Libmonster ID: RU-19539
Author(s) of the publication: А. ВАСИЛЬЕВ
Educational Institution \ Organization: Институт Африки РАН

После избрания Олусегуна Обасанджо на пост президента Нигерии в 1999 году в стране наметились позитивные перемены.

Новый лидер сумел предотвратить развал Нигерии, обуздать хищную военную верхушку, отменить явно жульнические контракты на добычу нефти на шельфе, на строительство радаров в аэропортах и сети телекоммуникаций, возвратить в казну почти один миллиард долларов из денег, украденных кланом диктатора Сани Абачи. Демократические преобразования произошли в политической и общественной жизни, предоставлена свобода прессе и телевидению. Обасанджо вернул доверие международных финансовых организаций и реструктурировал внешние долги. Вырос международный авторитет Нигерии, ее внешняя политика проводится по всем азимутам, включая укрепление связей с Россией.

Почему же сегодня, когда прошло уже более половины срока его законного правления, президент сталкивается с растущим общественным цинизмом, разочарованием и озлоблением?

Бывший генерал, военный лидер, который добровольно передал власть гражданским в 1979 году, брошенный за решетку диктатором Абачи, Обасанджо вряд ли мог иметь лучший послужной список, чтобы возглавить в 1999 году самую населенную страну Африки, в которой сейчас проживает 120 миллионов человек. После двадцати лет правления, как правило, некомпетентных и коррумпированных гражданского и военных режимов его приход к власти был встречен с огромным чувством облегчения внутри и вне страны. Личные качества нового лидера - глубокое знание вооруженных сил и нигерийского общества, преданность стране и демократическим идеалам, умение учитывать интересы и особенности этнических и конфессиональных групп, упорство в достижении поставленных целей - все это делало из него наиболее подходящего лидера, призванного остановить деградацию страны.

Нигерия вернула себе одну из центральных ролей в международных отношениях континента, особенно в регионе южнее Сахары. Нигерийские солдаты по-прежнему составляют основной костяк сил по поддержанию мира в разорванной войной Сьерра-Леоне. В отношениях с близкими соседями произошло заметное улучшение отношений: Нигерия смогла договориться с Сан-Томе и Принсипи, а также с Экваториальной Гвинеей о разделе континентального шельфа, что открывает возможности для беспрепятственной добычи открытых здесь запасов нефти. Обасанджо в чем-то и повезло: цены на нефть за годы его правления удвоились, а значит - и увеличились доходы самого крупного африканского производителя нефти. В нефтяную и газовую промышленность начали вкладываться иностранные инвестиции.

Но от Обасанджо ожидали чуда, а он не волшебник. Президент и его правительство не могут мановением волшебной палочки преодолеть глубокий и многослойный кризис, вызванный укоренившейся коррупцией, недееспособностью бюрократии, упадком экономики, глубокими межрегиональными и этноконфессиональными противоречиями, грязными интригами продажных политиков.

ТЯЖЕЛЕЙШЕЕ НАСЛЕДИЕ

Когда в 1979 году Обасанджо добровольно передал власть гражданским, доход на душу населения в Нигерии - крупнейшем африканском производителе нефти - составлял примерно 700 долларов. По этому показателю она занимала шестое место в Африке южнее Сахары после Габона, Южной Африки, Кот д'Ивуара, Маврикия, Ботсваны. В среднем экономика росла на 7,5 процента в год (4-е место в регионе). Во время провозглашения независимости в 1960 году сельское хозяйство давало две трети валового внутреннего продукта (ВВП), а в 1979 году - только 22 процента. К концу 70-х годов добыча нефти и промышленность увеличила свою долю в ВВП с 11 до 45 процентов.

К 1999 году, когда Обасанджо вновь стал главой государства, доход на душу населения упал примерно до 260 долларов (в ценах 1997 года). Страна занимала по этому показателю 119-е место в мире. И из шестой самой богатой страны южнее Сахары в расчете на душу населения стала одиннадцатой от конца. Возможно, для абсолютного большинства населения это падение не стало столь заметным, потому что прежние неплохие средние показатели отнюдь не отражали реального положения: правящая элита и тогда разворовывала и вывозила из страны значительную часть нефтяных доходов.

Было много иллюзий и еще больше разочарований. В 1980 году нигерийское правительство опубликовало план экономического и социального развития, основанного на предполагаемых ценах на нефть - 40 долларов за баррель. Однако цены оказались в три, а то и в четыре раза ниже. Но дело не только в этом. После свержения гражданского правительства Шагари у власти сменилось четыре военных диктатора: генералы Бухари (1984-1985), Бабангида (1985- 1994), Абача (1994-1998) и переходный режим генерала Абубакара (1998-1999). В 90-е годы в страну не

стр. 6


поступали иностранные вложения, за исключением нефтяного сектора. И Международный банк реконструкции и развития (Всемирный банк - ВБ), и Международный валютный фонд (МВФ) перестали оказывать Нигерии поддержку. Провалилась программа "структурной перестройки", навязанная МВФ и ВБ в середине 80-х годов.

В 1998 году Нигерия заняла последнее место из 20 африканских стран, по которым была произведена оценка конкурентоспособности. Учитывались налоговая система, политическая стабильность, уровень преступности и коррупции, производство и распределение электроэнергии, состояние водоснабжения, коммуникаций, шоссейной, железнодорожной и портовой инфраструктуры, доступ в Интернет. Из указанных государств в Нигерии приходится меньше всего телефонов на 1000 жителей. Она вошла в число трех худших стран по авиационному сообщению, состоянию портов и стоимости транспорта. По индексу человеческого развития (ИЧР) Нигерия из 174 стран мира занимает 142-е место.

В стране возник огромный разрыв между штатами по экономическому уровню. Так, по ИЧР лучший в Нигерии штат Бендел в пять раз превышает показатели штата Борно.

Грамотных среди взрослых в Нигерии меньше, чем в таких бедных странах, как Танзания, Уганда, Демократическая Республика Конго и Замбия. В 1980 году Нигерия превышала по посещаемости школ средний уровень развивающихся стран, а сейчас он гораздо ниже. Половина населения не имеет доступа к чистой воде и медицинскому обслуживанию.

Почти 20 процентов нигерийских детей умирает, не дожив до пяти лет. А половина из выживших в этом возрасте недоразвита из-за систематического недоедания. Продолжительность жизни в стране составляет в среднем 50 лет и может сократиться, так как все больше нигерийцев начинают умирать от СПИДа. Правда, ситуация пока не так трагична, как на юге Африки: считается, что ВИЧ- инфицированных - 5,4 процента взрослого населения, хотя в некоторых районах - более 20 процентов.

Даже при еже годном росте экономики на 5 процентов страна сможет вернуться к уровню жизни конца 70-х годов лишь к 2010 году.

Несмотря на рост цен на нефть, у Нигерии имеются три серьезных ограничителя, мешающих хозяйственному развитию: плачевное состояние инфраструктуры, прежде всего в энергетическом секторе, слабые инвестиционные возможности государственного сектора и нежелание внешних вкладчиков вкладывать капиталы куда-либо, кроме энергетики.

Правительство поставило задачу добиться роста экономики на 10 процентов в год, но это вряд ли реально: в 2000 году ВВП вырос на 3,8 процента благодаря прыжку цен на нефть и сравнительно хорошему урожаю. В 2001 году, по оптимистическим прогнозам, ВВП может увеличиться на 4,5-5 процентов. Рост добычи нефти с глубоководных месторождений, возможно, приведет к увеличению доходов госбюджета, однако ранее заключенные соглашения с нефтяными компаниями предусматривают, что они сначала должны возместить свои расходы, а только потом делиться доходами с государством. "Каков уровень их расходов - нужно еще подсчитать", - заявил Обасанджо, отменяя полтора десятка контрактов на нефтяные концессии на шельфе.

Развитие промышленности остается в числе приоритетов правительства, потому что гипертрофированная роль энергетического сектора означает слишком высокую зависимость от колебаний мировой конъюнктуры. Однако за последние 20 лет африканский гигант стал жертвой деиндустриализации. По уровню развития промышленности Нигерия все еще занимает второе после ЮАР место в Африке южнее Сахары. Но производство в расчете на душу населения просто ничтожно. В настоящее время нигерийская промышленность (без нефти) дает лишь 7 процентов ВВП, что мало даже по африканским меркам. А в начале 80-х годов данный показатель был равен 11 процентам. Сейчас производственные мощности используются лишь на треть из- за нехватки электроэнергии и горючего, дороговизны запчастей и устаревшего оборудования.

Нигерия надеется, что доля промышленности в ВВП увеличится к 2010 году до 15 процентов. Но такой прогноз чрезмерно оптимистичен. Создание конкурентоспособной экономики требует перестройки экономической и социальной системы национального развития и менталитета населения, собственного решения нигерийских проблем в отличие от провалившейся "структурной перестройки".

НЕФТЬ И ГАЗ - ОСНОВА НИГЕРИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ, НО...

Предполагается, что к 2010 году разведанные запасы нефти увеличатся с 22 до 40 миллиардов баррелей, то есть примерно до 6 миллиардов тонн, а добыча - до 4 миллионов баррелей в день против нынешних 2 миллионов, что составит около 200 миллионов тонн в год. Для этого необходимо освоить запасы на шельфе, который привлекает нефтяные компании ввиду политически взрывоопасной обстановки в Дельте Нигера. За несколько десятков лет их деятельности этот район признан худшей по состоянию экологии дельтой на планете. Местные жители потеряли возможность добывать пропитание рыболовством и сельским хозяйством, распространились болезни и голод. Район, дающий 90 процентов нефтяного дохода Нигерии - один из самых бедных в стране.

Местные этносы выступили против нефтяных компаний и правительства. Активисты начали взрывать нефтепроводы и скважины. Добыча нефти упала на 400 тысяч баррелей в день. Сани Абача вынужден был ввести в Дельту войска. Проблема была загнана внутрь, но не решена.

Обычная картина в Нигерии - километровые очереди на заправочных станциях, где бензин отсутствует или бывает с перебоями. Порой вспыхивают кулачные бои, если кто-то хочет влезть без очереди. А на боковых улочках продают горючее сомнительного качества в канистрах по ценам вдвое- втрое дороже, чем на заправочных станциях.

Бензиновый кризис в крупнейшей нефтеперерабатывающей стране Африки не новость. Однако такого острого, как в последние месяцы, дефицита бензина не было за всю историю. Ранее низкие цены на нефть позволяли импортировать сравнительно дешевый бензин, но по мере роста цен на нефть на мировых рынках ввоз бензина падал, очереди становились

стр. 7


длиннее, значительная часть экономики остановилась.

Сейчас правительство субсидирует Нигерийскую национальную нефтяную корпорацию на один миллиард долларов в год. Мощность ее нефтеперерабатывающих заводов равна 445 тысячам баррелей в день (примерно 22 миллиона тонн в год), что на треть превышает потребности страны. Однако хотя формально в нефтеперерабатывающие заводы были вложены сотни миллионов долларов, они способны работать лишь на 30 процентов мощности. Торговая мафия, связанная с высшими правительственными чиновниками, зарабатывает и на "ремонте" заводов, и на импорте горючего, и на перепродаже субсидированного бензина на черном рынке. Высшие чиновники получают комиссионные за контракты на ввоз бензина и заинтересованы в неэффективной работе нефтеперерабатывающих заводов.

По подсчетам нигерийского журнала "Oil and Gas Monthly", Нигерия за девять месяцев ввозит бензина, мазута и дизельного топлива на 600 миллионов долларов. За половину этих денег можно было бы запустить на полную мощность два из четырех нефтеперерабатывающих заводов, но те, кто зарабатывает на их простое, делают все, чтобы такое положение не менялось.

Меры Обасанджо по оздоровлению экономики встречают бешеное сопротивление.

Рыночники-либералы выступают за полное дерегулирование рынка горючего, стремясь заполнить его за счет повышения цен. Такой подход чреват подорожанием всех товаров и услуг и как следствие - социальными взрывами. Попытки правительства решить проблему постепенно не дают результата. Дискуссии по поводу дерегулирования продолжаются, общественное мнение расколото и введено в заблуждение, дефицит бензина и дизельного топлива сохраняется.

А по ночам Дельта Нигера охвачена грязно-желтыми отблесками газовых факелов: из-за отсутствия мощностей и технических средств для его использования сжигается попутный газ. Нигерия, которая по численности населения приближается к Пакистану, теряет больше газа, чем потребляет Пакистан, - 2 миллиарда кубических футов (56 миллионов кубометров) в день. Эта хищническая эксплуатация в чистом виде составляет примерно четверть напрасно сжигаемого газа на планете.

По ориентировочным оценка, запасы газа в Нигерии составляют 115 триллионов кубических футов (3,3 триллиона кубометров), что ставит страну на восьмое место в мире по этому показателю. На каждый добытый баррель нефти приходится примерно тысяча кубических футов газа, из которых девять десятых сжигают в факелах. Правительство поставило задачу покончить с этим расточительством к 2008 году. Введены жестокие штрафы за сжигание газа, которые дают казне около 100 миллионов долларов в год. Дочерняя компания "Шеврона" с 1997 года начала производить сжиженный газ, в том числе и для нигерийского рынка, но работы по увеличению мощностей были приостановлены ввиду отсутствия средств у партнера "Шеврона" - Нигерийской национальной нефтяной компании.

Еще один консорциум для производства сжиженного газа был создан нигерийской компанией с участием корпораций "Шелл", "Тоталь-Фина-Эльф" и "Аджип". Консорциум построил завод по производству сжиженного газа на острове Бонни и закупил 6 судов для его транспортировки. Первые два проекта уже сейчас дают 5,8 миллиона тонн сжиженного газа в год, а третий проект предполагается завершить в 2002 году. Консорциум планирует довести производство до 8,7 миллиона тонн в год и заказать еще 8 новых танкеров. Строительство завода на острове Бонни стало самым крупным инвестиционным проектом в Африке южнее Сахары. Сжиженный газ предназначен для экспорта в Европу.

В газовую промышленность намерен вложить средства и консорциум, созданный американскими корпорациями "Экссон-Мобил", "Шеврон", "Тексако" и "Конако".

ПРОИЗВОДСТВО ЭЛЕКТРИЧЕСТВА. МРАЧНЫЙ ЮМОР НИГЕРИЙЦЕВ

НЕПА - Национальное электрическое управление (National Electric Power Authority), расшифровывается нигерийцами с юмором: "No electric power at all" ("Электричества нет совсем"). Это учреждение имеет, возможно, самую большую в мире численность работников в расчете на производимые киловатты - 40 тысяч. Мощности ее станций - 2500 мегаватт - покрывают примерно половину минимальных потребностей страны.

стр. 8


Некоторые заводы и элитные дома приобрели собственные генераторы, что удорожает производство электроэнергии. Большинство населения, впрочем, обходится светом солнца и луны.

Популярность Обасанджо в немалой степени зависит от решения энергетической проблемы.

Президент заявил в интервью "Файнэншл таймс": "Дела в стране оказались гораздо хуже, чем я думал, глядя со стороны. Меня спрашивают: если бы я знал, насколько дела плохи на самом деле, то выдвинул ли бы свою кандидатуру на пост президента? Конечно, я бы выдвинул, но кое-что в самом начале пути я бы сделал по-другому. Например, это касается электрической корпорации НЕПА. Став президентом, я снял ее директора и руководителей второго уровня, рассчитывая, что этого будет достаточно. Но, конечно, мы не знали, насколько глубоко проникло разложение..."

Правительство собирается довести мощности электростанций до 4000 мегаватт. В 2001 году государство выделило полмиллиарда долларов на ремонт, поддержание, развитие электростанций и электросетей. Однако избыток рабочих и служащих и всеобщая коррупция делают эффективное освоение этих средств практически невозможным. Без чистки НЕПА от коррумпированного руководства на всех уровнях никакие вложения денег не помогут.

Правительство мечется между возможными решениями: приватизировать часть распределительной системы? Построить новые станции? Передать менеджмент в руки иностранцев?

Государство пытается привлечь иностранные нефтяные компании к строительству теплоэлектростанций, обязывая их использовать газ, который сейчас сжигается. Контракт о строительстве в Абудже теплоцентрали на 550 мегаватт подписала итальянская "Аджип". Ее примеру собирается последовать "Экссон-Мобил". Но поправить дела в электроэнергетике за короткий срок невозможно.

ПРИВАТИЗАЦИЯ - ПАНАЦЕЯ?

Нигерийское государство контролирует нефтяную промышленность, добычу минералов, банки, телекоммуникации, производство электроэнергии и стали - всего 40 процентов ВВП. Три миллиарда долларов из налогов и поступлений от продажи нефти идет на субсидии и льготы для государственных предприятий.

Иностранные инвесторы, эксперты МВФ и ВБ утверждают, что единственный путь спасения экономики -приватизация, в частности, денационализация четырех нефтеперерабатывающих заводов, которая, по их мнению, ликвидировала бы дефицит бензина. На очереди также приватизация авиакомпаний "Найджириан Эйруэйз", телекоммуникаций, заводов по производству удобрений, государственных гостиниц.

Нигерийское общество просто бомбардируют рекламой приватизации. Но "культура скепсиса" и цинизм нигерийцев выражаются в полном отсутствии доверия к словам и обещаниям чиновников, в том числе международных. И сторонники, и противники приватизации понимают, что чисто экономический эффект даже в случае успешной приватизации будет достигнут за счет большинства населения.

По мнению западных авторов, государственные предприятия нужно передать частному капиталу потому, что именно они были институализированной основой патронажно- клиентельных отношений и коррупции и за годы независимости создали слой людей, которые на этой системе паразитируют. При этом совершенно игнорируется тот факт, что патронажно-клиентельные отношения в течение столетий были одним из столпов социальной стабильности в большинстве нигерийских этносов и простым изменением законов или форм собственности традиционные институты невозможно ликвидировать.

Если приватизация не будет осуществлена в 2001 году, то, учитывая приближающиеся выборы 2003 года, она будет отложена. Под давлением МВФ и ВБ государство спешит сделать хоть что-то. Поставлена задача добиться продажи телекоммуникационной компании "НАИТЕЛЬ" за 2 миллиарда долларов (хотя в нее вложено было 8 миллиардов) и ее дочерней компании "МТЕЛ" (мобильные телефоны). Успешным оказался лишь аукцион по созданию сети телефонов системы GSM. За лицензию выложили 285 миллионов долларов - самую большую сумму в этой сфере в Африке южнее Сахары. Главные инвесторы - нигерийские предприниматели, включая банки, промышленников, торговцев нефтью и даже губернаторов двух из 36 нигерийских штатов.

Всего намечено передать в руки частного сектора 41 государственное предприятие. Однако к лету текущего года сделано очень мало. Одна из причин заключается в том, что ВБ, под эгидой которого должна быть проведена приватизация, месяцами вырабатывает ее принципы и присылает дорогостоящих экспертов для изучения проблемы. Выделенные банком на нигерийскую программу приватизации 100 миллионов долларов проедаются его экспертами.

Ожидается, что самые лакомые куски государственной собственности будут передаваться самим нигерийцам по столь низким ценам, что потеряется всякий смысл приватизации. Не случайно экономический советник президента Филипп Асиоду высказался за осторожный подход к приватизации: "Важно правильно ее провести. Мы не хотим приватизировать по российскому образцу". Иностранцы, предлагающие более высокие цены или лучший менеджмент и техническое обслуживание, просто оттираются от сделок. Такова была судьба национальной нефтяной химической компании, которая попала в руки могущественного нигерийского бизнесмена с огромными политическими связями, а более выгодное предложение южноафриканской компании было отвергнуто.

Приватизация государственной собственности - ключевое требование МВФ. Другие его требования-рекомендации касаются распределе-

стр. 9


ния государственных расходов на образование, здравоохранение и экономическую инфраструктуру, в особенности транспортную и водную, дерегулирования цен, либерализации торговли и обмена валюты, укрепления государственных институтов с целью увеличения прозрачности их деятельности и уменьшения коррупции. Рекомендации кажутся прекрасными, но... "гладко было на бумаге, да забыли про овраги".

Если "распределять государственные средства", не уничтожив коррупцию, то это будет означать легализацию воровства. Приватизация означает передачу за бесценок лакомых кусков государственной собственности в частные руки и в сочетании с дерегулированием гарантирует всплеск цен и инфляцию и вызванные ими социальные волнения в озлобленной и обнищавшей стране, а либерализация импорта разорит сельское хозяйство и добьет умирающую промышленность. Поэтому Обасанджо и его советники с такой осторожностью подходят к требованиям МВФ, хотя и стремятся выполнить некоторые из них, в частности, девальвирована национальная валюта найра.

ДОЛГОВАЯ ЯМА

Нигерия окончательно превратилась во всемирного должника во времена Шеху Шагари - гражданского президента конца 70- х - начала 80-х годов. Страна тогда начала брать крупные займы и попала в долговую ловушку. Сейчас, по разным данным, внешняя задолженность Нигерии достигает 28-38 миллиардов долларов. Из них 8,5 миллиарда составляют реально полученные деньги, а остальное, то есть более 70-80 процентов нынешнего долга, - проценты и штрафы.

По словам генерального директора Нигерийского управления по долговым обязательствам Акина Арикаве, большая часть долгов была взята в начале 80-х годов, когда ставка межбанковских займов (либор) была 3 процента. Сочетание рухнувших нефтяных цен в середине 80-х, увеличения либора до 13 процентов в 1989 году и коррупции гражданского и военных режимов привели к тому, что Нигерия не могла выплачивать долги.

Трижды проблему пытались решить путем реструктуризации задолженности. Но МВФ не соглашался, невыплаченные проценты росли. Наконец, в конце 2000 года было достигнуто соглашение о реструктуризации коммерческих долгов на период 18 лет с трехлетним мораторием, а полученной на межгосударственной основе помощи - на 20 лет с десятилетним мораторием. Все это означает, что Нигерия должна погашать в год "всего лишь" около 2,2 миллиарда долларов в течение ближайших пяти лет, а затем суммы выплат возрастут.

Представители Нигерии заявляют, что страна выплатила уже гораздо больше, чем взяла в долг, и понесла расходы на миллиарды долларов, участвуя в вооруженных силах ЭКОМОГ по поддержанию мира и стабильности в регионе, в частности, в Сьерра-Леоне. Поэтому Нигерия вправе рассчитывать на такое же особое отношение, как и Польша или Египет. Главный экономический советник президента Филипп Асиоду считает, что Запад должен списать 80 процентов долгов. Однако Нигерия не подходит под критерии, выработанные МВФ и ВБ для списания долгов с наиболее бедных стран, хотя некоторые западные эксперты согласны с Асиоду.

ПЛОШКА МАНИОКИ В ДЕНЬ

Пока что правительство не решило, как быть с сельским хозяйством.

Продолжать субсидировать производство удобрений вопреки рекомендациям МВФ? Давать кредиты мелким фермерам? Строить дороги? В аграрном секторе хронически не хватает рабочих рук, потому что несмотря на ужасающие условия жизни в городах туда по-прежнему устремляется много крестьян. Западные эксперты и сами нигерийцы утверждают, что сельское хозяйство страны еще не переживает широкомасштабного кризиса, но стоит на его грани. 90 процентов продовольствия производится в мелких крестьянских хозяйствах (до трех гектаров), основным орудием производства которых остается мотыга. Они нуждаются и в дешевых удобрениях, и в кредитах, и в дорогах. Но на все это, даже теоретически, если отвлечься от коррупции, не хватает денег. Девальвация найры пошла на пользу фермерам, однако если правительство под нажимом МВФ отменит таможенные пошлины, сельское хозяйство страны рухнет.

Экспорт сельскохозяйственной продукции резко упал за последние 20-30 лет. В свое время Нигерия была одним из ведущих мировых производителей арахиса и пальмового масла, однако сейчас она отстает от стран Юго-Восточной Азии, прежде всего Малайзии, как по общему объему, так и по производству пальмового масла на один гектар. Падает производство и экспорт какао, урожайность которого (4 центнера с гектара) втрое меньше, чем в Гане. Правда, ученые из сельскохозяйственного института в городе Ибадан, которые занимаются улучшением сортности какао, чая, кофе, орехов кэшью и кола утверждают, что они вывели гибриды какао, которые повысят урожайность в двадцать раз. Но для этого нужна другая агрикультура и крупные капиталовложения.

Несмотря на идеальные условия для каучуконосов, производство каучука в десять раз меньше потенциальных возможностей страны, а экспорт хлопка и арахиса практически прекратился.

Общий объем потребления продовольствия Нигерии сейчас ненамного выше, чем 15 лет назад, хотя за последние десять лет производство кукурузы, маниоки, ямса увеличилось, как и поголовье рогатого скота и овец. Быстрый рост населения перекрыл увеличение сельскохозяйственного производства, а импорт продовольствия незначителен. Люди просто стали меньше есть. По официальной статистике каждый второй нигериец живет меньше, чем на 30 центов в день. Его дневной рацион - плошка маниоки, то есть крахмала, а о белках большинство и не мечтает.

КОРРУПЦИЯ ВЧЕРА...

Нигерийский диктатор генерал Сани Абача умер в 1998 году. Его сердце

стр. 10


не выдержало буйной ночи с индийскими проститутками, которую он провел, наглотавшись виагры.

Даже воспоминания о нем вызывают у нигерийцев чувство омерзения. Абача вошел в историю как жестокий и беспощадный диктатор, который не останавливался перед убийством своих оппонентов. Он повесил известного борца за права человека поэта Кен Сара-Вива и его товарищей из этноса огони, живущего в Дельте, приказав заснять его казнь на видеокассету, которую с удовольствием просматривал. Он собирался казнить брошенного в тюрьму генерала Обасанджо, но отступил перед лицом протестов международной общественности и правительств многих стран.

При режиме Абачи в Нигерии ничего не могло быть сделано без взятки - от маленькой бюрократической справки до крупной сделки. Сани Абача поставил нигерийский рекорд ограбления собственной страны, наворовав за пять лет 4 миллиарда долларов. Его семья сейчас оказалась в компании клана Сухарто в Индонезии (40 миллиардов за 30 лет), Мобуту Сесе Секо из Заира (5 миллиардов тоже лет за 30), Маркоса на Филиппинах (4 миллиарда за 20 лет). Когда Нигерия, по одной из оценок "Трансперэнси интернэшнл", заняла место Камеруна в качестве самой коррумпированной страны мира, ее граждане горько шутили, что за право стать "чемпионом коррупции" Абача дал взятку камерунцам, чтобы те немного меньше воровали. Вслед за Нигерией в списке из 50 стран шли Пакистан, Кения, Камерун. Наименее коррумпированной была Новая Зеландия, на втором месте - Дания, на третьем - Швеция. Южная Африка занимала 20-е место среди наиболее коррумпированных стран.

Но ведь можно составить списки и наиболее коррумпированных транснациональных корпораций. По законодательству почти всех стран ответственность за коррупцию возлагается и на берущего, и на дающего, и на укрывающего ворованное. Взяткодателями были главным образом именно транснациональные корпорации, получателями - нигерийские чиновники, начиная с главы исполнительной власти, а укрывающими награбленные средства - западные банки и другие финансовые учреждения. Но это - другая песня.

По данным Джека Блана, американского специалиста по банковскому мошенничеству, правительственной коррупции и "отмыванию" денег, многих из тех, кто ограбил Нигерию, нужно искать в Лондоне среди богатейших людей Англии. Он оценивает примерно в 40 миллиардов долларов незаконный вывоз из Нигерии со времени получения независимости, а по мнению некоторых других экспертов, этот неутешительный показатель достигает 90 миллиардов долларов. Блан предложил, чтобы к средствам, которые были награблены в странах Юга, относились столь же сурово, как к "отмыванию" денег наркоторговцев. Только это, по его мнению, может остановить коррупцию на глобальном уровне. (Заметим в скобках некоторую наивность исследователя: несмотря на все препоны, в странах Запада "отмывается" в среднем 100 миллиардов наркодолларов в год.) Ограбленные своими правителями страны, как правило, очень бедны, однако займы, полученные и разворованные ушедшими правителями, остаются висеть на государствах-должниках. Реструктуризация экономик, по утверждению Блана, - это просто форма выколачивания денег из беднейших слоев населения на оплату долгов, которые наделали самые богатые граждане этих стран.

Один из нигерийских политологов писал: "В Нигерии коррупция - это не одна из составляющих деятельности правительства, это цель деятельности правительства".

Абача и его клан наживались буквально на всем. Они попросту грабили Центральный банк, брали взятки иностранных компаний за нефтяные концессии, строительных фирм, особенно тех, которые возводили новую столицу страны Абуджу, и так далее.

Одним из "партнеров" Абачи в строительном деле была семья ливанца Шагури. Старший сын Шагури Жильбер подружился с ним еще в 70-е годы. Когда Абача захватил власть, большая часть строительного бизнеса в столице попала в руки фирмы "Шагури энд Шагури". Кроме того, она получила право на закупку части нигерийской нефти.

Как полагают, клан Абачи украл 2 миллиарда долларов, выделенных на реконструкцию и ремонт четырех нефтеперерабатывающих заводов. Их производительность упала втрое, что и вызвало нехватку бензина и других видов горючего.

Группа Абачи вела себя как банда, захватившая чужую страну. Экономика превратилась в трофей оккупированного государства. Чем глубже падала в пропасть Нигерия, тем больше наживались ее правители.

В отличие от Мобуту, который покупал дворцы и виллы в Европе, Абача не демонстрировал публично свое богатство. Он старался спрятать наворованное не только в Европе, но и в странах Персидского залива, Юго-Восточной Азии, в Бразилии. Примечательно, что одним из партнеров Абачи была швейцарская компания "Гленкор", которую контролировал некто Марк Рич, бежавший из США, спасаясь от обвинений в мошенничестве.

Многие нигерийцы отмечают, что администрация Обасанджо сосредоточилась преимущественно на возвращении денег Сани Абачи и его клана. Других прежних военных диктаторов трогают значительно меньше: их многочисленные сторонники все еще занимают очень высокие посты и пользуются большим влиянием. Пока они живы, начинать войну против всех грабителей практически невозможно.

Судьбой денег Абачи занимается адвокат Энрико Монфрини, контора которого находится в Женеве. Ему удалось вернуть примерно 600 миллионов долларов, а по другим каналам - правительство получило еще несколько сот миллионов. Монфрини получает информацию и помощь таких стран, как Швейцария, Люксем-

стр. 11


бург и Лихтенштейн, но Англия отказывается сотрудничать, хотя признано, что Абача и его клан перевели в Лондон 1,3 миллиарда долларов. Лондон не принял никаких мер, чтобы заморозить эти счета, утверждая, что Нигерия должна правильно сформулировать обвинение против Мухаммада Абачи, сына покойного диктатора. По некоторым сведениям, между правительством и семьей Абачи идет торговля: коррупционеры якобы готовы вернуть какие-то суммы правительству в обмен на прекращение их уголовного преследования.

Несмотря на "беспредел" режима Абачи, западные государства продолжали де-факто поддерживать его. Лишь членство Нигерии в Содружестве наций было приостановлено. Нефтяные гиганты "Шелл", "Шеврон", "Мобил" и другие, которые получали колоссальные прибыли в Нигерии, дружно выступали против любых действий международного сообщества, которые могли бы помешать их деятельности. Кроме того, Абача их устраивал как лидер, который расправлялся и с рабочим движением, одним из наиболее развитых и сильных в Африке, и с бунтующими этносами в Дельте Нигера. Великобритания, Франция и Италия тайно сотрудничали с Нигерией, считая, что она была центром прозападной стабильности в Западной Африке. Но главным союзником режима был американский нефтяной бизнес, который ввозит в США почти половину из 100 миллионов тонн жидкого топлива, производимых каждый год в Нигерии.

КОРРУПЦИЯ СЕГОДНЯ И... ЗАВТРА

"Сейчас очевидно, что в стране есть коррупция, и она является правилом жизни на уровне штатов, - заявил Обасанджо. - Я не могу сказать, что коррупция полностью ликвидирована, но три или четыре года назад министр сказал бы вам: "Присядьте-ка за стол. Что здесь? Хорошо. Пять процентов моих или ваша сделка не состоится". Так говорить сегодня не смеет никто. Таким образом, на уровне министров и постоянных секретарей мы добились успеха. Мы хотели бы искоренить коррупцию глубже -среди директоров и заместителей директоров департаментов, вплоть до уровня посыльных... Но мы утверждаем, что если остаются нечестность и коррупция, то они представляют собой лишь островки, которые рано или поздно исчезнут перед лицом господствующей силы, которую мы представляем".

Президент страны, столкнувшийся с проблемами такой глубины и сложности, по-другому говорить не может. Если у него нет оптимизма и веры в будущее, он не может претендовать

на роль лидера, даже если на самом деле обстановка хуже, чем он публично признает.

При Обасанджо достигнут определенный уровень транспарентности в деятельности правительства и контрактах, заключаемых им. Впервые в истории Национальная нигерийская нефтяная корпорация опубликовала данные о своей деятельности.

Создана независимая комиссия по коррупции и связанным с ней нарушениям закона. Ей предоставлены широкие полномочия заниматься расследованием или предупреждать коррупцию. Во главе комиссии поставлен Мустафа Аканби, который когда-то был председателем Конституционного суда и завоевал авторитет своей честностью.

Однако результаты борьбы Обасанджо и его сторонников со страшным злом пока что не приводят к желаемым результатам. В прошлом году организация антикоррупции "Транспэренси интернэшнл" снова назвала Нигерию в качестве самой коррумпированной страны в мире. Получая правительственные заказы, все компании должны завышать цены, чтобы потом осуществить "откат" или заплатить большие комиссионные, пополнить так называемые партийные кассы. Считается, что парламентарии подкупаются для принятия соответствующих законов или поправок к законам. Существует убежденность, что на уровне штатов или местных властей транспарентности еще меньше.

Один из иностранных бизнесменов, работающих в Нигерии, утверждает: "Возможно, прямое воровство из казны, которое имело место при военных, остановлено, но для бизнеса сейчас по многим показателям становится труднее заниматься делами: нужно пройти через гораздо больше бюрократических слоев и гораздо более сложными путями, чтобы добиться соответствующих решений и разрешений". Местный журналист Моренике Раире пишет: " Коррупция стала институтом нигерийской жизни, и попытка удалить любого коррумпированного нигерийца с его поста означает попытку создать ситуацию, когда вы не найдете никого, кто был бы пригоден для выполнения функций государственного служащего".

Аканби, глава антикоррупционной комиссии, говорит: "Когда люди привыкли воровать, трудно изменить их за одну ночь". У него на столе лежат дела 40 крупных коррупционеров на уровне штатов, но на прицеле - птицы более высокого полета.

Параллельно действует специальная комиссия по рассмотрению контрактов, заключенных прежним правительством. Перед ней гора бумаг. Жульничество лежит на поверхности, но учитывая тот тип правления, который был в стране, комиссия едва скребет по поверхности.

Правительственные чиновники получали крупные комиссионные прямо, через родственников или через подставных лиц, зарабатывая на подписи какой-нибудь бумаги. Они привыкли так "работать". Сломать этот менталитет, эти привычки очень трудно. Глава комиссии по контрактам Коладе говорит: "В обществе искажены мораль и характер ведения дел. Когда я был ребенком и жил в сельской местности, женщины выносили связки дров на дорогу и оставляли их без присмотра. Цены были известны, и если кто- то брал вязанку дров, он оставлял деньги. Никто из прохожих не прикасался ни к деньгам, ни к дровам, если он их не покупал. Это были идеалистические времена". Может быть, он и преувеличивает, может быть, такого и не было вообще, но мечта о таких временах живет в воображении некоторых нигерийцев.

По мнению Коладе, изменения должны идти сверху: "В целом люди реагируют на поведение лидеров, поэтому, если лидеры плохие, то люди действуют соответственно". Нигерийцы уже привыкли к антикоррупционистской риторике, когда мало что меняется, и это порождает массовый цинизм.

Обасанджо заметил вскоре после выборов: "Некоторые из проблем могут быть решены в течение дней, недель или месяцев, для других потребуются годы. Давайте не будем обманывать сами себя".

Процесс дегенерации Нигерии в так называемую "культуру коррупции" был сложным. Коррупция в Нигерии многолика. Одно из ее проявлений - кумовство, раздача должностей не на основе профессиональной компетенции, а членам своего этноса или клана. Зачастую государственные должности попросту покупаются. В результате многие хорошие профессионалы оказываются не востребованы, что усиливает в обществе чувство безнадежности, насаждает низкую мораль, пассивность и цинизм. Вектор общественного движения направляется в сторону саморазрушения.

Одним из образцов коррупции стало строительство сталелитейного комбината в Аджаокуте. По разным подсчетам, государство вбило в строительство от 5 до 8 миллиардов долларов, но комбинат так и не начал производства. Чтобы завершить проект, нужно по крайней мере еще 1-2 миллиарда. Комбинат начинали строить в сотрудничестве с Советским Союзом. Но отнюдь не все стадии его строительства были переданы советским организациям именно из-за того, что в те времена наша страна была наименее подвержена коррупции и на сотрудничестве с ней нельзя было набить карманы. Построенные за гораз-

стр. 12


до меньшие деньги при сотрудничестве с СССР комбинаты в Хелуане и Искандеруне, Исфахане и Бхилаи успешно производят сталь.

Коррупция проявляется и в том, что под прикрытием легальных медицинских дипломов открываются десятки нелегальных больниц, где за плату "лечат", точнее гробят людей некомпетентные жулики.

После выборов 1999 года нигерийский Сенат дважды выносил импичмент по обвинению в коррупции своему председателю, который по конституции - третье лицо в государстве. Спикер нижней палаты парламента был вынужден подать в отставку, когда выяснилось, что он фальсифицировал свой университетский диплом.

Первый председатель Сената был снят за то, что скрыл свое криминальное прошлое. Следующий председатель, как оказалось, участвовал в сделке, обеспечившей правительственные заказы на многие миллионы долларов своим друзьям и родственникам. Он выдал себе на Рождество премию в 200 тысяч долларов, в полтора раза превысил сумму в 245 тысяч долларов, выделенную на строительство его офиса, и за государственный счет приобрел для себя 32 роскошных автомобиля. Даже по нигерийским масштабам это было слишком.

Антикоррупционная кампания Обасанджо приносит кое-какие плоды. "Мы все знаем, что при прежнем военном диктаторе Сани Абаче бронированные машины перевозили из Центрального банка миллионы долларов наличности в его собственную резиденцию, и никто не задавал вопросов, - сказал один из лагосских банкиров Етундо Джонсон. - Теперь люди задают вопросы, и им надо давать ответы. Это уже победа демократии".

ПОЛУМЕСЯЦ ПРОТИВ КРЕСТА

Уже после того, как Обасанджо стал президентом, в Нигерии возобновились столкновения между христианами и мусульманами. Банды подростков-мусульман нападают на представителей других этнических и религиозных групп в северных штатах, особенно в городе Кано, где доминируют мусульмане хауса, а христиане вытесняются. В богатой нефтью дельте реки Нигер вспыхивают вооруженные столкновения между представителями этносов итсекири, урхобо и иджо. Здесь в 1999 году всего лишь за неделю боев, связанных со спорами из-за правительственных субсидий и распределения доходов от нефти, погибло несколько сот человек. В юго-западном городе Сагаму йоруба изрубили почти 60 человек из народности хауса. А в городе Кано было убито примерно столько же йоруба. Ликующая толпа отрезала головы пятерым, а двух водителей из народности йоруба сожгли заживо.

Ходят слухи, что межэтнические и межконфессиональные столкновения разжигают генералы и офицеры, которых Обасанджо отстранил от власти. Избрание президентом Обасанджо, христианина йоруба, который в тот момент пользовался поддержкой и части северной элиты, усилило противоречия между северянами (хауса-фулани), традиционно занимающими высокие посты в вооруженных силах Нигерии, и южными этносами.

В феврале 2000 года произошли столкновения между христианами и мусульманами в Кадуне. По независимым данным, было убито около 400 человек с двух сторон. Вмешательство армии, переброска подкреплений из центральной Нигерии и Лагоса остановили вспышку насилия, которая могла привести к малой гражданской войне. Христиане стали мигрировать на юг, в Лагос, на юго-запад или в Восточную Нигерию. Межэтнические столкновения с человеческими жертвами происходят и в лагосском мегаполисе.

Шариат в качестве господствующей правовой системы впервые был введен в северном штате Замфара в декабре 1999 года. Его примерам последовали девять штатов с преобладающим мусульманским населением.

Согласно шариату, в северных штатах запрещен алкоголь, супружеская неверность, добрачные связи, женские футбольные команды, а школы и общественный транспорт сегрегированы по полам. В штате Замфара один мужчина получил сто ударов плетью за любовную связь с замужней женщиной, а другого высекли за публичное потребление спиртного.

Шариат стал знаменем северной политической элиты, которая использует религию, чтобы осуществлять собственные политические амбиции. Но в ответ на это появились группы, которые выступают за самоопределение йоруба, и христиан, и мусульман, а в районе Дельты Нигера окрепло движение местных этносов за автономию.

Обасанджо, понимая, что взаимоотношения между центром и регионами должны измениться, не занял ни-

стр. 13


какой позиции в отношении введения шариата, хотя это и противоречило светской конституции Нигерии.

Нигерия была создана английскими колониальными властями в начале XX века, когда лорд Лугард объединил мусульманские северные и южные христианские протектораты. В 1946 году было создано три региональных совета для Севера (хауса-фулани). Востока (в основном - игбо) и Запада (в основном - йоруба). Это три самых крупных этноса. Но всего в Нигерии 250 малых и средних этносов, и чтобы избежать столкновений, решили делить страну на все более мелкие штаты. Сейчас их число - 36.

Мусульмане преобладают в 18 северных штатах. В 9 из них уже введен шариат, а в 10-м - Кано - он действует фактически. И губернатор, и эмир Кано, второго по численности населения города страны и столицы одноименного штата, долго противились введению шариата, так как в Кано живет почти миллион христиан, в том числе йоруба и игбо. Но под давлением религиозных групп и мусульманских улемов они вынуждены были отступить - была опасность, что законодательное собрание штата может вынести импичмент губернатору.

Если будет введен шариат в жесткой форме, то, видимо, начнется исход сотен тысяч людей, и экономика штата рухнет. Христиане опасаются оказаться в северных штатах на положении людей второго сорта. Законодательное собрание Кано уже ввело шариат, и де-факто он применяется. Губернатор не одобрил это постановление, но и не наложил на него вето. Правда, учитывая традиции нигерийского цинизма и скепсиса, можно предположить, что, несмотря на шариатские законы, за закрытыми дверями продолжаются и продажа алкоголя, и азартные игры, и проституция.

В чем же привлекательность норм шариата? Прежде всего это форма протеста. Многим простым нигерийцам-мусульманам внушают, если в стране провалились гражданское правление, демократия, военный режим, конституция, если в обществе господствует коррупция и беззаконие, остается будто единственный выход - возвращение к исламским нормам. Вряд ли большинство населения знает, что одними из самых коррумпированных стран планеты считаются мусульманский Пакистан и практически мусульманская Индонезия. Но когда люди протестуют против роста преступности, насилия, вооруженных грабежей, поджогов, заказных убийств, коррупции, разворовывания государственных фондов в открытой и бесстыдной форме, они возлагают надежды на возрождение морали по исламским канонам.

Однако многие считают введение шариата в 10 штатах бомбой замедленного действия, которая может расколоть Нигерию. Возможно, это преувеличение. Но напряженность между Севером, с одной стороны, и Западом и Востоком, с другой, возрастает. Многие губернаторы обещали Обасанджо, что применение шариата будет ограничено, но они не могут контролировать ситуацию, понимая, что их будущее, то есть переизбрание, зависит от поддержки мусульманских активистов и улемов.

ВООРУЖЕННЫЕ КОЛДУНЫ

Эрозия доверия общественности к полиции и судам породила новый феномен, базирующийся на традиционных институтах.

Чиненйе Окпонпу - лидер группы "Бдительных" из города Онитша, утверждает, что его способность творить правосудие основана на связях с потусторонними силами и демонстрирует предметы для колдовства: чучела ястреба и двух черепах, грубо вырубленную из дерева статую человека с проткнутой ножом головой и другой набор колдовских и ритуальных предметов. С их помощью он якобы может выследить вооруженных грабителей, защитить людей от злых умыслов и насилия.

Окпонпу утверждает, что пули, выпущенные в него, не причиняют вреда. "Попытайтесь", - говорит он, протягивая мне заряженный пистолет. Естественно, от такой чести я отказываюсь.

Деятельность известной как "Бокасси бойз" группы "Бдительных" во главе с Окпонпу наглядно демонстрирует разложение и бессилие полиции и других служб, призванных обеспечить функции государства и защитить население от разбоя. Когда творится беззаконие, люди прибегают к традиционным, иногда крайним формам социальной организации. В юго-западных и восточных районах страны они обращаются к боевым группам, созданным на базе некоего подобия "тайных обществ" с мистически-колдовской окраской.

"Бокасси бойз" действует в штате Анамбра, их центр - город Онитша, представляющий собой гигантский рынок импортных товаров. Расположенный на восточном берегу реки Нигер, он и раньше был важным центром торговли сельскохозяйственной продукцией. Сейчас здесь торгуют всем - от музыкальных дисков и кассет до обуви и статуй Иисуса и Девы Марии. В основном это земля игбо, потерпевших поражение в междоусобной войне в 60-е годы. Считается, что в городе Онитша около 100 тысяч торговцев, которые стали главными жертвами разбоя. Губернатор штата говорит, что вынужден нанимать "Бокасси бойз", чтобы противодействовать вооруженным грабителям, которые занимаются рэкетом и однажды убили 40 пассажиров автобуса, чтобы запугать остальных.

По словам Окпонпу, на вооружении его группы имеются только кинжалы, но не винтовки или автоматы. А всех захваченных грабителей он передает властям вместе с их оружием. "Откуда же у вашей охраны винтовки и автоматы?" - "Это мы захватили у вооруженных грабителей".

Верховный покровитель "Бдительных" - местный традиционный вождь Ике Комо Оньекаонву. Он убежден, что бог послал вот этих молодых людей помочь населению штата. Но он сообщает, что "мальчики" убивают бандитов практически каждый день и даже невозможно подсчитать число их жертв. Однако фактом является то, что с появлением "Бокасси Бойз" вооруженных грабежей в Онитше стало меньше. Местные жители говорят, что "Бдительные" убивают только грабителей и не трогают торговцев и что в отличие от полиции они не вымогают взяток и не занимаются рэкетом.

стр. 14


Так создаются никому не подотчетные силы, вырастающие из традиционного общества. Действует закон джунглей, но другого закона просто нет, потому что государственные структуры бессильны.

Местный губернатор использует "Бокасси бойз" в качестве некоего собственного ополчения, которое должно помочь ему выиграть новые выборы. Его фотографии в обнимку с лидерами "Бдительных" развешены по всему штату. Никто из чиновников не говорит, какую плату "Бокасси бойз" получают за свои услуги.

Есть опасения, что организации подобного типа начнут жестоко мстить мусульманам, которые участвовали в убийствах христиан в северных городах Нигерии, и это приведет к непредсказуемым последствиям.

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ К НОВЫМ ВЫБОРАМ

Нигерия за 41 год независимого существования знала периоды и взлетов, и кризисов, и мирного труда, и 30- месячной междоусобной войны. Двенадцать с небольшим лет, включая два года нынешнего режима Обасанджо, у власти стояли гражданские лидеры и 29 лет - военные диктаторы. Принималось несколько конституций, провозглашалось 4 республики, произошел десяток "успешных" и неудачных государственных переворотов. Огромную страну, искусственно созданную англичанами почти сто лет назад, раздирали и раздирают острые региональные, клановые, классовые, этнические и религиозные противоречия.

Традиционно в новейшей истории Нигерии наблюдалось противостояние между гражданской политической элитой и армией, превратившейся в самостоятельную и влиятельную политическую и социальную силу. Военные, среди которых доминировали северяне, боролись с центробежными тенденциями, выступали за сохранение и укрепление национального единства. Этим, пожалуй, их положительная роль и ограничивалась. Не стоит забывать, что основные богатства страны - нефть и газ - лежат ближе к побережью, и Север, изолированный от Юга (точнее Востока и Запада), был бы обречен на прозябание.

Нынешний режим Обасанджо, сочетая гибкость и твердость, оказался способным - пусть медленно - реагировать на вызовы и угрозы. Из рядов армии и полиции под предлогом деполитизации в несколько приемов было уволено примерно 150 генералов и старших офицеров. Главнокомандующий вооруженными силами и обновленный генералитет приступают к более долгосрочным мероприятиям - сокращению вооруженных сил с целью превращения их в современную, компактную, хорошо вооруженную и обученную армию. Эти планы рассчитаны на длительный срок. Обасанджо контролирует вооруженные силы, в том числе и с помощью министра обороны Данджумы, своего давнего сторонника, автора многих реформаторских идей.

Для решения ряда социальных и экономических проблем президент зачастую вынужден действовать в обход Национальной ассамблеи, которая или заматывает или саботирует его предложения. Это производит впечатление некоей авторитарности в стиле руководства государственными делами и вызывает огонь критики со стороны либеральных СМИ и парламентариев. Обасанджо, раздраженный выпадами оппозиционеров, все же не допускает политических репрессий.

Новый председатель Сената Пиус Анйин - и союзник, и соперник Обасанджо. Он один из лидеров Народно- демократической партии, которая выдвинула Обасанджо на пост президента. Но сама партия - это комбинация политических боссов, бизнесменов, военных, которые были в оппозиции к Абаче. У них есть собственные эгоистические интересы, которые отнюдь не во всем и не всегда совпадают с курсом Обасанджо.

Может быть, поэтому у нигерийцев усиливается мрачное настроение и нетерпение. Обасанджо обвиняют в том, будто он сдался политикам "старой гвардии", связанным с прежними провалившимися попытками установить гражданское правление. Его стремление покончить с коррупцией сталкивается с эгоистическими интересами групп и кланов, которые помогли ему придти к власти, но объективно заинтересованы в хаосе и упадке страны, чтобы набивать себе карманы.

Два года растущих доходов от нефти привели к значительному увеличению федерального бюджета и дохода всех 36 штатов. Но очереди на заправочных станциях стали еще длиннее, преступность растет, хотя жертв политических и этноконфессиональных столкновений в последние месяцы стало меньше.

Проблемы распадающейся инфраструктуры столь велики, других "узких мест" в экономике такое количество, что потребуются годы и годы для наведения порядка и обеспечения стабильного экономического роста. Пока что безработица не рассасывается, и все больше разочарованной и озлобленной молодежи появляется на рынке труда.

А до новых выборов остается меньше двух лет...

Вот как оценивают ситуацию католические епископы, которые в свое время подняли голос против военного режима и помогли Обасанджо стать президентом. "Мы видим сейчас, что многие члены политического класса на федеральном, штатном и местных уровнях думают и заботятся не о нуждах - даже самых основных - населения, а тратят время и деньги с одной целью - снова быть избранными через два года. Мы снова наблюдаем, как правительство на различных уровнях тратит столь недостающие ресурсы на такие проекты, которые прямо не улучшают жизнь народа".

Все сторонники Обасанджо понимают, что чем ближе выборы, тем труднее проводить непопулярные реформы, труднее давать нигерийцам горькое лекарство. Волей-неволей нужны популистские меры с положительным эффектом для населения, пусть и краткосрочные.

"Демократия - это не только ценность сама по себе. Это - и то, что я называю дивидендом демократии: улучшение качества жизни людей, - заявил Обасанджо. - Они вправе желать этого, ведь во имя этого и существует лидерство. Я должен быть вправе сказать: "Да, я что-то делаю, чтобы улучшить водоснабжение, я делаю что-то, чтобы улучшить подачу электроэнергии, отремонтировать дороги. Конечно, за короткое время нельзя сделать все". Это -реализм умного и многоопытного политика. Но труден и тернист путь, по которому он идет.

...Какими бесконечно далекими от России кажутся Африка, африканцы и их заботы. Там другое солнце, другая цивилизация, другой уровень социального, экономического, политического, культурного развития. И все же... Нелишне и нам иной раз взглянуть в африканское зеркало. Может быть, мы увидим в нем до боли знакомые черты, может быть, горький опыт других поможет нам лучше понять самих себя.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/БОЛЬНОЙ-ГИГАНТ-АФРИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Ivan ProkhorovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ВАСИЛЬЕВ, БОЛЬНОЙ ГИГАНТ АФРИКИ // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.06.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/БОЛЬНОЙ-ГИГАНТ-АФРИКИ (date of access: 20.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ВАСИЛЬЕВ:

А. ВАСИЛЬЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРИСТИАНСТВО В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ (По данным социологических исследований)
11 minutes ago · From Ivan Prokhorov
В последние годы интерес к изучению китайского языка в России значительно вырос. Это связано с рядом факторов, включая усиление экономических и политических связей между Россией и Китаем, а также растущий интерес к китайской культуре и бизнесу.
2 hours ago · From Россия Онлайн
С КАКИМ СТРЕЛКОВЫМ ОРУЖИЕМ ВОЮЕТ АФРИКА?
2 hours ago · From Ivan Prokhorov
НЕВОСПЕТЫЕ ГЕРОИ. СОВЕТСКИЕ ВОЕННЫЕ И ОСВОБОЖДЕНИЕ ЮГА АФРИКИ
4 hours ago · From Ivan Prokhorov
КРУПНЫЙ УЧЕНЫЙ, АФРИКАНИСТ, ДИПЛОМАТ (К 80-ЛЕТИЮ АНАТОЛИЯ АНДРЕЕВИЧА ГРОМЫКО)
5 hours ago · From Ivan Prokhorov
НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ АФРИКАНСКОЙ ЭНЕРГЕТИКИ
5 hours ago · From Ivan Prokhorov
ВЫСТАВКА "СОКРОВИЩА АФРИКИ". ПЕРВЫЙ ШАГ К СОЗДАНИЮ ЦЕНТРА АФРИКАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ
6 hours ago · From Ivan Prokhorov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
БОЛЬНОЙ ГИГАНТ АФРИКИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android