Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-14788
Author(s) of the publication: В.П.Ветров, А.Н. Авдиенко
Educational Institution \ Organization: Совет ветеранов Тыла ВС
Source: вэб
Author(s) Website: вэб страничка

Share with friends in SM

ВЕТЕРИНАРНАЯ СЛУЖБА РУССКОЙ АРМИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914-1918 гг.

 

А.Н. Авдиенко

Заместитель начальника Военно-ветеринарного института

 по учебной и научной работе, кандидат ветеринарных наук,

 доцент, подполковник медицинской службы

 

В.П. Ветров

Председатель Совета ветеранов военной ветеринарии,

генерал-майор ветеринарной службы запаса, профессор Академии военных наук

 

В первой мировой войне, войне за передел мира и сфер влияния, участвовало 33 страны. В армии воюющих стран было мобилизовано 66 млн. человек, только в России, к началу войны, в армии было почти 16 млн. человек, считая мобилизованных и военнослужащих, состоящих в войсках.

Австро-Венгрия напала на Сербию 15 (28) июля 1914 г., считая для себя войну не­избежной, Россия объявила всеобщую военную мобилизацию 18 (31) июля 1914 г., а 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия, имевшая хорошо обученную и вооруженную армию, объя­вила войну России.

Русская армия, не имея в основном затруднений с людскими резервами, ощущала большой недостаток в тяжелой артиллерии, винтовках, снарядах и ружейных патронах. Тяжелая обстановка складывалась также с пополнением армии конским составом. С большим напряжением Россия могла удовлетворить минимальные потребности своей армии —16 000 лошадей в месяц. В  кавалерии, артиллерии, обозах не хватало не только лошадей по комплекту, но и телег, обозной упряжи, седел, походных кухонь, ковочных и кузнечных принадлежностей и ветеринарного снаряжения.

Наличие в армии большого количества войсковых животных и многочисленных гуртов продовольственного скота определяли значение военной ветеринарии в эту вой­ну.

Чис­ленность ветеринарного состава в период войны значительно возросла, если по штату мирного времени до войны в русской армии состояло 740 ветеринарных врачей и 2195 ветфельдшеров, то на 1 января 1916 г. в войсковых частях состояло - 2172 ветеринарных врача, 9691 ветеринарный фельдшер и 457 ветеринарных санитара.

Накануне войны, в 1910 г. была закончена реформа ветеринарного дела, по кото­рой военно-ветеринарная часть совершенно отделялась от военно-медицинской, воен­ная ветеринария приобрела самостоятельность не только в округах, но и в центре, тем самым было признано существование самостоятельного военно-ветеринарного ведомст­ва.  16 (29) июля 1914 г., за 3 дня до начала войны, «Положением о полевом управлении войск в военное время» было окончательно узаконено выделение ветеринарной службы из ведения медицинского ведомства и на театре военных действий.

Руководство ветеринарной службой в действующей армии осуществляли: а) на­чальники ветеринарной части армий фронтов, а также окружной военно-ветеринарный инспектор Кавказкой армии; б) заведующие ветеринарной частью каждой армии; в) кор­пусные ветеринары (корпусные ветеринарные врачи); г) в некоторых дивизиях - ветери­нарные врачи дивизии; д) в бригадах и полках - ветеринарные врачи. В военных округах на театре военных действий (Петроградском, Двинском, Минском, Киевском и Одес­ском) во главе ветеринарной службы стояли окружные военно-ветеринарные инспекто­ры, являющиеся начальниками окружных военно-ветеринарных управлений.

Однако единство подчинения ветеринарной службы в действующей армии, отсут­ствовало. В то время как ветеринарное управление фронта находилось в подчинении органам снабжения, ветеринарная часть армии подчинялась  этапно-хозяйственному от­делу штаба армии, а ветеринарные врачи соединений и частей (корпусов, дивизий, бри­гад, полков, батальонов) - непосредственно их командирам.

Во главе всей ветеринарной службы находился начальник Ветеринарного управления армии (он же главный военно-ветеринарный инспектор), подчинявшийся непо­средственно военному министру. Ветеринарное управление армии являлось органом во­енного министерства, и руководило всей военной ветеринарией в стране и в первую оче­редь организовывало ветеринарное обслуживание тыла. Этот высший ветеринарный ор­ган стоял в стороне от руководства службой действующей армии и лишь обеспечивал нужды и запросы фронтов в отношении ветеринарного состава, ветеринарного имущест­ва и сосредотачивал у себя данные ветеринарной статистики.

Во главе ветеринарной службы армий фронта находились начальники ветеринар­ной части армий фронтов. Они пользовались широкими правами, им были подведомст­венны находившиеся на театре войны, в тылу данного фронта, начальники окружных военно-ветеринарных управлений с ветеринарным управлением округа и всей ветери­нарной организацией. Ветеринарные управления военных округов на театре военных действий выполняли свои обычные обязанности и, кроме того, по требованию управле­ния начальника ветеринарной части армий фронта обеспечивали этот фронт ветеринар­ным составом и представляли в управление начальника ветеринарной части соответст­вующего фронта ветеринарные сводные отчёты.

Важнейшей обязанностью начальника ветеринарной части, являлась «забота об общем ветеринарном благоустройстве в армиях и тыловом районе, а равно - своевременное принятие мер против появления среди лошадей и других животных за­разных болезней и организация борьбы с этими болезнями». Начальник ветеринарной части армий фронта издавал по ветеринарным вопросам приказы, распоряжения, инст­рукции и наставления; назначал и перемещал ветеринарных врачей и фельдшеров частей войск и учреждений фронта; устанавливал дислокацию тыловых ветеринарных учреж­дений; сосредотачивал  у себя ветеринарную отчетность за фронт.

В каждой армии, входившей в состав фронта, ветеринарную службу возглавлял заведующий ветеринарной частью армии, причем ветеринарная часть состояла в части этапно-хозяйственного отдела штаба армии. На заведующего ветеринарной частью ар­мии возлагалось только наблюдение за ветеринарно-санитарным состоянием на этапных линиях армии и принятие мер на этих линиях по предупреждению и борьбе с заразными болезнями. Однако в ходе войны его обязанности все время расширялись. Фактически заведующий ветеринарной частью армии, как правило, непосредственно руководил дея­тельностью корпусных ветеринаров соединений, входивших в состав армии; вел наблю­дение, за ветеринарно-санитарным состоянием войсковых животных; организовывал проведение профилактических и противоэпизоотических мероприятий среди конского состава и гуртов порционного скота, хранил сведения о личном составе ветеринаров ар­мии; заботился об устройстве и распределении ветеринарных лазаретов в районе дейст­вия армии и указывал этапному ветеринарному лазарету армии и ветеринарному дезин­фекционному отряду районы их размещения;  разрабатывал  и представлял начальнику ве­теринарной части армии фронта ветеринарно-статистический материал и  предложения о мероприятиях профилактического, противоэпизоотического и лечебного характера, про­водимых в армии, сведения об обеспеченности ветеринарным составом и имуществом и об их пополнении и др.

Ближайшим начальствующим лицом ветеринарного состава в войсковых частях и соединениях являлся корпусной ветеринар. Корпусной ветеринар подчинялся непосред­ственно командиру корпуса. В подчинении же по специальности имелась двойствен­ность: по ряду вопросов корпусной ветеринар представлял донесения прямо начальнику ветеринарной части армий фронта, однако, как правило, по специальности он непосред­ственно подчинялся заведующему ветеринарной частью армии. Корпусной ветеринар осуществлял надзор за ветеринарно-санитарным состоянием войсковых животных; следил за проведением необходимых ветеринарных мероприятий; правильностью ле­чения раненых и больных лошадей; наблюдал за деятельностью ветеринарных чинов и укомплектованностью штата и др. В конце войны корпусные ветеринары были пере­именованы в корпусных ветеринарных врачей.

Дивизионные ветеринарные врачи имелись только в управлении Восточно-Сибирских стрелковых дивизий.   Целесообразность содержания диви­зионного ветеринарного врача объяснялась также тем, что положение 1902 г. «О полковом ветеринарном враче всех частей» предусматривало посылку всех донесений через диви­зию, т.е.  «Все донесения полкового ветеринарного врача корпусному ветеринару или ок­ружному военно-ветеринарному инспектору должны  были посылаться через штаб дивизии. В экстренных же случаях донесения могут быть отправляемы прямо по назначению, но с препровождением, одновременно, копий с таковых в штаб дивизий».   В ходе войны в целях экономии времени, ветеринарным управлением армии был установлен иной поря­док представления отчетов ветеринарными врачами частей войск и учреждений, входя­щих в состав корпусов -  в  одном экземпляре, только корпусному ветеринару.

Ветеринарный врач полка подчинялся командиру полка, а по специальности кор­пусному ветеринару. В некоторых кавалерийских и артиллерийских частях имелись старшие и младшие ветеринарные врачи. Ветеринарный врач части заведовал ветери­нарным лазаретом полка, оказывал лечебную помощь раненым и больным лошадям, осуществлял надзор за соблюдением условий содержания и заботился о предупрежде­нии и устранении причин, вредно влияющих на войсковых животных.

В годы первой мировой войны остро встала проблема укомплектованности вете­ринарным составом, некомплект которого был значительный и достигал 25 %. В основ­ном он пополнялся за счет призыва из запаса и ополчения. Также вследствие значитель­ного некомплекта в войсках ветеринарных врачей в 1915-1917 гг. проводились ускорен­ные выпуски студентов 4-х курсов из всех ветеринарных институтов. Выпущенные из институтов ветеринарные врачи, а только в 1917 г. их численность составила 324 человека, сразу же призывались в армию.

В 1915 г. Ветеринарным управлением армии для усиления ветеринарного обес­печения и улучшения в войсках научно-практической работы на все фронты командируется профессорско-преподавательский состав ветеринарных институтов. Такое при­командирование было проведено на 4 месяца (май - сентябрь 1915 г.).

Ветеринарные фельдшера числились нижними чинами, и поэтому при мобилиза­ции призывались как рядовые солдаты. В процессе же войны ветеринарные фельдшера  по мере потребности направлялись в части и учреждения. Под­готовка ветеринарных фельдшеров в начале войны производилась по сокращённым про­граммам военного времени, в ветеринарно-фельдшерских школах, созданных при неко­торых этапных ветеринарных  лазаретах.

В целом, несмотря на некомплект ветеринарного состава, имевшиеся в частях и учреждениях ветеринарные врачи и фельдшера с большим приле­жанием выполняли свои трудные обязанности. Недаром только за первые два года вой­ны 4085 ветеринарных врачей действующей армии были награждены чинами и ордена­ми, а ветеринарные фельдшера получили  3101 медаль.

Военно-ветеринарная служба русской армии к началу первой мировой войны имела уже значительный опыт ветеринарного обслуживания в полевых условиях. Пер­воначально в ходе военных действий организация лечебно-эвакуационного обеспечения была примерно такой же, как в русско-японскую войну. Лишь в ходе войны и, особенно, в конце её создаётся более стройная структура ветеринарной службы действующей армии. Для оказания первоначальной помощи раненым лошадям организовывались перевязоч­ные пункты. В частях, где были ветеринарные врачи, имелись передовые ветеринарные лазареты;  при обозах и транспортах - обозные ветлазареты; при корпусах, армиях и управлениях фронтами - этапные ветлазареты, существовавшие по одним и тем же шта­там (за исключением фронтовых) и различавшиеся в основном по оснащённости. Кроме того, имелись пункты слабосильных лошадей, дезинфекционные отряды с отделениями и бактериологические лаборатории. Всего за период, с начала войны до 1 ноября 1917 г. для оказания лечебной помощи больным и раненым лошадям было сформировано 556 передовых, 307 обозных и 267 этапных ветеринарных лазарета, а также 50 дезинфекци­онных отрядов (с отделениями).

Предназначение и функции ветеринарных учреждений были следующими.

Перевязочные пункты предназначались для оказания первоначальной помощи раненым и больным лошадям  в период  боевых действий. Эти пункты выделялись передовыми ветлазаретами и считались необходимой принадлежностью частей. Перевя­зочные пункты не имели постоянной организации, в разных частях существовали раз­личные варианты их структуры и использования.

Наиболее квалифицированную помощь оказывали перевязочные пункты во главе с ветврачом, в составе пункта  имелись: аптечный ветфельдшер, иногда 2-й фельдшер или санитар и даже ковочный кузнец. Такой пункт, как правило, имел аптечно-инструментальный ящик на двуколке. В ряде частей, по возможности ближе к месту боевых действий, вы­делялся ветфельдшер с фельдшерской сумкой, обычно дополненной перевязочным ма­териалом, а иногда также медикаментами и инструментами.

Расстояние перевязочного пункта от линии фронта не было регламентировано. Выбиралось обычно место по возможности ближе к полю боя, под прикрытием леса, по­строек, в углублениях местности. В кавалерии и артиллерии, в подразделениях, имевших штатных ветфельдшеров, первоначально лечебную помощь раненым и больным лоша­дям оказывали эти фельдшера непосредственно на поле боя.

Следует отметить, что при расположении перевязочных пунктов на поле боя, осо­бенно вблизи орудийного огня, не было возможности тщательно осматривать животных и оказывать им более полную лечебную помощь. Поэтому раненые и больные лошади здесь не задерживались, и нуждавшихся в дальнейшем лечении сразу отправляли в пере­довой ветлазарет.

Передовые ветеринарные лазареты предназначались для оказания лечеб­ной помощи больным и раненым лошадям, а также для проведения ветеринарно-профилактических и противоэпизоотических мероприятий, такие ветлазареты существовали в частях, имевших ветврачей. Одновременно на лечении в них могло находиться до 10 лошадей.

В частях, где имелось 2 ветеринарных врача, младший ветврач обычно занимался лечебной работой, а старший ветврач находился при штабе части, осуществлял общее руководство ветеринарным обслуживанием частей, проводил ветеринарно-санитарные осмотры конского состава, организовывал необходимые ветеринарные мероприятия, контролировал содержание, кормление животных, следил за пополнением аптеки лаза­рета медикаментами, вел служебную переписку, нередко оказывал лечебную помощь и проводил осмотр лошадей соседних частей, в которых не было ветеринарного персона­ла. В частях и учреждениях, имевших только одного ветврача, все перечисленные выше обязанности приходилось выполнять ему одному.

Поступившие в передовой ветлазарет лошади осматривались ветврачом, им ока­зывалась необходимая лечебная помощь; легкораненые и больные, могущие следовать при передвижениях за частью, оставались для лечения в лазарете, а тяжелораненых и больных - эвакуировали в тыл: одних - в обозные ветлазареты, а других, особенно тяже­лобольных, непосредственно в этапные ветлазареты.

Располагались передовые ветлазареты при штабах своих частей, или при обозах 1-го (2-го) разрядов. В артиллерийских частях армейского корпуса передовые лазареты размещались, при управлениях бригад, дивизионов; в казачьих частях - при обозах 2-го разряда.

Ветлазареты, находившиеся в обозах 2-го разряда, были удалены от боевых дей­ствий на 10-20 верст. Вообще не имея права отставать, от своих частей, ветлазареты пе­редвигались вслед за ними. Однако, несмотря на  частую перемену мест, передовые ветлазареты функционировали весьма продуктивно, и в них лечилась основная масса  ра­неных и больных лошадей. На Юго-Западном фронте, например, через эти лазареты прошло 75 %  общего числа заболевших лошадей.

Обозные ветеринарные лазареты имелись в дивизионных обозах пехотных диви­зий, в корпусных продовольственных транспортах, обозных и понтонных батальонах, в расположении которых они и размещались. Штат ветеринарного состава в лазаретах обозов и транспортов состоял из ветврача и 2 ветфельдшеров. В некоторых лазаретах ра­ботали и сверхштатные фельдшера, прикомандированные к лазаретам начальниками ве­теринарной части армий. Ветврачи обозов и транспортов чаще, чем врачи других под­разделений, осуществляли ветеринарный надзор за частями, не имевшими ветврачей, за дивизионными и корпусными гуртами. Все это значительно усложняло и затрудняло ве­теринарное обслуживание ветлазаретов.

В обозные ветлазареты поступали из частей, главным образом, тяжелораненые и больные лошади, нуждавшиеся в продолжительном лечении и имевшие ограниченную способность передвижения. В дивизионных ветлазаретах сосредотачивались раненые и больные лошади не только дивизионного обоза, но и из пехотных полков и учреждений дивизии. Лошади же кавалерийских и артиллерийских частей поступали в обозные лазареты реже, - обычно они отправлялись из передовых ветлазаретов этих частей непо­средственно в этапные лазареты корпусов и армий.

Обозные ветлазареты, как расположенные глубоко в тылу, обычно создавали большие удобства для размещения раненых и больных лошадей, и лечение их проводи­лось в сравнительно лучших условиях. Все же часть лошадей, нуждавшихся в более продолжительном стационарном лечении, эти лазареты эвакуировали в этапные ветлаза­реты как корпусов, так и армий.

Этапные ветеринарные лазареты содержались в стрелковых и артиллерийских корпусах, в армиях, фронтах, при конских запасах военных округов и в отдельных круп­ных городах. Однако мобилизационным планом предусматривалось формирование этапных ветлазаретов в действующей армии только при корпусах и, следовательно, они должны были являться предельными тыловыми лечебными учреждениями. Между тем, в начале войны они имелись не во всех корпусах. Так, в двух корпусах Юго-Западного фронта этапные ветлазареты начали формироваться только в конце 1914 г. и откры­лись лишь в январе 1915 г. Кроме того, в первый период войны о существовании и назначении этих лазаретов многие части даже не знали, и поэтому эвакуация в них в этот период не была налажена, тем более что при быстром наступлении войск местонахожде­ние лазаретов было частям неизвестно, но с течением времени эвакуация наладилась, а быстрое возвращение выздоровевших лошадей в части вызывало доверие к этим лазаре­там. Вследствие этого, направление раненых и больных лошадей в этапные лазареты из передовых и обозных ветеринарных лазаретов шло в дальнейшем  без задержки.

Ветлазареты при корпусах и армиях существовали по одному и тому же штату, рассчитанному на содержание 100 раненых и больных лошадей, и имели старшего и младшего ветврачей, одного старшего и трех младших ветфельдшеров, фельдфебеля, каптенармуса и 12 нижних чинов, в числе которых были кузнец и кашевар. Обоз ветлазарета состоял по штатам из 4 парных повозок и 8 лошадей. Ветеринарное имущество имелось согласно каталогу 1908 года, с лабораторией и микроскопом. В ветеринарно-санитарном отчёте за время войны, представленном заведующим ветеринарной частью 9-й армии указывается на необходимость увеличения количества перевозочных средств этапных ветлазаретов корпусов до 16, а в армейских - 24 парных повозок.

Этапные ветлазареты при конских запасах обслуживали по одному или по не­сколько отделений этих запасов и имели ещё больший штат ветеринарного состава. Так, в первом и втором этапных ветлазаретах Виялинского конского запаса имелось в каж­дом  3 ветврача и 14 ветфельдшеров. В Сибирском военном округе в этапных ветлазаре­тах, обслуживающих по одному отделению конского запаса, - в каждом было 2 ветврача и от 4 до 8 ветфельдшеров.

Фронтовые этапные ветлазареты формируются значительно позднее. Вначале было сформировано по одному фронтовому ветлазарету, а затем учреждены вторые фронтовые ветлазареты, рассчитанные каждый на содержание 2000 больных лошадей. Эти лазареты имели по 9 ветврачей и по 25 ветфельдшеров.

Для приёма больных лошадей от проходящих частей и обслуживания конского состава некоторых крупных гарнизонов были также сформированы этапные ветлазаре­ты. Этапный лазарет в г. Львове, рассчитанный на содержание 250 лошадей, был сформирован в начале 1915 г. и расформирован при оставлении Галиции.

Таким образом, в результате дополнительного сформирования армейских и фрон­товых и других ветеринарных лазаретов, с 1916 г. военно-ветеринарная служба имела достаточно мощную лечебно-эвакуационную сеть, распределённую по всей глубине ты­ла действующей армии, включая и прифронтовые округа. Однако, несмотря на последо­вательность в расположении сети: передовые - обозные - корпусные этапные - армейские этапные - фронтовые этапные лазареты и пункты слабосильных лошадей, - эти учрежде­ния использовались большей частью не совсем правильно, так как обслуживали раненых и больных лошадей, главным образом, своей части и близко расположенных частей и учреждений и в меньшей степени лошадей, эвакуируемых из других лазаретов. К тому же в большинстве ветлазаретов наблюдался пагубный принцип «лечения на месте», чему в значительной мере способствовала и неналаженная эвакуация раненых и боль­ных лошадей.

Обычно эвакуация производилась походным порядком и лишь в редких случаях конский состав, находившийся в тяжёлом состоянии, перевозили на обычных повозках в лежачем положении, со связанными ногами. В период войны для эвакуации не имелось никаких специальных транспортных средств, хотя все построение лечебно-эвакуационной сети подсказывало необходимость планомерной и систематической эва­куации тяжелораненых и больных лошадей в последовательно эшелонированные тыло­вые лазареты.

 В этапных ветеринарных лазаретах при корпусах лечили раненых и больных лошадей, поступавших непосредственно из вблизи расположенных войсковых частей и учреждений, не входящих в состав дивизии, и особенно из тех, которые не имели по штату ветврачей. Кроме того, в эти лазареты эвакуировались лошади, нуждающиеся в продолжительном стационарном лечении, как непосредственно из передовых ветлазаретов, так тяжелораненые и больные из обозных ветлазаретов.

Сравнительно большая подвижность передовых и обозных ветлазаретов вредно отражалась на состоянии здоровья заболевших или раненых лошадей, затягивалось их выздоровление или же увеличивалось число лошадей, негодных к дальнейшей службе в войсках. В середине 1916 г. на Юго-Западном фронте отдаётся приказ о недопустимости задержки больных лошадей в частях. Неоднократное же распоряжение и предписание о соблюдении правил эвакуации, и фактическая проверка своевременности отправки уре­гулировали, хотя и с трудом, порядок эвакуации лошадей.

Оказание лечебной помощи раненым и больным лошадям в этапных ветлазаретах велось под руководством опытных старших ветврачей, и было на должном уровне. Как правило, лазареты были обеспечены медикаментами и инструментом, получая их из по­левых аптек и частично приобретая на экономические средства. Обеспечение хозяйст­венным инвентарём было хорошее.

Этапные лазареты располагались, как правило, в населённых пунктах, используя для размещения раненых и больных животных подходящие постройки. Во всех случаях передислокации лазаретов выделялись в отдельную партию слабые лошади с ограни­ченной способностью передвижения, и направлялись под командой ветфельдшера со скоростью 12-15 верст в сутки. Остальных раненых и больных разбивали по роду забо­левания на отдельные группы, возглавляемые фельдшерами и лазарет, под общей ко­мандой старшего врача, передвигался со скоростью 25-40 верст в сутки.

На время передвижения в ряде лазаретов для приема раненых и больных лоша­дей и оказания им лечебной помощи имелись штатные ячейки. Так, в этапном лазарете одного из корпусов действующей армии, в зависимости от обстоятельств, выдвигались ближе к позиции передовые ветеринарно-фельдшерские этапы для приема раненых и больных лошадей или же выделялись тыловые этапы для оказания лечебной помощи партиям лошадей, следующим за ветлазаретом. На таких этапах имелась повозка для доставки фуража и необходимое ветеринарное имущество для оказания лечебной по­мощи.

Этапные ветеринарные лазареты армии были сформированы через несколько ме­сяцев после начала войны, когда стало ясно, что этапных ветлазаретов корпусов недоста­точно. Последние, особенно при передвижениях или будучи перегружены ранеными и больными лошадьми, с трудом справлялись с лечебной работой. В армиях лазареты были от­крыты приказом Верховного Главнокомандующего от 8 сентября 1914 г. № 47 при шта­бах армии, применительно к положениям об этапных лазаретах корпусов и по штатам последних.

Ветлазареты вначале создаются для обслуживания разных частей армий, не вхо­дящих в состав корпусов, т.е. частей вокруг штаба армии, почему они и назывались «ла­заретами при штабе армии». Однако вскоре они превратились в полном смысле в армей­ские ветлазареты, куда поступали раненые и больные лошади также из этапных ветла­заретов корпусов.

Эти ветлазареты армий располагались в тылу каждой армии. Размещались они обыкновенно в бывших военных конюшнях и фольварках, приспосабливая помещения и создавая необходимые условия для нормальной лечебной работы. В этих лазаретах, бо­лее оборудованных и реже передвигавшихся, лечебная работа находилась на более вы­соком уровне, чем в этапных ветлазаретах корпусов.

Этапные ветлазареты армии, в основном, лечили больных лошадей частей и уч­реждений армии, не входящих в состав корпусов. Кроме того, в эти лазареты поступали из этапных ветлазаретов корпусов раненые и больные лошади, нуждавшиеся в продол­жительном лечении. Из последних лошади поступали чаще при перегрузке и, особенно при передвижении этих лазаретов. В ходе войны выявилась крайняя недостаточность штатов армейских ветлазаретов. Число больных лошадей в лазаретах превышало штат­ную норму в несколько раз, и вследствие этого значительно затруднялось проведение лечебной работы. Так, в этапном ветлазарете штаба 4-й армии обычно лечилось 500-700 лошадей, в лазаретах армий Юго-Западного фронта - до 1000-1500 лошадей. Штатный персонал лазаретов не мог обеспечить такое количество лошадей квалифицированной ветеринарной помощью. В том же ветлазарете 4-ой армии были прикомандированные врач и 6 фельдшеров, 250-300 нижних чинов и обоз из 20 повозок. Лазарет в целях более тщательного ухода за лошадьми и лучшего за ними наблюдения делился на 6 взводов. Взводный назначался из унтер-офицеров, а за неимением последних - из наиболее рас­торопных уборщиков.

В начале войны этапные ветлазареты армий являлись последним этапом эвакуа­ции раненых и больных лошадей. Однако из этих лазаретов, и в этот период войны вы­здоровевшие, но истощенные лошади направлялись в пункты слабосильных лошадей. Кроме того, в отдельных случаях при передвижениях этапных лазаретов армий, по спе­циальным на то разрешениям, проводилась также эвакуация в эти пункты раненых и больных лошадей, стеснявших подвижность лазаретов. С момента появления этапных ветлазаретов фронтов частично открылся новый этап эвакуации.

Этапные ветлазареты фронтов были сформированы еще позднее армейских и рас­полагались в пунктах по указанию начальника ветеринарной части фронта. Обслужива­ли они, в основном, части и учреждения, находившиеся во фронтовом тылу и не вхо­дившие в состав армий; частично в эти лазареты поступали раненые и больные лошади из этапных лазаретов армий. Так, из армейского этапного лазарета N-ской армии в тече­ние 1916 г. было эвакуировано во фронтовой ветлазарет 100 больных лошадей, нуждав­шихся в продолжительном  лечении.

Этапные лазареты фронтов, рассчитанные на содержание до 2000 больных жи­вотных, являлись мощными и надлежащим образом оборудованными лечебными учре­ждениями. В лазаретах имелись, например, специальные отделения для лечения чесо­точных лошадей, а на Западном фронте в 1916 г. был открыт даже второй этапный ветлазарет фронта специально для больных чесоткой лошадей.

Этапные ветлазареты конского запаса располагались глубоко в тылу. Конские за­пасы являлись источником снабжения действующей армии конским составом. В них же лошади проходили фильтр в ветеринарном отношении. Конские запасы начали формироваться в первые месяцы войны в армиях и в военных округах, как в прифронтовых, так и в других. Однако в армиях конские запасы просуществовали недолго.

Через конские запасы прошли многие тысячи лошадей. На Северном фронте по 1 января 1916 г. из конских запасов было отправлено на пополнение частей 172 251 ло­шадь; здесь при отделениях конского запаса имелось 12 этапных ветлазаретов. На Запад­ном фронте в 1916 г. имелось 5 конских запасов, разделявшихся на 29 отделений. За год через конские запасы фронта прошло 139 994 лошади.

Этапные ветеринарные лазареты конского запаса обслуживали одно или не­сколько отделений конского запаса. Они не представляли собой самостоятельных учре­ждений, так как вся отчетность по денежным расходам велась хозяйственной частью конского запаса. В Сибирском военном округе при каждом отделении конского запаса был этапный ветлазарет. В Двинском военном округе имелось 7 этапных ветлазаретов, обслуживающих 20 штатных и 7 нештатных отделений конского запаса.

Ветеринарно-дезинфекционные отряды формировались при штабах армий и кор­пусов в соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего N 115 от 16 февраля 1915 г. Деятельность большинства отрядов началась лишь в апреле-мае 1915 г. Еще позднее были сформированы ветеринарно-дезинфекционные отряды в прифронтовых военных округах, так, в Двинском военном округе инструкция отрядам была утверждена начальником округа только 29 сентября 1916 г. Районами деятельности отрядов были пункты расположения конских запасов и гуртов порционного скота (№ 1 в г. Вели­кие Луки, № 2 в г. Невеле, № 3 в г. Городок, Витебской губернии).

Штат отряда состоял из одного старшего и одного младшего ветеринарных врачей, старшего и 2 младших фельдшеров и 15 нижних чинов - рабочих. При корпусах были отделения отряда, обслуживаемые старшим и младшим ветеринарным фельдшерами и 10 нижними чинами. В отделениях ветеринарный врач не полагался, фактически ими за­ведовали и направляли их деятельность корпусные ветеринарные врачи.

Формирование ветеринарно-дезинфекционных отрядов и их отделений было вы­звано тяжёлой ветеринарно-санитарной обстановкой, сложившейся и на полях сраже­ний, и в тылу частей войск действующей армии. В период боевых действий на поле боя и в тылу оставались не убранными, особенно при передвижении войск, трупы убитых и павших животных; если их и зарывали, то не глубоко и это создавало условия для рас­пространения заразных болезней, как среди животных, так и среди личного состава. Ве­теринарно-дезинфекционные отряды и отделения имели целью навести в этом деле по­рядок и тем содействовать ветеринарно-санитарному благополучию конского состава и гуртов порционного скота.

Отряды, находившиеся при штабах армий, действовали обыкновенно в районе тыла армии и корпусов, обслуживая части войск и учреждения, не входившие в состав корпусов, и район тыловых учреждений армии, а отделения этих отрядов действовали в тыловом районе передовых частей и штаба корпуса и обслуживали районы расквартирования войсковых частей и учреждений корпуса. Для выполнения работ меньшего объ­ема старший ветврач отряда направлял часть отряда с младшим ветврачом, а для уборки одиночных трупов, не требующих исследований, - команду нижних чинов под руково­дством ветфельдшера.

Функции дезинфекционных отрядов были чрезвычайно разнообразны. В целях проведения предупредительных мероприятий отряды и отделения: устанавливали сте­пень благополучия территории расположения войск и при необходимости производили осмотр местного скота; осматривали водоёмы и пастбища для установления их пригод­ности под водопой и выпас лошадей; производили осмотр, приём и выбраковку конского состава частей, не имевших по штату ветеринарных врачей,  и др.

При возникновении заразных заболеваний и обнаружении антисанитарных усло­вий содержания отряды и отделения: производили дезинфекцию конюшенных помеще­ний и дворов; закапывали все неубранные трупы; вскрывали трупы для выяснения при­чин падежа и многое другое.

Пункты слабосильных лошадей были созданы в период войны в тылу действую­щих армий. Они служили для поправки слабых, больных и вообще временно потеряв­ших работоспособность, но годных для службы в армии лошадей. Благодаря индивиду­альному хорошему и усиленному кормлению, хорошему уходу, покою и лечению изну­рённые и больные лошади быстро поправлялись и возвращались в строй. Таким образом, пункты слабосильных лошадей хотя и не являлись формально учреждениями ветери­нарными, но фактически по своему назначению служили именно таким же целям, как и этапные ветеринарные лазареты.

Прибывшие на пункт лошади, прежде всего, поступали в распределительные от­деления, где их осматривали, сортировали и выдерживали несколько дней. Выявленных больных лошадей, направляли в лазареты; неизлечимых и совершенно потерявших ра­ботоспособность немедленно уничтожали; негодных для службы в армии направляли в ближайший сортировочный пункт при этапных ветеринарных лазаретах фронта для ис­пользования в тыловых учреждениях фронта  или для передачи населению; остальные изнурённые лошади распределялись по отделе­ниям пункта. Поправившиеся и выздоровевшие лошади возвращались в свои части.

Ветеринарно-бактериологические лаборатории как самостоятельные учреждения также впервые появились во время этой войны. Однако, несмотря на крайнюю необходимость   проведения   лабораторно-диагностических   исследований,   ветеринарно-бактериологические лаборатории имелись не на всех фронтах и были вообще сформиро­ваны лишь в конце войны. К примеру, ветеринарно-бактериологическая лаборатория армий Западного фронта была создана в августе 1916 г. Личный состав ее состоял из за­ведующего, двух его помощников, делопроизводителя и 19 нижних чинов. Среди по­следних - старший ветфельдшер и 5 младших ветфельдшеров. Для хозяйственных надобностей лаборатории имели 2 обозные лошади. Лаборатории производили исследова­ния присылаемых ветеринарным составом материалов, знакомили ветврачей с совре­менными способами определения сапа и других болезней, а также производили диагно­стические и профилактические прививки.

Лаборатория являлась самостоятельным ветучреждением фронта, имела казенную гербовую печать. Место ее расположения, а в дальнейшем, в ходе военных действий, и перемещение, устанавливалось распоряжением начальника ветеринарной части армий фронта. Вообще же лаборатории располагались в глубоком фронтовом тылу. Вследствие этого они, не могли полностью обслуживать пе­редовые части и соединения. Между тем имелась потребность проведения лабораторно-диагностических исследований непосредственно в соединениях. Так как находившиеся в этапных ветлазаретах бактериологические лаборатории были слабо оснащены (имели только микроскоп, небольшое количество посуды, реактивов), то на Кавказском фронте, где много лошадей болело сапом, трипаносомозом, пироплазмозом, лаборатория этапно­го лазарета Кавказского армейского корпуса была расширена и дополнительно оборудо­вана для проведения серодиагностики и бактериологических исследований. Для работы в лаборатории был прикомандирован ветврач, заведовавший до призыва в армию бакте­риологической лабораторией.

Война потребовала привлечения в армию свыше 2 млн. лошадей, поступивших на пополнение существующих частей и в новые формирования, а так же для восполнения потерь. Только пополнение конского состава в 1915-1917 гг. составляло 1 724 318 лоша­дей. По данным Центрального Статистического Управления на 1 октября 1914 г. в ар­мии состояло - 670 775 лошадей, на 1 января 1915 г. - 1 035 682 лошади, а на 1 сентября 1917 г. - 2 760 000 лошадей, кроме того, к последнему сроку в различных военизирован­ных организациях имелось 404 000 лошадей. Таким образом, на 1 сентября 1917г. числилось 3 164 000 лошадей. Кроме лошадей в армии имелись миллионы голов продовольственного скота.

Колоссальная протяжённость линии фронта и небывалые до этого масштабы войны обусловили разнообразные условия содержания и эксплуатации животных. На­пряженная и интенсивная работа конского состава войск, различные условия боевой об­становки и многоверстные марши, которые совершались в любое время суток и года, в лесах, топях, горах, песках, в бездорожье, нередко при несвоевременном и неполноцен­ном кормлении определяли характер заболеваемости войсковых животных.

Среди заболеваний на первом месте стояли незаразные, связанные, главным обра­зом, с неправильной эксплуатацией, плохой пригонкой седел и упряжи, нарушением кормового режима (недостаток фуража). Нагнеты, механические повреждения, болезни органов движения и общее изнурение, составляли 1 032 904 больных (60,7 % заболев­ших), на 2-м месте - заболевания внутренних органов - 416 853 лошади (24,5 % забо­левших), на 3-м месте - заразные заболевания - 103 750 лошадей и заболевания кожных покровов: главным образом чесотка - 109 324 лошади, а всего 210 074 лошади - (12,8 % заболевших). На 4-м месте собственно боевые потери - раненые огнестрельным и холод­ным оружием 42 463 лошади (2,5 % общей заболеваемости).

Показатели заболеваемости и безвозвратной убыли конского состава по всей ар­мии и отдельно по Северному фронту и IX армии приведены в табл. 1.

 

 

Таблица 1

 

 

За какой период

 

Списочный состав

 

Заболело

и

ранено

Среднесуточное состояние стационарно больных и раненых

 

Безвозвратная убыль

 

 

В абсолютных

цифрах

% к списочному

составу

В абсолютных

цифрах

%   к  списочному

составу

Убито, пропало без

вести, уничтожено

Выбраковано,

оставлено населению

%   к  списочному

составу

1

2

3

4

5

6

7

8

9

П о   в с е й    а р м и и

07.1914-01.01.

1916

1369608

1702294

124,8

63078

4,6

188939

107,232

21,62

 

 

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1916 г.

1522556

1228445

80,7

75817

4,98

88897

нет данных

5,84

Н а  С е в е р н о м   ф р о н т е

07.1914-01.01.

1916

400161

394268

98,52

12169

3,04

26744

нет данных

6,68

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

За 1916 год

250703

193904

77,34

-

-

25343

нет данных

10,11

IX   а р м и я

07.1914-01.01.

1916

97263

121760

125,19

3227

3,32

13517

1717

15,66

 

Из приведенной таблицы видно, что особенно большая заболеваемость была в первые 17 месяцев войны. В этот период число заболевших и раненых превышает спи­сочный состав, т.е. некоторые лошади болели не один раз. Среднесуточное состояние больных показывает, что ежедневно около 5 % лошадей не участвовали в обслуживании войск, так как лечились в лазаретах. Особенно значительные безвозвратные потери были тоже с июля 1914 г. по 1 января 1916 г. За это время потери составили 21,62 % лошадей. В среднем же за год безвозвратные потери к списочному составу составляли 15 % лоша­дей. О числе выбракованных и оставленных населению лошадей в 1916 г. нет данных. Однако если считать, что за этот период процент выбракованных и оставленных населе­нию лошадей, такой же, как до 1 января 1916 г., т.е. составляет 8 % к списочному соста­ву, или равен проценту выбракованных и переданных населению на Северном фронте за 1916 г., т.е. 7 % списочного состава, то все безвозвратные потери в 1916 г. составят около 13 %. Таким образом, безвозвратные потери в 1916 г. по сравнению с предыдущим пе­риодом были меньше.

Следует отметить, что убыль лошадей вызывалась большей частью переутомлением и ис­тощением. Непосильная работа конского состава по плохим дорогам и необеспеченность фуражом приводили к быстрому истощению лошадей. Так, только на Северном фронте с июля 1914 г. по январь 1916 г. было зарегистрировано 18 130 истощенных лошадей, из них пало и пристрелено 5 624 лошади, а в 1917 г., вследствие, главным образом, недос­татка фуража, истощенных числилось 20 643 лошади, из них пало 9 118 и пристрелено 264, т. е.  безвозвратная убыль составляла почти 50 %  истощенных.

Снабжение конского состава фуражом было достаточным только в первые меся­цы войны. В дальнейшем, начиная с осени 1915 г., когда военные действия происходили на территории, уже опустошенной войной, создалось тяжелое положение со снабжением конского состава фуражом. Например, на Юго-Западном фронте в феврале-апреле 1915 г. из-за недостатка сена и зерна лошади поедали солому с крыш крестьян­ских хат, древесную кору, заплесневелый корм. Особенно тяжелое положение с кормом было в конце войны. В 1917 г. нередко отпуск фуража интендантством не производился по несколько дней, местные же ресурсы были использованы почти полностью. Недопо­лучение положенной дачи фуража в период войны являлось обычным явлением. Осо­бенно часто ощущался недостаток объемистого фуража, а  временами - и концентриро­ванного корма. Между тем, нужды фронта в фураже росли с каждым годом. Так, общая потребность фронта в фураже с 52 млн. пудов в 1914 г. увеличилась до 300 млн. пудов в 1916 г. Тяжелая работа, выполнявшаяся конским составом, и перебои с кормлением его, приводили к тому, что многие лошади погибали главным образом, именно от истощения.

Ковка конского состава в первые месяцы войны, когда части были обеспечены кузнечно-ковочным материалом и принадлежностями, особенно в кадровых частях, имевших опытных кузнецов действительной службы, была на должном уровне. Но ко­гда этот запас был израсходован, некоторые части оказались в тяжёлом положении. Приходилось приобретать подковы местного производства, не считаясь с качеством же­леза и правильностью их выделки, или поручать делать подковы ковочным кузнецам частей. Только с начала 1915 г. снабжение войск подковным материалом начало налажи­ваться, и постепенно недостаток в нём был устранён.

В некоторых частях и учреждениях качество ковки страдало из-за нехватки куз­нецов. Если даже в мирное время в эскадронах и сотнях на 120 лошадей полагалось по четыре кузнеца, то в военное время в транспортах обозных батальонах, корпусных про­довольственных транспортах, в дивизионных обозах на 300-400 лошадей имелось только по два кузнеца.

Подготовка недостающих кузнецов и переподготовка штатных кузнецов осуще­ствлялась в специально создаваемых учебных кузницах (в частях, где имелся ветери­нарный врач) или в учебных кузницах этапных ветлазаретов корпусов армий (в частях, не имевших  по штату ветврачей). По приказу начальника штаба Верхов­ного Главнокомандующего от 1 февраля 1916 г. были сформированы учебные кузни­цы по самостоятельным штатам, с 4-х месячным сроком обучения. Осуществлением таких мероприятий недостаток ковочных кузнецов был в значительной мере пополнен, что дало возможность состояние ковки держать на удовлетворительном уровне.

По данным А.А. Веллера, в первый период войны на 100 лошадей, получивших ранения, 49 погибали на месте ранения, и только 51 лошадь поступала в лазареты, в 1916 г. преимущественно в позиционный период войны, поступало 69 лошадей. Если об­щая выздоравливаемость в ветеринарных лазаретах до 1 января 1916 г. составила 92 %, то при повреждениях от огнестрельного оружия – 79 %, при ранениях холодным оружием - 80,8 %.

К началу войны состояние конского состава армии было неблагополучным. До 5 % кадровых лошадей имели заразные заболевания. Вследствие запрещения применять маллеинизацию, оставалось не выявленными много животных с хроническими формами сапа. Большой контингент мобилизованного конского состава поступал из районов, не­благополучных по заразным заболеваниям. Кроме того, территория, на которой развер­нулись военные действия, была также неблагополучна по заразным заболеваниям.

Заразные заболевания в ходе войны получили широкое распространение, чему способствовал ряд факторов. Ветеринарная разведка населенных пунктов проводилась очень редко, и вследствие этого неблагополучный по эпизоотиям скот местного населе­ния являлся причиной заноса заразных заболеваний в войска.

Несмотря на то, что заразные заболевания имелись в районах расположения вой­сковых частей, как правило, ветеринарный состав частей не принимал участие в борьбе с эпизоотиями. Источником заражения нередко являлись трофейные лошади, среди кото­рых преобладали заболевания сапом и чесоткой. В свою очередь, кадровые больные ло­шади своевременно и надлежащим образом не изолировались, оставались в частях и, следовательно, являлись источником распространения инфекции, как среди конского со­става войск, так и животных местного населения. Кроме того, вообще противоэпизоотические мероприятия в частях проводились несвоевременно и нерешительно. Всё это и привело к большому распространению эпизоотий сапа и чесотки. Заболевших сапом в 1914-1915 гг. было 7 404 лошади. В дальнейшем заболевание сапом из года в год увеличива­лось. Так, в 1917 г. только на Северном фронте уничтожено и пало 2 099 сапных лошадей - 0,85 % к списочному составу. Но особенно большое распространение получила чесотка. С июля 1914 г. по 1 января 1916 г. заболело чесоткой 106 324 лошади. К списочному составу заболевание чесоткой в эти годы составило 7,07 %, что в 70 раз больше чем в 1908 г., когда больных чесоткой было всего 0,11 %.

Для снабжения армии мясом в период войны потребовалось около 32 млн. голов крупного рогатого скота. Таким образом, расходовался на мясо ежемесячно в среднем 1 млн. голов продовольственных животных. Снабжение армии скотом и мясом  произво­дил отдел заготовок департамента земледелия. Однако при проведении заготовок не все­гда учитывалось благополучие того или иного района по заразным заболеваниям. В ре­зультате из губерний и областей Сибири, неблагополучных по повальному воспалению легких, больной скот вывозился в прифронтовые районы и заражал там местный скот «повалкой». Скот из других районов, неблагополучных по повальному воспалению лег­ких, также перегонялся без ветеринарного  осмотра, заражая здоровый скот по пути следования и в местах откорма.

В действующей армии для содержания скота имелись гурты в корпусах и армиях, а также и в прифронтовых военных округах. Иногда в корпусах было по несколько корпусных гуртов, а в некоторых создавались также и дивизионные гурты. Так, в Северном фронте с 1 января 1916 г. состояло 16 армейских, 17 корпусных, 4 дивизионных, 1 крепо­стной и 40 гуртов Двинского военного округа. Число животных в некоторых гуртах достигало 1 тыс. голов, вместо предполагавшихся 250-300 голов. В корпусных гуртах для ветеринарного обслуживания имелся штатный ветфельдшер. Общий же ветнадзор за гур­том осуществлял ветврач корпусного продовольственного транспорта. Он же обычно участвовал в корпусной комиссии при приемке скота в гурт. Гурты находились в ведении корпусных интендантов и  размешались в тылу расположения корпусов. В гуртах со­держался скот, предназначенный для довольствия частей. Пополнение гуртов произво­дилось из армейских гуртов, покупкой у местных жителей и частично путем реквизиции.

В армиях содержалось по несколько гуртов, обслуживающихся штатным ветфельдше­ром. В случае развития среди скота эпизоотии (ящура) весьма часто в гурты командиро­вали ветврачей из частей армий, хотя при общем недостатке врачей в частях, это ослаб­ляло ветобеспечение войск. Гурты располагались в армейском тылу, на значительном удалении от линии фронта. Пополнялись они из гуртов прифронтовых военных округов, а затем путем покупки и реквизиции.

Корпусные и армейские гурты часто перегонялись с места на место, поэтому для них не всегда находились подходящее помещение и достаточное количество фуража. В летние месяцы скот, как правило, содержался на пастбищах и довольствовался под­ножным кормом. В холодное время года - размещался в сараях, хлевах, загонах, и в ряде случаев под тесовыми навесами со стенами из сосновых или еловых веток. Только с пе­реходом на зимнее содержание отпускалось на голову в день 30 фунтов сена, и выдава­лись жмыхи и корнеплоды. При таких условиях содержания и кормления во многих гур­тах скот доходил до истощения, что в свою очередь приводило к значительной смертно­сти. Не лучше обстояло дело и в гуртах, находившихся в военных округах. Плохое со­держание и уход, истощение и заразные болезни (эпизоотия ящура) являлись причинами гибели десятков тысяч голов скота.

В войсковых частях и учреждениях порционный скот обычно выдавался из гуртов в живом виде. В частях для убоя нередко организовывались специальные полевые бой­ни. Ветеринарно-санитарный контроль на таких бойнях, предубойный и послеубойный осмотр производился ветврачами частей и учреждений. Вся же хозяйственная часть по­левых боен находилась в ведении частей и учреждений, при которых имелись эти бойни. Существовало положение, что на каждую убитую на мясо голову скота должен быть со­ставлен акт осмотра, подписанный офицером и ветврачом, и приложен как оправдатель­ный документ к отчетности части. При значительной разбросанности подразделений частей, особенно в артиллерии  (на десятки верст), ветврачи не всегда имели возмож­ность производить ветеринарно-санитарный осмотр продовольственного скота и были вынуждены подписывать акты осмотра, не видя скота.

В тыловых районах убой скота производился на городских скотобойнях, обычно под надзором ветврачей гражданского ведомства. Однако на некоторых бойнях осуще­ствлялся военными ветврачами.

В начале войны снабжение действующей армии ветеринарным имуществом про­изводилось, как и в период русско-японской войны, из медицинских аптек и магазинов. После ряда ходатайств, приказом Верховного Главнокомандующего 15 ноября 1914 г. № 163 учреждаются на Юго-Западном фронте полевые ветаптеки в Львове и Бресте. Глав­нокомандующему армиями фронта предоставлялось право перемещать аптеки в зависи­мости от хода военных действий. В дальнейшем аптека из Львова передислоцируется в Миргород, из Бреста в июле 1915 г. переводится на Северо-Западный фронт в Великие Луки, а с возникновением Северного фронта входит в его состав. 5 января 1915 г. фор­мируется еще одна аптека (на Западном фронте), а 18 марта и  7 ноября 1915 г. - 2 ветеринарных аптечных магазина. По данным Ветеринарного управления армии, к 1 ноября 1917 г. для снабжения войск ветеринарным имуществом на фронтах функционировало 6 полевых ветеринарных аптек и в Киеве - ветеринарный аптечный магазин.

Штат аптеки был следующий: управляющий и его помощник (фармацевты), 2 младших фармацевта, 6 аптечных фельдшеров, писарь и 19 нестроевых. Штат магазина состоял из управляющего, старшего и младшего фармацевта, бухгалтера, 6 фельдшеров, 4 писарей и 18 нестроевых. Однако такой личный состав обычно не справлялся со свое­временной заготовкой и отпуском ветеринарного имущества для многочисленных час­тей фронта. Поэтому в 1915 г. штат аптек фронта был увеличен почти в 2 раза. При апте­ках и магазинах имелись мастерские для поделки укупорочных ящиков, мастерские для изготовления ременных повалов, чехлов для наборов и переметных ветеринарных сумок, лаборатория для изготовления в ампулах стерильных растворов сильнодействующих медикаментов.

В период войны кредиты на ветеринарное снабжение выделялись по мере надоб­ности из военного фонда параграфа «особо последнего» сметы, причем каждый раз тре­бовалось ходатайство Ветеринарного управления армии перед канцелярией военного министерства. Исполнительная комиссия при министерстве определяла размер кредитов и порядок вы­полнения заказов. Завод военно-врачебных заготовлений являлся основным поставщи­ком. Санитарный отдел промышленного комитета заготовлял предметы ветеринарного довольствия по заявкам ветуправления армии.

Пополнение израсходованного ветеринарного имущества аптек передовых, обоз­ных, и этапных ветлазаретов, ветеринарно-фельдшерских аптек, производилось по уста­новленным в 1908 г. каталогам и нормам приказа по военному ведомству № 529. Инст­рументы и наборы, как по качеству, так и по количеству, в основном, удовлетворяли по­требности войск. Только некоторый инструментарий был низкого качества (зубные рашпили имели плохую насечку, шприцы пропускали содержимое и т.п.). Однако каче­ство медикаментов и перевязочных материалов, предусмотренное нормами на 1 месяц, как правило, оказывалось недостаточным. Нередко отдельные медикаменты (креолин, йодистый калий и др.) расходовались за 3-4 дня. Кроме того, в ассортименте установлен­ных каталогом медикаментов одних препаратов совсем не было, другие имелись в огра­ниченном количестве. Например, отсутствовали в каталоге салициловые препараты, ртутная мазь, масла, спирт для растворов и другие крайне необходимые средства; алкалоидов было ограниченное количество; мало было противочесоточных средств. Вследствие этого ветврачи приобретали ветимущество за счёт хозяйственных сумм. Частями 9 ар­мии в процессе войны было закуплено имущество, не положенное по каталогу: медика­менты - 252 наименования, хирургический инструментарий - 80 наименований и перевя­зочные предметы - 25 наименований.

Некоторые ветврачи при недостатке медикаментов обращались за ними на склады Красного Креста и Земского Союза. Эти склады обычно охотно и бесплатно отпускали имевшиеся у них средства.

Несмотря на это, все же после сформирования ветаптек и магазинов войсковые части и учреждения получали предметы ветеринарного довольствия в общем скорее и аккуратнее, чем в начале войны, когда снабжение шло через медицинские учреждения.

В заключение следует отметить, что ветеринарная служба русской армии вступи­ла в первую мировую войну, не учтя должным образом опыт русско-японской войны, имея недоработанный план построения сети  ветучреждений на военное время. Органи­зационные мероприятия проводились уже в ходе войны. Такое положение несколько  снижало продуктивность работы военной ветеринарии.

Отсутствие определённых, строго установленных принципов обслуживания в  полевой обстановке и  ведения  лечебной работы, при почти полном игнорирова­нии широких профилактических мероприятий и обособленности от общей работы по ветеринарному оздоровлению страны, привело к значительному распространению в вой­сках заразных заболеваний. Заболевания конского состава сапом и чесоткой увеличились по сравнению с довоенным периодом в десятки раз.

Подчинение органов военно-ветеринарной службы действующей армии началь­никам различных не ветеринарных учреждений - заведующих ветеринарной частью - начальникам этапно-хозяйственных отделов штабов армий, начальников ветеринарной части армий фронта - главным начальникам снабжения - приводило к нарушению единства управления военно-ветеринарной службы. Вместе с тем Ветеринарное управле­ние армии по сути дела не руководило лечебно-профилактическими мероприятиями, и было оторвано от фронтов и фронтовых ветеринарных управлений.

Несмотря на установившееся в ходе войны правильное эшелонирование ветери­нарных лазаретов: передовые, обозные, корпусные, этапные армейские, этапные фрон­товые  - эти лазареты не являлись полностью и во всех случаях звеньями единой эвакуаци­онной цепи. Во многих случаях соблюдался пагубный принцип «лечения на месте» лошадей только своей части или близко расположенных частей и учреждений. Следова­тельно, отсутствовало правильное ветеринарно-тактическое использование лечебных учреждений, а это приводило к переполнению отдельных лазаретов ранеными и боль­ными лошадьми, особенно в узловых пунктах коммуникаций. Вместе с тем, несмотря на крайнюю необходимость, не было специальных эвакуационных средств и учреждений.

Подготовку в войсках низшего звена ветеринарных специалистов - ветеринарных санитаров для замещения должностей ветеринарных фельдшеров нельзя считать жела­тельной (кратковременность их обучения). Однако такая подготовка целесообразна для ветеринарных  лазаретов, как дающая квалифицированных санитаров.

Созданные впервые в ходе войны для самостоятельного обеспечения войск вете­ринарным имуществом полевые ветеринарные аптеки и аптечные магазины  наладили быстрое и аккуратное снабжение частей учреждений ветеринарным имуществом.

Оценивая деятельность русской военной ветеринарии в первую мировую войну,  нельзя не признать, что в целом  военно-ветеринарная часть русской  армии в значительной мере  выполнила возложенные на нее задачи по сохранению конского состава и поддержанию его боеспособности.  Имеющиеся данные ветеринарных отчетов за годы первой мировой войны, а также материалы о состоянии  ветеринарного обеспечения в армиях других воюющих государств свидетельствуют, что эффективность лечебной работы в русской армии была на достаточной высоте.  За 1914-1915 гг. выздоровело и возвращено в войска 84,5 %  болевших лошадей (в английской армии, находящейся в Европе, выздоравливаемость лошадей была всего 63,33 %); среднесуточное состояние стационарно больных лошадей составляло 4,6 % всего списочного состава (в английской армии процент больных животных был 10,04-15,23 %).

Благодаря напряженной и самоотверженной работе ветеринарных специалистов убыль конского состава в русской армии составляла всего около 30 % (за 2,5 года войны),  в то время как в английской – 41 %, французской – 76 %.  В то же время громадные цифры потерь животных во время войны явились результатом недооценки  роли ветеринарной службы, которое  имело место  не только в  русской армии, но и в армиях иностранных государств и размер этих потерь был обратно пропорционален степени налаженности ветеринарной службы.

Опыт ветеринарного обеспечения в годы первой мировой войны заставил   переменить взгляд на роль и значение военной ветеринарии, он позволил пересмотреть организационные  формы последней в соответствии с теми требованиями, какие предъявляет армия и страна в военное время. Этот опыт был учтен при формировании на новых организационных  принципах военно-ветеринарной службы Рабоче-Крестьянской Красной Армии, которой в 2018 году исполняется 100 лет, а военной ветеринарии 312 лет.

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕТЕРИНАРНАЯ-СЛУЖБА-РУССКОЙ-АРМИИ-В-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ-1914-1918-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Виталий Петрович ВетровContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Genvssl

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В.П.Ветров, А.Н. Авдиенко, ВЕТЕРИНАРНАЯ СЛУЖБА РУССКОЙ АРМИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914-1918 гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 01.07.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЕТЕРИНАРНАЯ-СЛУЖБА-РУССКОЙ-АРМИИ-В-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ-1914-1918-гг (date of access: 18.07.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В.П.Ветров, А.Н. Авдиенко:

В.П.Ветров, А.Н. Авдиенко → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Rating
1 votes

Related Articles
Центральный Совет МОО Ветеранов Тыла Вооруженных сил Российской Федерации (МТО ВС РФ) сердечно поздравляет полковника ветеринарной службы ЗАНОЗИНА АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА с Днем Рождения, его 97 - летием! Желает доброго здоровья и прекрасных дней на пороге Столетия! Действующий состав и Ветераны Тыла ВС РФ, в частности Военной ветеринарии, любят, уважают, чтут Заслуги уважаемого Ветерана и самого крайнего участника Великой Отечественной войны в военной ветеринарии - АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА! Передают нынешнему поколению все его наставления, заветы и пожелания! Заместитель председателя Центрального Совета Ветеранов Тыла ВС РФ, генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров
За годы службы В.П. Ветров принимал непосредственное участие в ряде сложных мероприятий. Так, он участвовал в ликвидации последствий африканской чумы свиней в Республике Куба, был в составе гидрографических экспедиций в зоне южной Атлантики, руководил этнографическими экспедициями на Курилах, Сахалине, Камчатке, Чукотке. В 1981 году участвовал в ликвидации последствий тайфуна «Дора». Прошел Афганистан, Чернобыль. А еще Виталий Петрович – автор около 150 научных работ, имеет 13 авторских свидетельств. Под его непосредственным руководством разрабатывались символика и геральдика органов Государственной ветеринарной службы Российской Федерации.
Ветеринарно-санитарное обеспечение одно из видов материально-технического обеспечения (МТО) Вооруженных Сил Российской Федерации, которое представляет собой комплекс мероприятий, проводимых ветеринарно-санитарной службой в целях защиты здоровья личного состава от заразных болезней, общих для человека и животных, пищевых отравлений (поражений) и поддержания эпизоотического благополучия войск (сил флота). Статья В.П. Ветрова "БОЛЬШАЯ АПТЕКА" тайной войны, опубликованная в журнале АРМЕЙСКИЙ СБОРНИК, № 2 и № 3, 2019 года
День 10 августа 1910 года признан, днем создания органа управления ветеринарно-санитарной службы Вооруженных Сил Российской Федерации. Ветеринарно-санитарный надзор в Вооруженных Силах, учитывая его не только экономическую, но и социальную значимость, должен осуществляться в полном объеме, достаточными и квалифицированными силами. Что естественно тесным образом должно быть увязано и обеспечиваться, состоянием материальной базы, единой системой подчиненности сверху до низу. Организацией работы с кадрами, выполнением комплекса надзорных, ограничительных, общих охранно-карантинных мероприятий и решением многих других вопросов, за которые отвечает ветеринарно-санитарная служба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Исследования показывают, что каждый час транспортировки лошади для самой лошади равноценен часу шага под седлом.. Часто задается вопрос: «Как много должна терять в весе,Лошадь во время транспортировки в трейлере?». Правильный ответ – «нисколько».
Комплектование Вооруженных Сил бывшего Со­ветского Союза военно-ветеринарными врачами в послевоенный период до 1956 г. осуществлялось вы­пускниками Военно-ветеринарного факультета при Мо­сковской ветеринарной академии, а затем, до 1966 года, - добровольцами, окончившими гра­жданские ветеринарные заведения, и призванными на службу военкоматами. Проблему некомплекта ветеринарных кадров армии и офицеров ветеринарной службы запа­са, решением Совета Министров СССР, должна бы­ла разрешить организация специального ветеринарного цикла (1966 г.) на общевойсковой кафедре в Алма-атинском зооветеринарном институте (АЗВИ).
Возвращаясь к ветеринарным первопроходцам «Чернобыльцам», необходимо отметить, что возглавили эту доселе малоизвестную и героическую страницу военных ветеринаров, по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС непосредственно на местах, начальники ветеринарной службы; - КВО полковник ветеринарной службы П.М. Кузьменков; - БВО подполковник ветеринарной службы В.П. Ветров; - ПрикВо подполковник ветеринарной службы А.В. Высоцкий. Начальник ВВО МО СССР генерал-майор медицинской службы О.С. Беленький. А также, представители центра; подполковник ветеринарной службы В.А. Синицкий, В.И. Самарин, капитаны ветеринарной службы В.Н. Лысаков, П.П.Самойлов, служащие СА В.М Караваев, В. Витвин и многие другие.
Ветеринарно-санитарная служба Вооруженных Сил Российской Федерации является одной из ста­рейших служб Российской армии и имеет большую и славную историю. Ее начало положено 12 июля 1707 г. указом Петра I об учреждении в кавалерии Российской армии ветеринарных специалистов (коновальных мастеров).
О книге "300 ЛЕТ ВОЕННОЙ ВЕТЕРИНАРИИ РОССИИ" Материал книги размещен в каждой статье, соответствующей номеру папки, в количестве от двух до 40 фотографий. Он соответствует содержанию каждой статьи, а также описываемым событиям и реальным лицам, во времени и пространстве. Размещаются фотографии в книге по существующим нормам и традициям полиграфии. При подборе фото материала, а его более 900 графических файлов, приоритет отдается фотографиям наилучшего качества. Ответственный и исполнительный редактор, по подготовке материала генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров
Из нашего исторического экскурса видно, что за трехвековой путь развития военная ветеринария в России стала наиболее стабильной военной структурой в Вооруженных Силах. По оценке Российской академии наук, такой статус военная ветеринария сохранит и в будущем.

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЕТЕРИНАРНАЯ СЛУЖБА РУССКОЙ АРМИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914-1918 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones