Libmonster ID: RU-9774

Книга писателя и литературоведа В. И. Сахарова "Михаил Булгаков: загадки и уроки судьбы" (М.: Жираф, 2006) написана в жанре документальной повести, что предоставляет автору свободу отбора документов, право на своё мнение, возможность высказывать догадки и гипотезы. Повесть Сахарова - насыщенный неизвестными прежде фактами рассказ об удивительной, таинственной судьбе великого русского романиста Михаила Афанасьевича Булгакова (1891 - 1940). Перед нами богатейший, в том числе архивный, материал, существенно уточняющий важные вехи трагической биографии Булгакова.

Об атмосфере, царившей в булгаковской семье, где все любили и поддерживали друг друга, - эти отношения потом органично перейдут на страницы романов и пьес Булгакова - сегодняшний рассказ Всеволода Ивановича.

Мысль о семейном счастье как основе всякой нормальной человеческой жизни всегда занимала Булгакова.

Валентин Катаев, которого Булгаков считал человеком талантливым, но циничным, разменявшим дарование на житейские блага и удовольствия, вспоминал: "По характеру своему Булгаков был хороший семьянин". Катаев когда- то пытался жениться на младшей сестре Булгакова Елене, но, столкнувшись с устойчивыми моральными принципами этой семьи, отступил. Отвергнутый жених со злобой сказал тогда Булгакову: "У меня нет ничего, но у меня будет все. А у вас никогда ничего не будет".

Нет, у Булгакова была семья, которая берегла предание и честь, спасала и защищала, помогала в жизненной борьбе, давала мысли и материал для подлинного творчества.

Откроем семейный альбом фотографий. Вот кроткий священник из Орла Иван Булгаков, вот жена его Олимпиада Ферапонтовна, волевая матушка-попадья с татарским лицом. Осанистый протоиерей из Карачева Михаил Покровской среди многочисленной семьи, справа - очень серьезная девочка Варя. Эта милая поповна выросла, стала учительницей в местной гимназии, и тогда сын Ивана Булгакова Афанасий, основательный и немногословный, окончивший к тому времени Орловскую семинарию и учившийся в Киевской духовной академии, вернулся, женился в Карачеве на девушке из своей среды и увез ее в Киев.

Семья была русская, патриархальная, с прочными устоями. Стоит ли говорить, что Афанасий Иванович и Варвара Михайловна глубоко и искренно верили в Бога и в детях воспитывали то же чувство. Сестра писателя Надежда вспоминала: "По привычке, по обычаю в детстве они все ходили в церковь, но нравы в семье были весьма свободные, родители не настаивали, когда они повзрослели, на выполнении религиозных обрядов, каждый выбирал себе то, что считал нужным, - веру или безверие... Михаил Афанасьевич тоже не был особенно религиозным..." Родители знали, что к вере надо прийти самому и что воспитать можно лишь примером, а не прямым внушением. Главным для них стало правильное устройство жизни. Умное добро и ласка сочетались со спокойной и последовательной требовательностью.

Вот отрывки из семейных преданий: "Жизнь Булгаковы вели патриархальную. Квартира была удобная, мебель добротная, уют придавал свет желтых абажуров. Кухня была

стр. 98

русская. Летом вся семья уезжала в "Бучи", свое поместье. Там варилось летом варенье, осенью собирались и сушились грибы, весной любовались полноводьем "своей" реки. Крестьянские дети звали их "барчуками" и участвовали в их играх - в бабки и т.д. ...Вся семья была музыкальной и любила петь". Впрочем, поместье было обыкновенной профессорской дачей, где многое строилось своими руками, а "барчуки" бегали босиком.

Варвара Михайловна обладала умением налаживать жизнь. "Она была женщина энергичная, очень умная, жизнеспособная и радостная. У нас в доме все время звучал смех", - вспоминала Н. А. Булгакова-Земская. Характер у матери был твердый, дети никогда не видели ее в слезах. Когда муж умер, оставив ее одну с маленькими детьми, и эта сильная женщина поначалу растерялась. Но потом взяла себя в руки и стала главой дома. Варвара Михайловна понимала, что может оставить детям один "капитал": хорошее образование и правильное воспитание в семье. И все учились- в гимназии, университете, военном училище, на женских курсах, все друг другу помогали: "Семья воспитала в нас чувство дружбы и долга, научила работать, научила сочувствию, научила ценить человека". Дети помогали матери, Ваня и Коля трудились в саду, Михаил работал контролером на пригородных поездах и в студенческие годы давал уроки, девочки вели хозяйство.

В их жизни очень много значила отечественная классика, основа домашней библиотеки. Потом эти с детства знакомые книги Булгаков вспомнит в "Белой гвардии": "Война и мир", "Капитанская дочка", "Бесы", Гоголь. "Из русских писателей Булгаков больше всех любил Гоголя и утверждал, что, несмотря на его славу, Гоголя в России еще не вполне понимают. Гоголь наиболее проникнул в сущность и быт русского народа, воплотил в литературу типично русскую фантастику и одновременно русскую духовность... После Гоголя семья Булгаковых чтила Лескова - за его пристрастие ко всему, чем живет и дышит русский человек - за его портреты неграмотных, но мудрых "народных босяков" - выражение булгаковское... Достоевского Булгаковы не любили. Не отрицая его гений, они считали, что он исказил черты русского человека, тогда как Гоголь раскрыл его". К великой литературе присоединились музыка и театр, также увлекавшие булгаковскую семью. А тогда в Киеве было на кого посмотреть и кого послушать - от Шаляпина до молодой Айседоры Дункан.

Их уютный дом-корабль плыл в неизвестность под звуки рояля, гитары и балалайки, шум споров, игр и юношеских вечеринок. Первая жена Булгакова Татьяна Лаппа-Кисельгоф вспоминала: "Они дружно жили... Соберутся, устроят оркестр или разыграют что-нибудь". Да, жилось им весело и хорошо: "Миша был неизменным участником всех семейных праздников-именин. Где был Миша, там неизменно царили шутки, смех, веселье и остроумие. Все поражались его начитанности, знанию литературы, музыки и пр. Игра в "шарады" превращалась в маленькие театральные представления. В них охотно участвовали и взрослые. Для реквизита и костюмов опустошали гардероб, отыскивались старые шляпки, накидки и пр. В изобретательности сюжетов Миша был неистощим. Кроме того, он экспромтом писал небольшие рассказы, которые вызывали безудержное веселье и смех" (С. П. Гдешинская). Казалось, что так будет всегда.

Когда мать вышла замуж и переехала на другую квартиру, молодые Булгаковы остались одни. Дочь их домохозяина В. П. Листовниче-

стр. 99

го (будущего Василисы) с неудовольствием вспоминала о "верхних жильцах" знаменитого ныне дома на Андреевском спуске: "В доме воцарилась безалаберщина. Очень они были веселые и шумные. И всегда уйма народу. Пели, пили, говорили всегда разом, стараясь друг друга перекричать". Для молодежи важно было, что у них дом и семья, друзья, что все они вместе, им хорошо, тепло, весело. Потом, когда Николай Булгаков волею судеб очутился в далекой Югославии, снял, наконец, форму врангелевской армии и стал учиться медицине в Загребском университете, как же он страдал без всей этой "безалаберщины": "Не забывайте, что я совершенно один и не могу переносить одиночества, а бывать не у кого: кругом все чужие..."

Пока кругом были все свои, хотя Первая мировая война уже шла, начались отъезды и прощания, мобилизация, присланы с фронта первые гробы с телами друзей и знакомых. Но настоящая гроза была далеко, хотя тревожное и стремительное ее приближение ощущалось в воздухе.

Старший в доме Михаил был остроумен, обаятелен, язвителен и вместе с тем застенчив, имел много гордыни и мало терпимости, отличался очаровательным легкомыслием и необязательностью, тянулся к внешнему комфорту и красивым вещам. Первая его жена вспоминала: "Вообще к деньгам он так относился: если есть деньги - надо их сразу использовать... Умел и любил ухаживать за женщинами. Увлекался игрой в карты. Очень любил бифштексы. Любил красное вино". Но никогда не бывал пьян, пил мало, для "куража" и компании. На главу семьи он был похож мало.

Скоропалительный студенческий роман и брак Михаила мать не одобрила, хотя юную дворянку из Саратова Тасю Лаппа в дом приняла и полюбила за безоговорочную преданность сыну. Младшие братья подросли, Николай стал юнкером, Иван учился играть на виолончели. Сестры начали выходить замуж. Но веселая прежняя жизнь с картежной игрой, милыми вечеринками, танцами, походами в рестораны, театры и кинематограф продолжалась. И весь этот мир безоглядно летел к пропасти, историческому концу.

Неглупый житейский практик-домохозяин их предупреждал: "Никакой сигнализацией вы не остановите этого развала и разложения, которые свили теперь гнездо в душах человеческих". Василиса накликал беду: такая диктатура уже устанавливалась и окончательно оформилась в тридцатые годы. В. П. Листовничий, взятый красными как заложник-"буржуй", стал одной из первых ее жертв. Главный удар пришелся на семью, то единственное надежное убежище, где человек может укрыться от официальной лжи, быть самим собой с близкими, получать духовную поддержку, опираться на вековые традиции и стойкие моральные принципы. "Чего нельзя отнять у большевиков - это их исключительной способности вытравлять быт и уничтожать отдельных людей", - меланхолически свидетельствовал обреченный на медленное голодное умирание Александр Блок.

Семья Булгаковых была расколота, разобщена, разбросана по стране и миру. Юнкер Киевского (бывшего Алексеевского) инженерного училища Николай в октябре 1917 года выдержал вместе с соучениками и офи-

стр. 100

церами-преподавателями осаду революционных солдат, тоже стал студентом- медиком, позднее вступил в ряды добровольцев и ушел с белыми, болел, был тяжело ранен, его увезли из России навсегда. Окончив медицинский факультет Загребского университета, Николай увлекся микробиологией, был замечен французами и в 1929 году перебрался в Париж, где стал известным ученым.

Младшего Ивана мы видим на старой фотографии в военной шинели и погонах, сидящего в поле у пулемета вместе с другими вольноопределяющимися и юнкерами. Незабываемый 1919-й, большевики идут... Бег белой армии забросил юного поэта Ваню в лагерь Галлиполи, Болгарию, а затем и в Париж, где ему пришлось оставить писание стихов и любимую виолончель и взяться за балалайку в "русском" ресторане. Сестры вышли замуж за офицеров и филологов, и их тоже ждали тяжелые испытания и разлуки (достаточно сравнить светлую фотографию юного офицера Андрея Земского и его же предсмертный страшный портрет после всех арестов, ссылок и войны). И последний удар, самый беспощадный, подведший черту под историей прежней семьи Булгаковых, - смерть Варвары Михайловны от тифа в 1922 году.

Былое счастье стало прошлым, о нем можно было уже писать исторический роман. И он был написан. Сам автор говорил о книге: "Роман этот я люблю больше всех других моих вещей". Первая его книга живет и привлекает нас сегодня именно силой и глубиной мыслей и чувств автора, постоянно возвращающегося к навсегда ушедшему миру прошлого и населявшим его близким дорогим людям. "Мать мне служила стимулом для создания романа "Белая гвардия"", - признавался писатель. Это светлая поэтичная книга о детстве, отрочестве и юности, лирические грезы и сны об утраченном счастье.

Семья, ее тепло, свет, поэзия тихих повседневных домашних взаимоотношений и забот, честная, человечная мораль, классическая культура, Родина - все это помогло Булгаковым выстоять и выжить в революционные годы. Они поняли, как дорого стоит домашний покой, мирный свет зеленой настольной лампы: "Башни, тревоги и оружие человек воздвиг, сам того не зная, для одной лишь цели - охранять человеческий покой и очаг. Из-за него он воюет, и, в сущности говоря, ни из-за чего другого воевать ни в коем случае не следует" ("Белая гвардия").

И разбросанные по стране дети Варвары Михайловны Булгаковой начали собираться в новую семью. Старшим оставался Михаил, а хранительницей семейных традиций стала его сестра Надежда. Сюда незримо вошли и братья, уехавшие в чужие края. Михаил им помогал и писал в Париж Николаю: "Наша страшная и долгая разлука ничего не изменила: не забываю и не забуду тебя и Ваню". Эту семью много переживших молодых людей скрепляла память о матери и незабвенном киевском прошлом.

Конечно, жизнь семьи не была ровной и безоблачной. Михаил Афанасьевич полюбил своих новых родственников Андрея и Бориса Земских, но терпеть не мог Вариного мужа, "прибалтийского человека" Л. С. Карума, царского, гетманского, деникинского, а затем красного офицера, ядовито именовал его "Тальбергом", ссорился из-за него с красавицей-сестрой, которую, как и ее мужа, ожидали тяжелые испытания во времена ежовщины. Надежда классически невзлюбила третью жену брата, Елену Сергеевну, считала ее пожившей женщиной и неискренней, ловкой актрисой, все время разыгрывавшей красивые роли Маргариты, очаровательной ведьмы, преданной жены Мастера. Словом, хватало взаимных неудовольствий, женских обид, игры самолюбий, тяжелых ссор, без чего не обходится, как видно, ни одна большая русская семья. Все было: разводы, болезни, измены, аресты, тюрьма, смерть, вечная разлука. И все же рождалась новая духовная близость, выстраданная в страшные годы и утвердившаяся в неверном, утлом и опасном советском быту, где выжить можно, только помогая друг другу и веря в родство.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Булгаковы-и-Турбины

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Сева ПятовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/BookTrader

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Булгаковы и Турбины // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Булгаковы-и-Турбины (date of access: 05.08.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ОДОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ К АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАВКАЗА
12 hours ago · From Россия Онлайн
СТОЛ И КРАСНЫЙ УГОЛ В ИНТЕРЬЕРЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ И ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
12 hours ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ РАЗГОВОРЫ С НЭНСИ РИС
12 hours ago · From Россия Онлайн
О ВКЛАДЕ НЭНСИ РИС В "РУССКИЙ МИФ"
12 hours ago · From Россия Онлайн
ОТРЫВКИ РУССКИХ РАЗГОВОРОВ
12 hours ago · From Россия Онлайн
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
Yesterday · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
3 days ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Булгаковы и Турбины
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones