Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-6883
Автор(ы) публикации: В. Кирпотин

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Издание 2-е, исправленное и дополненное, Госиздат, 1928, т.1, с. 618; т. II, с. 692.

Двухтомная работа Ю. М. Стеклова является самой обширной из всех работ, посвященных юбилею Чернышевского, хотя, собственно говоря, она не является новой работой: это "исправленное" и, главным образом, "дополненное" издание старого труда т. Стеклова.

К сожалению, дополнительный труд, вложенный в его старую работу, отразился на ней только в количественном отношении. Рамки работы выросли, в нее включен новый обширный материал, характеризующий и эпоху, и личную жизнь Н. Г. Чернышевского, но качественная сторона работы, основные решающие оценки, понимание не только системы взглядов великого русского утописта, но теоретической сути самого марксизма остались в ней неизменными. В исследовании т. Стеклова есть много и поучительного, и положительного. Основной положительной чертой работы является великое сочувствие к личности и деятельности Чернышевского (что было отмечено еще Плехановым по поводу 1-го издания рецензируемой книги), оценка его как революционера и идеолога революции, классово-политический подход ко всем перипетиям напряженной идейной борьбы, в центре которой стоял Чернышевский. В этом отношении весьма удачны, например, главы (во II томе), трактующие о взаимоотношениях Чернышевского и дворянско-буржуазных кругов русского общества, в том числе и о знаменитом разрыве Тургенева с Чернышевским, и о кампании в прессе против Чернышевского, накануне его ареста. Ряд фактов, установленных Стекловым, также весьма любопытен и важен. В их числе можно указать, например, на факт преемственности, существовавший между деятельность круга Петрашевского и Чернышевским (через Ханыкова) или на то обстоятельство, что поход против Чернышевского был не только открыт Герценом, но что и ряд основных аргументов Каткова и "Отечественных записок против Чернышевского был заимствован из "Колокола".

К сожалению, положительные моменты работы тонут в неверной, искажающей и подлинную суть взглядов Чернышевского и его историческую оценку, общей установке т. Стеклова. Для т. Стеклова Чернышевский есть по-прежнему, как и при первом издании его книги, марксист, теперь стал даже ленинистом. По сути дела, вывод, к которому приходит тов. Стеклов, состоит в том, что Чернышевский был не предшественником марксизма, а его - незаслуженно забытым - основоположником в России. "Основным положениям Фейербаха, - пишет т. Стеклов в

стр. 162

I томе, -он пытался дать такое же толкование и применение как Маркс. При этом выработка материалистической философии обоими мыслителями происходила почти в одно и то же время; но тогда, когда учение Маркса постепенно распространяюсь в массах и оказало сильнейшее влияние на развитие науки, мысли Чернышевского, не встречавшего вокруг себя сочувственного эха (это неверно; вся работа т. Стеклова является доказательством того, что мысли Чернышевского имели сочувственное и многократное эхо. - В. К.) и соответствующей исторической и социальной обстановки, не успевшего развить своей системы до конца и придать ей чеканную формулировку, которая поражает нас в авторе "Капитала", оставались погребенными в старых журнальных книжках и не оказали надлежащего влияния на его современников"1 . Можно привести еще целый ряд аналогичных мест. На стр. 374 I тома Стеклов опять напоминает, что "Чернышевскому по роду его деятельности ни разу не пришлось написать более или менее цельного или связного трактата". "Но, - продолжает он через страницу, - всякий раз, когда ему приходилось конкретизировать условия прогресса, он указывал, что в основе его лежит экономическое развитие, рост производительных сил и, в частности, развитие капиталистического способа производства и обмена". Или еще формулировка, краткая и совершенно четкая: "от системы основателей современного научного социализма мировоззрение Чернышевского отличается лишь отсутствием систематизации и определенности некоторых терминов. Чернышевский вплотную подошел даже к пониманию решающего значения развития производительных сил как основного фактора исторического процесса" 2 .

Чернышевский, по мнению т. Стеклова, не только предупредил деятельность первых русских марксистов, но во многом, пожалуй, в самых решающих пунктах, он предупредил и деятельность самого Ленина. Так мы читаем, что Чернышевский "набрасывает программу революции вроде той, какая была осуществлена нашим пролетариатом в октябрьские дни 1917 года"3 . "Пожалуй, ни в одной области, - пишет т. Стеклов в другом месте, - Чернышевский не подошел так близко к современному коммунизму, как в области вопросов революционной тактики. В этом отношении его сочинения, и в особенности его политические обозрения, представляют компендиум тактических указаний, свод революционной стратегии и тактики. Целый ряд тактических приемов, которые так восхищают нас в Ленине, был сформулирован в общем и главном и Чернышевским, но, за отсутствием подходящего хора и благоприятной исторической обстановки, остался погребенным в его статьях и не получил практического применения" 4 .

Точка зрения Ю. Стеклова выражена с невызывающей никаких сомнений ясностью. Для него Чернышевский-марксист и ленинист. Если он чем и отличается в чем-нибудь от Маркса и в вопросах тактики от Ленина, так это - меньшей известностью и меньшим влиянием, недостаточно систематизированным изложением своих взглядов, разбросанных по журнальным статьям, да, пожалуй, еще тем, что в чистое золото самостоятельно созданной им теории пролетариата вкраплены незначительные элементы идеализма и утопизма. У т. Стеклова и есть два таких параграфа (не главы, а параграфы в соответствующих главах) -"элементы идеализма в исторических воззрениях Чернышевского" и "элементы утопизма в воззрениях Чернышевского". Цель этих параграфов - показать, что "элементы" идеализма и утопизма в воззрениях Чернышевского настолько незначительны, что они уже ничего не могут изменить в основной, приведенной уже нами выше, характе-


1 Том I, стр. 351.

2 Там же, стр. 426.

3 Там же, стр. 82.

4 Там же, стр. 465.

стр. 163

ристике Чернышевского Стекловым. Ю. Стеклов настолько прочно убежден, что Чернышевский создал, - независимо от Маркса, -марксизм, что он счел необходимым изменить следующее место из 1-го издания своей книги. В 1-ом издании было сказано: "Единственный серьезный пробел в историко-философских воззрениях Чернышевского заключается в том, что он не указал определенно на решающее значение развития производительных сил как основного фактора исторического процесса", на что Плеханов резонно заметил: "Легко сказать: единственный пробел". Теперь Ю. Стеклов изменил это место в том смысле, что Чернышевский понимал и значение производительных сил - "на что (Стеклов, -В. К,) имел тем большее право, -мотивирует он это изменение, -что, снова пересмотрев сочинения Чернышевского, убедился в том, что он (Чернышевский. -В. К.) понимал значение развития производительных сил..." 1 .

Правда, т. Стеклов знает, что его точка зрения не встречает ни сочувствия, ни признания в той именно среде, которая высоко чтит Чернышевского, для которой он - национальная гордость, в том смысле, в каком Ленин писал о национальной гордости великороссе. Потому у него, в его двух объемистых томах, есть несколько оговорочек, вроде того, что "Чернышевский только близко подошел к марксизму", но которые производят воистину жалкое впечатление, ибо на изложении они никак не отразились, ибо вся цель их - служить пунктам отступления при самозащите, ибо они лишь словесные уступки марксистской критике.

Тов. Стеклову так хочется возвеличить Чернышевского (как-будто Чернышевский нуждается в искусственном возвеличении), что он, чтобы показать независимость ума Чернышевского, умаляет значение Фейербаха. По мнению т. Стеклова, Фейербах был отчасти не вполне последователен в своем материализме 1 . Мнение это не соответствует действительности, ибо выпады Фейербаха против материализма были направлены не против материализма вообще, а только против вульгарного материализма. Вообще у т. Стеклова (и в рецензируемой работе, и в его журнальных статьях) есть тенденция несколько умалить не только значение Фейербаха, как материалиста, но и размеры его влияния на Чернышевского. Все с той же целью показать независимость Чернышевского как мыслителя, показать, что он преодолел ограниченность точки зрения своего немецкого учителя. Но т. Стеклов тут же сам себя побивает. Ибо из его же изложения явствует, что он, с точки зрения фейербахианства, разработал ряд важнейших областей человеческого знания. Кроме эстетики, сам т. Стеклов указывает еще на политическую экономию как на науку, которую Чернышевский пытался реформировать с антропологической точки зрения, т. е., на основе учения Фейербаха. Замечание это соответствует действительности и чрезвычайно важно. Оно во многом могло бы помочь т. Стеклову в понимании политического уровня идей Чернышевского. Могло бы помочь, если бы он вдумался в это обстоятельство. К сожалению, он этого не сделал. Столь важнее замечание, что политическая экономия Чернышевского была фейербаховской политической экономией, всплывает у него вскользь, в подстрочном примечании. Сделать из этого обстоятельства нужные выводы т. Стеклов не умеет.

Вообще говоря, концепция тов. Стеклова в его оценке Чернышевского опровергается без больших затруднений. Тов. Стеклов считает Чернышевского не только более последовательным материалистом, чем Фейербах, он считает его диалектическим материалистом. Иначе и не может быть, ибо иначе он бы не преходил к выводу, что Чернышевский-марксист. "Отвергая положительные заключения Гегеля, он (Чернышевский) признавал его диалектический метод, который


1 См. примечание на стр. 426, т. I.

2 См. т. I, стр. 226.

стр. 164

особенно пленял его своей разрушительной, революционной стороной"1 . Такал оценка Чернышевского неверна. Тов. Стеклов сам дает материал для ее опровержения. Во II томе своей работы Стеклов цитирует следующее место из Чернышевского: "Чем ровнее и спокойнее ход улучшений, тем лучше; действие толчками и скачками менее экономно"2 . Стеклов, видя, что выписанная им мысль Чернышевского не укладывается в его оценку Чернышевского, спешит добавить, что истинные взгляды нашего великого шестидесятника были не таковы, что это - случайное высказывание. На самом деле это вовсе не случайное высказывание. Оно характерно для Чернышевского. Чернышевский понимал развитие с его внешней стороны. Развития в противоречиях он не знал. Развитие он представлял как сложение или вычитание сил в механике, результат которого характеризуется словами: больше или меньше. Поэтому он искал путей для развития экономного, с меньшей растратой сил развития, совершающегося по законам механики. Гипотетический метод в политической экономии, правильно характеризуемый Стекловым как "метод арифметических выкладок"3 , не является у Чернышевского случайным. Он тесно связан с его представлением о развитии, с недостаточностью его диалектики. "Политико- экономические вопросы, - цитирует Стеклов Чернышевского, -решаются посредством гипотетического метода с материалистической достоверностью, лишь бы только были поставлены правильно, лишь бы только обращены были в уравнения верным образом. Решение получается, в словах увеличивается и уменьшается, т. е. польза и вред, выгода и убыток"4 . Надо обладать большой долей наивности, чтобы полагать, что Чернышевский обращал в уравнения только политико-экономические проблемы, что на остальной его социологической концепции этот прием никак не отражался. И пустяки "только". Надо обладать уж очень большой теоретической беззаботностью, чтобы характеризовать воззрения Чернышевского теми выписками, которые мы приводим в начале рецензии, а затем характеризовать метод политико-экономических исследований Чернышевского как механический метод5 . Ведь политическая экономия не только объективно является важнейшей отраслью обществознания, но и субъективно - Чернышевский чрезвычайно высоко оценивал значение указанной науки.

Так же легко опровергается утверждение Ю. Стеклова, что Чернышевский в области социологии, по сути дела, держался тех же взглядов, что и Маркс. Ведь и Стеклов знает, что в Чернышевском говорил просветитель: "здесь уверенность в могуществе разума и силе знания взяла в нем перевес над его материалистическими взглядами в социологии"6 . Но для Стеклова это обстоятельство опять-таки досадная и нехарактерная случайность, о которой и говорить-то особенно не стоит. О просветительстве Чернышевского Стеклов и говорит в одной из второстепенных, промежуточных, глав своей работы. На деле же фейербахианец Чернышевский не мог не оказаться, в итоге своих исторических изысканий, идеалистом, несмотря на свой общефилософский материализм. С этой стороны позиция Плеханова, в вопросе о Чернышевском, является совершенно неуязвимой. Итоговым мнением Чернышевского следует считать, что разум двигает исторический процесс. Насколько неуместным является рассуждение т. Стеклова о производительных силах применительно к Чернышевскому, видно из того, что Чернышевский считал общество лишь суммой индивидов. "Всякая перемена народной жизни-


1 Том I, стр. 261.

2 Том II, стр. 145.

3 Том I, стр. 521.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же, стр. 161.

стр. 165

сумма перемен в жизни отдельных людей, составляющих нацию" - писал Чернышевский 1 . Отличие человека от животного Чернышевский видит в большем умственном развитии первого относительно второго Значения орудия труда, как специфического отличия человека от животного, Чернышевский не знал2 . Но как же можно говорить в таком случае о понимании им категории производительных сил?

Чернышевский, по взглядам Ю. Стеклова, несомненно не является утопистом. Но как же примирить с этим его мнением следующее обстоятельство Ведь т. Стеклов совершенно правильно сам указывает, что Чернышевский главное свое внимание обращал "не столько на анализ существующего, сколько на исследование желательного ему общественного уклада"3 . "...Чернышевский сосредоточил свое внимание на освещении экономических отношений, преимущественно с точки зрения должного и желательного.. " 4 . Но ведь давно уже стало самой азбучной истиной положение, гласящее, что отличие научного социализма от утопического состоит в том, что последний относился к своему общественному идеалу, как к должному и желательному, не зная реальных сил, собственное развитие которых создает объективную почву для его осуществления, в то время как первый именно точку зрения желательности и отставил в сторону, все свое внимание обратив на исследование диалектики объективных процессов, подготовляющих социализм. Нельзя же с этим не считаться только потому, что оценка социализма Чернышевского, как социализма желательности, помещена в главе о политико-экономических воззрениях Чернышевского, в то время, когда вопрос о его марксизме трактуется в главе о философии истории Чернышевского. Как назвать метод исследования, по которому содержание одной главы никак не может попасть в контакт с содержанием другой? Во всяком случае, это не марксизм.

Цитаты, на которые хочет опереться т. Стеклов, сплошь и рядом ничего не говорят в его пользу или прямо бьют по его точке зрения Мы только что рассказали, что т. Стеклов критиковал Чернышевского за то, что его общественный идеал есть идеал желательный, не опирающийся на законы реальной действительности. Но несколькими десятками страниц раньше Стеклов в той же книге писал: "В таком же материалистическом смысле Чернышевский решает вопрос об отношении между идеалами и действительностью. Он понимает, что необходимость есть залог свободы. "Сам по себе, - говорит Чернышевский, - человек очень слаб; лею свою силу заимствует он только от знания действительной жизни и умения пользоваться силами неразумной природы и враждебными, независимыми от человека, качествами человеческой натуры". "Действуя сообразно с законами природы и души, - цитирует т. Стеклов в доказательство своей мысли, - и при помощи их, человек может постепенно видоизменить те явления действительности, которые не сообразны с его стремлениями, и, таким образом, постепенно достигать очень значительных успехов е деле улучшения своей жизни и исполнения своих желаний" 5 .

Единственная оговорка, которую находит нужным сделать т. Стеклов к цитате, состоит в том, что нас не должны смущать слова о врожденных качествах человеческой натуры. Но того не замечает т. Стеклов, что приведенная им цитата годится для обоснования материализма в области изучения природы " психологии или медицины, и не годится для обоснования материализма в истории. Ибо


1 Чернышевский, т. X, ч. 2, стр. 170.

2 Там же, стр. 182.

3 Том I, стр. 496.

4 Там же, стр. 514.

5 Там, же стр. 364.

стр. 166

т. Стеклов упустил из виду один "пустячок". Материализм в истории состоит в том, что общественные стремления человека должны опираться не на законы природы и не на законы натуры человека, а на имманентные законы самого общества. Цитата эта свидетельствует об общефилософском материализме Чернышевского. Но она ничего не говорит о материалистическом понимании истории. Мало того, именно из нее вытекает неизбежность идеалистических суждений в области истории Ю. М. Стеклов настолько увлекся Чернышевским, что он совсем забыл про марксизм. Иначе не объяснить тога, что он не в цитате, а в своем тексте, поясняющем цитату и тоже приведенном нами, также считает, что исторический материализм равен уменью пользоваться законами природы и человеческой натуры!

Вряд ли нужно слишком много доказательств для того, чтобы опровергнуть мнение Стеклова о том, что у Чернышевского рабочий класс является главным деятелем революции"1 , что "социалистическое переустройство общества будет достигнуто только путем самостоятельного исторического действия рабочего класса" 2 . Мнение это основывается на игнорировании той роли, которая принадлежала, по Чернышевскому, крестьянству. Это верно, что Чернышевский не мыслил себе победоносной революции без движения масс. Но массы Чернышевского составлялись из простолюдинов, из рабочих и крестьян, с одинаковым значением, с одинаковой ролью входящих в состав этих масс. У Чернышевского нет марксовского и ленинского понимания роли пролетариата в революции.

Классовую борьбу Чернышевский знал и признавал. Но, в противоположность мнению Стеклова, он признавал ее, считая ее уроном для общества, растратой сил его, ибо на основе гипотетического метода (метода арифметических выкладок) следовало, что встреча двух взаимно противопоставленных сил ведет к убытку для общественной экономии, потому самому, почему добавление отрицательной величины равно по своим результатам вычитанию положительной, по тому самому, почему в параллелограмме сил сложение двух взаимно-противоположных сит дает величину меньшую, чем сложение двух одинаково направленных сил. Правда, Чернышевский стал на путь пропаганды революции, ибо наиболее выгодный путь преобразования без скачков, без толчков оказался закрытым. Но все же изложенный нами взгляд разнится от марксистского понимания классовой борьбы, а тов. Стеклов сего не уловил в своем исследовании.

Ю. Стеклов идеализирует не только теоретические воззрения Чернышевского, но и его тактику, - как будто огромная фигура Чернышевского что-либо проигрывает при свете истины? По мнению Стеклова, Чернышевский с самого на чала обсуждения крестьянской реформы был за революционный метод борьбы с правительством, что тактика Чернышевского в 1857 году уже вполне совпадала с его тактикой периода 1860 - 1862 гг. "Вообще сомнительно, - пишет т. Стеклов, - чтобы Чернышевский, при его известных нам взглядах, хоть на одну минуту всерьез поверил в готовность и способность помещичьего правительства провести реформу в интересах трудящихся масс Хвалебные места (по адресу Александра II) его первой статьи мы готовы скорей рассматривать как известный прием для усыпления цензуры, чтобы затем, под покровом его, проводить свои взгляды"3 , притом, как это следует (из изложения Стеклова, уже совершенно непримиримо-революционного порядка. Доказывает свое мнение Стеклов письмом "Русского человека" (возможно, и в самом деле принадлежащим перу Чернышевского) и "Прологом". Но доказательство это неубедительно. Письмо "Русского человека" было


1 Том I, стр. 477.

2 Там же, стр. 596.

3 Том II, стр. 76"

стр. 167

напечатано в "Колоколе" 1 марта 1860 года, а "Пролог" написан в Сибири 1 . Письмо "Русского человека" могло быть продиктовано разочарованием в результате горького опыта с 1857 по 1859 гг. и потому не может служить основанием для суждения о позиции Чернышевского, скажем, в 1857 году. "Пролог" содержит в себе итог всего политического опыта Чернышевского на протяжении всей его политической деятельности, и потому тоже ничего не свидетельствует об эволюции тактики Чернышевского. На самом же деле, насколько это можно судить по совокупности всех выступлений Чернышевского, он на время поверил, что из рук Александра II может выйти не очень, может быть, совершенное, но все же приемлемое решение крестьянского (в первую голову) вопроса. Правда, Чернышевский не впал в телячий восторг дюжинных либералов или, скажем, Герцена от первых рескриптов Александра II. Скептических ноток в своих оценках он не мог заглушить. Но все же он на известную долю поверил Александру II и соответствующим образом писал, и не только из агитационных целей. Одно из доказательств нашей оценки тактики Чернышевского можно найти у самого Стеклова. Доказательство это, как и все, не укладывающееся в концепцию Стеклова, загнано им в примечание. Примечание это гласит: "В этой статье ("Суеверие и правила логики") Чернышевский, говоря о крепостном праве как об "одном из основных источников нашей отсталости во всех отношениях", замечает: "Неуместно было бы здесь распространяться об этом предмете, - о нем довольно наговорено в последнее время бесчисленными писателями, которые вдруг обнаружили благороднейшее негодование против бедствия, имевшего привилегию столь долго не вызывать никаких порицаний. Мы сами грешили этими внезапными вспышками благородства, в те дни, когда нам было ново значение правды и добра, и теперь не можем, не краснея, вспоминать о тогдашних наших подвигах"2 .

В подчеркнутых словах содержится намек на то, что кое-какие иллюзии Чернышевский по адресу правительства Александра II питал. Обстоятельство это ничего в Чернышевском не умаляет, ибо он первый раскусил смысл реформ Александра II и дал им такую характеристику, которую впоследствии без поправок повторил Ленин, и сделал из своего нового понимания непосредственно революционные выводы. Но обстоятельство это свидетельствует о том, что в историческом исследовании не надо впадать в излишний восторг, даже перед любимым предметом. Ибо иначе страдает истина, а, как известно, Платон нам друг, но истина нам еще дороже.

Вообще, т. Стеклов слишком тороплив в своих выводах и не признает должной осторожности в своих суждениях. Так, по его мнению, роль революционной интеллигенции обрисована одинаковым образом в "Что делать" Чернышевского и в "Что делать" Ленина 3 . Вывод несомненно очень поспешный, и в конце-концов обоснованный только одинаковостью названий обоих произведений. Так т. Стеклов на основании только рассуждений, не подкрепленных документами и фактами, делает вывод о солидарности тактики Чернышевского с прокламацией "Молодой России", хотя не может скрыть, что Чернышевский был прокламацией "Молодой России" недоволен, о чем и соответствующий документ сохранился 4 .


1 Том II, стр. 51, 77, 84.

2 Там же, с. 101; статья Чернышевского относится к концу 1859 года.

3 Там же с. 119.

4 Это мнение Стеклова опять-таки может служить примером тех исправлений, которые сделал он во втором издании своей работы. В 1-м издании т. Стеклов писал, что к группе "Молодой России" "Чернышевский относился прямо отрицательно"

стр. 168

Конечно, общетеоретическое, общеидейное влияние Чернышевского и на кружок "Молодой России" несомненно, но кому неизвестно, что люди, придерживающиеся одних и тех же теоретических взглядов, могут расходиться, и иногда не только в нюансах, а в своей политической тактике. Как это часто бывает с т. Стекловым, желание является у него отцом мысли; в результате страдают и историческая правда и теоретическая истина.

В книгах т. Стеклова есть указания на то, что Чернышевский был идеологом крестьянской революции, но в то же время в них можно вычитать, что Чернышевский был идеологом промышленного пролетариата. Такая "полнота" есть двусмысленность и не служит украшением работы. Ибо Чернышевский был провозвестником, теоретиком и потенциальным вождем русской буржуазно-крестьянской революции. Правда, Чернышевский ориентировался на союз с прогрессивными элементами, идущими из города, на передовую науку, на крупное производство, но это не может изменить того факта, что если Чернышевский и встал бы во главе победоносной революции в шестидесятые годы, то он оказался бы вождем не революции типа Октябрьской, как это хочется т. Стеклову, а вождем великой революции, ниспровергающей крепостничество и дающей простор для развития капиталистического строя. Так гласит нелицеприятный марксистский анализ взглядов Чернышевского, таково и мнение Ленина.

Кстати, т. Стеклов любит полемизировать с Плехановым (работа которого о Чернышевском при правильной в основном оценке исследуемого автора имеет и свои - сравнительно второстепенного характера - недостатки), но он не хочет ясным образом сказать, что и Ленин считал Чернышевского утопическим социалистом.

Наша статья и так уж чрезвычайно растянулась, хотя большое количество вопросов, затронутых т. Стекловым в его работе, остались неразобранными. Но в заключение мы хотели бы сделать еще одно замечание. Изучение Чернышевского имеет не только историческое значение. Чтение Чернышевского, также как и других корифеев русской домарксистской публицистики, имеет огромное воспитательное значение. Но для реализации могущей при этом получиться пользы необходимо правильное марксистское руководство, правильная марксистская историческая и теоретическая оценка читаемых авторов. Иначе, согласно методу арифметических выкладок Чернышевского, может, вместо пользы, получиться вред: исказится историческая истина и, ненароком, читателю привьется весьма вульгаризованное представление о марксизме.

Ссылка на метод арифметических выкладок в данном случае весьма уместна. Ибо случай-то все же элементарный. Тов. Стеклов вложил в свою обширную работу много труда, но и не меньше беззаботности по части вдумчивого отношения в марксизму.

Два тома работы Ю. М. Стеклова разбиты на 8 частей. Из них примерно 5 посвящено, главным образом, биографии Чернышевского, одна - мировоззрению Чернышевского и две - историческому значению деятельности Чернышевского и его эпохи. Во всех частях работы поднят большой, часто свежий, материал. Наименее спорна биографическая часть работы т. Стеклова, весьма и весьма много спорного в исторических частях работы, вовсе неверна основная оценка, даваемая Стекловым системе теоретических взглядов Чернышевского.

В. Кирпотин

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/Ю-М-СТЕКЛОВ-Н-Г-ЧЕРНЫШЕВСКИЙ-ЕГО-ЖИЗНЬ-И-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

В. Кирпотин, Ю. М. СТЕКЛОВ - Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ. ЕГО ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 15.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/Ю-М-СТЕКЛОВ-Н-Г-ЧЕРНЫШЕВСКИЙ-ЕГО-ЖИЗНЬ-И-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (дата обращения: 21.09.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - В. Кирпотин:

В. Кирпотин → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
691 просмотров рейтинг
15.08.2015 (767 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СОЮЗ ПОЛЬШИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА
Каталог: Право Политология 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
РЕАЛЬНЫЙ д'АРТАНЬЯН
Каталог: Лайфстайл История 
5 часов(а) назад · от Россия Онлайн
Америка как она есть. ПО СТОПАМ "БРАТЦА БИЛЛИ"
Каталог: Журналистика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Маркировка с повинной. Производителям генетически-модифицированных продуктов предлагают покаяться
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПРОСРОЧЕННЫЕ ПРОДУКТЫ, ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И СОМНИТЕЛЬНАЯ МАРКИРОВКА
Каталог: Экономика 
2 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Молодёжь, не ходите в секту релятивизма. Думайте сами. И помните, там, где появляется наблюдатель со своими часами, там заканчивается наука, остаётся только вера в наблюдателя. В науке наблюдателем является сам исследователь. Шутовству релятивизма необходимо положить конец!
Каталог: Философия 
6 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов - закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
22 дней(я) назад · от Аркадий Гуртовцев
Предисловие, написанное спустя 35 лет Я писал эту статью, когда мне было 35, и меня, ничего не соображающего в физике, но обладающего логическим мышлением, возмущали те алогизмы и парадоксы, которые вытекали из логики теории относительности Эйнштейна. Но это была критика на уровне эмоций. Сейчас, когда я стал чуть-чуть соображать в физике, и когда я открыл закон разности гравитационных потенциалов, и на его основе построил пятимерную систему отсчета, сейчас появилась возможность на уровне физических законов доказать ошибочность теории относительности Эйнштейна.
Каталог: Физика 
25 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Ветров Петр Тихонович учил нас Справедливости, Честности, Благоразумию, Любви к родным, близким, своему русскому народу и Родине! Об отце вспоминаю, с чувством большой Гордости, Любви и Благодарности! За то, что он сделал из меня нормального человека, достойного своих прародителей и нашедшего праведный путь в своей жизни!
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
Статья посвящена исследованию названия города Переяславля как производного от княжеского (великокняжеского?) имени Переяслав и впервые научно ставится вопрос о наличии в истории Руси неизвестного науке монарха - Переяслава.
29 дней(я) назад · от Владислав Кондратьев

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
Ю. М. СТЕКЛОВ - Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ. ЕГО ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK