Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-7153
Автор(ы) публикации: Р. РАИМОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В конце XIX в. население Башкирии состояло из ряда национальностей. По данным переписи 1897 г., в бывших Оренбургской и Уфимской губерниях насчитывалось более 20 народностей1 . В Уфимской губернии башкирского населения было тогда 899910 чел., или 40,98% всего населения губернии (русских - 37,97%, татар - 8,41% и прочих - 12,64%), а в Оренбургской губернии башкирского населения было 254561 чел., или 15,91% (русских - 70,37%, татар - 5,8% и прочих - 7,91%). Всего башкирского населения в этих двух губерниях было 1154471 чел., или немногим больше 31% всех жителей обеих губерний. В рассматриваемый нами период Башкирия представляла собой многонациональную колонию русского "военно-феодального империализма", где коренное население - башкиры - в некоторых уездах не превышало 15 - 20%.

Башкирия в основном была аграрной страной. Горная промышленность, возникшая на основе крепостного труда и еще в 900-х годах продолжавшая держаться не только на наемном труде, но и на отработках2 , не имела решающего значения в экономике башкирского народа.

Коренное население Башкирии занималось, главным образом, сельским хозяйством. В Бирском, Белебеевском, Мекзелинском уездах, т. е. в западных предгорьях Урала, башкиры занимались земледелием и "мало чем отличались от крестьян-земледельцев, как по количеству посевов и сельскохозяйственного инвентаря, так и по способам обработки"3 . В бывшей Оренбургской губернии я в горной части бывшей Уфимской губернии башкирское население занималось, "главным образом, скотоводством"4 . Здесь часть районов представляла собою "гористую местность, совершенно непригодную для хлебопашества"5 , и потому башкирское население занималось обработкой леса и скотоводством. Но и в степной части Оренбургской губернии земледелие находилось "в самом ничтожном, в большинстве случаев - зачаточном еще своем развитии"6 . В 1901 г. засевалось лишь 4,4% всей земли, занятой здесь башкирским населением, тогда как русское крестьянское население засевало 50% площади своей земли.

По характеру занятий башкирского .населения и по географическим особенностям Башкирию можно разделить на три района: северозападный, горно-лесной и юговосточный.

В северозападном районе (Белебеевский, Мензелинский, Бирский и западная половина Уфимского и Стерлитамакского уездов) главным занятием башкирского населения было земледелие. Башкиры имели оседлое хозяйство, хотя местами еще и сохранялись пережитки кочевничества.

В горно-лесном районе (Златоустовский, Троицкий, Верхнеуральский, частично Челябинский и Орский и восточная половина Уфимского и Стерлитамакского уездов) была развита горная промышленность. Башкирское население занималось, главным образом, скотоводством и отходными и местными промыслами. Хозяйство велось оседлое.

В юговосточном районе (Оренбургский, Челябинский, Орский и частично Троицкий и Верхнеуральский уезды) главным занятием башкирского населения было скотоводство, башкиры вели полукочевой образ жизни; земледелие только начинало прививаться.


Статья тов. Раимова - вводная глава его диссертации "Революция 1905 - 1907 гг. в Башкирии", которую он. защищал на степень кандидата исторических наук.

1 Уфимская и Оренбургская губернии взяты как основной район поселения башкир. Современная Башкирская автономная советская социалистическая республика образовалась в основном также из территории этих двух губерний.

2 См Ленин. Соч. Т. III, стр. 377 - 378.

3 Оренбургский исторический архив, фонд канцелярии губернатора, циркуляр министерства внутренних дел (МВД), дело N 225а.

4 "Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности". Т. XXVII, стр. 156 - 157.

5 Там же, стр. 136 - 137 (разрядка моя. Р. Р).

6 Там же, стр. 156 - 157.

стр. 212

Последние два района имеют то общее, что в них главным занятием башкир является скотоводство.

Две трети башкирского населения (732,8 тыс. из 1154,5 тыс.) жили в земледельческом районе, и только одна треть - в двух остальных районах.

Землевладение в Башкирии. По данным Центрального статистического комитета МВД за 1905 г., всего в быв. Уфимской и Оренбургской губерниях земли, взятой на учет, было 25,5 млн. десятин1 . Она распределялась по основным трем группам владений следующим образом:

 

Уфимская губ.

Оренбургская губ..

в тысячах десятин

I группа - частные владельцы

3163,9

2038,7

II группа - надельные земли

6251,8

10668,22

III группа - земли казны, удела и проч.

1205,6

2195,63

Итого

10621,3

14902,5

В группе частных владении роль мелкой собственности была совсем ничтожна. Так, в Уфимской губернии 3200 землевладельцам из общего числа 5200 принадлежали всего лишь 54 тыс. десятин, т. е. несколько более 2% всей частновладельческой земли в губернии; а в Оренбургской губернии у 200 владельцев было 4,8 тыс. десятин, или всего лишь 0,4% частновладельческой земли; тогда как двадцать один собственник в Уфимской губернии владел в среднем по 46 тыс. десятин каждый, а в Оренбургской губернии 9 собственников - по 37 тыс. десятин каждый. Таким образом, в руках крупных собственников в Уфимской губернии находилось 6/7, а в Оренбургской губ. - 4/5 всего частного землевладения. Большинство частных владений принадлежало дворянам. По Уфимской губернии из 598 владений дворянам принадлежало 343, т. е. более половины, причем в них было 1294,5 тыс. десятин. Почти то же наблюдалось и в Оренбургской губернии, где из 424 владений 148, т. е. 35%, принадлежало дворянам и в них было 462,8 тыс. десятин, или 52% всего количества земель, находившихся под латифундиями4 .

Итак, в Башкирки, как и "в России к концу XIX века громадное количество земель - и притом, как известно, лучших по качеству земель - сосредоточено попрежнему (по-средневековому) в руках привилегированного дворянского сословия, в руках вчерашних крепостников-помещиков"5 .

Дворянская помещичья собственность возникла в Башкирии после завоевания последней русским царизмом в результат": захвата и разграбления царскими колонизаторами земель и лесов коренного населения края - трудящихся башкир.

Помещиками в, Башкирии были не только русские дворяне, но и дворяне из башки]" и татар (бывшие тарханы, баи, кантонные начальники, аксакалы, мурзы и др.), как например Тукаевы, Сыртлановы, Давлеткильдеевы, Еникеевы, Джантурины и др.

Кроме того среди башкир, особенно быв. Оренбургской губернии, существовала группа феодалов, в народе называвшаяся "баями", но царской статистикой не учитывавшаяся в графе дворян. Благодаря сохранившимся еще патриархально-родовым пережиткам, на первый взгляд, они и не казались землевладельцами-собственниками, но в действительности пользовались "землей в неограниченном количестве, в виде пастьбы своих больших табунов скота, покоса травы и посева хлеба"6 , Находившиеся в их пользовании земли царской статистикой зачислялись в группу надельных земель.

Надельное землевладение. По быв. Уфимской губернии, за исключением нераспределенных 269,8 тыс. десятин, остальные 5982,0 тыс. десятин земли, по данным статистики за 1905 г., находились во владении 318,7 тыс. крестьянских дворов, что составляет в среднем 15,6 десятины на двор. По быв. Оренбургской губернии7 , за исключением 1099,5 тыс. десятин, не распределенных по размерам владения, остальные 4601,4 тыс. десятин находились во владении 154,4 тыс. крестьянских дворов, или по 29 десятин на двор.

Распределение надельных земель между группами крестьян было неравномерным. У; одних было много, а другие жили на клочках. По данным статистики, 70 тыс. дворов, богатых землей, по быв. Уфимской губернии составляли четверть всех крестьянских дворов губернии, они владели 3,4 млн. десятин земли, т. е. более чем половиной всей надельной земли. В то же время 35% дворов, т. е. 114,2 тыс., владели лишь 700 тыс. десятин, или немного более одной десятой всей надельной земли; это .составляло в среднем по 6 десятин на двор, что, безусловно, было недостаточно для прокормления семьи.


1 Центральный статистический комитет МВД. "Статистика землевладения", Тт. XXXVI, стр. 30 и XLIX, стр. 28. Изд. 1906 года.

2 "В том числе 4967,3 тыс. дес. казачьих земель" (сноска в источнике).

3 В том числе 1490,9 тыс. дес. войсковых запасных земель. Следовательно, всего казачьих земель было 6458,2 тыс. дес.

4 Все данные взяты из "Статистики землевладения".

5 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 220.

6 "Оренбургский край", газета N 115 за 1906 год. Ф. Лебедев "К башкирскому вопросу".

7 "Статистика землевладения". Том XLV.

стр. 213

Промежуточное положение занимала группа среднеобеспеченных землей дворов1 . Примерно такое же положение было и в Оренбургской губернии.

Надельные земли в Башкирии неравномерно были распределены и между различными разрядами крестьян. В правительственных статистических материалах указывается 5 разрядов, а земская статистика 1896 г. насчитывает по Уфимской губернии2 и до 8 разрядов. Эти разряды крестьян по-разному были обеспечены надельной землей и в различной степени облагались податями.

Остановимся на надельном землевладении башкир. Рассмотрим соответствующие данные по районам. Как уже указывалось выше, северозападный район составляют Уфимский, Бирский, Белебевский и Мензелинский уезды, а горный и восточный районы - остальные уезды Уфимской и Оренбургской губерний. В северозападном районе одна четверть дворов, богатых землей (33 тыс. хозяйств), владела более чем половиной земельной площади (по Уфимской губернии в целом эта группа составляла более 1/2 всех дворов).

Группа дворов, не обеспеченных землей, составляла четверть общего количества дворов - 29 тыс. (по Уфимской губернии в целом - 35%); они имели 184,9 тыс. десятин, или 6,4% всей надельной земли этого района.

В среднем это составляет 6,4 десятины земля на двор, что, конечно, было недостаточно для прокормления семьи.

Крайние группы башкирского крестьянства в этом районе составляли несколько меньший процент, чем средний по Уфимской губернии, что показывает на слабую диференциацию башкирского крестьянства, задерживавшуюся родовыми и крепостническими пережитками и колониальной политикой царизма, который "намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет"3 .

В горном и юговосточном районах дворами, богатыми землей, нужно считать дворы, владевшие свыше чем 50 десятинами4 . К группе же не обеспеченных землей нужно отнести дворы, владевшие меньше чем 20 десятинами. В результате получается, что 30% богатеев (26 тыс, дворов) владели 60% всей земельной площади, т. е. 2259,8 тыс. десятин земли; а четверть всех дворов (24,1 тыс.) владела лишь 6,5% всей надельной земли этих районов (257,6 тыс. дес.), или по 10,6 дес. на двор, что, конечно, недостаточно было для ведения скотоводческого хозяйства. Итак, из 225 тысяч дворов башкир и тептерей Уфимской и Оренбургской губерний 53 тыс. не имели достаточного количества земли.

Если распределить всю земельную площадь по этим двум губерниям между четырьмя типами землевладельцев (по Ленину): 1) разоренное крестьянство, придавленное крепостнической эксплоатацией, 2) среднее крестьянство, 3) крестьянская буржуазия и капиталистическое землевладение, 4) крепостнические латифундии, отнеся к первой группе землевладельцев, имевших до 15 десятин по Уфимской губернии, до 25 десятин по Оренбургской губернии5 , ко второй группе - от 15 до 20 по Уфимской губернии и от 25 до 30 десятин по Оренбургской губернии; к третьей группе - от 20 до 500 десятин по Уфимской губернии и от 30 до 500 десятин по Оренбургской губернии; и к четвертой группе - имевших свыше 500 десятин, то на одном полюсе деревни окажется около 300 тыс. дворов (примерно 1 1/2 млн. населения, т. е. более половины сельского населения двух губерний), владеющих 3 млн. дес, а на другом полюсе 1300 дворов крестьянской буржуазии (около 6,5 тыс., или 17% населения), владеющих 5,7 млн. десятин земли.

Крепостнические латифундии в Башкирии были значительно крупнее чем в остальной России; средний размер помещичьего владения по России был 2333 десятины, а в Башкирии - почти вдвое крупнее: в Уфимской губернии - 4452 десятины, в Оренбургской губернии - 4306 десятин.

Из приведенных данных становится ясной роль Башкирии как колонии русского капитализма, обеспечивавшей "ему громадное развитие не только вглубь, но и вширь"6 . Наличие в башкирской деревне высокого


1 "Статистика землевладения". Том XXXVI. Хозяйства, владевшие свыше 20 дес. земли, мы отнесли к хозяйствам, богатым землей. В. И. Ленин в своей работе "Аграрный вопрос в России к концу XIX в." (Соч. т. XII, стр. 215 - 275) считает богатыми землей (в применении ко всей России) хозяйства, в среднем владеющие свыше 15 десятин. Мы же, по отношению к Уфимской губернии взяли несколько большую норму, учитывая, что часть губернии являлась горно-лесной (1,6 млн. десятин леса), и поэтому, естественно, норма должна быть иная.

2 "Сборник статистических сведений по Уфимской губ.". Т. IV, стр. 132.

3 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 61. 1938.

4 В отношении башкирского населения горно-лесных. и юговосточных районов норму, взятую для Уфимской губ., следует повысить, так как если для горно-лесных волостей, по Эверману, нужно было иметь 100 десятин на двор, чтобы жить обеспеченно, то и для башкир степных волостей, занимавшихся скотоводством, нормы, конечно, должны быть выше чем для Уфимской губ.

5 Учитывая башкирское население, которое здесь занималось скотоводством, мы взяли повышенную норму потребности. К общему числу имеющих надел дворов башкирское население составляло в Оренбургской губернии 50%.

6 Ленин. Соч. Т. II, стр. 419.

стр. 214

процента в сравнении с остальной Россией крестьянской буржуазии и капиталистического землевладения объясняется именно этой причиной (по всей России - 11,5%, в Уфимской губ. - 23,3%, в Оренбургской губ. - 28,8)1 . В то же время еще очень сильны были и крепостнические латифундии.

Колониальная политика царского самодержавия была направлена на ограбление колоний. В конце XIX в. политику открытого захвата башкирских земель грубой силой царизм заменил методом замаскированного насилия и грабежа под видом "размежевания", "покупки", "кортома" и т. п. Размежевание должно было подготовить условия для дальнейших захватов башкирских земель. Вот как комиссия по делам башкир разъясняла значение царского закона о размежеваний: "Он (закон. - Р. Р.) увеличит число продаж башкирских земель, тем самым послужит осуществлению главной преследуемой правительством в башкирских делах цели"2 . Под видам размежевания по закону 1890 г.3 у башкир были отчуждены якобы свободные в Уфимской губернии 2,4 млн. десятин и в Оренбургской губ. 1,5 млн. десятин, всего 3,9 млн. десятин, которые затем казна дарила или продавала на льготных условиях дворянам, чиновникам и другим лицам. О том, как грабили башкирские земли под видом "покупок", с трибуны Первой государственной думы депутат Сыртланов рассказывал следующее: "Предварительно приезжал исправник с волостным судом и требовал немедленной уплаты недоимок; когда башкиры объявляли, что у них нет денег, что недоимки платить нечем, то исправник говорил: "У вас есть земли, продавайте эту землю и, если сейчас же недоимки не будут внесены, то волостной суд присудит вас к розгам, немедленно вы будете наказаны.." "И действительно, - продолжает Сыртланов, - сейчас же приводил в исполнение решение волостного суда. И тогда, после того, как накажут человек 10 - 15, башкиры соглашались продавать своя земли, немедленно писался приговор, без обозначения цены и объявления, кому это продается. К вечеру того же дня приезжал управляющий казенным имуществом Уфимской и Оренбургской губерний Ольшевский и его представляли как покупателя. Покупалось несколько десятков и сотен тысяч десятин по 75 коп. за десятину"4 . Такие "покупки" не были случайными явлениями: это была вполне определенная политика.

Приведем несколько фактов, наиболее ярко показывающих "подвиги" царизма в колониях.

Башкиры Кумурук-Тобынского земельного общества Стерлитамакского уезда "прикладывали к договору тамги (руки) не добровольно, а вследствие насилия и угроз", - пишет Ремезов, и еще потому, что "держали их на сходке 6 дней и они, не имея чем прокормиться (сход был в Архангельском заводе, в 25 верстах от их деревень), наконец сдались"5 . По этому договору статскому советнику Дашкову и купцу Сафронову было продано 15 тыс, десятин по 1 р. за десятину.

Башкирские феодалы, старшины и старосты усердно помогали царизму грабить башкирское крестьянство. Среди покупателей земель в описываемое Ремезовым время находим до 10 башкирских дворянских фамилий, купивших себе за гроши 10,5 тыс. десятин земли.

В результате такой политики царизма за одно лишь десятилетие (1869 - 1879) было расхищено около двух миллионов десятин башкирских земель.

Колониальная политика царизма лишала башкирское крестьянство уверенности в завтрашнем дне и с каждым годом все больше обезземеливала его. Около половины башкирских надельных земель находилось в "аренде". В аренду сдавала землю главным образом башкирская беднота. Башкирский крестьянин, сдавший в аренду свою землю, должен был, конечно, как ее юридический хозяин выплачивать все виды поземельных налогов; между тем "доходы" от аренды не покрывали и половины этих налогов. Так например по Оренбургской губернии было сдано в аренду частным лицам для разработки недр 1,5 млн. десятая; средний годовой доход от этой аренды за пять лет (1893-1897) 28023 руб., т. е. на одну десятину приходится 1,8 коп.6 . Поземельных же сборов за 1901 г. башкирское крестьянство платило за 3,8 млн. десятин земли по 3,25 коп. за десятину - всех сборов 123691 руб.7 .

Таким образом, арендной платой можно было покрыть лишь половину поземельного налога (кроме же поземельного существовали еще и другие виды налогов, составлявшие в общей сложности 1 р. 84 к. на душу мужского пола).

Колониальная политика царизма наряду с обезземеливанием башкирского крестьянства усиливала и его эксплоатацию. "Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить туземцев в худшие районы и усилить национальную рознь"8 .


1 См. Ленин. Соч. Т. XII, стр. 223, и "Статистику землевладения".

2 Сборник законов, распоряжений... для руководства при размежевании башкирских дач, составленный Дебу и др., стр. ПО.

3 Там же, стр. 21 - 24.

4 "Стенографический отчет Государственной думы 1-го созыва", стр. 921 - 923.

5 Ремезов "Очерки из жизни дикой Башкирии. Быль в сказочной стране", стр. 109. 1887.

6 Циркуляр министерства внутренних дел. Земский отдел, Оренбургский исторический архив, фонд канцелярии губернского правления, д. N 225а, лл. 15 - 21. Но и эта арендная плата поступала в так называемый "общественный фонд", т. е. в руки государства, а не башкирского крестьянства.

7 "Труды местных комитетов" Оренбургской губ., стр. 125.

8 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 61.

стр. 215

Помещичьи хозяйства. Основной чертой помещичьего хозяйства в Башкирии, как и в России, было сочетание капиталистической системы ("вольный наем") с отработочной. "Отработки, это - прямой и непосредственный пережиток барщины"1 . В Уфимской губернии, как утверждает "Статистический очерк", практиковался наем рабочих для сельскохозяйственных работ еще с зимы, "почти повсеместно выдается им (нанимающимся. - Р. Р.) вперед половина и даже больше наемной платы"2 , Что представляли собой условия найма башкирских крестьян помещиками, мы увидим из приводимого ниже описания Л. Сабанеева: "Перед началом взыскания с них (крестьян-башкир. - Р. Р.) вторых податей, т. е. в феврале, нуждающиеся башкирцы... являются к владельцу или управляющему и каждый из них объявляет, сколько он желает взять на себя десятин и с каким количеством серпов выйдет на жатву; при этом сотский удостоверяет, забрался ли он или нет у других и в состоянии ли сжать взятое количество десятин. Затем каждому башкирцу выдается от 1 руб. до 2-х задатку с каждой взятой им десятины и пишется общее условие, которое свидетельствуется в волостном правлении или становым приставом". Перед нами, по сути, денежная ссуда, названная "наймом". "По окончании жатвы, - продолжает Сабанеев, - платится добавочная плата с 70 коп. до рубля с десятины овса, ржи и ярицы и до 1 р. 50 к. с десятины пшеницы"3 .

В имении Митлинском, Екатеринбургского уезда, Пермской губернии, граничащем с Челябинским уездом, Оренбургской губернии, "вся жатва выполняется башкирцами, причем, по условию, все или почти все деньги выдаются им вперед ион и обязуются в конце жатвы придти на помощь". Тут же автор добавляет, что "башкиры жнут на своих харчах"4 . Точно такие же были условия найма и на другие сельскохозяйственные работы. В основе условий неизменно лежали отработки, ставившие обезземеленных башкирских крестьян в зависимое положение от помещиков.

Наряду с денежной платой довольно распространены были "испольный, отработочный и другие виды платежей"5 за арендуемую землю.

В качестве примера, ярко характеризующего кабальный характер условий аренды башкирами помещичьих земель, можно указать на арендное условие, заключенное 31 марта 1880 г. крестьянами д. Уваровки, Стерлитамакского уезда, с княгиней N, со стороны крестьян его подписали 95 человек, и другое точно такое же условие заключено было с 80 лицами. 8-й пункт этих условий гласит: "За уклонение от исполнения вышеупомянутых работ обязуемся платить конторе штраф: за пашню одной десятины 8 рублей, за сноповязку 5 руб., за непредставленные дрова 3 рубля, за неогороженную околицу 10 руб., за неисправление места на Кармалке 3 рубля, за неисполнение 2 помочей 4 руб., за невспаханную пашню под яровой хлеб - 1 рубль и за невыполнение одного дня женского 1 рубль"6 .

Крестьянские хозяйства были связаны по рукам и по ногам этими остатками крепостничества. Помещичьи хозяйства, основанные главным образом на старых полукрепостнических формах труда, ничем не отличались от мелких крестьянских хозяйств по способу обработки. "Вспашка почти та же, как и у сельчан, - читаем мы в "Статистическом очерке Уфимской губернии", усовершенствованные плуги и жатвенные машины составляют большую редкость... и только молотилки и веялки очень распространены... Удобрений не применяется"7 .

Остановимся на характеристике форм эксплоатации башкирского населения бай-феодальными элементами. Обычно это были представители светской и духовной власти в деревне: старшины, старосты, десятские, ишаны, ахуны, муллы, муэдзины. Посредством их царизм полновластно правил башкирской деревней. Таким образом, и экономическая и политическая власть в деревне сосредоточена была в руках байских элементов - агентов царизма. Общинно-вотчинная, а иногда и родовая форма землепользования служила удобным прикрытием для феодальной эксплоатации байскими элементами башкир-общинников. Лучшей общинной землей пользовались баи: свои табуны скота они пасли на лучших участках, кочевали в лучших джайлавах (кое-где джайлавы были закреп-


1 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 227.

2 "Статистический очерк Уфимской губернии" за 1884 год, стр. 10.

3 Сабанеев Л. "Очерки Зауралья и степное хозяйство на башкирских землях", стр. 123 - 124. М, 1873 (разрядка моя, - Р. Р.).

4 Там же, стр. 127.

5 "Статистический очерк Уфимской губернии" за 1884 г., стр. 3.

6 Ремезов. "Очерки из жизни дикой Башкирии", стр. 30 - 33. Ограничиваешься приведением лишь одного документа, так как данный вопрос уже давно разработан и доказано преобладание отработочного хозяйства у помещиков на Урале. См. Ленин. Соч. Т. III; "Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства". Сборник под редакцией Чупрова А. и Постникова А. Тт. I и II .СПБ. 1897; а также цитированный нами источник.

7 "Статистический очерк Уфимской губернии за 1884 г.", стр. 4 и "Вольнонаемный труд в частновладельческих хозяйствах", вып. V, стр. 237 (разрядка моя. - Р. Р.).

стр. 216

лены за ними в силу традиций), они скашивали сено и в больших количествах продавали дрова, заготовляемые в общественном лесу; они имели возможность в первую очередь выкорчевывать лес и производить на расчищенных из-под леса участках посевы. "Кучка влиятельных башкир... пользуется землей в неограниченном количестве, ввиде пастьбы своих больших табунов скота, покоса травы и посева хлеба, и получает "темные" (вид взятки при сдаче в аренду башкирских угодий)", - писал один наблюдатель башкирской деревни в 1906 г. "Башкир-бедняк, - продолжает он далее, - не имеет сил бороться с богатым башкиром в том случае, если последний сдает в аренду его землю и получает деньги в свой карман"1 .

Население Башкирии несло и прямые повинности в пользу бай-феодальных элементов, причем их истинный характер часто прикрывался оболочкой патриархально-родовой взаимопомощи. Так например продолжала существовать "ома" (помощь), заключавшаяся в бесплатном выполнении населением деревни какой-либо работы для односельчанина; пригласивший обязан был кормить вышедших на "ома". Этой формой "родовой взаимопомощи" пользовались исключительно байские элементы, - к ним на "ома" шли из боязни, "как бы не заслужить немилость бая". Таким образом, "ома" по существу превращалась в обязательную повинность, В скотоводческих районах была распространена "havn", заключавшаяся в том, что беднота, не имевшая дойного скота, брала его на лето у бая. Осенью за пользование скотом бедняк платил баю куртом (башкирский сыр) или маслом.

В сборнике Стерлитамакского уезда за 1899 г. об этом сообщается следующее: "Башкир-пастух, не имея своего собственного дойного скота и нуждаясь в нем для приготовления из молока зимних запасов курта, берет дойный скот на выпас у башкиринина же, имеющего лишний скот"; и "башкиры-пастухи сами платят хозяевам скота известным количеством курта - до 20 фунтов или маслом - до 10 фунтов с дойной коровы"2 .

Факты сдачи скота на выпас на таких условиях зарегистрированы, как сообщает сборщик, в Шмндтовской, Бишкаияовской, Бала-Четырманской, Карамышевской, Дуван-Табынской и Уршакминской волостях, т. е. в волостях, где башкирское население еще занималось скотоводством.

Духовенство в силу шариата выкачивало из народа поборы ввиде "гушура" (десятая часть дохода), "фытыра" (приношение) и т. п.

Зимой беднота вынуждена была одалживать у байских элементов продукты, лошадей для подвоза дров, для охоты и т. д., а летом за все это приходилось отрабатывать: доить коров, стричь шерсть в кочевьях бая, обрабатывать посевы, убирать сено бая и т. д. Часто в байском хозяйстве наряду с наемными "ялчи" (работник) работали взятые "на воспитание" дальние родственники или сироты, что по существу также было одной из форм феодальной эксплоатации.

Зимой почти все башкирское население лесных районов уходило на лесные работы. Здесь бай-феодальные элементы выступали в качестве подрядчиков крупных лесопромышленников и иногда в свою очередь имели подчиненных себе более мелких подрядчиков из бай-куштанских элементов (т. е. кулацких). Башкиры, работая у подрядчиков, заготовляли лес, мочалу, вырабатывали кустарные изделия, подвозили руду для заводов и т. д.

В северозападном, земледельческом районе Башкирии, хотя феодальная эксплоатация, также прикрытая родовыми пережитками, отчасти и сохранилась, но она уже в большей мере переплеталась с капиталистической формой эксплоатации. Переход байских хозяйств к капиталистическим отношениям происходил интенсивнее. Общинная земля переделялась, и байским элементам деревни (муллам, старшинам, старостам и т. д.) в вечное наследственное пользование выделялись лучшие пашенные и сенокосные угодья сверх надельной земли. А благодаря этому за ними частично сохранялись и их феодальные права. При переделах земли местами бедноту, как неспособную платить повинность, вовсе лишали наделов и распределяли всю землю между зажиточными.

Арендуя, а иногда и скупая на кабальных для бедноты условиях их наделы, баи увеличивали свои земельные участки.

Мы не останавливались на роли башкирских дворян. Они имели собственные латифундии - имения и использовали, как и бай-феодальные элементы, выгодные для себя стороны патриархально-родового быта с целью эксплоатации масс.

Крестьянское хозяйство. К началу XX в. развитие мелкого крестьянского хозяйства и в Башкирии шло по пути эволюции к капитализму. Сущность этой эволюции состояла "в создании и усилении имущественного неравенства внутри патриархальных союзов, далее в превращении простого неравенства в капиталистические отношения"3 .

В Уфимской губернии посевы распределялись следующим образом:


1 Лебедев Ф. "К башкирскому вопросу". "Оренбургский край" N 115 от 18 июня 1906 г. (разрядка моя. - Р. Р.).

2 "Сборник статистических сведений по Уфимской губернии". Т. И. Стерлитамакский уезд, стр. 821. Самара. 1889.

3 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 235.

стр. 217

 

На один двор

Душ обоего пола

Приходится посева десятин

I группа - беспосевные

4,31

-

II группа - с посевом до 2 дес.

4.61

1,28

III группа - с посевом до 4 дес.

5,39

3,09

IV группа - с посевом до 10 дес.

6,39

6,38

V группа - с посевом свыше 10 дес.

7,95

17,31

Среднее по губернии

5,64

4,791

Мы видим, что чем выше группа по размерам посева, тем больше количество душ на двор. Это и понятно, ибо "многосемейность является одним из факторов крестьянского благосостояния"2 . Следовательно, для небольшой группы крестьянских дворов многосемейность и наибольшая обеспеченность землей служат основой зажиточности.

Уже из этой таблицы видна неравномерность в распределении посева по группам дворов. В процентах это получается: 10% зажиточных дворов имеет 38%, т. е. более одной трети всего посева, а 36% бедноты - только 6,7% всего посева.

Такую же неравномерность мы видим и в распределении скота. Данные военно-конской переписи 1899 г. говорят о том, что почти четверть (22,9%) дворов были безлошадные, тогда как более четверти дворов (27,6%) имели свыше трех лошадей3 . Итак, 35% дворов в Уфимской губернии, как мы видели, были малоземельными, столько же дворов сеяли не более чем по две десятины (в том числе 11 % вовсе не сеяли). Все они в своей массе являлись безлошадными или однолошадными. Это хозяйства "батраков и поденщиков" (шире: наемных рабочих) с наделом"4 .

Этой группе противостоит группа многоземельных и многолошадных хозяйств, - в их руках примерно около 50% посева. Это зажиточный кулацкий слой, слой нанимателей рабочей силы.

Между этими обеими группами находится среднее крестьянство. "По своим общественным отношениям эта группа колеблется между высшей, к которой она тяготеет и в которую удается попасть лишь небольшому меньшинству счастливцев, и между шишей, в которую ее сталкивает весь" ход общественной эволюции"5 .

Выводы в отношении диференциации крестьянства по Оренбургской губернии аналогичны тем, к которым мы пришли после разбора данных по Уфимской губернии.

Анализируем положение башкирского крестьянства. Для этого применим выборочный метод. Рассмотрим для примера данные по Бирскому уезду, где 63,5% всех дворов - башкирские, и где "башкирское население мало чем отличается от крестьян-земледельцев как по количеству посевов и сельскохозяйственного инвентаря, так и по способам обработки"6 .

Рассмотрим соотношение дворов, населения и посевов Бирского уезда:

 

Дворов

Населения обоего пола

Приходится посева

В процентах

I группа - без посевов

6,27

4,64

-

II " - с посевом до 2 дес.

23,69

19,20

6,91

III " - " " " 4 "

27,42

26,10

18,36

IV " - " " " 10 "

34,02

38,71

46,16

V " - " " свыше 10 дес.

8,60

11,35

28,57

Итого

100

100

1007

Здесь крайние группы дают несколько меньший процент чем в целом по губерния. Так, I группа - беднота, по губернии составляла 36%, здесь 29,9%; V группа - зажиточные, там - 10%, здесь - 8,6%.

Рассмотрим количество рабочего скота в том же уезде.


1 "Хозяйственно-статистический обзор Уфимской губернии за 1905 год. Материалы по текущей статистике", стр. 199. Уфа. 1906. Мы вынуждены были согласиться с разбивкой на группы, данной статистиком, так как не было возможности перегруппировки, хотя следовало бы произвести разбивку группы засевающих свыше 10 десятин.

2 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 235.

3 "Военно-конская перепись 1899- 1901 гг.". Спб. 1902.

4 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 254.

5 Ленин. Соч. Т. III, стр. 131 - 132.

6 Оренбургский исторический архив, ф. канцелярии губернатора. Циркуляр министерства внутренних дел, дело N 225а.

7 "Хозяйственно-статистический обзор Уфимской губернии за 1905 год".

стр. 218

 

Без лошадей

С 1 подростком или 1 лошадью

С 2 лошадьми

С 3 лошадьми и более

дворов в процентах

I группа - без посева

82,01

15,03

2,14

0,82

II " - с посевом до 2 дес.

32,38

56,77

9,08

1,77

III " - " " " 4 "

5,92

57,21

27,58

9,29

IV " - " " 10 "

0,78

23,52

40,29

35,41

V " - " " свыше 10 дес.

0,13

2,50

15,92

81,391

Здесь 1 группа дворов на 82% безлошадные, а, 15% дворов имели подростка или только одну лошадь. Во II группе процент безлошадных также высок (32%). Напротив, в V группе 97% дворов имеют две и более лошадей.

Итак, относительно башкирского крестьянства земледельческого района можно сделать вывод, что расслоение среди него происходило несколько медленнее чем среди крестьянства других народностей: около 25% дворов явилось малоземельными, и на их долю падало не более 7% посева; в своей массе они (42%) являлись безлошадными или имели лишь одну лошадь (58%) - "это батраки и поденщики с наделом", В противоположной группе 25% дворов являлись многоземельными и многолошадными, причем на их долю падало не менее 50% посева - это зажиточные крестьяне, кулаки, слой нанимателей. Между. этими двумя группами находилась промежуточная - среднее крестьянство.

Перейдем к башкирскому крестьянству районов, преимущественно занимавшихся скотоводством, где земледелие только начинало прививаться. В кочевом хозяйстве башкира лошадь играла основную роль. Лошадь была рабочей силой, из молока лошади делали кумыс, и она же давала мясные продукты. Поэтому у башкир этих районов лошадей было больше чем другого скота.

О распределении скота и лошадей у башкир Екатеринбургского уезда из циркуляра МВД узнаем, что около 298 домохозяев, т, е. 20% всех дворов, имело по 5 - 6 лошадей, и, наоборот, 18% дворов (269 дворов) совсем не имело крупного скота и лошадей. Примерно такое же положение наблюдалось и при распределении надельной земли. Это, - безусловно, не случайное совпадение. Вот к примеру данные министерства внутренних дел о Красноуфимском уезде: 24,8% башкирских крестьянских хозяйств являлись безлошадными, "наибольшее число без крупного рогатого скота приходится на башкир обезземеленных - 31,5%, а потом на башкир припущенников, не отделенных от вотчинников - 24,8%". По Шадринскому уезду, Пермской губернии, безлошадных башкирских крестьян было 39%2 . В то же время башкирских дворов, имеющих более 10 голов крупного скота, в Оренбургской губерния было 10 тыс., т. е. около 16%3 .

Возьмем результаты военно-конской переписи по Орскому уезду, где башкиры представлены наибольшим числом дворов. Там одна треть дворов были безлошадные (7,5%) и однолошадные, а в то же время 20% дворов имели по 7 лошадей и более, а некоторые даже более 300 лошадей.

Если обратиться к посевам, то оказывается, что в Екатеринбургском уезде, несмотря на зачаточное состояние земледелия, встречались хозяйства, засевавшие по 50 и более десятин.

По Екатеринбургскому уезду у крестьян-башкир на 100 дворов, имевших посевы, приходилось:

Сеющих

5 десятин

15,61% дворов

"

до 10 "

6,54%

"

" 25 "

5,22% "

"

" 50 "

1,50% "

"

свыше 50 десятин

0,36% "4

Отсюда ясно, что засевавшие от 10 и до 50 десятин и более на двор (их было 7,08% общего числа дворов) - это группа богатеев среди башкирского крестьянства.

Если обратимся к изучению вопроса об обеспеченности хозяйств сельскохозяйственными орудиями, то столкнемся с такой же неравномерностью распределения и сельскохозяйственных орудий. Так, по Екатеринбургскому уезду 437 хозяйств, или 22,4%, не имели никаких сельскохозяйственных орудий, а по Красноуфимскому уезду 1804 хозяйства (около половины) не имели никаких пахотных орудий. По Красноуфимскому уезду только 7,7% хозяйств


1 "Хозяйственно-статистический обзор Уфимской губерний за 1905 год".

2 Оренбургский исторический архив. Циркуляр министерства внутренних дел, дело N 225а.

3 Оренбургский исторический архив, ф. Губернского присутствия, д. N 582, ч. 1-1901 - 1902 гг., N 14.

4 Оренбургский исторический архив. Циркуляр министерства внутренних дел, д.225а. В источнике сеющие до 5 десятин, к сожалению, объединены в одну группу, и потому мы лишены возможности рассмотреть диференциацию посева у них более детально.

стр. 219

удобряло землю навозом1 . Бесскотной и почти безземельной бедноте нечего было унаваживать; навозное удобрение применяла, конечно, больше высшая, зажиточная группа.

Для полноты картины приведем характеристику социальных групп башкирской деревни, данную одним из буржуазных экономистов, посетившим башкирскую деревню в 1907 году. Он пишет: "В дер. Кара-Якуповой (на р. Деме. -Р. Р.) также существует общинное землепользование, однако, население этой деревни в отношении богатства не равно; напротив стоит полуразрушенная изба, у хозяина нет ни одной головы скота, земли он не сеет и другими промыслами не занимается, и денег у него нет. А на другом конце улицы стоит большой дом, крытый железом, хозяин этого дома доит 10 кобыл, имеет кроме того 7 - 8 коров, около 40 штук овец и коз. У него живут кумысники 4 человека, кроме того он еще снабжает кумысом "бояр"2 , живущих в соседних домах. В этом году он посеял около 40 десятин, он уже арендует землю у своих однодеревенцев. Один из числа хозяев таких дворов арендовал водяную мельницу и получал от нее много прибыли. В сезон рыбной ловли они (богачи) в ближайших озерах ловят рыбу и продают улов. Некоторые из них в ягодный сезон заготовляли вишню для продажи. А с появлением здесь отдыхающих (кумысников) богатство у них стало расти еще "быстрее и увеличилось в два - три раза"3 . Таким образом, эта данные дополняют сведения о высшей группе, арендующей землю, имеющей промыслы и даже мелкие предприятия. Богатели такие хозяйства только благодаря эксплоатации наемной рабочей силы.

Другая крайняя группа башкирского крестьянства постепенно пролетаризировалась, выделяя из себя сезонников, отходников и наемных рабочих. Башкирская беднота массами шла "во время страды" на заработки в помещичьи хозяйства в Пермскую губернию, преимущественно в уезды Красно уфимский, Кунгурский, а частично и в Екатеринбургский и Пермский4 ; нанималась также и к зажиточным "крестьянам и казакам во время сенокоса и жатвы5 ", на лесные разработки, на сплав леса (особенно башкиры горно-лесных районов, для которых эта работа являлась особенно привычной); на золотые прииски и т. д.

"Припущенники и малоземельные башкиры-вотчинники отправляются, - говорил в 1902 г. гласный бирской уездной земской управы Жуковский, - на золотые прииски преимущественно в Троицкий уезд- Оренбургской губ., в Миасский округ на все весеннее и летнее время до поздней осени, и во время страды в Пермскую губернию. Специальность их - сенокошение без уборки и жатвы"6 . В сборнике "Вольнонаемный труд в хозяйствах владельческих" в выпуске V, составленном по материалам, поступавшим от самих землевладельцев, указывается, что в помещичьих хозяйствах; "в Орском уезде рабочие обыкновенно местные башкиры". "В Оренбургском уезде рабочие приходят из Уфимской губернии (башкиры Стерлитамакского к Уфимского уездов)".

Из Мензелинского уезда писали: "В работники идут преимущественно башкиры"7 . Точно такие же указания встречаются и в статистических обзорах Уфимской и Оренбургской губерний (но без цифровых данных)8 .

Отсюда можно сделать вывод, что выбрасываемые из деревни рабочие руки применение большей частью находили вне своей деревни; но некоторая часть эксплоатировалась в байских, зажиточных, кулацких хозяйствах и в самой деревне. Заработок отходников мог обеспечить им лишь полуголодное существование. Вот как происходил наем рабочей силы и каковы были заработки сезонников на сплаве: "Оренбургские Пименовы и Щетинины (заводчики. - Р. Р.) имеют своего приказчика Адьш Давлетшина, который организует сплав леса по рекам Ику и Суре. Он (Давлетшин. - Р. Р.) в январе и в феврале уже начинает нанимать башкир за совсем низкую плату. Голодные (уже израсходовавшие свое продовольствие) башкиры вынуждены наниматься за любые цены. Среди них один выступает как подрядчик, который, получив деньги (задаток), раздает остальным товары по вздутым им ценам - чай, сахар и другие". Жилищ для работающих на сплаве не было. За 14 часов и более работы в сутки (причем все это время приходилось быть в воде) они получали "в день 50 - 60 коп., хотя другие фирмы платили от 80 коп. до 1 р. 20 к. Здесь работают, примерно, 5 - 6 тысяч баш-


1 Оренбургский исторический архив. Циркуляр министерства внутренних дел, д. 225а.

2 Башкиры тогда "боярами" называли всех, кто к ним приезжал отдыхать, пить кумыс.

3 Газета "Вакт" на татарском языке N 209 от 21 августа 1907 г. выходила в Оренбурге. Статья Е. А. "Из башкирской деревни" (Мой перевод с татарского. - Р. Р.).

4 "Труды местных комитетов Уфимской губ.", стр. 133.

5 Оренбургский исторический архив, д. N 225а.

6 "Труды местных комитетов Уфимской губернии", стр. 133.

7 "Вольнонаемный труд в хозяйствах владельческих". Вып. V. Составил Короленко, стр. 245 и 237. СПБ. 1892 (разрядка моя. - Р. Р.)

8 По данным двухтомника "Численность и состав рабочих в России", сельскохозяйственных рабочих в Уфимской губернии насчитывалось 26790, в Оренбургской губернии - 32731, но при этом, к сожалению, не указывается их национальный состав.

стр. 220

кир"1 . Таким образом, эксплоататором бедноты являлся не только наниматель, но и свой подрядчик.

Наличие эксплоатации батрачества и бедноты со стороны кулаков и своих подрядчиков являлось условием, подготовлявшим внутри крестьянства вторую войну.

Торговое земледелие. Рост торговли и обмена в пореформенный период, как и по всей России, имел место также и в Башкирии. На это указывает рост торговых оборотов в Уфимской губернии за последнее десятилетие (1895 - 1905). На ярмарках Уфимской губернии в 1905 г. было продано товаров. на 5747 тыс. руб. на 1757 тыс. руб. больше чем в 1895 году. Ввоз земледельческих машин в Уфимскую губернию по железным дорогам вырос за 8 лет более чем в 10 раз (в 1897 г. было завезено на 17,4 тыс. руб., а в 1905 г. - на 190,3 тыс. руб.)2 . Рост обмена вызывал специализацию земледелия. В этом смысле для степной Башкирии характерным было развитие торгового зернового хозяйства. За 25 лет (с 1880 по 1905) в Уфимской губернии, например, площадь посева выросла почти вдвое - с 800 тыс. до 1,5 млн. десятин. В соответствии с ростом посева рос и вывоз хлеба. К 1905 г. вывоз хлеба по Уфимской губернии увеличился против 1899 г. в 8 раз3 .

Скотоводство у башкир еще не носило торгового (товарно-капиталистического) характера, но элементы товарных отношений начинали проникать и сюда. Как известно, торговля и обмен у скотоводов имели место с давних времен, но они не нарушали общего натурального характера хозяйства. Так было до конца XIX в. и в Башкирии. К началу XX в. с ростом капитализма в Россия товарные отношения начинают проникать и в скотоводческие районы Башкирии. Об этом свидетельствует увеличение вывоза скота и продуктов животноводства и ввоза продуктов промышленности. За 10 лет (с 1894 по 1904 г.) продажа рогатого скота на оренбургском меновом дворе выросла в 5 раз, а кожсырья - в 1 1/2 раза. За эти же годы вывоз и ввоз товаров по железной дороге., выросли тоже в 2 раза: вывоз с 7,5 млн. руб. дошел до 12,6 млн. руб., а ввоз с 8,5 млн. руб. до 15,8 млн. руб.4 .

Хотя скотоводство у башкир оставалось еще экстенсивным, но проникновение элементов товарных отношений в пх хозяйство уже можно усмотреть в использовании продуктов скотоводства не только для личного потребления, но и для продажи на рынке. Так, в ряде районов развивается изготовление кумыса для продажи на рынке5 и отдыхающим6 ; на рынок вывозятся для продажи также курт и масло. Если раньше одежда и хозяйственная утварь изготовлялись исключительно в самом башкирском хозяйстве, то теперь сырье для них все больше начинает уходить на рынок, а взамен к башкирам начинают все больше проникать продукты фабричного производства: обувь (сапоги, калоши, казанские ичиги и т. п.), одежда, стекло, керосин и т. п. Так, из Оренбургской губернии по железной дороге в 1894 г. было вывезено кожсырья на 167 тыс. руб., а в 1904 г. - одной только невыделанной овчины на 227 тыс. рублей. Ввоз керосина, за эти же 10 лет вырос в 4 раза, - с 290 тыс. руб, до 826 тыс. руб.; ввоз мануфактуры за 20 лет вырос почти в 8 раз - с 57 тыс. руб. до 410 тыс. рублей7 .

Итак, "уничтожение крепостнических латифундий и помещичьего землевладения - эта мера, на которой сосредоточены все помыслы русского крестьянства к концу XIX в., - усилит, а не ослабит власть рынка, ибо рост торговли и товарного производства задерживается отработкой и кабалой"8 , - писал В. И. Ленин в 1908 году. Это положение, как мы видим, верно и для Башкирии.

Башкирия являлась объектом "сельскохозяйственной колонизации. Пореформенный период привлек сюда громадное количество переселенцев (за одно лишь десятилетие - 70-е годы - переселилось в Уфимскую губ. 120 тыс. душ)"9 . С одной стороны, шло организованное государством переселение и помещичье переселение. На захваченных у башкир землях создавались помещичьи латифундии. Наряду с этим происходило вольное переселение обезземелившихся крестьян Центральной России, игравшее прогрессивную роль, так как оно способствовало развитию торгового земледелия, и "это было именно капиталистическое развитие"10 . Башкирия так же, как и другие окраины России, в качестве колонии русского капитализма обеспечивала "ему громадное развитие не только вглубь, но и вширь"11 .

Кустарные промыслы. Развитие мелких крестьянских промыслов шло по тому же пути, что и мелкое земледелие. В отдельных районах края были развиты


1 Газета "Вакт" N 145 от 13 марта 1907 г., статья "Салчи-башкиры" из Бурзяна". (Перевод мой и разрядка моя. - Р. Р.).

2 См. Обзоры за соответствующие годы.

3 "Грузооборот в Уфимской губ.". Статистический отдел Уфимского губернского правления, стр. 34 - 35, 50 - 61. Уфа. 1915.

4 См. "Обзоры Оренбургской губ." за 1894 и 1904 годы.

5 В числе предметов, продающихся на оренбургском меновом дворе, начинает упоминаться и кумыс; см. "Обзоры .Оренбургской губ.".

6 Выше были уже приведены данные, подтверждающие это.

7 "Обзоры Оренбургской губ. за 1894 и 1904 гг. и грузооборот Оренбургской железной дороги за 1884 г.". К сожалению, имеющиеся здесь данные очень бедны, а более полных нет.

8 Ленин. Соч. Т. XII, стр. 262.

9 Кауфман "Переселение и колонизация", стр. 6.

10 Ленин. Соч. Т. III, стр. 194.

11 Ленин. Соч. Т. II, стр. 419.

стр. 221

кустарные промыслы. Например в Уфимской губернии, по данным уфимской губернской управы, крестьянских хозяйств, занимавшихся кустарными промыслами, насчитывалось 9925 дворов, или 2 - 3% всех крестьянских хозяйств1 . Было зарегистрировано 42 вида кустарных промыслов, первое место среди них занимала обработка растительных продуктов, ею занимались 41% всех кустарных хозяйств.

В горно-лесном районе (Златоустовский, Стерлитамакский и Уфимский уезды) кустарные промыслы были развиты больше чем в земледельческих уездах: здесь процент кустарей доходил до 3,2, в то время как в земледельческих уездах кус?а-' рей было всего 1%.

С развитием товарных отношений усиливалась работа кустарей на рынок. К 1909 г. (данных, относящихся к более раннему периоду, к сожалению, не имеется) половина кустарных хозяйств уже была втянута в рыночные отношения. Из указанного выше общего числа кустарных хозяйств более половины (59%) работало на рынок. Около 20% из работавших на рынок сбывало свои продукты через скупщика. Особенно сильна была роль скупщика в Белебеевском уезде, где более 30% кустарей сбывало продукты своего труда при помощи скупщика. 965 кустарей Уфимской губ., т. - е. 11,8% применяли наемный труд, и у них работало 1768 наемных рабочих, что составляло 12,3% всех рабочих рук, занятых в кустарной промышленности. Наемные рабочие распределялись по хозяйствам следующим образом2 :

Кустарных хозяйств (в %)

не применявших наемного труда

88,2

имевших 1 наемного рабочего

6,8

" 2 " "

2,7

" 3 " "

1,0

" 4 " "

0,5

" 5 и более

0,8

Итого

100

Из изложенного ясно, что налицо было расслоение среди мелких кустарей: группа хозяев вырастала в предпринимателей с наемными рабочими, или иначе: домашнее кустарничество перерастало в капиталистическую простую кооперацию. Итак, развитие мелких крестьянских промыслов шло по тому же пути, что и мелкое землевладение.

Тот же процесс происходил и среди башкирских кустарей. Башкирских крестьянских хозяйств, занимавшихся кустарными промыслами, по данным "Справочного указателя кустарной промышленности Уфимской губ. по сведениям 1901 г.", было по 4 уездам 2296 дворов, что составляло примерно четверть всех кустарных хозяйств этих уездов. По уездам они распределялись так: Стерлитамакский - 1642 двора, Бирский - 247, Белебеевский - 301, Уфимский - 106, т. е. больше половины башкирских кустарных хозяйств приходилось на Стерлитамакский уезд и преимущественно на горно-лесные волости.

Наиболее распространенной среди башкирских хозяйств, занимавшихся кустарными промыслами, была обработка дерева: выделка ободьев, колес, саней, дуг, чиляков (деревянных кадок - ведер), мочалы, плетенье лаптей, высидка дегтя и т. д.

Товарные отношения проникли и сюда. Например в деревне Такиево, Уфимского уезда, было 103 двора, все они занимались бондарным производством, причем все работали на рынок и сбывали свои продукты через скупщика3 .

Промышленность в Башкирии. В Башкирии была развита главным образом горнозаводская промышленность.

Крупная промышленность в Башкирии носила ярко выраженный колониальный характер. Она ограничивалась изготовлением полуфабрикатов для промышленности метрополии и находилась в основном в руках помещиков и буржуазии метрополии. Однако нарождающаяся национальная буржуазия начинала проникать и в промышленность, в первую очередь в мелкую, местного значения. Уже к началу XX в. можно было встретить башкирские фамилии среди владельцев золотых приисков (например башкирку Ахмедзянову и др.). По данным переписи 1897 г., башкирских хозяйств, живущих на доходы с капитала, по Уфимской губерний насчитывалось 418 и по Оренбургской губернии -275; во всех этих хозяйствах по двум губерниям было да 1,1 тыс. человек. Татарская буржуазия, как более сильная, проявляла большую активность и быстрее проникала в промышленность. Фамилии золотопромышленников братьев Рамеевых, братьев Хусаиновых и других были широко известны.

Особенностью уральской горной промышленности являлось то, что "в основе организации труда на Урале издавна лежало крепостное право", "горнопромышленники были и помещиками и заводчиками, основывали свое господство не на капитале и конкуренции, а на монополии и на своем


1 "Кустарная промышленность Уфимской губернии", изд. 1912 г., написана по материалам подворного исследования; при обследовании взяты лишь крестьянские хозяйства, занимавшиеся кустарными промыслами, которые составители рассматривали "лишь как подспорье к основному занятию - земледелию".

2 Все приведенные данные о кустарной промышленности взяты из книги "Кустарная промышленность Уфимской губернии".

3 См. "Справочный указатель кустарной промышленности Уфимской губ. по сведениям 1901 г."; из "Справочного указателя" мною сделана выборка сведений о башкирских дворах, занимавшихся кустарными промыслами. Других источников не существует.

стр. 222

владельческом праве"1 . Уральские заводчики в начале XX в. были и крупными землевладельцами. Например владелица Юрезань-Ивановских чугуноплавильных заводов княгиня Белосельская-Белозерская имела в Башкирии при своих заводах 165 434 десятины земли2 . Крупными землевладельцами являлись и другие горнозаводчики.

В качестве средства приобретения рабочих рук наряду с наймом в начале XX в. здесь имели место еще и отработки. "Условия освобождения уральских крестьян от крепостной зависимости были своеобразны... горнозаводское население делилось на мастеровых, которые, не имея земли, должны были весь год заниматься заводской работой, и на сельских работников, которые, имея надел, должны были исполнять вспомогательные работы"3 . Каждому вспомогательному рабочему заводоуправление отводило, например в Катав-Ивановском заводе, "бесплатно земли на посев 1/3 д., участок лугов 1 - 3 дес. и участок леса для рубки дров"4 . Это "бесплатное пользование" обходилось рабочим чрезвычайно дорого, так как вследствие этого понижалась заработная плата. При таком положении заводы имели "своих", привязанных к заводу "дешовых рабочих" (Ленин). Вот как описывает положение рабочих Катав-Ивановского завода жандармский ротмистр, которого трудно заподозрить в расположении к рабочему классу: "К. -Ивановский завод обслуживается не только населением самого завода, но и деревнями: Каракуловка, Верхне-Катавка, Тюмень, Анновка, Ведярыш и Лемуза. Население этих деревень занимается рубкой леса и выделкой для завода угля, сплавкой леса к заводу, подвозкой угля и дров на завод и подвозкой руды, а также добычей руды на разных шахтах... В самом К. -Ивановском заводе числится 12000 населения, и вся эта масса существует работой при заводе (а на самом заводе работают только 1600-1700 человек)... Рабочие механического, кузнечного, столярного и котельного цехов работают... по 10 часов, а остальные по 12 часов... На заводе существует такой порядок: рабочие в течение месяца имеют право работать только две недели, а затем уступают свое место другим, опять-таки на две недели, таким образом каждый рабочий имеет в месяц только 2-недельный заработок. Это делается для того, чтобы дать возможность занять всех рабочих, имеющих право на работы, а их переизбыток. Таким образом заработок рабочего уменьшается вдвое, так как каждый рабочий подвергается принудительному прогулу"5 . Жандарм проболтал правду: действительно, почти каждый уральский рабочий подвергался принудительному прогулу. Такое положение было общим явлением. Случилось, что смена вынуждена бывала "от себя нанимать пятого рабочего, так как в действительности, - писано в донесении, - четырем человекам работать у печи тяжело"6 . Такое положение могло существовать только там, где еще сильны были остатки крепостнического порядка.

Все это прежде всего имело следствием значительное понижение заработной платы по сравнению с заработной платой рабочих других районов России, хотя и там положение рабочих было также тяжелое. Годовой заработок рабочих на юге России был 450 руб., а на Урале - 177 руб., т. е. заработная плата уральского рабочего была втрое ниже, чем рабочего южных губерний России7 . В Уфимской губернии статистика за 1902 г. указывает на наличие "задолжалости" у 6,5 тыс. горнозаводских рабочих и у 12,5 тыс. вспомогательных, т. е. почти у всех рабочих.

"Итак, самые непосредственные остатки дореформенных порядков, сильное развитие отработков, прикрепление рабочих, низкая производительность, труда, отсталость техники, низкая заработная плата, преобладание ручного производства, примитивная и хищнически-первобытная эксплуатация природных богатств края, монополии, оттеснение конкуренции, замкнутость и оторванность от общего торгово-промышленного движения времени - такова общая картина Урала"8 . Такой итог подвел своему рассмотрению горной промышленности Урала В. И. Ленин в своей замечательной книге "Развитие капитализма в России".

Наряду с этой старой, полукрепостнической, промышленностью сравнительно быстро развивалась молодая капиталистическая промышленность. Например построенные главным образом на средства частного капитала Самаро-Златоустовская железная дорога, Уфимские железнодорожные мастерские и ряд депо по железнодорожной линии. К 1905 г. Уфимские железнодорожные мастерские имели до 2 тыс, рабочих, а железнодорожные депо - до 600. Капитализм проникал также и в горную про-


1 Ленин. Соч. Т. III, стр. 396.

2 "Описание Юрезань-Ивановских чугуноплавильных и железоделательных заводов княгини Белосельской-Белозерской", стр. 10. 1896.

3 Ленин. Соч. Т. III, стр. 397. Примечание (разрядка моя. - Р. Р.).

4 Из донесения Уфимского жандармского управления. Башкирский центральный исторический архив, ф. жандармского управления, дело N 320.

5 Башкирский центральный архив, ф. жандармского управления, д. 320. 1905 г. л. 355 - 360 (разрядка моя. - Р. Р.).

6 ЦАР. Департамент полиции. Особый отдел, д. N 4, ч. 9, л. А.

7 Данные взяты у Ленина. См. Соч. Т. III, стр. 478.

8 Ленин. Соч. Т. III, стр. 399.

стр. 223

мышленность, в особенности в золотую (прииски Гогиных, Рамеевых и др.).

Рабочий класс. По данным переписи 1897 г., всего работающих по найму в Уфимской губернии насчитывалось 19295 человек, в Оренбургской губернии-30 155 человек1 , а без почтовых гонщиков, извозчиков, приказчиков и т. п. количество рабочих в Уфимской губернии составляло 18 тыс., в Оренбургской губернии - 26 тыс. В это число входят также рабочие кустарной промышленности (примерно 2200 по Уфимской губернии и 2600 по Оренбургской) и временные сезонные рабочие. Например в статистическом сборнике "Вольнонаемный труд в частновладельческих хозяйствах", выпуск V, указывается, что из 13540 рабочих железоделательной промышленности Уфимской губернии 10620 было вспомогательных рабочих; в Оренбургской губернии из 14077 рабочих вспомогательных было 8509, в рудодобывающей промышленности в Уфимской губернии из 1780 рабочих вспомогательных было 210, а в Оренбургской губернии из 1277 рабочих вспомогательных было 682 к т. д. Кроме того на золотых приисках в Оренбургской губернии почти 90% рабочих составляли сезонники. Следовательно, постоянных промышленных рабочих было в Уфимской губернии примерно 8 - 10 тыс., в Оренбургской - 6 - 8 тысяч. Этот промышленный пролетариат состоял, главным образом из металлистов и железнодорожников. Кадры рабочих были сконцентрированы в отдельных предприятиях от 500 до 2 тыс. человек, вследствие чего они представляли громадную революционную силу края (таких предприятий было по Оренбургской губернии 2, по Уфимской - более 10). Грамотность среди рабочих - металлистов и железнодорожников, - работавших в крупных предприятиях, была выше грамотности всей массы рабочих.

Из того же источника видно, что грамотных среди 19 295 рабочих Уфимской губернии насчитывалось 7403 человека, т. е. 37%, а в Оренбургской губернии - 33%.

О пролетариате Башкирии. В связи с вопросом о диференциации крестьянства говорилось уже о пролетаризации башкирской деревни. Как было показано, башкирская беднота вынуждена была работать главным образом в помещичьих хозяйствах, привязанная к ним кабальными условиями найма.

Однако несмотря на это часть башкирской бедноты все же уходила на шахты, на прииски, на заводы и фабрики, тем самым пополняя ряды промышленного пролетариата. По данным переписи 1897 г., башкир, занятых в промышленности по Уфимской и Оренбургской губерниям, насчитывалось около 12 тыс., не считая членов семей2 . В это число вошли и предприниматели (хотя количество последних, конечно, было не так велико), и работавшие в разных мелких предприятиях и кустарных промыслах (в том числе и сами кустари), всего около 4,7 тыс., извозчики - 1,3 тыс., и, наконец, подсобные рабочие на горных заводах, подвозившие часто из своих лошадях дрова, уголь и руду, занятые заготовлением для заводов древесного угля, сплавом к заводам леса и т. д. - их насчитывалось более 3 тысяч. Таким образом, башкир-рабочих в горной и лесной промышленности, на транспорте, на приисках насчитывалось лишь около 2 тыс., что составляло примерно 10-12% промышленного пролетариата в Башкирии, и лишь 0,15% башкирского населения. Если сюда прибавить сезонников, занятых на вспомогательных работах, получим 8,3 тыс. человек, составлявших весь башкирский пролетариат и полупролетариат.

Эти данные подтверждаются и другими источниками. Например имеются указания о наличии башкир-рабочих на золотых приисках: "При хозяйственных и подземных работах обращаются, - говорится в "Обзоре Оренбургской губ. за 1907 год"3 , - в большинстве случаев башкиры". В горнозаводской промышленности башкиры были заняты почти исключительно в подсобных работах: "Они (заводы. - Р. Р.) дают во все времена года возможность заработка башкирам ближайших к заводам волостей"4 . "Башкиры, работающие круглый год на заводе, представляют редкое явление; но в то же время он" являются серьезной рабочей силой при работах, имеющих временный характер. Любимым их занятием являются рубка и сплав леса, где они во многих случаях незаменимы; затем они охотно занимаются перевозкой руды, леса и других материалов, составляя в общем крупную конную силу"5 .

Благодаря колониальной политике царизма, в Башкирии значительную силу сохраняли остатки старых общественных отношений. Они задерживали развитие капиталистических отношений среди башкир вообще и, в частности, рост и развитие башкирского рабочего класса. В 1921 г. товарищ Сталин указывал, что "целый ряд главным образом тюркских народностей - их около 30 миллионов - не прошли, не успели пройти периода промышленного капитализма, не имели поэтому или почти


1 "Численность и состав рабочих в России", по данным переписи населения России 1897 г. Т. I-II.

2 См. "Первая всеобщая перепись 1897 г.". Уфимская и Оренбургская губернии.

3 "Общий обзор Оренбургской губернии" за 1907 г., стр. 7.

4 "Труды местных комитетов". Оренбургская губерния, стр. 127.

5 "Краткий очерк Белорецкого горного округа", стр. 20. 1896. В систему Белорецких заводов входили Белорецкий, Тирлянский, Кагинский и Узянский заводы.

стр. 224

не имеют промышленного пролетариата"1 . Это положение верно и по отношению к башкирскому народу.

Итак, рабочие-башкиры были немногочисленны. Башкирский рабочий класс так же, как и башкирская буржуазии, только еще зарождался. Башкиры-рабочие были распылены по разным предприятиям, часто но мелким, территориально отдаленным друг от друга. Они работали на сплаве, где часто месяцами оторваны были от внешнего мира; часть предприятий, где они работали, носила сезонный характер (лесные разработки, водный транспорт и даже золотые прииски); башкирские рабочие плохо знали русский язык; и темнота и неграмотность среди них культивировалась царизмом. Все это значительно тормозило организацию башкир-рабочих.

О положении рабочих мы уже отчасти говорили в связи с рассмотрением отдельных отраслей промышленности. Коротко положение рабочих в горной промышленности, где еще в значительной степени сохранились крепостнические пережитки, можно охарактеризовать как полукрепостное.

В капиталистических предприятиях экономическое положение рабочих было также очень тяжелым. Рабочий день равнялся 10 - 12 часам. Часто применялись принудительные "сверхурочные работы"; очень широко использовался детский труд. Реальная заработная плата, и без того понижавшаяся, благодаря росту цен на продукты питания, уменьшалась еще более вследствие того, что рабочие вынуждены были переплачивать лавочникам. Рабочие Уфимских мастерских в своих требованиях но время забастовки говорили, что они принуждены отдавать "надбавки в пользу кулаков"2 . Часто были увечия рабочих, причем, конечно, пострадавшие не могли и думать о получении вспомоществования от хозяев. Жилищные условия рабочих были ужасны, они ютились в сырых землянках или в лучшем случае в тесовых бараках казармах. Вот как описывает жилищные условия рабочих г. Уфы газета "Уфимский рабочий": "Помещением для рабочих служит тесная и грязная конура с худой крышей, через дыры которой на головы обитателей сыплется снег или падает дождь, смотря по времени года. Спят все вповалку на кое-как сколоченных нарах. Тут же помещается куб для кипячения воды, пар от которого, смешиваясь с испарениями от мокрой обуви и одежды рабочих, делает воздух невыносимым. В этой же "бане", как называют рабочие свое жилье, помещается за неплотной перегородкой и контора, в которой мерзнут и задыхаются в одно и то же время конторщики"3 . Такое положение с жилищами рабочих было об ниш явлением для Башкирии.

Состояние культуры башкирского народа. Уже не раз было нами отмечена колониальная эксплоатация башкирского парода русским самодержавием, помещиками, буржуазией, всей своей экономической политикой обрекавших башкирский народ на вымирание. Начальник уфимского жандармского управления в своем обзоре за 1902 г. писал: "В культурном отношении почти все инородческое население находится еще па самой низшей ступени своего развития с в высшей степени грубыми, невежественными правами и обычаями. Аборигены же населения - башкиры - находятся на пути вырождения племени, с явными признаками дегенерации... Башкирская бедность поразительна, хотя они владеют огромным земельным наделом. Засевает он ровно столько, чтобы жить впроголодь: ни скота, ни земледельческих орудий у него нет; нет ни одежды, ни утвари, а избы такие, что просто удивляешься, как возможно прожить в них здешние суровые зимы". М. И. Калинин, приведя в своем докладе на XVII Чрезвычайном всероссийском съезде советов этот документ, правильно заметил, что "действительное положение национальных меньшинств было не лучше, а значительно хуже, чем обрисовано в обзоре".

Абдрашит Гумери даже подсчитал: "Уфимская статистика показывает, что с 1870 г. башкиры постепенно идут к вымиранию. На каждые 10 лет вымирает 100 тысяч душ населения"4 .

Политика русского самодержавия в Башкирии, как и в других колониях царизма, сводилась к руссификации и к культивированию народной темноты. О целях "просвещения" царизмом "инородцев" читаем в указе по министерству народного просвещения от 2 февраля 1870 г.: "Конечно, целью образования инородцев, живущих в пределах нашего отечества, бесспорно должно быть обрусение и слияние инородцев с русским народом"5 . С этой целью создавались русско-башкирские миссионерские школы, из которых изгонялся родной язык башкир. Не было ни одной башкирской школы, где бы они могли обучаться на родном языке. Кроме миссионерских школ существовали лишь мусульманские мектебе и медресе, где на 99% мугаллимамм (учителя) были муллы или муэдзины (из башкир и татар) и обучали на арабском и татарских языках. О башкирских библиотеках, - конечно, и речи не могло быть.


1 И. Сталин "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 77.

2 Все это отражено в прокламациях Уфимского комитета и требованиях рабочих депо и Уфимских железнодорожных мастерских.

3 Газета "Уфимский рабочий" N 7 от 1 декабря 1906 года.

4 Гумери А. "Вымирают ли Башкиры". 1912 (на татарском языке).

5 "Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения". 1865- 1870 гг. Т. IV, стр. 835.

стр. 225

Укалоч от 2 февраля 1870 г, мусульманские мектебе и медресе были подчинены Министерству народного просвещения. Эти было сделано с целью их руссификации и, конечно, не без настояния верхушки мусульманского духовенства. Царизм старался установить связь с социальной верхушкой в крае, прежде всего с муллами. Но даже и те "знания", которые давали эти пропитанные религиозным фанатизмом школы, не были доступны трудящимся массам.

По данным переписи 1897 г., башкир, грамотных по-русски, в Уфимской и Оренбургской губерниях насчитывалось всего 9,3 тыс., из них имеющих образование выше начального было всего 95 человек. Башкир, грамотных на татарском языке, насчитывалось 170 тыс., примерно 14% всего башкирского населения. Это была главным образом верхушка башкирского населения.

Сознательное культивирование царизмом темноты и невежества дополнялось политикой национальной розни, натравливанием русского крестьянина на башкирского, башкирского народа на татарский и обратно и т. д. Натравливаемые друг на друга они нередко целыми деревнями вели подлинную вооруженную "войну", часто с человеческими жертвами. Побоища происходили в присутствии представителей власти - старосты и даже вооруженных полицейских чинов, причем обычно последние являлись подстрекателями столкновений или в лучшем случае безучастными свидетелями.

"Царизм намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет для того, чтобы держать массы в рабств и невежестве. Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить туземцев в худшие районы и усилить национальную рознь. Царизм стеснял, а иногда просто упразднял местную школу, театр,

просветительные учреждения для того, чтобы держать массы в темноте. Царизм пресекал всякую инициативу лучших людей местного населения. Наконец, царизм убивал всякую активность народных масс окраин"1 .

Таково было положение башкир накануне первой русской революции.

Башкирский народ, столетиями боровшийся за свое освобождение, и в 1905 - 1907 гг. так же, как и другие народы России, восстал против крепостников и русского царизма. Но сила была на стороне царского самодержавия, натиск на царизм был недостаточно организованным, прочного союза рабочих и крестьян еще не было, и революция потерпела временное поражение.

Между первой и второй буржуазными демократическими революциями в России легла полоса жесточайшей реакции 1908- 1911 гг., еще больше ухудшившая положение рабочих и крестьян России и особенно положение угнетенных пародов в ее колониях.

В эти годы снова усилился грабеж земель и лесов башкирского населения, со провождавшийся колонизацией захватываемых башкирских земель, переселением по системе Столыпина кулацких элементов на земли вытесненных в горы башкир. Лишь Октябрьская социалистическая революция спасла башкирский народ от окончательного вымирания.

Угнетенные ранее народы получили полное равноправие. Россия стала Федерацией советских социалистических республик, а числе которых цветущая ордена Ленина Башкирская автономная советская социалистическая республика, праздновавшая 20 марта 1939 г свое двадцатипятилетие, занимает достойное место.


1 И. Сталин ".Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 61.

 

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ЭКОНОМИЧЕСКОЕ-ПОЛОЖЕНИЕ-БАШКИРИИ-НАКАНУНЕ-РЕВОЛЮЦИИ-1905-ГОДА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Svetlana LegostaevaКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Legostaeva

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Р. РАИМОВ, ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАШКИРИИ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 18.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ЭКОНОМИЧЕСКОЕ-ПОЛОЖЕНИЕ-БАШКИРИИ-НАКАНУНЕ-РЕВОЛЮЦИИ-1905-ГОДА (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Р. РАИМОВ:

Р. РАИМОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Svetlana Legostaeva
Yaroslavl, Россия
436 просмотров рейтинг
18.08.2015 (765 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
10 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
3 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
30 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАШКИРИИ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK