Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15365
Author(s) of the publication: А. А. АХТАМЗЯН

Share with friends in SM

Аннексия Австрии нацистской Германией в марте 1938 г. была первым прямым актом агрессии фашизма на Европейском континенте. Это был важный шаг к развязыванию фашистскими государствами второй мировой войны. Захвату Австрии - суверенного государства в центре Европы - предшествовали агрессивные акции фашистских государств - ремилитаризация Рейнской зоны, захват Эфиопии итальянскими войсками, германо-итальянская интервенция в Испанию, которые были серьезной пробой сил и вызовом европейским державам. Позиция "невмешательства" и умиротворения, которую заняли Франция, Англия и США, вдохновила и поощрила агрессоров на безнаказанные новые захваты, в первую очередь на аннексию суверенного европейского государства, независимый статус которого был определен договорами, начиная с Версальского.

В итоге многолетних исследований понятие "аншлюс", применявшееся в отношении присоединения Австрии к Германии, постепенно вытеснялось более точным термином "аннексия". Теперь настало время окончательно ввести в литературу это определение, поскольку именно оно точно раскрывает существо этой агрессивной акции германского фашизма. Понятие "аншлюс" применяли немецкие националисты и нацистские главари как обозначение "естественного" присоединения австрийцев к рейху, "единения" и даже "воссоединения немцев". По сути это служило прикрытием насильственного присоединения малого и слабого государства к агрессивной державе. Изучение всей совокупности фактов и документов прежде всего австрийскими исследователями привело к выводу, что захват Австрии рейхом был заранее запланированной агрессией, которая имела далеко идущие последствия для судеб народов, прежде всего Чехословакии, а также Польши, для судеб мира в Европе.

В Австрии за время после ее освобождения от нацизма и восстановления независимости возникла обширная литература по истории Первой республики. Точка зрения демократических кругов получила отражение в публикациях компартии1 . Австрийские либерально-буржуазные историки в последние годы исследовали проблематику Первой и Второй республик в ряде общих и специальных монографических работ2 . Следует отметить работы Н. Шаусбергера, исследовавшего на основе архивных источников различные аспекты данной проблематики, в частности социально- политические, экономические, а также военно-стратегические


АХТАМЗЯН Абдулхан Абдурахманович - доктор исторических наук, профессор Московского института международных отношений.

1 Geschichte der Kommunistischen Partei Osterreichs. 1918 - 1955. Wien. 1977; KPO. Die Kommunistische Partei Osterreichs. Beitrage zu ihrer Geschichte und Politik. Wien. 1987.

2 Das neue Osterreich. Graz - Wien - Koln. 1975; Dusek P., P elinka A., Weinzierl E. Zeitgeschichte im Aufrib, Osterreich von 1918 bis in die achtziger Jahre. Wien. 1981; Osterreich 1918 - 1938. Graz - Wien - Koln. 1983.

стр. 72


причины и следствия аннексии Австрии3 . Благодаря этим трудам стали известны многие подробности и обстоятельства, мотивы и планы подготовки нацистов к аннексии Австрии, которые дополняют цепь доказательств, представленных в свое время на Нюрнбергском процессе над главными нацистскими военными преступниками.

В ходе подготовки интервенции в Испании летом 1936 г. нацистская дипломатия навязала Австрии 11 июля 1936 г. соглашение, которое ограничивало суверенитет австрийского правительства: оно взяло на себя, по секретному протоколу, обязательство "учитывать внешнеполитические интересы" Германии, объявить по рекомендации нацистов широкую политическую амнистию в отношении пронацистской "национальной оппозиции" и не препятствовать поступлению германской прессы в страну. Особую опасность для австрийской государственности представляло согласие канцлера К. Шушнига привлечь в правительство нацистских деятелей, таких, как Э. Гляйзе-Хорстенау. Подписанное в августе 1936 г. платежное соглашение между двумя государствами дало ряд выгод нацистскому рейху, который испытывал трудности с валютными резервами, тогда как австрийский шиллинг сохранял определенную стабильность4 .

Июльское соглашение 1936 г. нацистская дипломатия могла считать первым удачным шагом к аннексии Австрии. Осенью 1936 г., когда в ходе совместной интервенции в Испании германские и итальянские фашисты укрепили свой союз и наметили последующие агрессивные акции, итальянский дуче - "покровитель" австрийцев - дал понять, что будет настаивать на сохранении независимости Австрии, и "великодушно" дал отсрочку, отпустив австрийскому государству еще 20 месяцев существования. В подготовку захвата Австрии включился в этот момент Геринг. Под лозунгом выполнения июльского соглашения в 1937 г. усилилось нацистское давление на австрийское правительство. Среди австрийских нацистов шла ожесточенная внутренняя борьба, в ходе которой группировка А. Зейсс-Инкварта, ставшего "государственным советником" в июне 1937 г., начала теснить группировку во главе с капитаном Леопольдом. Зейсс-Инкварт как сторонник постепенного присоединения Австрии к Германии получал все большую поддержку со стороны нацистского посла в Вене Ф. фон Папена.

Какое место занимала Австрия в нацистских планах подготовки к войне за мировое господство? Программа гитлеровцев предполагала после ликвидации политических партий и установления террористического режима, в ходе форсированной милитаризации приступить к созданию "великогерманского рейха" путем объединения "всех немцев", присоединения к рейху населенных немцами земель. По планам нацистов, это должно было привести к созданию "германского ядра" в Срединной Европе и подчинению (для начала) стран Юго-Восточной Европы экономическим интересам рейха.

Еще в "Майн кампф" Гитлер намечал в качестве первоочередной задачи "объединение" Австрии с рейхом по национальным, расовым мотивам: "Немецкая Австрия должна вновь вернуться в лоно великой немецкой родины, и отнюдь не по каким-либо хозяйственным соображениям. Нет, нет: даже если это объединение в экономическом смысле незначительно и даже если бы оно было невыгодно, то оно все равно должно произойти. Единая кровь должна быть в едином рейхе"5 . В действительности национальные и расовые мотивы служили лишь пропагандистским прикрытием стратегических и экономических целей нацис-


3 Schausberger N. Der Griff nach Osterreich. Wien. 1979; ejusd. Osterreich. Graz. 1980.

4 Das Juliabkommen von 1936. In: Vorgeschichte, Hintergrunde und Folgen Bd 4. Wien, 1977.

5 Цит по: Schausberger N. Der Griff nach Osterreich, S. 219.

стр. 73


тов. Большую роль играли весьма реальные экономические соображения и стремления нацистов, которые в своей программе форсированной подготовки к войне за мировое господство рассматривали Австрию как существенный резерв для получения рабочей силы, необходимого сырья, особенно железной руды, нефти, пополнения своих валютных запасов. Германские эксперты рассчитывали получить дополнительно продовольствие для 5 - 6 МЛН. немцев при условии, что из аннексированной Австрии будет выселен 1 млн., а из захваченной Чехии 2 млн. жителей6 .

Главному экономическому эксперту нацистского правительства В. Кепплеру летом 1937 г. была поручена разработка всех связанных с Австрией хозяйственных вопросов, т. е. полного подчинения ее народного хозяйства интересам рейха. В 1934 - 1936 гг. разработка дипломатических вопросов была поручена фон Папену, а военно-политических - Герингу. Такая последовательность подключения "экспертов" показывает, что в намерения гитлеровцев входило не постепенное экономическое проникновение в Австрию, а военная акция и полное подчинение австрийской экономики в результате захвата7 .

Гитлеровское правительство взяло курс на захват Австрии и Чехословакии до начала большой войны. Конечно, ключевое значение для нацистов имела позиция Англии в отношении германской экспансии в Европе. В ноябре 1937 г. состоялась встреча Гитлера с председателем тайного государственного совета Великобритании лордом Галифаксом. Британский представитель заявил, что "Германия по праву может считаться бастионом Запада против большевизма", что фюрер в результате "уничтожения коммунизма в своей стране преградил путь последнему в Западную Европу"8 . Галифакс, в частности, признал, что июльское соглашение Германии с Австрией устраняет всякие трудности для присоединения Австрии "мирным путем".

Информируя свои посольства об итогах этой встречи, министр иностранных дел рейха К. Нейрат подчеркнул, что Галифакс признал неизбежность определенных перемен в Европе: "Английская сторона не считает, что статус-кво должен сохраняться при любых условиях"9 . Британские правящие круги считали возможным "разумное решение" в отношении Австрии "в условиях мира". Именно это и нужно было гитлеровцам. Их дипломатия прекрасно понимала, какой смысл вкладывался в слова "мирным путем". Это означало переход нацистов к методам угрозы силой, военно-политического давления и неприкрытого шантажа.

Фон Папен в декабре 1937 г. сделал вывод, что для Лондона австрийский вопрос представляет "весьма малый интерес", а в Париже не высказывают возражений против постепенного расширения германского влияния, будь то в Австрии на основе соглашения от 11 июля (1936 г.) или в Чехии на основе ее "преобразования в многонациональное государство". Нацисты полагали, что проведена уже достаточная "дипломатическая" подготовка для решения австрийской проблемы. "Что касается Австрии, я думаю, - писал фон Папен, - будет вполне достаточно при аннулировании Версальского договора потребовать также и отмены знаменитой статьи 88 Сен-Жерменского договора (конечно, по возможности, со стороны Австрии) при постоянном условии постепенного расширения германского влияния мирным путем"10 .


6 Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. 1. М. 1981, с. 31.

7 Schausberger N. Wirtschaftliche Motive fur den Anschlub. - Osterreich. Geschichte und Literatur, 1969, N 2; ejusd. Rustung in Osterreich 1939 - 1945. Wien. 1970.

8 Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. 1, с. 35.

9 Там же, с. 47.

10 Там же, с. 50. Имеется в виду мирный договор 1919 г. стран Антанты с Австрией, констатировавший распад Австро-Венгрии и запретивший присоединение Австрии к Германии.

стр. 74


Момент, выбранный для аннексии Австрии, был благоприятным для агрессора как с политической, так и с международной точки зрения: осенью 1937 г., после года безнаказанной интервенции в Испании, стало ясно, что западные державы намерены остаться в стороне от "урегулирования" австро-германских отношений; США объявили о своем нейтралитете. Нацистские спецслужбы с удовлетворением отметили, что их провокационная линия на подрыв союза СССР с Чехословакией и Францией дает свои плоды. Особенно тщательно гитлеровцы учитывали ослабление оборонного потенциала СССР в результате начатой в 1937 г. "чистки" командного состава Красной Армии и массовых репрессий в стране. Австрийские представители в Москве внимательно наблюдали за событиями в СССР и сделали для себя вывод, что в этой ситуации он не выступит против Германии, даже в защиту своего союзника Чехословакии. В духе встречи Гитлера с Галифаксом в ноябре 1937 г. Геринг тогда же прямо заявил представителям Австрии, Венгрии, Великобритании и США о решимости Германии объединить Австрию с рейхом11 .

Было бы исторически неточно считать, что австрийское правительство не предпринимало никаких попыток обеспечить поддержку со стороны европейских государств перед лицом нараставшей угрозы превращения Австрии в провинцию третьего рейха. Информацией о таких попытках располагало и Советское правительство. Еще в мае 1937 г. заместитель наркома иностранных дел СССР В. П. Потемкин в письме советскому полпреду в Австрии подчеркивал, что вопрос о дальнейшем направлении внешней политики Австрии приобретает большое значение12 . Австрия ищет поддержки для противодействия нацистским планам в Лондоне и Париже, а также в Праге и Будапеште. В Москве понимали, что развитие событий будет во многом зависеть от позиции Англии и Франции в отношении стран Дунайского бассейна, которым "угрожает германская агрессия". "Разумеется, многое будет зависеть от позиции Парижа и Лондона и от того, насколько они будут готовы оказать поддержку Дунайским странам, стремящимся сохранить свою самостоятельность. Чрезвычайно многое будет зависеть и от того, смогут ли договориться между собой Дунайские страны"13 .

Австрийский генштаб провел через своих представителей во Франции и Англии зондаж: какова будет позиция этих стран в случае угрозы со стороны Германии и решимости австрийского правительства оказать вооруженное сопротивление? Ни из Парижа, ни из Лондона ничего обнадеживающего не было сообщено. Уже в конце 1937 г. австрийскому и, разумеется, германскому правительствам было совершенно ясно, что Австрия поставлена в полную изоляцию.

В донесении австрийской миссии из Москвы от 4 ноября 1937 г. подробно рассматривались позиции СССР по международным проблемам, особенно по вопросу о европейской безопасности. Особое внимание было уделено обеспокоенности Советского Союза предстоявшим присоединением Италии к Антикоминтерновскому пакту. "Желание Москвы состоит таким образом в том, чтобы все буржуазно-демократические государства как призванные "хранители мира" объединились с Советским Союзом, чтобы противостоять фронту ревизионистов, сторонников насильственного пересмотра статус- кво, там, где возможно (что, естественно, не выражается категорично), вооруженной рукой. Буржуазно-капитали-


11 Schausberger N. Der Anschlub. In: Osterreich 1918 - 1938. Graz - Wien - Koln. 1983, S. 521 - 522; ejusd. Der Griff, S. 493.

12 Документы внешней политики СССР. Т. XX. М. 1976, с. 250.

13 Там же, с. 251.

стр. 75


стические союзники для защиты Коминтерна - более смелой мечты не может быть!"14 .

Австрийская миссия имела полную возможность выяснить, как мыслит себе Советское правительство реализацию предложений о системе коллективной безопасности. В декабре 1937 г. австрийский посланник был принят В. П. Потемкиным. В отчете "Позиция и положение советской официальной внешней политики" от 16 декабря 1937 г. глава австрийской миссии весьма скептически оценивал усилия советской дипломатии по обеспечению коллективной безопасности, полагая, что официальная советская внешняя политика в еще большей степени, чем прежде, оказалась в "безвоздушном пространстве"; он опровергал распространившиеся сведения о том, что во время встречи с Галифаксом Гитлер высказал "пожелания", которые не ограничиваются претензиями на колонии, но распространяются и на Австрию, которую нацисты намерены "данцигизировать", т. е. подготовить присоединение к рейху. В Москве исходили из того, что фактически германские претензии выдвинуты и в отношении населенных немцами районов Чехословакии.

Подвергая критическому рассмотрению позиции СССР по международным проблемам, австрийский посланник в Москве делал вывод: "Как видим, официальная внешнеполитическая концепция, дипломатическая позиция Москвы все более отдаляется от мира реальной действительности. Если эту официальную политику принять в расчет, то Советский Союз предстанет как человек, который машет носовым платком вслед стремительно уносящемуся скорому поезду. И все-таки пока не видно поворота, благодаря которому Москва вновь встала бы твердой ногой на реальную почву. Картина второстепенности официальной и государственной внешней политики еще более усиливается, если принять во внимание намного более серьезную активность мирового большевизма"15 .

В развитие своих представлений о позиции СССР австрийский посланник отправил 7 января 1938 г. на имя статс-секретаря иностранных дел Г. Шмидта обстоятельный обзор "Французские надежды и опасения в связи с Москвой", составленный после бесед с французским послом Р. Кулондром, который поставил перед посланником два вопроса: каковы его впечатления о положении Литвинова и о возможной переориентации советской внешней политики? Французская дипломатия, видимо, в целях зондажа и дезинформации, прикрытия собственного отхода от линии на коллективную безопасность, поддерживала слухи, что возможно "сближение" между Москвой и Берлином. В этой связи французский посол даже вспомнил о советско-германском сотрудничестве рапалльского периода. В итоге обстоятельной беседы с французским послом австрийский посланник вынес убеждение, что западные державы стремятся поставить Советский Союз в изоляцию перед лицом агрессивных устремлений германского фашизма. Кулондр, конечно, понимал, что посланник немедленно доложит обо всем статс-секретарю, прогерманские симпатии которого, видимо, были известны французскому дипломату.

Австрийский посланник направил в Вену такое заключение: "В действительности дело обстоит так: вопрос "быть или не быть" стоит вовсе не между группами государств, возникшими на почве колониального передела и Версаля и выступающими за статус-кво или за пересмотр его, - между ними возможно мирное единение - вопрос этот стоит между Москвой и всем остальным миром. Если состоится это мирное единение, то Москва испустит свой большевистский дух, а евроазиатское


14 Archiv des Institute fur Zeitgeschichte der Universitat Wien. Berichte der Osterreichischen Gesandschaft in Moskau. ZL. 60/P. "Die Sowjetunion gegenuber den internationalen Ereignissen", S. 7.

15 Ibid. "Haltung und Lage der offiziel-sowjetischen Aussenpolitik", S. 4.

стр. 76


пространство между Днестром и Владивостоком откроет величайшие возможности развернуть осуществлявшееся весьма посредственно до сих пор освоение природных богатств, даже если сохранится достойная внимания Россия в национальных пределах. Если же вместо такого единения дело дойдет до военного конфликта, тогда то, что останется после него, станет неизбежно добычей большевистской гиены"16 .

Как видим, в рассуждениях австрийского посланника (за два месяца до аннексии Австрии) агрессивные пангерманские расчеты соединились с надеждами западных держав на сокрушение Советского государства военной силой фашизма и на освоение необъятных природных богатств "евроазиатского пространства". Данный документ подтверждает вывод, что австрийская дипломатия накануне захвата страны Германией играла роль не защитника национальных интересов, а пособника агрессивных сил империализма, в первую очередь германского фашизма.

Между тем нацисты активизировали свою деятельность в Австрии. Соперничающие их группировки в стремлении не только выслужиться, но и получить свою долю добычи после "решения вопроса" становились все наглее по отношению к своему законному правительству и готовились к авантьорам вплоть до физического устранения германского посла фон Папена, бывшего сторонником постепенного "аншлюса", чтобы дать повод для интервенции германских войск. В годовщину прихода Гитлера к власти, 30 января 1938 г., австрийские нацисты устроили шумные демонстрации и факельные шествия в различных районах страны.

В начале 1938 г. нацистская дипломатия приступила к реализации плана "аншлюса". В конце января фон Папен официально предложил Шушнигу встретиться с Гитлером, чтобы обсудить выполнение июльского соглашения 1936 г. и, возможно, заключить новое соглашение. Уклоняясь от немедленной встречи с фюрером, канцлер вступил в переговоры с Зейсс-Инквартом, признав таким образом его полномочным посредником между Австрией и Германией. (Австрийские нацисты не имели статуса легальной партии и выполняли роль агентуры гитлеровцев. Последние использовали их для того, чтобы выдвинуть свои требования: признать НСДАП в Австрии, полностью подчиняться германской линии в экономических и внешнеполитических делах, включить нацистов в австрийское правительство, наконец, провести референдум (плебисцит) по вопросу об "аншлюсе".)

В этот момент (в начале февраля 1938 г.) в Берлине произошли важные (и неблагоприятные для Австрии) изменения в высшем эшелоне власти: Гитлер отстранил фон Бломберга, Фрича, Нейрата. Он взял в свои руки командование вермахтом, демонстрируя решимость не ограничиваться дипломатическими средствами и прибегнуть к применению военной силы. Министром иностранных дел рейха вместо Нейрата был назначен И. фон Риббентроп. Было принято решение об отзыве фон Палена из Вены. Однако отозванный посол вновь явился в Вену, чтобы передать официальное приглашение Шушнигу на встречу с Гитлером. Канцлер принял приглашение, сделав робкую оговорку, что он готов к переговорам на основе соглашения 1936 г., которое признает австрийскую конституцию.

11 февраля 1938 г. вместе с статс-секретарем Г. Шмидтом К. Шушниг (в сопровождении фон Папена) отправился в Зальцбург, уведомив об этом только в последний момент федерального президента В. Микласа. Рано утром 12 февраля 1938 г. канцлер пересек германскую границу, где в момент проезда высокого гостя германские войска демонстрировали свою боеготовность. Встреча Шушнига и Гитлера, состоявшаяся 12 февраля 1938 г. в Берхтесгадене близ Зальцбурга, вошла в историю как пример политического шантажа, грубого психологического давления


16 Ibid. "Franzosische Hoffnungen und Befurchtungen um Moskau", S. 7 - 8.

стр. 77


на главу суверенного государства, прямых угроз военного вторжения. Об этом свидетельствовал сам Шушниг17 .

Гитлер потребовал, чтобы Шушниг принял продиктованные им условия, в противном случае германские войска вступят в Австрию для наведения "порядка". После грубого шантажа и угроз Шушниг парафировал текст соглашения, которое разрушало основы австрийского суверенитета: оно зафиксировало подчинение Австрии интересам германской внешней политики, предоставление нацистской партии полной свободы деятельности в Австрии, амнистию всем нацистам, независимо от того, какое преступление они совершили, устранение противников нацизма из армии, в частности увольнение начальника генерального штаба А. Янза и другие18 . Гитлер согласился подождать три дня, чтобы текст соглашения мог быть представлен президенту Микласу, однако все условия должны были быть выполнены до 18 февраля, т. е. в течение шести дней. Это был ультиматум.

Коммюнике о встрече в Берхтесгадене, опубликованное 15 февраля, не давало, разумеется, информации ни о существе ультиматума, ни о форме навязывания условий. Гитлер потребовал от Шушнига включения в правительство в качестве министров своих ставленников: Зейсс-Инкварта и Гляйзе-Хорстенау, причем одного в качестве министра безопасности, другого - в качестве военного министра (эти изменения в составе австрийского правительства были произведены 14 февраля). По существу Шушниг капитулировал. Принятие им гитлеровского ультиматума подрывало конституционные основы Австрийского государства. Однако еще оставалась возможность его спасения при условии, что политические партии Первой республики решительно вступят в борьбу за сохранение независимости, получив поддержку внутри страны и от других государств.

В феврале 1938 г. произошли дальнейшие неблагоприятные для Австрии изменения во внешней политике европейских держав. В правительстве Великобритании министром иностранных дел вместо А. Идена, который выразил несогласие с политикой поощрения Гитлера, стал Галифакс. В критический момент Шушниг еще раз обратился к британскому правительству с вопросом: как ему поступить? Галифакс передал Шушнигу: "Правительство его величества не может взять на себя ответственность советовать бундесканцлеру образ действий, который вызовет угрозу для его страны. Против этой угрозы правительство его величества не может гарантировать никакой защиты"19 .

Между тем нацисты в Австрии искусственно нагнетали напряженность, проводили демонстрации в пользу рейха под нацистским флагом, срывали австрийский национальный флаг и одновременно пугали обывателей "коммунистической опасностью". Кризис в Австрии привел к падению курса ценных бумаг, вызвал "бегство капиталов".

Совет министров Австрии на заседании 21 февраля 1938 г. (ставшем последним в истории Первой республики) с большим запозданием пытался выработать программу действий, начиная от идеи плебисцита до решения призвать австрийцев к спасению государства и даже к вооруженному сопротивлению. В этой ситуации Берлин счел необходимым закончить в короткий срок затянувшееся "урегулирование" с Австрией. Папен вручил в Вене свои отзывные грамоты, а экономическому эксперту В. Кепплеру было дано поручение позаботиться об австрийском "наследстве", взять на учет все до последнего шиллинга. Зейсс-Инкварт


17 Schuschnigg K. Im Kampf gegen Hitler. Wien. 1969, S. 215 - 248.

18 Schausberger N. Der Griff, S. 527 - 528; Akten zur deutschen auswartigen Politik 1918 - 1945. Serie D. (далее - ADAP). Bd. I. Dok. N 295, S. 423.

19 Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 1. М. 1973, с. 218.

стр. 78


получает из Берлина одно за другим указания, как ликвидировать австрийское государство и обеспечить ввод германских войск.

После берхтесгаденской сделки в австрийских демократических кругах, в рабочей среде усилилась решимость оказать сопротивление нацистскому натиску, защитить независимость страны20 . Нелегальные "Свободные профсоюзы" распространили листовку-протест против капитуляции. На предприятиях был проведен сбор подписей в защиту свободной, независимой Австрии: за 48 часов 21 - 23 февраля 1938 г. собрано более миллиона подписей и итоги опубликованы в газете "Das Kleine Blatt"21 . Шушниг был вынужден вступить в переговоры с доверенными лицами рабочих организаций. Правительство боялось подъема рабочего движения больше, чем ликвидации государства.

Пока кабинет Шушнига предпринимал маневры, нацисты приступили к реализации завершающего этапа подготовки аннексии: 3 марта 1938 г. в Вену прибыл уполномоченный германского правительства В. Кепплер и на следующий день потребовал от министра иностранных дел Г. Шмидта принять энергичные меры для выполнения берхтесгаденского "соглашения", прежде всего пресечения "бегства капиталов", "упорядочения" валютных операций22 . Это было откровенным и грубым вмешательством в дела суверенного государства.

Только в первых числах марта 1938 г. австрийское правительство решилось объявить плебисцит по вопросу о сохранении суверенитета республики. Шушниг 9 марта объявил, что на 13 марта назначен плебисцит-опрос населения. Правительство призвало население высказаться за "свободную и немецкую", "независимую и социальную", "христианскую и единую" Австрию. По сути дела это был акт отчаяния, хотя Шушниг, конечно, считал его высшим проявлением государственной мудрости. Было очевидно, что австрийское правительство не намерено мобилизовать народ на борьбу за независимость.

Для понимания позиции Великобритании накануне аннексии Австрии ключевое значение имеет запись беседы Гитлера с британским послом Н. Гендерсоном, состоявшейся 3 марта 1938 года. Посол заверил рейхсканцлера, что его правительство желает установить "основу для истинной и сердечной дружбы с Германией", что оно считает перемены в Европе вполне возможными, в особенности "умиротворение в Чехословакии и Австрии". Он развернул программу урегулирования колониальных дел (в форме участия Германии в "новом колониальном режиме") и в Центральной Европе. В ответ прозвучала тирада фюрера о его стремлении "улучшить судьбу немцев в Австрии", защитить их "от угнетения": "В отношении Центральной Европы следует заметить, что в урегулировании своих отношений с родственными странами или со странами с большим количеством немецкого населения Германия не позволит вмешиваться третьим державам, так же как Германии не пришло бы в голову вмешиваться в урегулирование отношений между Англией и Ирландией". В качестве главного аргумента своей агрессивной политики Гитлер и в этот момент выдвигал стереотип - противодействие советской опасности: "Не надо было впускать Советскую Россию в Европу"23 .

Через неделю, 10 марта 1938 г., достигнутое англо-германское взаимопонимание было закреплено во время встречи Галифакса и Риббентропа. Последний представил намеченный правительством Австрии плебисцит как сплошное "надувательство", поскольку он не ставит в центр


20 Hindels J. Osterreichs Gewerkschaften im Widerstand. 1934 - 1945. Wien. 1976, S. 167 ff; Heinisch T. Osterreichs Arbeiter fur die Unabhangigkeit. 1934 - 1945. Europa - Verlag. O. d

21 Das Kleine Blatt, 23.II.1938.

22 ADAP. Bd. I, S. 460.

23 Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. 1, с. 56, 57.

стр. 79


внимания присоединение к рейху. Галифакс в ответ заметил, что не посвящен в детали дел в Австрии, но считает, что статус-кво в Восточной Европе не может быть вечным. "Он подчеркнул, что Англия не имеет намерения "блокировать Австрию". "Англия признает, что здесь речь идет о проблеме, которая касается в первую очередь Германии"24 . По существу, состоялась сделка Германии и Великобритании за счет суверенного государства, которую можно считать пробным шагом перед конференцией в Мюнхене в сентябре 1938 г., где жертвой сделки стало другое суверенное государство - Чехословакия.

Утром 10 марта начальнику штаба верховного главнокомандования вермахта генералу В. Кейтелю и начальнику ведомства верховного командования вермахта полковнику А. Йодлю был дан приказ подготовить на 12 марта 1938 г. "операцию Отто". Начальнику штаба сухопутных сил генералу Л. Беку было поручено до 18 часов отдать приказ о вводе войск в Австрию. Австрийскому министру Гляйзе-Хорстенау была поручена "дипломатическая" миссия: отправиться в Вену, чтобы ультимативно поставить перед своим правительством вопрос о переносе плебисцита. В тот же день, в 16.30, Л. Бок был назначен командующим 8-й армией, на которую возлагалась задача вторжения. "Там, где австрийские войска окажут сопротивление, его следует сломить силой", - таков был приказ Гитлера. Общая численность армии вторжения достигала 100 тыс. человек, включая танковый корпус под командованием генерал-лейтенанта Г. В. Гудериана, военно-воздушные силы (300 "юнкерсов"), а также 40 тыс. полицейских. Йодль записал в своем дневнике 11 марта 1938 г.: "Директива N 1 исходит от фюрера 11.3 в 2.00 без подписи, в 13 часов с подписью. Сухопутным войскам придаются войска СС в количестве 40 000 человек, полиция и соединения "Тотенкопф" Верхней Баварии в качестве 2-го эшелона"25 .

11 марта 1938 г. вошло в австрийскую историю как черный день. Ранним утром в Вену поступило сообщение, что на германской стороне наблюдаются передвижения войск, а сама граница закрыта. Австрийские пограничные власти отдали распоряжение проверить боевую готовность, а армия получила приказ о мобилизационной готовности. Ультиматум Гитлера, представленный правительству Шушнига двумя австрийскими министрами, требовал отменить в течение двух часов плебисцит. Шушниг уклонился от принятия ультиматума. Тем временем в некоторых землях Австрии нацисты решили взять власть в свои руки явочным порядком. В поисках компромисса Шушниг предложил выход из положения - провести плебисцит по двум вопросам: "за Австрию и Шушнига" и "за Австрию без Шушнига". Нацисты тотчас отвергли такой компромисс и потребовали безусловного принятия ультиматума.

Утром 11 марта правительство рейха вновь направило своего эмиссара Кепплера в Вену. Одновременно геббельсовская пропаганда пустила в ход лжеинформацию о якобы начавшихся в Вене "коммунистических беспорядках". В 18 ч. 10 мин. в Вене было передано официальное сообщение о том, что плебисцит откладывается по "техническим причинам". После неудавшейся попытки Зейсс-Иикварта совместно с германским военным атташе генералом Муффом заставить президента подписать акт о новом правительстве в 18 ч. 30 мин. в резиденцию главы австрийского государства на Балльхаузплатц явился эмиссар гитлеровского правительства Кепплер, имея на руках список министров нового австрийского кабинета.

Австрийское правительство пыталось оттянуть развязку в надежде получить обнадеживающие вести от своих представителей в Лондоне, Париже и Риме. В критический момент 11 марта оно запросило официаль-


24 Там же, с. 71.

25 Цит. по: Дашичев В. И. Ук. соч. Т. 1, с. 220.

стр. 80


но правительства Англии, Франции и Италии об их позиции. Франция ответила, что не может ничего предпринять. Галифакс сообщил, что британское правительство не может дать никаких гарантий и даже какого-либо совета. Италия воздержалась от высказываний. Тем временем в Берлине были получены идентичные ноты Англии и Франции, которые высказались против применения силы в отношении Австрии.

Шушниг подал в отставку и в 20 ч. выступил по радио с сообщением, что Германия предъявила ультиматум с угрозой вторжения и что он и президент, уступая насилию, в этот "серьезный час" отдают указание австрийским вооруженным силам отступить без сопротивления, чтобы не пролить "немецкую кровь"26 . В тот же час в Берлине было принято окончательное решение о вводе войск в Австрию. В директиве N 2, изданной в 20 ч. 45 мин. 11 марта 1938 г., отмечено, что "требования германского ультиматума австрийскому правительству не выполнены", поэтому 12 марта на рассвете германские войска вступили в австрийские города с целью ... избежать кровопролития27 .

До позднего вечера 11 марта продолжалась в Вене циничная инсценировка "урегулирования" правительственного кризиса. Президент Миклас пытался оттянуть назначение Зейсс-Инкварта федеральным канцлером, однако в 23 ч. под прямым давлением и угрозами он подписал акт, который гласил: "Федеральный президент под давлением внутриполитического положения поручил федеральному министру Зейсс- Инкварту руководство ведомством федерального канцлера для поддержания спокойствия и порядка". В 23 ч. 14 мин. это официальное сообщение было передано для опубликования. Нацисты устроили шумную демонстрацию и факельное шествие. Они считали, что дело сделано, создано "национальное" правительство и нет необходимости вводить германские войска. Однако Берлин имел иные планы: Гитлер решил продемонстрировать силу вермахта и не отменил приказ о вводе войск28 .

На рассвете 12 марта 1938 г. германские войска вторглись на территорию Австрии. Это было осуществлено силами 8-й армии и танкового корпуса Гудериана; они заняли стратегические пункты и города Австрии, не встретив нигде сопротивления.

В 5 ч. утра почти одновременно с началом вторжения войск под Веной приземлился самолет, доставивший шефа СС и гестапо Гиммлера в сопровождении Гейдриха и других нацистских карателей. В первую неделю после аннексии в Австрии было арестовано около 70 тыс. ни в чем не повинных людей. Вскоре в страну приехал Гитлер. Он проследовал через Браунау в Линц, где вечером заявил с балкона ратуши, что выполнил свою миссию: вернул рейху "дорогую родину". Он; отдал распоряжение подготовить "закон об аншлюсе".

13 марта был подготовлен текст закона о воссоединении Австрии с рейхом. Зейсс- Инкварт, собрав новых министров на 5-минутное совещание, объявил, что фюрер поручил ему принять закон, объявляющий Австрию землей "рейха". При этом было вновь подчеркнуто, что всякое сопротивление будет сломлено вермахтом. Одновременно в Берлине был опубликован закон, по которому Гитлер стал главой австрийского государства. Австрийское правительство получило статус "земельного правительства", а Зейсс-Инкварт - звание "имперского штатгальтера" в "Остмарке" - так стала именоваться Австрия. 15 марта 1938 г. в Вене была устроена шумная манифестация, во время которой выступил Гитлер. На следующий день он объявил, что немецкое государство стало "Великой Германией".


26 Wiener Zeitung, 12.III.1938.

27 Der Prozeb gegen die Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Militargerichtshof. Bd. XXXIV, Dok. 182 - C, S. 774.

28 Ibid. Bd. XXXI, Dok. 2949.

стр. 81


Позиция Советского Союза, выступавшего за коллективную безопасность, в защиту суверенитета больших и малых стран, была благоприятной для Австрийской республики, хотя отношения его с тогдашним австрийским правительством были натянутыми. Благоприятная для защиты австрийского суверенитета позиция СССР определялась тем, что он заключил союзные договоры не только с Францией, но и с Чехословакией против возможной нацистской агрессии. Отношения СССР с Германией неуклонно ухудшались в течение всего времени с момента установления в ней фашистского режима.

Ознакомление с советскими и австрийскими дипломатическими документами, особенно с неопубликованными текстами, хранящимися в Австрийском Государственном архиве, убеждает в том, что австрийские представители в Москве старались уклоняться от обсуждения вопросов о взаимной поддержке или об участии в коллективных мерах по сохранению мира. Даже косвенно они не поинтересовались, какую позицию займет Советское правительство в случае угрозы суверенитету Австрии.

В донесении от 2 февраля 1938 г. австрийский представитель сообщал из Москвы статс- секретарю Г. Шмидту, что в соответствии с инструкциями он подчеркивает здесь, что руководящие круги германского рейха склонны соблюдать июльское соглашение 1936 г., что для тревожных слухов и суждений, в частности для такого рода публикаций в советской печати нет никаких оснований. Дело в том, что "Правда" опубликовала 2 февраля статью, в которой подчеркивалась опасная тенденция со стороны нацистской Германии, которая рассматривает Дунайский бассейн как путь для проникновения в Юго- Восточную Европу и на Балканы, было обращено внимание на подготовку нацистами провокации для захвата Австрии, вплоть до покушения на германского дипломатического представителя. Однако австрийский посланник в Москве отвергал всякие выражения тревоги и озабоченности.

После берхтесгаденской встречи 18 февраля австрийские представители направили министру иностранных дел Австрии Шмидту (он стал министром именно в этот промежуток времени) донесение под названием "Позиция Советского Союза в отношении берхтесгаденской встречи и реорганизации правительства в Австрии"29 . Характеризуя обеспокоенность в Москве судьбой австрийской нации, австрийские представители изображали позицию СССР как попытку "лезть не в свои дела": "Москва полагает, что в общем и целом она смотрит на события с весьма высокой башни, причем она представляет события эти по старой схеме как особенно яркий пример полной беспомощности (неспособности оказать сопротивление), особенно западных демократий в отношении "агрессоров". "Здесь все изображают в серых тонах, отчасти именно так себе это и представляя". Со злой иронией австрийские дипломаты передавали отклики в советской печати на берхтесгаденскую встречу Гитлера и Шушнига и последовавшую затем реорганизацию австрийского правительства: дескать, бедная Австрия капитулирует перед "германским фашизмом". Таким образом, в период кризиса австрийские представители полностью игнорировали возможности благожелательного обсуждения по дипломатическому каналу путей спасения суверенитета их государства при содействии других стран и, возможно, международного сообщества.

14 марта 1938 г., как зафиксировано в документе, хранящемся в Архиве внешней политики СССР, временный поверенный в делах Швиннер пришел в советское дипломатическое ведомство в "довольно угнетенном и растерянном состоянии". Он вручил ноту, которая уведомляла Совет-


29 Archiv des Institute fur Zeitgeschichte der Universitat Wien. Zl. 60/P. "Haltung der Sowjetunion zur Berchtesgadner Entrevue und der Regierungsumbildung in Osterreich".

стр. 82


ское правительство, что федеральный президент вышел в отставку, что 13 марта издан закон, согласно которому Австрия объявлена "землей" германского рейха. Для австрийского дипломата оставалось не ясным, как будут поддерживаться в будущем отношения Австрии с другими государствами, если они будут вообще30 .

В тот же день нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов направил в ЦК ВКП(б) письмо, в котором была дана оценка последствий "аншлюса": "Захват Австрии представляется величайшим событием после мировой войны, чреватым величайшими опасностями и не, в последнюю очередь для нашего Союза"31 . 17 марта 1938 г. Советское правительство направило правительствам Великобритании, Франции, Чехословакии и США ноты с текстом заявления наркома иностранных дел СССР. В заявлении от имени Советского правительства был решительно осужден акт агрессии, совершенный нацистской Германией в центре Европы и создавший опасность для ряда европейских государств, граничащих с агрессором. В результате аннексии Австрии особенно большая угроза нависла над Чехословакией. "Нынешнее международное положение, - говорилось в заявлении, - ставит перед всеми миролюбивыми государствами, и в особенности великими державами, вопрос об их ответственности за дальнейшие судьбы народов Европы, и не только Европы"32 .

Заявление Советского правительства могло стать отправным пунктом для международных переговоров и коллективных действий в целях предотвращения дальнейшей экспансии фашизма. Советское правительство заявило, что согласно немедленно приступить к обсуждению с другими державами в Лиге наций или вне ее практических мер, диктуемых обстоятельствами: "Завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую недвусмысленную позицию в отношении коллективного спасения мира"33 .

15 марта НКИД СССР посетил с целью обмена мнениями о событиях в Австрии посланник Чехословакии Фирлингер, который был принят В. П. Потемкиным. "Посланник констатирует, - гласит запись беседы, - что эти события создают для Чехословакии серьезную угрозу". В Праге понимали, что "Германия может теперь давить на Чехословакию и со стороны австрийской границы", что есть и другая опасность: "Ведь Гитлер может избегнуть открытого военного нападения на Чехословакию. Он может действовать через судетских немцев, организуя и вооружая их для внутренней борьбы с чехословацким правительством"34 .

В марте 1938 г. стало ясно, что следующим объектом агрессии станет Чехословакия, хотя даже в узком кругу Гитлер не раскрывал сроков следующих акций. Йодль в своем дневнике записал: "После аншлюса Австрии фюрер высказывает мысль, что решение чешского вопроса не представляется ему срочным. Сначала нужно переварить Австрию. Однако следует энергично продолжать подготовительные мероприятия к проведению плана "Грюн", их надо будет снова пересмотреть ввиду изменившегося стратегического положения после аншлюса Австрии"35 . План "Грюн", как известно, был планом расчленения и ликвидации Чехословакии. По существу это была другая сторона плана "Отто", и никаких пауз в их осуществлении не было. Уже 18 марта 1938 г. германский посланник Э. Эйзенлор телеграфировал из Праги, что вместе с лидерами судетских немцев приступил к подготовке подрывных акций


30 Документы: внешней политики СССР. Т. XXI. М. 1977, с. 123 - 124.

31 История внешней политики СССР. Т. 1. (1917 - 1945 гг.). М. 1986, с. 333.

32 Документы внешней политики СССР. Т. XXI, с. 128.

33 Там же, е. 128 - 129.

34 Там же, с. 125.

35 Цит. по: Дашичев В. И. Ук. соч. Т. 1, с. 221.

стр. 83


против чехословацкого правительства36 . На совещании в дипломатическом ведомстве 29 марта 1938 г. были выработаны установки для судето-немецкой партии и требования к чехословацкому правительству: "Судетские немцы должны знать, что за их спиной стоит 75-миллионный народ, который не потерпит дальнейшего угнетения судетских немцев чехословацким правительством"37 .

Каковы основные экономические последствия присоединения Австрии к германскому рейху в 1938 году? В результате аннексии рейх увеличил сферу господства на 18%, а численность населения - на 10%. Людской потенциал рейха достиг 75 млн. человек. Германский рейх, не прибегая к войне, захватил больше, чем потерял по Версальскому миру в 1919 году38 . Важное значение имели резервы квалифицированной рабочей силы в Австрии, в частности почти полумиллионная армия безработных. Особое значение имела возможность пополнить вермахт обученным резервом из австрийских контингентов, которые увеличивали военный потенциал рейха по крайней мере на 8 дивизий.

Германский рейх, переключив свой промышленный потенциал на производство вооружений в соответствии с "четырехлетним планом", уже в 1937 г. испытывал не только нехватку стратегического сырья, но и дефицит валюты для его приобретения. Аннексия Австрии дала германскому рейху не только прямое наращивание промышленного потенциала, но и решение проблемы дефицита сырья и валюты. Германские монополии получили в свое распоряжение австрийскую сталелитейную промышленность, которая имела хорошо поставленное производство качественных (легированных) сортов стали; машиностроительные заводы, в частности производство автомобилей и других транспортных средств; тогда еще обильные и доступные даже в случае континентальной блокады источники сырья (железной руды, магнезита и графита); природные ресурсы, обеспечивавшие снабжение не только продуктами питания, но и лесом, деловой древесиной, столь необходимой для целлюлозной промышленности.

Особенно важное значение имели для рейха золотые и валютные резервы Австрии. По состоянию на 31 декабря 1937 г. золото-валютные резервы Австрийского Национального банка составляли 471,49 млн. милл. (или 235 млн. рейхсмарок). Если учитывать находившиеся в частном владении золотые и валютные состояния (на 1750 млн. шилл.), а также другие ценности, то на территории Австрии в момент аннексии имелось валютных ценностей более чем на 2,7 млрд. шиллингов. Валютный же резерв Рейхсбанка составлял всего 76 млн. рейхсмарок. Как отмечают австрийские исследователи, аннексией Австрии германский рейх увеличил свои запасы валюты в 18 раз!39 .

И с международно-правовой, и с исторической точек зрения, то, что Гитлер сделал с Австрией в марте 1938 г., было не аншлюсом, а аннексией. Этот вывод соответствует принципам общедемократического правосознания и ленинскому определению аннексии как присоединения малой или слабой народности к большому или сильному государству без ясно и добровольно выраженного согласия и желания этой народности40 . Нацистский рейх совершил аннексию суверенного австрийского государства, готовясь к новым агрессивным действиям и развязыванию войны за мировое господство.


36 Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т. 1, с. 79 - 80.

37 Там же, с. 82 - 83.

38 Neue Zurcher Zeitung, 15.III.1938.

39 Schausberger N. Der Anschlub und seine okonomische Relevanz. In: Protokoll des Symposiums in Wien am 14. und 15. Marz 1978. Sonderdruck. Wien. 1981, S. 268 - 269.

40 См. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 14.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/АННЕКСИЯ-АВСТРИИ-РЕЙХОМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. АХТАМЗЯН, АННЕКСИЯ АВСТРИИ РЕЙХОМ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.08.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/АННЕКСИЯ-АВСТРИИ-РЕЙХОМ (date of access: 15.10.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. АХТАМЗЯН:

А. А. АХТАМЗЯН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes

Related Articles
Реплика. Компрессия данных
19 hours ago · From Михаил Идельчик
В макроскопической реальности гравитация определяется массой. В микроскопической реальности, где масса частиц практически нулевая, действует вращательный вид гравитации. Вращательный вид гравитации формируется посредством вращающихся микрочастиц, которые закручивают вокруг себя гравитонные сферы, которые, как в водовороте, притягивают микрочастицы друг к другу.
Catalog: Физика 
Энтропия и релятивизм 2
Catalog: Философия 
21 hours ago · From Михаил Идельчик
Текстовый фрактал
2 days ago · From Михаил Идельчик
Реплика. Пятый постулат в теории информации
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Опыты с Информацией
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Информация. Критерий Винера
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Родителем нашей науки как зданья, единого принципом, есть Аристотель, оперший Познанье на имманентизм — примат зримого, бренного мира над тайным нам миром Причины: над Богом, Творцом — Сатаны, Его тени, над Сердцем — Ума.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
КТО ПРОТИВ КОГО УСТРОИЛ ЗАГОВОР?
5 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ МАСОНЫ XX ВЕКА
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
АННЕКСИЯ АВСТРИИ РЕЙХОМ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones