Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7918

Share with friends in SM

1

В результате победы Великой Октябрьской социалистической революция в Сибири установилась советская власть, которая освободила рабочих и крестьян от векового гнета помещиков и капиталистов.

Все земля кабинетские, монастырские, церковные, помещичьи и войсковые без всякого выкупа поступили в пользование трудового крестьянства. Все богатства Сибири: руда, уголь, рудники, копи, фабрики, заводы я железные дороги - были национализированы и перешли в собственность пролетарского государства. Началась упорная борьба за укрепление советов в Сибири.

Но трудящимся Сибири вскоре пришлось с оружием в руках защищать свои завоевания от заклятых врагов рабочих и крестьян - империалистических хищников Англии, Франции, Японии и других стран, об'единившихся со свергнутыми революцией классами помещиков и буржуазии и с разбитыми партиями эсеров, меньшевиков, кадетов и т. п.

Интервенты и внутренняя контрреволюция объединились, так как "ни одна из этих сил не обладала достаточными данными для того, чтобы самостоятельно шита на свержение Советской власти"1 .

Происками англо-французов на Средней Волге и в Сибири в мае 1918 года был организован мятеж чехословацкого корпуса. Этому корпусу было советской властью разрешено выехать к себе на родину через Сибирь и Дальний Восток. Но эсеры и англо-французы использовали его для мятежа против советской власти. Мятеж этот послужил сигналом к мятежу кулачества в Сибири.

Сибирская контрреволюция выступила под лозунгами "Вся власть учредительному собранию" и "Автономия Сибири".

Партия большевиков и советы бросили все силы на борьбу с контрреволюцией. Крестьянская беднота и часть середняков, следуя зову партии, вливалась в рабочие дружины, активно сражаясь вместе с рабочими против наседавшей белогвардейщины. Ни один город контрреволюционные войска не могли взять без боя.

Но еще не достаточно организованные рабочие и красногвардейские, отрады не смогли устоять перед натиском организованной Антантой регулярной, вооруженной до зубов, 40-тысячной чехословацкой армии. В июне 1918 года в Сибири временно восторжествовала белогвардейщина, скрывавшаяся под меньшевистско-эсеровской "демократической" вывеской.

В первые же дни прихода к власти белогвардейское сибирское правительство произвело кровавую расправу над революционными массами рабочих и крестьян. Все тюрьмы Красноярска, Омска, Томска и других сибирских городов были заполнены рабочими и крестьянами. Чрезвычайные суды расстреливали всех подозреваемых в большевизме. Большевистские организации Сибири ушли в глубокое подполье.

В июне 1918 года начали работу большевистские подпольные комитеты Томска, Омска, Красноярска, Верхнеудинска и других городов,

Красноярский подпольный комитет на специальном совещании вынес решение о подготовке восстания для освобождения Сибири от белогвардейщины. Решено было организовать боевые рабочие дружины и партизанские отряды, а также наладить работу подпольной типографий. Комитет за короткое время развернул большую работу. Прежде всего были установлены связи с рабочими Абанского и Знаменского стекольных заводов, Анжерских и Судженских каменноугольных копей, железнодорожных мастерских, электростанции и с рабочими Енисейска, Минусинска, Ачинска и Канска.

Нежного позже приступил к работе Иркутский общегородской комитет, создавший подпольные ячейки среди рабочих в предместье Глазково, в Иннокентьевском депо, на станции Зима и около 10 ячеек в городе. Была установлена также связь с румынскими солдатами, со школой унтер-офицеров и казачьей сотней. Комитет выпустил листовки, призывавшие трудящееся население Сибири к вооруженному восстанию.

Первоочередной задачей, вставшей перед большевиками Сибири после укрепления местных партийных организаций, было немедленное создание областного центра для объединения разрозненных сил в борьбе против белых, а также для установления связи с Москвой, с ЦК РКП(б). Для об-

1 "История ВКП(б)", стр. 216.

стр. 64
суждения этого основного вопроса было проведено специальное совещание в Тюмени; позднее, в июле, в Томске приступило к работе созданное совещанием организационное бюро, развернувшее подготовку сибирской конференции, на которой должно было быть оформлено областное сибирское партийное руководство.

Первая областная сибирская подпольная конференция РКП(б) собралась 18 августа 1918 года в Томске. На ней присутствовали делегаты от 8 подпольных комитетов: Красноярска, Омска, Томска, Новониколаевска, Барнаула, Екатеринбурга, Челябинска и Кемеровского рудника. Работа конференции длилась четыре дня. В своих резолюциях конференция указала основные пути борьбы за диктатуру пролетариата, за освобождение трудящихся Сибири. Конференция предложила местным парторганизациям вести планомерную политическую и боевую подготовку вооруженного восстания рабочих и крестьянских масс в общесибирском масштабе. Для успешного выполнения этих задач в условиях контрреволюционной обстановки конференция постановила перевести партийную организацию на военное положение и выделила для руководства вооруженной борьбой военно-революционный штаб.

По отношению к сибирской думе и к городским самоуправлениям конференция наметила тактику бойкота, обязав партийные организации не допускать никаких соглашений, компромиссов и даже переговоров с меньшевиками и эсерами, пособниками империалистов и предателями дела рабочего класса.

На своем последнем заседании конференция избрала Сибирский областной подпольный комитет.

Одновременно шла работа по сплочению рабочего класса. Еще 15 июня в Томске состоялась организованная большевиками конференция профсоюзов, которая указывала на наступающую контрреволюционную реакцию и призывала рабочих сплотиться для решающей борьбы против контрреволюции. Затем была проведена западносибирская конференция профсоюзов и создано временное бюро Сибирского совета, профсоюзов, проведшее ряд губернских с'ездов и подготовившее всесибирский с'езд профсоюзов.

Всесибирский с'езд профсоюзов открылся 6 октября 1918 года в Томске, куда с'ехались 120 делегатов. С'езд выбрал новый исполнительный комитет, в котором руководящая роль принадлежала большевикам.

После областной партийной конференции областной Сибирский комитет широко развернул свою работу. Уже 7 сентября в Красноярске и в других городах появились большевистские листовки, разоблачавшие сущность меньшевистско-эсеровского контрреволюционного правительства и предупреждавшие об угрозе военной диктатуры, подготовляемой эсерами и меньшевиками. 8 сентября начали работать подпольные типографии в Омске, Новониколаевске, Барнауле и Челябинске. Особенно широко была развернута работа по мобилизации масс в связи с предстоящими выборами в городские самоуправления. Подпольные комитеты на основе решений первой сибирской конференции призывала трудящееся население к бойкоту. Проведение тактики бойкота дало возможность большевикам разоблачить перед широкими массами контрреволюционную сущность мелкобуржуазной демократии и использовать кампанию для раз'яснения массам необходимости организации вооруженного восстания и соединения Сибири с Советской Россией для полного избавления от помещиков и капиталистов.

Подводя итоги кампании, 15 сентября 1918 года Сибирский областной комитет вынес решение о необходимости проведения конкретной боевой работы по подготовке вооруженного восстания в общесибирском масштабе. Важнейшей составной частью намеченного плана явилось решение комитета об об'единении под руководством большевиков стихийно возникавшего на местах партизанского движения, принявшего размеры широкого народного движения. Эти решения были распространены среди рабочих, солдат и крестьянских масс в тысячах листовок.

В результате проделанной большевиками работы рабочий класс, бедняцкое и середняцкое крестьянство Сибири, решительно выступили против меньшевиков и эсеров. Последние сами заявляли, что крестьяне их уже не поддерживают, а рабочие открыто "проявляют симпатии к советской власти". Еще в августе 1918 года в связи с мобилизацией, проводимой эсеровско-меньшевистским правительством, стали поступать сведения о большевистских настроениях среди крестьян, а в сентябре крестьяне ряда уездов и рабочие Кузнецка, Нижнеудинска, Устькаменогорска, Славгородска, Бодайбо, Канска и Минусинска в ответ на призыв областного комитета РКП(б) подняли восстания под большевистскими лозунгами, требуя установления советской власти в Сибири.

Особенно мощными были восстание крестьян Славгородского уезда и выступление железнодорожных рабочих 14 сентября. Вся магистраль Сибирской железной дороги была охвачена стачечной волной. Железнодорожники требовали: восстановления помесячной оплаты железнодорожным рабочим, возвращения на работу рабочих я служащих, уволенных за поддержку совет-

стр. 65


Красные партизаны в Сибири.

ской власти, уплаты полностью стачечникам за все время стачки. На эти требования меньшевистско-эсеровские правители ответили репрессивными мерами: стачечный комитет был арестован, часть рабочих расстреляна, и вся территория дороги об'явлена на военном положении.

Еще более свирепо было подавлено восстание крестьян в Славгородском уезде, где тысячи крестьян были расстреляны и повешены. Особенно жестоко преследовались большевики. В Красноярской тюрьме без всякого суда расстреляли большевиков Дубровского, Яковлева, Вейнбаума и Белопольского. В Нижнеудинске насмерть замучили организатора местного большевистского комитета Ревекку Шнеерсон. На станции Тайга расстреляли Суховерхова, бывшего заместителя председателя областного комитета.

2

Разрастающееся революционное движение рабочих и крестьян создавало серьезную угрозу господству контрреволюционной буржуазии. Русская буржуазия и англо-французские империалисты открыто заявляли о необходимости замены меньшевистско-эсеровской "учредилки" твердой военной монархической диктатурой, способной подавить революционное движение и решительно расправиться с рабочими и крестьянами. О необходимости создания такой диктатуры совершенно открыто говорилось в буржуазных и белогвардейских кругах. В дневнике Пепеляева от 23 сентября 1918 года записано: "Станция Манчжурия. Я расстался с князем Львовым. Мы расцеловались. Он на прощание сказал мне: "Желаю вам успеха на счет монархии"1 . Немного ниже там же имеется запись, характеризующая аналогичные же настроения и у союзников: "Из союзников англичане, французы и японцы высказались за монархию у нас"2 .

Кадеты на своей конференции в Омске приняли решение об установлении единоличной власти. 7 сентября за монархию высказался Всероссийский торгово-промышленный с'езд. 15 октября "национальный блок" из кадетов и промышленников развернул широкую агитацию в пользу единоличной власти, выдвигая диктатором адмирала Колчака, прибывшего в то время в Омск. Одновременно открыто начала выступать против рабочих и крестьян возникшая под названием "Михайловское общество охоты и рыболовства" черносотенная организация, состоявшая из заводчиков, помещиков, офицеров, черносотенной профессуры и видных членов "Союза русского народа". В Томске эта организация группировалась вокруг военного министра

1 Субботовский "Союзники, русская реакция и интервенция", стр. 19.

2 Там же.

стр. 66
Гришина-Алмазова. Члены этой организации устраивали банкеты, на которых пили за здоровье "великого князя" Михаила Александровича и произносили речи, в которых открыто говорили о реставрации дома Романовых.

В ночь на 18 ноября группой членов "Михайловского общества" с ведома "союзников" и русской буржуазии был совершен "государственный переворот" и к власти пришла военная диктатура адмирала Колчака. Меньшевики не только не мешали этому перевороту, но фактически подготовили его и всячески способствовали ему.

Такова была та обстановка, в которой собралась 2-я областная подпольная сибирская конференция большевиков. Задача для большевиков теперь заключалась в том, чтобы в связи с изменившейся обстановкой, в условиях военной диктатуры, наметить новую тактику, дать массам новые лозунги борьбы.

Конференция собралась 23 ноября 1918 года в Томске. Она назвалась первой всесибирской конференцией, потому что здесь присутствовали делегаты не только Западной, но и Восточной Сибири. На конференции были представлены комитеты городов: Томска, Омска, Новониколаевска, Красноярска, Иркутска и Челябинска. Заседания конференции происходили только по ночам в помещении пекарни на Белой улице.

Были заслушаны доклады о работе областного комитета и о текущем моменте.

Исходя из общей оценки текущего момента, конференция наметила конкретные задачи и формы борьбы. Она указала на необходимость продолжать планомерную организацию рабочих и крестьян в Сибири для всеобщего восстания. Первым этапом борьбы рабочих "по пути свержения буржуазии" конференция наметила всеобщую политическую стачку, дав подпольным организациям директиву "от ряда политических стачек-протестов в отдельных городах я районах переходить при начале восстания к всеобщей стачке"1 . Конференция еще раз подтвердила необходимость безраздельного большевистского руководства стихийно возникающими местными, сепаратными восстаниями рабочих и крестьян, направляя их к достижению общей задачи. В связи с этим выявилась среди части товарищей неправильная точка зрения о необходимости организации вооруженного восстания только во всесибирском масштабе, "строго централизованного". Конференция совершенно правильно признала возможным допустить "восстания местного характера, охватывающие более или менее крупные районы при наличности особо благоприятных условий"2 .

Местные восстания расстраивали колчаковский тыл, оттягивали белогвардейские силы с фронта и обеспечивали этим возможность быстрого продвижения вперед Красной Армии.

Правильность принятой конференцией установки доказывается теперь документально. Губернатор Енисейской губернии для ликвидации восстания в Канском уезде "требовал от 3 до 4 тысяч регулярных войск"3 . Начальник колчаковского штаба Лебедев в приказе также отмечал, что "большевистские восстания вносят значительное беспокойство в жизнь тыла и отнимают немало военных сил, отправить которые на фронт не представляется возможным"4 .

На заключительном заседании конференцией был избран областной комитет. Конференция приняла временный устав, на основе которого были перестроены подпольные организации. Согласно принятому уставу, все члены партии разбивались на пятерки, десятки, которые посылали своих представителей в городской комитет; представители городских и уездных организаций посылали делегатов на городскую конференцию, которая избирала общегородской комитет. Общегородские комитеты в своей работе поддерживали непосредственную связь с первичными организациями и подчинялись областному комитету.

Поскольку основная работа подпольных организаций была направлена на подготовку и организацию восстаний, на разгром колчаковщины, то при каждом комитете выделялся военно-революционный штаб, состоящий из военного и разведывательного отделов, отдела связи и Красного креста. В задачу штаба входило, кроме подготовки и организации восстания, создание в освобожденных из-под власти Колчака местностях органов советской власти.

После конференции областной комитет широко развернул работу по разложению тыла противника. Была организована и хорошо оборудована типография, которая регулярно выпускала листовки и прокламации, распространяемые среди рабочих, крестьян и солдат. Комитет даже подготовил выпуск газеты "Правда коммуниста", но разгром типографии контрразведкой прервал эту работу.

Областной революционный штаб проделал большую работу по снабжению городских организаций и партизанских отрядов

1 Шемелев "Профсоюзы Сибири в борьбе за власть Советов", стр. 155.

2 Журнал "Пролетарская революция" N 1 (72) за 1928 год, стр. 73.

3 Архив Октябрьской революции, фонд 147, д. N МВД - 33 - 2, л. 16.

4 "Правда" N 102 от 14 мая 1919 года.

стр. 67


Колчаковщина.

Рис. Ю. Цишевского.

оружием, патронами и бомбами. Для этого революционный штаб наладил связь с армиями и создал среди солдат подпольные большевистские комитеты, снабжавшие революционный штаб оружием, взрывчатыми веществами и другими боевыми припасами.

В то же время была установлена через фронт регулярная связь с ЦК РКП(б). ЦК РКП(б) создал Урало-Сибирское бюро ЦК, в задачу которого входило поддерживать не посредственную и тесную связь с подпольными комитетами, информировать их о положении дел в РСФСР и передавать директивы от ЦК РКП(б). Тов. Свердлов по этому поводу писал в Омский комитет: "Решили создать специальное сибирское бюро ЦК из 5 человек... принимаем сейчас меры к постановке прочной связи с вами... Установим прочную связь, и работа пойдет полным ходом"1 .

Несмотря на большой риск, с которым были связаны переходы через фронты в Сибирь и обратно, связь с ЦК РКП(б) была установлена прочно. Товарищи Ленин, Сталин и Свердлов были всегда в курсе сибирских дел и руководили работой подпольных организаций в Сибири, "...сведения, которые мы получаем из колчаковского тыла, - говорил Ленин в речи перед слушателями Свердловского университета, - говорят, что у него несомненный развал, а население восстает против него поголовно"2 .

3

Придя к власти, Колчак демагогически заявил о "восстановлении" народного хозяйства. В действительности же весь "восстановительный" план Колчака шел по линии развала и расхищения народного достояния Сибири. Транспорт с каждым днем все более расстраивался и непрерывно шел к упадку. Шахты и копи останавливались. В то же время процветала бешеная спекуляция, которая в первую очередь била по и без того низкому прожиточному минимуму голодных рабочих. Управляющий; Енисейской губернией доносил: "Нормальной торговли нет... многие предметы выросли в цене в 20 - 40 раз, а содержание увеличилось не более чем в 5 раз"3 . Товары с рынка исчезали. Приобрести их можно было только у спекулянтов, по бешеным, ценам. Так, в Харбине сахар покупался по 90 копеек за фунт, а в Сибири его продавали по 35 рублей. Кооперативные организации были уничтожены и заменены "торговыми домами" и "акционерными

1 Селезнев "Партизанское движение в Западной Сибири". Сборник документов, стр. 30. 1936.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 495.

3 Архив Октябрьской революции, фонд 147, д. N МВД - 33 - 2, л. 27.

стр. 68
обществами", которые в два-три дня сколачивали миллионные капиталы.

Спекуляцией, взяточничеством и хищением занимались все - от жандармов до министров. Даже колчаковский журнал "Отечество" не мог скрыть принявших массовый характер безобразий и преступлений колчаковского режима: "В тылу не все благополучно, всевозможные злоупотребления... железнодорожные хищения и взяточничество стали безграничны. Под видом военных грузов двигается товар, принадлежащий спекулянтам"1 .

Благодаря спекуляции, взяточничеству и массовому хищению расстраивался и финансовый аппарат. Доход в 70 миллионов рублей, выколачиваемый путем беспощадного обложения населения, мог только в ничтожнейшем размере покрыть расход, доходивший до 600 миллионов рублей. Колчаковское правительство давало миллионные субсидии предпринимателям несуществующих заводов, "компаниям", частным банкам и т. д. Владельцам частных предприятий только в первые дни колчаковщины было выдано 110 миллионов рублей, частным банкам - около 110 миллионов рублей. На содержание белогвардейских заграничных организаций было отправлено во Францию 500 тысяч франков, в Англию - 30 тысяч долларов. Такие же суммы были посланы в Нью-Йорк, Токио и другие страны.

Взамен ценностей и золота, отправляемого заграницу, Колчак, прибег для покрытия расходов к выпуску бумажных денег на сумму до 3 миллиардов рублей. Выпуск был так несовершенен, что даже колчаковский государственный банк отказывался принимать своп собственные деньги, считая их фальшивыми.

Падение ценности рубля привело к, невероятному росту цен на продукты первой необходимости, скова тяжело отразившемуся на, положении рабочих и крестьянских масс. К голоду присоединялись беззакония, надругательства, грабежи и убийства, которые делали колчаковщину ненавистной для широких масс населения. Казни и пытки были обычным явлением: население пороли, расстреливали, вешали, сажали на кол и подвергали самым утонченным пыткам.

Окружив себя развратной шайкой военных мошенников, Колчак восстановил для себя все царские почести. Войска несли при нем почетный караул, как прежде перед Николаем Кровавым. Его приказы, как и приказы царя, начинались словами: "Мы, верховный правитель, повелеваем..." и т. д. Для показа якобы подчинения своего как "верховного правителя" закону совершался обряд при открытии сената: Колчак стоял, "а сенаторы сидели в знак того, что власть подчиняется закону"2 . Учрежденный Колчаком сенат, где в числе министров были и так называемые социалисты, являлся лишь ширмой для прикрытия монархической контрреволюции.

Колчаком были закрыты и разогнаны все культурные и просветительные учреждения. 75 % учебных заведений были превращены в казармы и квартиры офицеров. В оставшихся учебных заведениях и в армии усиленно насаждались монархические идеи, вновь были введены "закон божий" и обязательное исполнение "Боже, царя храни", "Коль славен". За отказ подчиняться этим распоряжениям сажали в тюрьму и расстреливали. Свобода собраний была предоставлена только промышленникам, духовенству и монархическим организациям: все другие организации были запрещены и разгромлены. Произведения великих русских мыслителей Горького, Толстого, Герцена и других конфисковывались и сжигались. Все газеты и журналы, даже буржуазно-либерального направления, были закрыты. В ходу была исключительно продажная, полная грязи и клеветы на советы и большевиков реакционная, монархическая литература, издаваемая обществами "святого Гермогена" и "святого креста".

Для "укрепления" государственного "порядка" и борьбы с большевиками Колчаком были восстановлены военно-полевые суды и институт генерал-губернаторов. Большевизму была об'явлена беспощадная борьба. Генерал-губернатор Енисейской губернии Розанов расстреливал десятки крестьян и рабочих за одно подозрение в сочувствии большевизму. Нередко сжигались дома, целые села, население которых обвинялось в большевистских настроениях. Омский генерал-губернатор Матковский для "острастки" населения вешал "виновных" на телеграфных столбах вдоль железной дороги. Колчаковский наместник в Семиречье Анненков имел специальный вагон, так называемый вагон смерти. Приговоры выносились обычно после расправы, а то и вовсе не выносились: без всякого суда расстреливали и топили по 50 - 100 человек сразу, ссылаясь на то, что в военной обстановке нет времени судить. Был выработан даже план для массовой расправы и уничтожения лиц "государственно опасных". Омским вешателем Ивановым-Риновым и атаманом Красильниковым были изданы для тюрем секретные приказы, предписывавшие с провокационной целью устанавливать зверский режим с тем, чтобы "вызвать политических заключенных

1 "Правда" N 146 от 6 июля 1919 года.

2 Колосов "Сибирь при Колчаке", стр. 97. 1923.

стр. 69
на восстание и при усмирении расстрелять как "бунтовщиков". В тюрьмы Екатеринбурга, Челябинска, Омска, Томска, Канска, Красноярска, и Иркутска для организации бунта среди заключенных были подосланы специальные провокаторы, в результате чего без суда и следствия были расстреляны и повешены тысячи арестованных.

Колчаковщина со всеми ужасами ее кровавого режима полностью раскрыла классовую природу восстановленной Колчаком власти помещиков и капиталистов и побудила широчайшие массы рабочих и крестьян со всей решительностью и определенностью стать на сторону советской власти.

Ленин, давая оценку колчаковщине, говорил, что когда сибирский крестьянин и рабочий испытал "бесконечные насилия, порку, грабежи от офицеров, сынков помещиков и капиталистов... когда он испытал, что Колчак-это представитель диктатуры самой эксплуататорской, хищнической диктатуры помещиков и капиталистов, хуже царской, тогда он организовал... громадный ряд восстаний в Сибири"1 .

Восстания рабочих и крестьян становились все более широким, народный движением. Возглавлялось это движение подпольными большевистскими организациями. Самоотверженная, героическая борьба большевиков против Колчака и его режима создала огромнейший авторитет подпольным комитетам - влияние большевиков с каждым днем ширилось и росло.

"Рабочие Иркутска и других промышленных пунктов губернии с каждым днем становятся враждебнее к власти... на собраниях и в частных разговорах ясно виден крутой поворот к большевизму"2 , - докладывал губернатор Иркутской губернии Пепеляеву. Из Красноярска Колчаку сообщали, что в Енисейской губернии "большевизм пустил глубокие корни". Были получены сведения о восстаниях крестьян Перовской, Вершино-Рыбинской волостей и в пределах бывших Иркутской и Енисейской губерний. В октябре 1918 года обе губернии с уездами Канска, Ачинска, Красноярска, Минусинска, Икейска, низовья Ангары и верховья Лены были сплошь охвачены революционным движением рабочих и крестьян.

Красноярский комитет сумел организовать и политическую и материальную помощь местам. Была установлена связь с пленными красноармейцами, а также с лагерем военнопленных, где была создана большевистская подпольная организация из венгерских коммунистов, широко развернувшая впоследствии работу среди военнопленных. Комитет наладил работу в 31-м Сибирском полку, в 4-м Енисейском и на Знаменском заводе, где был организован даже вооруженный отряд в 100 человек. Заготовлялись бомбы и динамит, выпускались листовки к солдатам и рабочим, а также к английским войскам.

27 декабря 1918 года подняли восстание красноярские солдаты. В тот же день начали восстание рабочие типографского союза и железнодорожники участка Иланская - Краясноярск. Восставшие обезоружили милицию, выбрали свое управление и установили охрану. Вслед за этим они повели подготовку захвата Канска. Белогвардейский офицер Мартин доносил в штаб Иркутского округа: "В Канске и уезде идет тайная пропаганда и организация большого восстания"3 . В это же время вспыхнуло восстание в Иркутске, распространившееся вдоль линии Сибирской железной дороги. В иркутском восстании приняли активное участие рабочие Черемховских копей, гвоздильного завода, Иннокентьевского депо и других предприятий.

6 февраля 1919 года выступили рабочие Енисейска. Они освободили политических заключенных, арестовали местных контрреволюционеров и создали революционный штаб. Революционный штаб выпустил воззвание к населению о свержении Колчака и буржуазии и установлении рабоче-крестьянской власти. В тот же день была развернута работа по обороне города. Город был укреплен и опоясан окопами; на улицах были воздвигнуты баррикады.

Против восставших были посланы значительные военные силы из Красноярска и других городов. 27 февраля колчаковские войска ворвались в Енисейск.

Бои кипели на улице. 28 февраля, уступая силе, восставшие отступили вверх по Ангаре, в Кешемирскую волость.

Большевистские комитеты были тесно связаны и с крестьянским движением. Иркутский комитет систематически вел в деревне большую агитационную работу, оказывая помощь оружием и боевыми припасами. Комитет был связан с партизанскими отрядами Бурова, Зверева и Каландарашвили, действовавшими в низовьях Ангары, в верховьях Лены и в Качуге. Особенно сильно было партизанское движение в волостях Икейской, Которбейской, Мучанской, Перефильской и Гадалинской. Здесь был создан революционный штаб и восстановлены советы.

Еще шире развернул работу в деревне Красноярский комитет. В Минусинский,

1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 489, 599.

2 Архип Октябрьской революции, фонд 147, д. N МВД - 34 - 49, л. 29.

3 Центроархив, 17-а, ч. 1-я, Л. 330.

стр. 70
Канский, Ачинский и Енисейский уезды систематически высылались агитаторы и пропагандисты, которые устанавливали связь с уцелевшими товарищами и восстанавливали на местах подпольные комитеты и отряды. В декабре 1918 года открыто выступили крестьяне Степного Баджее и Перовской. Восстание в Степном Баджее было подготовлено местной подпольной большевистской организацией. Губернатор Енисейской губернии сообщал: "Активные элементы большевиков... начали стягиваться к отдельному пункту Красноярского уезда - Степному Баджею и там деятельно повели агитацию"1 . Красноярский комитет посылал в Баджей листовки, патроны, свинец, медикаменты и людей. Комитет помог также партизанам организовать военно-оружейные и пороховые мастерские, обеспечившие армию партизан необходимыми боеприпасами.

В состав Баджейского ревкома входили красноярские и панские рабочие-большевики. Движение шло под лозунгом восстановления советской власти. Первое столкновение баджейских партизан с белыми произошло в ночь на 20 декабря 1918 года вблизи Нарвы ("нарвинский бой"). Белые были разбиты, оставив партизанам крупные трофеи.

После этой победы партизанские отряды все увеличивались, превращаясь в огромную армию. В январе 1919 года в Баджейской, Перовской, Тальской и Вершино-Рыбинской волостях состоялся первый крестьянский с'езд, который избрал объединенный совет и провозгласил республику.

Для руководства армией были выбраны армейский совет и главнокомандующий, а также создан штаб. Возникли отделы социального обеспечения, народного образования и агитационно-редакторский. Последний широко развернул агитационную работу в тылу и в армии, организовал по деревням ряд советов, издавал газету "Крестьянская правда", листовки, прокламации и воззвания.

Крестьянское движение росло и в других местах. В Ачинском уезде, в деревне Лапшихе, Красноярский комитет создал подпольную группу в 60 человек, приступившую к организации партизанских отрядов. Управляющий Енисейской губернией докладывал: "В отдельных волостях Ачинского уезда идет деятельная агитация большевиков среди населения"2 .

На борьбу с "колчаковщиной в двух только деревнях - Красновке и Нагорной - выступило около 200 партизан. Отсюда вооруженный отряд в 90 человек под командой тов. Щетинкина отправился в обход тайгой в деревню Конторину, где к повстанцам примкнуло население ряда ближайших деревень. В результате в тылу Колчака образовался фронт Конторина - Великокняжеское - Курбатово - Журавлево.

"Правительство" Колчака" стянуло к Ачинску крупные военные силы и артиллерию. Отряд был окружен. Тогда было решено во что бы то ни стало выбиться из окружения и пойти на соединение с баджейцами. Замысел удался. В марте 1919 года ачинские партизаны вместе с баджейскими образовали большой южно-канский фронт, который распространился по Южноканскому и Красноярскому уездам.

В это же время образовался североканский фронт. Это второй обширный район партизанского движения в Енисейской губернии, который охватил из 48 волостей Канского уезда 36. Центром движения стало село Тасеево, насчитывавшее 11 тысяч жителей.

В декабре Тасеевская подпольная большевистская организация, "вязавшись с подпольной организацией Канска, повела работу в направлении подготовка восстания. Сюда же был прислан небольшой отряд Енисейским комитетом. В январе 1919 года восстание было поднято. В Тасееве восстановилась советская власть. Был созван крестьянский с'езд, который вынес решение: "Борьбу продолжать до полной победы, пока не будет восстановлена советская власть во всей Сибири". Революционный штаб усиленно готовился к обороне. Первый бой произошел в конце января 1919 года. Тасеевцы разбили колчаковцев, взяв много пленных, 40 винтовок, и 50 тысяч патронов. В течение весны тасеевцы разбили несколько карательных отрядов. Один из командиров, разбитый тасеевцами, докладывал начальству, что "окопы у них до 4 линий, перед окопами вкопаны в снег бороны, так что подступ к ним невозможен. Полк просил связаться с высшими начальствующими лицами и получить химические снаряды, зажигательные гранаты и шрапнели по 1 тысяче штук и более"3 .

В феврале 1919 года против тасеевцев была послана двухтысячная бригада атамана Красильникова, состоявшая наполовину из офицеров. В помощь им были даны 3-й Ставропольский и Оренбургский казачьи полки под командой Каппеля и Ромера. Всего стянуто было около 20 тысяч войск. Партизаны, силы которых равнялись 2 тысячам бойцов, организованно отступили в тайгу, откуда продолжали вести

1 Архив Октябрьской революции, фонд 47, д. N МВД - 83 - 29, л. 15.

2 Там же, л. 17.

3 Якушин "Колчаковщина и интервенция в Сибири", стр. 80. 1928.

стр. 71
борьбу с колчаковскими войсками, оттягивая их с центрального фронта.

В борьбе с белогвардейщиной тасеевская партийная организация закалилась, окрепла и выросла. Во всех ротах, батальонах и в селах были созданы коммунистические ячейки. Члены партии являлись примером и образцом как в бою, так и в тылу. Авторитет партийной организации среди населения был исключительно высок. Когда колчаковское "правительство", заигрывая с повстанцами, попробовало было послать "мирную ноту", партизаны под руководством своей партийной организации в ответном письме на "ноту" решительно ответили, что ни о каких соглашениях не может быть и речи, так как освобождение трудящихся и рабочих от эксплоатации капиталистов и восстановление советской власти могут произойти "только через труп Колчака".

Тасеевское и баджейское восстания всколыхнули население и других волостей. Образовались фронты: шиткинский, кучеровский, ананский, асакский и бурловский.

Связанные между собой, они все время согласованно действовали против колчаковских войск.

К марту 1919 года партизанское движение в Иркутской и Енисейской губерниях приняло размах широкого народного движения. Помощник губернатора Енисейской губернии Хруцкий, прося на чрезвычайном уездном земском собрании в Канске помощи от земства, для борьбы с восставшими, указывал, что движение, начинаясь на юговостоке, в 40 км. от Красноярска, "огибает Красноярский район с Севера и замыкается на Западе в Ачинском уезде на расстоянии 100 верст от города Красноярска"1 . Один из помощников колчаковского военного министра отмечал в своем дневнике: "В тылу разрастаются восстания: т. к. их районы отмечаются по 40-верстной карте красными точками, то постепенное их расползание начинает походить на быстропрогрессирующую сыпную болезнь"2 .

Такова была обстановка в Восточной Сибири накануне 2-й всесибирской конференции. 2-я всесибирская конференция (или 3-я областная) собралась в Омске 20 марта 1919 года. На ней были представлены делегаты подпольных организаций Владивостока, Благовещенска, Верхнеудинска, Иркутска, Красноярска, Томска, Омска, Тюмени, Новониколаевска и Челябинска.

Конференция подвела итоги работы подпольных организаций. Делегат из Владивостока сообщил о том огромном авторитете, которым пользуется партия большевиков. Была отмечена огромная работа, которую большевистские комитеты развернули в колчаковском подполье. "37 профсоюзов, об'единяющих более 30 тысяч рабочих, находятся всецело под влиянием коммунистической партии"3 . В Благовещенске подпольный комитет, главное внимание которого было направлено на руководство и организацию восстаний в самом городе и в Амурской области, сумел сорганизовать в боевые отряды около 10 тысяч человек. Делегат из Красноярска рассказал конференции об энтузиазме рабочих и крестьян в их борьбе с колчаковщиной. Об огромной организационной и политическом работе подпольных организаций против колчаковщины говорил ряд делегатов Иркутска, Верхнеудинска, Красноярска, Томска и других городов.

Конференция в своей работе уделила серьезное внимание вопросам руководства крестьянским движением. Было отмечено, что союз рабочего класса и крестьянства крепнет с каждым днем. Указывалось, что рабочие и крестьянские массы стихийно рвутся в бой и партийным комитетам "приходится употреблять меры, чтобы задержать стихийные частичные выступления"4 . Конференция признала необходимым, чтобы каждое, даже отдельное выступление крестьянских масс проходило под руководством большевистских комитетов, так как крестьянство "в силу своей классовой природы не в состоянии установить какой-либо свой государственный порядок и самостоятельно захватить власть для себя"5 . В резолюции было отмечено, что в лице рабочего класса крестьянство ищет себе союзника и руководителя и что этим союзником должен явиться пролетариат, ведущий "неуклонно революционную социалистическую войну... борющийся в данный момент в Сибири за свою диктатуру, за советскую власть"6 . Исходя из этого анализа, конференция постановила, что сибирский пролетариат должен использовать все силы для борьбы с колчаковщиной и установления во всей Сибири советской власти. Это постановление вмело решающее значение, так как момент всеобщего вооруженного восстания в Сибири назрел: партизанское движение к этому времени приняло невиданно широкий размах.

1 Архив Октябрьской революции, фонд 147, д. N МВД - 33 - 29, л. 10.

2 Ротозин "Партизаны Степного Буршая", стр. 11. 1926.

3 "Колчаковщина". Сборник Истпарта при Уралобкоме ВКП(б), стр. 164, 1924.

4 Там же, стр. 168.

5 Там же, стр. 175.

6 Там же.

стр. 72
Конференция, подведя итоги, наметила план разгрома колчаковщины в Сибири.

Весной 1919 года в Красноярском комитете развернулась работа по подготовке к конференции представителей фронтов и к крестьянской конференции. Приведены были районные партийные конференции. Конференцию губернскую провести не удалось. Начались провалы. Крупный провал имел место в подпольной организации железнодорожного района. Остальным членам комитета пришлось скрываться. Часть товарищей ушла в тайгу, к партизанам. В Красноярске для работы был оставлен один товарищ, которому были переданы все связи, явки, паспорта и другие документы.

В апреле 1919 года удаюсь провести первый крестьянский с'езд повстанцев Канского, Красноярского и Ачинского уездов, заседавший 6 дней и обсуждавший рад важнейших вопросов. По текущему моменту с'езд отметил, что признает власть советов высшей властью, и постановил: "1) Выразить наше искреннее спасибо и послать приветствие нашей доблестной стойкой армии, 2) Продолжать до конца наше начатое дело освобождения, не останавливаясь ни перед какими жертвами, и 3) не вступать ни в какие соглашательства с буржуазией и наемниками"1 .

В июле партизаны заняли Минусинск и станцию Тайшет. Империалистические интервенты, видя беспомощность колчаковских войск, послали для подавления крестьянского движения свои войска, которые в большом количестве были стянуты в Енисейскую губернию. Интервенты ни перед чем не останавливались в борьбе с крестьянами и применяли даже удушливые газы. В занятых ими районах учинялись массовые расправы над населением. Но это вызвало лишь еще более мощный под'ем крестьянского движения. Партизанщина разгоралась с такой силой, что ее не могли подавить даже "доблестные" войска колчаковских союзников. Под Ачинском чешская дивизия была вдребезги разбита партизанами. Под Красноярском партизаны наголову разбили румынские и итальянские отряды. В ноябре Красная Армия заняла Омск, и белые в беспорядке стали откатываться на Восток.

К этому времени Красноярским комитет большевиков развернул работу по подготовке восстания в тылу у Колчака. Обстановка в Красноярске была напряженная. Распоряжения местной колчаковской власти никто не выполнял, армия и рабочие требовали установления советской власти. Город был охвачен кольцом партизанского движения. Для спасения положения эсер Колосов, бывший член Учредительного собрания, о командующий войсками красноярского гарнизона Зиневич создали учреждение, названное ими "советом работах и солдатских депутатов". От имени этого фальсифицированного совета и его исполнительного комитета контрреволюция поместила сообщение в печати о том, что "в данное время совет не может в городе взять власть в свои руки"2 . Но этот маневр не удался: "детище" господ Колосовых было разоблачено. Видя неизбежную гибель, Колосовы и Ко попытались использовать последний трюк: связавшись по телеграфу с советским командованием, они просили разрешения созвать на 15 января 1920 года в Красноярске губернское земское собрание, которое и должно разрешить вопрос о государственном образе правленая в Сибири. Большевистский комитет разоблачил меньшевистско-эсеровский маневр и, в свою очередь связавшись с 30-й дивизией Красной Армии, находившейся в Ачинске, сообщил о действительном положении в Красноярске.

В этот же день было проведено совещание подпольного комитета РКП(б). День восстания был назначен на 4 января 1920 года. В ночь с 3-го на 4-е был арестован штаб белой армии во главе с генералом Зиневичем и заняты все учреждения. Весь гарнизон перешел на сторону восставших. В Красноярске установилась советская власть.

Но вскоре стали поступать тревожные сведения о продвижении к Красноярску по линии железной дороги колчаковских войск под командой Каппеля и Пепеляева. Белые под командованием генерала Шерпантье, отступившие за два дня до восстания к деревне Базаихе, вновь осмелели. Над Красноярском нависла угроза.

6 января 1920 года Красноярск был окружен. С Николаевской стороны и со стороны военного городка наступали каппелевские и пепеляевские войска, с Базаихи начали наступать генерал Шерпантье и кавалерийские части. Но повстанцы нанесли колчаковцам сокрушительный удар. Через двое суток разбитые колчаковские армии в беспорядке должны были отступить от Красноярска, оставив повстанцам большие военные трофеи и множество пленных. 8 января в советский Красноярск вступила Красная Армия.

Разгром белых под Ачинском и Красноярском полностью определил судьбу колчаковщины. По существу, армии как таковой у Колчака уже не было: она в бес-

1 Центроархив. "Партизанское движение в Сибири", стр. 141. 1925.

2 Газета "Красноярский рабочий", орган РКП(б), N 16 от 29 января 1920 года.

стр. 73


Вступление Красной Армии в Иркутск в 1920 году.

Музей революции СССР.

порядке откатывалась на восток, к Иркутску, где ее встречали восставшие рабочие и крестьяне Иркутской губернии. Сюда же двигались колчаковское правительство и представители иностранных держав. В Лондон, Париж и Вашингтон полетели телеграммы с просьбой об отзыве войск из Сибири на родину. Подлые изменники, лакеи буржуазии, меньшевики и эсеры, все еще делали попытки удержать падающую "власть" Колчака, пытаясь заменить одного генерала другим. Организованное ими во Владивостоке восстание отряда генерала Гайды должно было дать нового правителя Сибири взамен Колчака и "учредилку" меньшевикам и эсерам. Под лозунгом "учредилки" меньшевики и эсеры организовали ряд авантюрных восстаний, окончившихся неудачей. Рабоче-крестьянские массы не поддержали никакой "учредилки". Тогда меньшевики и эсеры, опираясь на земство, думу трудовиков и главным образом на чехов, создали в Иркутске так называемый "Политцентр", под вывеской которого они еще раз пытались протащить буржуазное правительство.

19 декабря 1919 года началось восстание на Черемховских копях, которое послужило толчком ко всеобщему восстанию Восточной Сибири. 24 декабря началось восстание в предместье Иркутска, в Глазкове. Вскоре отсюда движение перекинулось на станции Батарейную и Иннокентьевскую. На 27 декабря было назначено восстание в самом Иркутске. К 5 часам на Тихвинскую площадь пришел особый отряд. Около 800 человек восставших с тремя пулеметами отступили в рабочее предместье Знаменское, откуда и повели наступление на город.

Подавление восстания красных в Иркутске было возложено на генерала Сычева, который выступил против повстанцев со значительными силами, набранными из юнкеров, кадетского военного училища, оренбургского военного училища, егерских частей, из военных офицерских организаций и из оставшихся войск 54-го полка. В его распоряжении было 3 тысячи хорошо вооруженных солдат. Кроме того Семенов послал в помощь Сычеву японский полк и отряд под командованием генерала Скипетрова с 2 бронепоездами. 30 декабря семеновцы выгрузились на станции Михалево, в 30 верстах от Иркутска, и, поддерживаемые артиллерийским огнем, с бронепоездов повели наступление на Глазково. 31 декабря в предместье Глазково произошел, бой, который длился весь день. И несмотря на то, что у повстанцев не было артиллерии, семеновцы под конец дня были разбиты и бежали под прикрытием артиллерийского огня своих бронепоездов.

Разгромив семеновцев, глазковские повстанцы вместе с представителями Иркутского комитета двинулись на помощь к повстанцам Знаменского предместья. К этому времени большевистский комитет развернул большую работу по подготовке выступления. Были выпущены листовки, призывавшие рабочих энергично бороться с остатками колчаковских банд. На этот призыв откликнулось население ближайших деревень. День и ночь революционный штаб вооружал рабочих и крестьян, кото-

стр. 74
рые вливались в отряды восставших. В ночь на 31 декабря повстанцы захватили Иркутскую тюрьму и освободили 400 политзаключенных, которые включились в работу комитета. 250 человек из них сорганизовались в отряд и двинулись на подступы Иркутска.

Генеральное наступление повстанцев началось после полученного из Черемховских копей и Глазкова подкрепления. 1 января восставшие пошли в наступление. Белогвардейцы были окружены. 4 января сдалась юнкерская школа Нокса, и затем стали сдаваться и другие колчаковские части. В этот же день была занята гостиница, где находилось колчаковское "правительство", а затем - военное училище, пехотное училище и другие учреждении. 5 января 1920 года город окончательно был очищен от белогвардейцев, и повстанцы с красными знаменами вошли в Иркутск.

После разгрома Колчака меньшевики и эсеры из "Политцентра" не оставили мысли о самостоятельном отдельном иркутском государстве в форме "Временного Сибирского совета народного управления", распространяющемся на всю Сибирь. Они были поддержаны некоторыми "коммунистами", которые в момент переговоров "Политцентра" с Советской Россией заняли капитулянтскую позицию, добиваясь организации в Сибири меньшевистско-эсеровского буферного государства. Но из этой попытки ничего не вышло. В большевистский комитет и в газету "Сибирская правда" стали поступать протесты с требованием устранения "Политцентра". В Жигаловке, Балаганске, Черемхове и в других районах рабочие и крестьяне высказывались против "Политцентра", его представителей везде изгоняли. Иркутская организация РКП(б), используя благоприятную обстановку, провела в селах, на предприятиях и в армии широкую кампанию за выборы в советы рабочих и крестьянских депутатов, разоблачая одновременно контрреволюционную сущность меньшевистско-эсеровского "Политцентра".

15 января стали поступать сведения о движении отступающих каппелевских групп к Иркутску. Продвижение каппелевцев представляло для Иркутска большую опасность, потому что "Политцентр", претендующий на власть, никаких реальных мер к обороне города не принимал. Не были сменены офицеры, явно настроенные в пользу Колчака, не была реорганизована армия, остались безнаказанными каратели. Вместо подготовки к встрече врага "Политцентр" занялся переговорами с каппелевцами, добиваясь заключения соглашения с ними. Эта политика явно разоблачила предательскую сущность "Политцентра" и еще раз показала массам, что он стоит на позициях продолжения колчаковской политики.

Иркутский комитет РКП(б) 20 января создал ревком и принял решение об устранении "Политцентра" от власти. 21 января 1920 года, вся полнота власти перешла к большевистскому ревкому. Быстро были реорганизованы военные силы. В город ввели партизанские отряды Зверева и Каландарашвили. Все наличные вооруженные силы были сведены в одну бригаду под командованием Зверева.

Иркутский комитет РКП(б) и ревком призвали трудящихся вступить в ряды защитников Иркутска. Одновременно выпустил воззвание к населению совет рабочих и крестьянских депутатов. В ответ на этот призыв рабочие и крестьяне дали 2 тысячи бойцов. Большая агитационная работа была развернута также среди войск противника.

Каппелевские войска быстро приближались к Иркутску. 4 февраля они заняли предместья города. Сразу же ожили контрреволюционные организации: появились прокламации и портреты Колчака, были обнаружены тайные склады оружия.

5 февраля начались жестокие бои, продолжавшиеся 6 и 7 февраля. 10 февраля красные перешли в наступление, выбили противника из военного городка и заняли Иннокентьевскую. В боях под Олонками каппелевцы были разбиты и под охраной чешских войск, преследуемых нашими частями, бежали за Байкал. Бои с каппелевцами за Иркутск решили судьбу адмирала Колчака, который вместе с Пепеляевым и с палачом Тин Чен-фаном 7 февраля был расстрелян.

7 марта 1920 года Иркутск торжественно встречал непобедимую Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.

Одним из условий победы Красной Армии над внешними и внутренними силами контрреволюции, в том числе и колчаковщиной, явилось то, как указывает История ВКП(б), "что в тылу белогвардейских армий, в тылу Колчака, Деникина, Краснова, Врангеля орудовали в подпольи замечательные большевики, партийные и непартийные, которые подымали на восстание рабочих и крестьян против интервентов, против белогвардейцев, подрывали тылы врагов Советской власти и, тем самым, облегчали продвижение Красной Армии..."1 .

1 "История ВКП(б)", стр. 235.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/БОЛЬШЕВИКИ-ИРКУТСКА-И-КРАСНОЯРСКА-В-КОЛЧАКОВСКОМ-ПОДПОЛЬЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ФИЛИМОНОВ, БОЛЬШЕВИКИ ИРКУТСКА И КРАСНОЯРСКА В КОЛЧАКОВСКОМ ПОДПОЛЬЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 28.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/БОЛЬШЕВИКИ-ИРКУТСКА-И-КРАСНОЯРСКА-В-КОЛЧАКОВСКОМ-ПОДПОЛЬЕ (date of access: 18.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ФИЛИМОНОВ:

А. ФИЛИМОНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
1052 views rating
28.08.2015 (1482 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
17 hours ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
17 hours ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
17 hours ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
17 hours ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
17 hours ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
18 hours ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
БОЛЬШЕВИКИ ИРКУТСКА И КРАСНОЯРСКА В КОЛЧАКОВСКОМ ПОДПОЛЬЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones