Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8081

Share with friends in SM

Документы из архивов царского и временного правительств 1878-1917 годов, серия 2-я, 1900-1913 годы. 14 мая - 13 августа 1912 года. Государственное издательство политической литературы. 1939. 481 стр. 12 руб.

1

"Здешний итальянский посланник, на-днях возвратился из кратковременного отпуска. Он пробыл несколько дней в Риме, представлялся королю Виктору-Эммануилу и виделся с министром иностранных дел. По его впечатлениям, в Риме хотя и смущены тем, что война неожиданно для Италии приняла столь затяжной характер.., но там никто не сомневается в благоприятном исходе настоящей борьбы. По сему поводу, как говорит г. Бароли, король весьма картинно выразился: "Заняв берег Триполитании, мы прижали легкие турок, и они должны погибнуть". Выражение бесспорно картинное, но по существу едва ли верное, ибо легкие Турции, даже по отношению к главному театру военных действий, находятся совсем не на африканском побережье"1 .

Это сообщение российского посланника в Белграде Гартвига министру иностранных дел Сазонову от 21 (8) мая 1912 года открывает серию документов рецензируемого XX тома, посвященных итало-турецкой войне 1911 - 1912 годов.

Авантюра итальянского империализма в Триполи и Киренаике, которую Ленин называл "усовершенствованной, цивилизованной человеческой бойней, избиением арабов при помощи "новейших орудий"2 , была, как, известно, начата в сентябре 1911 года. Первоначальные расчеты итальянского империализма состояли в том, чтобы молниеносным сокрушительным ударом в кратчайший срок окончить начатую им войну. Однако весь последующий ход военных операций в Триполи смешал карты итальянского командования. Италия столкнулась с упорным противодействием турецко-арабских войск. "Арабы, - писал Ленин, - сопротивлялись отчаянно"3 . Оккупировав город Триполи и другие прибрежные пункты Триполитании (Хом, Дерна, Бенгази), итальянским войскам не удалось в течение 8 -месяцев сколько-нибудь значительно продвинуться в глубь страны.

Весной 1912 года война приняла затяжной характер.

"Если итальянцы, - писал Гартвиг, - до последнего времени не могли проникнуть в глубь страны, то отныне, с наступлением тропического лета, они не в силах будут двинуться ни на шаг вперед. Выносить подобную жару могут только местные уроженцы. В Иране, при более умеренных климатических условиях, европейцы гибнут в то время, когда персы следуют за караваном с обнаженной и при том выбритой головой под палящими лучами солнца в 56° Реомюра"4 .

Отчаявшись в быстром завоевании Триполитании, Италия, чтобы сломить сопротивление Турции, приказала своему флоту бомбардировать главный город Сирии Бейрут и Дарданеллы. Одновременно Италия оккупировала острова Додеканес в Эгейском море. Тем самым она получила средства давления на турецкое правительство.

"Таким образом, - писал 21 мая 1912 года российский поверенный в делах в Риме Поггенполь, - самый богатый и цветущий из турецких островов Эгейского мода перешел теперь вполне в руки Италии, а, главный город его Родос, известный своей прекрасной гаванью и сильно укрепленный, как с моря, так и с суши, сделался верной базой для дальнейших военных действий на море...

Повидимому, итальянское правительство решилось, пользуясь обоим неоспоримым преимуществом на море, завершить завоевание островов Спорадского архипелага, чтобы в момент окончания войны иметь, что вернуть Турции взамен отречения ее от Киренаики и Триполитании. В настоящее время более десяти других островов заняты уже итальянцами... Решительными действиями в Эгейском море итальянцы надеются окончательно отрезать африканские владения Турции от метрополии и


1 Документ N 49 (см. рецензируемый том, в дальнейшем даются ссылки только на номер).

2 В. И. Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 201.

3 Там же, стр. 202.

4 N 49.

стр. 146

произвести известное моральное воздействие на оттоманское правительство"1 .

Появление итальянских войск в восточной части Средиземного моря вызвало сильное беспокойство в Париже и Лондоне и привело к обострению противоречий между империалистическими державами. Англия и Франция не намерены были допускать усиления Италии в Средиземном море и подвергать угрозе своя коммуникационные линии. "Считаю долгом обратить внимание вашего превосходительства, - писал Поггенполь Сазонову, - на... факт значительного охлаждения в отношениях между Италией и Францией... здешний французский посол отзывается очень резко о политике настоящего итальянского кабинета и откосится весьма отрицательно к занятию итальянцами островов на Эгейском море... присоединение островов к Италии г. Баррер считал бы несовместимым с интересами Франции в Средиземном море, так как оно нарушило бы то равновесно сил в Средиземном море, над созданием которого так долго и упорно работало правительство Республики"2 . А 6 июня 1912 года французский президент Пуанкаре в беседе с российским послом в Париже Извольским заявил: "Франция не должна забывать, что Италия все-таки является членом противоположной политической комбинации; поэтому французское правительство должно, прежде всего, заботиться о том, чтобы Италия не приобрела в Средиземном море преобладающего положения. При настоящем соотношении флотов достаточно одной мобилизации французских морских сил, чтобы остановить со стороны Италии всякую враждебную попытку. "Вы можете быть уверенными, - сказал с особой силой г. Пуанкаре, - что Франция и впредь твердо намерена сохранить то же превосходство в Средиземном море над Италией"3 .

В правительственных кругах Англии итальянская оккупация Эгейских островов вызвала не меньшее беспокойство. В связи с этим российский посол в Лондоне Бенкендорф сообщал в российское министерство иностранных дел, что в Англии "мысль о распространении Тройственного союза на Средиземное море и превращения итальянской Триполитании в общую базу... стала кошмаром"4 . В Англии, по словам российского министра иностранных дел Сазонова, "опасаются, что если Италия, разойдясь с Францией, вновь теснее сблизится со своими союзницами, то Триполи в итальянских руках может стать для последних удобной военно-морской точкой опоры в Средиземных водах"5 .

Противоречия между Францией и Италией с одной стороны, Англией и Италией - с другой настолько обострились, что первый лорд адмиралтейства Черчилль и премьер-министр Асквит спешно отправились на остров Мальту, где встретились с генерал-резидентом в Египте Китченером и обсуждали вопрос о положении английского флота в Средиземном море. "При этой встрече, - писал российский дипломатический агент в Каире, - имелось, по-видимому, в виду рассмотреть "некоторые вопросы относительно изменившегося, вследствие итало-турецкой войны, положения в Средиземном море... Здешние газеты утверждают, что, так как в виду событий в Средиземном море положение острова Мальты совершенно изменилось, Великобритания пришлет сюда до 30 тысяч войск, чтобы перенести свой операционный базис за Средиземное море, ближе к Суэцкому каналу, имея в виду защиту своих интересов не только в Египте и Судане, но также в Южной Африке, в Индии и даже в Австралии"6 .

Итало-турецкая война обострила противоречия не только между двумя враждебными империалистическими группировками: Тройственным союзом и Тройственным согласием, - но и внутри каждой из этих коалиций. Намерение российского военно-феодального империализма воспользоваться ослаблением Турции для того, чтобы вновь поставить вопрос о проливах (известный демарш российского посла в Константинополе Чарыкова в октябре 1911 года), недовольство России противодействием Англии и Франции в вопросе о проливах - все это создало серьезное беспокойство в Париже и Лондоне. Многие политические деятели Англии и Франции в этот период выражали опасения относительно лойяльности России к Тройственному согласию. Трещина, создавшаяся в франко-русском союзе, была настолько серьезна, что в Париже летом 1912 года раздавались голоса о желательности допустить Россию к проливам, открыть русским морским силам выход из Черного моря для восстановления нарушенного Италией равновесия в Средиземном море.

Само собой разумеется, что Франция серьезно и не помышляла о разрешении вопроса о проливах в благоприятном для царской России смысле и не шла дальше призрачных обещаний, которые, по расчетам французского империализма, должны


1 N 41.

2 N 43.

3 N 143.

4 N 53.

5 N 105.

6 N 122.

стр. 147

были удержать Россию в системе Тройственного согласия. Но Англия в этот период не ждала даже что-либо обещать России в вопросе о проливах и посоветовала французам не обострять отношений с Италией, с которой можно после окончания войны выгодно договориться. Впоследствии выяснилось, какие выгоды подразумевали английские империалисты. Как известно, признав позднее захват Италией Триполитании, и Киренаики, английские империалисты добились согласия Италии на изменение капитуляционного режима в Египте, что еще более укрепило власть Англии в этой стране. Английский империализм заключил с Италией сделку за счет колониальных народов Триполитании и Египта.

Между тем уже летом 1912 года Италия, истощенная затяжной войной, спешила поскорее реализовать планы в Африке, тем более что на Балканах назревали серьезные события.

"Италия, - писал советник российского посольства в Риме, - напрягает все свои платежные средства. Выпуск значительного количества новых кредитных билетов, равносильный многомиллионному внутреннему займу, и предпринимаемые с разных сторон стоящими в близких отношениях к правительству частными банками весьма осторожные шаги в видах выяснения вопроса о возможности негласного получения денег во Франции являются верными симптомами начинающихся денежных затруднений"1 .

Война в Триполи вызвала резкое недовольство широких трудящихся масс Италии. Среди итальянских рабочих все усиживались антивоенные настроения. "Начатая без определенного плана, война ведется также и теперь. Военные действия итальянцев имеют скорее характер отдельных предприятий, чем проведения строго обдуманных мер. Это чувствуют все, и таковое сознание, в значительной степени способствует проявлению того чувства усталости, о котором, сами того не подозревая, говорят итальянские министры и общественные деятели, уверяющие, что "война не утомила Италию"2 .

В июне 1912 года итальянское командование предприняло решительные действия против турецко-арабских отрядов в Занзурском оазисе, в 60 - 70 верстах к юго-западу от города Триполи. Операции итальянских войск после длительной борьбы с турецко-арабскими войсками, наконец, увенчались, успехом. Одновременно в июле 1912 года, флотилия итальянских миноносцев прорвалась через Дарданельский пролив. Все это были попытки Италии оказать давление на Турцию и ускорить заключение мира, на выгодных для себя условиях.

Между тем Турция беспомощно металась между обеими империалистическими группировками: Тройственным союзом и Тройственным согласием. Она неоднократно обращалась к державам с просьбой о помощи и посредничестве. Однако ни одна из них не желала оказывать Турции помощь и ссориться с Италией. Наоборот, каждая из империалистических стран стремилась извлечь из создавшейся обстановки наибольшие выгоды для себя. Германия и Австро-Венгрия боялись окончательно оттолкнуть Италию в лагерь Антанты. Франция была связана с Италией секретным соглашением 1901 года, фактически санкционировавшим итальянские притязания в Триполи. Россия еще в 1909 году в Раккониджи заключила сделку с Италией, по которой обязалась относиться благожелательно к итальянским интересам в Триполи и Киренаике взамен обязательства Италии относиться благожелательно к русским интересам в вопросе о проливах. Англия, лихорадочно готовившаяся к войне с Германией, была заинтересована в том, чтобы привлечь Италию на свою сторону. К тому же война одного из участников Тройственного союза с Турцией должна была, по расчетам английского империализма, привести к ослаблению Германии.

Изолированная Турция вынуждена была под давлением империалистических держав, в конце концов, согласиться на итальянские условия. В июне 1912 года в Швейцарии были начаты итало-турецкие переговоры о заключении мира, которые временно приостановились в связи со сменой кабинета в Турции 23 июля 1912 года, а затем возобновились 18 августа 1912 года. 18 октября в Лозанне был подписан итало-турецкий договор, санкционировавший итальянский захват Триполитании и Киренаики. Этим переговорам, связанным с заключением Лозаннского мира, будет посвящена вторая часть XX тома, подготовляемого к печати Комиссией по изданию документов эпохи империализма.

2

Пока шла война в Африке, назревал новый конфликт на Балканах. Война Италии против Турции значительно ослабила последнюю и усилила захватнические стремления национальной буржуазии балканских государств, стремившихся к расширению за счет других стран. Основ-


1 N 197.

2 Там же.

стр. 148

ное устремление помещичье-буржуазных правительств балканских государств было направлено к захвату европейских владений Оттоманской империи. Борьба за Македонию, Фракию, Албанию составляла содержание захватнических планов балканских государств. Завоевательная политика прикрывалась "национальными идеалами". Этому способствовало широко развернувшееся в 1912 году в Оттоманской империи национально-освободительное движение балканских народностей, находившихся в течение пяти столетий под турецким игом. Турецкая Македония, населенная болгарами, сербами и греками, с конца XIX века была ареной непрерывных восстаний, которые жестоко подавлялись абсолютистским режимом султана Абдул-Гамида.

В своей борьбе за захват владений Оттоманской империи правительства балканских государств пытались опереться на ту или другую империалистическую "великую" державу. Как только пути буржуазии того или иного балканского государства расходились с той или иной великой державой, она переходила в противоположный лагерь. Это была политика национального эгоизма, проводимая буржуазией балканских стран, шедшей на ту или другую политическую комбинацию в целях осуществления своих завоевательных планов. "Буржуазия угнетенных наций, - писал Ленин, - постоянно превращает лозунги национального освобождения в обман рабочих: во внутренней политике она использует эти лозунги для реакционных соглашений с буржуазией господствующих наций... во внешней политике она старается заключать сделки с одной из соперничающих империалистских держав ради осуществления своих грабительских целей (политика мелких государств на Балканах и т. п.)"1 .

В свою очередь империалистические государства в борьбе за господство на Балканском полуострове были заинтересованы в существовании на Балканах слабых государств, вынужденных искать поддержки и покровительства той или другой коалиции великих держав. Широко развернувшееся национально-освободительное движение на Балканах, переплетающееся с династическими интересами и завоевательными стремлениями балканских правительств, было широко использовано европейскими державами для осуществления своих империалистских замыслов.

13 марта 1912 года при поддержке России был подписан сербо-болгарский договор о "дружбе и союзе". Вскоре же после подписания этого договора была заключена конвенция между Болгарией и Сербией. По этой конвенции, Болгария обязалась выставить в случае военных действий против Турции 200-тысячную армию, а Сербия - 150 тысяч войск. 29 мая 1912 года был подписан договор между Грецией и Болгарией, по которому оба государства обязывались оказывать друг другу помощь в случае нападения на них Турции, а также в случае систематического нарушения Турцией "прав, вытекающих из договоров и международного права"2 .

Таким образом, был создан балканский блок под покровительством России, направленный своим острием против Австро-Венгрии и Турции.

В мае 1912 года в Албании вспыхнуло восстание против Турции, охватившее ряд округов (Ипек, Призрен, Дибра, Малессия, Штип, Дьяково). Повстанцам удалось разбить турецкие регулярные части. Турция, находившаяся в войне с Италией, вынуждена была пойти на уступки албанским вождям, и "даровала" Албании целый ряд льгот: религиозных, школьных и т. п. Это вызвало сильное недовольство Сербии, Греции и Болгарии, потребовавших от Турции проведения реформ в Македонии. Однако Турция отклонила требования балканских правительств. Воспользовавшись сложившейся обстановкой, Сербия, Болгария, Греция, Черногория спешат привести в действие свои планы вооруженного выступления против Турции. Воинственный угар распространяется среди правящих кругов и генералитета балканских государств.

В июле 1912 года российский посол в Риме сообщал министру иностранных дел Сазонову:

"Вскоре после моего приезда в Рим меня посетил болгарский посланник г. Ризов. Насколько мне известно, этот дипломат пользуется влиянием в своем отечестве и доверием болгарского правительства...

Итальянско-турецкая война породила в нем самые розовые надежды, и он думает, что для Болгарии настал момент вступить в окончательную борьбу с Турцией. По его словам, Македония волнуется и с нетерпением ожидает свержения магометанского ига. С другой стороны, Болгария никогда не была вооружена так, как теперь, и ее военные силы достигли своего апогея. Турция же ослаблена войной с Италией. Со всяким днем, по мнению Ризова, соотношение болгаро-турецких сил должно измениться в пользу Турции, и


1 В. И. Ленин. Соч. Т. XIX, стр. 41.

2 N 100.

стр. 149

если, - прибавил мой собеседник, - мы теперь не нападем на Оттоманскую империю и не вырвем у нее Македонию, то осуществление нашей заветной мечты должно быть отложено надолго"1.

Таким образом, балканские государства с минуты на минуту готовы были ринуться в бой против Турции с целью раздела ее европейских владений.

Союзники России - Франция и Англия - не только не препятствовали образованию балканского союза, а, напротив, рассчитывали использовать его в будущем в войне против Австрии и Германии. Французский и английский генеральные штабы строили свои расчеты на том, что в случае будущей войны армии балканских союзников свяжут значительную часть австро-венгерских и германских вооруженных сил на востоке и отвлекут их от операций на западе, облегчив тем самым англо-французским войскам разгром армий Тройственного союза. Однако ни Англия, ни Франция не желали, чтобы балканский союз был использован Россией против Турции, так как они имели в Турции крупные экономические интересы и не желали допустить Россию к проливам. Не получив поддержки Франции и Англии и опасаясь, что балканская война может привести к выступлению Австро-Венгрии и Германии, Россия стремилась отсрочить момент вооруженного выступления балканских союзников и убедить их, что они не должны рассчитывать на помощь России в ближайшее время. В июле 1912 года российский посол в Риме Крупенский, получив инструкции от министерства иностранных дел, "старался умерить энтузиазм болгарского дипломата, уверяя его, что вся Европа, - и Россия не менее других стран, - желает сохранения status quo и, в случае войны с Турцией, Болгария не будет ею поддержана"2 . Однако ничто уже не могло предотвратить надвигавшуюся войну против Турции. Россия, создавшая балканский союз, не смогла справиться с теми силами, которые были ею же вызваны к жизни. Значительная часть российской буржуазии не желала сдерживать свои захватнические апетиты из-за неблагоприятной для России международной обстановки и стремилась всеми силами разжечь войну против Австрии и Турции и захватить турецкую Армению, Босфор и Дарданеллы.

В июле 1912, года Гучков предпринял поездку в Болгарию и Сербию и науськивал правительственные круги и военщину этих стран на войну против Турции и Австрии3 .

События, назревавшие на Балканах, крайне обострили противоречия между империалистическими странами и усилили борьбу за господство в юговосточной Европе. С особой остротой вспыхнули противоречия между Австрией и Италией, стремившихся к утверждению своей гегемонии на Адриатическом побережье. Италия, завязшая в войне с Турцией, пристально следила за действиями Австро-Венгрии в Албании и не желала допускать ее господства на Адриатическом побережье, "...на Балканах, - писал Ленин, - "интересы" Италии и Австрии не совпадают. Италия хочет урвать еще кусок - Албанию, Австрия этого допустить не хочет"4 .

В октябре 1912 года балканская война, подготовленная всем ходом развития противоречий между империалистическими державами с одной стороны, балканскими странами и Турцией - с другой, разразилась, несмотря на все и всяческие бумажные "заклинания" так называемых великих держав.

3

Ценным разделом вышедшего в свет XX тома "Международных отношений в эпоху империализма" являются документы о китайской революции и реорганизационном займе в Китае, которые впервые представлены с исчерпывающей полнотой. Эти документы чрезвычайно образно обрисовывают тогдашнее положение Китая как типичной, полуколониальной страны, находившейся, под гнетом иностранного финансового капитала. Внешняя задолженность Китая империалистическим державам достигла в 1912 году почти полутора миллиардов долларов. Финансовое господство империалистических держав над Китаем осуществлялось через кредитную блокаду финансового консорциума Англии, США, Франции, Германии, к которым присоединились впоследствии Россия и Япония. Китайская революция, происшедшая в 1911 году под непосредственным влиянием русской революции 1905 года, привела в движение широкие трудящиеся массы Китая. "Мировой капитализм и русское движение 1905 года, - писал Ленин, - окончательно разбудили Азию. Сотни миллионов забитого, одичавшего в средневековом застое, населения проснулись к новой жизни и к борьбе за азбучные права человека, за демократию"5 . Империалистические державы, поддерживавшие феодаль-


1 N 256.

2 Там же.

3 NN 365 378, 381.

4 В. И. Ленин. Соч. Т. XVI, стр. 149.

5 Там же, стр. 384.

стр. 150

но-крепостнические пережитки в Китае, в ответ на китайскую революцию приостановили финансирование Китая и поставили кабальные условия заключения займа: контроль над таможенными доходами, табачным и соляным налогами, назначение инструкторов и т. п., т. е. финансовое закабаление страны. "Главная цель, преследуемая нами участием в китайском реорганизационном займе... - установление иностранного контроля над китайскими финансами", - признавался в августе 1912 года временно управлявший министерством иностранных дел Нератов в своем письме к российскому посланнику в Пекине Крупенскому1 .

"Речь идет главным образом о финансовой агентуре на пятилетний срок и соляной монополии, учреждаемой по примеру китайских морских таможен ввиде самостоятельного учреждения под управлением иностранцев... Предложение встретило категорический отказ со стороны китайцев, причем Сиун даже заявил, что никогда не осмелится предложить на рассмотрение народных представителей подобный проект, который был бы немедленно отклонен и вызвал возмущение в провинциях"2 .

Китайское правительство отказалось принять кабальные условия реорганизационного займа, "...пекинский кабинет, - писал Сазонов Крупенскому, - отказался принять условия реорганизационного займа, поскольку он связан с учреждением финансовых агентов и реформой соляного налога, и просит о выдаче денежных авансов за счет займа в 10 мил. фунтов стерлингов, который имел бы быть заключен на менее тяжелых основаниях"3 .

Правительство Юань Ши-кая, выражавшее интересы реакционной части китайской буржуазии, склонной к сделке с иностранным империализмом, не решалось вначале согласиться на условия, выдвинутые финансовым консорциумом.

"Можно, мне кажется, быть уверенным, - писал 23 июля 1912 года российский посланник в Пекине, - что как Юань Ши-кай, так и остальные лица, стоящие во главе правительства, вполне сознают необходимость для Китая внешнего займа и готовы были бы для заключения такового согласиться на установление иностранного контроля и надзора, но не решается высказать это открыто из-за опасения возбудить негодование палаты представителей и китайской интеллигенции, особенно на Юге, что, при неимении у правительства достаточно прочного авторитета и сильной власти, привело бы к его падению"4 . И в действительности, условия займа, пред'явленные финансовым консорциумом Китаю, были настолько кабальными, что в июле 1912 года российский посланник в Лондоне Бенкендорф цинично писал Сазонову: "Что же касается китайского займа, то сознаюсь, что я сильно склоняюсь к английской политической точке зрения. Этот заем хорошее дело, это узда. Таковая необходима. Свобода Китая, с этой точки зрения и с точки зрения любой предусмотрительной политики, никуда не годится"5 .

Владимир Ильич Ленин, разоблачая политику империалистических держав в Китае, писал в 1912 году:

"Известно, что великая китайская республика, с такими жертвами созданная передовой демократией народных масс в Азии, испытывала в последнее время самые тяжелые финансовые затруднения. Шесть "великих" держав, которые считаются цивилизованными, а на деле проводят самую реакционную политику, составили финансовый консорциум (товарищество), приостановивший заключение займа Китаем!

Дело в том, что революция в Китае вызвала среди европейской буржуазии не энтузиазм к делу свободы и демократии - на такие чувства способен пролетариат, но неспособны рыцари наживы - а стремление разграбить Китай, начать раздел Китая, оттягать земли у Китая. "Консорциум" шести держав (Англии, Франции, России, Германии, Японии, Соедин. Штатов Америки) старался довести дело до банкротства Китая, чтобы обессилить и подорвать республику"6 .

Наряду с финансовым давлением империалистические державы пытались принудить китайское правительство к капитуляции посредством непризнания республики. В этом свете заслуживают внимания следующие сообщения:

"Лу Чжен-сян, - телеграфировал Сазонов 1 июля 1912 года российскому посланнику в Пекине, - обратился ко мне с телеграммой по поводу своего назначения, давая заверения в желании поддерживать дружбу между обоими государствами и выражая надежду на безотлагательное признание Россией республики. Не касаясь последнего вопроса, я отвечаю поздравлением и уверением, что разделяю его желания дружбы"7 .

"Японский посланник, - сообщал 29 июля 1912 года Крупенский, - на запрос из


1 N 443.

2 См. рецензируемый том, стр. 260, прим. 6.

3 N 254.

4 N 355.

5 Приложение 1.

6 В. И. Ленин. Т. XVI, стр. 354.

7 N 219.

стр. 151

Токио высказался в смысле несвоевременности признания теперь китайского правительства"1 .

Владимир Ильич Ленин, вскрывая подоплеку этого непризнания китайской республики, писал в 1912 году:

"Передовая и цивилизованная Европа не интересуется обновлением Китая. Четыреста миллионов отсталых азиатов добились свободы, проснулись к политической жизни. Четвертая часть населения земного шара перешла, так сказать, от спячки к свету, движению, борьбе.

Цивилизованной Европе дела нет. До сих пор даже французская республика не признала еще официально китайской республики!..

Чем же об'ясняется это равнодушие Европы? Тем, что повсюду на Западе царит империалистическая буржуазия, на три четверти уже сгнившая, готовая продать любому авантюристу всю свою "цивилизацию" за меры "строгости" против рабочих или за лишний пятак на рубль прибыли. На Китай эта буржуазия смотрит только как на кусок добычи, которую... будут рвать японцы, англичане, немцы и т. д."2 .

Большого интереса также заслуживают документы относительно длительного торга, происходившего между Россией и Японией с одной стороны и представителями финансового консорциума с другой стороны, о присоединении обеих держав к финансовому консорциуму. После долгих переговоров российский и японский империализм согласился участвовать в финансировании (читай: финансовом закабалении) Китая, добившись внесения в протокол заседания консорциума оговорки, что займы китайскому правительству не будут употребляться в ущерб интересам России и Японии в Манчжурии и Монголии. Многочисленная переписка, приводимая по этому вопросу, ярко вскрывает резкую борьбу, происходившую между Россией и Японией с одной стороны, Англией, Соединенными штатами Америки - с другой за господство в Китае3 .

4

Особого внимания заслуживают помещаемые в XX томе документы, относящиеся к англо-германским противоречиям накануне мировой империалистической войны 1914 года. Через все эти документы красной нитью проходит мысль о подготовке Англии к войне с Германией. В Германии, по сообщению российского поверенного в делах в Берлине, с тревогой взирали на нынешние натянутые отношения к Англии. Эти отношения, которые составляют в настоящее время один из главных, если не главный фактор мировой политики, явились последствием необыкновенного экономического роста Германии и соответственного усиления ее военных и, главным образом, морских сил. В последнем Англия усматривает угрозу не только своему морскому могуществу, но вместе с тем и своему существованию в качестве мировой державы"4 .

Летом 1912 гола, в связи с обострением международной обстановки в Европе, Англия усиленно готовится к войне с Германией. "Основной идеей английского плана войны, - сообщал 22 мая 1912 года российский военный агент в Англии, - несомненно, является соединение... активного вмешательства на материке Европы с наибольшей безопасностью островов Соединенного королевства... После кризиса прошлого лета в военных кругах начал ходить слух, что разрабатывается проект о перемещении главной массы войск из юго-западной Англии ближе к восточному берегу... Настоящая дислокация английских войск ...в юго-западной Англии относится еще к тем временам, когда естественным и традиционным врагом считалась Франция, а Германия, с ее ничтожным флотом, имела лишь сухопутное значение"5 .

Однако, подготовляясь к войне с Германией, английский империализм не раскрывал своих карт и всячески маскировал свои агрессивные намерения. "Английское правительство, - сообщал российский морской агент в Англии, - делает вид, что сближение и договоренность с Германией ему улыбаются"6 . Англия, готовясь к войне, всячески вводила в заблуждение мировое общественное мнение, выдавая себя за поборницу мира.

"Английская дипломатия до самого момента взрыва войны не снимала с себя таинственного забрала. Правительство Сити опасалось ясно обнаружить свое намерение выступить в войне на стороне стран Антанты, чтобы не запугать правительство Берлина и не заставить его отказаться от войны. В Лондоне хотели войны. Поэтому держали себя так, что в Берлине и в Вене надеялись на нейтралитет Англии, в то время как в Париже и Петрограде твердо рассчитывали на ее вмешательство"7 .


1 N 337.

2 В. И. Ленин. Т. XVI, стр. 188.

3 См. NN 9, 13, 14, 17, 53, 139, 183 и др.

4 N 77.

5 N 54.

6 N 56.

7 Из манифеста I конгресса Коминтерна. "Коммунистический Интернационал в документах". 1919 - 1932, стр. 54. Партиздат. 1939.

стр. 152

Поэтому английские правительственные круги не желали связывать себя формальными обязательствами союза с Францией и Россией, боясь преждевременно разоблачить свои планы. "Вчера, - сообщал Бенкендорф Сазонову 31 мая, - будучи у сэра Артура Никольсона, я завел речь о газетных статьях относительно англо-французского союза... Сэр Артур ответил мне, что оба правительства не обменялись ни словом по этому вопросу, что ни французское, ни английское правительство не проявили в этом отношении никакой инициативы, и он не думает, чтобы этот вопрос мог быть поднят в настоящее время, так как подобный акт был бы, по меньшей мере, несвоевременным в настоящий момент... и не преминул бы произвести в Германии весьма нежелательное впечатление вызова"1 .

В июне 1912 года российский поверенный в делах в Берлине Шебеко сообщал Сазонову: "Вопрос о возможности превращения дружественного соглашения между Англией и Францией в союз живо интересует и не мало беспокоит политические круги Германии. Хотя немецкая печать громко заявляет, что вопрос этот для Германии лишен интереса, так как события последнего лета доказали, что в случае столкновения Германии с Францией Англия все равно встанет на сторону последней, будь ли она связана с ней союзом или соглашением, тем не менее, та страстность, с которой этот вопрос обсуждается, и то место, которое ему уделяется на страницах всех органов германской печати, служит лучшим доказательством противного. Тут играет роль не столько самый факт заключения союза между Англией и Францией, сколько то обстоятельство, что в нем немцы усматривают окончательный отказ Англии от возможности сближения с Германией, которого в сущности последняя страстно желает"2 .

Однако Англия, провоцировавшая войну, неизменно намеревалась столкнуть противников лбами, надеясь при этом таскать каштаны из огня чужими руками. "Английская буржуазия, - писал товарищ Сталин, - не любит воевать своими собственными руками. Она всегда предпочитала войну чужими руками"3 . Особого интереса в этом свете заслуживает следующий инцидент, о котором доносил 6 июня 1912 года российский морской агент в Германии Беренс. Начиная с осени 1911 года, как раз в тот момент, когда Германия разрабатывала новый военный закон, английское правительство стало усиленно запугивать Россию угрозой германского нападения. Эти запугивания привели к тому, что Россия усилила военные приготовления на западной границе. В ответ на это Германия сконцентрировала лишний корпус на границе с Россией. В результате этого выиграли англичане: им удалось добиться усиления германских сухопутных сил, направленных против России, и тем самым уменьшить ассигнования Германии на военно-морской флот, которого опасались англичане.

"Англия, - писал Беренс, - пугала главным образом нас, а не французов. Англичанам было важно, чтобы Германия решила и на нашу долю уделить что-нибудь, ибо этим отвлекались средства от ассигнований на их долю, т. е. на германский флот, и поэтому они начали нас запугивать в тот момент, когда в самой Германии шла борьба между необходимостью одновременного усиления, как армии, так и флота и не было известно, на что уделить больше... В результате - остались довольными именно те, кто больше всего имел шансов бояться и против которых весь удар раньше и предназначался, - т. е. англичане, удар же изменил первоначальное направление"4 .

Вместе с тем английский империализм, постоянно натравливавший Россию на Германию и Германию - на Россию, пристально следил за малейшими проявлениями "неровности" своей союзницы России. Летом 1912 года, когда между Россией и Германией наметилось сближение, вылившееся в форму свидания Вильгельма II и Николая II в Балтийском Порте, английские и французские правящие круги предприняли все усилия к тому, чтобы не допустить улучшения отношений между Германией и Россией. Несмотря на заявление германского канцлера Бетмана Гольвега Сазонову об "искреннем желании содействовать укреплению традиционных добрых отношений между обеими соседними империями"5 , английские и французские империалисты продолжали пугать российское правительство угрозой германской агрессии.

Пуанкаре, узнав о предполагаемом свидании в Балтийском Порте, заявил российскому послу в Париже Извольскому, что опасается того впечатления, которое это свидание произведет на общественное мнение Франции, а также попыток с германской стороны истолковать ею в свою пользу6 .


1 N 112.

2 N 155.

3 И. Сталин "Об оппозиции", стр. 611. Гиз. 1928.

4 N 147.

5 N 277.

6 N 179.

стр. 153

В связи с тревогой в Париже и Лондоне Николай II был вынужден лично заверить французского посла "в незыблемости франко-русского союза и указать на неосновательность проявленной во Франции тревоги по поводу свидания в Балтийском Порте"1 . Однако это заявление не смогло рассеять тревоги в Париже и Лондоне. Англия и Франция опасались, что Россия сблизится с Германией и не захочет воевать на стороне Антанты. Исходя из этого, они предпринимали все усилия к тому, чтобы подчинить военные планы России своим интересам, удержать Россию в системе Антанты и заставить русскую армию действовать по указке Парижа и Лондона. С этой целью, по настоянию Франции, 13 июля 1912 года состоялось совещание начальников генеральных штабов российской и французской армий2 . На этом совещании Франция окончательно скинула маску союзнического приличия, которой прикрывалась раньше, при выдаче займов России, и поставила определенные условия военной подготовки, на которую должны были идти ссужаемые России кредиты. На совещании был выработан план совместных действий русской и французской армий. Со стороны Франции были приняты меры к тому, чтобы использовать русскую армию с целью ослабления германскою нападения на французские границы. Россия должна была принять на себя главный удар австро-германских вооруженных сил и тем самым облегчить наступательные действия французской армии. С этой целью французские империалисты, державшие российский военно-феодальный империализм на золотой цепочке кабальных займов, добились от России согласия на такую дислокацию вооруженных сил русской армии, которая полностью соответствовала желаниям французского генерального штаба.

Вскоре после совещания начальников генеральных штабов Франции и России по настоянию Франции была заключена первая франко-русская морская конвенция. Вслед за этим 9 августа 1912 года в Петербург прибыл Пуанкаре. Все эти мероприятия, предпринимаемые накануне мировой войны англо-французским империализмом, свидетельствовали о том, что Англия и Франция цепко держались за своего российского союзника, надеясь заполучить нужное им пушечное мясо для подготовляемой первой мировой империалистической войны.

* * *

Настоящая рецензия не освещает полностью все те документы, которые вошли в первую часть XX тома "Международных отношений в эпоху империализма". Большой интерес представляют также документы об англо-русских противоречиях в Персии, о средиземноморском вопросе, англо-японских отношениях и т. д.


1 N 255.

2 N 288.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Библиография-НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-О-ПОДГОТОВКЕ-ВОЙНЫ-1914-1918-ГОДОВ-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА-ТОМ-XX-Ч-1-я

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. МОГИЛЕВИЧ, М. АЙРАПЕТЯН, Библиография. НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ ВОЙНЫ 1914-1918 ГОДОВ. "МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА". ТОМ XX, Ч. 1-я // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 29.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Библиография-НОВЫЕ-ДОКУМЕНТЫ-О-ПОДГОТОВКЕ-ВОЙНЫ-1914-1918-ГОДОВ-МЕЖДУНАРОДНЫЕ-ОТНОШЕНИЯ-В-ЭПОХУ-ИМПЕРИАЛИЗМА-ТОМ-XX-Ч-1-я (date of access: 19.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. МОГИЛЕВИЧ, М. АЙРАПЕТЯН:

А. МОГИЛЕВИЧ, М. АЙРАПЕТЯН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
397 views rating
29.08.2015 (1483 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
2 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
2 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
2 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
2 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
7 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Библиография. НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ПОДГОТОВКЕ ВОЙНЫ 1914-1918 ГОДОВ. "МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА". ТОМ XX, Ч. 1-я
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones