Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
Иллюстрации:

Libmonster ID: RU-6763
Автор(ы) публикации: А. Бернштейн

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

I. ОБЩИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

Во второй половине шестидесятых годов и в первой половине семидесятых в немецком рабочем движении борются два направления. Одно, более старое, крепко сколоченное уже в 63 - 64 гг., идет за лозунгами Лассаля. Другое, возникающее несколько позднее из рабочих (большей частью ремесленных) ферейнов, "оформляется окончательно лишь в 69 г., на съезде в Эйзенахе. Вожди эйзенахцев, Бебель и Либкнехт, играют руководящую роль позднее в объединенной социал- демократии. Они оба, особенно Либкнехт, были уже в то время близки к Марксу и Энгельсу. Последние оба крайне отрицательно отнеслись к объединению в Готе с лассальянцами. Все это дает повод думать, что именно эйзенахцы - подлинным зародыш будущей нем. с. -д. партии, а лассальянцы - временной уклон в сторону, быстро изжитая ступень в немецком рабочем движений.

С этим по существу согласен даже Меринг, этот защитник Швейцера, готовый упрекнуть и Маркса и Энгельса в непонимании немецких условий за их мнимую "вражду" к Швейцеру и к лассальянцам. Отстаивая Швейцера, отдавая должное членам Всеобщего Герм. Раб. Союза, Меринг в то же время по существу проводит ту мысль, что идейные основы лассальянства быстро выветриваются самой жизнью и что старые лассальянцы скоро становятся добрыми социал- демократами, отказавшись от ошибок прежних лет.

Так ли это? Мы знаем, что при слиянии в Готе организация лассальянцев была многочисленнее, чем эйзенахская группа. Что же касается сплоченности, идейной выдержанности своих членов, то и в этом отношения нет никакого сомнения, что лассальянцы стояли выше своих новых союзников.

"Энергия и решительность, с которыми всюду работали лассальянцы, - признает сам Бебель в своих мемуарах, - вызвали у их противников же-


1 Эта статья представляет собой три главы из работы автора на тему "Вопросы тактики в герм, с. -д.", охватывающей период с 1869 по 1891 г. Статья идет в порядке обсуждения.

стр. 95

лание и потребность теснее сплотиться. Но это сплочение не могло быть особенно тесным уже по той причине, что наши союзы не имели такой общей и определенной цели, как лассальянцы, за которую последние боролись с самоотвержением и энтузиазмом" 1 .

Действительно, ведь весь секрет силы Лассаля, секрет его успеха состоял в чрезвычайной целеустремленности его учения, в определенности цели, к которой можно было стремиться немедленно, и притом в легальных формах. "Вся тайна практических успехов, - говорил Лассаль своим сторонникам, - состоит в искусстве сосредоточивать все свои силы на одном пункте, на важнейшем пункте, не отвлекаясь по сторонам. Не заглядывайтесь ни вправо, ни влево; будьте глухи ко всему, что не есть всеобщее и прямое избирательное право или что не связано с ним и не может вести к нему... Вот знамя, под которым вы победите, и другого для вас нет"2 . Эта ясность цели, четко продуманная система тактических и стратегических мер, которой отличается учение Лассаля, при всех его отрицательных сторонах, давала лассальянцам неоспоримое превосходство над "эйзенахцами". Что смогли последние противопоставить этому? - Ничего, кроме критики, в виде нападок на диктатуру президента Вс. Герм. Раб. Союза, на тактику соглашения с Бисмарком и т. д. Но вдобавок к этой критике, в качестве положительного примера, эйзенахцы могли показать лишь свою бесформенную, слабо сцепленную, хотя и более демократическую организацию, да тактику соглашения... с буржуазией. Неудивительно, что лассальянцы провели в обвинительную готскую программу все свои основные лозунги, в том числе и всеобщее избирательное право, и производительные ассоциации с государственным кредитом, и "сплошную реакционную массу".

Итак, к моменту объединения лассальянцы были сильнее и количественно, и организационно, и по большей ясности своих ближайших целей. Каковы же были "козыри" эйзенахцев? Не брали ли они верх большей близостью к марксистскому мировоззрению?

"Скорее всего я, - пишет о себе Бебель, - как и почти все социалисты того времени, пришел к Марксу через Лассаля. Мы все читали Лассаля раньше, чем кто-нибудь из нас видел какую-нибудь книжку Маркса или Энгельса" 3 . По свидетельству того же Бебеля, Комм, манифест "стал известен партии" лишь в начале 70 гг. Можно себе представить, когда стал он известен массам рядовых членов партии. Между тем, произведения Лассаля, короткие по размеру, дешевые, популярные по языку, распространялись уже с 63 г. в десятках тысяч экземпляров. Неудивительно, что еще 19 мая 1873 г. Бебель писал Энгельсу, что если бороться с культом Лассаля,


1 А. Бебель, Из моей жизни, т. I, вып. 1, стр. 95.

2 Ф. Лассаль, Сочин. изд. Глаголева, т. II, стр. 85, "Гласный ответ".

3 Бебель, Из моей жизни, вып. I, стр. 140.

стр. 96

то надо это делать осторожно: "Вы не должны забывать, что сочинения Лассаля, благодаря своему популярному языку, фактически составляют основу социалистического мировоззрения масс (это - совершенно бесспорный факт). Они в десять, двадцать раз шире распространены в Германии, чем какое-либо другое социалистическое сочинение, и поэтому Лассаль пользуется значительной популярностью" 1 .

Итак, мы видим, что и эйзенахцы учились социализму у Лассаля, а лучшие их умы через Лассаля подходили к Марксу. Вспомним, что и в скандале 1877 г. по поводу статей Энгельса против Дюринга, - дюрингианцами оказались главным образом вожди эйзенахцев: Бебель, Мост, Браке и т. д. Трудно, т. о., говорить о большей марксистской устойчивости эйзенахцев. С другой стороны, совершенно бесспорно, что Швейцер в своем "Соц. -демократе" сделал ряд шагов в смысле приближения к марксизму в теоретических вопросах, и в этом отношении стоял даже выше своих соперников из лагеря эйзенахцев. Он раньше их присоединился и к базельским постановлениям Международного Т-ва Рабочих и т. д. Любопытно сопоставить, напр., следующие места из переписки Маркса и Энгельса. По поводу рецензии Швейцера на I том "Капитала" Маркс пишет 23 марта 1868 г.: "Каковы бы ни были ближайшие мотивы Швейцера (напр., позлить старую Гацфельд и т. п.), одно надо за ним признать. Хотя он делает там и сям ошибки, он все же предмет вызубрил и знает, где лежат главные "пункты" 2 . А вот что пишет Энгельс по поводу популярной переработки "Капитала" одним из вождей эйзенахцев, Мостом, через 8 лет после рецензии Швейцера: "Этот человек, я разумею Моста, показал на деле, что можно выписать (exzerpieren) весь "Капитал", и все же ничего в нем не понимать" 3 . Мы видим, как мало оснований говорить о большем понимании учения Маркса у эйзенахцев.

Но как относились к обеим фракциям немецкого рабочего движения основоположники научного социализма? Если бы Меринг, работая над своей "Историей", имел, как мы теперь, под руками переписку между Марксом и Энгельсом, ему пришлось бы снять целый ряд своих упреков. Может быть, это уберегло бы его и от того вреднейшего перегиба, который он допустил при "реабилитации" Лассаля и Швейцера. Мы теперь можем легко убедиться, что Маркс отнюдь не был склонен во всем защищать Либкнехта и обвинять Швейцера.

В отзывах Маркса и Энгельса о Швейцере мы видим две полосы. Первая относится к 65 - 66 гг., когда оба пишут о Швейцере в самом резком стиле. "Социал-демократик", - презрительно пишет - в это время (5 февраля 65 г.) Энгельс, - с каждым днем становится для меня все отвратительнее. .


1 Бебель, Из моей жизни, т. 2, ч. 2, стр. 92 - 93.

2 Briefwechsel zwischen Engels und Marx, B. IV. S. 28.

3 Ibid S. 374. Письмо от 24 марта 76 г.

стр. 97

глубокомысленные статьи госп. Швейцера об Энциклике и Бисмарке, которые кокетничают со всякой дрянью и бранят только буржуазию... все это немного чересчур для меня" 1 . Маркс, посылая своему другу для подписи совместное заявление об отказе от сотрудничества в органе Швейцера, на которое сначала оба они дали согласие, пишет 18 февраля 65 г.: "Я считаю Швейцера неисправимым (конечно, в тайном единомыслии с Бисмарком). Меня в этом убеждают" 2 и т. д. А экспансивный Энгельс отвечает даже так: "Er hat die Aufgabe uns zu blamieren, und je länger man mit ihm zottelt, desto tiefer kommt man in den Dreck" 3 .

В это время Маркс и Энгельс явно подозревают Швейцера в продажности. 25 июля 65 г. Энгельс выразительно пишет: "Мне кажется ясным, что господин Бисмарк попросту хочет вызвать столкновение. По-моему, решающее доказательство в пользу этого-поведение Швейцера, который теперь ежедневно конфискуется" 4 .

Кстати, именно теперь мы можем, наконец, проверить это обвинение. "Подозрительные и фанатичные" основоположники научного социализма оказались и на этот раз, конечно, правы. Недавно, в 1927 г., в "Archiv für Sozialwissenschaft und Sozialpolitik" опубликовано сообщение Густава Майера, что он нашел документы, свидетельствующие о том, что 6 апреля Об года Гофштеттен, издатель "Соц. -Демократа", получил от Бисмарка беспроцентную ссуду в 2 500 талеров под обеспечение квитанции о взносе соотв. суммы в полицейское управление в качестве залога, необходимого тогда для права издавать газету. Любопытно, что все это дело обделано за несколько дней до того, как Пруссия внесла в Союзный Совет предложение о введении всеобщего избирательного права. В конце 67 г. Гофштеттен вовсе уходит от газеты и получает весь свой залог в 2 500 тал. обратно. Майер не объясняет, как же это случилось без предъявления залоговой квитанции, которая ведь должна была лежать у Бисмарка... Оправдываются также подозрения Бебеля о том, что Швейцера слишком легко выпускают в 66 г. из тюрьмы до срока: действительно, Швейцер, по-видимому, через Германа Вагенера давал понять Бисмарку, что агитация "С. -Д." за всеобщее изб. право в данный момент может быть Бисмарку лишь выгодна... Итак даже Г. Майер, считающий что "историческая роль Швейцера незыблема" и теперь, все же вынужден признать, что Швейцер "мог не постесняться брать деньги у Бисмарка", покуда тот давал5 .


1 Briefwechsel, 3. III. S. 217.

2 Ibid, В. Ill, S. 229.

3 Ibid., B. Ill, S. 232.

4 Ibid., III, S. 263.

5 См. "Archiv für Sozialwissenschaft und Sozialpolitik" u.s.w., B. 57, H. I. "Der Allg. Deut. Arb. -Ver. und die Krisis 1866". Von Gustav Mayer.

стр. 98

Но, сколько можно судить, Бисмарк очень скоро стал скупиться. Уже в дек. 66 г. он отказывает Швейцеру в свидании, имея в виду союз с либералами. А затем - планы Бисмарка стали шире, он готовится уже к борьбе с Францией, он чувствует за собой больше силы, ему уже не нужен жалкий Швейцер.

Это, конечно, дает и Швейцеру больше свободы. Он выступает резче, самостоятельнее. Тон его газеты становится смелее, тем более, что ему необходима популярность. В то же время о" много работает над собой, теоретически растет. И вот, с 1868 г. мы видим и новый тон в отношении к Швейцеру со стороны Маркса" и Энгельса.

Как раз в это время (68 г.) крайне обостряется и борьба эйзенахцев против Швейцера. Как же относятся Маркс и Энгельс к спору "Вильгельма с Баптистом" (т. е. Либкнехта с Швейцером)? Оказывается, оба они задают себе вопрос о том, что же создал пока Либкнехт, осуждают его линию, не хотят покуда выступать против лассальянцев, вообще, с величайшим беспристрастием отзываются об обеих сторонах. Любопытно, что Либкнехту при этом достается гораздо больше, но его ошибки приписываются его глупости, между тем как Швейцер рассматривается как умный, но хитрый противник, с которым тоже надо хитрить, но с которым необходимо считаться.

"Либкнехт полностью отождествил себя с южно-немецкими федералистами, ультрамонтанами и т. д., подписав их протест, и голосует всегда с ними, - пишет Энгельс 2 мая 68 г. -Хитрый Швейцер, который ограничивает себя чисто рабочим движением, отодвинул его совсем в тень" 1 .

В июле Швейцер, с одной стороны, Бебель - с другой (после Нюрнбергского съезда), обращаются к Марксу с заявлением о присоединении к Интернационалу. Маркс пишет Энгельсу: "Что касается меня - я разумею, как члена Ген. Совета, - то я должен держаться беспартийно между различными организованными группами рабочих"2 . Этого образа действий Маркс и держится довольно последовательно, лишь в письмах к своему другу проявляя некоторое недоверие к Швейцеру и надежду на постепенный крах лассальянства. То же думает и Энгельс. 21 сент. 68 г. он пишет Марксу: "Делая тебя вообще вождем "Европы", он (Швейцер - А. В.) нежно тебе втолковывает, что твое царство именно поэтому не находится ни в какой специальной стране в отдельности, а стало быть, вообще оно не от мира сего. Он назначает тебя папой, чтобы ты помазал его кайзером Германии и чтобы тем самым дать пинка Вильгельму" 3 . А в письме от 8 октября 88 г. замечает: "Этот парень (Швейцер - А. Б.) хитрее и активнее всех своих противников вместе взятых" 4 .


1 Briefwechsel, В. IV, S. 54.

2 Ibid., S. 72.

3 Ibid., S. 87.

4 Ibid., S. 97.

стр. 99

С другой стороны, Маркс издевается над Либкнехтом, который требует, чтобы Интернационал "заключал с Швейцером мир, когда он (Либкнехт - А. Б.) заключает мир, бил Швейцера, когда он его бьет напролом" и т. д. 1 . Энгельс в письме от 22 окт. 68 г. уже прямо похваливает Швейцера: его представления об обще-политич. положении яснее, мол, чем у других... А Маркс, обругав Швейцера за его двойную игру и пр., затем решительно пишет (10 окт.): "С другой стороны, из всех современных вождей рабочих в Германии он безусловно самый интеллигентный и самый энергичный, в то время как Либкнехт фактически лишь благодаря Швейцеру вынужден был вспомнить, что существует рабочее движение, независимое от мелкобуржуазно-демократического движения"2 (разрядка моя- А. Б.).

Конечно, несмотря на эти лестные отзывы, недоверие к Швейцеру, особенно за его стремление поддерживать культ Лассаля, не перестает проглядывать в письмах Маркса и Энгельса 3 . Но отзывы о линии Либкнехта еще резче. 6 июля 69 года Энгельс пишет: "Во всяком случае, с Либкнехтом нечего делать до тех пор, пока он вполне решительно не отделит свою организацию от Народной партии" 4 . "Со своей Народной партией и ресторанной яростью он (Либкнехт- А. Б .) у сев. нем. рабочих не сманит и собаку с печи" 5 . А Маркс 22 июля 69 г. заявляет: - "Я против лассальянцев так же, как и против Нар. партии" 6 . Такие же выпады мы находим и позже 7 " А по адресу Либкнехта мы и под 4 апр. 74 г. имеем такой шлепок со стороны Маркса (письмо к Зорге): "Энгельс намылил голову Либкнехту, что, по-видимому, необходимо делать время от времени"8 . Это за статьи Либкнехта в "Volksstaat".

Итак, мы видим, что Маркс и Энгельс достаточно беспристрастно разбирались в "немецких делах" Мы видим, что они умели отдать должное Швейцеру и за его большую теоретическую зрелость, и за политическое чутье, и за то, что он вел действительно рабочее движение. С другой стороны, они хорошо видели промахи Либкнехта, резко отмежевывались от его линии на соглашение с мелко-буржуазной Volkspartei и т. д. Они отнюдь не ставили эйзенахцев выше своих противников и в смысле теоретич. близости к марксизму. Тем не менее, мы видим явную симпатию к эйзенахцам. Пусть их журят сильнее, это звучит по-отечески. Наоборот, сколько бы ни


1 Briefwechsel S. 181.

2 Ibid, S. 98.

3 См. письма от 30 ноября 68 г., 8 дек. 68 г. и нек. др.

4 Briefwechsel, В. IV. S. 175.

5 Ibid, S. 142.

6 Ibid, IV, S. 179.

7 См. S. 243, письмо от 12 фев. 70 г.

8 "Письма Маркса, Энгельса и др. к Зорге и др.". СПБ 1908 г. стр 143.

стр. 100

говорилось хорошего о Швейцере, за всем этим всегда звучит недоверие и настороженность.

Имел ли Швейцер за собою полное доверие того Союза, которым он руководил? Нам думается, что такого доверия, каким пользовались, напр., Бебель и Либкнехт в своей партии, он никогда не имел. Совершенно бесспорно, что пост президента достался ему только потому, что в его руках фактически оказался орган Союза - главное орудие силы в то время. Президентство "лжеца, клеветника и безнадежного идиота" 1 (как его квалифицировала по предложению Либкнехта берлинская община за обвинение по адресу Маркса, Энгельса и Либкнехта на Generalversammlung во Франкфурте н/М. в 1865 г.), Бернгарда Беккера, привело к такому распаду Вс. Герм. Раб. Союза, что в образовавшейся "смуте" Швейцер получил возможность использовать выгоды своего положения, как редактора органа Союза, обойдя всех своих конкурентов. Конечно, он также превосходил и друзей и врагов (эйзенахцев) своим теоретическим багажом и политической зрелостью. Это позволило ему сравнительно долго продержаться "у власти". Но полного доверия к Швейцеру в массе членов Вс. Г. Р. Союза никогда не было. Когда Бебель и Либкнехт повели кампанию против Швейцера, явившись со своими обвинениями даже на очередной съезд лассальянцев в Бармен - Эльберфельде (28 марта 1869 г.), их агитация бесспорно нашла отклик. Ограничением прав президента реагировал съезд на эти обвинения; хотя Маркс на ликующие письма Либкнехта заметил скептически, что "наш Вильгельм-сангвиник и фантаст" 2 , хотя Либкнехт и в самом деле преувеличивал свой успех, однако, вся эта "атака" во всяком случае обнаружила еще затаенное, но давно зреющее недоверие и недовольство диктатурой Швейцера во Вс. Герм. Раб. Союзе. Следующий съезд лассальянцев, последний съезд при диктатуре Швейцера, состоявшийся 5 янв. 70 г. в Берлине, особенно показателен в этом отношении. "Гос. переворот" 3 , недавно проделанный Швейцером для реставрации всей полноты власти президента (объединение с группой графини Гацфельд), вызывает живое, хотя и весьма прикрытое недовольство. Тон Швейцера на съезде раздражителен, скрипуч. "Люди, - говорил он, -вчера весь день занимались старыми бабьими сплетнями (Weibergeschwätz), которые не имеют никакой ценности... Ему (Швейцеру) надоело (er habe es satt) таким путем препираться сначала с врагами союза, а затем еще с его членами" 4 . В ответ на это довольно метко замечает Пфаннкух (из Касселя), что "президент своим объединением с графиней Гацфельд сам подал повод (Veranlassung) к бабьим сплетням" 5 .


1 Меринг, т. III, стр. 186.

2 Briefwechsel, В. IV, S. 172. 3 июля 69 г.

3 А. Бебель, Из моей жизни, ч. II, вып. 1, стр. 206.

4 Protokoll der Generalversammlung der Allg. D. Arb. -Vereins zu Berlin vom 5 Jan. 1870 ab. S. 11.

5 Ibid., S. 12.

стр. 101

Когда вносится предложение о том, чтобы все денежные расходы утверждались Правлением, Швейцер вынужден заявить в бешенстве: "Тогда пусть ищут себе другого президента, а он не станет обрекать себя на такое раздвоение власти" 1 .

Когда вновь обсуждается вопрос о порядке выборов президента, Швейцер говорит: "Спрашивается, что правильнее по принципам Союза"? Должен ли президент избираться прямо народом или косвенно делегатами (съезда- А. Б.)? В Гамбурге наши члены высказались за первый взгляд, но он (Швейцер - А. Б.) знает очень хорошо, что отдельные делегаты ставят свое мнение постоянно выше, чем мнение народа". Однако, настроение съезда видимо таково, что такие "нежные" пощечины действуют слабо, и Швейцер снова вынужден заявить категорически, что он отказался бы от звания президента только после новых выборов по союзу, но не подчинился бы решению делегатов, которые сами выбраны народом...2 .

Но наиболее любопытны прения об органе Союза. "Не партия создала "Соц-Дем.", а "Соц. -Дем." создал партию! - заявляет Швейцер. - Голыми агитационными речами ничего нельзя сделать в политой, делах" 3 . А так как "Соц. -Дем." создан, разумеется, Швейцером, то отсюда ясно, кто в конечном счете создал партию. Но неблагодарный съезд упорно претендует на то, чтобы "Социал-Демократ" перешел в собственность партии. Как мотивируют делегаты это требование? - Да очень откровенно. "А что, если г-н фон-Швейцер уйдет из партии или продаст газету?" - говорит Пфаннкух (Кассель). "Ведь может притти время, когда придется сменить президента; но в этом случае для партии лучше, чтобы орган был ее собственностью", говорит Вольф (Гамбург). А Шенк (Вюрцбург) объясняет совсем на чистоту, что власть президента и без того слишком велика, и поэтому он за приобретение газеты. Швейцеру приходится здесь ядовито прошипеть, что "лассалевская организация покоится не на оппозиции против президента, а на концентрации всей в части Союза в руках президента" 4.

Как же реагирует Швейцер по существу на это предложение? Он достаточно умен и заявляет, что "желал бы, чтобы поскорее исполнилось не им выраженное желание о переходе права собственности на газету - к партии, если будут покрыты... долги и будет возвращена ему 6-я часть вложенного капитала - 2 500 талеров. Он решил не приносить более газете никаких жертв, за которые партия ни разу его не поблагодарила. В случае необходимости, с 1 апр. придется перейти на малый формат"... и т. д.5 . И, конечно, при такой перспективе платежей и при страхе перед постоянной дефицит"


1 Protokoll der Generalversammlung der Allg. D. Arb. -Vereins zu Berlin vom 5 Jan 1870 ab S. 35.

2 Ibid, S. 34.

3 Ibid., S. 11.

4 Ibid, S, 27 - 28 - 29.

5 Ibid., S. 27.

стр. 102

ностью газеты, голоса дрогнули: 6 492 голосами против 2 585 съезд высказывается против приобретения органа... Тем более, что ведь зависимость от Швейцера не исчезла бы, он все равно остался бы редактором газеты, а были опасения, что при случае даже открыл бы свою, новую газету.

Просмотр берлинского протокола 70 г. достаточно ясно показывает, каково было отношение массы членов Вс. Герм Р. С. к Швейцеру Когда 24 марта 1871 г. последний "внезапно" (конечно, тому были достаточные причины) сам отказывается от президентства в Союзе, - не раздается ни одного голоса сожаления. Созванный в мае 71 г. съезд занимается почти исключительно проверкой расходов и кассы, на что уходит почти целая неделя заседаний, ибо в ведении дел оказывается ряд неправильностей. Газенклевер избран в президенты, Гассельман - редактором, газета становится, наконец, собственностью партии, и лишь в самом конце съезда довольно холодно принято решение выразить благодарность Швейцеру за проделанную работу1 . Какова цена этой благодарности, показал следующий съезд в 1872 г. (тоже в Берлине, 22 - 25 мая).

Этот съезд начался открытым выступлением Тельке с обвинением Швейцера в присвоении партийных денег, в связях с полицией и т. п. Избирается комиссия для разбора этих обвинений. В это время замечают присутствие в зале Швейцера. К порядку дня берет слово Рихтер. "По его мнению, вход разрешается только членам Союза и сверх того-прикомандированным для этого полицейским чиновникам. Если Швейцер не может оформить свое право присутствия (sich legitimiren) ни как член Союза, ни как наблюдающий полицейский чин, то он должен без дальнейших разговоров (ohne Weiteres) покинуть зал" 2 . И так как за неуплатой членских взносов Швейцер считался выбывшим из Союза, - он вынужден немедленно выйти.

Ведь этому человеку год назад формально выразили благодарность за шестилетнее руководство Союзом. Ведь обвинение против него еще не проверено, а избранная для этого комиссия скоро признает, что достаточно точных данных против Швейцера и нет (хотя есть основания для недоверия). Между тем, его "е хотят уже терпеть в зале. Верили ли здесь когда-либо всерьез этому человеку?

Мы видим, что и сами лассальянцы относились к Швейцеру с большой прохладцей. Его до поры до времени уважали и ценили, но никогда его не любили и никогда ему вполне не доверяли. Но вот с 71 г. лассальянцы освобождаются от этого человека. Движение идет дальше, раздаются голоса о слиянии обеих фракций нем. раб. движения. Как теперь относятся к этому Маркс и Энгельс?


1 См. Protokoll der Generalversammlung des Allg. D. Arb. -Vereins zu Berlin vom 19 bis 25 Mai 1871.

2 Protokoll u.s w. zu Berlin vom 22 bis 25 Mai 1872, S. 31.

стр. 103

Самым отрицательным образом. Отношение к лассальянцам у них осталось тем же. После ухода Швейцера они считают лассальянское движение обреченным на гибель. Поэтому готский компромисс, проведенный с эйзенахской стороны Либкнехтом, вызывает у Маркса и Энгельса взрыв негодования. "Им (лассальянцам) следовало оказать крайне холодный и недоверчивый прием, постаешь объединение в зависимость от степени их готовности отказаться от своих сектантских лозунгов"... -писал Энгельс Бебелю 1 . Маркс пишет бешеную критику Готской программы. Причем на этот раз оба стоят уже определенно на одной стороне, на стороне эйзенахцев против лассальянцев.

Этот перелом в отношении Маркса и Энгельса к обеим фракциям немецкого раб. движ. мы наблюдаем приблизительно с 1870 г., когда эйзенахцы явно становятся на путь организации самостоятельной рабочей партии, освободившись от влияния Volkspartei; с этого момента Маркс и Энгельс все чаще говорят об эйзенахцах как о "нашей" партии и решительно становятся на их сторону в борьбе с лассальянцами.

Почему же эйзенахцы с 70 г. кажутся Марксу и Энгельсу лучшей опорой революц. социализма, чем их противники? - Потому, что из обоих направлений рабочего движения эйзенахцы были мене" заражены сектантством, более непосредственны, более доступны марксистской обработке. Когда эйзенахцы отказываются от союза с Нар. партией, рушится главная преграда, отделявшая их от Маркса и Энгельса. И основоположники научного социализма со всей решительностью начинают поддерживать эту группу нем. рабочего движения2 .

Понятно глубокое негодование Маркса и Энгельса, нашедших в Готской программе снова старые лассальянские лозунги. Для них это было громадным шагом назад, гнилым компромиссом с ослабевшим врагом, которого оставалось только добить. Конечно, они были и на этот раз принципиально совершенно правы. Вместе с лассальянством в партию вошел и оппортунизм. Но самый факт объединения, легкость его должны были лишний раз показать Марксу и Энгельсу, как невысока была политич. зрелость эйзенахцев. Эти последние отнюдь не преодолели лассальянства и были еще очень далеки от понимания теории Маркса. Все они учились социализму по брошюрам Лассаля. Не принадлежа к лассальянской организации, они не были в такой мере проникнуты, правда, организационным фетишизмом, следованием за буквой учителя, рабским повторением каждого лозунга Лассаля, как это было у лассальянцев (хотя и у тех - уже с отступлениями: напр., в во-


1 18 - 28 марта 75 г. См. Бебель, Из моей жизни, Гиз, 1925, стр. 309.

2 Исчерпывающий ответ на все эти вопросы дала бы нам переписка Маркса и Энгельса с В. Либкнехтом, которая, к сожалению, до сих пор еще не опубликована.

стр. 104

просе о проф. союзах 1 . Однако, они очень легко уступили в ряде пунктов своим "противникам". Ставке на "феодальную партию" был, правда, положен конец, но после ухода Швейцера это было решено уже и самими лассальянцами. Зато "сплошная реакц. масса" напоминала и эйзенахцам про их грехи с Нем. Народной партией. Можно, нам думается, сказать, что Готская программа довольно точно отражала уровень, достигнутый тогда в целом обеими фракциями нем. раб. движения в широкой массе их членов.

Однако, все то, что было в лассальянстве сектантского, выдуманного, искусственного, в дальнейшей истории объединенной социал-демократии было скоро изжито самим опытом массового рабочего движения, самой жизнью и условиями борьбы. Отпал скоро железный закон; исчезло скептическое отношение к профсоюзам и кооперативам; партия привыкает, даже больше необходимого, пользоваться противоречиями внутри "сплошной реакц. массы"; устранены и производительные ассоциации с госуд. кредитом. Зато другое наследство лассальянства осталось не только не поврежденным, но, наоборот, было вскормлено и вспоено условиями последовавшего "мирного" периода развития капитализма. Это второе, прочно воспринятое наследство - лассалевский оппортунизм. Учение о "мирной революции", ставка на всеобщее избирательное право и затем на "положительную" парламентскую деятельность, отрицание диктатуры пролетариата, иллюзии по поводу роли государства, - весь этот оппортунистический арсенал Лассаля был воспринят и развит как теоретически, так и практически в дальнейшей деятельности объединенной герм, социал-демократии. Тем самым в тактических вопросах с. -д. с самого начала в основном пошла по пути Лассаля, а не по пути Маркса, по пути реформ, а не по пути революции.

Показать все это - задача следующих страниц.

II. ПРОГРАММА "ЭЙЗЕНАХЦЕВ"

Эйзенахский съезд 1869 года, задачей которого было окончательно оформить организацию "Соц. - Дем. Раб. Партии", был встречен жесточайшей обструкцией со стороны лассальянцев. Проникнув на первое заседание съезда, они организовали форменный дебош "Большой шум, - повествует протокол Эйзенахского съезда. -Швейцерианец Аурин (Берлин) вскакивает посреди собрания на стул, кричит как безумный (wie ein Wahnsinniger) и размахивает руками по воздуху. Понять нельзя ничего". Несколько позднее: "Пауза, во время которой сто швейцерианцев стремятся перекричать друг друга. Никто не понимает своих собственных слов. Скандал не знает ника-


1 Исследование професс. движения, как и ряда др. практических действий обеих организаций не входит в план печатаемых глав, которые основаны гл. образом на материалах партейтагов.

стр. 105

ких границ и в подлинном смысле слова неописуем"... "Швейцерианцы орут во всю глотку. Шум снова неописуем, швейцерианцы держат себя как одержимые (wie Besessene)". Наконец, "многие швейцерианцы пробираются к столу президиума и пытаются его опрокинуть"...1 .

Пришлось очистить съезд от лассальянцев для того, чтобы продолжать работу. Оформлялась новая партия, по внешним признакам как-будто резко враждебная лассальянцам. Что же противопоставляла она взглядам Лассаля? Имела ли она принципиально другую программу или тактику?

Эйзенахская программа скомпанована из работ Хемницкого съезда 1866 г. (19 августа) в части практических требований и Нюрнбергского съезда 1869 г. (5 - 7 сентября) - в теоретической части. "Улучшение быта рабочего класса, - читаем мы в числе требований демократии, формулированных в Хемницкой программе, -свобода передвижения... промысла... развитие и поддержка кооперативного дела, в особенности - производительных товариществ, в видах устранения антагонизма между капиталом и трудом"...2 . Как видим, - это - лассалевский лозунг, вдобавок еще плохо понятый и извращенный. Ибо по Лассалю, производит, ассоциации должны быть созданы "свободным" государством, реорганизованным на основе всеобщего избирательного права, которым руководит уже масса трудящихся во главе с пролетариатом. Здесь же-производительные т-ва входят в очередные "требования демократии", обращенные к современному государству... Сохранен ли этот пункт в Эйзенахе? - Любопытно, что в проекте программы, который защищался Бебелем, специального пункта о производит, ассоциациях не было. Но члены съезда немедленно требуют объяснений. И Бебель отвечает так. Взятая из программы Интернационала формулировка "замена нынешнего способа производства (система наемного труда) - товарищеским трудом"- "не может означать ничего другого, как "assoziirte Selbstunternehmer". В этом единственно-разумном смысле мы понимаем и "госуд. помощь"3 . И надо заметить, что со стороны Бебеля это не было каким-либо дипломатическим шагом. В появившейся после съезда брошюре "Наши цели" Бебель со всей отчетливостью защищает лассалевские производит, ассоциации 4 и для промышленности и для сельского хозяйства. А в своих мемуарах он пишет открыто: "Как сильно было влияние на меня Лассаля, можно видеть из моей первой брошюры "Наши цели", которая появилась в конце 1869 г." 5 .


1 Protokoll über die Verhandlungen des AHg. D. Soz. -Dem. Arbeiterkongress zu Eisenach am 7 - 9 Aug. 1869*. Leipzig, 1869, S. 11, 12, 13.

2 Меринг, т. IV, стр. 393.

3 Protokoll zu Eisenach, 1869, S. 30.

4 A. Bebel, Unsere Ziele, Berlin 1893, S. 18 и др. Примечание Бебеля относится к более позднему периоду.

5 Бебель, Из моей жизни, т. I, стр. 140.

стр. 106

Однако, съезд не удовлетворяется ответом Бебеля. И в число ближайших требований социал- демократии внесен добавочный 10 пункт: "Гос. кредит для свободных производит, товариществ" и т. д... Пикантно, кстати, что это предложение вносит не кто иной, как Карл Гирш, будущий редактор "Фонаря", которому предстоит играть в партии немалую роль в первые годы закона о социалистах. Итак, производит, ассоциации входят, и снова в числе ближайших требований, в эйзенахскую программу. Так далеко не заходили и лассальянцы, которые все же лучше знали систему своего учителя.

Когда они в Готе в 75 г. передвинули производит, ассоциации в теоретическую часть объединенной программы, -они сделали, конечно, лишь шаг вперед.

Теоретическая часть эйзенахской программы в основном построена по образцу Нюрнбергской. Присоединение к программе Интернационала проведено было в Нюрнберге ценою серьезного раскола. Программа Интернационала - говорили ее противники в Нюрнберге - "недостаточна проста, ясна, общедоступна; не указывает ни ясных, твердых целей, ни приемлемых средств для их достижения"...1 . "Ведь мы не можем, - говорил Пфейфер, - добиться даже свободы коалиций, как же хотят достичь демократического государства? Ведь это-программа фразы, с этим не тронешься с места, так не подобает рабочим союзам. Сперва надо распространить образование и знания, это хотя медленно, но верно приводит к цели" 2 . Вот какие настроения приходилось будущим эйзегахцам преодолевать в своей среде всего за год до окончательного оформления партии. Незначительным большинством в 6 480 против 5 876 голосов удалось провести нюрнбергскую программу. Этих настроений аполитичности, культурничества и т. п. лассальянцы никогда не знали.

Как же звучит эта с таким трудом выработанная теоретическая часть программы? В ней нет решительно ничего, с чем не согласились бы и лассальянцы. Горделиво выступает лассалевский "полный продукт труда". Главная цель партии-"основание свободного народного государства"; первое ближайшее требование - всеобщее избирательное право; решение "социального вопроса" возможно в демократическом государстве. Ясно, что все эго по существу лассалевский план, а часто и лассалевская формулировка. Насколько сильно идеализируется понятие о демократии, под которым явно понимается не что иное, как лассалевское всеобщее избирательное право, видно уже из доклада Бебеля, в котором он не раз подчеркивает, что "наша программа должна быть не только социалистической, но и демократиче-


1 Vereinstag der deutschen Arbeitervereine, am 5, 6, 7 Sept. 1868 zu Nürnberg. (Die ersten deutschen Sozialistenkongresse. Frankf. a/M 1906). S. 41. Выступление Venedey.

2 Ibid., S. 45.

стр. 107

ской" 1 , что быть демократами не менее важно, чем социалистами. Либкнехт еще в Нюрнберге говорил: "демократический и социалистический - для меня вообще идентичные понятия" 2 . Этот "парадокс" означал лишь иначе выраженную и несколько искаженную при этом мысль Лассаля, что образующееся на основе всеобщего избир. права демократическое государство и есть основная сила, достаточная для построения социализма. До какой наивности и доходили в развитии этой мысли даже вожди эйзенахцев, показал на съезде и Бебель. Когда кто-то предложил требовать избир. права с 17-летнего возраста, ибо в случае войны в солдаты берут и этот возраст, -Бебель возражает так: это неправильно, ибо "если будет проведено всеобщее избирательное право, тогда мы имени демократическое государство, а при нем войны становятся вообще невозможными" 3 . Теперь понятно, почему быть демократом, стоять за демократическое государство-то же самое, что быть социалистом. Странно только, что и мелко- буржуазная Нар. партия требовала демократическою государства... Это смутно выразил рядовой участник конгресса Зейферт заявивший, что, быть может, лучше говорить не просто демократическое государство, а-социал-демократическое государство, чтобы отгородиться от Volkspartei4 . Но это наивное предложение, конечно, было сразу отвергнуто. Демократия - "народное" государство - всеобщее избирательное право-эта цепь осталась основным фундаментом программы. Эйзенахцы, как мы видим, с самого начала идут полностью по стопам Лассаля в этом кардинальнейшем пункте его учения. Вспомним, как сам Лассаль восклицал в Франкфурте: "Я не имею ни охоты, ни призвания говорить с кем бы то ни было, кроме демократов" 5 .

А Энгельс 5 сентября 1869 года с язвительной иронией писал Марксу про "дебаты на Эйзенахском конгрессе о социал-демократической, демократически-социальной или социал-демократической плюс демократически-социальной рабочей партии"..6 .

Нет никакого сомнения не только в том, что Эйзенахская программа - лассальянская по своему содержанию, но и в том, что и масса и вожди эйзенахцев были воспитаны на Лассале, говорили его языком, жили его мыслями (за исключением, может быть, одного Либкнехта, который, однако, пока плыл по течению). Посмотрим, однако, как развиваются теоретические взгляды эйзенахцев на следующих конгрессах вплоть до объединения.

Первым пунктом в повестке Штуттгартского съезда 1870 г. (4 - 7 июня) стоял вопрос о профдвижении. Как же формулирует докладчик по


1 Protokoll zu Eisenach, 1869, S. 16.

2 Nürnberg, 1868, S. 48.

3 Eisenach, 1869, S. 33.

4 Ibid., S. 31.

5 F. Lassalle's Reden u. Schriften, В. II. S. 577 Arbeiter-Lesebuch.

6 Briefwechsel, B. IV. S. 193. Такое предложение (дем. -соц. партия) было действительно внесено на съезде Бебелем.

стр. 108

этому вопросу, Иорк, задачи профессиональных союзов? Эти задачи - "не только" повышение заработной платы, и не провоцирование забастовок для этой цели. Задачи гораздо выше: сокращение рабочего дня! Ведь ниже нынешнего уровня зарплата все равно не упадет, таков прожиточный минимум. Поэтому сокращение рабочего дня - это действительно облегчение и шаг вперед. А так как при этом будет и больший спрос на рабочих (vermehrtes Arbeiterbedürfniss), то повысится и заработная плата. Кроме того, освободившееся время рабочего имеет и другое значение, ибо задача профсоюзов- "не только" беречь рабочих от несчастных случаев и подымать их заработную плату, "но продвигать их вперед в духовном отношении, учить их, организовывать и подготовлять к производительным товариществам". Наконец, у рабочего есть еще политическая цель. Ведь в государстве все идет по установленным законам, которые пока невыгодны для рабочих. Нужно, поэтому, использовать путь к участию в законодательстве, и это приведет к цели скорее, чем всякие забастовки ... 1 .

Бросается здесь в глаза чисто-лассальянская аргументация необходимости борьбы за сокращение рабочего дня. Интересно, что основная задача профсоюзов - не ведение классовой борьбы, а осуществление спасительных социальных рецептов; не постепенная подготовка неизбежного классового восстания, а подготовка рабочих "в духовном отношении" к производит. ассоциациям. Политические задачи профдвижения исчерпываются "использованием пути" к участию в законодательстве, т. е. подачей избирательных записок за кандидатов социал-демократии; от этих кандидатов тем самым ожидается именно достижение отдельных законодательных уступок, а парламентская деятельность должна заменить стачечное движение. Наконец, стачки везде - на втором плане, затушеваны, запрятаны; конечно, нет прямого их запрещения, но везде о них говорится с добавлением "не только", с прозрачным намеком на негодность этого средства. Глубоко реформистский, оппортунистический характер имеет вся эта установка. И оппортунизм этот - чисто лассальянского происхождения. Задачи профсоюзов здесь по всем пунктам увязаны с задачами рабочей партии, как их понимал Ф. Лассаль. Правда, доклад читает Иорк, сам недавний лассальянец, но выступает он от имени правления партии и ни одного возражения не встречает на съезде. Да и резолюция говорит о просвещении и о содействии общественным производственным предприятиям как основных задачах профессионального движения... Нечего и говорить, что идейные основы профессионального движения понимались эйзенахцами так же, как и сторонниками Швейцера. Разница была в организационной структуре, в том, что эйзенахцы и здесь стояли за "демократию" и против "диктатуры". Но об этом особо.


1 Protokoll über den ersten Kongress der Soz. -Dem. Arbeiterpartei zu Stuttgart am 4 - 7 Juni 1870, Lpz. 1870, S. 6 - 7.

стр. 109

Нам теперь понятно, почему Либкнехт еще в Эйзенахе говорил, что он борется со Швейцером, но не с Вс. Герм. Раб. Союзом 1 . Он мог бы формулировать это еще резче : эйзенахцы боролись против Швейцера, но не против Лассаля...

Как нельзя более характерно, что южно-немецкие рабочие, отколовшиеся от Швейцера за его стремление закрыть их газету "Пролетарий", выражая желание присоединиться к эйзенахцам, выставили на Штутгартском конгрессе лишь такие три условия: 1) борьба против всех буржуазных партий без всякого соглашения (Zusammengehen) с какой-либо из них; 2) постепенная централизация партийной организации; 3) сохранение "Пролетария" 2 . Последнее разумелось само собой, а первые два условия и формулировали то, что еще разделяло с точки зрения лассальянцев обе фракции движения. Ни одного программного требования не пришлось выставить баварцам: программных разногласий не было... Соглашение с Volkspartei, а с другой стороны-ставка на "феодальную партию", и организационная структура, - вот что пока разделяло обе фракции немецкого рабочего движения.

Дрезденский съезд 1871 г. (12 - 15 авг.) не вносит ничего нового в наше исследование. Докладчик по вопросу о нормальном рабочем дне, тот же Иорк, с то же последовательностью повторяет те же выводы. Зарплата, мол, все равно не может упасть, а подняться может, ибо при сокращении рабочего дня потребуется в производстве больше рабочих. На этот раз при одобрении съезда он и прямо упоминает имя Лассаля: "Мы все выросли под этим знаменем (знаменем Лассаля- А. Б.), мы все готовы присягнуть тем идеям, для которых в свое время Лассаль, столь заслуженный в социалистическом рабочем движении, мастерской агитацией нашел доступ (Eingang verschaffte) в сердца и умы немецких рабочих" 3 . А в заключительном слове подчеркивает, что радикальное лечение - вместо системы наемного труда установить передачу полного дохода труда рабочему...

А Бебель, докладывавший съезду о всеобщем избирательном праве для отдельных государств и общин, на этот раз резко, по-лассалевски, нападает на либералов, с восторгом говорит о близком торжестве партии по введении всеобщего избирательного права и бодро заявляет: "Социалистическое государство... (!) есть лишь вопрос времени" 4 . Мы видим, как легко "демократическое государство" превратилось уж даже не в социал-демократическое, как в Эйзенахе заикнулся Зейферт, а прямо в "социалистиче-


1 Eisenach, 69, S. 53.

2 Stuttgart, 1870, S. 9.

3 Protokoll über den zweiten Kongress der Soz. -Dem. Arbeiterpartei, abgeh. zu Dresden am 12. -15. Aug. 1871, Lpz. 1872, S. 6.

4 Ibid., S. 31.

стр. 110

ское государство". Мы видим, что среди эйзенахцев не одному Либкнехту казалось, что "демократический и социалистический - идентичные понятия".

Ничего не меняет в наших выводах и Майнцский съезд 1872 г. (7 - 11 сентября), вообще бледный в связи с отсутствием главных вождей, отбывавших тюремное заключение. Зато Эйзенахский съезд 1873 г. (23 - 27 авг.) знаменует, наконец, нечто новое. Незадолго до съезда вышла брошюра В. Браке под названием "Лассалевский проект". Брошюра была направлена прямо против учения Лассаля. С чем же несогласен Браке? Он видит заслуги Лассаля в правильном анализе экономических отношений капиталистического общества, в правильном указании основных задач ("полный доход труда"), в подчеркивании "высшего культурного интереса" для всего человечества, который представляет рабочее движение; наконец, Лассалем "несомненно удачно представлено, что государство имеет святую обязанность служить культурным интересам человечества, и что государство-средство создать правовое выражение справедливым требованиям рабочего класса (!)". На что же нападает Браке? - На лозунг производит, ассоциаций. Дело в том, что "политические предпосылки", при которых Лассаль предполагал их осуществление, будто бы состояли в том, чтобы бороться на стороне правительства против буржуазии. Поэтому проект Лассаля - "это тщетно стремящийся к доступу ко двору королевско-прусский правительственный социализм"... (S. 45). Поэтому и проведение проекта в рамках капиталистического общества плодило бы лишь маленьких капиталистов, внесло бы раздор в среду рабочего класса и не разрешило бы социального вопроса...1 .

Такова критика лассальянства из уст одного из самых передовых вождей эйзенахцев в 1873 году. Ясно, что Браке критикует проект производительных ассоциаций в том виде, как он вошел в программу эйзенахцев отнюдь не в том смысле, какой он имел в "Гласном ответе" Лассаля. Его стрелы летят мимо цели; они обнаруживают лишь ту неясность и путаницу, которая царила по этому вопросу в головах эйзенахцев. Именно у них производительные ассоциации входили в число требований к королевскому правительству. По Лассалю же они должны быть созданы тем самым "демократическим государством", которое объявлено главной целью партии в эйзенахской программе, или же тем "социалистическим" государством, о котором с таким восторгом говорил Бебель в Дрездене....

Однако, всего важнее здесь другое. Критика передового эйзенахца не направляется ни против лассалевской теории государства, которую он сочувственно поддерживает, "и против всеобщего избирательного права, как основной, "решающей" задачи, ни против "железного закона заработной платы", ни против "полного дохода труда" и т. д. Главное же - не против общего оппортунизма, проникающего систему Лассаля. Критика коснулась


1 См. W. Bracke, Der Lassalle'sehe Vorschlag, Braunschweig, 1873.

стр. 111

лишь лозунга производительных ассоциаций, да и то при неправильном, искаженном понимании этого лозунга.

Вдобавок, нападки на производительные ассоциации сведены у Браке к нападкам на тактику соглашения с юнкерами, от которого в этот момент лассальянцы уже отказались.

Тем не менее, самый факт критического отношения показывает, что некоторые из чудодейственных рецептов Лассаля начинают вызывать сомнение, что сектантские элементы лассалевского учения начинают постепенно терять свою притягательность, начинают блекнуть под ударами опыта массового рабочего движения и под влиянием уроков Парижской Коммуны. Этот процесс одновременно происходит и у лассальянцев, которые к этому времени окончательно отказываются от отрицательного отношения к профсоюзам, излечиваются от соглашений с правительственной партией и т. п. Тот же процесс идет и у эйзенахцев. И у них он мог бы проходить гораздо смелее, быстрее, чем это было на деле, ибо эта группа с самого начала условиями самой борьбы была все же поставлена в оппозицию к лассальянской организации, накопила много озлобления по отношению к противникам и никогда не воспитывалась в тех условиях организованного фетишизма по отношению к системе Лассаля, какие были созданы у лассальянцев. Та несмелость, которая, наоборот, проявилась в критике эйзенахцев, медленность всего процесса обнаружили лишь то, как глубоко проникли идеи Лассаля в толщу немецкого рабочего класса, какую благодарную почву находил, невидимому, общий реформистский характер его системы 1 . Эта приемлемость основ его учения мешала и процессу отсеивания сектантских, нежизненных, обреченных на слом элементов этого учения.

Браке выступил на Эйзенахском съезде с предложением снять в программе пункт о производительных товариществах, заменив его пунктами о профессиональном движении, об отмене частной собственности и т. п. Какой прием встретили его предложения? - Очень неопределенный прием. Фишер и Ауэр высказываются против них, Кюн и Кокоский - сочувственно, а съезд легко принимает резолюцию Гейба: избрать комиссию, которая доложит следующему конгрессу, следует ли и в какой мере вводить изменения в программу" 2 .

Но к съезду в Кобурге 1874 г. (18 - 21 июля) оказалось, что инициатива Браке вызвала целый ряд откликов. Съезду был предложен большой букет разнообразных предложений. Они подняли ряд новых вопросов. Длинное предложение А. Штамма, например, подробнейшим образом развивало по-


1 Социальные особенности этой "почвы" анализируются в заключительной главе всей работы.

2 Protokoll über den fünften Kongress der Soz. -Dem. Arbeiterpartei, abgeh. zu Eisenach, am. 23 - 27 Aug. 1873. Lpz. 1873. S. 46 - 47.

стр. 112

ложения Базельского конгресса о национализации земли, рудников, транспорта. Характерно при этом, что весь ряд пунктов автор предполагал провести, во-первых, мирным путем, во-вторых, посредством выкупа, в-третьих, руками "народного государства", в-четвертых, путем сдачи национализированной земли в аренду товариществам, общинам (а также и частным лицам...), в- пятых, избегать затем централизованного руководства и т. д.1 .

Гейб предлагал вместо пункта о производительных товариществах - вставить пункты о профсоюзах, об ограничении наследования (!) и о гос. и проф. поощрении производительных товариществ с демократическими гарантиями" 2 . Вот это называется клин клином выбивать...

Поднят был и вопрос о переходном периоде, который предполагался по образовании "народного государства". Путаница, разноголосица, дробность, часто мелочность предложений были так велики, что конгресс ничего не мог разрешить сразу. Комиссия сговорилась лишь на необходимости изменить (но не устранить) пункт о производительных ассоциациях, осветить аграрный вопрос и правильнее формулировать пункт о "полном доходе труда". Либкнехт вынужден был признать, что радикальное изменение программы еще невозможно, ибо "не хватает еще достаточной ясности". Но хотя "партия теоретически переросла свою программу, однако, последняя не является пока тормозом (einen Hammschuh bildet es nicht), ибо она в своих основных положениях содержит коммунистическое мировоззрение"3 ... и вопрос был снова отложен до следующего конгресса, с тем, чтобы подвергнуть его всеобщей дискуссии. Но следующий конгресс оказался конгрессом объединения с лассальянцами.

Каковы же наши выводы? До 1873 года в массе членов Социал-Демократической Рабочей Партии ("Эйзенахцев") оставались непоколебленными все основные идеи учения Лассаля. За этот период даже в теоретической области партия эйзенахцев складывается как вполне лассальянская партия. От лассальянской организации ее отделяет еще три основных разногласия. 1) линия швейцерианцев на соглашение с Бисмарком и линия эйзенахцев на соглашение с Народной Партией; при чем уже с 1871 года и та и другая группа отказываются каждая от своей тактической ошибки, но "обе продолжают не верить друг другу в искренности этого отказа; 2) организационная структура: "диктатура" у лассальянцев, рыхлый демократизм - у эйзенахцев; 3) до 1871 г. -остатки разногласий по вопросу о национально-объединительном движении: великогерманские настроения у эйзенахцев и мало-германские (в связи со ставкой на Пруссию и Бисмарка) - у лассальянцев.


1 Protokoll über den sechsten Kongress u. s. w. zu Coburg, am 18 - 21 Juh 1874, Lpz 1874, S. 6 - 7.

2 Ibid., S. 4.

3 Ibid., S. 79.

стр. 113

Все эти разногласия были в основном сняты самой жизнью к 1873 г. Но к тому же времени возникает критическое отношение к некоторым элементам учения Лассаля - в обеих фракциях, при чем больше - у эйзенахцев. Эта критика, однако, и у последних не затрагивает самого существа лассалевской системы: фетишизации всеобщего избирательного права и ставки на мирный путь развития. В период 1873 - 75 г.г. поэтому не оставалось уже серьезных разногласий между двумя фракциями немецкого рабочего движения; объединение было естественным и необходимым следствием самого развития обеих, а отнюдь не результатом каких-либо ошибок со стороны вождей эйзенахцев.

Правильно ли, однако, наше утверждение, что эйзенахцы ставили ставку на мирный путь развития? Чтобы проверить это, нам придется рассмотреть прения и резолюции конгрессов по вопросу о тактике партии.

III. ТАКТИКА

В своих "Косвенных налогах" Лассаль так формулирует свое понимание революции:

"Я объяснил то научное значение слова революция, в каком я его всегда разумею. Значение это состоит в том, что на месте существующего порядка вещей ставится новый принцип, безразлично, делается ли это путем насилия, или без него.

"В этом смысле, говорю прямо, я убежден, что революция должна, во всяком случае, совершиться в будущем.

"Она совершится или вполне законным путем, среди всех благодеяний мира, если благоразумно решатся во-время произвести ее сверху, или же она, сопровождаемая насильственными потрясениями, ворвется с дико развеивающимися волосами, с железными сандалиями на ногах".

"Так или иначе, но она придет..." 1 .

Но когда Лассалю приходилось открыто говорить, какой же путь он предпочитает, оказывалось, что его стремление - не допускать насилия, "заранее открыть клапан, чтобы предупредить взрыв". Действительно, вел практика, все действия Лассаля, весь его стратегический план были рассчитаны именно на "мирную" революцию через всеобщее избирательное право и демократические реформы. Именно поэтому лассалевский лозунг всеобщего избирательного права, имея ту положительную сторону, что призывал рабочих к сознательной политической борьбе, заключал в себе с самого же начала и вреднейший яд реформизма, демократических иллюзий, отказа от подлинно-революционных методов борьбы.

В какой мере шли эйзенахцы за Лассалем в этом основном вопросе?


1 Ф. Лассаль, Сочинения, т. I, стр. 284 - 285.

стр. 114

В 1869 году вышли две брошюры двух лучших вождей эйзенахцев: "Наши цели" Бебеля и "Политическая позиция с. -д." Либкнехта. Вот что писал Бебель:

"У нас есть только два пути для достижения цели. Первый: после установления демократического государства - постепенное вытеснение частных предпринимателей законодательным путем. Этот путь можно было бы избрать, если бы господствующие круги (die betheiligten Kreise), против которых направлено с. -д. движение, со временем стали благоразумны ( Einsicht gelangten) и стремились бы (suchten) сами путем компромисса осуществить свое уничтожение (Untergang) как эксшюатирующих классов и свой переход как равных в члены общества.

"Второй, решительно более короткий, но и более причиняющий насилия (gewalttätigere) путь был бы - насильственная эксплоатация, устранение частных предпринимателей одним ударом, все равно, какими средствами.

"Т. о., исход кризиса зависит от самого класса капиталистов, характер кризиса будет определен тем способом, каким они будут употреблять находящиеся в их руках средства власти" 1 .

Мы впоследствии убедимся, что эта мысль стала господствующей среди немецких социал- демократов, что ее на разные лады будут не раз повторять. А ее происхождение не вызывает сомнений. Допущение мирного пути, а отсюда (как мы увидим) и ставка на этот мирный путь развития взяты у Лассаля.

Но вот что писал в то же время Либкнехт:

"Мы наталкиваемся на ту безрассудную переоценку всеобщего избирательного права, которая, опираясь преимущественно на авторитет Лассаля, доходит до настоящего идолопоклонства... предположим, что... удалось бы, как об этом мечтают некоторые политические фантазеры среди социалистов, избрать в рейхстаг с. -д. большинство.

"Настал момент для преобразования общества и государства. Большинство принимает всемирно- историческое решение, наступает новая эра, - да (нет же, рота солдат прогонит из храма соц. -дем. большинство, а если упрямцы не хотят с этим спокойно примириться, то несколько полицейских отводят их в арестный дом, где им дают время предаться размышлениям по поводу своего донкихотского образа действий"2 . И Либкнехт делал вывод, что социализм - вопрос силы, который решается не в парламенте, а на улице, на поле сражения. Говорить речи в парламенте - лишь утеха глупцов (Thoren Vergnügen), и, даже как агитационное средство, трибуна Рейхстага бесполезна.


1 A. Bebel, Unsere Ziele, 1893, S. 53.

2 "Ueber die politische Stellung der Soz. -Dem., insbesondere mit Bezug auf den Reichstag. Von W. Liebknecht, London, 1889, S. 15 - 16.

стр. 115

Конечно, вся эта "бойкотистская" установка была неправильной, ибо ситуация в Германии в 1869 году отнюдь не была революционной. Этим объясняется ироническое отношение Маркса к этой брошюре 1 . Кроме того, корни всей позиции Либкнехта по отношению к северо- германскому рейхстагу уходили в его прочные "великогерманские" настроения. "В сев. -герм, рейхстаге, - пишет Бебель в своих мемуарах, -Либкнехт видел творение, с которым надо бороться всеми средствами до полного его уничтожения" 2 . Вот откуда, собственно, идет демонстративный бойкотизм Либкнехта. Но, как бы то ни было, эта брошюра является исключительным и чуть ли не единственным произведением для германской социал-демократии по своей решительной установке на революционные методы борьбы. Недаром каждая новая оппозиция использовала в позднейшем эту речь Либкнехта. Но в условиях 1869 года она не встретила отклика. "Солдат революции" должен был скоро убедиться, что его призыв оказался неуместен. Его соратник по партии и по рейхстагу, чуткий Бебель, старательно и деловито выступает в "парламенте" с самыми прозаическими поправками, предложениями, законопроектами. Когда по предложению Бебеля рейхстаг отменяет рабочие книжки, - это расценивается у эйзенахцев, как большая победа партии. "Сначала, - рассказывает Бебель, - Либкнехт сам вносил поправки к законопроектам, но очень скоро у него возродилась старая антипатия к парламентаризму и выразвилась в очень страстных спорах между нами по вопросу о тактике" 3 .

Конечно, в этих спорах победил Бебель. Либкнехт шаг за шагом отступает от своей позиции, отказавшись не только от своего "ультра-левого" бойкотизма, но и вообще от всей своей брошюры 1869 г., выплеснув, т. о., из ванны вместе с водою и ребенка. Его брошюра встречает отклик лишь в 1890 г. у "молодых", подхвативших ее революционное содержание (ее использовал и Мост в 1880 г.), но к этому времени сам Либкнехт, которому стало на-20 лет больше, уже резко отмежевывается от своей "юношеской" речи 4 . Опыт движения, опыт с. -д. практики 70-х и 80-х г.г., казалось бы, показывал правоту Бебеля, а старый солдат революции никогда не был настолько теоретиком, чтобы видеть дальше своего времени, готовить партию и к грядущей эпохе войн и революций.


1 Briefwechsel, В. IV, S. 188. Письмо от 10 авг. 1869.

2 Бебель, Из моей жизни, ч. II, вып. 1, стр. 149,

3 Ibid, S. 143.

4 "Я, наученный фактами, и вследствие изменившихся отношений, не могу сохранить прежнюю точку зрения" - говорил Либкнехт в Эрфурте (S. 203). И продолжал: "Тут говорят: если вы и будете иметь большинство, - тогда явятся на сцену солдаты; я отвечаю: дайте нам хоть раз дойти до этого, тогда мы проверим. До сих пор еще никакая система управления не господствовала долго против выраженной воли большинства народа" (Protokoll, zu Erfurt, 1891, S. 210).

стр. 116

Уже эйзенахский конгресс 1869 г. обнаруживает со всей отчетливостью, что с. -д. партия конституируется прежде всего как партия легальная, что для этой легальности партия готова пожертвовать многим в своей программе. Известно, например, что Энгельс в 1891 году выставил упрек, что в Эрфурдской программе нет простого требования республики. На эту тему, оказывается, был не малый бой уже в Эйзетахе в 1869 г. В прениях по программе и уставу партии целый ряд делегатов пытаются то в одном, то в другом пункте провести требование республики. Ниппотьд предлагает назвать партию не социал-демократической, а социал-республиканской. Это, конечно, отклоняется: слово демократический нельзя трогать, оно "идет дальше", чем республиканский, как заявляет Риттинггауфен 1 . Но когда при обсуждении требования "демократического государства" выступает Левенштейн вновь с предложением заменить это "республиканским государством", - приходится выступить самому Либкнехту: "Ни один союз не получит разрешения на организацию по Уставу, в котором целью указана республика"2 , - заявляет он. По-видимому, довод показался Левенштейну неубедительным. В следующем году в Штуттгарте он снова вносит свою поправку; но на этот раз Либкнехту и не понадобилось выступав - против нее: кроме Левенштейна, остальные делегаты, по-видимому, уже усвоили значение довода.

На Штуттгардском конгрессе 1870 г. Либкнехт читает доклад "о политической позиции партии". Он все еще упорствует на положениях своей прошлогодней брошюры: "В рейхстаге не "делают историю", а ломают комедию, члены говорят и делают то, что подсказывает им суфлер"... Но практически, на деле, он уже сдает. "Все же, из практических и тактических соображений, я за то, чтобы мы приняли участие в выборах рейхстага. Было бы скверно оставлять поле врагам" 3 . Однако, одного он требует: никаких союзов с буржуазными партиями, в том числе и с народной, и с прогрессистами. Забавно, кстати, звучит такой радикализм у Либкнехта, который всего полгода назад еще состоял в союзе с народной партией. Но трезвый Бебель и здесь не делает уступок. Он выступает против замечания Либкнехта с Народной Партии. -"Главный враг - бисмарковская Пруссия, и поскольку Народная" партия выступает против нашего главного врага, - нам с ней по пути". Смысл этого выступления Бебеля становится ясен, когда принимается резолюция: партия при выборах не входит ни в какие соглашения, но там, где она не выставляет своего кандидата, она голосует за такого из других кандидатов, которые "хоть в политическом отношении приближаются к нашей точке зрения". Этот своеобразный компромисс реально, конечно, означал потную победу тактики Бебеля


1 Eisenach, 1869. S. 29.

2 Ibid., S. 31.

3 Stuttgart, 1870 S. 12.

стр. 117

несмотря на общие фразы об "агитационном средстве", которые ввел в резолюцию Либкнехт и в Штуттгарте и позднее в Эйзенахе в 1873 г.

А на следующем конгрессе в Дрездене 1871 г. Бебель выражается уже со всей ясностью. Бели мы добьемся от правительства всеобщего избирательного права, -говорил он в докладе на эту тему, - за нами пойдут тысячи мелкой буржуазии, и тогда никто не сможет противостоять нам. "И я утверждаю, господа, что у нас нет нужды апеллировать к насилию (насилие, это, конечно, революция. - А. Б.). Когда народ встает единодушно, изъявляя свою волю (seinen Willen kund thut), я хотел бы увидеть, кто станет ему противодействовать. Нам нечего апеллировать к насилию, а если его применят из страха и отчаяния наши враги, то, в конце концов, идей нельзя расстрелять, идей нельзя сжить со свету (aus der Welt schaffen) ружейными выстрелами. (Браво!)" 1 .

И в общий хор одобрения этой речи один лишь Гирш (из Криммичау) вносит некоторый диссонанс, заявляя, что "насчет действенности всеобщего избирательного права он - большой, упорный еретик" 2 . Что он "вообще не верит в чудеса, не верит и в это чудо". А поэтому, "если тов. Бебель сказал, что мы не будем стремиться достичь нашей цели кровавым путем, то для "меня остается вопросом (lasse ich dahingestellt), как ты к ней придем" 3 . Но и Гирш присоединяется к резолюции Бебеля, поскольку вообще-то всеобщего избирательного права достичь нужно. Резолюция принята единогласно, а скептицизм Гирша легко замалчивается. Молчит и Либкнехт...

Но Либкнехт заговорил в 1874 году в Кобурге. В докладе перед широким открытым собранием он говорил на знакомую нам тему: "о политической позиции партии":

"...Как демократы, мы добиваемся государства, которое имеет своей задачей социалистическое управление (!) и которое... станет настоящим культурным государством" путем освобождения труда...".

"...Даже этим ржавым, недостаточным оружием, законами, установленными против нас, мы решаемся победить врага. Ни в каком случае не позволим нас совлечь с почвы закона, что послужит на пользу лишь нашим врагам. И не будем вдаваться в область путча, куда нас хотят вовлечь всевозможными провокациями. Мы предоставим это нашим врагам, ломать их собственные законы...".

"Самая широкая революция может быть проведена путем реформ" 4

Кажется, достаточно ясно. А по поводу парламентской деятельности Либкнехт заявляет: "Если наши представители смогут провести что-либо законодательным путем в интересах рабочего класса, -хорошо, тогда они


1 Protokoll zu Dresden, 1871, S. 39.

2 Ibid., S. 40.

3 Ibid., S. 42.

4 Coburg, 1874, S. 34.

стр. 118

должны это сделать. Мы не гоним кавалерию принципов (Prinzipienreiterei)" 1 .

Как видим, уже в 1874 г. В. Либкнехт совершил достаточно крутой поворот.

Уступив в вопросах парламентской тактики, он уступил и в другом, в вопросе о революционных средствах борьбы вообще. Увы, "принципы неделимы", как говорил сам Либкнехт в 1869 г. Став на путь легальности, "солдат революции" постепенно становится рыцарем реформы.

Еще в "Наших целях" Бебель писал: "...Так как вопрос тут идет не о порабощении большинства меньшинством, а о равноправии и равном положении всех, то не может быть и речи о стремлении рабочих к классовому или сословному господству. Наоборот, рабочий класс стремится к такому разумному демократическому обществу, какого свет еще не видывал" 2 .

В этом же смысле понимали эйзенахцы пункт своей программы (взятый из устава I Интернационала), гласивший: "Борьба за освобождение рабочего класса - есть борьба не за классовые привилегии и преимущества, аза равные права и равные обязанности и за уничтожение классового господства".

То же подчеркивает в своем докладе от имени правления партии на открытом заседании Майнцского конгресса 1872 г. Мост: "Нам охотно делают упрек, что мы хотели добиться исключительного господства рабочих в государстве. Это - совершенно ложно. Наша программа отчетливо выссказывает: никакой борьбы за классовое господство. Сегодня господствуют еще юнкера, попы, буржуа. Это господство должно' пасть, и на место старых мы не хотим никаких новых привилегий; мы хотим господства народа через весь народ" 3 .

Мы видим, что демократизм эйзенахцев исключал всякое представление о диктатуре пролетариата. Выражаясь современными терминами, это был демократизм буржуазный, а не пролетарский демократизм. В этом отношении заслуживают интереса программные предложения, внесенные к Кобургскому съезду 1874 г. Предложения Гейба, Иосифа Дицгена, Штамма, особенно ярко-оппортунистические предложения Сильвануса - любопытные образцы теоретической разработки "переходного периода" при буржуазной демократии. И здесь эйзенахцы шли полностью в хвосте лассалевского реформизма.


1 Coburg, 1874, S. 34.

2 Unsere Ziele, von A. Bebel, Brl. 1893. S. 18.

3 Protokoll über den dritten Kongress der Soz. -Dem. Arbeiter-Partei, abgeh. zu Mainz, am 7 - 11, Sept. 1872, Druck von W. Bracke m Braunschweig, S. 9.

стр. 119

На втором съезде РСДРП, где были приняты программа и устав партии, произошел раскол большевиков и меньшевиков. На первый взгляд мелкие незначительные разногласия, разделявшие эти две фракции тогда еще единой русской социал-демократии, привели в решающий момент революции эти две фракции на разные стороны баррикады: одна стала во главе пролетарского восстания, другая стала верным орудием русской буржуазии. Известно, что эти разногласия начались с формулировки § 1 устава. Известно, что кроме организационной стороны, в этом споре был скрытый классовый смысл: будет ли партия в основном - рабочей партией или же, при рыхлой меньшевистской формулировке обязанностей члена партии, она будет засорена мелко- буржуазными попутчиками.

Находим ли мы что-либо аналогичное в истории германской социал-демократии? И в Эйзенахе, и в Готе, а затем и в новом уставе, принятом в Галле в 1890 г., соответствующий пункт устава немецкой социал-демократии был изложен даже "хуже", чем в формулировке Мартова, на которую ополчился Владимир Ильич. Кроме платонической "поддержки" партии да уплаты взносов, от члена партии требовалось лишь разделять основные положения программы. У нас на II съезде лишь "экономист" Акимов (его поддерживал и Либер) решился предложить такую формулировку, при чем против нее высказался даже Мартов, который стоял за обязательность всей программы в целом для каждого члена партии. А со стороны большевиков раздался лишь издевательский голос Павловича, который ехидно выразил удивление по поводу того, что Мартов не идет и за Акимовым 1 . Мы видим, однако, что Акимов предлагал лишь то, что всегда входило в устав наиболее авторитетной партии II Интернационала.

Однако, в истории германской с. -д. этот пункт не играл значительной роли. Там никогда не придавали большого значения формулировке первого пункта устава; по поводу него ни разу не было сколько-нибудь принципиальных споров. В Эйзенахе, например, спорили лишь о высоте партийного взноса; отдельные делегаты (Шпир и др.) требовали его уменьшить.

Тем не менее в протоколах съездов эйзенахцев мы находим любопытные споры, вполне соответствующие по своему содержанию тому, что скрывалось под спорами о § 1 устава на II съезде РСДРП.

На Эйзенахском конгрессе 1869 г. предложено было назвать Ц. О. партии: "Народное государство", с подзаголовком: "орган соц. -дем. рабочей партии". И вот, слово берет Бебель, чтобы предложить не называть партию - рабочей. Ибо, хотя "наша партия, конечно, охватывает главным образом рабочих, но также и многих, которые не являются рабочими" 2 . К Бебелю присоединяется и докладчик по этому вопросу (о Ц. О.), Браке, который добавляет, что "сами основоположники социализма, как Фурье,


1 См. "Протоколы 2-го съезда РСДРП", стр. -235.

2 Protokoll zu Eisenach, 1864, S. 54.

стр. 120

Сен-Симон, Маркс и т. д. вовсе не были рабочими. И Лассаль - тоже не был". Разгораются очень напряженные прения, атмосфера сильно сгущается, но мнение Бебеля берет верх, и конгресс принимает формулировку: "орган социал-демократической партии"... Тут подымаются Фрицше и Бретер, отказываются от своих мандатов и хотят уйти с собрания. Воцаряется настороженное молчание, в воздухе пахнет расколом. Хотя резолюция уже принята, дебаты открываются снова, и Распе (из Эссена) предлагает вновь вставить спорное слово (Arbeiterpartei), "чтобы не могло возникнуть представления, будто рабочие оттолкнули от себя рабочих". И предложение это единогласно принимается конгрессом.

Этот как будто незначительный инцидент, по существу, имел принципиальнейшее значение.

Достаточно вспомнить, какую исключительную роль сыграли в истории германской с. -д. мелко- буржуазные попутчики, чтобы понять, что этот спор, возникший на первом же съезде партии, обнаруживал уже наперед принципиальную установку с. -д. в этом вопросе. Будет ли партия вести решительную борьбу с мелко-буржуазными настроениями, отстаивая чистоту пролетарской идеологии, или пойдет на ряд уступок массе своих попутчиков? Этот большой вопрос, как и в истории российской социал-демократии, отражался всеми своими контурами в "маленьком" вопросе о подзаголовке Ц. органа партии. Интересно, кстати, что еще 16 ноября 1864 г. Энгельс писал Марксу по поводу названия "Социал-демократ", принятого органом пассальянцев: "Но каково название: социал-демократ! Почему им не назвать эту вещь именно "Пролетарий"? 1 . Но что почувствовал Энгельс, того не понимали вожди эйзенахцев. Даже после окончательного голосования на конгрессе, Гофштеттен и Йорк еще пробовали поворчать о том, что вот ведь и Швейцер не внес слова "Arbeiter", чтобы вовлечь более широкие слои в свою партию, а мы вот глупости делаем...

В отличие от российской с. -д., у эйзенахцев вопрос о социальном составе партии не был скрыт за спорами о форме организации. Тот же, по существу, вопрос там ставился открыто, грубовато, в ничем не завуалированной форме. Поэтому и не могло пройти сразу то, что мы сейчас назвали бы меньшевистской формулировкой. Рабочие - участники конгресса не позволили вычеркнуть классовый признак в названии партии. Характерно все же, что линия вождей партии в этом вопросе оказалась иной. Либкнехт, правда, промолчал в Эйзенахе; ему "интеллигенту", неудобно было выступать открыто, как Бебелю. Но он заговорил немного позже. Еще более характерно, что бой отнюдь не был закончен. Продолжение его мы встречаем почти на каждом следующем конгрессе эйзенахцев.

Открываем, например, протокол дрезденского конгресса 1871 г. В текущих делах (!) Бебелем вносится предложение назвать партию "Социал-


1 Briefwechsel, В. III, S 196.

стр. 121

демократической партией". Мотивы его таковы: "нынешнее название партии, "социал- демократическая рабочая партия", - по меньшей мере бессмыслица (Unding), поскольку оно дважды говорит об одном и том же. Социал-демократическая партия может быть только рабочей, а рабочая партия может быть только социал-демократической. Правильно будет таким образом, если мы назовем себя либо социал-демократической партией, либо рабочей партией. Я предлагаю первое название в качестве официального названия партии, потому, что оно делает без всяких размышлений возможным вступление и таких людей, которые по своим убеждениям вполне верны нашей программе, но по своему социальному положению не могли бы считаться подлинными "рабочими" 1 .

Как видим, на этот раз мотивы несколько усложнены. Но конгресс не поддается и на этот раз. Уферт, Иорк, Бремер и ряд других ораторов выступают решительно против. Тогда слово, наконец, берет Либкнехт "Принципиально, -говорит он, - я присоединяюсь к предложению Бебеля, я вполне согласен с тем, что название партии, как оно выражено теперь, - вздорно (ein Unsinn ist). Как правильно говорит Бебель, "с. -д. рабочая партия" - это нелогично и является тавтологией. Это попросту ложно и говорит меньше, чем говорило бы слово "социал-демократическая партия" - Несмотря на резкий той, Либкнехт, однако, не решается повторить и второй мотив Бебеля. А так как он ясно видит, что их предложение вряд ли пройдет безболезненно, он во имя мира и чтобы избежать острых столкновений, предлагает отложить - решение до следующего конгресса.

Но следующий конгресс, в Майнце 1872 г., происходил в отсутствии обоих вождей, отбывавших в это время тюремное заключение. Тем не менее, в его протоколе мы снова можем найти прения о перемене названия партии, "согласно предложению Бебеля на предыдущем конгрессе" 3 . Против этого энергично возражают Мост, Иорк, Бекендаль и др., и предложение отклоняется... Атака временно отбита.

Очень интересно, что споры эти проникли и в массу партии. В работе Эд. Бернштейна о рабочем движении в Берлине мы находим любопытнейшие данные о том, какие споры вызвало переименование эйзенахского "демократического союза рабочих": назвать его социал- демократическим союзом или социал-демократическим рабочим союзом? Это вызвало жесточайшую борьбу. Отметим, что этот спор в Берлине относится также к 1872 г.4 .

Проследим, однако, эволюцию этого вопроса и в дальнейшем. Атака


1 Protokoll zu Dresden, 1871. S. 114.

1 Ibid., S. 115.

3 Protokoll zu Mainz, 1872, S. 33.

4 Эд Бернштейн, История рабочего движения в Берлине, Спб. 1908 г., стр. 289

стр. 122

была отбита. Грубо - откровенная мотивировка Бебеля привела к провалу его предложения. И вот, дело берет в свои руки Либкнехт. На Готском конгрессе 1875 г принята объединительная программа. Партия названа так: социалистическая рабочая партия Германии. Осталось - рабочая, вычеркнуто-демократическая. Казалось бы, полное поражение линии вождей. Но это не так. Вот как поясняет дело Либкнехт, докладывающий конгрессу программные вопросы:

"Говорили, что этим (названием- А. Б.) социалистическое движение, которое обще всем людям (die eine allgemein menschliche ist), преследует общечеловеческие цели, -мы ограничиваем одним определенным классом населения. Но это возражение неосновательно. Труд (die Arbeit) есть проявление (Betätigung) человечества. Труд есть специфически-человеческое, что отличает человека от животного. Посредством труда человек только и становится человеком. Следовательно, рабочий (Arbeiter) означает: человек (!) как человек - проявляющий себя (sich betätigender) человек, а рабочей "партией (Arbeiterpartei) мы называем себя не только потому, что мы признаем, труд (Arbeit) единым базисом общества, а рабочего (Arbeiter) единственно полезным членом общества, и оттого-то мы и написали на своем знамени всеобщую обязанность трудиться, -но также и из внимания к настоящему человеческому характеру труда, ибо труд - единственный носитель культуры и человечности; так что рабочая партия означает: партия подлинных борцов за культуру, партия людей, борющихся за культуру и человечество"1 .

Итак, путем ловкой игры слов из понятия "рабочий" выхолощено всякое классовое содержание. Рабочий становится синонимом трудящегося человека. Слово оставлено, но ему придан другой смысл. Теперь мы видим, что понятие рабочая по содержанию означает- демократическая; что "социалистическая рабочая партия" означает лишь "социал-демократическая партия". Оставлено слово, выхолощен классовый смысл этого слова. Отметим, что Бебель Vine в "Наших целях" писал: "Считаю нужным еще раз подчеркнуть, ч го под рабочим классом я разумею не только наемных рабочих в само"и узком смысле этого слова, но и ремесленников и мелких крестьян (Kleinbauern) и работников умственного труда (die geistigen Arbeiter) - писателей, народных учителей, мелких чиновников, которые все под влиянием современных отношений имеют очень незначительно или вовсе не лучшее положение, чем наемные рабочие" 2 .

Нечего и говорить, что вся эта "традиция" идет от Лассаля. Это он говорил в своей франкфуртской речи: ".. государство принадлежит 89 - 95% нуждающихся, включая сюда все классы, звания и ремесла рабочего сословия.


1 Protokoll des Vereinigungskongresses der S. -D. Deutschlands, abgeh. zu Qotha, 22 - 27 Mai 1875, S. 97 ("Die esrten deutschen Soziahsten-Kongresse", III) S. 97. - Unsere Ziele, von A. Bebel. S 18.

стр. 123

Интересы всех, не имеющих капитала, солидарны.. " 1 . И еще решительнее "Я вызываю движение общее, демократическое, народное, а не классовое только" 2 .

И у Лассаля, и Бебеля - Либкнехта позиция эта теснейшим образом вытекла из ставки на всеобщее избирательное право, из самых основ их тактики. Роль голосующих попутчиков слишком велика. Сознание их веса, их количественной силы в процессе выборов перевешивает все. И вожди партии выхолащивают классовый смысл в названии партии в угоду мелко-буржуазным попутчикам. В Готе эта линия, поданная в более прикрытом и прикрашенном виде, одержала уже решительную победу. В следующем году (1876) на конгрессе (тоже в Готе) центральным органом партии был принят "Форвертс" с подзаголовком: "Ц. О. германской социал-демократии" 3 . Как видим, уже собираются плоды победы. Нас не удивит, наконец, что в Галле, в 1890 г., при обсуждении нового устава, название партии было изменено снова: партия названа "социал-демократической партией Германии". Докладчик правления партии, Ауэр, мотивирует это лишь 5-ю словами: "об этом ничего больше распространяться"4 . И ни один голос протеста не раздается из среды делегатов. Бебель мог быть доволен: его предложение, внесенное 21 год назад на эйзенахском съезде, восторжествовало буква в букву.

Любопытно, что в 1905 г. Бебелю как-то в "Neue Zeit" пришлось коснуться причин перемены названия партии в 1890 г. в Галле: "Я, - писал он, - сам был автором этого предложения, поэтому нелишне будет объяснить, чем я при этом руководился. Во время исключит, закона появился самого различного рода "социализм". В буржуазных кругах говорили о христианском социализме, о правительственном социализме, о консервативном социализме и т. д. Называться просто социалистической рабочей партией стало неудобно. Надо было провести грань между нами и указанными "социалистами". Мы и назвали себя поэтому социал-демократической партией"5 .

Зиновьев, остановившись в своей книге "Война и кризис социализма" на этом пояснении, замечает:

"Это... не объясняет, почему же надо было выбросить из названия партии слово "рабочая". И не без некоторых колебаний Зиновьев считает себя вынужденным решительно заключить, что "известная политическая тенденция в этом решении все же была... и ее та была, го, несомненно, оппортунистическая 6 .


1 Лассаль, Соч. т. II, стр. 144.

2 Ibid., стр. 160.

3 Protokoll des Sozialisten-Kongresses zu Gotha, 19 - 23 Aug. 1876. Berl. 1876. S.81.

4 Protokoll zu Halle, 12. -18. Ont. 1890, Bret. 1890, S. 242.

5 "Die Neue Zeit", 1905, II, 339. Цитировано в книге Зиновьева.

6 Зиновьев, Война и кризис социализма. Собрание сочинений т. VIII стр. 466 и 465.

стр. 124

Для нас, конечно, уже не может быть никаких колебаний в этом вопросе. Эту "тенденцию" мы проследили от конгресса к конгрессу. Ее истоки относятся еще к Эйзенахскому съезду 1869 г. В характеристике этой явственной тенденции не может быть двух мнений.

И дело, тут, конечно, не в слове, ставшем предметом спора. Мы проследили эти разногласия вовсе не с целью утверждать, будто слово "рабочая"- обязательный атрибут в названии пролетарской партии при всяких условиях. Дело не в слове "рабочая", а в том содержании, которое кроется за спорами об этом слове. Нет сомнения, что там, где рабочему движению угрожала бы опасность сбиться на чистый тред-юнионизм, -подобный спор имел бы обратное значение. Обратное значение имел подобный спор и в недрах I Интернационала. Вероятно, пережитки споров с прудонистами и отражались на позиции Бебеля и Либкнехта, подобно тому, как пережитки эпохи национальных войн отражались на их оборонческой позиции уже в 80-х и 90-х г.г. Там и тут - то же отсутствие диалектики.

В Германии политическая партия возникла раньше самостоятельных профессиональных организаций. Принятая ею лассальянская программа создавала с самого начала иную, вполне реальную опасность: опасность разводнения мелкобуржуазными попутчиками, опасность утери правильной пролетарской линии. В таких условиях весь прослеженный нами спор играл совершенно иную роль. Под разногласиями по второстепенному вопросу здесь таилась глубоко вредная оппортунистическая линия на уступки мелкобуржуазным попутчикам. И характер доводов представителей партийного руководства, и самое упорство и продолжительность этой борьбы по, казалось бы, незначительному вопросу доказывает это со всей очевидностью. Речь шла не о слове, речь шла о всей линии партии...

Каковы наши выводы? Сложившись в программном отношении как лассальянская партия, эйзенахцы и в основных тактических вопросах шли по пути Лассаля. Теоретически еще не вполне отказываясь, как и он, от возможности "насильственного" пути, эйзенахцы на деле, на практике ориентировали рабочие массы на путь легальности, на путь избирательных успехов и мирных реформ. Мысль о диктатуре пролетариата была глубоко чужда им. Вместо этого со всей серьезностью строится план построения социализма буржуазно-демократическим государством. В спорах о названии партии уже раскрывается оппортунистическое отношение к мелко-буржуазным попутчикам, характерное для всей практики партии. Во всех этих вопросах эйзенахцы в основном идут по пути Лассаля. В организационных формах они, однако, идут своим путем. Вместо лассалевской централизации и суровой дисциплины, они проводят сложную демократическую организацию без твердого руководства из центра. Еще в 1873 г., в Эйзенахе, однако, съезду приходится вынести резолюцию о том, чтобы "всем членам партии, принадле-

стр. 125

жащим еще к какой-либо иной партии или состоящим в связи с другой партией, поставить альтернативу: либо выйти из нашей партии, либо отказаться от другой" 1 . Одна эта резолюция ярко показывает, к чему вела организационная мягкотелость эйзенахцев. В организационном вопросе мы не можем отдать им предпочтения перед лассальянцами, организация которых, правда, страдала другими недостатками, вследствие огромной личной власти президента, но с боевой точки зрения была гораздо сильнее по своей стройности, сплоченности, дисциплинированности.

Таким образом, обе фракции не так многое разделяло. Но эйзенахцы в одном отношении стояли выше лассальянцев: они были менее заражены лассалевским сектантством, у них не был так силен культ Лассаля и поэтому они могли бы легче и быстрее избавиться от той части лассалевского наследства, которая уже в 70-х г.г. была обречена на слом. В этом отношении готское объединение сыграло несколько тормозящую роль сектантские элементы и предрассудки в учении Лассаля удержались еще на несколько лишних лет. Зато была прекращена борьба, отнимавшая много излишней энергии. Самое же объединение в 1875 г. потому и было возможно, что в принципиальных вопросах программы и тактики обе организации в сущности, с самого начала, шли по одному пути. Уже к 1872 г. пали последние преграды, мешавшие этому объединению.

Дальнейшая история партии показала, что сектантские элементы лассальянства были все же быстро сметены опытом объединенного рабочего движения. Иначе оказалось с другим наследием Лассаля. Даже закон против социалистов, который не мог не революционизировать хотя бы в первый период своего действия рабочее движение, даже эта встряска не выкорчевала элементов парламентаризма, реформизма, ставки на мирный путь развития, которые партия получила в наследство от Лассаля. Условия эпохи "мирного" развития и блестящего экономического подъема Германии питали такую тактику. И после падения закона против социалистов, в Галле и Эрфурте, партия окончательно сформировывается как партия мирного развития и парламентской борьбы, как "инструмент мирного времени", порожденный таким временем и непригодный для руководства подлинно-революционными боями пролетариата двадцатого века.

Показать это-задача дальнейшего изложения.

IV. ОБЪЕДИНЕННАЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ ДО ЗАКОНА ПРОТИВ СОЦИАЛИСТОВ (1875 - 78 Г.Г.).

Три с лишним года, прошедшие с момента объединения партии до введения закона против социалистов, представляют большой интерес. В эти годы мы можем наблюдать за тем, в каком направлении оформляется идео-


1 Protokoll zu Eisenach, 1873, S. 74

стр. 126

логия и тактика объединенной партии. Нечего и говорить, что в первое время мы видим еще немало трений, известное недоверие между обеими объединившимися фракциями, и даже некоторые центробежные тенденции, связанные особенно с именем Гассельмана 1 . Но эти шероховатости явно идут по потухающей кривой. В возникающих новых спорных вопросах расхождение отнюдь не идет по линии старых фракционных разногласий: спорящие стороны часто образуются каждая из представителей обоих прежних направлений. Да и самые эти спорные вопросы большей частью отнюдь не программного свойства, по крайней мере это не те вопросы, которые должны были-бы задевать лассальянцев как таковых. Этим лишний раз подтверждается, что в сущности между обеими фракциями принципиальных разногласий не было. Вдобавок, пресс Тессендорфа жал партию, сближая еще теснее недавних врагов. Различные оттенки идеологии стирались; все, разделявшее обе фракции, стушевывалось, а то, что было всегда общим для обеих, выступало на передний план. Оформлялась все больше и больше та общая линия, та особая тактика, которая стала характернейшей чертой германской социал-демократии, а через нее и социал-демократии всех передовых стран Европы.

Для прений по программным вопросам в Готе 75 г. характерна одна общая черта. Попытки некоторых эйзенахцев возражать по тому или иному отдельному пункту отличались удивительной слабостью по своему содержанию.

По поводу производительных ассоциаций в сущности не было принципиальных возражений. Эйзенахец Кокоский прямо заявляет, что собственно прежние возражения против произв. ассоциаций происходили из-за их "рискованности" (Gefährlichkeit) и возможности лжетолкований. Но выражение "социалистические" сделало их настолько ясными, что мы можем к этому присоединиться" 2 . И, действительно, довод Куля (Kuhl) о том, что ведь за это требование мы уже агитируем годами 3 , относился собственно к обеим фракциям. Попытка Либкнехта и Бебеля возражать против железного закона зарплаты была на редкость слаба. Оба они признавали наличие этого "закона" в рамках капиталистического общества, но указывали, что при социализме он не будет существовать, что он поэтому не вечен и, стало быть, не следует о нем говорить...4 . Гассельман очень убедительно им заметил, что лассальянцы держатся совершенно того же мнения, но если при капитализме действует этот закон, нельзя же не упомянуть в программе


1 Один из делегатов на Виденском конгрессе сообщил, что Гассельман уже в Гоге в 76 г. предлагал саду взорвать (sprengen) партию, чтобы образовать новую на основе организации Вс. Герм. Раб. Союза. Протоколы Виденского конгресса 1880 г. S. 34.

2 Protokoll des Vereinigungskongresses, S. 104.

3 Ibid., S. 105.

4 Ibid., S. 98.

стр. 127

о таком важном обобщении при анализе капит. о-ва1 . И в ответ на это ровно никаких аргументов у вождей эйзенахцев на нашлось.

Вальтейх и Бебель пытались возражать против "единой реакционной массы". На это Гартман возражал: так как "под рабочим нужно понимать всякого, кто полезен обществу (der sich der Gesellschaft nützlich mache)", то ясно, что все остальные - это сплошная реакционная масса...2 . На это никто ничего не возразил. Декламация Либкнехта о том, что рабочий-это всякий трудящийся человек, пустила свои корни. Партия уже представляла себя партией всех трудящихся, а не классовой партией пролетариата. "Мелкие буржуа и мелкие крестьяне принадлежат в действительности к рабочему классу" 3 , -говорил и Либкнехт на конгрессе.

Прения ясно показали превосходство лассальянцев. Они взяли верх не только большинством своих голосов (15 322 ласс-цев против 9 121 эйзенахцев, 73 делегата против 56)4 , но и убедительностью своей аргументации. Эйзенахцам же, наоборот, не удалось сколько-нибудь серьезно обосновать ни одной из своих поправок.

"Лассальянство навсегда угасло в эти готские дни, а между тем это были самые светлые дни для славы Лассаля, - с претензией на остроумный парадокс пишет Меринг. - Как ни был прав Маркс со своими положительными возражениями против Готской программы, но судьба его письма по поводу нее ясно показывала, что пути, по которым в Германии могла развиться могучая и непобедимая рабочая партия... были верно определены Лассалем" 5 .

Да, готские дни были самые светлые дни для славы Лассаля. Но именно поэтому в дни эти лассальянство вовсе не угасло, хотя и был распущен Вс. Герм. Раб. Союз. Потому что вся новая "могучая рабочая партия" пошла, как торжественно признает и Меринг, в основном по пути Лассаля. Наше признание этого, однако, далеко от торжественности. Ибо путь Лассаля означал: всеобщее избир. право, парламентская борьба, рецепты реформ, мирная революция. Этот путь последовательно и привел герм, социал-демократию к 4 августа (1914 г.) и к 9 ноября (1918 г.).

Эйзенахцы взяли верх лишь в организационном отношении. "Демократическая" организация объединенной партии представляла собой несколько упрощенную форму прежней эйзенахской организац. структуры. Это избавляло партию от постоянных организац. склок, царствовавших у швейцерианцев в связи с широкой единоличной властью президента. Но это же,


1 Protokoll des Vereinigungskongresses, S. 102 - 103.

2 Ibid., S. 101.

3 Ibid., S. 96.

4 Эти цифры из протоколов конгресса, Бебель в своих мемуарах указывает цифру голосов ласс-цев еще выше - 16538 гол., а цифру их делегатов - 71.

5 "Ист. Герм. с. -д." т. 4, стр. 74.

стр. 128

с другой стороны, создавало партию слабо централизованную, без достаточно властного штаба, не приспособленную к быстрым, решительным действиям и поворотам тактики. Это во всю ширь проявилось в 1878 г. Первый шквал разрушил всю эту рыхлую организацию. Партия рассыпалась в несколько недель 1.

Интересен в этом отношении и устав, принятый в Готе. Членом партии мог являться всякий, кто разделяет основные положения программы и "содействует" интересам рабочих "также и денежными пожертвованиями". Любопытен и параграф второй: "Партийные ТТ., которые действуют против интересов партии, могут быть исключены Правлением". Только действующие против партии. О неподчинении дисциплине, о бездействии - не говорится. Невольно в качестве контраста вспоминаются слова Ильича на 2-м съезде РСДРП: "Лучше, чтобы десять работающих не называли себя "ленами партии, чем чтобы один болтающий и мет право и возможность быть членом партии" 2 ...

На Готском конгрессе 1875 г. очень любопытен еще один инцидент: Бебель внес предложение требовать распространения избират. прав и на женщин. Это невинное предложение вызывает целую бурю споров. Никто, конечно, не мот возражать Бебелю принципиально. Но большинство делегатов возражает против принятия такого предложения "в данный момент": женщины, мол, отстали, они мотут голосовать против нас. На этой ложной, внутренне-противоречивой позиции в числе других оказываются Либкнехт, Гейб, Гассетьман. За предлож. Бебеля голосуют Ауэр, Валътейх, из лассальянцев - А. Каппель и др. Предложение отклонено 62 голосами против 55 3 . Что характерно во всем этом инциденте? - Две вещи. Во-первых, мы видим голоса и эйзенахцев и лассальянцев и на той, и на другой стороне. В довольно общем, принципиальном вопросе ни одна из фракций не оказалась единой. Во-вторых, прогрессивное требование отклонено конгрессом раб. партии только потому, что явилось опасение за исход ближайших выборов в случае, если такое требование пройдет. Интересы выборной борьбы уже здесь выпячиваются на передний план, являясь решающим обстоятельством при обсуждении принципиальных вопросов.

В этом отношении еще интереснее следующий конгресс, состоявшийся тоже в Готе, 19 - 23 авг. 1876 г. Вся его повестка отчетливо говорит о том, какие вопросы, какая работа становится в центре внимания партии Отчет парламентских представителей, положение с социалистической агитацией; предстоящие выборы в Рейхстаг установление социалистич. кандидатур; парт. пресса; организац. вопросы, - вот порядок дня. Вопросы парламентской борьбы ставятся в центр всей работы, поглощают все внимание.


1 Конечно, причина этому - не только организационная слабость.

2 "Протоколы 2-го съезда РСДРП", стр. 232.

3 Protokoll zu Gotha, 1875, S. 110 - 111.

стр. 129

Это было время т. н. "эры" Тессендорфа. "Мы жалуемся не на существующие реакционные законы о союзах в Пруссии и Баварии. - говорил докладчик Правления, Ауэр, - ибо соц. -демократы приспособились бы (fügensich) к существующим законам, если б даже они еще столько же говорили о неблагосклонности к нам; наша деятельность направлена только на агитацию за законодательное устранение столь реакционных произведений (Mach- Werke)"1 .

Итак, лишь агитация за законодательное устранение реакционных законов - вот задача партии. Социал-демократы готовы покуда приспособиться хотя бы и к вдвое более суровым законам, в ожидании успехов парламентской борьбы. Протестуют они лишь против "манеры" Тессендорфа "поворачивать" законы против них, не применяя тех же законов к другим политическим партиям. Эта постановка "вопроса говорит вовсе не об одной наивности. Это - уже отчетливо выраженная программа оппортунизма. Надо сказать, что сам Ауэр в 1876 г. отнюдь не стоял еще на правом фланге партии. Он честно выражал основную линию партийного руководства, В ответ на град реакционных преследований партия на своем конгрессе терпеливо занимается тщательным рассмотрением кандидатур, избират. округов, подготовкой к избирательной кампании и т. д. Мирная парламентская борьба в ответ на реакционный террор.

Эту мирную парламентскую работу в рейхстаге со всей подробностью рисуют мемуары Бебеля. Кассы взаимопомощи, страхование от увечий, усиление уголовных наказаний, вопрос о пошлинах на железо, - эти очередные дела буржуазного парламента разрешает для себя и с. -д. фракция. "Юные увлечения" В. Либкнехта отошли давно в прошлое. Фракция оставила разговоры о социалистической агитации с трибуны рейхстага. В 1877 году она развернула еще шире свою "положительную" деятельность. "Она предложила, - рассказывает Бебель, - изменение 31 ст. конституции, т. е. распространение иммунитета депутатов и на наказания по суду; реформу избират. закона в рейхстаг; тайную подачу голосов; выборы в воскресный день; установление законом числа и размера избират. округов после каждой переписи; изменение статей уголовного уложения, относившихся к попыткам оказать незаконное давление на выборы. Кроме того, она внесла проект закона о союзах и собраниях, предложение об изменении закона о свободе передвижения и целый ряд других предложений по поводу... промышленного устава" 2 .

Мы видим, с какой исключительностью погружается фракция в деловую парламентскую работу. Отчеты о ее деятельности, речи ее представители печатаются в партийной прессе. На ежедневных "событиях" в парламенте сосредоточивается внимание, воспитывается "мысль каждого рядового пар-


1 Protokoll des Sozialisten-Kongresses zu Gotha, vom 19. bis 23. Aug 1876. Brl. 76 S. 19.

2 "Из моей жизни", т. II, ч. 2, стр. 186.

стр. 130

тийца. Тот или иной проект, удачная или неудачная речь в рейхстаге служат предметом разговоров, споров в партийной среде. Какой-нибудь мелкий успех вызывает новые надежды. Партийная и рабочая масса привыкает со всей серьезностью смотреть на парламентские "битвы". От них ждут результатов, ждут улучшения условий жизни. Так воспитывается вся партия.

Но нет ли голосов протеста? Как реагирует конгресс на все это направление работ? По отчету фракции выступают делегаты. Они недовольны тем, что Бебель и Либкнехт воздержались от голосования по вопросу о парламентских диэтах. Они требуют, чтобы в ближайшую сессию фракция внесла проект закона об охране труда. Бебель возражает; он говорит, что фракция и гак чересчур загружена, что это несвоевременно1 Но предложение принято при воздержавшихся Бебеле, Либкнехте, Мосте, Гейбе, Вальтейхе, Ауэре и др. Весь "цвет" партийного руководства сдерживает напор тех настроений, которые вызваны его же деятельностью. Раздаются голоса о том, что фракция должна абсолютно подчиняться решениям партии. И она подчиняется. Как видим, настроение отличается цельностью. Прежних сомнений в пользе парламентаризма больше не слышно. Объединенная социал-демократия со всей силой возросшей численности бросается в парламентскую борьбу.

Но как быть с избирательными компромиссами? Классически звучит предложение лассальянца Газенклевера: так как все другие партии представляют одну реакционную массу, то как правило не следует голосовать ни за кого из их кандидатов. Но., исключения допустимы в том случае, когда дело идет о практических соображениях (praktische Rücksichten), и если данный кандидат стоит за всеобщее избирательное право2 . Так обстоит дело с лассальянской непримиримостью по отношению к буржуазии... И даже Бебелъ, только что сам заявивший, что если какой-либо кандидат стоит за часть наших требований, да еще демократически настроен, то за такого кандидата по его мнению можно голосовать, хотя бы он и был запятнан какими-либо грюндерскими операциями 3 , - даже Бебель здесь не выдерживает, чтобы не съехидничать: "Я удивляюсь, что как раз те ораторы, которые год назад так упорно настаивали, что все партии образуют против нас одну реакционную массу, теперь имеют такую большую склонность к компромиссу" 4 . И в пику Газенклеверу, Бебель требует в качестве "условий" буржуазному кандидату выставить не только всеобщее избирательное право, но и другие требования программы-минимум социал-демократии. Нечего и говорить, что оба предложения были приняты конгрессом и что, каковы бы ни были оттенки мнений, - общая линия на избирательные соглашения с буржуазными партиями окрашивала все выступления.


1 Gotha, 1876 S 32.

2 Ibid., S. 4.

3 Ibid., S. 45.

4 Ibid, S. 57.

стр. 131

Нельзя не вспомнить здесь борьбы по этому вопросу в истории Российской СДРП. Пресловутая резолюция Старовера на 2-м съезде РСДРП, так жестко по всем пунктам раскритикованная Владимиром Ильичем в его "Шагах", как известно, также выставляла три "условия", при которых возможно соглашение с либерально-буржуазными партиями. Эти условия были таковы борьба с правительством; не выставлять требований, идущих в разрез с интересами рабочего класса и демократии вообще; поддержка всеобщею и т. д. избир. права1 . Как видим, эта линия наших отечественных меньшевиков имела своих предшественников. Германская социал-демократия с первых же лет своего существования пошла по пути широких избирательных соглашений с либерально-буржуазными партиями.

К чему ведет такая линия, последовательно проводимая, показал весь дальнейший опыт партии. Если парламентская борьба становится в центре внимания, если от работы депутатов ожидают прежде всего реальных положительных результатов, то мало одних компромиссов с либеральными партиями; решающее значение приобретают голоса мелкобуржуазных попутчиков. А чтобы эти голоса привлечь, нужно известное приспособление к интересам этих слоев. Это влияет и на характер избирательных программ, и на характер деятельности фракции в рейхстаге. Обнаруживается это уже на следующем конгрессе, тоже в Готе, 27 - 29 мая 1877 г. Докладчик от парламентской фракции, Фрицше, указывал, что, собственно, веры в обещания правительства у фракции нет, но "под давлением масс" она предложила ряд законопроектов. Кроме того, чтобы привлечь к партии внимание и "отдаленных от нас с слоев", пришлось утвердительно отвечать на вопрос о том, действительно ли мы, как социалистическая партия, в настоящее время принимаем участие в изменении законов в положительном смысле2 . Говоря далее о ряде затруднений, нареканий и др., Фрицше заканчивает свой доклад выражением уверенности, что все это "коренным образом изменилось и улучшилось бы лишь тогда, когда немецкий народ избрал бы однажды социал-демократическое большинство в Рейхстаг, и законодательство было бы оформлено по смыслу нашей программы".

Итак, тактическая линия ясна. - Положительная работа в Рейхстаге, причем не только в интересах рабочего класса, но и в интересах мелкобуржуазных избирателей, и ставка на соц. -дем. парламентское большинство, которое все законодательство направит к осуществлению партийной программы.

На конгрессе мы не слышим никаких принципиальных возражений В прениях самым деловым образом обсуждаются вопросы о свободе торговли, о таможенных пошлинах, о разных проектах фракции Только к концу съезда


1 Протоколы 2-го Съезда РСДРП, стр. 330.

2 Protokoll des Sozialisten-Kongresses zu Gotha, vom 27. bis 29. Mai 1877. Hamb. 1877. S. 30.

стр. 132

жаркие прения вызвал вопрос о том, что в с. -д. избирательных листовках не соблюдался линия парт, программы. Роль оппозиции играли в Готе в 77 г. Бебель и Мост. "При последних выборах, - говорил Бебель, -многие ораторы исходили из ловли голосов (aut den Stimmenfang ausgegangen seien), причем стремились представить наши требования крайне умеренными или даже часть их- вовсе замолчать"1 . С резкими тирадами по этому поводу выступает и Мост. Тогда председатель конгресса, Гейб, произносит речь против них, заявляя, что обвинения Бебеля и Моста большинству партии - необоснованны, а отдельные места в листовках вызваны условиями борьбы (!). Ему, Гейбу, уже часто приходилось бороться на собраниях с еще худшими ошибками, именно с утопиями, как бебелевы кухарки и мостовы уборщицы..."2 . Начинаются взаимные уколы. Против Бебеля и Моста выступает и Либкнехт. Он резко заявляет, что оба они клевещут на партию, колко отвечает, что и избрание Бебеля вытекает больше из его репутации, чем из партийной программы" и т. д. Для нас во всем этом споре интересно отметить лишь одно: уже в 77 г. партия в своей предвыборной агитации стояла на точке зрения "ловли голосов", причем отступления от парт. программы оказались так велики, что об этом не могли не заговорить на парт, съезде.

Исключительно характерным был момент, когда делегаты заметили посторонних на галерее в помещении конгресса. Фольмар ставит вопрос, считать ли закрытыми заседания конгресса. Вальтейх высказывается "за безусловную публичность. Имеем ли мы здесь полицейских шпионов или нет, совершенно безразлично, ибо мы не обсуждаем никаких секретов. Кроме того, всем хорошо известно, что конгресс заседает под полицейским контролем" 3 . Итак, не страшно присутствие полиции: партия борется настолько легальными средствами, что нет оснований оберегаться от шпионов правительства... И конгресс, выслушав речь Вальтейха, "переходит к порядку дня".

Когда внесено было предложение о том, чтобы организовать контроль и руководство местными газетами, -конгресс отклоняет такую мысль; это, мол, хорошо в идее, но невозможно на практике, ибо бездефицитные газеты все равно не закроются (!), а места вообще не согласятся на "опеку" уже из местного патриотизма4 . Как видим, убедительны вое доводы, только не довод о выдержанной принципиальной линии.

Готские съезды, все три, отчетливо рисуют партию, какой она сложилась к моменту издания закона против социалистов. Да, это были дни "славы Лассаля", хотя некоторые ею специфические лозунги в это время уже изживались в партии. Это были дни славы Лассаля, ибо в области тактики"


1 Protokoll des Sozialisten - Kongresses zu Gotha, von. 27. bis 29. Mai 1877. Hamb. 1877. S. 78.

2 Ibid., S. 79.

3 S. 40 - 41. Разрядка моя - А. Б.

4 S. 73 - 75.

стр. 133

в области практической борьбы партия со всей четкостью пошла по его пути. Всеобщее избир. право стало действительно основным лозунгом партии. Парлам. борьба, агитация среди попутчиков, надежды на мирное осуществление социалистическ. программы парламентским путем, - все это вошло в арсенал партийной борьбы. Против такой партии не были нужны исключительные законы. Последние могли бы лишь сделать ее левее. Ошибка1 Бисмарка в 1878г., на которой он настаивал 12 лет, в конце концов привел;, "железного канцлера" к падению. Ибо с. -д. партия была до статочно безвредной, достаточно реформистски настроенной партией, чтобы буржуазии можно было спать спокойно.

Какой при этом разброд, какая путаница, какая отсталость царили в то же время среди членов партии в области теоретической., видно из успеха произведений Дюринга. Еще в 76 г. Фрицше пожаловался конгрессу на то, что Либкнехт не пропустил в парт, орган статью Моста о философии Дюринга, да еще задержал ее надолго у себя (Фрицше не знал, что статья эта была отправлена для ознакомления к Энгельсу). Фрицше думает, что причина этому - та, что статья написана не в марксовом духе, но "мы не хотим одностороннего развития, - и все воззрения должны иметь возможность подвергнуться оценке в парт, органах 2 . Итак, Маркс хорош, но он не один, а "односторонности" не нужно. Этот взгляд еще ярче выразился в 77 г., когда сторонники Дюринга, во глазе с Бебелем и Мостом, подняли на съезде прямую кампанию против статей Энгельса о Дюринге (будущий "Антидюринг").

Мемуары Бебеля отличаются в этом месте большой скупостью и ослаблением памяти. "Последнему (т. е. Дюрингу. - А. Б.). - пишет Бебель, -удалось привлечь на свою сторону почти всех лидеров берлинского рабочего движения. Я также был того мнения, что, в целях агитации, следует поддерживать и использовать всякое литературное течение, которое, как сочинения Дюринга, резко критикует существующий общественный порядок и высказывается против капитализма. С этой точки зрения я еще в 1874 г. написал из крепости для "Народного Государства" две статьи под названием "Новый коммунист", в которых я разбирал сочинения Дюринга. Мне прислал их Эд. Бернштейн, который принадлежал тогда, вместе с Мостом, Фрицше и др., к самым восторженным поклонникам Дюринга" 3 .

Бебель забывает добавить, что в числе этих восторженных поклонников следует назвать и самого Бебеля. На конгрессе в 77 году нападение на редакцию Ц. О. повели сначала некоторые лассальянцы за то, что в день годовщины Лассаля ему не было посвящено соответствующей статьи. Затем речь перешла на тему о "непопулярности" ряда статей (разумелись статьи


1 Конечно, с точки зрения юнкерства такал "ошибка" имела достаточно оправданий .

2 Protokoll zu Gotha 1876, S. 78.

3 "Из моей жизни", т, II, ч. 2, стр. 175.

стр. 134

Энгельса), и тут-то с грохотом и шумом выступили дюрингианцы. Бебель в мемуарах пишет, что резолюцию внес Мост, что прения "были очень неприятны", и только. Дело было, однако, не так. Резолюция, внесенная сначала Мостом "и товарищами", была весьма скромна и коротка: "Статьи, которые, как, например, критика опубликованная в последние месяцы Энгельсом против Дюринга, для большинства читателей "Форвертс" не представляют интереса, не должны в будущем появляться в Ц. О." 1 . Но эта резолюция не удовлетворяет Бебеля, который вносит свою, гораздо более ядовитую: "Учитывая длину, которой уже достигла работа Энгельса против Дюринга и которой по-видимому еще достигнет в своем продолжении; учитывая, что полемика эта... дает право Дюрингу или его сторонникам (дат, вот! - А. Б.) ответить с такой же обстоятельностью, и таким образом пространство в "Форвертсе" потребуется чрезмерное, чего не требует также и сама вещь, которая касается чисто научного спора, конгресс постановляет: приостановить опубликование статей Энгельса"... и т. д.

К резолюции Бебеля присоединяется и Мост2 . Так. обр., по поводу статей Энгельса прошла резолюция Бебеля, а не Моста. Бебель, помнящий в мемуарах даже число голосов, полученных отдельными его предложениями, здесь забыл, что прошла именно его резолюция...

А в своем выступлении на съезде Бебель говорил: "Большинство делегатов некомпетентно в вопросе, потому что, вероятно, и дюжина из них не читала произведений Дюринга. Если на всем протяжении работа Энгельса и ее резкий язык порицают Дюринга, то оратор должен против этого заметить, что язык Дюринга против Маркса и Лассаля был еще гораздо резче3 .

А Вальтейх в своей речи заявил еще яснее: Маркс и Энгельс принесли много пользы партии и, вероятно, будут полезны еще дальше; то же самое, однако, относится и к Дюрингу4 .

Один лишь Либкнехт, по должности редактора, защищал статьи Энгельса, да еще Гейер робко его поддержал. Теоретический разброд, шатания, путаница взглядов в партии хорошо характеризуются этими прениями.

Статьи Энгельса были прекращены печатанием в Ц. О. и должны были появиться отдельной книгой. Энгельс, конечно, был сильно задет. В июле он отказывается написать статью о войне, которую просил у него Либкнехт. "Я не хочу, - писал Энгельс Марксу 18 июля 1877 г., - сделать для господ социалистов будущего спорным пространство в "Форвертсе" и давать новый


1 Protokoll zu Gotha 1877. S. 70.

2 Позицию Бебеля в 1877 г., видимо, под влиянием мемуаров последнего, неправильно передает и т. С. Горловский в его статье ("Под знаменем марксизма" N 1, за 1929 г.).

3 Ibid, S. 71.

4 О происхождении "Анти-Дюринга" см. прекрасный очерк Д, Б. Рязанова в новом издании "Анти-Дюринга".

стр. 135

повод для крика, что я заполняю газету отдельными вещами, не интересующими массу читателей"... 1 .

А Маркс со всей резкостью писал Зорге 19 октября 1877 г.: "В Германии в нашей парши... пахнет гнилью (macht sich ein' fauler Geist geltend" 2 .

Такой вступила партия в эпоху закона против социалистов. Этот последующий период характеризуется тем, что "борьба" эйзенахцев и лассальянцев окончательно уходит в прошлое. Но в объединенной партии возникает острая борьба течений на новой основе. Оппозиция Моста и Гирша; борьба умеренных и "радикалов"; роль Энгельса и "Соц. -Демократа"; "молодые" и Фольмар в 1890 - 91 г.г., - интереснейшие моменты в развитии партии. Подчеркнем здесь лишь одно: через все эти препятствия, через все кризисы и борьбу течений партийное руководство пронесло невредимой общую тактическую линию партии, сложившуюся уже с первых лет ее существования, под идейным воздействием лассальянства.

Почему так вышло, каковы социальные причины и корни этой тактики и какую объективную роль играла партия в этот период ее истории, - на все эти острые вопросы мы ответим по исследовании всего периода в целом.


1 Briefwechsel, В. IV, S. 395.

2 "Briefe von Becker, Engels, Marx u. A. an F. Sorge u. A.". Stuttg. 1921. S. 159.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/-ЭЙЗЕНАХЦЫ-И-ЛАССАЛЬЯНЦЫ-1869-78

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Vladislav KorolevКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Korolev

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. Бернштейн, "ЭЙЗЕНАХЦЫ" И "ЛАССАЛЬЯНЦЫ" (1869-78) // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/-ЭЙЗЕНАХЦЫ-И-ЛАССАЛЬЯНЦЫ-1869-78 (дата обращения: 24.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - А. Бернштейн:

А. Бернштейн → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Vladislav Korolev
Moscow, Россия
786 просмотров рейтинг
14.08.2015 (833 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Метафизика Вина. Wine metaphysics.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Олег Ермаков
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
15 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
17 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
18 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
19 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом, на Луне как Оси утвержденном. Науке дней новых, слепой, мир — дыра без оси и краев, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне развенчал эту ложь.
Каталог: Философия 
21 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
25 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
27 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
27 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
"ЭЙЗЕНАХЦЫ" И "ЛАССАЛЬЯНЦЫ" (1869-78)
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK