Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8987

Share with friends in SM

BAILEY THOMAS A. Woodrow Wilson and the Great Betrayal. The Mcmillan Company. New York. 1945. VIII+429 p.

В марте 1920 г. сенат США отказался ратифицировать Версальский мирный договор и устав Лиги наций, составлявший один из разделов этого договора. За ратификацию договора голосовало большинство сенаторов: 49 из 84. Согласно конституции

стр. 135

США, международные договоры считаются утверждёнными Сенатом, если за них голосует не менее двух третей его членов.

Автор рецензируемой книги1 профессор Станфордского университета (Калифорния) называет решение Сената "великим предательством", так как считает, что отказ Америки от международного сотрудничества в 1920 г. предопределил бессилие Лиги наций и расчистил путь для гитлеровской агрессии. Тем самым были преданы интересы народов Америки и Европы.

Автор ставит перед собой задачу - дать анализ причин и обстоятельств, заставивших Сенат США совершить это "предательство".

Актуальность и значительность затронутой автором проблемы бесспорна. Поэтому, несмотря на то, что советского читателя не могут удовлетворить ни метод исследования автора, ни выводы, к которым од приходит, рецензируемая книга представляет всё же значительный интерес для историка новейшего времени.

Она обладает рядом неоспоримых достоинств: события изложены в строгой исторической последовательности, с большой точностью и полнотой; написана она лёгким, выразительным языком. Книга основана на большом количестве литературы, документов и материалов прессы: использованы личные архивы Вильсона, Лансинга, Хичкока и др., хранящиеся в библиотеке Конгресса, документы и отчёты Конгресса, материалы периодических изданий и газеты разнообразных направлений. Автор использовал обширную мемуарную литературу я лично беседовал с живущими ещё ныне участниками событий.

Бросается в глаза полное отсутствие в списке использованной литературы экономических и статистических материалов. Это характерно: автор не вскрывает экономической подоплёки описываемых им событий и вообще не ставит и не обсуждает экономических проблем. Этим обусловливается известная односторонность и легковесность его выводов.

Объяснения случившемуся автор ищет в настроении и психологии масс и государственных деятелен США в личных особенностях ума и характера последних и в их тактических промахах и ошибках. Важнейшим фактором, способствовавшим провалу договора в Сенате, он считает борьбу республиканской и демократической партий, причём рассматривает её как самодовлеющую борьбу партийных аппаратов за власть, как результат столкновений личных самолюбий, как сведение личных счётов. Лишь иногда, вскользь, он касается вопроса о различных общественных интересах, представляемых партийными деятелями.

Во второй главе автор рисует обстановку в США после окончания войны и мирной конференции и перечисляет обстоятельства, порождавшие враждебное отношение к ратификации договора. К их числу автор относит возмущение либеральных кругов отходом Вильсона от принципов, провозглашённых им в "14 пунктах"; недовольство договором германо- и итальяно-американцев и ирландцев; традиционное "профессиональное" англофобство некоторых кругов и лиц; влияние изоляционистских традиций среди широких народных масс и, наконец, общее разочарование американского народа в "идеализме" Вильсона.

Автор совершенно не касается вопроса о том, что недовольство национальных групп договором, чувство усталости от военного напряжения, а также возмущение в народе внутренней и внешней политикой Вильсона умело раздувались и подогревались продажной прессой под давлением руководящей верхушки республиканской партии2 .

В следующей главе автор рассматривает вопрос о роковом влиянии партийной политики на исход борьбы в Сенате. Основная мысль автора, к которой он возвращается не раз на протяжении всей книги, заключается в том, что ни договор, ни устав Лиги наций не со держали по существу ничего одиозного для их противников. Яростное сопротивление ратификации со стороны сенатских республиканцев (вызывалось, по его мнению, тем, что "республиканские лидеры.., ненавидели президента лютой ненавистью и не хотели останавливаться ни перед чем, что могло бы привести к его падению" (стр. 38).

Оставляя пока в стороне вопрос о том, можно ли согласиться с утверждением автора, посмотрим, как он определяет причины этой "лютой ненависти". В двух - трёх фразах автор касается порождавших её политических и экономических фактором: "...республиканцы не доверяли Вильсону потому, что он был южанин... Считали, что он намеревается разорить Север в пользу Юга посредством налогов... у него были либеральные идеи о тарифе и трестах и о подоходном налоге, которые для республиканского "big business" являлись анафемой... Нефтяной магнат Эдвард Л. Догени... ворчал, что "президент - университетский профессор, ставший большевиком" (стр. 39). Остальные 13 страниц главы посвящены детальному рассмотрению психологических мотивов ненависти республиканцев к Вильсону и влияния тактики партийной борьбы, в узком смысле слова, на отношение к нему


1 Ему принадлежит также исследование о политике Вильсона на Парижской мирной конференции: Bailey Th. Woodrow Wilson and the last peace. New York. 1944.

2 Так, например, в августе 1918 г. Т. Рузвельт в видный деятель республиканской партии Беверидж обещали Дж. Гарвею, издателю популярной еженедельной газеты, гарантировать 20 тысяч подписчиков в течение двух лет, если он организует кампанию систематических нападок на политику Вильсона. См. Fleming. The United States and the League of Nations 1918 - 1920, стр. 26 - 27. New York. 1932. Раздуванию недовольства способствовало также затеянное Сенатской комиссией иностранных дел летом 1919 г. публичное обсуждение претензий к договору национальных меньшинств Америки.

стр. 136

республиканцев. Они не могли простить Вильсону его победы в 1912 и в 1916 годах. Они не могли мириться с его диктаторскими замашками. Республиканские лидеры были смертельно обижены тем, что Вильсон отстранил их от участия в руководстве войной и от участия в мирной конференции. Они опасались, что в случае ратификации договора укрепившийся престиж Вильсона позволит ему выставить свою кандидатуру на третий срок или, во всяком случае, обеспечит победу демократам. Сенат желал восстановить свою суверенность законодательного органа и т. д. Добавим сюда для полноты картины характеристику причин враждебных отношений председателя сенатской комиссии по иностранным делам Лоджа с Вильсоном, данную автором в следующей (IV) главе. В течение многих лет Лодж пользовался репутацией "учёного в политике". Вильсон затмил его в этом качестве. В 1915 г. и раньше Лодж высказывался в пользу создания какой-нибудь международной организации, которая обеспечила бы прочный мир; когда Вильсон выступил с проектом Лиги наций, Лодж оказался в лагере её противников. "Хронология и обстоятельства (позволяют предположить, что это было связано с враждой его с Вильсоном... убеждения Лоджа естественно предрасполагали его отнестись с симпатией к уставу Лиги наций.., но это была лига демократической партии, из которой демократы могли извлечь политический капитал, и партийный инстинкт сенатора взял верх... Лодж прежде всего был партийным деятелем.., который верил, что республиканская партия есть воплощение всех добродетелей" (стр. 67).

Нельзя не согласиться с автором в том, что вопросы партийной политики и моменты личной вражды играли" значительную роль в разгоревшемся споре. Но всё это были лишь внешние, второстепенные обстоятельства. Между тем даже несколько приведённых выше беглых замечаний автора, к которым он впоследствии не возвращается, достаточно ярко показывают существо отношения "big business" и республиканцев к Вильсону.

По словам вдумчивого и наблюдательного американского историка М. Джозофсона, "посредством поражения Вильсона Лодж и его друзья добивались сокрушения "потенциального радикализма Вильсона и его последователей... чтобы обеспечить возвращение старого, удобного, "нормального"... порядка3 . В частном письме сенатор Лодж писал, что "республиканская партия является единственной организованной силой, способной разгромить вильсонизм, ведущий к социализму и уничтожению конституционного образа правления в США"4 .

Этот страх реакционных кругов перед потенциальным радикализмом и тем более перед "социализмом" Вильсона носил в значительной мере демагогический характер, но было в нём и нечто реальное. Реформы, проведённые Вильсоном в 1913 - 1914 гг., по существу, очень незначительно коснулись привилегий монополистических кругов и, успокоив до известной степени возбуждение народных масс, фактически пошли на пользу монополистам. Однако потенциальная возможность повторения реформ в изменившейся обстановке послевоенного периода была для них вовсе нежелательна. Либеральные фразы Вильсона, сослужившие им такую хорошую службу во время войны, теперь явно переросли' свою полезность. Хотя администрация Вильсона в 1917 - 1918 гг. жестоко преследовала деятелей социалистической партии и вообще всякую деятельность прогрессивных организаций, однако реакционным монополистическим кругам, напуганным "призраком коммунизма", всё это казалось ещё не достаточным. С сенатской трибуны республиканец Шерман (впоследствии один из непримиримых противников ратификации) упрекал Вильсона в потворстве распространению "большевизма" в США, так как назначенная Вильсоном комиссия по расследованию причин забастовки, организованной "Индустриальными рабочими, мира" нашла обстоятельства, смягчающие "вину" рабочих5 . Тот же Шерман, вкупе с другим будущим "непримиримым" - Пойнтдекстором - летом 1918 г., громил Вильсона за то, что последний медлил с решением об организации интервенции в Россию6 . Так Вильсон, апологет капиталистического строя, умеренный либерал-реформист, злобный противник большевизма и один из организаторов удушения Советской России, в устах взбешенных монополистов превратился в "большевика".

Бэйли проходит мимо всех этих обстоятельств, лишая себя возможности разобраться в подоплёке борьбы республиканцев против Вильсона. Также неправильно, поверхностно решает Бэйли и вопрос о том, содержали ли Версальский договор и устав Лиги что-либо неприемлемое для республиканского "big business".

Автор пишет, что в уставе Лига "не было ничего, что могло бы обеспечить ему (уставу - Л. З.) поддержку хлопководческого Юга ", наоборот, вызвать антагонизм производящего пшеницу Севера... Люди голосовали не за свои убеждения, они голосовали за свои партии" (стр. 48). Делая этот вывод, автор игнорирует тот факт, что если в период нейтралитета Америки её крупнейшие финансовые монополии, связанные с тяжёлой индустрией, баснословно нажились на поставках и займах союзникам, то ряд отраслей промышленности и торговли США, связанных со среднеевропейским рынком, жестоко пострадал от английской блокады. Исходя из своего собственного печального опыта, представители этих отраслей хозяйства были кровно заинтересованы в обеспечении им до-


3 Josephson M "The President Makers". New York. 1940.

4 Johnson W. "Col. G. Harvey. A Passionate Patriot". Boston. 1929.

5 Congressional record, 65 congr. II sess. Vol. 56, pt. 8, p. 8064 - 8066.

6 Ibidem, pt. 11, p. 1177 - 1179.

стр. 137

ступа к мирным рынкам. Поскольку устав Лиги обещал это, они поддерживали его.

Что касается того, что Север был якобы противником ратификации, то, разумеется, это объясняется не производством пшеницы, а тем, что именно там имели преобладающее влияние финансовые монополии. Нажившись на производстве вооружения, они, во-первых, вовсе не были заинтересованы в обеспечении прочного и длительного мира и в проведении программы всеобщего разоружения. Во-вторых, стае после войны фактическими кредиторами Европы, они благожелательно относились к идее международного сотрудничества, но только при условии, что Соединённым Штатам будет обеспечена роль гегемона в мировой политике и экономике. Наиболее яркими выразителями этих империалистических устремлений были Лодж и Т. Рузвельт.

Перед отъездом делегации США на мирную конференцию в Париж Лодж вручил Г. Уайту, единственному члену делегации республиканцу, меморандум-инструкцию, представлявшую собой, по существу, схему проекта мирного договора. Меморандум был составлен Лоджем в тесном сотрудничестве с Т. Рузвельтом и бывшим государственным секретарём США Рутом. Лодж требовал, чтобы вопрос о создании Лиги наций был отложен на неопределённый срок и не связывался бы с мирным договором; он возражал против снижения тарифов, ограничения вооружения и утверждения принципа свободы морей. В меморандуме предлагалось, чтобы США вместе с союзниками стали гарантом европейского мира, в частности взяли бы под свою опеку "нейтрализованные" Константинополь и проливы, и вообще укрепили бы своё политическое влияние в важных стратегических пунктах7 . Автор не рассматривает ни приведённого выше меморандума (хотя он был в его распоряжении), ни целого ряда публичных заявлений республиканских лидеров, выступавших с аналогичными требованиями.

Но Вильсон на Парижской мирной конференции не добился признания (мировой гегемонии США. Чтобы получить согласие Японии на включение устава Луги наций в договор, он пошёл на значительные уступки ей на Дальнем Востоке. В целом "Версальский мирный договор с уставом Лиги наций гораздо больше соответствовали интересам широких кругов американской торгово-промышленной буржуазии, чем требованиям кучки финансистов-монополистов. Именно поэтому эти последние решили отказаться от договора, который не только не удовлетворял их требования, но и накладывал на них ряд стеснительных обязательств. Они предпочли самостоятельно устанавливать своё влияние на экономику Европы и предписывать бывшим союзникам и противникам свои условия.

Вот почему широкая кампания "непримиримых" против договора финансировалась богатейшими в Америке людьми: "коксовым королём" Фриком и Андрью Меллоном.

Республиканские лидеры боролись против ратификации договора всеми возможными приёмами: демагогическим раздуванием в прессе недовольства масс, организацией блока в Сенате между реакционными республиканцами и мелкобуржуазными изоляционистами и умелым тактическим использованием слабостей, свойственных Вильсону как государственному деятелю. Республиканцы боролись против Лиги не только потому, что ненавидели Вильсона: напротив их ненависть и недоверие к Вильсону значительно усилились, когда стало ясно, что мирная программа Вильсона в основном не удовлетворяет их требованиям.

В IV главе автор даёт характеристику различных группировок демократов и республиканцев в Сенате. Обращает на себя внимание общая характеристика, данная им группе "непримиримых". "Детальный анализ мотивов действий "непримиримых" без сомнения открыл бы, что состояние их умов представляло смесь, в различной пропорции, традиционализма, невежества, фанатизма, страха перед неизвестным, предрассудков, личных счётов, приверженности своей партии, политического самолюбия и естественной склонности к разрушению" (стр. 61). Такое обобщение смазывает различие между позицией реакционных республиканских лидеров и позицией прогрессистов-изоляционистов. "Изоляционизм" Лоджа, этого реакционнейшего защитника интересов монополистического капитала, глашатая мировой гегемонии американского империализма и врага демократического мира, был не то же, что изоляционизм Бора и Лафолерта.

В главах VI-IX автор излагает историю агитационной поездки Вильсона по Западным Штатам. Эти главы, обильно насыщенные материалами периодики и основанные на архивных документах и мемуарах, интересны, но можно заметить, что автор переоценивает влияние болезни Вильсона, вызванной поездкой, на исход борьбы в Сенате и, в соответствии с этим, уделяет связанным с нею обстоятельствам чрезмерно большое внимание.

Главы X-XVII излагают фактическую историю обсуждения и первой баллотировки (19 ноября 1919 г.) договора в Сенате. В "их дано описание попыток некоторых групп демократов и республиканцев в период между сессиями Сената (декабрь - февраль) придти к компромиссному решению и описание событий, связанных с окончательной баллотировкой 19 марта 1920 года. Автор привлёк много документов, характеризующих реакцию общественного мнения в США и Европе на борьбу в Сенате. Эти главы так же, как и главы XIX и XX, излагающие историю кампании по президентским выборам 1920 г., являются с точки зрения показа событий, несомненно, наиболее ценной и интересной частью книги. Особенно интересна глава XIX, в которой автор описывает подготовку республиканцев к выборам и приёмы, которыми сенатская республиканская клика обеспечила успех своему ставленнику - Гардингу.


7 Nevius A. "Henry White", p. 351 - 354. New York and London. 1930.

стр. 138

Что касается выводов, к которым автор приходит в VI-XVII главах, то они находятся в полном соответствии с его отправной позицией. Он неоднократно возвращается к утверждению, что существенной разницы в отношении республиканцев и демократов к договору не было; что спор разгорелся из-за нескольких десятков едких и "плохо выбранных" слов (стр. 167). Бэйли считает, что при большей политической гибкости и тактичности Вильсону удалось бы достигнуть с республиканцами приемлемого для него соглашения; поскольку, однако, момент для компромисса был упущен, ему следовало перед окончательным голосованием договора распорядиться, чтобы демократы голосовали за резолюцию ратификации, предложенную Лоджем. В этом случае договор был бы утверждён (стр. 199). Таким образом, полагает Бэйли, главной причиной "великого предательства" являлись (обострённые нездоровьем) неуступчивость, упрямство и болезненное авторское самолюбие Вильсона, который не желал пожертвовать предложенными гм формулировками статей устава Лиги наций. Вильсон, пишет автор, "своими собственными слабыми руками... убил дитя своего разума" (стр. 277). Этот вывод автора так же поверхностен, как в предыдущие.

В чём заключалось существо разногласий между республиканцами, сторонниками Лоджа, и демократами, приверженцами Вильсона? Четырнадцать оговорок, предложенных Лоджем 6 ноября 1919 г., были направлены к тому, чтобы фактически освободить США от всяких обязательств по отношению к Лиге наций. Так, согласую второй оговорке (к 10 и 11-й статьям устава), США отказывались взять на себя обязательство по охране территориальной целостности и политической независимости всякой другой стороны, за исключением особых случаев, когда это найдёт нужным сделать Конгресс США; в оговорке 10-й (касающейся статьи 8-й) заявлялось, что никакой план ограничения вооружения, предложенный Советом Лиги наций, не может стать обязательным для США без согласия Конгресса и что кроме этого Соединённые Штаты сохраняют за собой право увеличивать своё вооружение без согласия Совета (стр. 387 - 393, см. также Congress Record, 66 congr., 1 sess., p. 8713; 2 sess, p. 4599). Лодж требовал также внесения оговорок в текст резолюции о ратификации, которая должна была стать обязательной для США лишь после согласия на неё Великобритании, Франции, Италии и Японии.

Вильсон настаивал на принятии договора и устава Лиги в неизменном виде или лишь с пояснительными оговорками. Он отказывался согласиться с оговорками Лоджа, утверждая, что они фактически уничтожают смысл устава Лиги наций (стр. 259). Автор считает это утверждение Вильсона грубым преувеличением (стр. 260). По мнению Бэйли, ради укрепления международного сотрудничества сторонники Вильсона обязаны были уступить сенатским республиканцам я пойти на компромисс с ними. Можно ли считать, что при этом условии "великое предательство" интересов народов метра не было бы совершено? Более чем сомнительно.

Неучастие США в Лиге наций безусловно явилось одной из причин её бессилия. Однако вхождение США в Лигу на условиях, предложенных Лоджем, несомненно, привело бы к тому же результату.

Предположение автора, что при большей тактической гибкости демократам удалось бы добиться ратификации договора и устава Лиги наций без существенных оговорок представляется мало вероятным.

Основная беда сторонников Вильсона заключалась не в их тактической слабости, а в чрезвычайной узости социальной базы, на которой строилась политика Вильсона и в противоречивости и однобокости его "миротворческих" усилий. Не только некоторые круги промышленников США и буржуазной интеллигенции, но и широкие слои американского народа поддержали бы усилия Вильсона, направленные к обеспечению прочного и длительного мира, если бы весь политический курс его администрации не имел резко выраженного антинародного характера. Если проведённые им в 1910 - 1914 гг. реформы обеспечили ему на некоторый срок поддержку в массах, то вся его внешняя и военная политика, в конечном счёте способствовавшая усилению могущества финансовой олигархии, равно как и реакционная внутренняя политика в 1917 - 1918 гг., лишили его доверия народа.

Претендуя на роль защитника и проводника идеи мира, Вильсон на деле занял резко враждебную позицию по отношению ко всем прогрессивным силам, способным оказать действительно реальную поддержку воплощению этой идеи в жизнь. Он решительно осудил международные связи социалистов и попытки европейских социалистических и трудовых партий принять участие в создании проектов Лиги наций8 .

Как уже указывалось, Вильсон был решительным врагом Советской России, одним из организаторов (и активных участников интервенции в 1918 году. Своими злобными клеветническими выступлениями против советского правительства осенью 1919 г. он немало содействовал укоренению в сознании американского народа недоверия и непонимания по отношению к Советской России. Самый смысл существования Лиги наций, которую Вильсон считал "сердцем" международной безопасности, был дискредитирован тем, что все государства - члены её Совета - вели агрессивную, захватническую войну против' России, неоднократно доказывавшей своё миролюбие.

Республиканцы, демагогически раздувая, как уже указывалось выше, народное недовольство политикой Вильсона, воспользовались им на выборах в Сенат в 1918 го-


8 Baker R. "Woodrow Wilson. Life and Letters". Vol. VIII, p. 43 - 44, 60, 253. New York. 1938.

стр. 139

ду, получив большинство и прочно сорганизовавшись для нанесения поражения Вильсону, Судорожные попытки последнего привлечь народ на свою сторону в сентябре 1919 г. уже не могли дать и не дали никаких положительных результатов (это показывает автор в VI и VII главах, не вскрывая, однако, истинных причин неудачи Вильсона).

Вот почему в борьбе против республиканцев в Сенате Вильсона поддерживал лишь ограниченный круг сторонников, не обладавших реальной силой ни в самом Сенате, ни вне его. Вряд ли при этих условиях какие-либо тактические ухищрения могли привести к приемлемому компромиссу с республиканцами, ставившими перед собой совершенно определённую цель: избавиться от Вильсона и невыгодного для них договора.

В заключительной главе автор выдвигает ряд общих принципов, которыми, по его мнению, современные государственные деятели должны руководствоваться при заключении и ратификации международных договоров. Один из этих принципов является логическим выводом из основной идеи автора: "...упрямый отказ от компромисса, когда народ его требует... может, как это было в 1920 году, привести к поражению всего договора" (стр. 363). Анализируя события 1920 г., автор определённо заявил, что на компромисс должны пойти именно демократы, а не республиканцы. Приходится предположить, что этот вывод Бэйли являлся советом демократам в 1945 г. избежать ошибки своих предшественников и немедля постараться применить свою внешнеполитическую программу к требованиям республиканцев.

Политика нынешних руководителей демократической партии, направленная в сторону всестороннего соглашения с республиканцами, свидетельствует, что они, по-видимому, целиком разделяют этот вывод автора. Покойный президент Ф. Д. Рузвельт извлёк иные уроки из ошибок, совершённых Вильсоном в 1917 - 1920 годах. Весь курс политики Рузвельта говорил о его стремлении идти навстречу прогрессивным силам в США и способствовать развитию дружественных отношений с Советским Союзом. Тех же взглядов придерживается группа деятелей демократической партии, возглавляемая Г. Уоллесом.

В заключение можно заметить, что советская историческая наука весьма недостаточно занималась изучением вопросов освещаемых в рецензируемой книге.

Работа проф. Л. И. Зубока "Борьба в США вокруг вопроса о Лиге наций в 1919 - 1920 гг." ("Известия Академии наук СССР", серия истории и философии, т. II, N 1. М. 1945) - единственная в нашей литературе, связно и последовательно рассматривающая данный вопрос, - представляет собой, к сожалению, лишь очень сжатый очерк, в котором автор не углубляется в подробное рассмотрение отдельных проблем. Однако он отчётливо высказывает мысль, что за спиной враждовавших в США в 1919 - 1920 гг. партийных группировок стояли различные по своим экономическим и политическим интересам круги американской буржуазии. Этому взгляду не противоречит объяснение причин отказа Сената от ратификаций договора, данное в историческом очерке справочника "Соединённые Штаты Америки" (изд. "Советской энциклопедии". 2-е изд.). Там умывается, что "определённые политические круги "е могли простить Вильсону того факта, что он не добился признания мировой гегемонии США" (стр. 280). Иное объяснение даёт акад. И. М. Майский в предисловии к книге Г. Никольсона "Как делался мир в 1919 г." (ОГИЗ. 1945). Он считает, что "вековые навыки мыслей и чувств" руководящих сил американской политики взяли верх над желанием дать "новый курс" мировой политике; и когда непосредственная угроза войны миновала, американские политики "больше всего думали о том чтобы уйти из Европы".

Проф. В. И. Лан в нескольких своих работах утверждает, что сущность борьбы республиканских лидеров против Вильсона сводилась к партийным склокам и столкновению личных самолюбий.

Таким образом, советская историография до сих пор ещё не пришла к определённым и единым выводам относительно событий, описываемых в рецензируемой книге. Интересная и актуальная проблема, поднятая и не разрешённая проф. Бэйли, заслуживает нашего пристального внимания и должна стать предметом тщательного изучения со стороны марксистско-ленинской исторической науки.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/БЕЙЛИ-ТОМАС-А-ВУДРО-ВИЛЬСОН-И-ВЕЛИКОЕ-ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei ChekmanekContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Chekmanek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. ЗАКТРЕГЕР, БЕЙЛИ ТОМАС А. ВУДРО ВИЛЬСОН И ВЕЛИКОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/БЕЙЛИ-ТОМАС-А-ВУДРО-ВИЛЬСОН-И-ВЕЛИКОЕ-ПРЕДАТЕЛЬСТВО (date of access: 16.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. ЗАКТРЕГЕР:

Л. ЗАКТРЕГЕР → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Chekmanek
Южно-Сахалинск, Russia
1124 views rating
14.09.2015 (1463 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
19 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
25 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
БЕЙЛИ ТОМАС А. ВУДРО ВИЛЬСОН И ВЕЛИКОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones