Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7964

Share with friends in SM

В постановлении Центрального Комитета партии от 15 ноября 1938 года "О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)" указывается на необходимость борьбы против упрощенчества и вульгаризации в толковании ряда вопросов теории марксизма-ленинизма. В постановлении говорится, что "в исторической науке до последнего времени антимарксистские извращения и вульгаризаторство были связаны с так называемой "школой" Покровского, которая толковала исторические факты извращенно, вопреки историческому материализму, освещая их с точки зрения сегодняшнего дня, а не с точки зрения тех условий, в обстановке которых протекали исторические события и, тем самым, искажала действительную историю".

Вскрытие грубейших ошибок, заключающихся в произведениях Покровского, ликвидация вреда, принесенного антимарксистскими извращениями так называемой "школы" Покровского, является необходимым условием для развития исторической науки". Необходимо разворошить самым основательным образом наследство исторической "школы" М. Н. Покровского, до конца разгромить его.

В деле разоблачения антимарксистской, антиленинской концепции М. Н. Покровского до сих пор главное внимание уделялось истории СССР. В нашей марксистской критической литературе еще не было основательно показано, как М. Н. Покровский перенес свою неправильную, вредную, антиисторическую концепцию и на историю западноевропейских стран и Америки. Между тем влияние вредных, ошибочных установок М. Н. Покровского в этих вопросах продолжает ощущаться и по настоящее время, и против них необходимо повести борьбу развернутым фронтом.

В настоящей статье мы остановимся на концепции буржуазных революций у М. Н. Покровского.

* * *

Центральной проблемой буржуазных революций в Западной Европе и Америке для Покровского является борьба против торгового капитала. Вот суждение М. П. Покровского о французской буржуазной революции: "Во Франции, в конце XVIII века, промышленный капитал, при помощи крестьянской и рабочей революции, выкинул из седла старый торговый капитал, тесно связанный с земельной собственностью, а потом сам уселся на место купцов и помещиков"1 .

Как видно из этой характеристики, М. Н. Покровский отрицал господство в дореволюционной Франции феодальных порядков - он считал, что во Франции господствовал "торговый капитализм".

Такая характеристика отнюдь не случайна: вот ее дальнейшее развитие.

"Нужно некоторое усилие фантазии, - пишет Покровский, - чтобы представить себе, что в образе этой борьбы за свободу против самодержавия в сущности, шла ожесточенная борьба двух форм капитализма, борьба торгового капитала с промышленным капиталом, борьба, происходившая всюду: это явление мировое, а вовсе не специально русское. Французская революция была одним из эпизодов этой борьбы, германская революция 1848 г. была одним из эпизодов этой борьбы"2 .

Здесь М. Н. Покровский вопреки классикам марксизма-ленинизма, с исчерпывающей полнотой вскрывшим содержание буржуазных революций как борьбы капитализма против феодализма,дает свою универсальную схему содержания буржуазных революций, подменяя феодализм излюбленным им "торговым капитализмом".


1 М. Н. Покровский "Русская история в самом сжатом очерке", стр. 44. М. и Л. 1929.

2 М. Н. Покровский "Очерки по истории революционного движения в России XIX-XX вв.". Курс лекций, стр. 14. М. 1924.

стр. 81

Могущественный торговый капитал (Покровский идентифицирует понятия "торговый капитал" и "торговый капитализм"), оказывается, не только разгуливал в "шапке мономаха" по необ'ятным российским весям и долам от XVI века до самого XX столетия: этот же торговый капитал в разных обличьях и костюмах расхаживал и но Западной Европе. Он переправился также и за океан и действовал там от имени президентов Соединенных штатов Америки.

"Торговый капитал, - говорит Покровский, - эксплоатирующий самостоятельного мелкого производителя, не вмешивающийся в производство и не создающий производства, не организующий его, оперирует при помощи внеэкономического принуждения. Его особенностью, его наиболее типичным созданием, которое на русской почве не развивалось и не расцвело, является плантация, плантация, скажем, южных штатов Северной Америки: хлопчатобумажные или табачные плантации с неграми-невольниками, которые представляют собой... типичное произведение торгового капитала"1 .

Высказанные здесь Покровским мысли свидетельствуют о том, до какой степени смутным и путаным было представление М. Н. Покровского об американском плантационном рабстве. Ведь в начале цитаты М. Н. Покровский утверждает, что торговый капитал в Америке эксплоатирует самостоятельного мелкого производителя и не вмешивается в производство. Между тем общеизвестно, что американский черный невольник - отнюдь не "самостоятельный мелкий производитель". Хороша "самостоятельность" этого участника крупного плантационного хозяйства, живущего в казарме, не имеющего земли, инвентаря, работающего под ежеминутной угрозой получить удар от хозяйских надсмотрщиков и погонщиков или от самого плантатора (на небольших плантациях)!

Здесь яркий пример неуважения М. Н. Покровского к фактам, неуважения глубокого, "принципиального", вытекающего из его основной методологической установки - рассматривать историю как материал, в котором воплощается его, М. Н. Покровского, абстрактно-социологическая схема2 .

Как мы видели, М. Н. Покровский констатировал победоносное шествие "торгового капитала" в странах европейского континента и в Америке. Исключение из общей схемы составляет одна Англия, которой М. Н. Покровский посвящает специальные замечания.

В Англии "промышленный и торговый капиталы необыкновенно счастливо для них размежевались, - находит Покровский, - торговый переместился в колонии и там до наших дней держался той системы, которая ему свойственна, а промышленный капитал оставался в Англии и там господствовал, - благодаря этому разделению труда, лишь изредка разражались там более или менее острые конфликты. Одним из таких конфликтов была американская революция XVIII века, а другой развивается на наших глазах. Если исключить эти конфликты, в общем и целом в Англии и промышленный, и торговый капитализм уживались мирно на всем протяжении, но это только английское своеобразие, как и многие другие английские своеобразия"3 .

Говоря об Англии, М. Н. Покровский "попутно" констатирует, что и американская революция конца XVIII века вполне подходит под его общую схему борьбы промышленного капитализма против "торгового", с той лишь особенностью, что в Америке не промышленный капитализм победил "торговый", а, наоборот, "торговый капитализм" победил промышленный. Тот, кто согласится с этим заключением М. Н. Покровского, неизбежно придет к выводу о том, что победа американской революции и образование заатлантической буржуазно-демократической республики были событиями реакционного порядка, между тем как Маркс считал американскую революцию "набатным колоколом для среднего класса Европы", а Ленин также весьма высоко ценил прогрессивное значение американской войны за независимость4 .

От Америки М. Н. Покровский переходит к Англии и заявляет, что своеобразие этой страны, и именно этой страны, проявилось в преобладании в ней не торгового, а промышленного капитала.

Сначала делается экскурс в историю. "Где в Англии мужик? - спрашивает М. Н. Покровский и отвечает: - Был когда-то, но уже для XVI века можно


1 М. Н. Покровский "Очерки по истории революционного движения в России XIX-XX вв.". Курс лекций, стр. 15. М. 1924.

2 Вообще следует отметить большое количество фактических ошибок в небольшом сравнительно количестве высказываний М. Н. Покровского о новой истории. Так, паровоз Стефенсона оказывается изобретенным в 1830 году, а не в 1814; Наполеон отказывается от одной из статей декларации прав, тогда как на самом деле он отменил ее целиком, не включив ее в конституцию республики и т. д.

3 М. Н. Покровский "Очерки по истории революционного движения в России XIX-XX вв.", стр. 14.

4 См. В. И. Ленин. Соч. Т. XXIII, стр. 176 и сл.

стр. 82

спорить, встречался ли тогда этот вымерший тип, а в XVIII веке, с исчезновением мелкого землевладения, исчезла, казалось, экономическая возможность этого типа. XIX век знает в самой Англии только юридически вполне свободных англичан. Откуда бы взяться такому феодальному типу, как юнкер? Но, во-первых, далеко не те же свободные отношения существовали уже в соседней Ирландии. Владельцами плантаций в Виргинии и Ямайке, где работали тысячи невольников-негров, купленных, как скот, были младшие сыновья тех самых лордов, которые сделали свободными пролетариями последних английских мужиков в XVIII столетии. И в том же XVIII столетии у Англии завелся огромный коллективный "заморский мужик" в лице цветного населения захваченных ею колоний. Новейшее английское юнкерство воспиталось именно на этом мужике, на египетском феллахе, на негре и, в особенности, на индусе"1 .

Здесь М. Н. Покровский, забывая о том, что еще недавно он решительно отвергал феодальный характер колониального рабства ("плантация есть явление капиталистического хозяйства, не феодального"2 ), открывает в Англии XIX-XX веков феодальных юнкеров, эксплоатирующих феодального "заморского мужика", ввиде негров-рабов.

Мысль о том, что нельзя изучать историю Англии в отрыве от истории ее колоний и доминионов, сама по себе правильная. В изложении Покровского, однако, это правильное положение преподносится в искаженном виде. Вопрос об элементах феодальных отношений в Англии ставится механистически, без учета специфики отношений между метрополией и колониями. Далее, М. Н. Покровский в своей аргументации допускает ряд фактических несоответствий.

Покровский считал, что владельцами плантаций в Виргинии и Ямайке были младшие сыновья тех лордов, которые сделали свободными пролетариями "последних английских мужиков" в XVIII веке3 . Неправильна здесь ссылка на Виргинию, потому что, как известно, с 1776 года Виргиния не только фактически, но даже и формально перестала быть английским владением. Таким образом, формирование английского юнкерства в XIX веке на базе земельных владений в Виргинии не могло иметь места, ибо виргинские землевладельцы в это время давно уже стали американскими гражданами.

Неудачна и ссылка на египетских феллахов, которые завелись у Англии якобы в XVIII столетии. Феллахи в этот период не подходят для роли "заморских мужиков" по той простой причине, что Египет фактически был превращен в английскую колонию лишь в конце XIX века, с 1882 года, после восстания Араби-паши4 .

Какими же хронологическими рамками ограничивается, по мнению М. Н. Покровского, господство "торгового капитализма" в Западной Европе? Этот вопрос стоит в тесной связи с тем, как М. Н. Покровский строит периодизацию всемирной истории. По мнению Покровского, в России "торговый капитал", "закоченевши почти без перемен", царил от Ивана Грозного до начала XX века5 . Во Франции "торговый капитал", по его мнению, воцарился еще раньше, в конце XIII - начале XIV века.

Во Франции, по мнению Покровского, уже при Филиппе Красивом (1285 - 1314) складывается национальное государство "торгового капитала". В XVII веке быстрое развитие капитализма и в Англии и во Франции "приводит к окончательной ликвидации феодальных отношений и в той и в другой"6 . После того как во Франции установился "торговый капитализм", он оставался там вплоть до самого XX века, за исключением короткого периода французской революции, консульства и империи. Очевидно, во Франции "торговому капиталу" мономахову шапку пришлось сменить на "демократический котелок"7 . Однако в XX веке, по утверждению М. Н. Покровского, во Франции господствовало "мелкое, т. е. докапиталистическое производство", несмотря на то что Франция первая из стран материка Европы "познакомилась" с капитализмом.

Механистический, антиисторический характер этого построения Покровского резко бросается в глаза. Выходит, что во Франции, так же как и в России, "торговый капитализм" в "закоченевшем состоянии" просуществовал до XX века; в XX же веке во Франции господствовало докапиталистическое мелкое хозяйство. Конечно, для капиталистического способа про-


1 М. Н. Покровский. Сборник "Империалистская война", стр. 63. М. 1928.

2 М. Н. Покровский "Очерки по истории революционного движения в России XIX-XX вв.", стр. 15. М. 1924.

3 М. Н. Покровский. Сборник "Империалистская война", стр. 53.

4 Даже если взять период кондоминиума, то придется датировать с 1875 года.

5 М. Н. Покровский. Сборник "Марксизм и особенности исторического развития в России", стр. 96. Л. 1925.

6 В ряде других мест Покровский утверждает, что в начале XIX века в Англии сохранилось гораздо больше феодальных пережитков чем во Франции (статья в сборнике "Дипломатия и война царской России").

7 М. Н. Покровский "Франция до и во время войны", стр. 7. М. 1918.

стр. 83

изводства отнюдь не типично существование мелких собственников средств производства - крестьян-середняков и ремесленников. При капиталистическом производстве мелкий собственник экспроприируется. Однако капиталистический способ производства не встречается в "чистом" виде - и мелкое землевладение во Франции имело капиталистический характер, приносило прибыль, создавая при этом капиталистическую абсолютную и диференциальную ренту. Проблемы французской парцеллы совершенно не поняты Покровским. В его изложении в предвоенной Франции существуют одновременно, не будучи связаны между собой, докапиталистическое мелкое землевладение, "торговый капитал" и ростовщичество, а также современные банки. Загадка такого сожительства, по мнению М. Н. Покровского, об'ясняется весьма просто: надо учесть географические и климатические условия во Франции, живучесть там мелкого производства, трудность проникновения машины в виноградные, плодовые и огороднические хозяйства, хозяйственный и бытовой индивидуализм французского крестьянина1 .

Вот как М. Н. Покровский пытался обосновать свой подход к истории Франции: "...в основных чертах развитие хозяйства во всех странах мира идет совершенно одинаково, и если одна страна непохожа на другую, если эскимосы до сих пор не вышли из каменного века, а обитатели маленького выступа Азии, называемого "Западной Европой", живут в веке машинном, то виноваты в этом прежде всего климат и другие географические условия".

Общая антиисторическая концепция развития Франции в XIII-XX веках приводит Покровского к неправильной оценке исторического значения французской буржуазной революции конца XVIII века. Убожество и беспомощность теории М. Н. Покровского в оценке исторической роли французской буржуазной революции особенно резко бросаются в глаза при сопоставлении ее с оценкой классиков марксизма. Ленин писал о французской буржуазной революции:

"Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком Французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии, интересам которой они служили, хотя они этого и не сознавали, прикрываясь словами о свободе, равенстве и братстве...

Всякий, сознательно относящийся к истории, скажет, что Французская революция, хотя ее и разбили, все-таки победила, потому что она всему миру дала такие устои буржуазной демократии, буржуазной свободы, которые были уже неустранимы"2 .

О прогрессивном значении французской буржуазной революции чрезвычайно четко сказано и в постановлении Жюри Правительственной комиссии о кратком курсе учебника по истории СССР. Оценка, данная в этом постановлении, бьет по абстрактно-социологической, антиисторической, концепции М. Н. Покровского и его "шкоды".

"Отрыжки схоластических методов, - говорится в постановлении Жюри, - заменяющих марксистское освещение исторических событий, приклеивание ярлыков различным общественно-экономическим формациям и событиям находят, например, свое выражение в неумении понять и оценить историческое значение французской буржуазной революции, которая разделалась с абсолютизмом и феодализмом, как никакая другая буржуазная революция, и роль якобинцев как наиболее решительных представителей революционного класса своего времени - буржуазии.

...Не дав ясной характеристики достижений французской буржуазной революции в деле борьбы с феодализмом, авторы вместе с тем не сумели охарактеризовать ограниченности французской буржуазной революции, которая сменила один вид классового господства и эксплоатации другим видом классового господства и эксплоатации - более прогрессивным"3 .

Покровский видит только одну сторону французской и других буржуазных рево-


1 М. Н. Покровский "Очерк истории русской культуры". Ч. 1-я, стр. 55. 1923. 5-е изд.

Не случайно у М. Н. Покровского стирается грань, отделяющая Францию домонополистического капитализма от Франции империалистической. Последователь Гильфердинга, Покровский главный признак империализма видит в высоких покровительственных тарифах. Не находя во Франции запретительной системы пошлин, М. Н. Покровский в своей работе "Франция до и во время войны" при характеристике французского капитализма в предвоенный период вовсе обходит проблему монополистического капитализма и ничего не говорит о французском империализме.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 304.

3 Постановление Жюри Правительственной комиссии по конкурсу на лучший учебник для 3 - 4-го классов средней школы по истории СССР, стр. 37. Из сборника "К изучению истории". Партиздат. 1937.

стр. 84

люций - установление буржуазной эксплоатации. Он разоблачает эксплоататорский характер деклараций прав человека и гражданина и американской декларации независимости. Он считает, что американские декларации, так же как и французская "Декларация прав человека", являются памятником монархической, а не республиканской идеологии. Нужно сказать, что и относительно французской декларации такое утверждение является весьма спорным. Что же касается американских деклараций, как провинциальных, так и декларации, принятой континентальным конгрессом в 1776 году, то стоит только заглянуть в текст, чтобы убедиться, что она резко направлена против монархической власти и является обвинительным актом против короля Георга III.

Далее, Покровский всячески подчеркивает эксплоататорский характер буржуазной демократии. "Лишь небольшой натяжкой, - пишет М. Н. Покровский, - будет, что "когда в эту эпоху" (от основания республики Кальвина в Женеве до появления "Коммунистического манифеста". - А. Е. ) "говорили о правах человека", "под этим разумелись привилегии буржуазии".

В известном смысле это утверждение М. Н. Покровского верно. Действительно, господство феодальных классов сменялось господством буржуазии. Но это только одна сторона вопроса.

О том, что утверждение буржуазной собственности было разрушением феодальной собственности, что в свое время это было чрезвычайно прогрессивным моментом, - об этом Покровский не говорит. Это противоречило бы его идее топтания на месте "закоченелого" "торгового капитала", противоречило бы схеме Покровского, отрицающей научную периодизацию истории, указанную Марксом, Энгельсом, Лениным, Сталиным.

Характерна трактовка Покровским причин падения якобинской диктатуры: "Измены и раздоры вождей мелкой буржуазии (Дантон, Робеспьер, Эбер, Шометт) создали благоприятную почву для буржуазной контрреволюции (заговор "9 термидора" - 27 июля - 1794 года). После этого гниение и распад демократической революции продолжались еще пять лет, пока переворот (18 брюмера - 9 ноября - 1799 года) не привел к установлению военной диктатуры в лице Наполеона Бонапарта (1769 - 1821). Запоздалая попытка пролетариата захватить власть и установить социалистическую республику (Бабеф. 1760 -1797) была последним отпором нараставшей буржуазной реакции"1 .

В этом отрывке М. Н. Покровский говорит, что после буржуазной контрреволюции 9 термидора еще пять лет продолжались гниение и распад демократической революции. Такая характеристика является неверной, потому что после контрреволюционного термидорианского переворота установилась диктатура крупной буржуазии, которая производила систематический разгром государственного аппарата, оставшегося ей в наследство от якобинской диктатуры. Под демагогическими лозунгами "ликвидации деспотической диктатуры Робеспьера" производился разгром оформившихся при якобинской диктатуре органов и одновременно создание и укрепление государственного аппарата крупной буржуазии. До 18 брюмера еще сохранялась парламентская форма, а после 18 брюмера установилась бонапартистская диктатура.

М. Н. Покровский заимствует свое утверждение о том, что при термидорианском Конвенте продолжалось революционное правление, у буржуазного историка Олара. По мнению Олара, вообще правительства разделяются на конституционные и революционные. К революционным он относит правительства, которые существуют и действуют не на основе конституции. Термидорианский Конвент действовал не на основе конституции. Конституция 1791 года была аннулирована; конституция 1793 года не была введена в действие; новая конституция - конституция 3-го года республики - была выработана лишь в 1795 году. Таким образом, Покровский, следуя за Оларом, который ставил на одну доску якобинскую диктатуру и контрреволюционную диктатуру термидорианцев, утверждает, что после термидорианского переворота в течение пяти лет происходят гниение и распад демократической революции, а не период открытого наступления контрреволюции.

Такая оценка М. Н. Покровского коренным образом расходится с оценкой Маркса и Ленина.

Формула этой революции, как указывает Маркс, была формулой восходящей линии революции. С окончанием восходящей линии революции закончилась и самая революция, наступила контрреволюция. Ленин считал концом французской революции 1794 год.

Неверно характеризует М. Н. Покровский и классовую сущность наполеоновского правительства.

Контрреволюционный характер правительства Наполеона охарактеризован с исключительной четкостью товарищем Сталиным: "А что из себя представляло наполеоновское правительство? Буржуазное правительство, которое задушило


1 М. Н. Покровский "Русская история с древнейших времен". Т. IV, стр. 360. М. 1925.

стр. 85

французскую революцию и сохранило только те результаты революции, которые были выгодны крупной буржуазии"1 .

Совершенно по-другому подходит к этому вопросу М. Н. Покровский. Он всячески старается стереть различие между революционной, демократической Францией и Францией, в которой после контрреволюционного термидорианского переворота установила свою диктатуру крупная буржуазия.

Освещая неправильно буржуазные революции, М. Н. Покровский иной раз находил их там, где их и не было. Так, делая грубую - и методологическую и политическую - ошибку, М. Н. Покровский об'явил Парижскую коммуну мелкобуржуазной революцией. Затем, ударяясь в другую крайность, он утверждал, что Коммуна прошла под социалистическими лозунгами.

Перейдем к другому, весьма важному вопросу - к вопросу о войнах. Покровский отрицает прогрессивное значение революционных войн: эти войны также "разоблачаются" М. П. Покровским как войны эксплоататорские. "Давно пора перестать тешить себя сказками о "революционных войнах", - пишет Покровский. - Революционные войны первой французской республики имели своим естественным концом диктатуру Бонапарта. Французские революционные демократы тех дней предвидели этот исход с самого начала, поэтому их вождь Робеспьер и был против наступательной политики, даром что она была украшена пышным "освободительным" лозунгом: "Война королям, но мир народам"2 .

Такая оценка М. Н. Покровским революционных войн является антиленинской. Ленин о якобинцах писал: "Якобинцы дали Франции лучшие образцы демократической революции и отпора коалиции монархов против республики"3 .

"Весь народ и в особенности массы, т. е. угнетенные классы, - пишет в другом месте Ленин, - были охвачены безграничным революционным энтузиазмом: войну все считали справедливой, оборонительной, и она была на деле таковой. Революционная Франция оборонялась от реакционно-монархической Европы... после победы реакции внутри страны, контрреволюционная диктатура Наполеона превратила войны со стороны Франции из оборонительных в завоевательные"4 .

"Краткий курс истории ВКП(б)" проводит четкое различие между войнами справедливыми и несправедливыми, различие, которое М. Н. Покровский, извращая марксизм, совершенно отрицал. Совершенно неправильно и "историческое обоснование" М. Н. Покровским отрицания значения революционных войн. По М. Н. Покровскому, Робеспьер якобы в 1792 году предвидел превращение революционных войн в завоевательные и поэтому выступил против об'явления войны Австрии. Между тем сам Робеспьер с достаточной определенностью и совершенно иначе характеризовал свою позицию в этом вопросе.

Вот что говорил Робеспьер в якобинском клубе 2 января 1792 года: "Теперешнее предложение об'явить войну есть результат давно уже составленного заговора внутренних врагов нашей свободы... Нельзя не заметить этой ловушки, если вспомнить, что ведь только после непрерывного покровительства эмиграции и эмигрантам-бунтовщикам нам предлагают об'явить войну их покровителям, продолжая вместе с тем защищать об'единенных с ними внутренних врагов. Вы сами пришли к тому выводу, что войны хотят эмигранты, что ее хотят министры, придворные и интриганы, вся та многочисленная клика, слишком хорошо известные главари которой уже давно руководят всеми действиями исполнительной власти...

Разве народ или разве дух свободы будет руководить осуществлением того плана, который нам предлагают? Нет, им будут руководить придворные круги, офицеры, министры. Вы все время забываете, что это условие вкорне меняет все расчеты... Восстановите порядок прежде у себя, прежде чем нести знамя свободы в другие страны. Есть ли у вас внутренние враги? Нет, вы их не знаете. Вы знаете лишь Кобленц. Разве вы не говорили, что корень зла в Кобленце? Итак, он не в Париже? Значит, нет никакой связи между Кобленцом и другим местом, находящимся неподалеку от нас?..

Если же вы все это знаете, то зачем вы отрицаете это? Зачем отвлекать общественное внимание от наших самых опасных врагов и сосредоточить его на других предметах, вовлекая нас тем самым в ту ловушку, где нас ожидают наши враги?"5 .

Как видим, интерпретация М. Н. По-


1 И. Сталин "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников", стр. 10. М. 1937.

2 М. Н. Покровский. Сборник "Империалистская война", стр. 78. М. 1928.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XX, стр. 556.

4 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 190.

5 Речь Робеспьера в якобинском клубе 2 января 1792 года, Buchez et Rouxe "Histoire parlementaire de la revolution francaise". T. XIII, p. 122.

стр. 86

кровским позиции Робеспьера в 1792 году не выдерживает сопоставления с высказываниями самого Робеспьера.

Отрицая прогрессивное значение революционных войн и не допуская возможности революционного оборончества, М. Н. Покровский посвятил теме об оборончестве весьма вульгарное рассуждение, в котором он стремился универсализировать все случал оборончества:

"У мелкой буржуазии очень сильно развивается оборонческий патриотизм, и это понятно: мелкий собственник сильно страдает от неприятельского нашествия, война, гонит его из его маленького угла, неприятель сожжет дом, зарежет корову, разорит, - одним словом. В мелкобуржуазных странах оборончество всегда процветает, - пример, - Франция, - и на эту удочку мелкую буржуазию всего легче поймать"1 .

Об'яснение это строго выдержано в духе вульгарного "экономического материализма". Вопрос об оборончестве поставлен вне времени и пространства, и всякое оборончество хлестко "разоблачается". Опять антиисторическая, недиалектическая концепция приводит Покровского к абстрактно-социологическому, политически вредному выводу. Покровский во всех случаях отрицает право обороняться от нападения агрессора.

Нет у Покровского и различия между буржуазными и буржуазно-демократическими революциями, все буржуазные революции у него однотипны, одинаково направлены против "торгового капитала". Исторически прогрессивная, роль демократии им полностью отрицается.

"Примитивная, непосредственная демократия, - пишет М. Н. Покровский, - оказывается ничем не лучше современных нам, классового характера которых никто не оспаривает. Вече ничуть не больше мешает классовому гнету, чем парламент"2 .

Итак, вече ничем не лучше парламента, парламент не лучше вече, "все кошки серы", исторический процесс "закоченел" и подобен одному из главных героев Покровского - "торговому капиталу".

Вот другой пример схематизма и упрощенчества. Покровский брался за выяснение вопроса о возникновении двух бонапартистских диктатур: Наполеона I и его жалкой пародии - Наполеона III. Эти бонапартистские диктатуры появились в разное время, в различной исторической обстановке. Покровский этого не заметил:

"Совершенную аналогию представляет история "возникновения" обоих Бонапартов"3 , -утверждает он.

С пеной у рта Покровский нападал на сторонников признания индивидуальности исторического факта, в частности роли личности в истории. Еще в 1904 году Покровский - и это делает ему честь - сражался с Риккертом. Критикуя его "Границы естественно-научного образования понятий" (СПБ. 1904), рецензент пришел к такому выводу: "Методологическое значение этого трактата равно нулю"4 . По, расправившись таким образом с Риккертом, Покровский повторяет те же риккертианские ошибки, об'являя, что в области истории действуют естественно-научные законы, и полностью отрицает роль личности в истории. Вот яркий пример того, как М. П. Покровский легко и просто, одним росчерком пера, расправился с целой плеядой исторических личностей. "За это время, - пишет Покровский, - во главе французского правительства сменялись всевозможные "индивидуальности": Людовик XIV, Людовик XV, Людовик XVI, Дантон, Робеспьер, Наполеон Бонапарт, - основное направление политики оставалось одно и то же. "Индивидуальная" особенность "великого человека" была так же безошибочно продиктована ему экономикой его времени, как изменение в состоянии атмосферы безошибочно предсказывает дождь"5 . "Научно восстановить права "личности" никогда не удастся..."6 - вещает М. Н. Покровский.

Покровский забывает, что "люди делают историю". Конечно, не следует вдаваться в другую крайность и превращать историю в сумму биографий исторических деятелей - это было бы скатыванием к эсеровской теории о том, что историю делают не массы, а герои. Но вовсе сбрасывать со счета роль личности в истории - ошибка, которая является источником множества других ошибок.

Мы брали высказывания М. Н. Покровского из разных работ, относящихся к различным периодам, - получается целая система абстрактно-социологических, антиисторических концепций. Если в отношении истории СССР М. Н. Покровский делал, хотя и не завершенные, попытки пересмотреть свои взгляды, то в отношении истории западноевропейских и американских революций не было даже и этих попыток.

М. Н. Покровский стоял на антимар-


1 М. Н. Покровский "Русская история в самом сжатом очерке", стр. 176. М. и Л. 1929.

2 М. Н. Покровский "Экономический материализм", стр. 36. Харьков. 1924.

3 Там же, стр. 39.

4 М. Н. Покровский "Идеализм" и "законы истории". СПБ. Журнал "Правда" N 2 за 1904 год, стр. 129.

5 М. Н. Покровский "Экономический материализм", стр. 43. Харьков. 1924.

6 Там же, стр. 44.

стр. 87

ксистских, антиленинских позициях. Он был увлечен схемой Бюхера и находился под гипнозом позитивистской методологии О. Конта, Спенсера и их учеников: идеалиста-метафизика Богданова и злейшего врага народа, предателя родины Бухарина. Покровский разделался с суб'ективным идеализмом Риккерта, но оказался в плену у идеалистического позитивизма. Он не вскрывал действительных причин, действительного движения истории, а искал в истории воплощения своих стадий общественного развития, механически допуская сосуществование этих стадий на различных этапах истории. Покровский вел борьбу с идеализмом, но не сумел расстаться со своими собственными ошибочными идеалистическими позициями в ряде важнейших вопросов. Антимарксистские, антиленинские установки М. Н. Покровского охотно подхватывались и развивались на все лады врагами народа, орудовавшими в области новой истории, Фридляндом, Лукиным и др.

Когда в 1931 году в Обществе историков-марксистов при обсуждении исторического письма товарища Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция" раздались голоса против троцкистского двурушника - вредителя Фридлянда, - Покровский всей силой своего авторитета безоговорочно выступил в защиту этого вредителя и этим помог ему еще долго продолжать свою подрывную, двурушническую работу. Так идеологически антимарксистские установки у М. Н. Покровского сочетались и с политически вредными выступлениями.

Для плодотворной, творческой работы в области новой истории необходимо решительно разделаться с ошибочными, вредными концепциями М. Н. Покровского и его "школы", которые являются тормозом в исторической работе.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/АНТИМАРКСИСТСКИЕ-ИЗВРАЩЕНИЯ-И-ВУЛЬГАРИЗАТОРСТВО-М-Н-ПОКРОВСКОГО-В-ВОПРОСАХ-О-БУРЖУАЗНЫХ-РЕВОЛЮЦИЯХ-В-ЗАПАДНОЙ-ЕВРОПЕ-И-АМЕРИКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ЕФИМОВ, АНТИМАРКСИСТСКИЕ ИЗВРАЩЕНИЯ И ВУЛЬГАРИЗАТОРСТВО М. Н. ПОКРОВСКОГО В ВОПРОСАХ О БУРЖУАЗНЫХ РЕВОЛЮЦИЯХ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ И АМЕРИКЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/АНТИМАРКСИСТСКИЕ-ИЗВРАЩЕНИЯ-И-ВУЛЬГАРИЗАТОРСТВО-М-Н-ПОКРОВСКОГО-В-ВОПРОСАХ-О-БУРЖУАЗНЫХ-РЕВОЛЮЦИЯХ-В-ЗАПАДНОЙ-ЕВРОПЕ-И-АМЕРИКЕ (date of access: 28.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ЕФИМОВ:

А. ЕФИМОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
16 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
26 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
30 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
46 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
50 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
50 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·138 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
АНТИМАРКСИСТСКИЕ ИЗВРАЩЕНИЯ И ВУЛЬГАРИЗАТОРСТВО М. Н. ПОКРОВСКОГО В ВОПРОСАХ О БУРЖУАЗНЫХ РЕВОЛЮЦИЯХ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ И АМЕРИКЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones