нескучном саду (Андреевское городище). Несомненно, такие городища были и в центре Москвы, так как Дьяковские городища располагаются гнездами, одно из которых находится на территории Большой Москвы.

Для X - XIV вв. характерны так называемые древнерусские городища - укрепленные поселения ремесленников, - зачатки древнерусских городов, бывшие, конечно, и административными центрами. В культурных слоях этих городищ всегда скрыты остатки ремесленных мастерских: железоделательных, кузнечных, гончарных. Есть и лавки. Такие городища, несомненно, были и на территории Москвы (в частности московский Кремль, построенный впервые в 1156 году).

Холм в устье Яузы чрезвычайно удобен для городища. Ссылаясь на свидетельство Каменевича-Рвовского и тексты XV в., приводимые Забелиным, А. В. Арциховский считает возможным нахождение здесь древнерусского, а может быть, и Дьяковского городища. Во всяком случае, раскопки этого места необходимы.

Большинство раскопанных в районе Москвы курганов древнерусские, XII - XIV веков. Курганов, соответствующих Дьяковским городищам, не найдено. Но возможно, что здесь имеются и гораздо более древние курганы; они не раскопаны лишь потому, что раскопки курганов под Москвой до сих пор ведутся не систематически, силами студентов и археологов-любителей. На полное исследование не хватает ни сил, ни средств. Систематические раскопки курганов необходимы.

Курганы XII - XIV вв. (которые, между прочим, были и в Кремле) в районе Москвы - все погребения славян-вятичей XII в. (группа Черемушки), XIII и XIV вв. (группа Фили и др.). Они дают богатый материал для изучения крестьянского искусства и имущественного расслоения древнерусской деревни (в городе курганный обряд погребения вытеснен христианизацией).

Территория, на которой теперь находится Москва, была заселена славянами-вятичами. Граница между племенами кривичей и вятичей (как это показали курганные раскопки последнего времени) проходила недалеко к северу и западу от Москвы (приблизительно в 40 км), по верховьям реки Клязьмы и реке Истре. Граница, намеченная раньше М. К. Любавским без учета археологических данных, во многом совпадает с этой границей. Эта граница совпадает также с границей "окающего" и "акающего" диалектов русского языка.

В прениях по докладу А. В. Арциховского выступали М. И. Александровский, Б. М. Данынин, Н. П. Милонов, С. П. Потоцкий, П. Н. Миллер и др. Все выступавшие отмечали необходимость немедленного археологического изучения Москвы, древнейшие памятники которой, городища и курганы, разрушаются.

Подводя итога заседания, председательствовавший П. Н. Миллер еще раз отметил необходимость раскопок в Москве и сообщил о конкретных мероприятиях группы, в частности о заявке на раскопки холма в устье Яузы.

Доклад М. Н. Тихомирова был посвящен древнейшей истории Москвы, в XII - XIV веках.

Первое упоминание Москвы в летописях относится к середине XII в. (начиная с 1146 года). В это время Москва уже была важным стратегическим пунктом, в котором перекрещивались пути, водные и сухопутные. Это было уже не простое село, но укрепленное место, окруженное селами, которые, как указывает летопись под 1177 г., были сожжены во время феодальных войн. Основываясь на известиях писателя XVII в. Каменевича-Рвовского и указании летописи под 1156 г. на заложение Москвы в устье Неглинной, М. Н. Тихомиров предполагает, что первоначальная Москва была расположена на холме в устье Яузы, называвшемся до XV в. городищем. На устье Неглинной город был перенесен лишь впоследствии, в 1156 году.

Самое название Москвы - "Москов", - по мнению докладчика, происходит от названия реки Москвы (как "Донков" от реки Дона). Другое название Москвы - "Кучково" - М. Н. Тихомиров вслед за Павловым-Сильванским считает связанным с родом суздальских бояр Кучковичей, доменом которых, очевидно, были Москва на Яузе и села вокруг нее, как и другие владения в Суздальской земле, известные по актам и преданиям XIV - XV веков.

Москва имела не только стратегическое, но и крупное торговое значение. Она постепенно берет верх над окружающими городами, хотя еще сильно отстает от других больших центров Суздальской Руси. В ряд первых русских городов она выдвигается в конце XIII - начале XIV в., когда Даниил московский становится великим князем. Этот бурный рост Москвы в XIV в. обыкновенно связывают с ее географическим положением на перекрестке торговых путей, далеко от татар, в районе, который поэтому сильно колонизировался.

Докладчик высказывает мнение, что наряду с этими причинами решающее значение в возвышении Москвы, Твери, Рязани имело образование Золотой орды, а также волжского и донского торговых путей.

стр. 149

изменивших к лучшему само географическое положение этих городов.

Главным торговым путем Москвы был путь к Рязани и дальше, по Дону, к Сурожу и Царьграду. Целый ряд речных путей пересекался в Дмитрове, ставшем северной гаванью Москвы. Будучи, таким образом, средоточием торговых путей, Москва притягивала к себе население.

Наряду с этими причинами роста Москвы М. Н. Тихомиров считает еще обилие лесов, затруднявших доступ татарам, и плодородие почвы.

Эти условия, приведшие к возвышению города Москвы, были одновременно предпосылками возвышения всего княжества Московского.

В прениях по докладу выступили тт. Дюбюк, Троицкий, Александровский, П. П. Смирнов, Сытин, Миллер и др. Е. Ф. Дюбюк отметил значение Москвы для внутреннего рынка: Москва была, вероятно, не только пунктом транзита, но и центром производящей территории, продуктами которой она торговала. Он предполагает, что положение Москвы на границе различных районов способствовало развитию общественного разделения труда и местной торговли. Эту мысль поддержал и П. П. Смирнов, добавив, что немалую роль в возвышении Москвы сыграло то, что она с самого начала возникла как город владельческий, центр крупного феодального хозяйства. Отсюда и развитие сурожской торговли предметами роскоши, предполагавшей богатых покупателей.

В своем заключительном слове М. Н. Тихомиров согласился с большей частью дополнений тт. Дюбюка и Смирнова (за исключением положения о Москве как владельческом городе). Он решительно отвел критику тов. Александровского, производившего слово "Москов" от сарматских корней и относившего возникновение Москвы в скифо-сарматскую эпоху (IV век).

В заключение М. Н. Тихомиров подчеркнул значение веча во многих городах Суздальской Руси.

Доклад С. В. Бессонова 2 апреля 1940 г. касался темы "Стиль московской архитектуры XVI века".

Вторая половина XV в. является переломным моментом в истории архитектуры Москвы. Если до этого времени Москва строилась по владимиро-суздальским образцам, то со второй половины XV в. эта столица великого князя становится центром, куда стягиваются строительные силы со всей Руси и из-за границы. Москва создает свой, новый художественный стиль. Архитектура здесь идет за экономическими и политическими формами строения государства. Докладчик отмечает сильное влияние иностранцев (главным образом итальянцев) на русскую архитектуру этого периода. Однако русские восприняли от иностранцев преимущественно строительную технику (кирпич, железные связи), но не архитектурные формы, не композицию сооружений.

Далее С. В. Бессонов дал общий анализ развития типов и форм архитектуры Москвы XVI века.

Подводя итог всему сказанному, надо констатировать, что для изучения истории Москвы надо еще очень много и упорно поработать как в архивных хранилищах, так и путем систематических археологических раскопок.

В этой работе должны принять участие, кроме комиссии по истории Москвы, все те учреждения, которые с ней связаны, и в первую очередь те, которые имеют археологические и исторические кадры, как например Государственный Исторический музей, Московское отделение Института истории материальной культуры, Институт краеведческой и музейной работы, Академия архитектуры и т. п. Особое место в этой помощи займет Музей истории и реконструкции Москвы, который должен стать не только базой для накопления различных материалов по истории Москвы, но и научной базой для организации общественности и продолжения той работы с общественностью, которая была проделана группой в течение первого года ее существования.

Московский совет, в системе которого находится Музей истории и реконструкции Москвы, должен подвести материальную базу как под чисто научно-исследовательские работы по истории Москвы, так и по обеспечению архивных изысканий и археологических раскопок. Для этого следует лишь обязать соответствующие строительные организации выполнить указы правительства 1933 и 1934 годов. Наконец, принять участие в работе должны московские учреждения и организации, а также отдельные граждане.

Только в таких условиях возможна успешная и плодотворная работа комиссия, которая призвана выполнить принятое его задание и написать хорошую историю сердца и мозга социалистической родины - красной столицы пролетарского государства.

П. Миллер, М. Рабинович

В Институте истории Академии наук СССР

К 300-летию английской революции

В связи с приближающимся 300-летием английской буржуазной революции в Институте истории Академии наук СССР создана группа под руководством проф. Е. А. Косминского по изучению истории английской революции.

Намечена постановка докладов на следующие темы: 1. Всемирноисторическое значение английской революции; 2. Историография английской революции; 3. Английский абсолютизм XVI - XVII вв.; 4. Роль крестьянства в английской буржуазной революции XVII в.; 5. Диктатура Кромвеля; 6. Политические теории английской революции; 7. Внешняя и колониальная политика

стр. 150

английской революции; 8. Военная история английской революции; 9. Проблема Ирландии и Шотландии в английской революции; 10. Идейное влияние английской революции XVII в. на североамериканскую и Великую французскую революции XVIII в. и ряд других.

Группой подготовляется юбилейный сборник по истории английской революции.

Отделение истории и философии Академии наук СССР предполагает посвятить специальную сессию 300-летней годовщине английской революции.

Защита диссертации И. С. Брагинским

9 июля 1940 г. на заседании Ученого совета Института истории АН СССР тов. И. С. Брагинский (политпросветработник Таджикистана, доцент Пединститута имени Шевченко в Сталинабаде) защищал диссертацию на тему "Народные движения в Бухарском ханстве после царского завоевания и до революции 1917 года" на степень кандидата исторических наук.

В своем вступительном слове диссертант говорит о важности изучения народных движений в среде коренного населения Средней Азии, в частности в Бухарском ханстве. Без изучения народных движений в Бухаре нельзя составить правильного представления о движущих силах бухарской революции 1920 г., явившейся продуктом Великой Октябрьской социалистической революции. Изучение народных движений показывает, какое огромное влияние на народы Средней Азии оказала революция 1905 г., это изучение помогает рассеять легенду о застое на Востоке, царившую в дореволюционной историографии; только изучив народные движения, можно правильно разрешить, например, вопрос о прогрессивности или непрогрессивности джадидизма и т. д. Изучение народных движений дает возможность лучше понять многое из того, что делается сейчас среди масс узбекского и таджикского народов или имело место в годы гражданской войны например: борьбу против басмачества героических краснопалочников под руководством Красной Армии или героические действия народа при постройке Ферганского канала. Понять эти движения можно только обратившись к историческим традициям народа, уходящим своими корнями к народным движениям прошлого.

Диссертант останавливается на характеристике использованных им источников. Наряду с архивными материалами одним из источников для диссертанта послужил узбекский дореволюционный фольклор, который дает ясное представление о переживаниях народных масс, участвовавших в движениях. Далее наряду с обычно используемыми хрониками придворных летописцев тов. Брагинский привлек хроники, составленные людьми, оппозиционно настроенными к господствующему режиму, а также литературные произведения, в частности работы Айни - в прошлом джадида, а ныне одного из основоположников советской литературы в Таджикистане. Использованы диссертантом также и архивы Средней Азии, главным образом узбекские и таджикские. Останавливаясь на основных выводах диссертации, тов. Брагинский подчеркивает, что народные движения в Бухарском ханстве имеют богатую традицию, уходящую в глубь веков. Народные движения после завоевания Бухарского ханства царской Россией вызывались двойным гнетом, который испытывали трудовые массы: со стороны царского самодержавия и со стороны бухарского эмира. Время это в смысле характера движения можно разделить на два периода: первый период - от 70-х годов XIX в. до 1905 г., второй период - от 1905 г. до февраля 1917 года. В первом периоде в народных движениях слышатся еще отзвуки борьбы за независимость. Наиболее крупными в этом периоде были восстание в Матче в 1875 г., затем восстание Восэ, которое может быть названо бухарской Жакерией, и, наконец, целый ряд восстаний, связанных с известным андижанским восстанием 1898 года. Во второй период, с 1905 по 1917 г., резко обозначились капиталистические тенденции буржуазного завоевания Средней Азии. В этот период имели место аграрные волнения в 1905 - 1909 гг. и волнения, связанные со среднеазиатским восстанием 1916 года.

Для восстаний в Бухарском ханстве как в первый, так и во второй период характерно переплетение двух тенденций: тенденции антифеодальной и тенденции антикапиталистической. Характерны также стихийность и неорганизованность этих движений, принимавших иногда самые неожиданные формы. Иногда народные движения происходили под религиозной оболочкой и развертывались как газават - священная война против неверных, - причем в этих отдельных случаях восстания втягивают в свою орбиту и представителей господствующих классов, духовенства и т. д. Впрочем, во втором периоде - с 1905 г. - начинает проявляться значительная классовая диференциация среди восставших, и можно уже говорить, что на одной стороне выступают представители национальной буржуазии, духовенство и вообще господствующие классы, а на другой стороне - крестьянство, в особенности беднейшая его часть.

Тов. Брагинский в качестве вывода своего исследования подчеркивает тесную связь движений в Бухарском ханстве со всеми среднеазиатскими движениями, особо останавливаясь на событиях 1910 года. Он считает, что шиитско-суннитская резня в 1910 г., которая была спровоцирована агентами самодержавия, ярко демонстрировала методы колониальной политики царской России.

Научный сотрудник Института истории тов. Ильинский (официальный оппонент) отметил, что работа тов. Брагинского касается вопросов, которые до сих пор мало освещались в литературе. В своей работе тов. Брагинский стоит на принципиально правильных, марксистских позициях и разоблачает всевозможные контрреволюционные "теории" буржуазных националистов.

В качестве недостатков диссертации тов. Илышский указал на то, что диссертант

стр. 151

очень мало говорит о социально-экономических предпосылках народных движений. Недостаточно проведен в диссертации принцип исторической последовательности в изложении хода событий. Выводы из работ диссертанту следовало бы развить и изложить ввиде отдельной главы.

Тов. Ряби некий (официальный оппонент) считает, что диссертант со своей задачей в основном справился; заслугой диссертанта является то, что он широко использовал фольклор. Но в то же время тов. Рябинский отмечает ряд недостатков в работе тов. Брагинского. Тов. Рябинский заявляет, что, читая диссертацию, он пришел к выводу, что над подлинными архивными материалами диссертант не работал. Диссертация не доведена до конца и не имеет заключения. Название диссертации тов. Рябинский считает неправильным потому, что в ней речь идет почти исключительно о народных движениях антифеодального типа и почти ничего не говорится о движениях, направленных против колонизаторского гнета. Диссертант в ряде случаев не вскрывает причин, которые вызвали данное народное движение, и не дает оценки движению.

Тов. Рябинский считает неправильной характеристику революции 1920 г. в Бухаре как национально-колониальной, так как национальный гнет в Бухаре был уничтожен Октябрьской революцией. Несогласен тов. Рябинский и с характеристикой, какую дает диссертант событиям 1910 г., я считает, что это довольно сложное социальное явление нельзя сводить к провокации. В заключение тов. Рябинский выражает пожелание, чтобы из диссертации был устранен ряд имеющихся в ней недостатков и она была бы литературно обработана; после таких исправлений ее можно было бы напечатать.

Тов. Пясковский (научный сотрудник Института истории) считает, что диссертант мало использовал архивные материалы. Затем он отмечает, что в диссертации дается противоречивая характеристика джадидизма. Недостаточно глубокое освещение в диссертации получило влияние революции 1905 г. в Бухаре. Неправильна в диссертации характеристика событий 1910 г., которые правильнее считать национально-освободительным движением, направленным против царизма и верхушки эмирата и чиновников.

Член-корреспондент АН СССР А. В. Шестаков прежде всего отмечает, что в диссертации отсутствует анализ экономического положения масс, анализ форм эксплоатации, характеристика городской жизни в Бухаре. И, наоборот, диссертант привлек излишне много материалов из фольклора. Напрасно также диссертация перегружена описанием разбойничьих движений: более важным являлся бы показ массовых народных движений. В частности в диссертации массовые крестьянские выступления в 1913 г. и вообще в начале XX в. четко не показаны. Не совсем правильной следует признать в диссертации характеристику событий 1910 года. Последняя часть диссертации является вообще недоработанной.

В своем заключительном слове тов. Брагинский горячо возражает оппонентам по ряду вопросов. В частности он настаивает на правильности своей характеристики джадидизма как целиком реакционного движения, настаивает на том, что революцию 1920 г. в Бухаре надо характеризовать как национально-колониальную, так как она была направлена, в частности, против английского империализма, превратившего тогда Бухару в свою полуколонию. Не соглашается тов. Брагинский также и с тем, что события 1910 г., когда имела место суннито-шиитская резня, следует считать народным движением. С большинством остальных возражений оппонентов тов. Брагинский соглашается. Ученый совет Института истории тайным голосованием присудил тов. Брагинскому степень кандидата исторических наук.

И. П.

"Исторические записки". Тт. VI и VII

После долгого перерыва с прошлого года более или менее регулярно начали выходить "Исторические записки" (за 1939 и 1940 гг. уже выпущено 6 сборников). Этот орган Института истории Академии наук ставит своей задачей углубленную научно-исследовательскую разработку конкретных вопросов истории СССР. Печатаемые в "Исторических записках" работы основаны преимущественно на свежих архивных материалах. Разработка многочисленных ценнейших в историческом отношении архивных фондов позволяет не только существенно дополнить наши сведения о различного рода исторических событиях, но сплошь и рядом по-новому поставить целый ряд исторических проблем.

Вышедшие недавно VI и VII то мы "Исторических записок" содержат разнообразный материал по истории СССР с древнейших времен и до наших дней.

Том VI открывается статьей В. И. Пичеты "Конец вековому расчленению украинского и белорусского народов". В статье прослежены исторические судьбы народов Западной Украины и Западной Белоруссии начиная с X в. и до сентября 1939 г., когда они "при помощи Красной Армии навсегда избавились от господства помещиков и капиталистов и добились социального и национального освобождения".

Статья А. И. Гуковского "Борьба с вооруженной интервенцией Антанты в Крыму" написана на основании неопубликованных архивных материалов, рисующих события в Крыму в 1918 - 1919 годах. В статье приведено много важных фактов, которые до сих пор не были известны (например приказ французского главного командования об усилении интервенции, отданный после выступления во французском парламенте Аврами, заявившего от имени

стр. 152

правительства об отказе Франции от дальнейшей интервенции).

В статье А. Н, Насонова "Тмуторокань в истории Восточной Европы X в." автор задался целью определить, когда Тмуторокань сделалась зависимой от Киевской Руси, и выяснить обстоятельства, обусловившие эту зависимость. Приводимые тов. Насоновым данные показывают, что уже в ту пору Киевская Русь была не "историческим захолустьем", а играла видную роль в международных отношениях и дипломатических комбинациях того времени.

В статье С. С. Гадзяцкого "Вотская и Ижорская земли Новгородского государства" на основании летописей, писцовых книг и других источников даны политическая история Вотской и Ижорской земель XII - XV вв., а также описание их экономического состояния. Земли эти, как убедительно показывает автор, представляли собой не колонии Новгорода, а исконные его территории, из объединения которых и сложилось Новгородское государство. В статье приводятся многочисленные данные о процессе общественного разделения труда в этих землях, о характере землевладения и т. д. Большое внимание уделено борьбе с немецкой и шведской агрессией, води и ижоры, принимавших на себя первый удар агрессоров.

Н. С. Чаев в статье "К вопросу о сыске и прикреплении крестьян в Московском государстве в конце XVI в.", привлекая неопубликованный материал из архива Антониева-Сийского монастыря, ставит очень интересный и мало освещенный в литературе вопрос о реформах, проведенных Иваном IV в начале 80-х гг. XVI века. При этом автор сумел связать в один узел все мероприятия того времени, многие из которых до сих пор рассматривались вне взаимной связи.

В статье В. Н. Ашуркова "Освобождение тульских оружейников" на основании хранящихся в тульском архиве документов изложен ход проведения "реформы" 1861 г. в отношении весьма своеобразной социальной группы-тульских оружейных мастеров. В томе помещены также статьи: Р. М. Раимова "Декабрьские дни 1905 г. в Башкирии", Н. В. Устюгова "Работные люди на Сухоно-Двинском водном пути в первой половине XVII в.", К. В. Сивкова "Крепостные художники в с. Архангельском". В виде приложения напечатана Псковская судная грамота (новый перевод и комментарий Л. В. Черепнина и А. И. Яковлева).

Том VII открывается статьей Е. С. Зевакина и Н. А. Пенчко "Из истории социальных отношений в генуэзских колониях Северного Причерноморья в XV веке". Основанная на первоисточниках, статья рисует острую национальную и классовую борьбу в Северном Причерноморье накануне падения генуэзского владычества. Борьба велась в равных направлениях: местное население Кавказского побережья, главным образом черкесы, поднимало антиколониальные восстания против генуэзцев, против них же боролось в Крыму Крымское ханство и, наконец, происходила острая классовая борьба внутри самих колоний. Нарисованная авторами картина опровергает буржуазную легенду о том, что генуэзский период для населения черноморских колоний являлся периодом чуть ли не "золотого века".

Статья М. Н. Тихомирова "Новгородское восстание 1650 г.", написанная на основе хранящихся в Государственном архиве феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) документов, рисует ход новгородского восстания 1650 г. и вскрывает его социально-экономические корни. Вопреки версии буржуазно-дворянской историографии (в частности С. М. Соловьева), рассматривавшей новгородское восстание как "мятеж" кучки недовольных, автор доказывает, что восстание в Новгороде носило резко классовый характер и было направлено не только против московского правительства, но и против всей верхушки московского общества XVII века.

В статье Т. К. Крыловой "Франко-русские отношения в первую половину Северной войны" на основе неопубликованных архивных материалов приводятся данные о первой попытке заключения франко-русского союза в самом начале XVIII века. Переговоры по этому вопросу в течение длительного времени не приводили ни к каким реальным результатам, и первый франко-русский трактат был заключен лишь в 1717 г., после того как победы в Северной войне создали России видное положение в системе европейских государств.

Статья Н. М. Дружинина "Государственные крестьяне в дворянских и правительственных проектах 1800 - 1833 гг." посвящена одному из наименее разработанных в нашей историографии вопросов - вопросу о государственных крестьянах, составлявших, по данным 1828 г., 38% всего земледельческого населения России. Статья, использующая архив Государственного совета и другие неопубликованные материалы, восполняет этот пробел и вскрывает классовые корни киселевской реформы 1837 - 1838 годов.

Статья А. Л. Попова "Борьба за среднеазиатский плацдарм" освещает первый период проникновения царизма в Среднюю Азию. Это была пора, когда углубление англо-русских противоречий на Ближнем Востоке превращало Среднюю Азию в новый плацдарм англо-русской борьбы. В статье излагаются события 30-х гг. прошлого столетия, начиная с проекта Карелина о снаряжении экспедиции к северовосточным берегам Каспийского моря и кончая неудачным походом Перовского в 1839 - 1840 годах. После этого наступает период "мирной политики" в Средней Азии, продолжавшийся до начала 50-х годов.

В статье "К вопросу о роли крепостного труда в дореформенной промышленности" К. А. Пажитнов на основании новых статистических изысканий приводит конкретные цифры, устанавливающие удельный вес крепостного труда и промышленности накануне реформы 1861 года. Приводимые автором данные показывают, что удельный вес крепостного труда в эту эпоху был

стр. 153

выше, чем принято думать. Тем самым опровергаются утверждения буржуазных экономистов (М. И. Туган-Барановского и др.) о том, что "крепостной труд на фабрике уже, естественно, отмирал к эпохе юридической его отмены". Утверждения эти основаны на игнорировании факта обострения социальных противоречий к концу 50-х годов.

В первой русской резолюции пролетариат, как известно, выступал "вместе со всем крестьянством против царя и помещика". Имея в крестьянстве союзника в борьбе против самодержавия, пролетариат в лице деревенской бедноты имел союзника в борьбе против буржуазии. По мере развития революция 1905 - 1907 гг. наряду с борьбой против помещика, в которой было заинтересовано все крестьянство в целом, развертывается борьба деревенской бедноты против кулачества, принявшая местами очень острые формы. Этой теме посвящена статья Е. В. Осокина "Из истории классовой борьбы в деревне в революции 1905 - 1907 гг.", в которой приводится основанный на архивных документах ряд ярких фактов и цифровых данных, рисующих эту борьбу.

Кроме того в томе напечатаны статьи и заметки В. И. Пичеты "Люблинская уния и ее политические последствия", Н. П. Попова "Памятники литературы стригольников", А. В. Пруссак "К вопросу о вольнонаемном труде на заводах петровского времени", Г. Ё. Власьева "Волнения крестьян в Каргопольском уезде в 1842 - 1844 гг." и Н. А. Трескина "Волнения рабочих на московской текстильной фабрике И. П. Бутикова в 1851 году".

И. Б.

Новинки исторической литературы в Ростовской области

1939 - 1940 годы прошли в Ростовской области под знаком оживления работы на историческом фронте.

Наглядным отражением этого явился, в частности, выпуск в свет Ростовским областным книгоиздательством значительного количества сборников, книг и брошюр, посвященных вопросам истории народов СССР, в том числе истории Ростовской области (Подонья-Приазовья).

Историческая работа в Ростовской области концентрируется в настоящее время преимущественно в Партархиве Ростовского обкома ВКП (б), Ростовском областном бюро охраны и изучения памятников революции, искусства, культуры и археологии, Ростовском областном музее краеведения, Ростовском государственном педагогическом институте и в Архивном отделе УНКВД по Ростовской области.

Из изданий, посвященных истории революционного движения на Дону и истории местной партийной организации, отметим следующие:

"В. И. Ленин и И. В. Сталин о классовой борьбе на Дону и Кубани в период 1917 - 1920 годов". И старт Ростовского обкома ВКП (б). В сборнике собраны статьи и речи Ленина и Сталина о борьбе рабочих и трудовых казаков и крестьян Дона и Кубани против белогвардейских полчищ Краснова, Каледина, Деникина и других и против интервентов.

"Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье". Истпарт Ростовского обкома ВКП (б). Материал подобран научным сотрудником Истпарта кандидатом исторических наук Я. Н. Раенко.

"Борьба большевистских организаций Дона за великую социалистическую революцию" (авторы текста - М. Н. Корчин и Я. Н. Раенко). Брошюра представляет собой переработанные и дополненные стенограммы лекций.

В 1940 г. исполнилось 20 лет со времени освобождения героической Красной Армией города Ростова на Дону, а затем и всего Подонья-Приазовья от белогвардейских банд. К этой знаменательной дате был приурочен выпуск ряда книг и брошюр, из которых отметим:

"Ленин, Сталин, Ворошилов о разгроме деникинщины". К 20-летию освобождения Ростова на Доку от белых. Истпарт Ростовского обкома ВКП (б).

К. Е. Ворошилов "Воспоминания о взятии Ростова".

"Борьба за Советский Дон". Сборник к 20-летию освобождения Ростова на Дону от белых. Составил М. Корчин.

"В боях за Ростов". Воспоминания участников освобождения Красной Армией Ростова на Дону от белых банд. Сборник составлен работниками архивного отдела УНКВД по Ростовской области.

"Свидетели героического прошлого". Историко-революционные памятники по Ростовской области.

Особо следует отметить серию книжек, посвященных описанию жизни и деятельности отдельных, наиболее выдающихся участников борьбы за победу Великой Октябрьской социалистической революции на Дону:

Н. Иванов "Сергей Иванович Гусев". Брошюра описывает жизнь и революционную деятельность известного большевика С. И. Гусева (Драбкина), возглавлявшего, в частности, искровский Донком РСДРП в исторические дни ростовской стачки 1902 года.

Н. А. Волков "Елена Борко". Очерк жизни и деятельности молодой ростовской большевички Елены (Этель) Борко, которая вела активную работу в большевистском подполье в дни разгула белогвардейского террора и была казнена белыми 19 августа 1919 года.

Павел Кофанов "Егор Мурлычев". Очерк жизни и деятельности зверски казненного белогвардейской контрразведкой Георгия Александровича Мурлычева - первого председателя подпольного Ростово-Нахи-

стр. 154

чеванского комитета большевиков 1918 - 1919 годов.

К трехлетию со дня смерти Григория Константиновича Орджоникидзе был выпущен из печати сборник: М. Корчин, Я. Раенко, П. Семернин "Серго Орджоникидзе на Дону".

Из отдельных книг и брошюр историко-краеведческого содержания можно отметить следующие:

"К истории донского казачества", (автор - Б. В. Лунин). Лекционное бюро (РостоблОНО). Ростиздат. Ростов на Дону. 1939. 240 стр., в приложении "Библиографический указатель некоторых источников и литературы по истории донского казачества"). Его же "Старый город (Черкасск)". Краткий очерк исторического прошлого станицы Старочеркасской и "Азов - Ростов - Таганрог". К истории городов Ростовской области.

Заслуживает внимания опыт Ростиздата по изданию массовых историк" - краеведческих брошюр, предназначенных в помощь школе - учителю и учащимся.

Из серии "Школьной библиотечки" уже вышли следующие брошюры: М. А. Миллер "Тананс". Краткий очерк истории древнегреческой колоний Танаис в дельте Дона; Б. В. Лунин "Первобытные люди на Дону и Кубани", "Саркел. К истории славян и хазар на Дону"; "Азовское сиденье". Страницы из истории донского казачества. Брошюра "Азовское сиденье" рассказывает об одном из ярких эпизодов в истории донского казачества - длительной осаде крупной турецкой армией азовской крепости в 1641 г., когда небольшой отряд казаков отстоял крепость, выдержав 24 приступа турецких войск.

В 1941 г. исполняется 300 лет со времени азовского сиденья. К этой дате Ростиздат предполагает выпустить обширный сборник "Азовское сиденье". К участию в сборнике привлекаются как местные авторы, так и работники научных учреждений Москвы и Ленинграда. В сборнике будет опубликован также ряд документальных материалов, тексты поэтических и прозаических сказаний об азовском сиденье и т. п.

В серии "Школьной библиотечки" выходит сейчас и брошюра Бабенышева "Донские казаки в войну 1812 года".

Ряд статей исторического содержания мы находим в различных сборниках местных (областных) научных учреждений и организаций.

Так например в первом выпуске "Известий" Ростовского областного музея краеведения (Ростов на Дону. 1939. 96 стр.) помещены статьи: Я. Н. Раенко "Ленинские искровские организации и рабочее движение на Дону в начале 900-х гг."М. Л. Масалова "Из пропагандистской работы Ростовской большевистской организации в 1906 - 1907 гг.", Н. И. Потапов "Первый съезд Советов Донской республики в 1918 году", Б. В. Лунин "Погребения эпохи развитого феодализма (с монетами Буляк-хана) из Матвеево-Курганского района". В находящемся сейчас в печати втором выпуске "Известий" Музея также публикуется ряд статей исторического содержания, в том числе работа М. Н. Корчина о пребывании в Ростове на Дону И. В. Сталина и Г. К. Орджоникидзе; статьи по истории местной большевистской организации в годы первой империалистической войны; ряд статей историко-археологического содержания и др.

В ближайшее время выходит из печати первый выпуск "Ученых записок" Ростовского на Дому Финансово-экономического института (РФЭИ). В нем среди других статей: А. Д. Друян "О некоторых особенностях бумажно-денежного обращения в крепостной России", А. А. Левитов "Вопросы политической экономии в кружках петрашевцев", А. Д. Гусаков "Из история денежного обращения в период подготовки к проведению Великой Октябрьской социалистической революция", проф. Н. И. Покровский "Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа в 60 - 80-х гг. XIX столетия", Б. В. Лунин "Материалы к описанию некоторых неопубликованных монетных находок на территории Дона и Кубани".

Готовятся также к изданию сборник статей профессоров и преподавателей исторических кафедр Ростовского государственного педагогического института, сборник материалов Архивного отдела УНКВД по Ростовской области.

Партархив создал коллектив научных работников, подготовивших к изданию монографическую историю донской большевистской организации. Выходит из печати книжка Н. А. Волкова, посвященная истории комсомола Дона за 20 лет (1920 - 1940 гг.).

В Ростове проведено несколько совещаний авторов исторических книг с преподавателями истории, учащимися и другими читателями. На совещании были обсуждены уже вышедшие книги, а также тематика книг и брошюр, намечаемых к изданию в 1941 году.

Б. Лунин

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Хроника-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-СССР-2015-08-18-1

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Хроника. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СССР // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Хроника-ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-СССР-2015-08-18-1 (дата обращения: 23.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:



Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
424 просмотров рейтинг
18.08.2015 (767 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Ключ к Тайне — имя Хеопс. The key to Mystery is the name of Cheops.
Каталог: Философия 
Вчера · от Олег Ермаков
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
4 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
5 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
8 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
24 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
27 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
27 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Хроника. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СССР
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK