Libmonster ID: RU-17743

Сб. статей. М., 2010. 476 с.

Двустороннее научное сотрудничество ученых из Института литературы Болгарской академии наук и Института славяноведения Российской академии наук по проекту "Болгария и Россия (XVIII-XX вв.): взаимопознание" завершилось изданием сборника статей. Его основу составляют доклады, зачитанные на научной конференции, состоявшейся в Софии в 2007 г., и на междисциплинарном форуме "Болгария и Россия - пути к взаимности", прошедшем в 2008 г.

Руководители проекта, как подчеркнул Г. Д. Гачев (трагически ушедший из жизни в 2008 г.) во вступительной статье "О многогласии в науке (вместо предисловия)", отказались от жесткой детерминации темы, установив только "рамки Пространства и Времени". А поскольку удалось собрать для этого проекта великолепный коллектив исследователей, то их творческая энергия создала новые сюжеты и повела к переосмыслению многих "классических" проблем.

Р. Дамянова, ответственный редактор с болгарской стороны, в статье "Болгария и Россия: взаимопознание (некоторые размышления)" изложила свои мысли по вопросу о принципах и основаниях взаимного познания как процесса получения знаний о другом, через которое происходит и самопознание. Автор отметила основные вехи в процессе взаимного познания болгар и русских, различные формы и пути проявления, которые видятся автору в виде спирали.

Раздел сборника "Представления друг о друге у болгар и русских" открывает статья "Образ болгарина у "западника" Тургенева и "славянофила" Леонтьева", которая принадлежит перу Г. Д. Гачева.

Тургенев и Леонтьев "взираются в болгарина" из России, с учетом ее интересов. Ин-

стр. 111

саров как человек дела, характер, личность появляется у Тургенева для углубления самопознания русских. Писатель уловил черты антропологического типа болгарина. Инсаров им изображен как исключительно положительный образ героя. Леонтьев, политик и дипломат, "описывает-оценивает" болгар в сравнении с другими народами, дает общую характеристику их положения в мире в русском контексте, насколько они содействуют русским интересам на Балканах.

Я. Милчаков в статье "Социология забытых литературных культов (А. Н. Апухтин, М. П. Арцыбашев)" реконструировал восприятие болгарского читателя произведений двух русских авторов. Появление беллетристики Арцыбашева, особенно роман "Санин", вызвали острейшие литературные споры и моралистическую полемику в Болгарии. Произведения Апухтина были менее известны болгарской читающей публике конца XIX - начала XX в. Но они тоже имели хождение, в основном в "элитарном" кругу. Милчаков выявил причины последующего забвения произведений Апухтина и Арцыбашева в Болгарии, называя в их числе и идеологическую конъюнктуру.

Заслуживает внимания статья И. И. Калиганова "Большевисткая Россия в болгарской маргинальной литературе 20 - 40-х гг. XX в.", анализирующая литературу, в которой представлена альтернативная точка зрения на Советскую Россию в отличие от печатной продукции болгарских коммунистов, широко распространяемой в Болгарии в те годы. После сентября 1944 г. она была запрещена, изъята из библиотек и уничтожена. Сохранились единичные экземпляры в наиболее крупных библиотеках. Некоторые авторы старались уличить во лжи советских пропагандистов, другие стремились к дискредитации СССР как такового. Калиганов высказал наблюдения о составе авторов, многие из которых оставались анонимными или скрывались под псевдонимами.

Н. Н. Пономарева в статье "Комедии Иордана Радичкова и Станислава Стратиева в Советском Союзе" отметила, что наивысших достижений болгарская комедиография достигла в 70 - 80-е годы XX в. Ее отличали нестандартные подходы к художественному воплощению важных процессов современности, широкое использование многообразия средств комического, что в советской комедии тех лет встречалось нечасто. Н. Н. Пономарева характеризует этот жанр как реализм, но не критический и тем более не социалистический, а реализм сатирический и аллегорический (Стратиев), мифологический и философский (Радичков).

В обширной теме русско-болгарских отношений в 20 - 30-е годы XX в. проблема русско-болгарского межкультурного диалога остается еще до конца не раскрытой. К ней обратился Р. Русев в статье "Русская эмиграция в Болгарии 1918 - 1944 гг. (в контексте русско-болгарского культурного диалога, межславянского культурного общения и славянской идеи)". Автор рассмотрел деятельность Общества русско-болгарской дружбы, основанного русскими эмигрантами с целью взаимного знакомства с нравами, обычаями, культурой и творчеством болгар и русских.

В. Балевский в статье "Трагичная судьба деятелей славянской культуры. Размышления над книгой "Деятели славянской культуры в неволе и о неволе. XX век"" (М., 2006)" подчеркнул, что указанная книга - великолепное издание, которое знакомит читателей с трагичными судьбами ученых, писателей, поэтов, русских, болгар, поляков, чехов, словаков, сербов, уничтоженных жестокой машиной коммунистического безвременья.

Статья М. Г. Смольяниновой "Иван Вазов и Федор Достоевский о русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг." вносит важный вклад в полемику, которая ведется в современной болгарской историографии по проблемам болгарского возрождения. Появился ряд "сочинений", стремящихся произвести ревизию в исторической науке. Многие болгарские ученые выступили с протестами против подобной фальсификации болгарской истории, например, Илия Тодев. Для М. Г. Смольяниновой, прекрасного знатока болгарской художественной литературы, значимым аргументом в опровержении подобных инсинуаций является именно литература эпохи Возрождения, ставшая художественной летописью национальной истории Болгарии: произведения Софрония Врачанского, Любена Каравелова, Ивана Вазова. Смольянинова также обратилась к творчеству Ф. М. Достоевского, который был потрясен равнодушием Европы к массовой резне болгар весной 1876 г.

К. Михайлов в статье "Престиж и престижность в болгарском обществе" рассмотрел парадигму психоповеденческих проявлений сознания болгарского народа, в

стр. 112

основе которых лежит несоответствие слов и поступков. Автор привлек значительный пласт поговорок, пословиц и притч, отметил наиболее характерные черты мировосприятия болгарина, которые проистекают, прежде всего, из его отношения к собственности. В системе ценностей, где работают механизмы престижности, прослеживается "двойная мораль". Автор анализирует ее проявления, уточняет характеристики, типы поведенческих моделей. К. Михайлов предлагает называть это явление "плавающей моралью".

Э. Тачева в статье "Одесса и Одесский круг болгарских литераторов в литературном контексте болгарского возрождения" выдвигает в качестве основного тезиса утверждение, что Одесский круг болгарских литераторов формировал новые культурные направления просвещения, осуществлял их синтез с динамикой следующей культурной эпохи.

Второй раздел "Литературные встречи и пересечения" открывает статья Д. Ивановой "Русские издания Библии и болгарская традиция перевода Библии в эпоху Возрождения". Новоболгарские переводы Библии сыграли важную роль в национальном пробуждении, стали фактором ускорения консолидации общества, а также развития и обогащения литературного языка. На основе текстологического и лингвистического анализа автор доказывает, что для новоболгарских переводов Библии наряду с церковнославянской Библией использовались и две версии русского перевода - русский текст Евангелия, изданного Российским библейским обществом в 1823 г., и русский синодальный перевод, а также греческие источники.

Г. К. Венедиктов в статье "Первые болгарские возрожденческие книги в Москве" подчеркнул, что книга, прежде всего, печатная, не просто была носителем, выразителем и распространителем определенного содержания (информации) или средством воспитания, а стала мощным осознанным инструментом борьбы за освобождение народа от иноземного духовного и социального, а затем и политического гнета, за создание национальной школы, развития на родном языке просвещения, литературы, периодической печати.

Л. Минкова, много и плодотворно работавшая в архивах России и Украины, предложила статью "Захарий Княжеский и русско-болгарские связи второй половины XIX в.", в которой поставила задачу изучения жизненного пути просветителя во всей его целостности.

Ю. Николова в статье ""Свадьба" - неизвестный перевод гоголевской "Женитьбы" 1870 года. Функциональные и смысловые инвенции" исследует текст рукописи "Свадьбы", найденной в 1952 г. в библиотеке Свиштова, обосновывает авторство Игната Иванова, сделавшего перевод "Женитьбы" Н. В. Гоголя и адаптировавшего его специально для свиштовского народного (любительского) театра.

В статье "Русская литература и возникновение жанра романа в болгарской литературе" Д. Господинов обосновывает точку зрения, что русская литература оказала большое влияние на болгарскую литературу в период ее первых шагов не через романную традицию, а через очерки.

Статья Х. Манолакева "П. Р. Славейков и М. Ю. Лермонтов (о вероятном интертекстуальном диалоге в поэме "Источник белоногой")" посвящена компаративному изучению одного из главных произведений болгарского литературного канона. Автор предположил, что поэма "Демон" являлась первоисточником для болгарского автора. Славейков стремился не просто к диалогу с русской литературой, а к продуманному восприятию новых идей и нравственных проблем, свойственных современным европейским тенденциям.

Р. Илчева в статье "Болгары и Болгария в русской романтической поэме первой трети XIX в." корректирует устойчивые представления, согласно которым первым литератором, затронувшим болгарскую тему, считается А. С. Пушкин, издавший в 1834 г. повесть "Кирджали". Р. Илчева обнаружила две прежде неизвестные поэмы: "Любовь в тюрьме" (СПб., 1828) неизвестного автора и "Пленник" П. Родивановского (СПб., 1832). Следует заметить, что, хотя в повести "Кирджали" болгарская тема заявлена буквально с первой фразы ("Кирджали был родом булгар"), но в самом произведении нет ничего болгарского и романтичного. В Кирджали, как деликатно замечают некоторые ученые, в частности, И. И. Калиганов, воплотился собирательный образ балканского разбойника - гайдука.

В. Добрева в статье "Фигура чужепо-клонника в болгарской возрожденческой комедии" обратила внимание на то, что амбивалентность в динамике между "мы и Европа" в возрожденческой комедии разрабатывается через систему персонажей,

стр. 113

акцентирование фигуры чужепоклонника (балканца, изображающего из себя европейца), через окарикатуривание чрезмерного увлечения чужим, которое доводит до нигилистического отношения к своему.

А. Вачева продолжила тему возрожденческой комедии в статье "О предполагаемом образце комедии Добри Войникова "Плохоионятая цивилизация" ("Бригадир" Д. И. Фонвизина)". В болгарской русистике обычно подчеркивается оригинальность сюжета пьесы Д. Войникова. Но, как полагает Вачева, русский текст подсказал концепцию отрицательных образов, послужил моделью для болгарского автора.

Н. Пытова в статье "Фрагменты из публицистики Р. Жинзифова и полемика о болгарской национальной идентичности" охарактеризовала "Письмо одного из учащихся в Москве болгар к редактору" как программную, раскрывающую все публицистическое творчество Жинзифова.

К. Кунчев в статье "На периферии Российской империи. Болгарское обычное право, азиатский адат, каноны шариата и поэма Г. С. Раковского" сравнил Болгарию периода возрождения, "насильно загнанную Османской империей в "чрево адово"", и "вторую" Болгарию (Волжско-Камскую Булгарию), "подвергнутую еще большему геноциду со стороны царской России". Обвинения, бросаемые болгарской историографией в сторону России, - явление отнюдь не новое. Однако демонстрация незнания прошлого собственного Отечества- дело удивительное. Кунчев провел "некоторые параллели в трагической судьбе двух народов одной крови, но по иронии судьбы с разными языками и верой - болгарской и татарской". Следует напомнить болгарскому ученому-литературоведу о том, что немногочисленная орда хана Аспаруха, называемая в научной литературе протоболгарской, пришла в Мизию в конце VII в., но была ассимилирована славянами, как прежде произошла естественная ассимиляция ими местных фракийских племен. Сам протоболгарский язык, по мнению болгарского историка В. Бешевлиева, исчез после XII в. вместе с растворением прото-болгарских элементов в славянской массе (Първобългари: бит и култура. София, 1981).

К сожалению, формат рецензии не позволяет обстоятельно ответить на пассажи Кунчева о сходности процессов национального возрождения у болгар и у татар. Отмечу лишь некоторые сюжеты из болгарской истории. Кунчев заявляет, что "волжские болгары помнят наш общий корень" время Великого Кубрата, а болгары на Балканах "старательно ищут свои корни в Индостане", имея в виду романтические теории Г. С. Раковского, который "выстраивает свою уникальную теорию о происхождении" болгарского народа. В поэме "Лесной путник" ("Горски пътник"), по мнению Кунчева, "мелькают не очень хорошо обоснованные Раковским аллюзии с далеким нашим азиатским языческим прошлым - в духе его умозрительных, но гиперболических, "романтических" теорий" (с. 334). Хорошо известно, что Раковский всецело разделял отстаиваемую Ю. И. Венелиным идею о славянстве болгар Аспаруха, подчеркивал абсурдность мнения "о превращении болгар-татар или турок в болгар-славян" в течение "нескольких десятков лет" с конца VII в. до конца IX в., до принятия князем Борисом христианства. Следует также напомнить, что Раковский корректировал и дописывал поэму "Лесной путник" во время пребывания в Одессе (1858 - 1859), публичная библиотека которой славилась книжными богатствами. Там он познакомился и всецело принял идею русского ученого А. Д. Черткова, который доказывал, что прародителями славян являлись пелазго-фракийские народы, вышедшие из Индии и расселившиеся по Европе, а на Балканах они стали автохтонным населением. Культурой они далеко превосходили греков, которые на Балканском полуострове были пришлым народом. Раковский поставил задачу выяснить, "какое родство имеет индийский древний язык санскритский с болгарским". Затем санскритский язык превратился у Раковского в "сам-скрытый" язык, на котором разговаривали древние болгары. Источником для "уникальной теории" Раковского были труды русских ученых Венелина, Черткова, Хомякова и др. Сожалеть, как это делает Кунчев, что Раковский не видит истоков болгар в военно-политическом объединении "Великая Булгария" во главе с кутригуром Кубратом из рода Дуло, утверждать, что для Раковского болгарский народ и его предки были не славянами, значит не понимать сущности болгарского возрождения. Известны негативные отзывы некоторых видных деятелей болгарского возрождения, таких как Л. Каравелов (1834 - 1879), Хр. Ботев (1847 - 1876) на сочинения П. И. Шафарика и Гильфердинга, в которых доказывалось

стр. 114

покорение славян Балканского полуострова угро-финской ордой Аспаруха. Поэтому исторические сочинения Раковского приветствовали его соотечественники: "Теперь приверженцам Шафарика, Карамзина и Гильфердинга остается ловить ветер и всем тем, кто думал, что болгары есть самое последнее семя рода человеческого". Присылались и более восторженные отзывы: "Слава и благодарность за ваши дорогие труды, которыми вы срываете темную завесу с болгарского народа. Живите, новый Венелин!" (Архив на Г. С. Раковски. София, 1952. Т. 2). Следы азиатского адата или шариата, обнаруженные Кунчевым в поэме "Лесной путник", это невольная дань не родовой памяти о протоболгарах Аспаруха, а результат 500-летнего совместного проживания болгар и турок в одном государстве, где турки были титульной нацией, и остальные народы волей-неволей приспосабливались, перенимая бытовую культуру, обычаи и т.п.

Кунчев также считает, что деспотические империи рождают революционные организации, "подобные БРЦК или "Совету волжских болгар мусульман" с их идеологами ранга Левского и Ваисовых - отца и сына" (с. 330). Сопоставлять Васила Левского, организовывавшего внутреннюю сеть комитетов, чтобы поднять общеболгарское восстание против турок и образовать независимое государство, с Б. Ваисовым (1810 - 1893) значит вновь объявлять о своем непонимании и незнании болгарской истории, не говоря уже о движении ваисовцев. В "Исламской энциклопедии" сказано, что Багаутдин Вайсов - это известный татарский богослов, который разработал учение на основе идей суфитского братства Накшбандийа. В 1862 г. он основал общину и открыл в Казани духовное училище. Вайсов проповедовал неприятие сложившихся принципов жизни мусульман, требуя уничтожения мечетей, прекращения деятельности имамов, обвиняя мусульман в безнравственности - в таких новшествах как подражание русским в одежде, открытое лицо женщины, европеизация образования, обучение в светских русских школах и пр. Булгарская теория этногенеза татар позволяла ему начать новые процессы по очищению веры. Вайсов ставил целью освободить земли бывшей Волжской Булгарии от "неверных" и поселиться там, создав мир последователей "чистого ислама". Искренне желая обновления современного ему общества, Б. Вайсов искал образцы для подражания в мусульманской умме времен пророка Мухаммада. Этнические взгляды ваисовцев, связавшие группу татар России с историей Арабского халифата и именем пророка Мухаммада, позволили им встать на путь политического радикализма. Он выразился на рубеже XIX-XX вв. в стремлении отменить существовавшее государство, заменив его совокупностью общин-государств, руководимых религиозным лидером, истинным мусульманином из рода пророка.

Статья Кунчева, являющаяся лишь малой частью разрабатываемого им проекта, демонстрирует дефицит научной информации, образовавшийся в результате событий конца XX в., скудость обмена научной литературой между Россией и Болгарией. Недостаток знаний в совокупности с растревоженным национальным чувством может порождать подобные антинаучные заявления. Необходим диалог, необходимы встречи и сотрудничество ученых России и Болгарии.

Д. Чавдарова в статье "Болгаро-русский диалог в творчестве Вазова: (не)проблематическая любовь" утверждает, что восприятие произведений поэта в разных политических ситуациях имеет свою специфику. Критическая оценка русской политики особенно сильна в стихотворениях времен Первой мировой войны.

В статье Н. В. Злыдневой "Гео Милев в зеркале русского авангарда" на материале героико-романтической поэмы "Септември" (1924) рассматривается проблема связи творчества болгарского поэта с русской советской культурой 1920-х годов. Эта связь обусловлена как личными контактами, так и типологической близостью - проникновением духа символизма поставангардной поэтики катастрофы.

Ц. Ракёвский в статье "Авангардное и поставангардное: "Сентябрь" и "Египетская марка"" сравнивает поэму Гео Милева с повестью О. Мандельштама, обнаруживая в текстах обоих произведений общий сверхзнак - деталь с мифологическим генезисом, характерной авангардистской и поставангардистской поэзии и прозы. С. Стойчева в статье "Николай Рерих и Николай Райнов" отмечает то общее, что объединяет эти две соразмеримые фигуры в русской и болгарской культурах. В поисках общих корней человечества они начали с изучения родной культуры, средневековых, фольклорных и литературных памятников, и закончили изучением культуры Востока.

стр. 115

Для Рериха это Монголия, Синдзяни, Тибет, для Райнова- Египет. М. Костова-Панайотова в статье "Бунтарь или покорный грешник (Агасфер Николая Минского)" пришла к выводу, что в поэтических произведениях Н. Минский творит и новый миф о божестве-создателе: не небесного Творца, а творца, объединившего все пространства, после акта сотворения отступившего в глубины ради вечного претворения и возрождения мира. Предметом статьи Н. Попаз-Кула "Голос русской литературы в поэзии бессарабских болгар" является почти не известный болгарскому литературоведению пласт поэзии, созданный в последние четыре десятилетия. В. Н. Федотова в статье "Болгарская музыка и Россия" представила основные этапы развития музыкальной культуры Болгарии и ее связь с русской музыкальной культурой.

Третью часть сборника составили воспоминания о Г. Д. Гачеве, которые принадлежат перу болгарских ученых Р. Дамяновой, И. Радева, Н. Драговой, С. Таринской, Э. Константиновой, К. Топалова, Я. Милчаковой, А. Йорданова.

Сборник "Болгария и Россия (XVIII-XX вв.): взаимопознание" предоставляет не только интересные и значимые плоды научного творчества болгарских и российских ученых, но и позволяет составить представление об основных направлениях научных исследований, которые в настоящее время разрабатываются в России и Болгарии. Сборник также раскрывает плодотворность сотрудничества и свидетельствует о необходимости расширять диалог между учеными двух стран.

© 2013 г.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Болгария-и-Россия-XVIII-XX-вв-взаимопознание

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. М. Фролова, Болгария и Россия (XVIII-XX вв.): взаимопознание // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.08.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Болгария-и-Россия-XVIII-XX-вв-взаимопознание (date of access: 19.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. М. Фролова:

М. М. Фролова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
42 views rating
04.08.2022 (15 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
STUDIA BYZANTINO-SLAVICA: ПЕРВЫЕ ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ГЕННАДИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ЛИТАВРИНА
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
КОНФЕРЕНЦИЯ "ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД И ЕГО РОЛЬ В ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ"
Yesterday · From Россия Онлайн
J. DORUL'A. Carovny svet a skutocny zivot v slovenskej rozpravke
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ЙОЖЕФ ЭТВЕШ И НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ
Yesterday · From Россия Онлайн
Концепция перемещения частиц с высокого энергетического уровня на низкий энергетический уровень предполагает сохранения полной энергии частицей при любых процессах и в любых средах. При этом не происходит расходования внешних энергий. Перемещение происходят под действием энергетических структур ПВСЭ частиц, которые созданы полными энергиями частиц =const и стремятся занять максимально допустимый геометрический объём.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ЙОЖЕФА ЭТВЕША И КОНСТИТУЦИОННО-НАЦИОНАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ "ПАРТИИ" ФЕРЕНЦА ДЕАКА, 1860-1868 ГОДЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОБЛЕМА ГОЛОДА 1932-1933 ГОДОВ НА УКРАИНЕ В УКРАИНСКОЙ И РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИЯХ 1991-2013 ГОДОВ
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
Несколько слов в связи с выходом в свет новой книги о Ф. В. Булгарине
3 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ХОЛМСКОЙ ГУБЕРНИИ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КОНФЕРЕНЦИЯ "РОМАНОВЫ В ДОРОГЕ: ПУТЕШЕСТВИЯ И ПОЕЗДКИ ЧЛЕНОВ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ ПО РОССИИ И ЗА ГРАНИЦУ"
4 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Болгария и Россия (XVIII-XX вв.): взаимопознание
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones