Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8215

Share with friends in SM

Академия наук СССР. Институт истории. Под редакцией академика Е. В. Тарле, члена-корреспондента АН СССР проф. А. В. Ефимова, проф. Ф. И. Нотовича и проф. В. М. Хвостова. М. Соцэкгиз. 1939. 602 стр. 75000 экз. 9 р. 60 к.

"Новая история", ч. II, охватывает второй период новой истории - от франко-прусской войны и Парижской коммуны до Великой Октябрьской социалистической революции " России и окончания первой мировой империалистической войны, т. е. с 1870 по 1918 год. Это время является периодом "начавшегося упадка капитализма, первого удара по капитализму со стороны Парижской Коммуны, перерастания старого "свободного" капитализма в империализм и свержения капитализма в СССР силами Октябрьской революции, открывшей новую эру в истории человечества" (И. Сталин, С. Киров, А. Жданов "Замечания о конспекте учебника новой истории"). Студенчество, учительство и все занимающиеся историей получило учебное пособие, в котором на основе марксистско-ленинской методологии изложена история большинства стран мара и отражены важнейшие особенности, этапы и события второго периода новой истории.

Книга состоит из четырех разделов.

В первом описаны франко-прусская война, Парижская коммуна и конец I Интернационала; во втором - период, переходный к империализму, от начала 70-х годов до конца XIX века, а также история II Интернационала и международных отношений в указанный отрезок времени. В третьем разделе дана история тех же стран в период довоенного империализма от начала XX века (приблизительно) до начала первой мировой империалистической войны.

Эта периодизация нарушается, однако, тем, что очерк о Японии (с 1868 по 1914 год) без каких-либо оговорок целиком перенесен в третий раздел, а конец XIV главы учебника, посвященной II Интернационалу, датирован 1904 годом, хотя изложение доведено до 1900 года.

Разделы второй и третий открываются содержательными, хорошо составленными главами об экономическом развитии в период возникновения империализма и в период довоенного империализма. Третий раздел кончается главой "Итоги социально-политического развития Западной Европы и США с 1870 и 1914 г.". Четвертый раздел отведен первой мировой империалистической войне и событиям, с нею связанным.

В учебнике нашлось место для истории малых стран, что является важным шагом вперед в сравнении с практиковавшейся у нас до сих пор трактовкой истории Западной Европы.

Вторая часть учебника выгодно отличается от первой тем, что в ней нет грубых сшибок, в немалом количество встречающихся в первой части.

К лучшим частям книги нужно отвести весь первый раздел, экономические очерки (главы IV и XVI), главы о международных отношениях и, с некоторыми оговорками, главы о мировой войне, о Германской империи и об Англии.

Однако в стремлении к "максимальной сжатости", нередко идущей в ущерб ясности и понятности изложения, авторы допустили существенные недочеты, которые должны быть устранены при переиздании книги. Следует также отметить диспропорцию между частями книги. Так, если первой мировой империалистической войне посвящено 148 страниц, то другим

стр. 148

важнейшим событиям уделено место, достаточное только для беглого упоминания об этих событиях.

Очень важным дефектов, которым страдает большинство очерков истории отдельных стран, является недостаточное внимание авторов к вопросам государственного строя.

Руководители партии и правительства в своих речах о Сталинской Конституции часто сравнивают Основой Закон социалистического государства с конституциями буржуазных отрад для того, чтобы показать принципиальные преимущества советской демократии и коренное ее отличие от демократии буржуазной. Отсюда ясно, насколько важно основательно ознакомить учащихся с конституциями буржуазных стран. Это тем более необходимо, что значительно легче понять политическую жизнь каждого государства (условия и характер классовой борьбы, маневры и копошащий правительств и партий, способы образования и причины падения министерств, и пр.) при более близком; знакомстве с сущностью его государственного строя. Ознакомиться с государственным строем - это значит понять не только его механизм, но и то, как этот механизм приводится в действие, как он функционирует. Это необходимо для того, чтобы понять все хитросплетения буржуазных конституций, разобраться в существе буржуазного парламентаризма как средства одурачивания масс.

Вместе с тем для учащихся представляла бы большой интерес характеристика буржуазных партий, их состава, примыкающих к ним организаций, избирательных маневров, употребляемых ими для того, чтобы привлечь на свою сторону массы и оттеснить или подавить прогрессивные силы общества. Преступные приемы, употребляемые при этом буржуазными партиями, дали основание Энгельсу характеризовать обе буржуазные партии в США, как две больших шайки спекулянтов, которые попеременно забирают в свет руки государственную власть.

В главах, посвященных США, ничего не говорится о государственном строе страны, об особенностях ее политической жизни. Очень мало подобных сведений дается и в главах об Англии. Дать такие сведения было тем более необходимо, что в I части "Новой истории" конституция США посвящено не более половины страницы в главе "Война за независимость". Здесь в самом кратком виде указаны основные политические органы, созданные конституцией. В I части курса, помимо краткого изложения избирательных реформ, почти нет никаких сведений о государственном строе Англии. Именно поэтому можно было ожидать, что во второй части "Новой истории" этим: вопросам будет отведено надлежащее место. То немногое, что можно об этом найти в главе "Итоги социально-политического развития Западной Европы и США", ни в коем случае не может удовлетворить читателей.

После этих общих замечаний перейдем к рассмотрению отдельных очерков.

Главы V и XVII - "Германская империя; в конце XIX в." и "Германия в период довоенного империализма", как и главы об Англии, о которых будет оказано ниже, написаны ярко, живо, содержат ценный материал. Можно лишь пожелать, чтобы в них были исправлены следующие недочеты.

Начало V главы - "Социальный и политической строй Германской империи" - следовало бы дополнить более подробной характеристикой конституции Германской империи, которая дала бы возможность ярче иллюстрировать мысль Маркса, что эта конституция - "...обшитый парламентскими формами... бюрократически сколоченный, полицейски охраняемый военный деспотизм!" (Маркс и Энгельс. Соч., т. XV, стр. 284). Следовало бы показать, что преобладание чиновничьего Союзного совета над рейхстагом: выражалось, (кроме того, что указано в гатите, еще и в том, что рейхстаг мот быть досрочно распущен Союзным советом с согласия императора. Тортовые договоры заключались императором с согласия Союзного совета, после чего они передавались на одобрение рейхстага. Если правительство отдельного государства желало внести законопроект на рассмотрение законодательных органов, оно могло это сделать только через Союзный совет. Кроме законодательных прав Союзный совет обладал еще определенными правами в областях исполнительной и судебной. Хотя Пруссия имела в Союзном; совете всего 17 представителей да 58, но это обеспечивало ей право вето в вопросах, касающихся изменения конституции.

Роль Пруссии в Союзном совете усиливалась еще тем, что председательствовал в нем и заведывал его делами рейхсканцлер (назначавшийся, как известно, императором, т. е. прусским королем). Когда "общественному спокойствию угрожала опасность", император мог об'яснить военное положение, т. е. приостановить действие конституции.

Крайнюю неравномерностъ избирательных округов для выборов в рейхстаг (преобладание сельскохозяйственных округов над индустриальными) следовало бы проиллюстрировать примерами. Вот один из них Берлин, насчитывавший в 1910 году (без пригородов) 1899 тысяч жителей, по-

стр. 149

сылал в рейхстаг 6 депутатов (хотя, по конституции, от 100 тысяч человек полагался один депутат), а Познань, имевшая столько же населения, - 15 депутатов. Сельскохозяйственный Восток, политически наиболее отсталый, пропорционально больше депутатов чем промышленный Запад.

Наиболее существенное из прав рейхстага - бюджетное право - ограничивалось утверждением на семь лет вперед военного бюджета, (септеннат).

На стр. 76 под рубрикой "Культуркампф" читаем: "Бисмарк решил сломить силу парим "центра" и политическое влияние католической, признавая их враждебными единству Германской империи". Такая формулировка может ввести в заблуждению читателя, так как, действительная причина действий Бисмарка заключалась не только в этом, но также в тем, что деятельность "центра" была направлена против господства протестантском Пруссии в об'единенной Германии.

Следовало бы изложить обстоятельства, непосредственно связанные с "культуркампфом": провозглашением Пием IX догмата о непогрешимости, образование секты старокатоликов, отказавшиеся признать этот догмат, запрещение последним преподавать в школах, отлучение их от католической церкви и пр. К этому надо прибавить отказ папы принять вновь назначенного германского посланника при Ватикане. Бисмарк таким образом получил формальный повод начать борьбу против католичества и католической партии.

Недостаточно полно дана в учебнике критика Готской программы. "Вожди эйзенахцев, - читаем мы на стр. 78, - сделали большие уступки лассальянству. В новой программе отсутствовала четкая формулировка неизбежности пролетарской революции, необходимости завоевания власти и установления диктатуры пролетариата для осуществления перехода к социализму". Во-первых не только отсутствовала "четкая формулировка" но и намека не было на неизбежность пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата, во-вторых, и в программе эйзенахцев такие формулировки тоже отсутствовала. Ничего не сказано в рецензируемой книге о тех пунктах программы, где говорится о принадлежности всего продукта общественного труда всем членам общества на равных началах, о справедливом распределении и пр. Автор не счел нужным рассказать читателю о том, как основоположника научного коммунизма понимали идею равенства в экономической области при социализме; в главе ничего не сказано о том, как отнеслись лидеры эйзенахцев, в частности Вильгельм Либкнехт, к марксовской "Критике Готской программы".

О дюрингианстве, о борьбе с Дюрингом и "Анти-Дюринге" сказано всего в пяти строках.

Крайней сжатостью в ущерб законченности и понятности изложения страдает, например, описание обстоятельств, относящихся к руководящей деятельности Маркса и Энгельса в германской социал-демократии в период исключительного закона. О "циркулярном письме" сказано слишком мало; нужно было рассказать подробнее в чем заключалась сокрушительная критика правооппортунистических взглядов цюрихской "тройки". Если бы автор подробнее изложил указанные обстоятельства и позицию, занятую Марксом и Энгельсом в вопросе о редакторе для создаваемого нелегального органа, то на этом примере можно было бы увидеть как Маркс и Энгельс боролись за выполнение линии социал-демократической партии. Ультра-"левые" не только проповедывали немедленную революцию (стр. 81), но и террор. Ленин писал об их плане так: "Когда на германских социалистов обрушился исключительный закон, - один план был у Моста и Гессельмана, готовых просто звать к насилию и террору..." (Ленин. Т. IV, стр. 398), а Маркс в письме к Зарге выразился о Мосте и его пропаганде следующим образом: "Мы ставим в вину Мосту не то, что его "Freiheit" слишком революционна. Мы обвиняем его в том, что в ней нет никакого революционного содержания, а одни революционные фразы" (Маркс и Энгельс. Т. XXVII, стр. 63).

На стр. 82 читаем: "Владельцам прядильных фабрик пошлины (покровительственные. - А. А. ) также были очень выгодны, ткацкой же промышленности они грозили убытками". Это обстоятельство следовало бы об'яснить.

Для своей шовинистической агитации Бисмарк в 1886 - 1887 годах использовал в качестве предлога буланжизм, о чем для большей ясности следовало упомянуть в параграфе о "Картели" с ссылкой на соответствующее место книги, где говорится о буланжизме.

При оценке Эрфургской программы следовало более четко определить ее положительные и отрицательные стороны. На стр. 88 учебника читаем: "В своей теоретической части программа в общем исходила из марксистских установок. Но в практической части она содержала весьма серьезные уступки оппортунизму". Эта оценка может навести читателя на непра-

стр. 150

вильный вывод, будто вопрос о диктатуре пролетариата не имеет теоретического значения. Оценка Энгельса звучит иначе.

Приступая к критике Эрфуртской программы, Энгельс писал: "со стороны теоретической проект в делом стоят на почве современной науки, и на этой почве его можно обсуждать" (Маркс и Энгельс. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 103). Следовало бы также сказать о комментариях Каутского, в которых, проявился уже его центризм. Ставя вопрос о революционном или мирном способе овладения властью, Каутский считает возможным мирный способ, мотивируя это следующим: образом: "Нет никакой необходимости, чтобы такой переворот произошел с пролитием крови. Ведь бывали в истории случаи, когда представители господствующих классов проявляли особую проницательность или слабость и трусливость и сдавались добровольно перед неизбежным".

О Бернштейне и ревизионизме сказано слишком бегло, если не сказать, - поверхностно. Не говоря уже о том, что следовало бы несколько глубже охарактеризовать взгляды Бернштейна, подвергнув их соответствующей критике, надо было бы хотя бы вкратце изложить, как отнеслась к ревизионизму германская социал-демократия и как выступали по этому вопросу ее лидеры на партейтагах: штутгартском 1898 года, ганноверском 1899 года, дрезденском 1903 года. Это дало бы возможность читателю сопоставить позицию вождей германской социал-демократии по этому вопросу с последовательно марксистской оценкой ревизионизма, данной Лениным и Сталиным.

Каутский в "Анти-Бернштейн" (название этого сочинения почему-то не упомянуто) не "обошел" вопроса о диктатуре пролетариата, как утверждается на стр. 92 учебника, а сделал в этом вопросе уступку Бернштейну. "Решение вопроса о проблеме пролетарской диктатуры, - писал Каутский "против" Бернштейна, - мы вполне спокойно можем предоставить будущему" (цитируем по работе Ленина "Государство и революция"). По поводу этого Ленин писал: "Это не полемика против Бернштейна, а в сущности, уступка ему, сдача позиции оппортунизму, ибо оппортунистам пока ничего большего и не надо, как "вполне спокойно предоставить будущему" все коренные вопросы о задачах пролетарской революции" (Ленин. Т. XXI, стр. 444).

В период империализма большое значение в рабочем, движении получил вопрос об отношении между партией и профсоюзами, да и сада по себе, профдвижение играло большую рель в судьбах рабочего движения Германии. Следовало бы поэтому посвятить отдельный параграф германскому профдвижению, охарактеризовать его направления (свободные, гирш-дункеровские, христианские и другие союзы), организацию свободных союзов, их программу, функции, численный состав, прессу, материальные средства, руководство, профсоюзную бюрократию.

Нельзя считать вполне удовлетворительными страницы, посвящены характеристике трех течений в германской социал-демократии и борьбе этих течений по различным вопросам: программы и тактики. Здесь можно пожелать больше цельности и последовательности в изложении. Почти все сказанное на стр. 264, поскольку оно связано с революцией 1905 - 1907 годов, следовало бы отнести к рубрике "Русская революция 1905 г. и германское рабочее движешь"; и только поете этого следовало изложить все относящееся к борьбе трех течений по вопросу о всеобщей стачке и об отношениях между партией и профсоюзами. Это сделало бы изложение более компактным, что в методическом отношении очень важно.

* * *

Главы VI и XVIII посвящены Англии 1868 - 1895 и 1895 - 1914 годов. Материал, который дан под заголовками "Политический и административный строй Англии" и "Начало вырождения буржуазной демократии и парламентаризма в Англии", совершенно недостаточен для характеристики ее государственного строя и показа и об'яснения традиционной политики одурачивания масс поддерживаемой и культивируемой господствующими классами Англии.

Авторам следовало рассказать о мероприятиях первого Министерства Гладстона по ирландскому вопросу. Эти мероприятия были определенным откликом на фенианское движение, возрождения которого Гладстон боялся и которое он стремился парализовать, привлекая на свою сторону духовенство и среднюю буржуазию.

Не совсем ясно выражение: "Закон 1871 г. полностью легализовал тред-юнионы". Что нужно подразумевать под словом: "полностью"? Следовало указать на бывшие ограничения в отношении: защиты тред-юнионами своих прав на "уде (прав юридического лица) и в политической деятельности. Право сбора средств на политические цели в дальнейшем оспаривалось у тред-юнионов судами.

Раздел главы об Англии выиграл бы, если бы автор дал хотя бы небольшие характеристики крупных политических деятелей Англии, например характеристику Гладстона, развенчивающую этого кумира либеральной буржуазии; характеристику

стр. 151

авантюристической фигуры Дизраэли, родоначальника новой империалистической политики Англии, и др.

Следует отметить неудачное выражение: "Лидеры тред-юнионов вскоре снова связались с либералами, забыв конфликт из-за вопроса, о пикетировании" (стр. 103). Дело не в "забвении", а в том, что в своих теоретических воззрениях тред-юнионисты в основном исходили из политико-экономических позиций манчестерства и теории гармонии интересов капитала и труда. Поэтому поддержка либералов являлась для тред-юнионистов постоянной лилией поведения. Если они иногда отпадали от либералов, то это вытекало из их политической тактики, заключавшейся в том, чтобы путем: поддержки той или другой партии выторговать себе законодательные уступки.

На стр. 110 сказано, что захваченная в Южной Африке огромная страна, была названа в честь Родса - Родезией, без указания на то, кто такой был Родс и почему ему была воздана такая честь. Дальше, правда, сказано, что он стоял во главе какой-то компании, но этого совершению недостаточно для обрисовки этого империалистического дельца. Деятельность Родса, единомышленника и сподвижника Джозефа Чемберлена, чрезвычайно характерна для английской захватнической политики.

Говоря о Генри Джордже, следовало бы привести характеристику его учения, данную Марксом.

Всему рабочему и социалистическому движению 80-х и начала 90-х годов отведены три страницы, что, даже при ограниченности места, нельзя считать достаточным.

Фабианство следовало бы охарактеризовать несколько глубже. Автор говорит о том, что в конце 90-х годов фабианцы стали чем-то вроде поставщиков идеологии для английских тред-юнионов, но о сущности этой самой идеологии сказано слишком мало.

О второй части раздела об Англии можно сделать только несколько замечаний.

На стр. 279 следовало об'яснить, в чем заключалось "бруклэндское соглашение".

Надо было также раз'яснить, почему понадобилось создание отдельной "рабочей партии" для проведения выборов в парламент, когда имелись "независимая рабочая партия" и "социал-демократическая федерация".

Ничего не сказано о том, что для консерваторов разрешение аграрного вопроса в Ирландии (выкуп земель у лэндлордов) было средством борьбы против гомруля. Кстати, полезно было бы сообщить подробнее о возникновении партии гомруля.

Очерки истории Франции, данные в главах VII и XIX, сильно испорчены стремлением к чрезмерной краткости.

Анализу конституции 1875 года отведена в учебнике всего одна страница. Не сказало, что право быть избранными в депутаты предоставлялось лицам, достигшим 25 лет.

Не совсем правильно указан состав коллегии для выборов в сенат. Сказано, что сенат избирался коллегиями, состоявшими из депутатов и делегатов от департаментских и окружных советов; в действительности коллегии состояли из трех категорий выборщиков: из депутатов данного департамента, членов генеральных и окружных советов и делегатов, специально избираемых муниципальными советами. Не мешало бы указать, что в сенат могли быть избираемы лица, достигшие 40-летнего возраста, и что сенат избирался на 9 лет, а состав его обновлялся по третям.

Правильно указано, что генеральные и окружные советы, от которых главным образом зависели выборы в сенат, состояли преимущественно из представителей имущих классов. Нужно было добавить, что это, несмотря на всеобщие выборы, об'ясняется в значительной степени тем, что должность муниципального советника не оплачивалась. При учреждении сената сельском округам был дан перевес над городскими (а из городов, по закону 1884 года, отдавалось предпочтение небольшим). Это нужно было иллюстрировать примерами.

Не только монархисты, но и республиканцы были удовлетворены такой организацией сената. Как показывают факты, сенат всегда являлся твердыней консервативно-реакционной политики, фактически задерживая или отвергая все законы более или менее прогрессивного характера, в особенности законы, дававшие какое-нибудь облегчение рабочем (фабричные законы, законы о страховании рабочих, закон об отмене контор найма, закон против засилия церкви, об амнистии коммунарам и пр.).

Такова была физиономия французского сената, В изложении автора нет фактов, иллюстрирующих роль сената, и характеристика его поэтому недостаточно убедительна.

Стоило бы отвести хотя бы полстраницы вопросу об образовании и смене кабинетов, о бюрократии и централизации и в связи с этим об особенностях местного самоуправления во Франции. В дальнейшем только вскользь говорится о неустойчивости французских кабинетов. Правильно указывается, что частая смена министерств (министерская чехарда) являлась результатом борьбы течений среди республиканцев, но

стр. 152

это последнее обстоятельство не об'ясняется.

Более углубленный анализ конституции 1875 года показал бы, почему французский государственный строй являлся республикой с монархическими учреждениями.

В воззрениях поссибилистов автор находит идеи утопического социализма, не указывая, в чем они заключались.

Автор также не указывает, что послужило ближайшим поводом раскола в Рабочей партии.

Упомянув о биржах труда, автор в скобках объясняет, что это были местные объединения синдикатов (профсоюзов) различных отраслей промышленности. Верно, что биржи труда вскоре после своего возникновения превратились в подобные объединения; но это не обменяет читателю, откуда, произошло название "биржа труда"; к тому же это - не историческое об'яснение.

В 1886 году произошла стачка в Деказвилле, принявшая бурный характер. Так приблизительно сказано в учебнике. Описание самой стачки, ее причины и ход совершенно обойдены. То же самое нужно сказать и о стачке в Кармо 1892 года. О причинах ее сказано, что она произошла "по политическим мотивам". Такое слишком общее указание не удовлетворит студента, который вправе требовать более точного об'яснения.

Говоря о сватках гедисов с лидерами нарождавшегося анархо-синдикализма, нужно было упомянуть и о марсельском с'езде 1892 года. Говоря о нантском с'езде, следовало бы отметить, что с защитой всеобщей стачки выступил оказавшийся впоследствии ренегатом Аристид Бриан. Гед выступил против Бриана, Жирара и др. (проповедывавших всеобщую стачку как средство - и притом мирное - социальной революции) и в тот момент стоял на правильной позиции.

В рассматриваемых главах чувствуется тенденция умалить положительные стороны гедизма. Например о "деле Мильерана" автор пишет так: "Гедисты заняли более правильную позицию" (стр. 142). Его, впрочем, поправляет автор главы о II Интернационале. По тому же поводу он пишет: "Надо сказать, что и Гед и Р. Люксембург стояла тогда на правильной точке зрения" (стр. 223).

Известно, что ВКТ и федерация бирж некоторое время враждовали между собой, отстаивая свое преобладание в синдикальном движении; нужно было бы упомянуть о том, что в 1902 году произошло об'единение федерации бирж с ВКТ под фирмой последней.

Противопоставляя прежнюю демократическую позицию Клемансо его реакционному повороту после прихода к власти в 1906 году, автор пишет: "Однако теперь Клемансо был уже не тот" (стр. 306). Дело не в том, что Клемансо был уже не тот, а в том, что радикалы, придя к власти, становилась самыми обычными защитниками капитализма. В выборе между защитой интересов народных масс или господствующей верхушки они, приходя к власти, без колебания принимали сторону последней. Таков был Гамбетта; таковы были Клемансо, Бриан и др. Эта характерная черта радикалов с особенной рельефностью должна была проявиться в период империализма, в период империалистических войн и пролетарских революций.

Этот реакционный характер политики радикалов нужно было показать на конкретных примерах их политической деятельности. Следовало показать, что радикалы и не затрагивали вопроса об обещанной демократизации государственного строя и местного самоуправления, не приложили никаких усилий для проведения закона о подоходном налоге, но произвели даже выкупа железных дорог. Особенно следовало подчеркнуть, что радикалы не поднимали вопроса о 8-часовом рабочем дне, легко мирились с тем, что законопроекты, обещавшие некоторое улучшение положения масс и принятые палатой депутатов, проваливались или искажались сенатом. В то же время они всю свою энергию обратили на борьбу с рабочим движением.

* * *

Главы о США написаны крайне схематично, сухо, поверхностно и нуждаются в значительной переработке. Недостаточно использованы высказывания Ленина о США.

Очерк экономического развития США в 70 - 90-х годах слабо иллюстрирован конкретными данными.

Вместо того чтобы сосредоточить внимание на об'яснении американских темпов развития промышленности, автор посвящает в том же параграфе около страницы росту богатства спекулянтов, возникновению семейств миллиардеров. В то же время не даны основные цифровые показатели, характеризующие состояние естественных богатств страны, не показаны экономические преимущества США перед другими странами. Нужно было подчеркнуть громадное значение исключительного американского протекционизма, для развития американской промышленности, с чем связан опять-таки исключительный по своим размерам ввоз иностранных (в особенности английских) капиталов. Иммиграция,

стр. 153

сыгравшая немаловажную роль в развитии американской хозяйственной жизни приблизительно до конца XIX века поставляла не только квалифицированную, но и более или менее квалифицированную рабочую силу. Следует также помнить о том, что осваиваемые громадные земельные пространства долгое время были свободны от платежа земельной ренты, что содействовало увеличению капиталов, направлявшихся по каналам промышленности. Все эта важнейшие особенности экономического развитая США не отражены в учебнике.

В состоящем из 17 строк параграфе, посвященном развитию техники, сообщается, сколько было выдано патентов на изобретения в 70-х годах, без всяких указаний на то, какие это были изобретения. В последнем: абзаце этого же параграфа (6 строк) без взятий связи с предыдущим говорится об обстоятельствах, задерживавших рабочее движение.

О государственном строе США, как уже отмечено, ничего не сказано.

Характеризуя борьбу обеих буржуазных партий в США, Ленин писал: "После освобождения негров разница между той и другой партией становилась все меньше. Борьба этих партий велась преимущественно из-за вопроса о большей или меньшей высоте таможенных пошлин. Никакого серьезного значения для массы народа эта борьба не имела. Народ обманывали, отвлекали от его насущных интересов посредством эффектных и бессодержательных дуэлей двух буржуазных партий" (Ленин. Т. XVI, стр. 190).

Автор VIII главы не показал на конкретном историческом материале борьбу этих "двух шаек политических спекулянтов".

То, что автор сообщает нам: о президентах начиная с 1872 года, не лишено, быть может, некоторого интереса, но совершенно не характеризует борьбы обеих партий, не показывает, как этот метод политической спекуляции прикрывался конституцией. Более того, на стр. 147 - 148 автор сбивается на такую трактовку поведения демократической партии, при которой эта партия выступает выразительницей народных интересов. А через полстраницы неожиданно приводится указание Энгельса, что обе партии - это "две больших шайки политических спекулянтов, которую попеременно забирают в свои руки государственную власть и эксплуатируют се самым грязным образом и для самых грязных целей".

В параграфе "Рабочею и фермерское движение" (стр. 148) ни слова не говорится о фермерском движении; о рабочем движении тоже сказано очень мало, а говоря о положении рабочего класса в конце XIX века. Здесь автор вкратце упоминает об иммиграции, посвящая ей пять строк. Между тем характеристика иммиграции - черезвычайно важный момент для понимания состава и положения рабочего класса, для понимания сущности рабочего движения в США. Автор мог бы здесь с большей выгодой для своего очерка использовать материал, данный Лениным в статье "Капитализм и иммиграция рабочих" (Ленин. Т. XVII, стр. 40 - 42).

Следующий параграф - "Борьба за 8-часовой рабочий день. События в Чикаго в 1886 г. - тоже вызывает крайнее недоумение. Неужели эта борьба велась, как изображает автор, без участия каких либо рабочих организаций? Ведь известно, что стачка 1 мая 1886 года была подготовлена в значительной степени Американской федерацией труда, что значительная часть "рыцарей труда принимала в ней участие, несмотря на то что головка организации была против этого, что в Чикаго в 1885 году было основано "Общество 8-часового рабочего дня". В дальнейшем на сцене появляются анархисты, но ни об обстоятельствах, содействовавших зарождению анархизма в США, ни об организации анархистов автор ничего не сообщает.

Очень схематично я вследствие, этого малопонятно изложены такие важные- вопросы рабочего движения США, как история "Ордена рыцарей труда", организация, теоретические взгляды и деятельность АФТ, борьба между "Орденом" и АФТ и борьба между АФТ и Социалистической рабочей партией.

Об "Ордене рыцарей труда" читатель может получить по учебнику представление как о никчемной, в лучшем случае бесполезной, если не вредной о реализации. Можно подумать, что "Орден" стоял в стороне от стачек, занимаясь кооперативными утопиями. Между тем известно, что "Орден" в тон или иной степени руководил почти всеми крупнейшими, в особенности железнодорожными стачками 80-х годов, что при подавлении стачек одним из главных требований предпринимателей, пред'являемых рабочим, был отказ от участия в "Ордене". Одной из причин падения "Ордена" была свирепа" атака на пего буржуазии, которая для своих об'единений одно время выдвинула лозунг: "Смерть рыцарям труда!"

При отсутствии анализа программы и состава "Ордена рыцарей труда" и характера его деятельности непонятной остается, хотя и кратковременная, но широкая его популярность. Поэтому совершенно неубедительно неожиданное утверждение

стр. 154

автора, что несмотря на свои слабые стороны "Орден рыцарей труда" оставил заметный след в рабочем движении, об единив огромные массы неквалифицированных рабочих".

Автор не использовал гометедской стачки 1892 года для иллюстрации специфических условий стачечной борьбы в США (выписка владельцем предприятия 300 сыщиков, из пинкертоновского агентства, бой между рабочими и сыщиками, кончившийся, кстати сказать, печально для последних. Тут кстати надо было сказать о частных сыщицких конторах, о поставке конторами штрейкбрехеров и пр.). Но автор ограничился шаблонным упоминанием о посылке правительством войск для подавления стачки, т. е. об обстоятельстве, наблюдаемом нами во всех буржуазных странах.

Причина, ход и результаты японо-американской войны изложены в учебнике слишком упрощенно. До взрыва крейсера "Мэйн" шли продолжительные переговоры между США и Испанией по поводу восстания на Кубе, причем американская плутократия стремилась изобразить себя защитницей угнетаемых Испанией кубинцев. Со всем этом нужно было сказать, чтобы дать представление о методах американской захватнической политики. Следовало также сказать об отношениях, установившихся между США и Кубой, об'явлении независимым государством с некоторой ого серкой. Эта оговорка, известная под названием поправки Плэтта, превращала Кубу в протекторат. На Филиппинских островах США стимулировали восстание, обещав повстанцам свободу. После войны острова были формально уступлены Испанией Соединенным: Штатам за 20 миллионов долларов. Обманутые туземцы подняли восстание, которое с чрезвычайной жестокостью было подавлено. Так выглядело "освобождение", полученное Кубой и Филиппинами из рук американской господствующей верхушки. Но в очерке мы ничего почти об этом не находим.

По временам изложение событий превращается в хронологической перечень. Так, о забастовках на стр. 321 - 322 говорится так: "Бастовали... грузчики и возчики в Чикаго - в 1905 г.; лесорубы Запада - в 1908 г.; металлисты штата Пенсильвании - в 1910 - 11 гг.; текстильщики в городе Лоренсе штата Массачусетс - в 1912 г." Этот список названий и дат ничего не даст читателю.

* * *

Малосодержательны очерки "Испанская монархия в последней четверти XIX в." и "Кризис испанской монархии в начале XX в." (главы II и XXIII). Следовало дать хотя бы краткое изображение экономического состояния Испании в последней четверти XIX века. Не следует забывать, что это был период, развития промышленного капитализма в Испании. Недостаточно было указать на громадную роль иностранного капитала в испанской промышленности, следовало это иллюстрировать фактами. Нужно было основательно охарактеризовать аграрные отношения, тем более, что они имело в различных частях страны своп особенности. Аграрный вопрос играл (и играет до сих пор) очень большую роль в жизни Испании. Сам автор в дальнейшем неоднократно упоминает об аграрных волнениях.

В главах об Испании нет ничего об областничестве, о национальном вопросе, соотношениях между окраинами и центром, о касикизме, осей сип о развитом в. Валенсии и Мурсии. Вскользь сказано о засилии церкви. Для характеристики испанских нравов не мешало бы сказать несколько слов о таурофилии и связанных с ней промыслах.

На стр. 178 сказано: "Гнилость испанской монархии обнаружилось особенно наглядно... во время войны, с Соединенными Штатами Америки". Но в чем проявилась эта гнилость, не видно из изложения, в котором Испания выглядит почти одинаково со всеми другими европейскими странами.

Слабо охарактеризованы буржуазные партии Испании. Не упомянуты республиканские заговоры, и восстания 1883 г., 1886 г. и др. Не отмечен политический под'ем, начавшийся под влиянием разгрома 1898 г. (усиление республиканской партии, рабочего движения, рост рабочих организаций). Немного лучше показано рабочее и социалистическое движение. Об анархо-синдикализме сказано слишком мало. Неубедительно объяснено отсталостью земледелия то обстоятельство, что в Испании 48% земель оставалось необработанными.

Главы "Италия после национального воссоединения (1871 - 1900 гг.)" и "Италия 1900 - 1914 гг." (главы X и XXII) сделаны значительно лучше чем главы об Испании, но и она в некоторой степени пострадала от упрощенности и сжатости изложения. Очень скупо и не совсем ясно сказано о буржуазных партиях, в частности о трансформизме буржуазных деятелей, о коррупции; мало уделено внимания вопросу о финансах, игравшему такую большую роль в первые десятилетия после воссоединения. Не мешало бы для иллюстрации коррупции сказать о "панаме", имевшей, место в 1892 - 1893 годах.

стр. 155

Говоря о внешней политике, следовало бы указать на существование двух направлений: антифранцузского и французского. Не отмечено празднование 1 Мая в 1891 году. Полезно было бы сказать о таких характерных для Италии организациях, как маффия и камера, игравших немаловажную роль в подавлении оппозиционного и революционного движений.

* * *

Главы "Австро-Венгрия 1867 - 1900 гг." (IX) и "Австро-Венгрия 1914 г." (XXI), "Международные отношения 1871 - 1900 гг. и борьба за раздел мира" (XV) и "Международные отношения 1900 - 1914 гг." (XXIX) написаны хорошо. Автор сумел сочетать известную степень сжатости с полнотой изложения.

Раздел IV - "Первая мировая империалистическая война" - написан содержательно и интересно, но не соответствует своему методическому назначению. Он представляет по своим размерам и трактовке вопроса, скорее, монографию на указанную тему чем раздел учебника.

Из 148 страниц раздела около 60 посвящено изложению хода военных действий по годам и кампаниям. Около 50 страниц отведено характеристике дипломатической борьбы и внутриполитического положения отдельных стран, в особенности в 1917 году, причем и здесь немало говорится о положения на фронтах. Обстоятельно рассказано о борьбе. Ленина за создание III Интернационала.

Если многие из глав, относящихся к предыдущему разделу, страдают крайней сжатостью и схематичностью, то этот раздел, наоборот, непропорционально велик и до того перегружен фактами и деталями, что усвоение их становится крайне затруднительным", читатель теряется среди множества подробностей, часто об'единенных только хронологической связью.

В таком виде этот раздел не может быть перенесен в следующее издание; он должен быть сокращен, по крайней мере, наполовину, а материал следует более тщательно сгруппировать по подтемам.

При всей Подробности изложения недостаточное внимание уделено рабочему движению во время войны. Более или менее подробно говорится о рабочем движении в 1917 году, о предыдущих годах говорится очень бегло. Например, говоря о стачках 1915 - 1916 годов в Англии, автор не упоминает о второй стачке на Клайде, о выдвинутом стачечниками требовании рабочего контроля над угольной промышленностью; еще до этого требование контроля было выдвинуто на конгрессе тред-юнионов в Бристоле в 1915 году. Во время второй стачки на Клайде было выдвинуто требование национализации шахт; железнодорожный союз в 1917 году выдвинул требование национализации железных дорог.

В параграфе о Германии не упомянуто о том, что Либкнехт на первомайской демонстраций 1916 года выступил с лозунгом "Долой войну!", "Долой правительство!", за что был арестован и предан суду. Слишком поверхностно сказано об образовании союза "Спартак" (не упомянуто о "Письмах Спартака").

Бледно изложен ход военных действий в 1918 году. Ничего или почти ничего не сказано о военной организации промышленности, получившей особенно широкое развитие в Германии.

Большим недостатком, снижающим научную ценность всей книги, является полное отсутствие историографии и указателя литературы к каждому разделу.

Есть пробелы в Указателе имен. Имени Эрве мы на стр. 308 не нашли; в указателе нет ссылки на имеющееся на стр. 60 имя Томаса.

Подводя итог, следует указать, что "книга, составленная и редактированная коллективом специалистов, имеет много положительных сторон. Указанные нами недочеты отдельных глав можно легко исправить при повторном издании книги. Только очерки о двух странах (Соединенных Штатах Америки и Испании) нуждаются в коренной переработке.

Проф. А. АНЕКШТЕЙН (Арк. А-н).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Библиография-НОВАЯ-ИСТОРИЯ-Ч-II

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. АНЕКШТЕЙН, Библиография. НОВАЯ ИСТОРИЯ". Ч. II // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Библиография-НОВАЯ-ИСТОРИЯ-Ч-II (date of access: 09.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. АНЕКШТЕЙН:

А. АНЕКШТЕЙН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
663 views rating
31.08.2015 (1560 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
8 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
8 days ago · From Россия Онлайн
ПРИРОДА И ХАРАКТЕР НЕКОТОРЫХ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ЭПОСЕ И БЫТОВОЙ КУЛЬТУРЕ ЧЕРКЕСОВ
8 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
8 days ago · From Россия Онлайн
Обычное право сегодня
Catalog: Право 
8 days ago · From Россия Онлайн
  Расширения, Вселенной устанавливает функцию перехода энергии в массу. Предполагается, Вселенная замкнутая система, энергия и масса не излучается и сохраняется. Сохраняется число нуклонов при расширении Вселенной. Сохраняется структурная единица энергии нуклонов при расширении Вселенной. При образовании ядра дейтерия, энергия не выделяется. Законы сохранения массы и энергии, являются ключевыми законами в физике.
Catalog: Физика 
8 days ago · From Владимир Груздов
Рассматриваются физические параметры нейтронного ядра Земли. Масса ядра. Градиент гравитационного взаимодействия нуклонов в ядре Земли и их свойства. Ядро Земли предоставляет собой нейтронный объект. Диаметр ядра \sim125m. Дан качественный анализ образования ядра Земли. Гипотеза образования взрывов сверхновых. Образование планеты Земля.
Catalog: Физика 
10 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Библиография. НОВАЯ ИСТОРИЯ". Ч. II
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones