Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16245

Share with friends in SM

В декабре 1930 г. в структуре сектора античной формации Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК) была создана научно-исследовательская группа по истории древнего транспорта. Она состояла из специалистов смежных областей знания: К. М. Колобова (руководитель) - историк античности, Б. В. Казанский - специалист в области классической филологии и древних языков, С. А. Семёнов-Зусер и П. Н. Шульц - археологи. Одной из важнейших научных тем группы была разработка проблем истории морского транспорта в античной Греции, причем как в историко-техническом, так и в историко-социологическом аспектах. Последним обстоятельством, как можно предполагать, был предопределен как комплексный подход, так и широкий, масштабный по количеству затронутых проблем, диапазон намеченного к исполнению коллективного исследования. Документы архива Института истории материальной культуры и публикации показывают, что внимание сотрудников группы было сосредоточено не только на сборе и осмыслении информации разнотипных источников относительно форм морского и речного транспорта, основных плавсредств и их эксплуатации, ориентации морских судоходных трасс в различных акваториях, технологии судостроения, инфраструктуры морских портов. В условиях внедрения в советском государстве на рубеже 1920-х-1930-х гг. марксистской методологии в отечественную науку, оно в первую очередь фокусировало внимание на вопросы форм собственности на морские суда и военные корабли, экономические и социальные вопросы организации судоходства и мореплавания в античную эпоху, включая интерес к морским властям, сообществам лиц морских профессий, профессиональным и должностным лицам, в компетенции которых находились вопросы морского дела и мореплавания греческих полисов и территориальных государств Средиземноморья и Северного Причерноморья1.

Одним из членов группы, в задачу которого входило осмысление и исследование проблем морского флота и морского транспорта Северного Причерноморья в архаический и классический периоды их истории, был С. А. Семёнов-Зусер, выбор которого не являлся случайным. Он был учеником харьковского профессора-античника В. П. Бузескула и по его рекомендации обратился к археологии Ольвии, самостоятельные раскопки которой произвел в 1920 - 1921 годах2. Этот оригинальный ученый сочетал в научной практике интерес к археологии и античной истории с непосредственной раскопочной деятельностью в области исследования разнотипных, разновременных и разноэтничных памятников. Вклад Семёнова-Зусера в разработку одной из первых марксистских концепций истории торгового флота и мореплавания в античных государствах Северного Причерноморья - малоизученного аспекта истории послереволюционного, советского антиковедения, по нашему мнению, заслуживает внимания. Ведь на содержании этой концепции отразились и спектр интересов ее автора, и его взгляды на закономерности исторического развития, и уровень навыков источникове-


Писаревский Николай Петрович - доктор исторических наук, профессор. Воронежский государственный университет.

стр. 153

дения, а также приемы конкретно-научного и теоретического обобщения результатов, полученных в процессе анализа-синтеза разнотипных источников.

Для того, чтобы разобраться и понять сущность этой первой марксистской концепции истории античного мореплавания в молодой советской науке, равно как и оценить вклад в ее формулировку отдельных персоналий, необходимо принять во внимание то, в каком состоянии на тот момент находились исследования истории морского флота античности и античного мореплавания вообще, а также торгово-транспортного и военного судоходства в античных государствах Северного Причерноморья в частности.

К началу 1920-х гг. в области изучения истории античного мореплавания как в отечественной, так и в зарубежной науке были накоплены, с одной стороны, весьма солидная база данных из разнотипных источников, а с другой - соответствующий опыт в его исторической интерпретации, имевших своим следствием появление публикаций как специальных, так и обобщающих трудов по истории античного мореплавания3. Спектр подвергшихся осмыслению в них проблем имел довольно широкий диапазон. Прежде всего, в зарубежной, в особенности, в немецкой историографии, были собраны воедино и проанализированы все свидетельства античной традиции о морском деле, судоходстве, навигации, основных типах кораблей Древней Греции, Рима, местных варварских племен Средиземноморья и Причерноморья, включая подлинную древнегреческую и латинскую терминологию их обозначения4. Одновременно с этим, как отечественными, так и зарубежными учеными, были предложены решения по интерпретации изображений кораблей на древних памятниках с точки зрения определения подлинных размерений в натуральную величину отображенных в них кораблей военного и торгового флота античности5. Кроме того, российскими специалистами вслед за своими коллегами из Германии и Великобритании были подвергнуты осмыслению вопросы теоретических расчетов корабельных конструкций морских судов древности и Нового времени6. Серьезные наработки были осуществлены также и в области технологии античного судостроения, практики судоходства и навигации на основных морских трассах Средиземноморья и Причерноморья7.

Особый интерес представляет то, что в связи со складыванием в России историографии античности как отдельной научной дисциплины и рождением отечественной научной школы античной эпиграфики, российскими специалистами были подвергнуты комплексному переосвидетельствованию все накопленные к началу XX в. типы, виды и роды источников, в которых отложилась та или иная информация о Северном Причерноморье и Кавказе, в том числе и по истории развития на Понте Эвксинском античных и местных традиций судостроения и мореплавания8.

Нельзя не отметить складывание именно в отечественной историографии античности тех лет подлинного социально-экономического направления в исследовании истории античного общества, представители которого, являясь позитивистами по своим взглядам, в той или иной степени принимали во внимание постулаты марксистской диалектики, марксистских концепций движущих сил и закономерностей развития общества вообще, обществ античной цивилизации в частности9. Наиболее ярким его представителем являлся, симпатизировавший также концепции К. Бюхера, М. И. Ростовцев - автор самых существенных в те годы, как специальных, так и обобщающего порядка трудов по социально-экономической истории эпохи эллинизма, ранней римской империи и Северного Причерноморья в античную эпоху10.

Наследие дореволюционной науки непосредственным образом сказалось и на проблематике исследований отечественных ученых по истории морского флота и античного мореплавания в 20-е гг. XX века. Среди других вопросов, которые разрабатывались в это время, приоритетное положение занимали историко-культурные, историко-технические и экономические аспекты проблемы. Свидетельство тому - труды Е. М. Придика11, И. С. Чеховича12, А. В. Орешникова13 и М. М. Тихого14. То же самое характеризовало и научный поиск представителей старой историко-эпиграфической школы в лице М. И. Ростовцева, И. И. Толстого и А. В. Болдырева15. Более специальный характер носила работа, проделанная В. Д. Блаватским по систематизации и классификации морских судов на финикийских монетах. Она позволила молодому ученому разработать основы той методики критического анализа изображений античных кораблей, которой до начала 80-х гг. прошлого века придерживались Б. Г. Петерс и В. Н. Таскаев16.

В целом разработка проблем морского флота античности и истории античного мореплавания в отечественной и зарубежной науке вполне соответствовала не только ее общему уровню начала 30-х гг. XX в., но и отражала тенденции, противоречия, разновекторность научных интересов и исследовательского поиска научных школ и отдельных специалистов.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что ощущение потребности в обобщении достигнутых результатов сложилось у отечественных и зарубежных специалистов именно в те годы. Подтверждение тому, как нам представляется, служат, с одной стороны, обращение к коллективной

стр. 154

разработке проблем истории античного морского транспорта в структуре античного сектора ГАИМК17, а с другой - публикация обобщающего труда Э. Цибарта и выход из печати дополнительного тома энциклопедического словаря Паули-Виссовы (под редакцией Кроля-Циглера) со статьями Ф. Мильтнера, посвященными мореплаванию и морской войне в античности18.

Интерес, на наш взгляд, представляет и та атмосфера, которая характеризовала научно-исследовательский поиск в области морского флота и мореплавания античности во второй половине 1920-х гг., когда перед советской наукой была поставлена задача овладения марксизмом и перехода на рельсы марксистской методологии. Здесь, в первую очередь, следует обратить внимание на степень и уровни внедрения марксистских концепций в конкретные научные разработки, так или иначе примыкавшие к истории морского дела, судоходства и мореплавания античной эпохи. К ним относятся обобщающие труды Н. П. Баранского, Л. Крживицкого, Г. Кунова, А. И. Кушнера, К. М. Тахтарева и А. И. Тюменева19. К этому следует добавить и необходимость учета той организующей и направляющей роли, которую сыграли, с одной стороны, директивы правящей партии, а с другой - воздействие на разработку частных проблем инициированных ими бурных дискуссий тех лет по вопросам периодизации истории, общественно-экономических формаций, собственности, рабства, социальной революции, стадиальности развития и азиатского способа производства20.

Наиболее показательной в данном отношении является публикация А. В. Мишулина21, посвященная проблеме воспроизводства в античной экономике. В ней автор затронул и вопрос о роли морской военной техники и морского флота. Исходя из определяющей роли рабочей силы в античности, и опираясь на оригинально трактуемый им марксистский тезис о транспорте как продолжении производственного процесса, определявшего ее формационный облик, он подчинял социальной функции войны, влиявшей на античную экономику, технические требования, уровень организации производства и само строительство морских судов. Абсолютизируя и доводя до крайности этот постулат, ученым было развито положение, согласно которому в условиях античного способа производства морской торговый транспорт тесно был связан не только с торговлей, которую он, собственно, должен был обслуживать, но и с пиратскими набегами и грабежом. В связи с этим он полагал возможным определять развитие тенденции перерастания торгового морского транспорта в военно-морские силы исключительно ролью торгового капитала22. В связи с этим, в качестве первоочередных потребностей исследования проблем истории морского флота и мореплавания в античную эпоху, Мишулин определял: изучение вопроса о капиталовложениях в морское вооружение античных государств; изучение состава флота отдельных античных государств; исследование стоимости сооружения античного корабля путем математических подсчетов на основе данных Аристотеля; разработку вопроса о сырьевых источниках античного судостроения; выяснение форм труда и видов техники, примитивных машин, использовавшихся как в кораблестроении, так и в войне на море; анализ профессионального состава флотских экипажей и морского сословия античных государств. По существу Мишулиным была сформулирована целостная программа направлений исследования социально-экономических аспектов истории морского флота античности. А поскольку, высказанные им идеи, отражали общие представления о перспективах исследования проблемы, формировавшиеся в те годы, не следует удивляться, почему они нашли поддержку в трудах других ученых-античников и прежде всего из ГАИМК23.

Свою лепту в разработку проблемы внесли и представители старой школы отечественного антиковедения, осуществлявших при советской власти научный поиск по-прежнему в традициях методологии русской дореволюционной науки. В частности, такой крупный уже по тем временам ученый, специалист по истории Северного Причерноморья в античную эпоху, как С. А. Жебелёв. Морская тематика не являлась областью его специальных занятий, но редкостная научная эрудиция, и главное, привлечение данных об уровне развития и организации морского дела и мореплавания к исследованию политической и социальной истории античных городов Северного Причерноморья, позволили ученому сделать целый ряд интересных наблюдений. К ним следует отнести заключение об отсутствии прямых плаваний через Черное море от Синопа к Феодосии в период возникновения боспорского государства (ученый датировал это событие второй половиной VI в. до н.э., с объединения Пантикапея и Фанагории). Полемизируя с оппонентами (М. И. Ростовцевым и Э. Цибартом), исследователь указывал на три фактора: отсутствие в практике античного судоходства компаса; несовершенство античной технологии судостроения; пиратство прибрежного аборигенного населения. В своей совокупности, именно они, по мнению Жебелёва, оказали влияние на длительное сохранение традиций каботажного плавания в Понте Эвксинском. Не менее значимым для тех лет стали выводы ученого относительно товариществ судовладельцев и купцов-перевозчиков, задействованных в хлебном экспорте Боспора в первые века нашей эры. Они позволили ему, учитывая

стр. 155

практику заключения фрахта на перевозку грузов, прийти к заключению об экономической подоснове религиозных союзов-фиасов в городах "азиатского" Боспора того периода24.

Не менее важный характер носили для тех лет наблюдения Жебелёва относительно института проксении в античных государствах Северного Причерноморья. Если М. И. Ростовцев видел в нем прообраз торгово-консульской службы, то оппонент последнего, доказывал невозможность рассмотрения проксенов как должностных лиц, поскольку вся практика торгового судоходства основывалась на частной инициативе и принципе свободы мореплавания25. Наконец, самый существенный вклад в разработку общей проблемы Жебелёв осуществил подготовкой и изданием совместно с СИ. Ковалёвым систематизированного, отвечавшего новым целевым установкам деятельности подразделений ГАИМК, свода источников по истории античного общества - "Античный способ производства в источниках", ставшего настольной книгой молодых ученых, начиная с момента его выхода из печати в 1933 году26.

При этом по меньшей мере два обстоятельства должны быть отмечены особо: во-первых, то, что до рубежа 1920-х-1930-х гг. исследование истории морского флота и античного мореплавания в отечественной историографии античности носило в большинстве случаев прикладной характер; во-вторых, что заслуга осмысления тех или иных аспектов ее составляющих принадлежала отдельным ученым, которые в большинстве своем ее разработку не ставили в качестве специальной задачи. Констатация данного факта позволяет понять, почему, помимо освоения марксистской методологии, время конца 1920-х - начала 1930-х гг. в отечественном антиковедении определило собой начало качественно нового этапа разработки данной проблемы: идея проведения комплексных исследований на основе создания научно-исследовательских коллективов, реализовавшаяся в структуре ГАИМК в 1920-х гг. в форме отдельных научно-исследовательских институтов, переросла в практику создания небольших исследовательских групп, создаваемых по принципу смежности проблематики и научных интересов, способных вести коллективный исследовательский поиск, имея конечной целью всестороннее, системное по сути, целостное решение крупных научных проблем. Одной из таких проблем была, продиктованная руководящими установками ГАИМК, история древнего транспорта вообще, водного транспорта в частности, морского в особенности. Ее разработка была возложена 24 декабря 1930 г. на сотрудников сектора античной формации27. Практически, в тот же день в нем была организована специализированная группа для комплексной разработки проблем истории античного судоходства и мореплавания в Черном море28.

Основная концептуальная установка была сформулирована так: "Морской торговый транспорт античности, - указывала К. М. Колобова, - неразрывно связан, с одной стороны, как самостоятельная отрасль производства, с греческой промышленностью в целом, с другой стороны - в силу своей функции, как средство сношений и переброски товаров из одних районов в другие, он теснейшим образом связан с торговлей. Поэтому морской торговый транспорт античности следует изучать в неразрывной связи как с производством общества в целом, так и с вопросами специально касающимися античной торговли"29. Исходя из этой концепции, Семёнов-Зусер представлял стоявшую перед группой задачу следующим образом: "Сейчас перед нами задача выяснить состояние торгового транспорта со времени первого появления в Черном море, формы передвижения транспорта, предметы экспорта и импорта со всей той транспортной политикой, которая непосредственно вытекала из характера торговой колонизационной деятельности"30.

Знакомство с задачами группы по истории древнего транспорта указывает на многоаспектность, многоуровневость, и главное, системность и комплексность исследования. Обращает на себя внимание, что необходимость внедрения марксистского подхода, как свидетельствуют соответствующие документы, осознавалась коллективом не в декларативном порядке, что для тех лет обычно выражалось в обильном цитировании классиков марксизма-ленинизма, а реализовывалась на практике без всякой марксисткой "мишуры" с использованием важнейших его методологических принципов: историзма, учения об определяющей роли господствующей формы собственности и диалектики в отношениях между базисными и надстроечными явлениями. Более того, идеи К. Маркса об античной экономике вообще, торговом капитале в частности, как свидетельствует знакомство с работами Колобовой и Семёнова-Зусера, являлись для них действенным инструментом как самого исследования проблемы, так и формулировки вытекающих из него выводов на основе, достигнутой путем исторического объяснения. В известной степени, и периодизация истории античного мореплавания ими предложенная, точнее, заложенная в нее логика - "период истории общества - период истории техники" - в исследовании проблемы отражал формационный подход, а следовательно, и внедрение марксистской методологии в изучение морского флота и мореплавания античной эпохи.

В аналогичном ключе история древнего транспорта разрабатывалась и Семёновым-Зусером. Он поставил задачу провести анализ свидетельств разнотипных источников о морском флоте гре-

стр. 156

ческих полисов и античном мореплавании на Понте Эвксинском. Предварительные результаты решения этой научной задачи нашли отражение в оставшейся неопубликованной статье31.

В качестве основополагающих Семёнов-Зусер выделил три проблемы: ориентации морских судоходных трасс; типологии морских торговых судов, организации торгового мореплавания и морской торговли; самоокупаемость торговых судов с учетом цен перевозимых товаров, величины стоимости фрахта корабля и груза, а также налогов и пошлин, взимаемых с экспорта и импорта.

В определении основных морских судоходных трасс в Эгейском море и на Понте Эвксинском Семёнов-Зусер принимал во внимание как естественно-географические (изрезанность побережий, морские течения, наличие удобных бухт), так и исторические условия (например, экономическую ориентацию полисов, развитие пиратства), которые, по его мнению, оказывали непосредственного и опосредованного порядка влияние на развитие мореплавания и торгового судоходства. Вместе с тем, опираясь на оценку сущности и социальных корней античного пиратства у Маркса, в полном соответствии с распространенной в те годы точкой зрения, он также отдавал приоритет их освоения морским торговцам и пиратам, с которыми связывал и развитие интереса к осуществлению плаваний в Черное море. Самым удобным путем в него автор считал азиатско-карийский путь - маршрут, опорными пунктами которого выступали насыщенные удобными бухтами побережье Малой Азии и противолежащие ей острова Самос, Хиос, Лесбос, Тенедос, между которыми он, собственно, и проходил, прижимаясь к берегам материка и оставляя острова по левую сторону. Что касается Черного моря, то в его исследовании ученый, опираясь на имевшие место в историографии вопроса решения, следовал традиционному взгляду о преимуществах в его акватории северо-западной судоходной трассы, определявшей маршрут каботажных плаваний от устья Истра до о. Березань и Крымского полуострова. В подкрепление такого взгляда Семёнов-Зусер ссылался на данные о наличии именно в указанном регионе памятников с многочисленными комплектами импортной ионийской керамики. Такая же аргументация предлагалась им и для объяснения обусловленности присутствия разнотипного греческого керамического импорта на значительном расстоянии от береговой линии в глубине Скифии. Это, по его мнению, указывает на использование греками для продолжения своих торговых предприятий русел крупных Восточноевропейских рек, что представляет собой завуалированную констатацию предположения о наличии и роли античного торгового речного судоходства, снимавшего, как бы выразились сейчас, вопрос о способах доставки предметов античного импорта в Лесостепь32.

Показательно, что исходя из социальной обусловленности и последствий греко-варварских контактов, Семёнов-Зусер задолго до А. А. Иессена развивал точку зрения о двустороннем характере греческой колонизации Северного Причерноморья, определяемого, по его мнению, как связанным с процессом развития торгового капитала "колонизационным хозяйством", так и соотношением уровней хозяйственного и социально-экономического развития греческих переселенцев и родовых обществ аборигенного населения скифского времени33.

Формулируя целевую установку в решении второй проблемы Семёнов-Зусер писал: "Неразрывно с вопросом о торговых путях стоит вопрос о предметах транспорта, величине, характере, организации его. Ответ на этот вопрос возможен лишь при использовании всех имеющихся у нас материалов не так еще литературных и эпиграфических, как главным образом, археологических, которые, кстати сказать, находятся в совершенно необработанном виде и малодоступном виде"34. Иными словами, им впервые в изучении проблемы была сформулирована задача привлечения к ее исследованию данных археологии, познавательные возможности которых ученый связывал с изучением осуществлявшегося по морю экспорта-импорта. Свидетельства о морских судах - основных перевозчиках - он нашел в трудах Геродота (о груженых хлебом судах, идущих в Абидос и на Эгину (Herod.,), Диодора (о практике перевозки зерна на судах (Diod., XII, 1) и Страбона (о размерах гаваней Пантикапея и Феодосии (Strab., VI, 4,4)35.

Новаторский подход был применен Семёновым-Зусером и к экономическому обоснованию причин устойчивости морской торговли Афин с Боспором. По мнению исследователя этому способствовали, как предоставляемые афинским купцам боспорскими правителями пошлинные льготы (меньше обычных в практике античного торгового мореплавания 3% стоимости корабля и груза), так и, особенно в V в. до н.э., принадлежавшей Афинам монополии на право вывоза своим гражданам продуктов местного производства. На этом основании он высказал соображения относительно периодизации истории мореплавания на Черном море. Ученый разделил ее на два этапа: первый - покрывающий периоды греческой архаики и классики до IV в. до н.э., и второй - после IV в. до н.э., когда "после печального исхода Пелопонесской войны Афины теряют свое политическое влияние в Геллеспонте и в Боспоре Фракийском и вывоз хлеба из Понта становится свободным" (выделено мною. - Н. П.). Вместе с тем, по его наблюдениям, временное ослабление Афин после 404 г. до н.э.

стр. 157

никак не сказалось на характере боспоро-афинской торговли. Напротив, как полагал исследователь, отношения между территориальным царством и архэ приобретали все больший характер дружбы и само это представлялось ему вполне закономерным по двум причинам: заинтересованностью афинян в боспорском хлебном рынке и ведением торговых операций представителями правящих домов Боспорского царства, в частности, Левконом I, не только на Боспоре Киммерийском, но и в Аттике36.

В связи с рассмотрением вопроса о практике перевозки товаров на кораблях по основным судоходным трассам Понта и Эгеиды, Семёнов-Зусер подверг осмыслению практику обеспечения безопасности торгового мореплавания, в частности, конвоев-довольно распространенного в античности способа сопровождения грузовых судов боевыми кораблями-триерами, данные о котором он почерпнул из свидетельств античной традиции37.

Наконец, весьма оригинальные взгляды были сформулированы ученым и в отношении третьей важной проблемы истории античного судоходства и мореплавания - проблемы самоокупаемости средств сообщения. Сюда же, на основании исчисления по источникам цифровых величин, он включил и трактовку вопросов налоговой и торговой политики, ее целенаправленности, установленных размеров стоимости фрахта, перевозок, оплаты труда, величины налогов и пошлин38.

Следует отметить, что все из указанных аспектов ни в отечественном, ни в зарубежном антиковедении в то время не рассматривались. Тем больший интерес представляют выводы, сделанные молодым советским ученым. Так, для определения стоимости фрахта корабля или груза, величины пошлинных сборов Семёнов-Зусер обратился к систематизации данных античной традиции о ценах на товары, услуги, оплату входа, нахождения корабля в морском порту греческих государств и выхода из него. В них-то, как полагал исследователь, и сокрыта информация о стоимости морских транспортных средств, что, в свою очередь, позволило ему постулировать тезис о прибыли как конечной цели и стадии процесса развития торгового капитала39.

В тесной связи с выведенной закономерностью исследователь трактовал в известиях античных авторов и в эпиграфических источниках, по всей видимости из сводов В. Диттенбергера и Ф. Дюрбаха, вопрос о самоокупаемости морского судна40. Опираясь на делосскую надпись IV в. до н.э. о покупке и доставке черепицы, он, исходя a priori из присутствующих в ней данных о стоимости продукта, размерах пошлины на право вывоза товара, стоимости перевозки последнего на расстояние 115 стадий (около 54 км) предпринял математические вычисления стоимости морских перевозок. Результаты этих расчетов позволили представить, что с учетом всех перечисленных обстоятельств она составляла около 20% стоимости эксплуатации корабля и доставки груза41.

Такая же работа была проделана исследователем в отношении информации, отложившейся в надписях Балканского полуострова. Это позволило обнаружить величину оплаты перевозки леса из Коринфа в Элевсин на расстояние 175 стадий (65,2 км), составившую 50% стоимости всего груза, тогда как перевозка черепицы из Афин в Элевсин обошлась нанимателю грузового судна в 40%, что в денежном выражении равнялась 39 драхмам.

Наряду расчетами в области морских перевозок Семёнов-Зусер обратил внимание и на другие, в особенности те из них, которые были связаны с обеспечением безопасности морских перевозок от пиратского грабежа. Ученый остановил внимание на афинской надписи IV в. до н.э., сообщавшей, что цена морского пути протяженностью в 100 стадий (49 км) через Пирей мимо Саламина равнялась также 40% стоимости корабля и груза. По мнению Семёнова-Зусера, это был довольно высокий процент42.

Значение стоимостных отношений, выявленных ученым в те годы, трудно переоценить: в отечественной историографии античности именно Семёнов-Зусер первым установил связь между колебанием цен на товары, колебанием цен на морские транспортные средства и величиной оплаты пассжирско-грузовых перевозок. Представляет несомненный интерес и заключение автора, согласно которому фрахт корабля из Понта в Афины составлял 50% стоимости груза, в то время как перевозка пассажиров обходилась то в 2 обола (из Эгины в Пирей), то в 2 драхмы (туда же из Понта Эвксинского)43.

Интересны и высказывания Семёнова-Зусера по вопросам источниковедческого и научно-исследовательского порядка. К ним следует отнести мнение относительно обусловленности связи между монополией полиса на ввозимые товары и его монополии на судоходство; предположение о размере налогов на жертвоприношения в городах Понта как показателе цен на товары и источнике знаний о стоимости транспорта; абсолютизацию Семёновым-Зусером оценки отрицательных последствий торговых связей греков с местным населением (он считал, что грабительский характер такого рода контактов проявлялся в разорении местных хозяйств и истощении природных богатств их страны)44.

стр. 158

Работа Семёнова-Зусера была важной вехой на пути становления отечественной историографии истории морского флота и мореплавания в античную эпоху, она свидетельствовала о первых ростках и результатах новых источниковедческих и научно-исследовательских подходов, знаменовала собой включение отечественными специалистами в разработку проблемы новых источников и постановку задач переосмысления отложившейся в них информации, выступила показателем эффективности, проявившей себя как в применении методологии марксизма, так и в последовательном, параллельном и комплексном изучении проблемы на эмпирическом, конкретно-научном и теоретическом уровнях исследовательского поиска. Наконец, она отразила тенденцию начала перехода науки от изучения исключительно социологических аспектов к конкретно-историческим45. Вместе с тем, в советской историографии античности тех лет так и не сложилось не только особого научного направления, ориентированного на разработку этого аспекта истории античного общества, но и исследование ее самой на долгие годы вперед испытало длительный и весьма тяжелый период стагнации46.

Обращаясь к личности Семёнова-Зусера как исследователя, необходимо принять во внимание два обстоятельства: во-первых, что в научном творчестве есть общие черты, общие законы, уяснение которых помогает проникнуть в "творческую лабораторию" того или иного ученого, вскрыть и объяснить психологию искания истины; во-вторых, что разработка в современной социальной психологии проблемы господствующих стилей мышления у научных работников имела важнейшим результатом констатацию их глубоких связей и взаимной обусловленности личностными качествами и характеристиками специалиста-исследователя в той или иной области научного знания47. Поскольку стиль мышления есть целостное единство содержания и формы творчества и его результата - научного произведения, единство идеи и способов, форм и методов ее доказательства (т.е. обоснования и изложения), он является неотъемлемой характеристикой личности как автора, так и его труда48.

Анализ концепции Семёнова-Зусера, содержательности, новизны, способов и методов решения им научной проблемы, аргументированности доказательств в обосновании основной, предлагавшейся им идеи, логики и стиля мышления, способа изложения фактов и основного решения, позволили составить представление о нем как исследователе. Кросс-анализ публикаций молодого ученого, каким он был в те годы, на основе формулы А (личность автора) = В (публикациям его научных исследований), а также с использованием параметров диагностики социального и психологического интеллекта личности указал на основные, характеризующие С. А. Семёнова-Зусера, показатели как исследователя, ученого и человека. Это была ординарная, но незаурядная личность, отличавшаяся нацеленностью на достижение результата и на открытие ранее неизвестного49. Как исследователя его характеризовали непосредственность, разносторонность, неоднозначность, противоречивость, и главное, самостоятельность. Как ученый С. А. Семёнов-Зусер был не во всем и не до конца принципиальным, но в тех ситуациях, когда необходимо было ее показать, он, проявляя порядочность, демонстрировал скрытую в глубине его характера твердую волюнтарность50.

Примечания

1. Результаты деятельности группы нашли отражение в содержании соответствующих рукописей, хранящихся в фондах архива Института истории материальной культуры (ИИМК). См.: Архив ИИМК, дело группы по транспорту, ф. 2. 1931, д. 24; Отчет сектора античной формации. - Там же, ф. 2, оп. 1, д. 10 и другие.

2. СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Отчет о раскопках в Ольвии в 1920 - 1921 гг. - Известия ГАИМК. Т. 10, N 5. С 1927 г., после смерти Б. В. Фармаковского, он в составе ученого совета, возглавляемого И. И. Мещаниновым, стал одним из руководителей этой экспедиции. Причем, данный факт замалчивается в статьях Л. М. Славина, А. Н. Карасева и других специалистов по археологии Ольвии. См. напр.: КАРАСЕВ А. Н. Б. В. Фармаковский и Ольвия. В кн.: Художественная культура и археология античного мира. М. 1976, с. 20 - 21; КАРАСЕВ А. Н., ЛЕВИ Е. И. Исследования Ольвии после Б. В. Фармаковского (1927 - 1970 гг.). - Там же, с. 23. Показательно возвращение ученого к раскопочной деятельности в Ольвии по окончании Великой Отечественной войны. См.: СЛОНИМСКИЙ М. С. О работе кафедры истории древнего мира Харьковского университета. - Вопросы истории. 1948, N 8, с. 237.

3. POTTER D.D. Archaeofogia Graeca: or, Antiquities of Greece. Vol. 2. B. 3. London. 1764; BOECK A. Urkunden uber das Seewesen des Attisches Staates. Berlin, 1840; ORMEROD F. Piracy in the ancient world. Cambridge, 1890; KROLL W. Seeffahrt. - PWRE. 1923. Bd. 19. Coll. 407 - 420; IDEM. Seeraub. -PWRE. 1923. Bd. 20. Coll. 1036 - 1042; MILTNER F. Seekrieg. - PWRE. Suppl. V. Coll. 864 - 906; IDEM. Seewesen. - PWRE. Supplent. V. Coll. 906 - 961; KOESTER A. Das Antike Seewesen. Berlin, 1923. В отечественной историографии античности про-

стр. 159

буждение интереса к названной проблематике хронологически совпадает с зарубежной наукой и датируется последней четвертью XVIII в., хотя по своим темпам и исследуемым проблемам он в большинстве своем с самого начала был ориентирован на использование достижений зарубежных специалистов в изучении проблем судоходства и мореплавания в акватории Понта Эвксинскога и в античных государствах Северного Причерноморья. См.: Названия древних мореходных судов греческих. Бендеры. 1790; ЛИТВИНОВ В. А. Черное море. Опыт историко-статистического описания. М. 1862; ОКУНЕВ М. И. Теория и практика кораблестроения: руководство изучения корабельной архитектуры. М. 1865; ВЕЛИШСКИЙ Ф. Ф. Быт греков и римлян. - Пер. с чешского И. Я. Ростовцева. Прага. 1873; МИЩЕНКА Ф. Г. Торговые отношения Афинской республики с царями Боспора. - Киевские университетские известия. Т. 7. Киев. 1878, с. 479 - 488; БОГОЛЮБОВ Н. Н. История корабля. М. 1879; ЛАТЫШЕВ В. В. Очерки греческих древностей. Т. 1. СПб. 1888; ЦЫБУЛЬСКИЙ СО. Греческие и римские суда. СПб. 1901; РОСТОВЦЕВ М. И. Античная декоративная живопись на юге России. Исследование. М. 1913; ЕГО ЖЕ. Исследования по истории Скифии и Боспорского царства. Гл. 6. Государство и культура Боспорского царства. - Вопросы Древней истории. 1989, N 2, 3, 4.

4. MILTNER F. Seewesen; KOESTER A. Op. cit.; ЦЫБУЛЬСКИЙ СО. Ук. соч.

5. BOECK A. Op. cit., S. 329; GRAESER В. De veterum re navali. Berlin, 1864; CARTAULT A. La Triere Athenienne. Paris. 1881; БОГОЛЮБОВ Н. Н. История корабля. М. 1879, с. 3 - 14.

6. Море. Мореходное искусство. - Пер. с нем. СПб. 1862; ОКУНЕВ М. И. Теория и практика кораблестроения, руководство изучения корабельной архитектуры. М. 1865; ВЕЛИШСКИЙ Ф. Ф. Ук. соч., с. 403 - 414.

7. KROLL W. Seefahrt. Bd. 19. Coll. 407 - 420; DANOFF M. Chr. Pontos Euxeinos. - PWRE. Supplement. IX. Coll. 1142 - 1151.

8. МИЩЕНКА Ф. Г. О торговых путях классических народов и о днепровском пути древних греков к Балтийскому морю. - Чтения в историческом обществе Нестора-летописца. М. 1879. Кн. 2, с. 95 - 99; ЕГО ЖЕ. Торговые сношения Афинской республики с царями Боспора, с. 479 - 488; LATYSCHEV B. Inscriptiones Ponti Euxini. Vol. I-III. Petropoli, 1885 - 1901; IDEM. Scythica et Caucasica. Vol. I-II. Petropoli, 1890 - 1906; ЛАТЫШЕВ В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 1. Государственные и военные древности. СПб. 1897, с. 86 - 113; ЕГО ЖЕ. Поntika. Сборник научных и критических статей по истории, археологии, географии и эпиграфике Скифии, Кавказа и греческих колоний на побережье Черного моря. СПб. 1909.

9. В оценке формирования марксистских концепций в молодом советском антиковедении вообще, разработке в нем проблем морского транспорта, судоходства и мореплавания в частности, следует иметь в виду то, что старшее поколение специалистов (например, Н. Я. Марр, В. В. Латышев, С. А Жебёлев, И. И. Толстой, Е. М. Придик) было в известной степени знакомо с состоянием и методологией изучения различных аспектов экономической истории античного общества, которые затрагивались в работах Э. Мейера, К. Бюхера, М. Вебера, Г. Спенсера. См.: BUCHER K. Questionum Amphictyonarum Specimen. Berlin. 1870; БЮХЕР К. Государство город античного мира. М. 1903; ЕГО ЖЕ. Возникновение народного хозяйства. Публичные лекции почерки. Пг. 1918; СПЕНСЕР Г. Гипотеза развития. В кн.: Теория развития. СПб. 1904, с. 46; ЕГО ЖЕ. Очерки экономической истории Греции. Л. 1924; См. также: КУЗИЩИН В. В. Товарное производство античности как исторический тип товарного производства (httj://www.hist.msu.ru/Labs/Ecohist/OB5/kuz.htm). С учетом данного обстоятельства, становится понятным, почему идеи марксизма сочетались во взглядах исследователей тех лет с идеями приоритета производства и потребления, их эволюции в экономике древних обществ К. Бюхера, типологии обществ по стадиям нарастания в них многообразия внутренней дифференциации общественного развития, не отрицавшего роли качественного в нем скачка Г. Спенсера, наконец, цикличности и повторяемости экономико-политических и социальных форм общественного развития, определяемых стадиями экономического развития античного хозяйства (ойкосно-земледельческое и производственно-торгово-денежное хозяйство) у авторитетного специалиста и учителя А. И. Тюменева - Эд. Мейера. См.: MEYER E. Geschichte des Altertums. Bd. I-III. Stuttgart. 1893; МЕЙЕР Эд. Экономическое развитие древнего мира. 3-е изд. Пг. 1923 (первое изд. - М. 1910); См. также: БУХАРАЕВА М. А. Социально-экономическое развитие древности в трудах Эдуарда Мейера (http://www.kazsu.ru/article/buchar.htm).

10. РОСТОВЦЕВ М. И. Эллинство и иранство на юге России. Пг. 1918; ЕГО ЖЕ. Скифия и Боспор. Пг. 1924; ЕГО ЖЕ. Митридат Понтийский и Ольвия. - Известия Археологической комиссии. Т. 23, с. 23 - 26; ЕГО ЖЕ. Военная оккупация Ольвии римлянами. - Там же. Т. 58, с. 3.

11. ПРИДИК Е. М. Инвентарный каталог клейм на амфорных ручках, горлышках и черепицах Эрмитажного собрания. Пг. 1917.

12. ЧЕХОВИЧ И. С. От челноков до парохода. Краткий технико-экономический очерк по истории развития водных средств транспорта. М. 1924; ЕГО ЖЕ. Черноморское гидрографическое дело от челнов до парохода. М. 1924.

13. ОРЕШНИКОВ А. В. Этюды по нумизматике Черноморского побережья. - Известия Российской академии истории материальной культуры (ИРАИМК). Вып. 1. Л. 1921; ЕГО ЖЕ. Этюды по нумизматике Черноморского побережья. - Там же. Вып. 2. Л. 1922.

стр. 160

14. ТИХИЙ М. М. Анчоус Херсонеса Таврического. - Вестник Рыбопромышленности. 1917. Вып. 1 - 3.

15. ТОЛСТОЙ И. И. Остров Белый и Таврика на Эвксинском Понте. Пг. 1918; РОСТОВЦЕВ М. И. Новая книга о Белом острове и Таврике. - Известия Археологической комиссии. 1918. Вып. 65; БОЛДЫРЕВ А. В. Религия древнегреческих мореходов. - Религия и общество. Сборник статей по изучению социальных основ религиозных явлений древнего мира. Л. 1924, с. 144 - 167.

16. БЛАВАТСКИЙ В. Д. Финикийские монеты эпохи персидского владычества. - Доклад, прочитанный на отделении искусств Института археологии Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук в 1926. (Цит. по: ПЕТЕРС Б. Г. Парусное вооружение древнегреческих судов. - Историко-археологический сборник. М. 1962, с. 132). Вместе с тем, сопоставление публикаций по истории античного мореплавания, как у нас в стране, так и за рубежом, за период 1760 - 1931 гг. указывает, с одной стороны, на различную степень внимания к проблеме (малое в российском антиковедении, значительное - в зарубежном, например, в немецком), а с другой - на более фундаментальный подход, как на источниковедческом, эмпирическом, так и на конкретно-научном и теоретическом уровнях, который проявился в специальных и обобщающих трудах зарубежных ученых. См.: MILTNER F. Seewesen. - PWRE. Supplementband V. Coll. 906 - 961 (три позиции в обобщающей, энциклопедического порядка, статье этого ученого были отведены истории мореплавания в эгейскокритский, гомеровский и геометрическо-архаический периоды истории Древней Греции, а остальные 14 из них были посвящены разнообразным вопросам, начиная с судостроения и завершая названиями и типами кораблей флота античной Греции всех периодов ее истории).

17. МАРР Н. Я. Средства передвижения, орудия самозащиты и производства в доистории. Л. 1926.

18. ZIEBARTH E. Beitragezur Geschichte des Seeraubs und Seehandels im alten Griechenland. Hamburg. 1929; MILTNER F. Op. cit. Supplement. V. Coll. 864 - 961.

19. БАРАНСКИЙ Н. Н. Краткий курс экономической географии. М. 1929; КРЖИВИЦКИЙ Л. Хозяйственный и общественный строй первобытных народов. М. -Л. 1925; КУНОВ Г. Всеобщая история хозяйства. Т. I. М. -Л. 1929; ТАХТАРЕВ К. М. Сравнительная история развития человеческого общества и общественных форм. Л. 1924; КУШНЕР И. М. Очерк экономической истории Древней Греции. Л. 1925; ТЮМЕНЕВ А. И. Очерки экономической и социальной истории Древней Греции. Т. 1 - 3. Пг. 1922. В пользу такого мнения можно сослаться на то, что сотрудники различных подразделений ГАИМК, как свидетельствуют архивные материалы, как правило, являлись соисполнителями сразу в нескольких научно-исследовательских группах, причем П. Н. Шульц и С. А. Семёнов-Зусер даже в разных секторах. См.: Дело Скифской группы. Отчеты о работе сотрудников в 1931 г. - Архив ИИМК,ф. 2. 1931, д. 10. л. 84 - 85.

20. Дискуссия об общественно-экономических формациях. - Историк-марксист. 1930, N 16, с. 117 - 156; Дискуссии об азиатском способе производства. М. -Л. 1931; МАРР Н. Я. В погоне за живой водой. - Сообщения ГАИМК, N 1. Л. 1931, с. 3 - 6; ГЕНИНГ В. Ф. Очерки по истории советской археологии. Киев. 1982, с. 176; КЛЕЙН Л. С. Феномен советской археологии. СПб. 1998, с. 13 - 15.

21. МИШУЛИН А. В. О воспроизводстве в античной общественной формации. - Известия ГАИМК. Т. 13. Вып. 8. Л. 1932.

22. Там же, с. 5, 28 - 30.

23. ЖЕБЕЛЁВ С. А. Северное Причерноморье. М. -Л. 1953, с. 300 - 301.

24. Там же, с. 55, 56, 69, 208 - 215.

25. РОСТОВЦЕВ М. И. Международные отношения и международное право в древнем мире. - Современные записки. Т. 4. Париж. 1921, с. 129 - 159; ЖЕБЕЛЁВ С. А. Торгово-консульская служба в древнегреческих колониях Северного Причерноморья. - Вопросы Древней истории. 1982, N 2, с. 145, прим. 1, 152 (публикация рукописи Э. И. Соломоник).

26. Античный способ производства в источниках. Л. 1933 (Известия ГАИМК. Вып. 78). Значительное место в нем было отведено и мореплаванию: о рабах в армии и на флоте (N 40), об оплате солдат и матросов (N 176- 180), о военной технике в кораблестроении (N 270), типах военных судов (N 274), машинах и вооружении боевых кораблей (N 281), о пиратстве на морях (N 359 - 360), объединениях морских купцов (N 418 - 421), о надзоре, правилах и организации морского судоходства (N 424 - 434), о торговых договорах и морских займах (N 439 - 440, 583 - 587), о торговом морском праве (N 441 - 454), о морском торговом транспорте (N 455 - 466) и др. Значение свода заключалось в его качестве: подборка литературных и эпиграфических свидетельств, структура, наименование разделов, включение в каждый из них морских сюжетов, по существу впервые для антиковедения тех лет определяли необходимые контуры источниковой базы изучения морского дела, военного и торгового флота античности, судоходства и мореплавания в акватории Средиземного и Черного морей.

27. Сохранившаяся в архиве ИИМК рабочая тетрадь с записями протоколов заседаний группы по транспорту позволяет составить представление как о самой тематике, основных задачах и вопросах, поднимавшихся в процессе разработки проблемы, так и о его динамике. Так, рабочий план на 1931 г., как свидетельствует соответствующий протокол отражает следующие пункты решения проблемы: I. Формы транспорта: речной,

стр. 161

сухопутный, морской, а) гавани, маяки, верфи, постройка судов; б) средства транспорта: форма судов, тоннаж, быстроходность, численность и состав экипажа; в) туземный транспорт. II. Эксплуатация транспорта (судоходные трассы, правила судоходства, систему фрахта и найма корабля, капитана и экипажей, правовые нормы, регулирующие торговое и военное мореплавание, морские службы обеспечения торгового и военного мореплавания и т.п.). См.: Архив ИИМК, ф. 2. 1931, д. 24, л. 22. Еще более показателен отчет сотрудников группы о работе в 1931 г., позволяющий познакомиться с распределением обязанностей и исследовательских задач ее участников: "...Б. В. Казанский - Общие условия античного торгового транспорта; К. М. Колобова, С. А. Семёнов Зусер, Б. В. Казанский - Морские и сухопутные пути и транспорт в эпоху VII-V вв. до н.э. (ионийский и классический транспорт); Колобова К. М. - Эллинистический транспорт в Северном Причерноморье; Тема "Римский транспорт в Северном Причерноморье" снята в связи с отчислением из ГАИМК Б. В. Казанского. Тов. С. А. Семёнов-Зусер не выполнил постановления сектора о совместном с тов. Колобовой выполнении темы "Эллинистический транспорт в Северном Причерноморье". Тема выполнена К. М. Колобовой...".

28. Архив ИИМК, ф. 2. 1931, д. 24, л. 22.

29. КОЛОБОВА К. М. К вопросу о судовладении Древней Греции. - Известия ГАИМК. 1933. Вып. 61, с. 3.

30. СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Транспорт Северного Причерноморья в архаический и классический периоды. - Архив ИИМК, ф. 2. 1931, д. 1159, л. 1.

31. Можно только предположить, что ее доведению до предъявляемых требований (рукопись, неоформленность справочного аппарата, отсутствие историографического раздела и оценки состояния изученности проблемы в целом) помешали как необходимость научной и текстуальной доработки, так и параллельная работа, которую исследователь производил в рамках коллективной проблематики в Скифской группе архаического сектора ГАИМК. Именно в том году им выполнялась работа по исследованию вещевых комплексов Краснокутских курганов и данных античной традиции в связи с разработкой им проблемы социально-экономической структуры скифов Поднепровья. В результате он сдал в печать (в Известия ГАИМК) статью "Краснокутские курганы", там же и опубликованную. См.: Дело скифской группы. Отчеты о работе сотрудников за 1931 г. - Архив ИИМК, ф. 2. 1931, д. 10, л. 84; СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Родовая организация у скифов Геродота. - Известия ГАИМК, 1931. Т. 9. Вып. 1; Позднее работу над этой темой он продолжал и в Харьковском университете, правда, уже с иной целевой формулировкой (СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Краснокутские курганы (к вопросу о corpus tumulorum). - Учені записки Харьківського Державного університету ім. О. М. Горького. Кн. 15. Труди Історичного факультету. Т. 1, с. 63 - 88).

32. СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Транспорт Северного Причерноморья, л. 2, 6 - 9, 11, 13.

33. Там же, л. 13.

34. Там же.

35. Там же, л. 14.

36. Там же, л. 15.

37. Там же, л. 16 - 17, 18 - 22.

38. Там же, л. 24.

39. Там же, л. 25 - 27.

40. См.: DURBACH F. Inscriptions de Delos. Comptes de Hieropes. Paris. 1926; DITTENBERGER W. Sylloge Inscriptionum graecarum, 1893.

41. СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Транспорт Северного Причерноморья, л. 26.

42. Там же, л. 27.

43. Там же, л. 28.

44. Там же, л. 32 - 35.

45. Понятно, что в условиях начала 1930-х гг. понятие "конкретно-исторический" было в первую очередь сориентировано на вскрытие движущих сил и проявлений тех основных закономерностей, которые были присущи, как тогда считали, развитию античной общественной формации. Последним частично можно объяснить проявление в те годы незначительного внимания к исследованию историко-технических аспектов морского флота и мореплавания. Что касается морского дела, морской торговли, торгового и военного мореплавания, то в разработке этих проблем сотрудники научно-исследовательской группы по транспорту, как нам представляется, отталкиваясь от тезиса о товарном типе античной экономики, сумели обратить внимание на перспективность и познавательные возможности исследовательского метода, исходящего из определения соединения моментов судовладения и торговли, разграничения социального и экономического аспектов в развитии мореплавания, учета отношений собственности и владения, разделения труда между торговлей и мореплаванием, которые в своей совокупности помогли выявить основные тенденции и формы эволюции античного мореплавания, сосуществования государственного и частного судостроения, торгового, промыслового и военного флота, в том числе и в античных государствах Северного Причерноморья. См.: КОЛОБОВА К. М. Ук. соч., с. 5 - 11, 12 - 14, 48, 50, 56, 94 - 97; КУЗИЩИН В. И. Ук. соч.; ЕГО ЖЕ. Региональная экономика Причерноморья в античности (httj://www.hist.ru/Labs/EcohisyOB5/kuz.htm).

стр. 162

46. Свидетельство тому - "Очерки истории техники докапиталистических формаций", изданные в 1936 г.; в них конструкции гребных и парусных судов античности представлены бегло и не вполне компетентно. См.: Очерки истории техники докапиталистических формаций. Сост.: Б. Л. Богаевский, И. М. Лурье, П. Н. Шульц, Е. Г. Скржинская, Е. А. Цейтлин. М. -Л. 1936, с. 190 - 192, 200 - 201. См. также: КОЛОБОВА К. М. Восстания рабов в античном обществе V-I вв. до н.э. - Проблемы Всеобщей истории. Историографический сборник. Л. 1967, с. 28.

47. КОН И. С. Открытие Я. М. 1978, с. 3, 327 - 365; АНДРЕЕВ А. Л. Место искусства в познании мира. М. 1980, с. 96- 149; БЕЗКЛУБЕНКО С. Д. Природа искусства. М. 1982, с. 97 - 125; ШВЫРЕВ В. С. Научное познание как деятельность. М. 1984. Постановка вопроса о составляющих компонентах личности ученого имеет важное научное, психолого-педагогическое и методологическое значение. В историографии изучения данной проблемы представлены самые различные подходы к типологии (классификации) личности ученого, исходящие из оценки их научного, отраженного в их трудах, наследия с учетом процессов дифференциации и интеграции науки. В суммарном плане их можно представить следующим образом: 1) гуманитарный или математический стиль мышления; 2) сильмутанное или несильмутанное мышление (схватывание и рассмотрение проблемы с разных сторон); 3) соотношение в мышлении аналитики-логики и интуитивности и т.п. См.: АДАМАР Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М. 1970; БИРКГОФФ Г. Математика и психология. М. 1977; БРОЙЛЬ Л. Де. По тропам науки. М. 1963; ВЕРНАДСКИЙ В. И. Труды по истории науки в России. М. 1988; ЛУК А. Н. Таланты высшего уровня в истории науки. - Вопросы истории естествознания и техники. 1982, N3, с. 11 - 26; МИГДАЛ А. Б. Поиски истины. М. 1978; ПУАНКАРЕ А. О науке. М. 1983; РАССЕЛ Б. Проблемы философии. Новосибирск. 2001; МЕЙДЕР В. У. Человек в науке: природа творчества. - Здравый смысл. 2004, N3(32), с. 12 - 19.

48. Господствующие стили математического мышления (htm://www.erudition.ru/referat/orintref/id.34508_1.html).

49. Для научных исследований был свойственен ступенчатый во времени и по методологии метод, основанный на знании, замещающем другое знание, основанном на экспериментальном и фактологическом характере обоснования и аргументации развиваемых им взглядов. Об этом свидетельствуют раскопки в Ольвии 1920- 1921 гг., 1945 г.; исследование Краснокутских курганов во второй половине 1930-х гг.; археологические исследования на базовом Салтовском могильнике и Верхнесалтовском городище в послевоенный период. См.: СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Отчет о раскопках в Ольвии в 1920 - 1921 гг. - Известия ГАИМК. 1931. Т. 10, N 5; ЕГО ЖЕ. Достижения Салпвського могильника. - Археология Причерноморья. 1952. Т. 3. Им написаны обобщающие труды по истории изучения скифской проблемы в отечественной археологии и специальная работа, посвященная физической культуре и зрелищам в античных городах Северного Причерноморья. См.: СЕМЁНОВ-ЗУСЕР С. А. Родовая организация у скифов Геродота. - Известия ГАИМК. 1931. Т. 9. Вып. 1; ЕГО ЖЕ. Скіфи-кочевники на территоріі північного Причорномор'я. - Наукові записки Харківського держ. Педагогічного інституту. 1939. Т. 1; ЕГО ЖЕ. Физическая культура и зрелища в древнегреческих колониях Северного Причерноморья. Харьков. 1940; ЕГО ЖЕ. Скифская проблема в отечественной науке. 1692 - 1947. Харьков. 1947.

50. Это подтверждает поведение ученого в годы чисток и "самокритики". Его обвиняют в дискредитации и клевете на своего учителя В. П. Бузескула, а также на Б. В. Фармаковского и других близких ему людей, забывая о том, что "обвинения в буржуазности" произносились С. А. Семёновым-Зусером тогда, когда никого из них давно не было в живых, и таким образом обвиняя умерших, он находил средство, чтобы не подвергать опасности своих здравствующих коллег и современников. К тому же историографический анализ позволяет не только представить научную атмосферу в ГАИМК первой половины 1930-х гг. прошлого века, но и выявить (опять же по публикациям) тех, кому он непосредственно мешал, тех, кто добился своего, и тех, кто даже и после его смерти продолжали абсолютизировать свои, принижать и замалчивать его заслуги, проявившие себя в страшные годы переломного этапа в развитии отечественной археологии и антиковедения. См. напр.: РАВДОНИКАС В. И. Пещерные города Крыма и готская проблема в связи со стадиальным развитием Северного Причерноморья. - Известия ГАИМК. 1932. Т. 12. Вып. 1 - 8, с. 73; КАРАСЕВ А. Н. Б. В. Фармаковский и Ольвия, с. 20 - 21; КАРАСЕВ А. Н., ЛЕВИ Е. И. Ук. соч., с. 23 - 45; ХАЗАНОВ А. М. Социальная история скифов. М. 1975, с. 26; НЕЙХАРДТ А. А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии. Л. 1982, с. 45, 165; Владислав Петрович Бузескул. К 145-летию со дня рождения (http://aiai.ru/proisshestvja/zhizn_otdannaja_archeologii).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Античное-мореплавание-и-судоходство-в-исследованиях-С-А-Семёнова-Зусера

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. П. Писаревский, Античное мореплавание и судоходство в исследованиях С. А. Семёнова-Зусера // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 18.11.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Античное-мореплавание-и-судоходство-в-исследованиях-С-А-Семёнова-Зусера (date of access: 05.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. П. Писаревский:

Н. П. Писаревский → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Проблема федеративного устройства государства в Февральской революции 1917 г.
Catalog: История 
7 hours ago · From Россия Онлайн
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
8 hours ago · From джан солонар
В статье представлена авторская модель структуры профессионального имиджа современного учителя начального образования. При создании модели, автор считает целесообразностью учитывать принцип конструктивного моделирования, который предполагает соотнесение получаемых результатов, т.е. современные положения теории с одной стороны и экспериментально-практическая деятельность - с другой. В статье представлено описание по организации и проведению экспертной оценки обобщённых индивидуально-психологических особенностей характеризующих имидж. В целях стандартизации получаемых результатов, упрощения организационных вопросов, экспертная оценка проводилась по заранее подготовленному автором экспертному опроснику. Основу опросника составляют 32 выделенных, по результатам теоретического анализа, обобщённых индивидуально-психологических особенностей - структурные составляющие, характеризующих имидж учителя начального образования.
ОРЕНБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АРА (1921 - 1923 гг.)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ФОРМИРОВАНИЕ ГУБЕРНАТОРСКОГО КОРПУСА В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
В данной статье представлена структурная характеристика имиджа учителя, которая проявляется в индивидуально-психологических особенностях. Свое внимание, автор останавливает на стиле педагогической деятельности, который играет довольно значимую роль в аспекте изучаемого понятия. В статье рассматривается точка зрения, согласно которой, профессиональный имидж учителя объективизируется через язык. Самоконтроль и развитие культуры речи, способны обеспечить новый уровень профессионального имиджа учителя и т.п.
В данной статье раскрываются индивидуально-психологические особенности, характеризующие имидж учителя. В статье представлен анализ позиций различных исследователей, свидетельствующий о достаточно неоднозначной структуре профессионального имиджа учителя. Личностные особенности учителя, выделяются и подвергаются исследованию большинством ученых. Особенности профессионально-специализированного характера, которые являются сугубо специфическими в пределах педагогической деятельности, также рассматриваются учеными. Социально определенные особенности, которые являются предпосылками для внешней презентации и демонстрации профессионального имиджа учителя, тоже являются предметом исследования.
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Кроме того, по мнению некоторых ученых [2] время не есть понятие производное, а поэтому не может быть ни доказано, ни анализируемо. Время есть нечто всецело созданное нашим мышлением. Т. е., согласно этому высказыванию нельзя брать производную времени по координате или по времени.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Астрономические объекты такие, как планеты, звёзды, галактики, имеют нейтронные ядра. В процессе своего развития нейтронные ядра распадаются и происходят сложные процессы преобразования нейтронного ядра в протон-электронную плазму или в водород. На поверхности звёзд образуется плазменная «шуба». На астрономических объектах планетарного типа образуются плотные оболочки. Это заложено в цикле расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·205 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Античное мореплавание и судоходство в исследованиях С. А. Семёнова-Зусера
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones