Libmonster ID: RU-16775
Author(s) of the publication: А. А. Преображенский

В литературе о Великом посольстве 1697-1698 гг. существует проблема, до сих пор не получившая должного освещения. Речь идет о месте этой внушительной дипломатической акции с участием Петра Великого в развитии русской внешнеполитической службы - о том, каково было взаимоотношение старого и нового в подготовке и проведении Великого посольства. Отразилась ли предыдущая дипломатическая практика в деятельности посольства и что изменилось в ней? Ведь руководящей ролью царя, которую никто не оспаривает, не ограничивались его особенности. Смело перешагнув рубежи России, Петр вел в Европу не войска, а мирную миссию. Его предшественники Иван Грозный и Алексей Михайлович шли в челе своих армий, вступая на территории других государств. В данном случае не столь важно, что задача посольства состояла в создании военного союза против Османской империи; решить ее, как известно, тогда не удалось. Произошла смена первоначальных внешнеполитических ориентиров перед лицом конкретно-исторической обстановки, сложившейся в Европе на рубеже XVII- XVIII веков.

Ко времени отправления Великого посольства Россия располагала богатым опытом внешнеполитических сношений с европейскими государствами. На протяжении XVII в. русские дипломаты посетили практически все ведущие страны, в Москве также побывали многочисленные посольства. В Посольском приказе отложилась огромная дипломатическая документация. Попытки представить эти связи лишь в региональном плане, по периметру границ России нельзя признать обоснованными. Россия уже включалась в концерт европейских держав того времени. Вместе с тем предыдущая практика внешних сношений выявила два весьма существенных недостатка. Во-первых, отсутствие постоянных представительств в зарубежных государствах. Дело ограничивалось разовыми посещениями русскими представителями столиц иностранных государств. Во-вторых, стала очевидной необходимость сближения норм дипломатического этикета. Все это хорошо осознал Петр и немало сделал для исправления положения в данной сфере.

Великое посольство повлияло на совершенствование дипломатической службы, которая требовала более гибких форм ведения переговоров и отказа от некоторых архаичных порядков- даже с точки зрения внешнего


Преображенский Александр Александрович - доктор исторических наук, профессор. Институт российской истории РАН.

стр. 114


облика русских дипломатов. Достаточно сопоставить изображения русских послов во время их пребывания в столице Священной Римской империи начала XVI века. Это было в диковинку западному обывателю. Да и в XVII в. мало что изменилось в этом отношении. Иное дело - Великое посольство. Приходо- расходные книги посольства наглядно свидетельствуют, что его члены усиленно занимались переоблачением в одежды европейского покроя 1 . Послы и их свита теперь выглядели как европейские дворяне, в соответствующих костюмах, шляпах, в плащах и при шпагах. Для них не жалели денег на роскошные одежды из дорогих тканей и кружев, поскольку представляли они могущественную державу. На приемах они были "в накладных волосах" (париках). Даже слуги носили "немецкое платье". Двум поварам, отправлявшимся с царем в Англию, заказали верхнюю и нижнюю одежду, шляпы, башмаки и перчатки (названные "рукавицами"). Сам Петр имел обычно два одеяния - одно рабочее, совсем скромное, другое парадное, выходное. Личные траты царя были совсем невелики, не в пример сибариту Ф. Лефорту. Посольские одежды соответствовали рангу. Любопытна еще одна деталь внешнего облика московских послов, преобразившихся за месяц пребывания в Голландии. Для Ф. А. Головина искусные ювелиры изготовили тяжелый золотой кавалерский крест - замену ордена.

Само название посольства "великим" не было новостью: этот самый высокий ранг посольства известен по предыдущим договорам России. В 1658 г. боярин князь И. С. Прозоровский был направлен в качестве великого и полномочного посла в Швецию. В 1661 г. на переговорах со Швецией действовали великие и полномочные послы - тот же Прозоровский и окольничий А. Л. Ордин-Нащокин 2 . Андрусовское перемирие 1667 г. с Речью Посполитой заключал в том же качестве Ордин-Нащокин. На переговорах 1686 г. при заключении Вечного мира с Речью Посполитой русскую сторону представляли великие послы В. В. Голицын и другие высокопоставленные лица 3 . Следовательно, посольство 1697-1698 гг. в европейские страны продолжало устоявшуюся традицию. Близкое участие Петра в делах посольства сочеталось с формальным его отсутствием в составе самого посольства. Инкогнито русского монарха не составляло секрета, но вместе с тем у Петра не были связаны руки. Все шероховатости и сложности переговоров выпадали на долю Лефорта, Головина и П. Б. Возницына, царь оставался как бы в тени. Он числился по разряду "волонтеров". Такое его положение являлось своеобразной школой дипломатического общения.

В прошлые времена главами великих посольств были знатные русские люди. Посольство же 1697-1698 гг. возглавлял Лефорт, любимец Петра, возведенный в высшие военные чины, включая адмиральский. Но не только близость к царю определила выбор. Лефорт был известен в европейских странах. Его свита состояла почти целиком из иностранцев на русской службе. Своего рода противовесом состояли второй посол Головин и Возницын. Их сопровождение было иным. Кроме русских, при втором после состояли служилые из восточных земель России. Во время выездов посольства оно являло контрастную картину. Привычное для западноевропейца окружение Лефорта и колоритная, с луками и стрелами, группа татар. А вместе все это должно было символизировать могущество многоплеменной России, стремящейся к сближению с западными странами. С точки зрения реальной роли в дипломатической миссии, первенствовали Головин и Возницын. Оба они имели многолетний опыт участия в международных переговорах России. Возницын до поездки 1697-1698 гг. выполнял посольскую службу в Венеции, Австрии, Речи Посполитой, Турции. Особое положение занимал в посольстве (точнее, в числе волонтеров) А. Д. Меншиков, являвшийся личным казначеем Петра. Привлекающей внимание чертой Великого посольства было присутствие гайдуков, карликов, трубачей и скороходов.

Использование иностранцев для исполнения посольских обязанностей не было чем-то исключительным. Незадолго до Великого посольства Петр отправил в Китай в качестве главы дипломатической миссии Избранта

стр. 115


Идеса 4 . Еще ранее царь Алексей поручил Николаю Спафарию-Милеску вести переговоры в Поднебесной империи. П. Марселис, по сути дела, выступил доверенным лицом царя Михаила Федоровича в деликатном деле- сватовстве датского принца Вольдемара к царевне Ирине Михайловне. В Империи и Венеции побывал дипломатический агент русского правительства П. Менезиус 5 . Но великими послами иноземцев до Петра не назначали.

Великое посольство располагало значительными суммами денег в золотой и серебряной монете, дорогими мехами (соболями), восточными тканями. В финансовых расчетах посольства фигурировали и векселя - "переводные письма", полученные от иностранных купцов. Те, расплачиваясь с царской казной за приобретенный в Архангельске поташ, выдали векселя на получение соответствующих сумм в Амстердаме в несколько приемов- с августа 1697 по март 1698 года. Кроме того предусматривалось посредничество бургомистра Амстердама Н. Витзена, приятеля царя. Такая операция облегчала расчеты: ускорялось получение долга и отпадала необходимость через всю Европу везти огромный груз (80 тыс. ефимков). Но обойтись исходной суммой посольство не смогло. Пришлось привлекать дополнительные средства. По распоряжению Петра из Москвы затребовали новую партию векселей от иноземных купцов более чем на 82 тыс. ефимков и 40 тыс. золотых червонцев. Векселя были доставлены почтой 6 . В посольской практике в порядке вещей считалось использование подарков (помимо официальных), подношений, денежных выплат лицам, от которых можно было получить нужные посольству сведения, завязать знакомства и т. д. Да и прямой подкуп не исключался из обихода.

Поступавшая из России на имя Петра корреспонденция адресовалась по- разному: государь предстает в 9 "лицах". Судя по 93 случаям, когда это можно установить по надписям на пакетах, больше всего корреспонденция из России поступала на имя Петра Михайлова (42 случая), а кроме того - комендору (12), Петру Михайловичу (9), десятнику (6), по 4 случая Петру Алексеевичу и "его милости". Дважды царь поименован Петром Алексеевым, трижды - Петром Алексеевичем Михайловым; одно письмо адресовано "Дьякону". Это эпистола от Н. М. Зотова - отзвук небезызвестного "собора". Какой-либо закономерности в приведенном словоупотреблении не усматривается. Петр получал разностороннюю информацию о делах в России и активно на них влиял частными письмами к разным лицам своей администрации. (Далеко не все письма царя за время заграничной поездки 1697-1698 гг. сохранились. Об их существовании можно судить по ответам его корреспондентов.)

Посольства прежних времен снабжались подробной инструкцией-"наказом", которая составлялась в Посольском приказе. Русские дипломаты обязаны были следовать наказу неукоснительно. При составлении этого руководящего документа, естественно, использовалась имеющаяся в приказе информация о соответствующей стране. Ее черпали из различных источников, но в первую очередь из архива самого учреждения. Принимались в расчет и европейские газеты, охотно приобретаемые для справочных целей. За этим следили довольно внимательно, о чем можно судить хотя бы по тому, что, когда понадобилось в наши дни подготовить указатель немецких газет XVII в., то в Российском государственном архиве древних актов, в делах Посольского приказа, были обнаружены такие иностранные издания, которых не было в иных европейских хранилищах. При всем том посольские наказы не могли поспевать за меняющейся международной обстановкой и положением того государства, куда направлялись русские представители. И хотя в этих наставлениях обычно содержалось положение, отчасти позволяющее дипломатам поступать по обстоятельствам и "как Бог вразумит", консервативность наказов сохранялась.

Особенностью Великого посольства явилось отсутствие традиционного наказа. Вряд ли возможно признать в этом качестве собственноручные "Пункты", врученные Петром начальникам посольства 7 . Дело здесь не только в краткости самого документа; и содержание его не имеет ничего

стр. 116


общего с привычным наказом по дипломатической, политической, даже идейной части. "Пункты" целиком посвящены иным сюжетам, лишь весьма косвенно связанным с проблемами внешнеполитического характера. Речь идет о выполнении поручения царя по найму специалистов на русскую службу, закупке инструментов и оборудования, заказов на строительство кораблей и т. п. Именно тут и проявляется серьезная разница в определении задач Великого посольства по сравнению с другими посольствами в западные страны.

Роль наказа выполняли указания царя, изложенные в письмах послам или в устных распоряжениях. Руководящая тройка посольства регулярно отчитывалась перед Петром и получала от него оперативную информацию о ведении дел. В мае 1697 г. Петр и его послы находились в Кенигсберге. Бранденбургские министры передали руководству русского посольства "статьи", на которые надлежало дать ответ. Получив эти статьи, царь дал соответствующие инструкции, по сути дела, ответ на них. В Англии Петр заключил договор о поставках табака на русский рынок. Проект договора он поручил разработать послам, находившимся тогда в Голландии. На всем протяжении трехмесячного визита Петра в Британию он вел активную переписку с членами Великого посольства. Интересно то, что каждый из великих послов имел право вести переписку с Петром и получать от него индивидуальные указания. Но общие вопросы они решали совместно и об этом извещали патрона, запрашивая его мнение. Сохранились ответы царю Лефорта, Головина и Возницына, из которых явствует о постоянном внимании государя к вестям с континента 8 .

В ходе Великого посольства маршруты царя и послов далеко не всегда совпадали. Плыли на разных кораблях, в разное время, останавливались в местах, куда не наведывался Петр. 28 апреля 1697 г. из Либавы А. А. Виниусу Петр сообщал: "Сегодня поедем отсель в Кюнинсберг морем, а послы сухим путем после нас", что впоследствии и подтвердилось в письмах другим лицам (правда, 2 мая царь еще находился в Либаве). Из Кенигсберга 19 мая Петр писал, что послы по суше "полторы недели после нас сюда приехали" 9 .

Повышение оперативности в обеспечении Великого посольства необходимой информацией и руководящими указаниями царя, надо полагать, стало возможным благодаря тому, что к исходу XVII в. в Европе и в России значительно улучшилась почтовая связь. Регулярно действовала так называемая "рижская почта". Правда, иной раз рижского почтмейстера упрекали в создании намеренных помех переписке русских, даже предполагалось об этом известить шведского короля 10 . И все же почта работала в целом удовлетворительно. Быстро доставляли конфиденциальные письма фельдъегери. Тем самым изживалась практика составления наказов послам, заменяемая куда более оперативной текущей перепиской. Кроме того, Великое посольство способствовало возникновению нового органа при государе - его походной посольской канцелярии, сопровождавшей монарха на суше и на море. В дальнейшем добавилась еще походная типография с граверной мастерской, и эффективность руководства внешней политикой возросла.

Первые грамоты иностранным властителям во время посольства были составлены 30 мая 1697 г. в Либаве: императору Леопольду, венецианскому дожу С. Валерио, папе Иннокентию XII и великому магистру Мальтийского ордена Р. Переллосу. С ними должен был отправиться Б. П. Шереметев. В дальнейшем по мере передвижения Петра по Европе продолжались не только личные контакты царя и послов, но и письменные обращения. К июню 1697 г. относятся грамоты, направленные Леопольду, венецианскому дожу, кардиналу М. Радзиевскому. В июле Петр писал курфюрсту Бранденбурга, саксонскому курфюрсту, сенату Речи Посполитой, датскому королю Христиану. Находясь в Голландии, Петр отправил грамоты бургомистрам Любека и Данцига (сентябрь 1697 г.). Новый тур общения с союзниками по борьбе против Османской империи, Австрией и Венецией, отразился в соответствующих актах октября 1697 года. Тогда же царь

стр. 117


адресовался к новому королю Речи Посполитой Августу II. Весьма пикантно выглядела грамота к молодому шведскому королю Карлу XII (декабрь 1697 г.), который вскоре стал противником русского государя. Король предоставил России партию пушек, их отправили в Воронеж, где продолжалось строительство флота. На исходе посольской миссии, будучи в Англии, Петр послал грамоту голштинскому герцогу Фридриху-Людвигу 11 .

Датировка официальных грамот не всегда совпадает с временем их фактического написания. Грамота "Голландским Штатам" датирована 8 марта 1697 года. На самом деле она составлена и переслана по назначению 2 июня, когда посольство уже находилось в Голландии. Дата 9 марта 1697 г. проставлена на грамоте императору Леопольду. В действительности она написана также в Голландии. Аналогичный случай с грамотой кардиналу Радзиевскому: на документе стоит 2 июня 1697 г., послана 23 июня из Пилау 12 .

Все грамоты к иностранным правителям в заключительной части содержат указания на место и дату написания акта. Но Петр все время перемещался по разным странам, когда эти государственные акты составлялись и отправлялись по назначению (некоторые из них были заготовлены заранее, до отъезда посольства из Москвы, изменение же международной обстановки сделало отправление их нецелесообразным, и они остались в архиве Посольского приказа с отметками о ненадобности). Передвижения "Петра Михайлова", конечно, были хорошо известны, и в канцеляриях и при европейских дворах об этом знали. Отсюда некоторые особенности грамот Великого посольства. Грамота императору Леопольду от 30 апреля 1697 г. кончается словами: "Писан государствия нашего во дворе, в царствующем велицем граде Москве, лета от создания мира 7205-го, месяца апреля 30 дня, государствования нашего 15-го году". Но в действительности местопребыванием царя в этот день была Либава. Аналогичным образом и тогда же оформлены грамоты в Венецию, папе римскому Иннокентию XII и магистру Мальтийского ордена. За два дня до того Петр послал письмо К. А. Нарышкину, где прямо указано, что оно - "из Либоу" 13 . Столица России как место написания отмечена и в грамоте кардиналу М. Рыдзевскому, лицу куда менее чиновному, нежели именитые главы государств. Имеются грамоты Нидерландским штатам, якобы составленные в Москве, но на деле составленные в бытность царя на территории Голландии. Эта линия проведена неукоснительно во всех дипломатических актах Петра к иностранным державам и лицам. Единственное исключение составляет заключенный Петром договор с маркизом Кармартеном в Англии 14 . Место свершения этого акта не обозначено. По-видимому, сам характер документа, не имевшего политического значения и относившегося к частному лицу (дело шло о крупных поставках табака в Россию), позволял обойтись без пышной тирады, обычной в заключительной клаузуле актов межгосударственного значения.

Кроме грамот правителям государств, где обозначена Москва, есть еще документ иного ранга, но также якобы исходящий из царского двора в столице. Это верительная грамота от 16 июля 1697 г. стольнику Никитину, отряженному в Варшаву в качестве "резидента" 15 .

Отпадает предположение о том, что все грамоты были заранее подготовлены в Москве. Они нередко идут по следам событий, происшедших за время отсутствия государя в Москве. Сама возможность изготовления этих документов в путевых условиях предусматривалась изначально: в багаже посольства при отъезде из Москвы находились специфические предметы - "золото твореное", сургуч и воск для печатей, бумага александрийская и т. п. принадлежности 16 .

Где искать ответ на вопрос о причинах устойчивого упоминания Москвы как места составления грамот, хотя государя в столице заведомо нет? Вполне вероятно, что причина кроется в особом отношении Петра к суверенитету своей страны и своему собственному. Давалось понять, что правление русского государя опирается на прочную, незыблемую традицию, подчеркивалась весомость самих документов. Царь как будто и не покидал

стр. 118


стольного города России. В этом своеобразно преломилась практика предыдущих десятилетий, когда государи вели куда более "сидячий" образ жизни и не покидали пределов страны.

В допетровское время, возвратившись из чужих стран, русские послы должны были представить правительству подробный отчет - "статейный список". Надлежало поведать обо всем: о пути следования, впечатлениях о стране пребывания, деловых и бытовых встречах, разговорах, слухах. Наиболее подробно рассказывалось о ходе переговоров, речах иностранных правителей, дипломатов, придворных и т. п. Особое значение придавалось известиям об отношениях данного государства с другими - соседними и более отдаленными. Послы должны были докладывать о том, как воспринималась титулатура и "честь" царя главой принимающей стороны, соблюдался ли предписанный московским этикетом порядок. В основном, статейный список должен был соответствовать статьям полученного послами наказа, отвечать на поставленные вопросы.

Русские дипломаты, отправляясь в то или иное государство, должны были знакомиться со статейными списками своих предшественников. Задачи Великого посольства были гораздо шире, они охватывали сразу несколько западноевропейских стран. Поэтому подготовка материалов для столь необычной миссии приобрела грандиозный размах. Были мобилизованы документы о сношениях России почти со всеми европейскими государствами. В конце 1696 г. Петр поручил Посольскому приказу срочно составить справку о дипломатических связях России - с непременным указанием, на какой стадии они были приостановлены. Распоряжение заключало требование "статейные списки тех посольств списывать... тотчас: папина (т. е. римского папы.- А. П.), цесарских, венецкая, флоренская, галанская, дацкая, английская, бранденбургская". Копии этих документов за время с конца XVI в. были заключены в 33 кожаных переплета с шелковыми завязками. Отправляясь в Англию, царь приказал взять все русские статейные списки, предвидя возможность возникновения вопросов исторического плана при ведении переговоров. Петр был обрадован, когда английская сторона ему показала сохранившиеся грамоты Ивана Грозного и других государей английским королям. К встрече дипломаты Вильгельма Оранского подготовились столь же серьезно, как и Великое посольство. Были также составлены исторические справки по разным непростым вопросам (титулование правителей других государств). Особые трудности возникли в этой сфере с титулованием папы римского. Потребовались специальные исторические разработки, такие, как "Краткое описание жития, владения и смерти государствующих королей шведских от Рождества Христова даже до сего времени (1697 год) из лучших шведских писателей сыскано", "Описание Рима и двора папского", "Пресветлейший свет или краткое приятое генеалогическое и политическое описание почитай всех нынешних живых пресветлых высоких персон" и др. 17

Поскольку формально Великое посольство возглавляли Лефорт, Головин и Возницын, отчет о его деятельности составлялся от их имени. Головин и Возницын уже имели дипломатический опыт, и составление статейного описка было для них делом привычным. По характеру изложения их отчет не отличался от других статейных списков 18 . Однако частые и близкие контакты послов с государем так или иначе сказывались на содержании отчета. В отличие от предшествовавших статейных списков, этот включал документальные материалы - копии грамот Петра к иностранным правителям за время посольства.

Кому-то из своего окружения Петр поручил также вести записи в виде журнала. Это и есть знаменитый "Юрнал" 1698 года. Он известен в двух редакциях- краткой и распространенной. Вторая редакция увидела свет в конце XVIII в., ранняя много позже. Расширенный вариант "Юрнала" издал на французском языке барон Гюйсен, поступивший на русскую службу в начале XVIII в. 19 . Следовательно, "Юрнал" был более доступен и не считался закрытым документом. Это уже нечто новое. Поскольку "Юрнал" фиксировал день за днем перемещения и дела Петра, он более

стр. 119


последователен в освещении событий, связанных именно с царем, нежели статейный список посольства, так что его сведения о пребывании Петра в Англии гораздо полнее. Но статейный список дает материал, относящийся к тому времени, когда Петр на континенте отсутствовал. Примерно такая же картина имела место тогда, когда Петр по возвращении из Англии через некоторое время двинулся в Вену, а великие послы еще оставались в Голландии.

Есть основания думать, что появление "Юрнала" имело прямую связь со взглядами Петра на собственную роль в делах государственных. Он считал себя находящимся на государственной службе с Азовских походов 1695-1696 годов. Именно тогда и возник новый источник - "юрнал". Это совпадение вряд ли являлось случайностью. Поездка в Европу с посольством - продолжение службы царя, но уже на другом поприще. Помимо естественного возвеличения персоны монарха "юрналы" отражали широкий спектр событий. Царь не отделял свою личность от государства, что еще более подчеркивало значимость данного источника в общественно-политическом и информационном плане.

"Юрналы" двух азовских походов отражали прежде всего военные события. В дальнейшем эта форма документации закрепилась в практике, будучи своеобразной летописью военных событий, превращаясь в "походные журналы" крупных подразделений русской армии. Их вели в канцеляриях Меншикова, Шереметева и других полководцев 20 .

Новизна "юрналов" относительна. Им предшествовали "Дневальные записки" Приказа Тайных дел и дворцовые разряды, довольно подробно описывавшие занятия, например, царя Алексея Михайловича (разряды составлялись и при других государях XVII столетия) 21 . Но само название "юрналов" указывало на влияние западных образцов, хотя в некоторых отношениях, в частности по кругу охватываемых вопросов, "Дневальные записки" превосходили "юрналы", где, например, не записывали сведений о погоде в Москве.

Великое посольство способствовало большей открытости дипломатической документации России - сказалось, надо полагать, личное знакомство Петра с "курантами" разных стран. Чтение западных газет вошло в обычай; приобретение "курантов" возлагалось на переводчиков посольства, но иногда проявляли инициативу и сами послы. Возницын через П. П. Шафирова получал газеты, находясь на заседаниях Карловицкого конгресса. Он же в Вене купил два экземпляра "листов печатных въезду королевы венгерской в Вене". Эти листы были посланы в Москву 22 .

Важное значение имела деятельность Великого посольства по привлечению в Россию квалифицированных кадров специалистов, ознакомлению с научным и производственным опытом западных стран. Подобных задач не решали ни предшествующие, ни последующие посольства. Миссия 1697-1698 гг. была в этом плане уникальна. Столь широкого масштаба встреча русской культуры с культурой Запада состоялась впервые. Посольство оказало воздействие на изменение взгляда европейского общества на Россию, способствуя более объективному восприятию русской действительности.

Основная внешнеполитическая цель Великого посольства - создать коалицию христианских государств в противовес мусульманской Османской империи - не была достигнута. Петр убедился, что каждая держава заботится прежде всего о своих собственных интересах. Создание антиосманского союза в тот момент оказалось неосуществимым. Продолжая внешнеполитический курс своих ближайших предшественников, Петр ориентировался на южное направление. Пытаясь сформировать антиосманский союз христианских держав, русские посольства еще в 1672 г. посетили Вену, Лондон, Париж, Мадрид, Стокгольм, Копенгаген, Гаагу. Но в тогдашних условиях создать коалицию по конфессиональному принципу не удалось. Великое посольство показало Петру, что надлежит избавляться от прежних иллюзий насчет объединения интересов западных государств. И этот суровый урок прагматизма Петр усвоил. Более того, он настолько разобрался

стр. 120


в тогдашней международной обстановке, что не сомневался в скором военном конфликте в Европе. В то время, когда в Голландии торжествовали по случаю заключения мира с Францией, Петр I предвидел грядущую схватку этих держав, что отразилось в его письме Виниусу от 29 октября 1697 года 23 .

По возвращении на родину царь уже более реалистически оценивал внешнеполитическое положение России. Он увидел, что возможна иная коалиция держав, иной направленности, и необходима перемена внешнеполитического курса. Сосредоточение усилий на овладении берегами Балтики, а тем самым против Швеции в союзе с другими северными государствами - таким вырисовывался круг внешнеполитических проблем для России на рубеже XVII-XVIII столетий.

Таким образом, Великое посольство 1697-1698 гг. имело большое значение для развития русской дипломатии. Впервые за всю историю внешней политики России состоялась столь крупного масштаба встреча двух стилей международного общения. Русская сторона получила немало от повседневной работы с западными внешнеполитическими службами, вошла в ритм дипломатических коллизий Западной Европы. Опыт русской дипломатии предыдущей эпохи не был отвергнут, но потребовались существенные перемены. Это выразилось не только в усвоении принятых в Европе порядков общения, но и в изменении посольской документации, обретшей новые черты. Улучшение условий коммуникации в Европе на рубеже XVII- XVIII вв. повысило оперативность связей между послами и Москвой, включая денежные переводы на кредитно-банковском уровне. Намечается отход от тяжеловесной инструктивно-отчетной документации (посольские наказы, статейные списки). Постепенно внедряется система текущей переписки, способная своевременно принять во внимание происходящие события, изменения внешнеполитической конъюнктуры. В известной мере можно говорить о наступлении стадии большей открытости во внешнеполитической деятельности русского правительства (появление "юрналов", их публикация). Уроки Великого посольства помогли дипломатии России перейти к решению важных проблем внешней политики, определили реальные ее направления в условиях межгосударственных противоречий конца XVII - начала XVIII столетия. Были заложены предпосылки для перенесения центра внимания России с Черного моря на Балтику.

Примечания

1 БАКЛАНОВА Н. А. Великое посольство за границей в 1697-1698 гг. В кн.: Петр Великий. М. -Л. 1947.

2 СОЛОВЬЕВ С. М. История России с древнейших времен. Кн. 6. М. 1961, с. 62. 77.

3 Сборник грамот и договоров о присоединении царств и областей к государству Российскому в XVII-XIX веках. Ч. 1. СПб. 1922, стб. 108 сл., 156 сл.

4 ИЗБРАНТ ИДЕС, АДАМ БРАНД. Записки о русском посольстве в Китай (1692-1695). М.1967.

5 СОЛОВЬЕВ С. М. Ук. соч. Кн. 5. М. 1961, с. 240-247; кн. 6, с. 524-525, 546-548.

6 БАКЛАНОВА Н. А. Ук. соч., с. 7-9.

7 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 1 (ПБПВ). СПб. 1887, N 140.

8 Там же, N 164, с. 686-690 ел.

9 Там же, N 154, 161, 163.

10 КОЗЛОВСКИЙ И. П. Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве. Т. 1. Варшава. 1913, с. 171-199; ПБПВ, с. 681.

11 ПБПВ, N 157-160, 167-169, 172-177, 209, 223.

12 Там же, с. 613,633.

13 Там же, N 156, 157, 159-160.

14 Там же, N 234.

15 Там же, N 176.

16 БАКЛАНОВА Н. А. Ук. соч, с. 12.

17 ПЕШТИЧ С. Л. Русская историография XVIII века. Л. 1961, с. 70-71. К 1697г. относится

стр. 121


интересный документ - "Выписка каким образом в чужестранных государствах поступают с служителями и крепостными людьми" (Чтения в Обществе истории и древностей российских. Кн. 3. М. 1905. Смесь, с. 30-31). Не исключено, что этот источник имеет отношение к подготовке Великого посольства. Выписка дает краткие сведения о применении крепостного и наемного труда практически по всем странам Европы: Германии, Голландии, Англии, Франции, Италии, Польше, Дании и др. Такая информация по социальным вопросам могла быть небесполезной для послов.

18 Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. 8. СПб. 1867.

19 ТУМАНСКИЙ Ф. В. Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деятельности Петра Великого. Т. 3. СПб. 1787, с. 56-70; УСТРЯЛОВ В. Г. История царствования Петра Великого. Т. 3. СПб. 1858. Приложения, с. 601 ел. Ср.: Походный журнал 1698 г. 2-е изд. СПб. 1911. Близкий по времени создания "Журнал" неустановленного автора см.: Русская старина, 1879, т. 25, N 6 (сообщ. с примечаниями И. Ф. Горбунова); АНДРЕЕВ А. И. Петр I в Англии в 1698г. В кн.: Петр Великий, с. 64-65.

20 ГЛАГОЛЕВА А. П. Повседневные записки князя А. Д. Меншикова (к изучению материалов Меншиковского архива). В кн.: Проблемы источниковедения. Сб. 5. М. 1956, с. 159- 184; ее же. "Денные записки" военно- походной канцелярии Б. П. Шереметева как исторический источник. В кн.: Проблемы источниковедения. Сб. 10. М. 1962, с. 208-225. Списки "юрналов" см. также: Библиотека Казанского университета. Отдел рукописей и редкой книги. N 2938, 4443.

21 Русская историческая библиотека. Т. 21-23. СПб. 1901-1908; Дворцовые разряды 1612- 1700гг. Тт. 1-4. СПб. 1850-1855.

22 БАКЛАНОВА Н. А. Ук. соч., с. 57.

23 ПБПВ. Т. 1, N 198.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕЛИКОЕ-ПОСОЛЬСТВО-1697-1698-гг-СТАРОЕ-И-НОВОЕ-В-РУССКОЙ-ДИПЛОМАТИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. Преображенский, ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО 1697-1698 гг.: СТАРОЕ И НОВОЕ В РУССКОЙ ДИПЛОМАТИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 30.04.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕЛИКОЕ-ПОСОЛЬСТВО-1697-1698-гг-СТАРОЕ-И-НОВОЕ-В-РУССКОЙ-ДИПЛОМАТИИ (date of access: 13.06.2021).

Publication author(s) - А. А. Преображенский:

А. А. Преображенский → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
95 views rating
30.04.2021 (44 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной Ф
Catalog: Физика 
11 hours ago · From Владимир Груздов
РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ. СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ 70-ЛЕТИЮ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БОЛХОВИТИНОВА. М., 2002
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Б. Н. КОМИССАРОВ, С. Г. БОЖКОВА. ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОСЛАННИК В БРАЗИЛИИ Ф. Ф. БОРЕЛЬ. СПб., 2000
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ Р. Р. РОЗЕН
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
КАНЦЛЕР А. М. ГОРЧАКОВ: ТРИУМФ В ЛОНДОНЕ И ЧЕРНЫЕ ДНИ В БЕРЛИНЕ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
КОНФЛИКТ И КОНСЕНСУС В АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Журнал Боевых действий 10-го Кубанского пластунского батальона в Великой войне 1914-18гг. Очень ценная статья: А.В. Галич (г. Краснодар, Российская Федерация) МАТЕРИАЛЫ К ИСТОРИИ 10-го КУБАНСКОГО ПЛАСТУНСКОГО БАТАЛЬОНА (18.07.1914 г. - 15.01.1918 г.), в Научном сборнике "Мир славян Северного Кавказа", выпуск 9, 2016, стр. 67-135. Оцифровал, с возможностью поиска по тексту. (Даты, населенные пункты, местности, фамилии, бои, потери, трофеи) Большое спасибо Галичу А.В. за труды. В интернете в свободном доступе его аналогичная статья о 11-м КПБт. Анатолий Дмитриев, 10.06.2021.
С. БЕРГЕР. БРИТАНСКАЯ РАБОЧАЯ ПАРТИЯ И ГЕРМАНСКИЕ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ. 1900 - 1931. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
И. И. КОЛЕСНИК. ИСТОРИОГРАФИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РОССИИ: ОТ ТАТИЩЕВА ДО КАРАМЗИНА
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В 1803 году Томас Юнг направил пучок света на непрозрачную ширму с двумя прорезями. Вместо ожидаемых двух полосок света на проекционном экране он увидел несколько полос, как если бы произошла интерференция двух волн света из каждой прорези. За два века было поставлено множество экспериментов, которые показали, что не только свет, но любая одиночная элементарная частица и даже некоторые молекулы ведут себя как волна, проходя через обе щели одновременно. Однако если поставить у щелей датчики, которые определяют, через какую именно щель частица проходит, то интерференционная картинка исчезает.
Catalog: Физика 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО 1697-1698 гг.: СТАРОЕ И НОВОЕ В РУССКОЙ ДИПЛОМАТИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones