Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9404

Share with friends in SM

С. ЦИРЕЛЬ, доктор технических наук, главный научный сотрудник ОАО "ВНИМИ"

В российской экономике и, более того, во всей жизни страны одновременно сосуществуют две тенденции. С одной стороны, хотя и непоследовательно, но все же продолжаются либеральные преобразования - от акционирования научных учреждений до монетизации льгот, причем за последние годы были проведены такие реформы, которые в 1990-е годы были бы отвергнуты как непопулярные и не соответствующие народным настроениям. С другой - быстро набирает силу противоположная тенденция - рост государственного вмешательства во все сферы жизни общества. В наибольшей мере она затронула политические аспекты, но в немалой степени коснулась и экономики - от "дела ЮКОСа" и общего роста доли государственного сектора в добывающей промышленности до усиления неформального бюрократического контроля за мелким бизнесом.

Нарастание второй тенденции заставляет вновь возвратиться к вопросу о пользе и вреде государственного участия в экономической жизни. Как известно, на этот счет существуют разные точки зрения, причем в России наиболее популярны полярные взгляды. Либертарианцы, ссылаясь главным образом на опыт западных стран и особенно Ирландии, но также Китая и Кореи, доказывают, что чем меньше участие государства в экономической жизни, тем больше экономические успехи. Наиболее радикальные воззрения характерны для А. Илларионова1, назвавшего долю государственных расходов в ВВП в районе 18 - 21% оптимальным уровнем, при котором Россия может достигнуть наибольших экономических успехов. Их оппоненты2, напротив, считают, что только усилия государства и массированное государственное вмешательство способны сделать рыночную экономику успешной, причем их аргументы, как правило, основаны также на опыте западных стран ("новый курс" Ф. Рузвельта, шведский социализм), стран ЮВА и в первую очередь того же Китая. Наиболее радикальные дирижисты отводят рынку подчиненную роль и настаивают на деприватизации не только добывающей промышленности, но и всей тяжелой индустрии. Опросы

1 Илларионов А. Как Россия потеряла XX столетие // Вопросы экономики. 2001. N 1; Илларионов А., Пивоварова Н. Размеры государства и экономический рост // Вопросы экономики. 2002. N 9.

2 См., например: Львов Д. Экономика России, свободная от стереотипов монетаризма // Вопросы экономики. 2000. N 2; Делягин М. Идеология возрождения: Как мы уйдем из нищеты и маразма. М.: Форум, 2000; Глазьев С. Благосостояние и справедливость: Как победить бедность в богатой стране. М.: Б. С. Г. -ПРЕСС, 2003.

стр. 100

общественного мнения3 неизменно показывают, что вторая точка зрения пользуется большей популярностью. В сочетании с тенденцией усиления государственного контроля за экономическими процессами это делает прогнозы экономического будущего России все более и более неопределенными.

В наши задачи не входит прогнозирование путей трансформации российской экономики4, целью данной статьи является анализ влияния государственного вмешательства в экономику и социального неравенства на темпы экономического роста. Нам представляется, что примеры отдельных стран не могут служить полноценными аргументами в подобном споре - более точное представление может дать мировая статистика на протяжении последних 30 - 40 лет.

Прежде чем сопоставлять темпы роста ВВП с долей государственных расходов в нем, необходимо оговорить, что участие государства в экономике не сводится к бюджетным расходам. Согласно классификации, составленной Е. Ясиным5, "бремя государства" состоит из трех основных частей.

1. Совокупные государственные расходы, включающие федеральный (центральный) и региональные бюджеты, а также социальные и прочие государственные фонды.

2. Государственный сектор экономики, с одной стороны, компенсирующий провалы рынка, но, с другой - часто коррумпированный и малоэффективный.

3. Немонетарные и/или неформальные воздействия на бизнес:

- регулирование рынка, административные барьеры, злоупотребление властью - "белая зона";

- нелегальные принудительные поборы с бизнеса на благие цели (построить мост, школу, закупить оборудование и т. п.) - "серая зона";

- коррупция, взятки чиновникам - "черная зона".

Другая классификация государственного вмешательства в экономику предложена разработчиками индекса экономической свободы6 и включает 50 показателей, собранных в 10 основных индексов.

1. Величина импортных пошлин.

2. Фискальная политика - налоги на корпорации и изменение доли государственных расходов в ВВП.

3. Прямое вмешательство в экономику - пункты 1 и 2 в классификации Е. Ясина.

4. Валютная политика и инфляция.

5. Ограничения для иностранных инвестиций.

6. Открытость банковской и финансовой систем.

7. Государственное регулирование цен и зарплат.

8. Уровень защищенности частной собственности.

9. Бюрократическое регулирование рынка и простота открытия нового бизнеса.

10. Уровень коррупции.

3 См., например, опросы Левада-центра, проведенные осенью 2004 года (www.levada. ru/press/2004070702.html, www.levada.ru/press/2004073007.html), в которых приблизительно 25 - 30% опрошенных в числе важнейших задач правительства называло деприватизцию крупных предприятий и менее 10% - продолжение курса приватизации и рыночных реформ. В 2006 году лишь 12% считали, что "построение открытой конкурентной экономики" входит в число важнейших политических задач, отвечающих интересам своей семьи, и 40% - "защиту отечественного производителя" (www.levada.ru/press/2006042701 .html).

4 Некоторые прогнозы автора можно найти в работе: Цирель С. Рыночная экономика и типы потребления // Экономический вестник Ростовского университета. 2004. Т. 2, N 1.

5 Ясин Е. Бремя государства и экономическая политика (либеральная альтернатива) // Вопросы экономики. 2002. N 11.

6 Miles M. A., Feulner, E. J., O'Grady M. A., Eiras A. I. 2005 Index of Economic Freedom (www.heritage.org/research/features/index/).

стр. 101

Как легко видеть, обе классификации ориентированы в первую очередь на внешние проявления государственного вмешательства, поддающиеся формализованному учету. При этом одной из важнейших сторон отношений бизнеса и государства не уделяется достаточно внимания. Речь идет о свободе собственников и топ-менеджеров при принятии важных решений - связаны они лишь законами и обычаями своей страны или вынуждены в той или иной мере следовать советам и указаниям представителей власти. Основа зависимости бизнеса от власти может быть весьма различной - от вполне легальных рекомендаций правительства и пятилетних планов в Корее в 1960 -1970-е годы до членства собственников в коммунистической партии в Китае или неурегулированных прав собственности и избирательного применения юридических норм в России. В большей мере неформальные показатели учитывает индекс экономической свободы (EFW Index) института Фрейзера7 (с 1970 года); в число частных показателей входит даже время, которое проводит высшее руководство компаний в беседах с государственными чиновниками.

К сожалению, проблема длинных рядов сопоставимых оценок существует не только для неформальных, но и для формализуемых показателей. Подсчет индексов экономической свободы по современной методике ведется только с 1993 - 1995 гг., а собрать сопоставимые данные по всем видам государственного вмешательства в экономику, как показывает опыт института Фрейзера, весьма затруднительно. Более того, для длительных периодов в базе данных Всемирного банка указаны даже не полные государственные расходы, а лишь расходы центральных правительств. Однако, полагая, что отношение расходов центральных правительств к совокупным государственным расходам является более или менее постоянной величиной, на основании этих данных можно проследить, как менялось влияние доли государственных расходов на экономический рост. На рисунке 1 представлены коэффициенты корреляции этих двух величин, причем для сокращения влияния краткосрочных факторов при вычислении коэффициентов корреляции использовались скользящие средние по пятилетним интервалам.

Как видно, характер влияния доли государственных расходов на экономический рост существенно меняется с течением времени: слабое положительное влияние в 1960-е годы сменяется отрицательным, достигающим заметной величины в конце 1970-х - первой половине 1980-х годов, после чего тенденция снова меняется, и в течение последнего времени вовсе не отмечается никакой значимой корреляции.

Более полную информационную картину можно получить по странам ОЭСР, где известны суммарные государственные расходы, а прочие формы государственного участия в экономике менее распространены, чем в странах с низкими значениями душевого ВВП. На рисунке 2 пред-

Коэффициент корреляции темпов роста душевого ВВП и отношения государственных расходов к ВВП

Источник: World Development Indicators 2002 / World Bank; расчеты автора.

Рис. 1

7 Economic Freedom of the World / 2006 Annual Report by J. Gwartney, R. Lawson, W. Easterly. Vancouver, 2006.

стр. 102

ставлены изменения коэффициентов корреляции темпов роста ВВП и доли государственных расходов в странах ОЭСР за последние 30 лет. Легко видеть, что коэффициенты корреляции также существенно варьируют год от года, но тем не менее на этом фоне ясно вырисовывается сходная картина - U-образный характер кривой, усиление отрицательной корреляции в 1980-е годы и значительное ее снижение в последние 10 - 12 лет.

Вместе с этим имеются и существенные отличия. Для всего мира среднее значение коэффициента корреляции близко к нулю, в то время как в развитых странах корреляция на протяжении всего исследуемого периода носит негативный характер, причем в середине 1980-х годов (именно перед началом перестройки в СССР) этот фактор определял не менее половины дисперсии. Кроме того, наблюдается некоторое запаздывание смены тенденций в развитых странах по отношению ко всему миру, однако наиболее интересный для нас феномен, имеющий место для обеих выборок, - это резкое снижение либертарианской отрицательной корреляции в последние десять лет.

Более подробный анализ показывает, что отрицательная корреляция в первую очередь определяется показателями лидеров экономического роста - Ирландии и Кореи8. Исключение Ирландии, Кореи, а также, для чистоты эксперимента, стран Восточной Европы и Люксембурга обусловливает получение совсем малых значений коэффициента корреляции в 1990-е годы (рис. 3, вычисление скользящих средних величин не производилось). Если учесть, что отрицательная корреляция между ростом доли государственных расходов и темпом роста ВВП определяется не только отрицательным влиянием вмешательства государства на развитие экономики, но и обратной зависимостью затрат на социальные программы от уровня безработицы, то легко прийти к выводу о почти полном затухании данной зависимости даже в странах ОЭСР (кроме Ирландии и Кореи) на протяжении 1990-х годов.

Коэффициент корреляции темпов роста душевого ВВП и отношения государственных расходов к ВВП в странах ОЭСР

Источник: OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора.

Рис. 2

Коэффициент корреляции темпов роста душевого ВВП и отношения государственных расходов к ВВП в странах ОЭСР без Ирландии, Кореи и стран Восточной Европы

Источник: OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора.

Рис. 3

8 Кстати, в Корее на фоне малых государственных расходов широко распространены немонетарные формы государственного вмешательства в экономические процессы, хотя несколько сократившиеся со времен корейских пятилеток.

стр. 103

К близким выводам приводит и анализ данных Всемирного экономического форума (см. табл. 1), в которой представлены общие и частные (с исключением зависимости от душевого ВВП) коэффициенты корреляции для 80 стран.

Таблица 1

Коэффициенты корреляции темпов роста душевого ВВП в 1998 - 2001 гг. и отношения государственных расходов к ВВП

Страны, сопоставимые с Россией

Развитые

страны, от США до Португалии

Все страны

общий

частный

общий

частный

общий

частный

1998

0,06

-0,09

-0,18

-0,19

0,04

-0,12

1999

0,22

0,00

-0,23

-0,23

0,06

-0,12

2000

0,18

0,00

-0,23

-0,24

0,05

-0,09

2001

0,28

0,11

-0,20

-0,20

0,15

0,02

-----

Источник: The Global Competitiveness Report, 1999 - 2003 / World Economic Forum; расчеты автора.

Одно из широко распространенных объяснений данного явления заключается в том, что причины ослабления корреляции лежат не в каких-то глубоких изменениях, а в общем снижении уровня государственных расходов и отдалении от опасной черты (причем расположение этой опасной черты существенно зависит от традиций страны). Однако статистические данные свидетельствуют о том, что указанная причина не может быть основной. Во-первых, в течение последних 10 - 15 лет государственные расходы в странах ОЭСР претерпевали достаточно сложные изменения, не сводящиеся к монотонному снижению государственных расходов (рис. 4). Во-вторых, зависимость среднего темпа экономического роста в странах ОЭСР от среднего уровня государственных расходов (R2 = 0,05 - 0,08) слишком слаба, чтобы быть главной причиной указанных изменений.

Более убедительным представляется подход, связывающий этот эффект с влиянием на экономический рост не самого отношения государственных расходов к ВВП, а его динамики9. До начала 1990-х годов коэффициенты корреляции снижения доли государственных расходов и темпов роста ВВП составляли в странах ОЭСР в среднем 0,4 - 0,7, однако положительный эффект снижения государственных расходов сказывался короткое время, соответствующие коэффициенты корреляции в следующем году составляли лишь 0,3 - 0,5. Тем не менее после 1993 г. и эта тенденция существенно ослабла (рис. 5).

Отношение государственных расходов к ВВП в странах ОЭСР

Источник: OECD Economic Outlook Database, 2004.

Рис. 4

9 Как легко видеть, тенденции изменения размеров государственных расходов и коэффициентов корреляции очень близки между собой.

стр. 104

По-видимому, большее влияние на экономический рост по всей совокупности стран оказывают не сама величина правительственных расходов или изменение ее отношения к ВВП, а способы расходования государственных средств. Коэффициент корреляции между разностью объема прироста ВВП и государственного потребления с самим годовым приростом ВВП по общей базе данных Всемирного банка в 1960 - 2000 годах составляет 0,88 - 0,92. (Если весь прирост ВВП поглощается государственными расходами или вызван сугубо их приростом, то расплата за недальновидную экономическую политику почти неизбежна.) В то же время анализ данных Всемирного экономического форума показывает, что в число показателей, значимо коррелирующих с темпами экономического роста, входят такие, как "правительственные решения относительно приобретения новых товаров (обусловлены лишь ценой vs стимулируют новые технологии и другие инновации)" и "структура расходов правительства в стране (расточительная vs ориентированная на необходимые товары и услуги, не обеспечиваемые рынком), а также "характер правительственных субсидий бизнесу (сохраняют неконкурентоспособные отрасли промышленности vs улучшают производительность отраслей промышленности)". Именно необходимость государственной поддержки научных исследований, инновационных проектов и развития ICT-технологий обусловила уменьшение отрицательной корреляции между долей государственных расходов и ростом ВВП. В свете этих представлений можно объяснить некоторое увеличение отрицательной корреляции в последние годы, которые характеризуются трудностями роста новой экономики. Однако общие тенденции технического прогресса указывают на временный характер этих изменений.

Использование отношения государственных расходов к ВВП в качестве главного показателя не дает возможности проанализировать влияние региональных и цивилизационных различий на темпы роста ВВП. Экспертные оценки Всемирного экономического форума, включающие большое количество неформализуемых показателей, позволяют в некоторой степени заполнить этот пробел. Для того чтобы получить представление о данных различиях, в списке анализируемых стран было выделено 4 региона, представленных 10 и более странами, и отдельно для каждого из них оценивались корреляции экономического роста в 1995 - 2001 гг. с различными показателями, связанными с деятельностью государства (табл. 2). Так как в составе регионов присутствуют страны с сильно разнящимися уровнями душевого ВВП, то кроме обычных (общих) коэффициентов корреляции

Коэффициент корреляции роста душевого ВВП и изменений отношения государственных расходов к ВВП в странах ОЭСР

Рис. 5

Источник: OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора.

стр. 105

Таблица 2

Коэффициенты корреляции роста ВВП на душу населения в 1995 - 2001 гг. с различными показателями для четырех регионов

Показатель

Коэф. корреляции

общий

частный

Запад (22 страны)

Государственные расходы, % ВВП

-0,39

-0,42

Налог на прибыль корпораций,%

-0,67

-0,66

Успешность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

0,53

0,52

Приоритетность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

0,51

0,51

Прямые государственные субсидии фирмам, ведущим научные исследования, усл. ед

0,49

0,48

Восточная Европа (12 стран, в т. ч. Россия и Украина)

Государственные расходы, % ВВП

0,13

0,01

Налог на прибыль корпораций, %

-0,76

-0,74

Успешность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

0,72

0,69

Уровень коррупции, усл. ед.

0,72

0,69

Приоритетность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

0,71

0,67

Отсутствие излишних административных барьеров, усл. ед.

0,66

0,62

Правительственные субсидии способствуют сохранению нежизнеспособных областей vs развивают новые технологии, усл. ед.

0,66

0,60

Правительственные закупки основаны только на цене vs способствуют техническому прогрессу в стране, усл. ед.

0,62

0,56

Эффективность почтовых услуг, дни

-0,59

-0,51

Правительственные субсидии для поощрения энерго- и материало-сбережения

0,56

0,49

Независимость судебных органов, усл. ед.

0,55

0,46

Латинская Америка (19 стран)

Государственные расходы, % ВВП

-0,30

-0,31

Рациональность государственных расходов, усл. ед.

0,68

0,61

Стабильность политических и юридических норм, усл. ед.

0,58

0,49

Уровень коррупции, усл. ед.

0,55

0,55

Эффективность подавления организованной преступности и рэкета, усл. ед.

0,52

0,36

Правительственные закупки основаны только на цене vs способствуют техническому прогрессу в стране, усл. ед.

0,52

0,31

Профицит/дефицит бюджета,% ВВП

0,44

0,51

Качество юридической защиты финансовых активов, усл. ед.

0,48

0,34

Независимость судебных органов, усл. ед.

0,45

0,30

Отсутствие излишних административных барьеров, усл. ед.

0,43

0,43

Правительственные субсидии способствуют сохранению нежизнеспособных областей vs развивают новые технологии, усл. ед.

0,43

0,31

Восточная Азия (11 стран)

Государственные расходы, % ВВП

-0,06

0,0

Суммарные затраты на исследования и разработки, % ВВП

0,28

0,74

Успешность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

0,31

0,56

Правительственные закупки основаны только на цене vs способствуют техническому прогрессу в стране, усл. ед.

0,25

0,52

-----

Примечание. В таблице представлены наиболее значимые показатели. Показатели со значимостью менее 1% выделены жирным шрифтом, малозначимые показатели (> 6%) выделены курсивом.

стр. 106

в таблице представлены также частные с исключением зависимости отношения государственных расходов к ВВП от душевого ВВП.

Данные таблицы отражают существенное сходство регионов - во всех регионах наиболее влиятельными являются три группы показателей, отражающих:

- государственное стимулирование научных исследований и технического прогресса, особенно в области ICT-технологий;

- сокращение излишних государственных расходов, налогов на корпорации, прекращение поддержки неэффективного бизнеса;

- качество выполнения государством своих традиционных обязанностей - обеспечение независимости суда, эффективная защита финансовых активов, борьба с коррупцией и преступностью, обеспечение эффективной работы систем связи.

В то же время заметны и существенные отличия:

- малое количество показателей деятельности государственных органов, влияющих на экономический рост, характерно для западных и, несколько неожиданно, восточно-азиатских стран;

- сокращение государственных расходов играет значимую роль в западных странах, в других регионах значимая корреляция отсутствует (ср. с рис. 1 и 2);

- в латиноамериканских странах велика роль факторов, связанных с расточительностью правительств и нерациональными государственными расходами, в то же время факторы, связанные с научно-техническим прогрессом, оказывают малое влияние;

- в Восточной Азии и западных странах велика значимость показателей, связанных с научно-техническим прогрессом.

Если попытаться графически отобразить основные факторы, коррелирующие в настоящее время с экономическим ростом, то мы получим картину, представленную на рисунке 6.

Однако отсутствие значимых корреляций, например малое влияние факторов, зависящих от государственной политики, в Восточной Азии, может быть вызвано не только отсутствием связей, но и другими причинами, в том числе близкими значениями показателя во всем регионе. Для проверки этого предположения были вычислены средние значения наиболее важных факторов и их стандартные отклонения во всех четырех регионах (табл. 3).

Основные факторы государственного регулирования экономики, влияющие на экономический рост в разных регионах

Рис. 6

стр. 107

Таблица

Средние значения и стандартные отклонения наиболее важных факторов государственной политики в четырех регионах

Показатель

Запад

Восточная Азия

Восточная Европа

Латинская Америка

ВВП на душу населения с учетом ППС, тыс. долл./год

25,5+3,9

12,4 + 9,3

9,2 + 3,8

6,2 + 2,7

Государственные расходы, % ВВП

43,2 + 7,9

24,8 + 6,8

40,2 + 4,3

26,0 + 6,1

Рациональность государственных расходов, усл. ед.

4,3 + 0,7

3,9 + 1,1

3,1+0,6

2,8 + 0,6

Правительственные субсидии способствуют сохранению нежизнеспособных областей vs развивают новые технологии, усл. ед.

4,0 + 0,6

4,0 + 0,9

3,3 + 0,8

3,2 + 0,6

Профицит/дефицит бюджета, % ВВП

1,1+2,1

-2,8 + 3,1

-1,8 + 2,3

-2,2 + 2,0

Налог на прибыль корпораций, %

33,8 + 5,3

28,5 + 5,1

27,7 + 10,6

28,3 + 6,1

Правительственные закупки основаны только на цене vs способствуют техническому прогрессу в стране, усл. ед.

4,5 + 0,3

4,5 + 0,6

3,9 + 0,4

3,2 + 0,6

Суммарные затраты на исследования и разработки, % ВВП

1,9 + 0,7

1,1 + 1,1

0,8 + 0,3

0,4 + 0,2

Прямые государственные субсидии фирмам, ведущим научные исследования, усл. ед

4,2 + 0,5

3,6 + 0,9

3,2 + 0,8

2,4 + 0,5

Приоритетность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

5,2 + 0,5

5,0 + 0,8

4,1+0,9

4,3 + 0,7

Успешность правительственных программ развития ICT-технологий, усл. ед.

4,5 + 0,5

4,4 + 0,8

3,6 + 0,9

3,5 + 0,6

Доступ к Интернету в школах, усл. ед.

5,1+0,9

4,0 + 1,4

3,6 + 1,3

2,8 + 0,6

Общественный доступ к Интернету, уел ед.

5,0 + 0,9

3,9 + 1,1

3,4 + 0,8

3,5 + 0,7

Эффективность почтовых услуг, дни

4,3 + 1,0

8,0 + 3,1

9,1+4,0

10,3 + 3,0

Малое различие в качестве школ, доступных богатым и бедных, усл. ед.

5,3 + 1,1

3,8 + 1,5

4,5 + 1,1

2,2 + 0,8

Малое различие в качестве медицинской помощи, доступной богатым и бедным, усл. ед.

5,1 + 1,2

3,6 + 1,5

3,1 + 1,2

2,1+0,6

Независимость судебных органов, усл. ед.

6,1+0,6

4,3 + 1,1

3,8 + 1,0

3,3 + 1,2

Качество юридической защиты финансовых активов, усл. ед.

6,2 + 0,3

5,1 + 1,0

4,2 + 0,9

4,4 + 0,8

Стабильность политических и юридических норм, усл. ед.

5,4 + 0,6

4,6 + 1,0

4,4 + 0,8

3,8 + 0,9

Отсутствие излишних административных барьеров, усл. ед.

3,8 + 0,9

3,4 + 1,2

3,2 + 0,7

3,1+0,5

Эффективность подавления организованной преступности и рэкета, усл. ед.

6,0 + 0,6

4,8 + 0,9

4,1 + 1,0

3,7 + 1,2

Уровень коррупции, усл. ед.

6,3 + 0,4

5,1 + 1,0

4,9 + 0,9

4,9 + 0,8

Правительственные субсидии для поощрения энерго- и материалосбережения

5,2 + 0,4

4,3 + 0,6

4,0 + 0,6

4,3 + 0,7

Значения показателей, представленные в таблице 3 (например, большая вариация, характерная для Восточной Азии), показывают, что основной причиной различий являются не цивилизационные особенности, а различия в уровне душевого ВВП. Единственное значимое отклонение от регрессионных кривых с душевым ВВП - это как раз сам уровень государственных расходов, более высокий в Восточной Европе, чем в Восточной Азии. Однако и в этом случае важную роль играют не только цивилизационные, но и ситуационные различия: с одной стороны, недавнее социалистическое прошлое всех стран

стр. 108

Восточной Европы, а с другой - уже состоявшееся или предстоящее вхождение большей части из них в ЕС и ориентация на стандарты ЕС. Хотя, конечно, одной из основных причин отсутствия отклонений от регрессионных кривых является неполнота показателей Всемирного экономического форума для проведения подобных исследований. Но в принципе можно говорить об общности факторов экономического роста во всем мире и значимом воздействии на экономические процессы общемировых тенденций, в том числе глобализации, быстрого прогресса ICT-технологий и т. д.

Для проверки обнаруженных закономерностей были вычислены коэффициенты корреляции индекса экономической свободы и составляющих его индексов с экономическим ростом. Факторный анализ показал, что совокупность индексов подразделяется на 3 фактора, главный общий фактор состоит из коррелированных между собой индексов 1 и 5 -10 и почти функционально связан со сводным индексом (R = 0,97 - 0,98); индексы 2 и 3 не коррелируют ни с главным фактором, ни между собой и образуют отдельные характерные факторы; индекс 4 занимает промежуточное положение между группами. Расчеты показали, что, несмотря на отсутствие корреляций между самими индексами, все зависимости очень близки между собой (см. рис. 7) и сходны с картиной, представленной на рисунках 1 - 3. На первый взгляд столь слабые и столь сходные зависимости экономического роста от столь важных и столь различных между собой показателей могут показаться весьма неожиданными. Однако нам представляется, что именно такой характер зависимостей является достаточно убедительным подтверждением достоверности выявленных закономерностей. В предшествующий период практически все формы государственного вмешательства вели к снижению темпов экономического роста. А в настоящее время основные рецепты экономического роста представляют собой столь сложные комбинации вмешательства и невмешательства государства, что его корреляции с каждой отдельной формой регулирования стали почти незначимыми.

С проблемой оптимального уровня государственных расходов и вмешательства государства в экономику тесно связан другой вопрос, также интенсивно дебатирующийся в России. Речь идет об оптимальном уровне социального (в том числе имущественного) неравенства и социальных гарантий. Одни экономисты считают, что минимальное перераспределение доходов и сопутствующее ему существенное имущественное неравенство стимулируют экономическую активность, и утверждают, что в новой экономике размер трансфертов должен быть существенно ниже, чем в предшествующую эпоху социальных государств. Другие

Коэффициент корреляции индекса экономической свободы и темпов роста ВВП на душу населения

Рис. 7

Источники: Miles M.A., Feulner E.J., O'Grady M.A., Eiras A.I. 2005 Index of Economic Freedom; расчеты автора.

стр. 109

делают упор на обеспечении социальной справедливости и считают, что снижение деловой активности и другие потери, связанные с существенным перераспределением доходов, компенсируются увеличением внутреннего спроса и ростом национальной солидарности.

Хотя неравенство доходов во многом зависит от размеров социальных расходов государства, тем не менее связь между характеристиками неравенства доходов (в дальнейшем будет использоваться коэффициент Джини) и отношением государственных расходов к ВВП не носит функционального характера (коэффициент корреляции в последние годы составляет -0,55 - -0,6), ибо на неравенство доходов существенное влияние оказывает еще ряд факторов, среди которых наибольшее значение имеют следующие.

1. Способ назначения заработной платы работникам внутри фирмы. В отличие от трансфертных платежей равномерность распределения заработной платы существенно меньше зависит от действий правительства и при соответствии установкам, принятым в обществе, не приводит к потерям типа "эффекта дырявого ведра". Приемлемая для общества степень неравенства доходов во многом определяется национальными традициями, однако статистические данные показывают, что она испытывает существенные вариации, связанные с изменениями характера деятельности и образования работников.

2. Негосударственные формы социальной помощи бедным - через соседские и религиозные общины, профсоюзы, а также частная благотворительность. К этой же группе принято относить различные полудобровольные и добровольно-принудительные страховые платежи и пожертвования, в той или иной мере регламентируемые законодательством, но не проходящие через государственные фонды. В разных странах доля негосударственных форм социальной помощи существенно различна - от 4% всех социальных трансфертов в Дании (1,3% ВВП) и 6% в Японии (0,9% ВВП) до 36% в США (8,2% ВВП) и 50% в Корее (4,2% ВВП)10. Тем не менее далее мы не будем возвращаться к этой форме перераспределения доходов, ибо никакой значимой корреляции ее объемов с ростом ВВП не обнаруживается.

3. Географические и природные факторы. В крупных странах за счет региональных различий коэффициент Джини имеет несколько более высокие значения, чем в малых. Этот эффект несомненно сказывается на современной России с ее существенной дифференциацией экономической успешности регионов11, однако в меньшей степени, чем это можно было бы ожидать. Неравенство доходов внутри регионов также достигает немалых величин, сопоставимых с неравенством в стране в целом, например в Москве коэффициент Джини достигает 0,63 - 0,6512, а в Новосибирской области - 0, 47 - 0,4913. Кроме того,

10 OECD Economic Outlook Database, 2004.

11 По данным Центра фискальной политики, индекс Джини для неравномерности поступлений от подоходного налога между регионами составляет примерно 0,36 (http://www.fpcenter.ru/common/data/pub/files/articles/1847/Taxes%2012.05.03.pdf).

12 Информационный центр правительства Москвы (http://www.mosinform.ru/docs. php?s=20&id=42).

13 Богомолова Т., Тапилина В., Ростовцев П. Влияние мобильности населения по доходам на изменение неравенства // Экономическая социология. 2002. Т. 3, N 1.

стр. 110

наблюдается весьма существенная, хотя и несколько неожиданная, зависимость от климата: например, в Западной Европе коэффициент корреляции между зимней температурой и коэффициентом Джини достигает 0,85. Скорее всего объяснить это можно тем, что расходы состоятельных людей много меньше зависят от климата, чем расходы бедных (высокое значение индекса Джини в России никак не соответствует этой закономерности).

Общая картина изменений корреляции между коэффициентом Джини и темпами экономического роста по всему миру аналогична наблюдавшейся ранее для отношения государственных расходов к ВВП: в течение больших интервалов времени корреляция не достигает значимых величин, однако в отдельные периоды обнаруживается отчетливая связь, причем с различным знаком (рис. 8).

За исключением самых последних лет, весьма сходная картина наблюдается у стран ОЭСР (рис. 9): на обоих графиках мы наблюдаем максимальные значения коэффициента корреляции в середине 1970-х и в начале 1990-х годов и минимальные - в 1980-х годах. Кроме общего сходства между рисунками 9 и 10, можно также отметить и сходство различий между рисунками 1 и 2, с одной стороны, и рисунками 8 и 9 - с другой. Во всем мире экономический рост, хоть и в малой степени, но все же более соответствует равенству доходов, а в развитых странах никакой значимой корреляции не наблюдается. Подобное различие в первую очередь объясняется более высокими социальными расходами и меньшими различиями доходов богатых и бедных в развитых странах.

Тем не менее общий вид графиков на рисунках 8 и 9 не соответствует тенденциям, отмеченным в первой части статьи. В 1980-е годы, когда сокращение государственных расходов и урезание социальных программ было основным рецептом экономического роста, и во всем мире, и в странах ОЭСР коэффициенты корреляции между коэффициентом Джини и ростом ВВП на душу населения достигли значимых отрицательных величин. Некоторый свет на это противоречие проливает зависимость экономического роста от дифференциации заработной платы в странах ОЭСР (рис. 10).

Коэффициент корреляции темпов роста душевого ВВП и коэффициента Джини

Рис. 8

Источники: World Development Indicators / World Bank; Human Development Report; OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора.

Коэффициент корреляции темпов роста душевого ВВП и коэффициента Джини в странах ОЭСР

Рис. 9

Источники: OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора

стр. 111

Как легко видеть, в развитых странах на протяжении последних 25 лет наблюдалось увеличение разрыва между минимальной и средней (медианной) заработной платой. Причем эта тенденция характерна как для стран с высокими различиями, например Кореи (0,35 -> 0,25) и США (0,46 -> 0,37), так и для стран с низкими различиями, например Австралии (0,68 -> 0,58) и Нидерландов (0,63 -> 0,47). Однако характер корреляции между данным показателем и экономическим ростом существенно менялся, причем пик отрицательной корреляции пришелся именно на начало и середину 1980-х годов (интересно отметить, что в эти годы приостановился рост дифференциации зарплат), то есть экономический рост коррелировал с сокращением государственных расходов и социальных выплат, но одновременно с этим и со снижением дифференциации зарплат. Причины отрицательной корреляции в данный период требуют специальных исследований, выходящих за рамки настоящей статьи, в качестве же первого предположения можно указать на последствия второго нефтяного шока.

Начиная с конца 1980-х годов характер корреляции меняется: сперва прекращается отрицательная корреляция продолжающегося нарастания дифференциации зарплат с ростом ВВП, а в последнее десятилетие наблюдается положительная корреляция. Судя по графикам, может создаться впечатление, что наблюдающаяся ныне положительная корреляция очень слаба, а рост дифференциации практически прекратился. Однако рисунок 10 отражает лишь изменения, происходившие среди низкооплачиваемой части работников; более подробный анализ показывает, что в настоящее время рост расслоения в значительной мере переместился из нижней половины работников в верхнюю, а корреляция экономического роста с дифференциацией заработной платы имеет вполне отчетливый характер.

В то же время среди полного списка стран (рис. 10) и среди стран, сопоставимых с Россией по уровню ВВП на душу населения, в последние годы наблюдается значимая отрицательная корреляция экономического роста с дифференциацией доходов домохозяйств (для обоих списков коэффициенты корреляции составляют -0,35 - -0,4). Зависимости с коэффициентами корреляции -0,35 - _0,4, естественно, не позволяют определить, существует или нет оптимальное значение имущественного расслоения; некоторый намек на существование оптимума можно уловить в очертаниях верхней границы области рассеяния - странах "экономических чудес". Этот гипотетический оптимум составляет примерно 0,3 - 0,4, во всяком случае

Отношение минимальной зарплаты к медианной и его корреляция с темпом роста душевого ВВП в странах ОЭСР

Рис. 10

Источники: OECD Economic Outlook Database, 2004; расчеты автора.

стр. 112

реалистическая оценка коэффициента Джини в России (0,45 - 0,48) лежит справа от него.

Таким образом, за последние 20 лет два основных фактора, от которых зависит дифференциация доходов домохозяйств, почти поменялись местами: если раньше экономическому росту соответствовали сокращение государственных программ социальной помощи и снижение дифференциации зарплат, то теперь, наоборот, дифференциация зарплат соответствует экономическому росту, а сокращение государственных программ много меньше влияет на экономический рост, причем некоторые виды социальной помощи (см. табл. 2) даже ведут к экономическому росту. Влияние первого фактора преобладает в развитых странах и компенсирует влияние второго. В странах с меньшим ВВП на душу населения преобладает влияние второго фактора, что приводит к значимой корреляции экономического роста с коэффициентом Джини.

Наша основная гипотеза состоит в том, что в настоящее время зависимость между экономическим ростом и уровнем неравенства доходов в первую очередь определяется вложениями в человеческий капитал - в медицинскую помощь, общее и профессиональное образование, расширение доступа к современным ICT-технологиям и т. д. Это, естественно, ведет к отрицательной корреляции между коэффициентом Джини и ростом ВВП на душу населения. При этом отдача от работы у людей, получивших необходимые знания и умения, растет, если их возможности трудиться используются в полной мере, а труд хорошо оплачивается. Следует отметить, что среди различных факторов, анализируемых Всемирным экономическим форумом, в наибольшей степени с коэффициентом Джини коррелируют качество общедоступных школ и количество в стране ученых и инженеров (-0,67 - -0,71). Природу этой зависимости понять несложно, социальное расслоение воспринимается как более естественное, если уровень образования богатых выше, чем уровень образования бедных. Поэтому бедность российских образованных бюджетников (врачей, учителей, научных сотрудников, библиотекарей и т. д.) воспринимается как особенно несправедливая. Такое положение вряд ли может считаться устойчивым, и для сохранения России даже на 55 - 65 местах по уровню "человеческого развития" в ближайшее время потребуются действенные, а не декларативные усилия по приведению уровня социального расслоения в соответствие с образовательным уровнем населения.

Для более подробного анализа проведем еще одно сопоставление экономического роста в четырех регионах с различными факторами, как это было сделано в таблице 2, только на этот раз мы будем выбирать те факторы, которые в той или иной мере связаны с социальным расслоением и вложениями в человеческий капитал (табл. 4).

Анализ данных таблицы показывает, что положительное влияние снижения неравенства доходов более всего проявляется при межрегиональных сравнениях (см. рис. 11); внутри регионов, даже в Латинской Америке, его влияние заметно меньше. В целом, данные таблицы подтверждают выдвинутое предположение: в число значимых факторов экономического роста одновременно попали как

стр. 113

Таблица

Коэффициенты корреляции роста душевого ВВП в 1995 - 2001 гг. с различными показателями, связанными с социальным расслоением и вложениями в человеческий капитал, для четырех регионов

Показатель

Коэффициент корреляции

общий

частный

Запад (22 страны)

Коэффициент Джини (0,31 + 0,04)

0,16

0,18

Восточная Европа (12 стран, в том числе Россия и Украина)

Коэффициент Джини (0,33 + 0,06)

-0,17

-0,01

Качество подготовки менеджеров, усл. ед.

0,71

0,69

Доступ к Интернету в школах, уел ед.

0,66

0,66

Вложения компаний в профессиональную подготовку сотрудников, усл. ед.

0,61

0,54

Материальные стимулы и дифференциация оплаты работы менеджеров, усл. ед.

0,61

0,56

Наличие строгих законов найма и увольнения работников, усл. ед.

0,61

0,55

Качество образовательных программ в области ICT-технологий, усл. ед.

0,61

0,54

Общественный доступ к Интернету, усл. ед.

0,57

0,50

Искушенность покупателей, их стремление к приобретению современных товаров, усл. ед.

0,56

0,48

Возможности компаний урезать часы работы или получать сверхурочную работу без больших затрат, усл. ед.

-0,52

-0,44

Латинская Америка (19 стран)

Коэффициент Джини (0,51 + 0,06)

-0,17

-0,12

Соответствие оплаты труда его объему и качеству, усл. ед.

0,74

0,66

Вложения компаний в профессиональную подготовку сотрудников, усл. ед.

0,55

0,38

Материальные стимулы и дифференциация оплаты работы менеджеров, усл. ед.

0,48

0,36

Качество образовательных программ в области ICT-технологий, усл. ед.

0,46

0,20

Восточная Азия (11 стран)

Коэффициент Джини (0,38 + 0,08)

-0,14

-0,28

Малое различие в качестве школ, доступных богатым и бедным, усл. ед.

0,13

0,61

Соответствие оплаты труда его объему и качеству, усл. ед.

0,44

0,57

факторы, ведущие к дифференциации оплаты труда, так и обеспечивающие равенство стартовых условий и возможностей и преумножение человеческого капитала. Важно отметить, что дифференциация оплаты труда не включает в себя возможности безудержной эксплуатации: строгие правила найма и увольнения работников, а также справедливая оплата сверхурочного труда способствуют ускорению экономического роста.

Как и в предыдущем случае, основные различия между регионами в основном связаны не с их цивилизационными особенностями, а с различиями в уровне экономического развития и ситуационными факторами. Отчасти это вызвано общностью мировых тенденций в эпоху глобализации, отчасти - неполнотой списка вопросов, по-

стр. 114

ставленных экспертами Всемирного экономического форума, и самими их формулировками. Например, вопрос о строгости законов найма и увольнения работников предусматривает лишь две альтернативы - наличие или отсутствие правил, регулирующих права и обязанности работников; третий вариант, когда законы позволяют уволить ненужного или нерадивого работника, но обычай мешает работодателю воспользоваться своим правом (весьма характерный для Японии, но встречающийся также в России и других странах), экспертами не рассматривался14.

Таблицы 2 и 4 показывают, что в странах, где вложения в человеческий капитал достаточно велики, на первое место выдвигается отдача от этих вложений, в менее развитых странах важнее умножение человеческого капитала. Россия и многие другие страны Восточной Европы, по-видимому, занимают двойственное положение. Россия является одним из лидеров в области "доинтернетовской культуры ICT-технологий"15 (в первую очередь по качеству преподавания математики и общенаучных дисциплин в школе и по количеству научных сотрудников), но в то же время отстает от западных стран и некоторых стран, сравнимых с ней по уровню душевого ВВП, по таким показателям, как качество медицинской помощи, наличие навыков ведения дел в условиях рыночной экономики, доля пользователей Интернета и т. д. Возможно, эта двойственность является одной из основных причин большего количества значимых факторов для Восточной Европы, чем для других регионов.

Итак, вопреки утверждениям как противников, так и сторонников государственного вмешательства в экономику, не существует общей долговременной закономерности связи размеров государственного участия в экономике с ростом ВВП. В течение 1960-х - начале 1970-х годов преобладало положительное влияние государства, в конце 1970-х - 1980-х годах тенденция изменилась, и к середине 1980-х годов снижение государственных расходов и приватизация государственной собственности стали основными способами повышения эффективности экономик и ускорения экономического роста. На наш взгляд, случайное или неслучайное совпадение перестройки в СССР и начала строительства рыночной экономики в России с периодом господства данной тенденции и данного взгляда во многом определили ход экономических преобразований. Однако в последние 10 - 12 лет

Зависимость темпов роста душевого ВВП в 1995 2000 гг. от коэффициента Джини

Рис. 11

Источник: World Development Indicators, 2002 / World Bank.

14 Анализ влияния неформализованных правил и обычаев в области трудовых отношений на экономический рост является отдельной интересной задачей, выходящей за рамки настоящей статьи.

15 Цирель С. Экономический рост и информационные технологии: компаративистский подход // Вопросы экономики. 2004. N 11.

стр. 115

зависимость экономического роста от сокращения государственных расходов существенно ослабела, а в странах, сопоставимых с Россией по уровню экономического развития, вовсе исчезла.

В то же время данный процесс нельзя считать однозначно циклическим, периодически проходящим через определенные фазы. Причины современных тенденций не повторяют причины внешне похожей на нее предыдущей фазы, а вызваны новыми явлениями в мировой экономике. Главными факторами наблюдающегося снижения отрицательного влияния государственного вмешательства в экономические процессы являются необходимость государственной поддержки исследований и разработок (прежде всего в области ICT-технологий), инновационной деятельности, различных венчурных проектов, обеспечения равенства возможностей и преумножения человеческого капитала.

Существенные колебания также испытывает корреляция между степенью неравенства доходов и экономическим ростом. В 1970-х и начале 1990-х годов она либо отсутствовала, либо была слабой положительной. В 1980-е годы и в настоящее время преобладает отрицательная корреляция, особенно в странах, сопоставимых с Россией по уровню ВВП на душу населения. Однако нынешняя ситуация не повторяет ситуацию 1980-х годов, когда экономическому росту способствовало снижение дифференциации зарплат в фирмах при сокращении затрат на проведение государственной социальной политики. Сейчас действуют противоположные тенденции, но участие государства в социальной политике в первую очередь должно быть направлено не на непосредственное выравнивание доходов, а на преумножение человеческого капитала, обеспечение равного доступа к современным ICT-технологиям, образованию и медицинской помощи. При этом в странах среднего и низкого уровня развития большее значение имеет преумножение человеческого капитала, а в развитых странах - его эффективное использование, в том числе с помощью увеличения дифференциации оплаты труда.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЛИЯНИЕ-ГОСУДАРСТВЕННОГО-ВМЕШАТЕЛЬСТВА-В-ЭКОНОМИКУ-И-СОЦИАЛЬНОГО-НЕРАВЕНСТВА-НА-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ-РОСТ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Marta KazakovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kazakova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ЦИРЕЛЬ, ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ И СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЛИЯНИЕ-ГОСУДАРСТВЕННОГО-ВМЕШАТЕЛЬСТВА-В-ЭКОНОМИКУ-И-СОЦИАЛЬНОГО-НЕРАВЕНСТВА-НА-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ-РОСТ (date of access: 22.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ЦИРЕЛЬ:

С. ЦИРЕЛЬ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Marta Kazakova
Улан-Удэ, Russia
957 views rating
17.09.2015 (1466 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
5 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
5 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
5 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
5 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЛИЯНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ И СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones