Libmonster ID: RU-10505
Author(s) of the publication: А. В. ГОРДОН

М. 1987

Первое издание книги доктора исторических наук, профессора Московского университета А. В. Адо вышло в 1971 году. Второе ее издание существенно переработано, особенно это касается вводных и заключительных разделов книги. С учетом новейших разработок мировой науки уточнена оценка экономического положения и социального развития Франции накануне революции. Вопрос об аграрных итогах последней поставлен в исторической перспективе: тенденция аграрной эволюции прослежена вплоть до конца XIX века. Историографический очерк дополнен оценкой современных течений в западной науке. В дискуссии с их представителями формулируются важнейшие положения полемика является основой отдельных глав, да и в немалой степени книги в целом. В результате этих дополнений и существенной переработки всего текста четче прослеживается авторская концепция революции и крестьянского движения как ее важнейшей части.

В прошлом аграрная история Французской революции разрабатывалась (в том числе трудами "русской школы" - Н. И. Кареева, М. М. Ковалевского, И. В. Лучицкого) по линии исследования положения и условий деятельности сельского жителя. В тени оставалось при этом крестьянство как исторический субъект, наделенный сознанием своих целей и собственной волей. Адо поставил задачу - в обоб-

стр. 179


щающем исследовании представить крестьянство деятелем революции. В этом - значение его работы и ее актуальность.

Историографическая традиция обычно отводила крестьянам роль вспомогательной силы, и революция, в зависимости от идейных позиций авторов, отождествлялась либо с деятельностью сменявших друг друга органов верховной власти, либо - с городскими восстаниями, главным образом парижскими journees. На рубеже века П. А. Кропоткин обосновал альтернативную постановку вопроса. Ж. Лефевр ввел понятие "крестьянская революция", но анализ под этим углом зрения "великого страха" 1789 г., серия локальных исследований, осуществленных им и другими французскими учеными, оказались недостаточными, чтобы создать для нового понятия адекватную фактическую основу и закрепить его в историографической традиции. Даже исследователи, принявшие идею "крестьянской революции", склонны подчас трактовать ее как ряд разрозненных выступлений, "связанных между собой лишь как искаженное эхо событий в Париже"1 .

Автор воссоздал связную картину выступлений крестьян, представил общую панораму крестьянской борьбы против Старого порядка как единое в своих предпосылках и целях движение с его внутренней, не лишенной противоречий целостностью, со своей хронологией и географией, уникальным ритмом и многообразием форм. В книге охарактеризованы три важнейшие формы выступлений крестьян: борьба против феодальных повинностей (на ней со времен И. Тэна концентрировалось основное внимание историков), продовольственные движения и борьба за землю. Каждая из форм отличалась своими непосредственными целями, соотношением борющихся сил (в продовольственных движениях, например, врагами крестьян были не дворяне, а буржуа- хлеботорговцы и капиталистические фермеры). Единство же этих форм, как показывает Адо, заключалось в том, что крестьяне связывали борьбу за хлеб с борьбой за землю, от которой, как и от запасов продовольствия, они были отторгнуты из-за феодальных повинностей. Протест против этих повинностей служил как бы системообразующим элементом, объединяющим различные формы борьбы крестьян, сплачивал их.

Вместе с тем борьба против феодальных повинностей оказывалась лишь частью общего протеста против привилегий - налоговых и судебных, статусных и имущественных, реальных и символических - дворянства и духовного сословия. В этом вопросе все третье сословие: буржуазные верхи, неимущие низы, крестьянская масса стояли "по одну сторону баррикад". В привилегированном положении двух первых сословий воплощался Старый порядок в целом, его одиозность для народного сознания. Устремления и интересы третьего сословия здесь совпадали, и подобные совпадения нельзя недооценивать.

Представление о "баррикаде", разделившей революционный лагерь и контрреволюцию на основе социального происхождения, трактовка революционного лагеря как совокупности классов, находящихся в союзных отношениях, выглядят упрощенно. Адо употребляет термин "союз", говоря о взаимоотношениях буржуазии и крестьян; но показывает, нечто иное - при известном совпадении устремлений отсутствие, по крайней мере на первых этапах, единства действий. Напротив, буржуазии, утвердившейся в местных органах власти и сформировавшей национальную гвардию, принадлежала особая роль в подавлении крестьянских выступлений. Жестокие расправы продолжались вплоть до 1793 года. Если говорить о "союзе" как единстве действий, то это понятие скорее подходит к отношениям между буржуазией и либеральным дворянством на первом этапе революции.

Этот либеральный "союз", или "поток" - образ питающих революцию различных потоков, взаимодействующих, но не сливающихся, не меняющих своей, достаточно сложной, впрочем, социальной природы, но допускающих изменение отношения своих составляющих к представленному в каждый данный момент революционной властью политическому вектору революции, - сыграл свою роль в развязывании революции, в том числе, как доказывает Адо, в революционной мобилизации крестьян. Однако именно борьба крестьян в описании Адо побуждает выделить уже в самом начале революции иной - "демократический поток"2 . Он также лишен классово-политической однозначности.

Один из рецензентов первого издания книги Адо подчеркнул необходимость учи-


1 Berce Y. -M. Revoltes et revolutions dans l'Europe moderne. P. 1980.

2 Сходную идею двух "линий" революции высказал Адо в книге "Буржуазные революции XVII - XIX вв. в современной зарубежной историографии" (М. 1986, с. 119).

стр. 180


тывать в общем итоге контрреволюционные выступления крестьянства. Адо констатировал общность истоков "крестьянской революции" и "крестьянской контрреволюции" как движений социальных (с. 15), но не счел возможным присоединить к своей работе соответствующие разделы. Действительно, простое соединение мало что дало. Главное здесь взаимодействие, осмысление которого еще впереди. Все же в рецензируемом труде намечается выход к политической "многомерности" крестьянской борьбы.

Очерчивая исторические рамки понятия "крестьянская революция", Адо пишет о "вандейском" повороте (с. 209), имея в виду отход от политической активности, а затем конфронтацию с революционной властью отдельных отрядов крестьянства. Означало ли это, что в корне изменилась социальная природа соответствующих слоев деревни или скорее что "демократический поток" породил демократическую же контрреволюцию? Если мы допускаем, что либерализм в политической жизни якобинского периода мог стать контрреволюционным, то почему не допустить политического расщепления демократизма?

Адо объясняет "вандейский" поворот тем, что надежды крестьян на революцию не оправдывались. Насколько универсальными для различных слоев крестьянства они были, насколько чаяния крестьян соответствовали реалиям и возможностям буржуазной революции, сводимы ли эти чаяния к "общему знаменателю" перехода от феодализма к капитализму? Понятие "крестьянская революция" в обычном понимании включает большую или меньшую, но часть крестьянских стремлений, иначе - стремления определенной части крестьянства. Но в широком смысле это понятие охватывает весь спектр целей, которые ставило перед собой крестьянство, поведение крестьян в целом, вплоть даже до противостояния революционной власти.

Автор видит обе перспективы, но в фокусе его исследования "крестьянская революция" выступает как слагаемое буржуазной революции в принятом значении революционного перехода от феодализма к капитализму. Одновременно для автора буржуазная революция - объект воздействия крестьянского движения со всей его небуржуазной специфичностью. В таком аспекте и впервые в историографии с такой основательностью вскрыты в книге крестьянские истоки якобинизма. Крестьянская "война замкам" могла прекратиться, ибо войну замкам объявил якобинский Конвент. Самые радикальные крестьянские требования об отмене без выкупа феодальных повинностей нашли отражение в декрете 17 июля 1793 года. Требования продовольственного движения воплотились в законах о максимуме. Не только социальное содержание якобинской политики, но и сами формы якобинской диктатуры свидетельствуют об их крестьянском происхождении.

Порой в популярной литературе почти рифмуются 1793 и 1937 г.; но в отличие от сталинского террора якобинский - ив этом убеждает книга Адо - "пришел снизу". Уже летом 1792 г. в "патриотической тревоге", почувствовав реальную угрозу своим завоеваниям, крестьяне начали расправляться с теми, кто казался им "подозрительным". Было бы, однако, ошибкой ставить знак равенства между стихийным народным террором и сознательной государственной политикой устрашения, между крестьянскими расправами над представителями привилегированных сословий и судебными инсценировками, при помощи которых якобинское руководство пыталось удержать власть, рассматривая несогласие как государственное преступление. Но и этот трагизм якобинского самоуничтожения, трагедия революционной власти, неспособной обрести опору для продолжения своей революционной политики, находит дополнительное объяснение при "крестьяноведческом" анализе.

Как показывает Адо, то движение, которое с 1789 г. образовывало наиболее мощную базу революции и которое вызвало к жизни якобинскую диктатуру, к концу 1793 г. уже исчерпало себя. "Сошла со сцены "жакерия". Прекратились восстания таксаторов" (с. 351). Продолжалась борьба за землю, но она скорее противопоставляла, чем объединяла различные группы сельского населения. Порой (и раньше и теперь) якобинцев осуждают за то, что они не возглавили движение бедноты за "черный передел". В рецензии на первое издание книги автора упрекали за недооценку уравнительно-социалистических потенций крестьянского движения. Однако во втором издании он еще определеннее обосновал свою позицию. Ни радикально-эгалитаристская программа так называемого аграрного коммунизма, ни ее противоположность - "расчистка земель" для крупного, капиталистического фермерства по "английскому образцу" не имели достаточной поддержки в масштабах страны. Революция подтвер-

стр. 181


дила и утвердила ту тенденцию развития семейно-единоличного крестьянского хозяйства, которая наметилась в предшествующий период. В этом ее аграрные итоги можно считать предопределенными. Вместе с тем Адо далек от фатализма. Если оценивать, например, вантозские декреты не по меркам "социализации земли", а по номиналу, то это, по- видимому, была реальная программа, которая могла углубить эгалитарное содержание якобинской диктатуры и обеспечить более полную победу крестьянской революции.

Именно неполнота крестьянской победы - сохранение крупного землевладения и крестьянского малоземелья - осложнила, по Адо, социально-экономическое развитие послереволюционной Франции. Убежденность в прогрессивности крестьянского хозяйства и крестьянской революции, поскольку она способствовала его укреплению, отличает Адо от большинства западных ученых, которые по-прежнему отождествляют социальный прогресс с утверждением и победой в аграрной сфере крупного производства. Но именно поэтому позиция Адо вызвала большой интерес и не раз становилась предметом дискуссий на международных форумах. Его капитальное и оригинальное исследование воспринимается в аспекте более глубокого понимания характера и итогов Великой французской революции.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/А-В-АДО-КРЕСТЬЯНЕ-И-ВЕЛИКАЯ-ФРАНЦУЗСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-КРЕСТЬЯНСКОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-1789-1794-ГГ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. ГОРДОН, А. В. АДО. КРЕСТЬЯНЕ И ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1789 - 1794 ГГ. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/А-В-АДО-КРЕСТЬЯНЕ-И-ВЕЛИКАЯ-ФРАНЦУЗСКАЯ-РЕВОЛЮЦИЯ-КРЕСТЬЯНСКОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-1789-1794-ГГ (date of access: 17.04.2021).

Publication author(s) - А. В. ГОРДОН:

А. В. ГОРДОН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
2031 views rating
14.11.2015 (1980 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Русская гвардия в первой мировой войне
Catalog: История 
11 hours ago · From Россия Онлайн
Американский раб и русский крепостной: типология и специфика принудительного труда
11 hours ago · From Россия Онлайн
Тайны "Кремлевского дела" 1935 года и судьба Авеля Енукидзе
Catalog: Медицина 
11 hours ago · From Россия Онлайн
В статье представлена главная идея науки имиджелогии – как особой науке о человеке - главной целью, которой, является самореализация личности. В статье рассмотрен анализ и современное понятие определений “имидж”, “профессиональный имидж”, «профессионально-имиджевый потенциал» “имидж педагога”. Анализ психологической литературы позволил сделать вывод, что сущность понятия “имидж” представлен через категории: “образ”, “мысль”, “суждение”, “представление”, “развитие” и другие. В статье раскрыт психолого-педагогический аспект формирования имиджа в профессиональной деятельности педагога, с точки зрения раскрытия профессионально-имиджевого потенциала учителя начального образования.
В статье представлена главная идея науки имиджелогии – как особой науке о человеке - главной целью, которой, является самореализация личности. В статье рассмотрен анализ и современное понятие определений “имидж”, “профессиональный имидж”, «профессионально-имиджевый потенциал» “имидж педагога”. Анализ психологической литературы позволил сделать вывод, что сущность понятия “имидж” представлен через категории: “образ”, “мысль”, “суждение”, “представление”, “развитие” и другие. В статье раскрыт психолого-педагогический аспект формирования имиджа в профессиональной деятельности педагога, с точки зрения раскрытия профессионально-имиджевого потенциала учителя начального образования.
Возвращение в историю. "...Всегда любезный, всегда молчаливый товарищ" 1
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Февральская революция и права солдат. Опыт источниковедческого исследования
Catalog: История 
2 days ago · From Вacилий П.
Студенческое "Прошение на имя государя" осенью 1861 года
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Рабочие Урала в 1914-1922 годах
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Вacилий П.
Князь Владимир Петрович Мещерский
Catalog: История 
2 days ago · From Вacилий П.

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
А. В. АДО. КРЕСТЬЯНЕ И ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1789 - 1794 ГГ.
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones