Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9803

Share with friends in SM

Под редакцией акад. В. П. Потёмкина. Составили: проф. Хвостов В. М. и проф. Минц И. И. 423 стр. 500000 экз. 8 руб.

Вышел второй том "Истории дипломатии", работать над которым советские историка начали ещё до Отечественной войны. В книге дано изложение важнейших моментов внешней политики и дипломатии крупнейших государств от Франкфуртского мира 1871 г. до конца первой мировой войны. Таким образом, содержание тома охватывает дипломатию периода начавшегося упадка капитализма, периода "перерастания старого "свободного" капитализма в империализм и свержения капитализма в СССР силами Октябрьской революции, открывшей новую эру в истории человечества" (Сталин)"

Изложение внешней политики и дипломатии в книге дано не по отдельным странам, а в связи с важнейшими политическими кризисами и событиями мировой истории. Например, следующая за изложением франко-германских отношений 1872 - 1875 гг. глава посвящена восточному кризису, затем, естественно, идёт глава "Русско-турецкая война (1877 - 1878 гг.) и Берлинский конгресс (1878 г.)". Изложению колониальной экспансии великих держав посвящена отдельная глава (5-я). Заключение франко-прусского союза рассматривается в одной главе с кризисом русско-германских отношений. Гласа "Образование Антанты" (9-я) содержит фактически характеристику всех важнейших событий международных отношений за 1904 - 1907 годы. Автор совершенно правильно рассматривает англо-французское соглашение 1904 г., Портсмутский мир и Алхесирасскую конференцию лишь как определённые этапы и звенья на пути к англо-русскому соглашению 1907 года. При таком построении, которое нельзя не одобрить, книга несколько теряет в полноте описания дипломатии отдельных стран, зато, несомненно, выигрывает в ясности изложения и в объяснении развития важнейших политических и дипломатических событий.

Авторам удалось в одном томе охватить огромный материал и дать чёткое представление о характере дипломатии в эпоху империализма. Сжатость и ясность изложения, уменье сосредоточить внимание на основном, отсутствие мелочей, стремление не только изложить фактический ход событий, но и дать им определённое истолкование с марксистских позиций, наличие интересных характеристик ряда крупнейших политических деятелей Англии, Германии и Австрии, лёгкий и простой язык - вот важнейшие достоинства книги. Вместо несовершенных переводных книг, из которых некоторые, как двухтомная работа Фея, являются открыто германофильскими, которыми пользовался советский читатель, теперь имеется обобщающая марксистская работа, где правдиво и интересно показана дипломатия как буржуазных государств, так и первые шаги дипломатии советского государства. Создание подобного труда - несомненная удача авторов и редактора и показатель роста советской исторической науки и наших научных кадров.

*

Книга начинается "Введением", которое является как бы сжатым конспектом всего тома, в нём намечены основные линии дипломатия империалистических государств.

Авторы и редактор "Истории дипломатии" исходили из бесспорного положения, что внешняя политика, как и дипломатия руководящих империалистических государств, определялась особенностями развития империализма этих государств и что она подчинялась задаче передела мира между сильнейшими империалистическими государствами. В соответствии с ленинской теорией империализма в "Введении" удачно показаны особенности империализма и внешней политики крупнейших государств. Английский империализм носил преимущественно колониальный характер; французский - ростовщический. В Германии сложился юнкерски-буржуазный империализм с мощным военным аппаратом. "Японский империализм представлял смесь военно-феодального империализма с империализмом германского типа" (стр. 3). Отсталый военно-феодальный империализм царской России находился в финансовой зависимости, в первую очередь, от Франции. В соответствии с этими особенностями империализма в книге показана и дипломатия государств. Уже в "Введении" учтены критические замечания И. В. Сталина, изложенные им в связи с критикой статьи Энгельса "Внешняя политика русского царизма". В связи с этим намечены также контуры германской и японской империалистической политики, а изложение важнейших дипломатических конфликтов, связанных с борьбой за передел колоний и

стр. 100

сфер влияния, подводит читателя к объяснению причин первой мировой войны.

В книге убедительно показано тесное сотрудничество между дипломатией и военными кругами, совместно подготовлявшими первую мировую войну. Почин в этом деле принадлежал германскому империализму и его дипломатии. "Она первая приступила к созданию военной коалиции, центром которой стал Берлин" (стр. 3). Естественно, в книге уделено большое внимание дипломатии Бисмарка, главная задача политики которого заключалась в том, чтобы всякими мерами добиться ослабления России. "Он всячески провоцировал осложнения между Россией, с одной стороны, и Англией и Турцией - с другой" (стр. 30). Бисмарк мешал России оказать помощь славянским народам на Балканах и добиться решения славянской проблемы без войны.

В главе о русско-турецкой войне и Берлинском конгрессе (стр. 40 - 50) хотелось бы видеть более подробное изложение хода самого Берлинского конгресса, а также изложение того, как русское общество отнеслось к его решениям. Автор показал, что Россия в ходе войны уступила - не заняла Константинополь и согласилась на пересмотр Сан-стефанского мира, прежде всего опасаясь столкновения с Англией и Австрией. Всё же у читателя создаётся, некоторая неясность в оценке английской дипломатии Биконсфильда: то ли он всерьёз готов был воевать с Россией или же все его демонстративные военные приготовления являлись лишь тактическим ходом и преследовали задачу "внушить русскому правительству убеждение, что Англия в самом деле готова воевать в случае если Россия не уступит" (стр. 46). Роль Бисмарка во время русско-турецкой войны освещена достаточно ясно. На Берлинском конгрессе он помогал Англии и Австрии лишить Россию "значительной части плодов своей победы" (стр. 50), закреплённых Сан-стефанским договором. В результате оба государства - Англия и Австро-Венгрия, выступавшие на словах защитниками Турции, - отхватили у неё: Англия - Кипр, а Австро-Венгрия - Боснию и Герцеговину.

После Берлинского конгресса политика Бисмарка приобрела ещё более резко выраженный антирусский характер. "Заключение австро-германского союза положило начало оформлению тех военных коалиций, которые в дальнейшем столкнулись в первой мировой войне" (стр. 54).

В книге дан удачный ответ на вопрос, почему русское правительство пошло на союз трёх императоров. Обострение англо-русских отношений, попытка удержать сильные позиции на Балканах, стремление Милютина, игравшего главную роль в правительственном механизме, "обеспечить стране передышку для завершения реорганизации русской армии" (стр. 56) - вот объяснение вопроса. Автор прав в оценке решающего влияния Милютина в этот момент на внешнюю политику России.

В оценке Тройственного союза, как и последовавшего за ним соглашения России с Францией, автор целиком исходит из оценки международных отношений этой эпохи, данной И. В. Сталиным на XIV съезде ВКП(б). В книге совершенно правильно подчёркнуто, что Тройственный союз был направлен против России и Франции и его образование привело к провалу всей политики Бисмарка, имевшей целью изолировать Францию.

Вся шестая глава (стр. 76 - 106) посвящена выяснению этого принципиального вопроса. Здесь читатель найдёт много нового и интересного. Усиление экономических противоречий между Германией и Россией, рост империалистических притязаний Германии, обострение противоречий на Балканах, постоянные угрозы со стороны Германии войной против Франции привели сначала к краху союза трёх императоров, а потом к разрыву русско-германских отношений и образованию русско-французского союза.

Кризис русско-германских отношений прекрасно показан не как результат ошибочной личной политики Бисмарка, а как закономерное следствие роста германского империализма и притязаний его политики. Сам Бисмарк боялся разрыва с Россией и пытался его отсрочить. Автору удалось нарисовать блестящий портрет Бисмарка как дипломата и показать приёмы его дипломатической деятельности. "Отличительной особенностью дипломатии Бисмарка был её боевой и насильнический характер; в этом смысле канцлер был с ног до головы представителем прусского военного государства" (стр. 101).

Однако "дипломатия Бисмарка ставила своей задачей предотвращение непосильной войны на два фронта" (стр. 100). Поэтому Бисмарк стремился всячески вредить России и втянуть её в конфликты и войны с Англией и Турцией. Но этот прожжённый представитель германо-прусского империализма был достаточно умён, чтобы не втягивать Германию в войну с Россией. Он видел в такой войне опасность для своей страны и не верил в возможность полного военного разгрома Россия, причём не потому, что очень высоко ценил царское правительство и его генералов, а потому, что понимал мощь русского народа. "Даже самый благоприятный исход войны, - говорил Бисмарк, - никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских" (стр. 103).

Насколько полно, ярко и интересно показана роль дипломатии Бисмарка, определявшая неизбежность создания русско-французского союза, настолько же сжато, сухо и недостаточно показана роль Франции и её дипломатии в создания союза. Правильные и интересные мысли, как бы вскользь брошенные, лишены необходимого фактического обоснования. Например, верное утверждение, что "в военном союзе Франция нуждалась больше, чем Россия", недостаточно конкретизировано. Между тем французские историки придерживаются противоположного мнения, ошибочность которого следовало бы отметить.

Проблеме обострения англо-германских отношений в "Истории дипломатии" законно отведено много места и внимания. Известно, что Ленин и Сталин придавали, англо-германскому антагонизму решающее значение в

стр. 101

происхождении первой мировой войны. В соответствии с этим в "Истории дипломатии" прекрасно показано нарастание англо-германских противоречий в связи с ростом империализма и колониальных притязаний германской империи.

В 80-х годах Германия захватила свои первые колонии, а в 90-х годах "перед внешней политикой Германии была поставлена новая задача: создание обширной колониальной империи и установление "сфер влияния" в отсталых странах. Это становится основным делом германского капитализма" (стр. 107). Эта задача могла быть кардинально разрешена только путём передела мира.

Автору хорошо удалось показать сложный клубок противоречий между европейскими государствами, в частности серьёзные противоречия между Англией и Францией, наличие которых как бы несколько маскировало глубину англо-германских противоречий. Автор правильно указывает, что в конце XIX в. в Англии ещё не все "осознали тот факт, что наиболее опасным противником Британии является именно Германская империя" (стр. 133), в другом месте (стр. 110) автор указывает на те причины, которые побудили английскую дипломатию "задержать или хотя бы затушевать" обострение англо-германского антагонизма.

*

Что касается другой линии противоречий международной политики, а именно - дальне восточной, то здесь правильно показаны и англо-русские, и японо-русские противоречия, и провокационный характер политики Германии. Автор высоко оценивает Витте как дипломата, ставя его на один уровень с крупнейшим "некарьерным" дипломатом Англии - Дизраэли. Однако следует отметить не совсем удачное название главы: "Обострение дальневосточной проблемы" (стр. 107); в других местах (стр. 110) автор говорит об обострении дальневосточного вопроса. Правильнее было бы сказать об обострении империалистических противоречий на Дальнем Востоке. В этой же главе имеется и неточность: сибирская железная дорога строилась на русские бюджетные средства, а не на французские деньги, как указано в книге (стр. 112). Следовало бы более резко подчеркнуть помощь Японии со стороны английской дипломатии. Однако в целом этот раздел написан очень хорошо.

Глава восьмая - "Завершение борьбы за раздел мира и первые войны за его передел" (стр. 140 - 159) - как бы подводит читателя к образованию Антанты. Начинается глава изложением испано-американской войны, а заканчивается русско-японской войной, вернее дипломатическими событиями, предшествовавшими войне. Здесь впервые читатель знакомится с американской дипломатией, оказавшей немалые услуги Японии. Хотелось бы, чтобы "Миссия Ито" была изложена полнее и точнее. Не только Япония добивалась соглашения с Англией, ещё в большей мере Англия пыталась (и добилась своего) сделать Японию орудием своей политики на Дальнем Востоке; кроме того во время поездки Ито в Петербург англичане нервничали и добивались скорейшей подписи уже подготовленного текста соглашения. Русское правительство не хотело пустить Японию и другие государства в Маньчжурию. Лишено убедительности заявление автора (стр. 159), будто главный узел англо-русских противоречий на Дальнем Востоке "заключался вовсе не в Маньчжурии". Между тем Япония, США и Англия не хотели допустить исключительного влияния России именно в Маньчжурии. К этому сводились усилия японской, английской и американской дипломатии в 1901 - 1902 годах, во время переговоров России с Китаем. Доктрина Хэя об открытии дверей в Китае прежде всего затрагивала именно Маньчжурию и была направлена против России.

В книге хорошо показана роль, которую сыграла русско-японская война в перегруппировке государств вокруг Англии и Германии. Японская война привела к дальнейшей консолидации Антанты. Попытки германской дипломатии оторвать Россию от Франции (1905) полностью провалились.

При изложении хода Портсмутской конференции автор правильно объясняет уступчивость японского правительства его внутренней слабостью. Следовало бы лишь уточнить вопрос о давлении Т. Рузвельта на Россию и Японию. Не желая чрезмерного усиления Японии, Рузвельт добивался мира, но он хотел, чтобы царское правительство не только уступило Сахалин, но и согласилось на уплату умеренной контрибуции. Вопрос о получении Японией денежной компенсации играл в ходе конференции не меньшую, а даже большую роль, чем вопрос о Сахалине.

Свидетельство Шлиффена (стр. 179), которое автор истолковывает как доказательство возможности для России легко продолжить войну, приведено едва ли к месту и по существу неверно. Конечно, Россия располагала большими людскими ресурсами, но, во-первых, царское правительство после Цусимы не располагало финансовыми средствами для продолжения войны; во-вторых, при старом правительстве и старых порядках в армии наличие небольшого численного превосходства в количестве войск не гарантировало победу. В действительности царское правительство и не могло и не хотело продолжать войну. Успешно войну могла продолжать лишь революционная демократическая Россия. Эту мысль и следовало бы оттенить. Русские реакционеры склонны были пойти на большие уступки Японии, лишь бы разделаться с революцией. Это показало ещё майское совещание 1905 г. под председательством царя. Уже на нём было открыто заявлено, что революция представляет для правительства большую опасность, чем японцы.

Марокканский кризис, соглашение в Бьерке между Николаем и Вильгельмом, Портсмут, Алхесирасская конференция - вот перечень важнейших вех международной политики, которые предшествовали образованию тройственной Антанты и рассмотрению которых в книге уделено должное внимание. В 1907 г. было заключено англо-русское соглашение, которое завершает создание тройственной Антанты, противостоящей Тройственному со-

стр. 102

юзу, от которого Италия уже фактически отошла.

Реальные мотивы и в значительной мере неизбежность этого соглашения для России хорошо показаны. Результат этого соглашения заключался в том, что на случай европейской войны "Германия оказывалась изолированной - вдвоём со своей слабой союзницей Австро-Венгрией" (стр. 180), имея против себя сплочённую и сильную группу держав.

Специальная глава отведена борьбе Антанты с австро-германским блоком в 1908 - 1911 гг. (стр. 181 - 215). В это время ещё более обострилось морское соперничество между Германией и Англией. Австрийские и германские документы, использованные в этой главе, показывают агрессивный характер германской дипломатии на Балканах и в Турции. Австрийская политика явно стремилась решить славянскую проблему "силой оружия". Всё это усиливало русско-германские и русско-австрийские противоречия на Балканах.

Во время боснийского кризиса 1908 - 1909 гг. Германия открыто стала на сторону Австрии и в ультимативной форме потребовала от России признания аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Вмешательство Германии на стороне Австрии "до крайности обострило отношения между Германией и Россией" (стр. 198). В анализе причин боснийского кризиса и соглашения Извольского с Эренталем автору удалось избежать шаблона. Автор убедительно показал, что Извольский выдвигал требования о компенсации для Сербии и Черногории "как предпосылки своего согласия на аннексию Боснии и Герцеговины" (стр. 191). Соглашение 1909 г. России и Италии в Раккониджи автор также оценивает не как ошибочный шаг дипломатии Извольского, но как реванш русской дипломатии за неудачу в Бухлау, так как "Россия и Италия договорились совместно противодействовать австрийской экспансии на Балканах" (стр. 198 - 199).

В силу военной слабости и стремясь выиграть время для завершения своей подготовки к войне дипломатия царской России после Потсдамского свидания пошла в 1911 г. на соглашение с Германией относительно Багдадской железной дороги. В это же время Германия сделала новый нажим (третий по счёту) на Францию в связи с марокканской проблемой. Посылка канонерки в Агадирскую бухту (1911) встретила решительный отпор со стороны Англии. Так называемая агадирская авантюра Германии освещена с должной полнотой. На неудачу миссии Холдена добиться у Германии ограничения строительства военных кораблей Англия ответила усилением их строительства. Кроме того между Англией и Францией за спиной парламента было достигнуто соглашение о военном сотрудничестве и заключена англо-французская морская конвенция (стр. 214 - 215).

В последние три года перед мировой войной противоречия между Антантой и Тройственным союзом достигли особой остроты на Балканах. Балканским войнам в томе отведена специальная глава. Однако ни по количеству материала, ни по анализу внешнеполитических вопросов подготовленный читатель не выйдёт здесь нового и интересного. Не дано объяснения внутренней борьбы между славянскими государствами, не вскрыты причины слабого влияния русской дипломатии на балканских государства и её неспособности сохранить балканский союз. Едва ли достаточным ответом может служить ссылка на политику России в вопросе о Константинополе и проливах или простая констатация факта, что Россия "переоценила своё влияние". Следовало бы привести указание Ленина1 , что только яри победе демократических элементов на Балканах можно устремить внутреннюю борьбу националистической буржуазии. Политика буржуазной "либеральной" Европы "мешает установлению федеративной балканской республики". Ленин возлагал будущее балканской демократии "исключительно на развитие сознательности, демократизма и самодеятельности масс, а не на интриги буржуазных дипломатов". Вывод Ленина о том, что "именно "Европа" мешает установлению федеративной балканской республики", объясняет причины, в частности, слабого влияния русской дипломатии на Балканах.

События, связанные с миссией Лимана, вряд ли уместно рассматривать в этой главе. Лучше всего о них рассказать в связи с началом мировой войны.

Две главы - 12-я и 13-я (стр. 238 - 302) - посвящены изложению дипломатии империалистических государств в начале и во время первой мировой войны. На большом, новом и интересном материале показана механика развёртывания этой войны германо-австрийским блоком. Весь новый документальный материал, пущенный в оборот за последние десятилетия, автор постарался использовать. Этот материал подтверждает незыблемость ленинской оценки войны, изложенной в манифесте Центрального комитета РСДРП2 , как войны империалистической и несправедливой со стороны обеих коалиций. В "Истории дипломатии" сказано: "Война 1914 - 1918 гг. была вызвана в первую очередь борьбой за передел колоний и сфер влияния. Основную роль играло при этом соперничество между Германией и Англией. Англия защищала от Германии своё морское и колониальное первенство. Не могла она допустить и германской гегемонии в Европе. Для Франции германские притязания на гегемонию представляли ещё большую угрозу.

Немалое значение имела, конечно, и политика русского царизма; однако она играла сравнительно подчинённую роль, и преувеличивать её влияние не следует" (стр. 6). "История дипломатии" решительно исправляет антинаучные и вредные взгляды, распространявшиеся в своё время М. Н. Покровским и его "школой", будто царская Россия играла роль основного фактора, вызвавшего мировую войну.

Интересный фактический материал иллюстрирует положение Ленина об особой аг-


1 См. Ленин. Соч. Т. XVI. стр. 158.

2 См. Ленин. Соч. Т. XVIII. стр. 61 - 66.

стр. 103

рессивности германского империализма. "Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешённые Россией и Францией"1 . Эти замечательные слова Ленин писал, пользуясь лишь данными буржуазной прессы о политике Германии. Приведённые в "Истории дипломатии" (стр. 245) выдержки из секретной записки германского министра иностранных дел фон Ягова целиком и, так сказать, документально подтверждают пункт за пунктом положения Ленина. Расчёты германских империалистов строились на том, что "Россия сейчас к войне не готова", а Франция и Англия сейчас войны не захотят. Поэтому Германия подталкивала свою союзницу Австрию довести дело до войны и заверяла её, что полностью выполнит свои союзные обязательства.

Получив согласие Вильгельма, австро-венгерский совет министров, за исключением венгерского премьера Тиссы, 7 июля 1914 г. принял решение "предъявить к Сербии настолько радикальные требования, чтобы можно было заранее предвидеть их отклонение, дабы приступить к радикальному же разрешению вопроса путём военного вмешательства" (стр. 249). Такое решение правительства предрешало войну с Сербией, а следовательно, и с Россией.

Однако, несмотря на разнообразие и ценность материала о роли Германии и Австрии в развязывании войны, "История дипломатии" прибавляет к уже известному не особенно много нового. Ранее опубликованный по этому вопросу материал примерно так же освещал роль Германии в развитии военного кризиса.

Зато страницы посвященные английской дипломатии и Эдуарду Грею как дипломату (стр. 249 - 252, 255 - 258, 261 - 263), являются новинкой в исторической науке, читаются с огромным интересом и не лишены политической актуальности. Правда, ещё в "Воспоминаниях" бывшего министра иностранных дел царской России С. Д. Сазонова, свидетельство которого почему-то не приводится, была высказана догадка о тем, что если бы Англия своевременно сделала заявление о всей солидарности с Францией, то это смогло бы заставить Германию сдержать Австрию и тем самым война была бы отсрочена. Сазонов также считал, что, судя по поведению Англии, Германия могла рассчитывать на её нейтралитет.

Однако, помимо ценного свидетельства хорошо осведомлённого Сазонова, только в "Истории дипломатии" впервые убедительно и научно доказано, что сэр Эдуард Грей в начале кризиса расчётливо поощрял немецкую агрессию. Вместо того чтобы решительным заявленьем рассеять иллюзии германских агрессоров о нейтралитете Англии, он в течение целого месяц, последовавшего после убийства Франца-Фердинанда, поддерживал эту иллюзию. В день вручения ультиматума Сербии (23 июля) Грей в разговоре с австрийским послом Менсдорфом "не обмолвился ни словом" об участии в войне "пятой державы, Англии". Даже после вручения ультиматума (24 июля) Грей в беседа с германским послом в Лондоне Лихновским, говоря о возможной европейской войне четырёх государств, не раскрыл ему карт: "Что в войну может вмешаться пятая великая держава, Англия, об этом Грей снова не упомянул ни словом" (стр. 255). Только во второй беседе в течение одного дня (29 июля) с тем же Лихновским Грей впервые изложил "свою истинную позицию". И всё же в противоречии со сдоим заявлением под давлением прогерманских элементов Грей 1 августа 1914 г. выдвинул перед Лихновским план направить германскую агрессию исключительно на Восток, т. е. против России. Он обязался гарантировать "нейтралитет Англии и Франции, при условии, что немцы обещают не нападать на эту последнюю. Таким образом, Грей задумывал прямое предательство России" (стр. 263). Такова была английская дипломатия в 1914 году. Путём предательства своего союзника Грей хотел остаться в стороне. Впервые в нашей литературе даётся такая чёткая, интересная и полная характеристика дипломатии империалистических стран во время июльского кризиса. В этом несомненная заслуга проф. В. Хвостова.

Во время войны усилия дипломатии были направлены в первую очередь на оправдание правительств воевавших держав и на "доказательства", что эти правительства "ведут лишь оборонительную войну". Затем дипломаты обеих коалиций развернули деятельную работу по вербовке своих союзников. Методы подкупа, обмана, невыполнимых обещаний - всё было пущено в ход, лишь бы завербовать нового союзника. Страницы, рисующие вступление в войну Турции, Болгарии, Италии, Румынии, читаются с неослабевающим интересом.

"История дипломатии" показывает основные противоречия как внутри Тройственного союза, так и в лагере Антанты. Царская Россия понесла главную тяжесть войны, её армия оказывала помощь союзникам в ущерб своим собственным интересам, но от Англии и Франции Россия не получила серьёзной помощи ни военной, ни финансовой.

Книга хорошо показывает также, как дипломаты занимались перекройкой политической карты мира. Хотя захватнические планы стран Антанты не отличались скромностью, всё же империалистические аппетиты Германии "но своему размаху значительно превосходили замыслы Антанты. Германия требовала коренного передела мира" (стр. 281).

Когда же военные планы германских империалистов потерпели крушение, перед немецкой дипломатией была поставлена новая задача: путём заключения сепаратного мира с Россией помочь армии выиграть войну. Было множество фактов дипломатического зондажа с обеих сторон. Правда, при русском дворе, пожалуй, была наиболее сильная германофильская партия, но и у


1 Ленин. Соч. Т. XVIII. стр. 61 - 62.

стр. 104

англичан и французов были свои сторонники соглашения с кайзеровской Германией. Но следует отметить, что и в этой области немцы не имели каких-либо реальных успехов, хотя им и удалось ослабить темпы войны стран Антанты, а также затянуть самую войну. Характерно, что и после февральской революции 1917 г. при помощи римского папы и социал-демократов германская военщина пыталась добиться сепаратного мира, но неудачно.

В этой же главе (13-й), рассказывая о вступлении в войну США на стороне Антанты, автор впервые показал внешнюю политику Соединённых Штатов и те причины, которые склонили США в пользу Антанты.

В заключение ещё раз скажем, что обе главы о международной политике во время первой мировой войны, несомненно, принадлежат к числу лучших страниц книги. И специалист и неспециалист прочтут их с особым удовольствием.

*

Империалистическая война подготовила революционный кризис. В России победила сперва буржуазно-демократическая, а потом социалистическая революция. Под руководством большевиков трудящиеся массы нашей Родины свергли Временное правительство и организовали советскую власть. Началась новая страница мировой истории - новый этап в развитии дипломатии. Впервые в качестве дипломатов выступили рабочие, солдаты, матросы. Перед советской дипломатией были поставлены задачи укрепления советского государства и защиты интересов трудящихся нашей Родины. Эта новая страница в "Истории дипломатии" изложена в четырёх главах проф. Минцем. Советское правительство уволило чиновников старого министерства иностранных дел и создало новый, Народный комиссариат иностранных дел. Дипломатические представители Временного правительства заграницей были уволены, тайная дипломатия отменена, секретные договоры опубликованы. Нельзя без волнения читать о том, как матрос Маркин публиковал секретные договоры царской России и Временного правительства (стр. 305).

Ленинский декрет о мире, принятый II Всероссийским съездом Советов, наметил принципиальные основы советской внешней политики. Советское правительство обратилось ко всем народам и правительствам с предложением заключить демократический мир без аннексий и контрибуций. Бывшие союзники России не ответили на это предложение и потихоньку предупредили русское командование, что они не допустят переговоров о мире советского государства с Германией.

Германский блок согласился вести переговоры о заключении мирз. Страны Антанты пытались окружить советское государство кольцом враждебных военных соединений, а в конце декабря заключили тайную конвенцию о разделе сфер действий в России. Молодая Советская республика оказалась не только пред лицом германского империализма, но и перед объединённым фронтом стран Антанты, пытавшимся организовать силы внутренней контрреволюции.

Дипломатические представители стран Антанты в Советской России превратились в это время "в легальных шпионов" (стр. 317), подготовлявших контрреволюционные мятежи и высадку сил интервентов.

Можно пожалеть только об одном: интересно написанная проф. Минцем глава о первых шагах советской дипломатии слишком сжата.

Брестскому миру в "Истории дипломатии" отведена большая специальная глава (стр. 319 - 357), в которой подробно изложен весь ход переговоров и приведена необходимая документация. Автор впервые в нашей литературе так полно показал положение внутри германского лагеря, противоречия между отдельными членами Четверного согласия, наличие некоторых противоречий между сторонниками Гинденбурга-Гофмана, не признававшими ничего, кроме грубой силы, и другой группой - Кюльмана, старавшейся прикрыть грабительские условия мира ссылкой на советскую национальную политику.

Советская дипломатия под руководством Ленина добилась блестящей победы в труднейших условиях: надо было разоблачать и бороться не только с германской дипломатией открытой, но и с её агентурой - Украинской Радой, меньшевиками и эсерами, троцкистско-бухаринскими предателями внутри страны. Хотелось бы видеть несколько полнее освещенной борьбу за мир внутри страны (IV съезд Советов).

Одновременно с заключением Брестского мира советскому государству пришлось разрешить ряд внешнеполитических вопросов. Советское правительство на деле показало своё уважение к правам малых народов и 31 декабря 1917 г. признало независимость Финляндии, которую германские империалисты использовали для борьбы против советского государства (стр. 351 - 352).

В этой же главе автор подробно осветил захватническую политику румынских империалистов, которые, воспользовавшись трудностями молодого советского государства, захватили Бесарабию. Этот захват был поддержан Францией и Германией. Вывод автора о значении Брестского мира для укрепления советского государства (стр. 347) целиком вытекает из приведённых материалов. "Брестский договор вошёл в историю как свидетельство тактического гения Ленина, как блестящий образец дипломатии социалистического государства, находящегося в капиталистическом окружении" (стр. 347). Советское правительство использовало передышку для укрепления государства и для накапливания сил.

В специальной главе автор рассматривает военное поражение германского блока и капитуляцию его перед странами Антанты. Борьба народных масс Советской России против германских империалистов принудила последних вести борьбу на два фронта. В этом автор справедливо видит одну из причин поражения Германии. Несмотря на интерес и злободневность всей проблемы

стр. 105

капитуляции Германии в первую мировую войну, эта глава не оставляет такого яркого впечатления, как главы о политике советского государства.

В связи с военными поражениями и ростом революции в Германия советское государство аннулировало Брестский мир, но а это время советское государство столкнулось со странами Антанты, дипломатические представители которых явились организаторами контрреволюционных мятежей в Советской России. Французский посол Нулаюс и дипломатический представитель Великобритании Лаккарт создавали контрреволюционные организации в России и подготовляли высадку десантов интервентов. Их вторжение облегчалось деятельностью агентов Троцкого и контрреволюционным мятежом чехословаков.

В июне 1918 г. соединённый десант Антанты был высажен в Мурманске, а в конце этого же месяца бывшие союзники России высадили сильный отряд войск во Владивостоке. Эти действия дипломаты интервентов прикрывали ссылками на необходимость оказать помощь тем элементам, которые боролись против большевиков. Одновременно английское и французское правительства повели дипломатическое наступление против Советской России.

Антанта добилась дипломатической изоляции советского государства. Военный кабинет Англии принял решение помогать Деникину и признать правительство Колчака. Англо-французская эскадра вошла в Чёрное море. "Начался новый период интервенции, Антанта пробовала собственными силами ликвидировать советскую власть" (стр. 394). Советская Россия противостояла всему капиталистическому миру. Во время Брестского мира Ленин давал совет Шаумяну учиться использовать конфликты между империалистами. "Умейте использовать эти конфликты: пока надо научиться дипломатии"1 . Эти советы Ленина были усвоены. Советская дипломатия помогла отстоять советское государство от интервентов.

Второй том "Истории дипломатии" является прекрасной иллюстрацией к ленинской теории империализма как загнивающего капитализма, кануна пролетарской революции. Внимательное чтение "Истории дипломатии" значительно расширит политический и культурный кругозор советских людей и поможет им значительно лучше ориентироваться в современных вопросах международной политики.

Не все главы написаны одинаково, есть различия и в количестве и в характере использованных источников, есть отдельные мелкие неточности, но книга в целом даёт марксистское освещение событий.

В заключение выражу некоторые пожелания. В книге нет ни одной географической карты или схемы. Без них понимание ряда глав затруднено. Возьмём, к примеру, англо-русское соглашение о разграничении сфер влияния в Иране или перекройку Балканского полуострова после балканских войн. Разве можно без карты разобраться в результатах деятельности дипломатии?!

Во-вторых, изложение дипломатии царской России следовало бы дать более полно и систематически, особенно в связи с Берлинским конгрессом, русско-японской войной и балканской политикой России накануне первой мировой войны. Следовало бы показать и отношение к дипломатии русского царизма различных классов и партий в России. Иначе местами дипломатия становится слишком автономной и её связь с внутренней политикой теряется. Дипломатам царской России не повезло: в книге нет портретов и характеристик дипломатической деятельности Горчакова, Извольского, Сазонова, хотя есть общая характеристика дипломатии Бисмарка и Бюлова. Не показаны и методы дипломатической "работы" и руководства царской России.

Дипломатия американских стран в книге совершенно не представлена; дипломатия США представлена очень слабо - в нескольких местах и по отдельным проблемам. Сколько-нибудь ясного представления о внешней политике США читатель не получит. Страны Востока - Турция, Иран, Китай - показаны как объекты колониальной борьбы, и собственная дипломатия этих стран не освещена. В книге следовало бы осветить и технику дипломатии эпохи империализма, показать особенности организационной структуры и практики дипломатических органов различных государств.

Авторы тома и редактор проделали огромную и чрезвычайно полезную работу. Однако хотелось бы, чтобы или в ходе изложения отдельных вопросов или в библиографических дополнениях авторы высказали историографические замечания о литературе и источниках по важнейшим проблемам внешней политики. Авторы тома нигде и ни с кем не полемизируют, не останавливаются на различных точках зрения, имеющихся в литературе, стремясь положительным освещением выявить свою точку зрения. Интерес к книге поднялся бы, если бы на её страницах нашла место хотя бы суммарная характеристика источников и того положения, в каком находится сейчас научная разработка важнейших проблем дипломатии и внешней политики.

В настоящем виде второй том "Истории дипломатии" даёт твёрдую основу марксистского понимания международных отношений в новое время. Однако молодые кадры нашей исторической науки не должны думать, в связи с выходом этой книги, что всё сделано, все проблемы решены. Наоборот, прочитав эту книгу, становится особенно ясно, какую огромную исследовательскую работу нужно провести хотя бы в области изучения истории русской дипломатии Поэтому выход второго тома "Истории дипломатии" должен явится историков новым толчком к монографическому исследованию узловых вопросов истории международных отношений.

Проф. А. СИДОРОВ


1 Ленин. Соч. Т. XXII. стр. 254.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/БИБЛИОТЕКА-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ-ИСТОРИЯ-ДИПЛОМАТИИ-ТОМ-II-ДИПЛОМАТИЯ-В-НОВОЕ-ВРЕМЯ-1872-1919

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Сева ПятовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/BookTrader

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. СИДОРОВ, БИБЛИОТЕКА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ "ИСТОРИЯ ДИПЛОМАТИИ". ТОМ II. ДИПЛОМАТИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ (1872-1919) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/БИБЛИОТЕКА-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ-ИСТОРИЯ-ДИПЛОМАТИИ-ТОМ-II-ДИПЛОМАТИЯ-В-НОВОЕ-ВРЕМЯ-1872-1919 (date of access: 09.04.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. СИДОРОВ:

А. СИДОРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
В общей системе химической, биологической защиты войск (сил) осуществляет свою деятельность ветеринарно-санитарная служба ВС РФ, дополняя деятельность войск РХБЗ, медицинской службы путем решения специфических задач. В частности, ветеринарно-санитарная служба осуществляет: эпизоотическую и ветеринарно-санитарную разведку; мониторинг эпизоотической ситуации и прогнозирование ее с учетом всех факторов, влияющих на ход и течение эпизоотического процесса; специфическую индикацию биологических агентов внешней среды и др.
Думный дворянин генерал-поручик Г. И. Косагов
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Московские служилые люди в духовных грамотах конца XV-XVI в.
2 days ago · From Россия Онлайн
Об имперском государственном устройстве Древней Руси X-XI вв.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. и планы раздела Османской империи
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
2 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
2 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
2 days ago · From Россия Онлайн
Влияние строительства железной дороги на развитие виноделия в Дагестане в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Марбургская речь Франца фон Папена 17 июня 1934 г.
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
БИБЛИОТЕКА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ "ИСТОРИЯ ДИПЛОМАТИИ". ТОМ II. ДИПЛОМАТИЯ В НОВОЕ ВРЕМЯ (1872-1919)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones