Libmonster ID: RU-8863

В. Семёнов, проф. Моск. госуд. пед. инст. имени В. И. Ленина

Английская революция 40 - 50-х годов XVII в, выдвинула крупнейшего государственного деятеля и полководца - Оливера Кромвеля. Именно Кромвель, опираясь на народные массы, сумел довести до конца борьбу с феодальными классами, поддерживавшими Карла I, и установить новый для того времени буржуазный порядок, распространившийся позднее по всей Западной Европе. В настоящей статье нам хотелось бы остановиться на военной деятельности Кромвеля в период гражданских войн, проследить его развитие и рост как полководца, подчеркнуть основные его качества как военачальника, которые создали ему славу в истории военного искусства.

I

Кромвель стал военным человеком в сравнительно позднем возрасте. До революции это был типичный мирный, полудеревенский, полугородской сквайр, усердно занимавшийся сельским хозяйством. Он никогда не состоял на регулярной военной службе и не участвовал ни в одном походе. Лишь начавшаяся гражданская война парламента с королём заставила Кромвеля заняться военными вопросами.

Регулярной армии (подобно существовавшей в то время в ряде стран континентальной Европы) в Англии тогда ещё не было. Военные силы состояли из отрядов народного ополчения, носившего чисто местный и строго оборонительный характер (милиция отдельных графств), и наёмных войск, число которых и при Тюдорах и при Стюартах в разное время было неодинаковым, но никогда не было особенно большим. Можно согласиться с биографами Кромвеля, что главной учительницей его в военном деле была гражданская война1 . И всё же в дореволюционной жизни Кромвеля был ряд моментов, которые в известной степени подготовили его к военной деятельности. В быту тогдашнего провинциального джентльмена имелись некоторые обстоятельства, способствовавшие воспитанию, в нём качеств будущего воина.

Прежде всего следует отметить страстное увлечение Кромвеля верховой ездой. Кромвель был прекрасным наездником и большим знатоком лошадей. Далее, известно, что Кромвель был не менее страстным охотником. Охота на оленей, а также соколиная охота особенно увлекали его. Эти два обстоятельства необходимо учесть, потому что в ту эпоху конница в армиях Европы играла громадную роль; пехота, хотя и многочисленная, ещё далеко не сделалась "царицей поля".

Но Кромвель, бесспорно, имел и некоторую военную подготовку. Участие в местной милиции графства (Гентингтоншир) кое-что дало Кромвелю. Кроме того, как почти все тогдашние дворяне, он обучался фехтовальному искусству. Когда в 1642 - 1643 гг. Кромвель стал организовывать свои отряды, он поражал современников тщательностью проводимого им строевого обучения, чего, конечно, он не мог бы делать, не обладая военными познаниями.

Большое внимание уделял Кромвель событиям Тридцатилетней войны. Тридцатилетняя война интересовала его и с религиозно-политической стороны (как протестантская война против папистско-габсбургского блока) и с точки зрения развития военного дела (нововведения Густава-Адольфа). Кромвель читал и изучал специальный военный журнал "Swedish Intelligencer", издававшийся в Англии и информировавший англичан о событиях Тридцатилетней войны. Таким образом, не пройдя регулярной военной" школы, Кромвель, тем не менее, имел познания в военном деле. Совершенствовать и систематизировать их Кромвелю пришлось в огне гражданской войны.

Деятельность Кромвеля по организации военных сил парламента начинается с конца 1641 года. Его имя связано с первым постановлением Долгого парламента об организации особой парламентской армии. В ноябре 1641 г., когда было получено сообщение о восстании в Ирландии, в парламентских кругах возникло подозрение о связи королевских придворных с этим восстанием. Тогда именно Кромвель выступил с предложением назначить парламентского главнокомандующего вооружёнными силами "по эту сторону реки Трента". Он назвал и кандидатуру на должность нового главнокомандующего - графа Эссекса, сына Эссекса - фаворита Елизаветы, казнённого в 1601 году2 .

В январе 1642 г., вскоре после отъезда


1 Belloc. Oliver Cromwell, p. 172. 1934; Ashley M. Oliver Cromwell the conservative dictator, p. 93. 1937.

2 "Journals of the House of Commons". Vol. 11, p. 305.

стр. 63

короля из Лондона, по инициативе Кромвеля был создан Комитет обороны, превратившийся в дальнейшем, с вступлением в войну Шотландии, в комитет обоих королевств1 . Летом 1642 г., еще до официального объявления войны королём, Кромвель начал формирование своего первого отряда. Отряд был сформирован в Кембридже и состоял всего из 60 человек. В августе Кромвель присоединился со своим отрядом к войскам графа Эссекса, 23 октября 1642 г. Кромвель принимал участие в битве при Эджгилле, первом значительном сражении парламентаристов с роялистами. Карл I и его племянник принц Руперт намеревались одним ударом сокрушить разнородные, составленные частью из милиции, большей же частью из наёмников отряды парламентской армии и захватить Лондон.

Вначале Руперту удалось нанести поражение парламентской коннице, но его солдаты увлеклись грабежами и оторвались от королевской пехоты, которой парламентские войска со своей стороны нанесли чувствительные удары. В конце концов Эссексу удалось задержать продвижение роялистов на Лондон, "и таким образом столица была спасена. Кромвель видел сильные и слабые стороны обеих армий. Пылкость и стремительность Руперта, а также уверенность в победе, которой в начале гражданской войны были преисполнены кавалеры, выгодно отличали его войска от вялых, нерешительных, бесформенных парламентских войск. Парламентская конница явно уступала роялистской. Невидимому, вскоре после этого произошёл исторический разговор Кромвеля с Джоном Гемпденом, разговор, который протектор вспоминал спустя 15 лет в беседе с представителями парламента. "Ваши войска, заявил я, - вспоминал Кромвель, - состоят из старых разложившихся наёмников, кабатчиков и тому подобных людей, а в их (т. е. роялистских. - В. С. ) войсках сражаются дети джентльменов, младшие сыновья их и люди с положением. Разве такие низкие, ничтожные люди могут противостоять джентльменам, обладающим честью, храбростью и решительностью... Вы должны найти людей духа"2 .

Кромвель поставил себе задачу - найти "людей духа" и организовать из них образцовую армию. Весь 1643 год, а особенно первая его половина, был для Кромвеля периодом лихорадочной работы. Он был душой ассоциации семи восточных графств, куда входили Кембриджшир. Норфольк, Сеффольк. Эссекс, Линкольншир и некоторые из центральных графств, вынесших на себе главную тяжесть первых лет гражданской войны. Центром ассоциации был город Кембридж, с которым Кромвель был тесно связан и представителем от которого он был в Долгом парламенте. Энергия, проявленная Кромвелем в этот период, была поистине поразительна. Он был всё время в движении, объезжая по нескольку раз названные графства. Одновременно Кромвель разоблачал роялистские интриги и заговоры, ободрял друзей и колеблющихся, побуждал к более энергичным мероприятиям комитеты графств, особенно настаивая на изыскания денежных средств, необходимых для содержания новой армии.

Он сам набирал волонтеров, подыскивал для кавалерии хороших лошадей, занимался обучением своих людей, число которых, быстро увеличивалось. Письма этого периода прекрасно передают бурный темперамент Кромвеля, с головой погрузившегося в общественные дела. "Умоляю вас о снабжении, не забудьте о деньгах... Я прошу не для себя. Если бы это нужно было для меня, я не раскрыл бы рта в такое время"3 , - писал он 28 мая 1643 г. мэру города Кольчестера (Эссекс). "Наберите 2 тыс. человек... я знаю, что трудно собрать такое большое число и в такое короткое время, но уверяю вас: это необходимо и поэтому должно быть сделано"4 , - требовал он в письме к Кембриджскому комитету от 31 июля 1643 года. "Умоляю вас, спешите С набором людей, насколько можете, особенно пехоты. Известите ещё раз всех наших друзей об этом... Денег, которые Я привез с собой, совершенно недостаточно.., Очень жаль, что вы заставляете меня писать вам об этом так часто... Но, джентльмены! Дайте им (бойцам. - В. С .) возможность жить и существовать, чтобы они могли с охотой проливать за вас свою кровь. Больше я ничего не скажу"5 , - писал Кромвель 8 августа тому же комитету.

Небольшой отряд кавалерии, организованный Кромвелем летом 1642 г., через девять месяцев вырос в солидную военную силу: в мае 1643 г. он насчитывал уже 12 эскадронов. К началу 1644 г. в его полку было свыше тысячи всадников. По всей Восточной Англии при содействии Кромвеля было набрано и обучено до 12 тыс. человек.

Три обстоятельства обращали на себя внимание современников, когда они наблюдали новое войско полковника Кромвеля. Это - социальный состав армии, повышенная религиозность его солдат, высокая дисциплина.

О социальном составе отрядов Кромвеля ясное представление даёт один из важнейших мемуаристов той эпохи - Уайтлок. В своих мемуарах Уайтлок писал, что большинство солдат Кромвеля - "фригольдеры или дети фригольдеров, которые вступили в эту распрю, руководствуясь своей со-


1 D'Bewes Diary. Abbott - Cromwell's writings and speeches. Vol. I, p. 149. 1937.

2 Carlyle-Lomas. Cromwell's Letters and speeches. Vol. III. p. 85. ed. 1904.

3 Letters and speeches. Vol. I, p. 137-, 138.

4 Ibidem, p. 143.

5 Ibidem. ,p. 149 - 150.

стр. 64

вестью. Они были хорошо вооружены, да и без хорошего оружия они держались сплочённо, как один человек, и отчаянно бились"1 .

Таким образом, Кромвелю удалось сразу нащупать главный резервуар пополнений для парламентской армии: самостоятельное крестьянство, йоменри, довольно ещё сильное в XVII в., давало английской революции те силы, при помощи которых новые классы буржуазии и новое (буржуазное) дворянство могли покончить с феодальной аристократией. Демократизация армии распространялась и на офицерский состав.

Конечно, Кромвель не преграждал доступа в свои отряды джентльменам. Вследствие связи значительной части джентри с буржуазией многие джентльмены (особенно в Восточной Англии), естественно, оказались на стороне парламента, а не короля. Притом джентльмены имели и больше военных знаний, как это мы видели на примере Кромвеля. Но Кромвель подчинял принцип сословности "принципу дела". "Простой человек" казался ему более подходящим для офицерского поста, если он обладал необходимыми для этого качествами, чем джентльмен, не имевший этих качеств. Эту мысль Кромвель откровенно изложил в письме к членам Сеффолькского комитета от 29 августа 1643 г.: "Право, я предпочёл бы иметь просто одетого капитана, который знает, за что он сражается, чем того, кого вы называете джентльменом и у которого, кроме этого, ничего нет"2 .

Впоследствии, в 1545 г., граф Манчестер обвинял Кромвеля в том, что он предпочитал "простых людей" "джентльменам", "Полковник Кромвель, - говорил Манчестер, - выбирает офицерами не тех, у кого... много поместьев, а простых людей, бедных, не обладающих родовитостью, только бы это были благочестивые и честные люди. Если вы обратите внимание на его собственный полк, то вы увидите там множество из тех, кто называет себя божьими людьми. Некоторые из них заявляют, что у них бывают видения и что они могут пророчествовать"3 .

Вторая половина заявления Манчестера ярко характеризует то воодушевление и энтузиазм, которые царили в армии Кромвеля. "Божьи люди", "люди духа", "честные люди" - это были крайние пуританские, индепендентские секты, больше всего распространившие своё влияние в среде демократических слоев населения тогдашней Англии (крестьянство, а также городские мелкобуржуазные и плебейские элементы). В религиозной форме радикальные пуритане выражали наиболее резкую оппозицию к старому, феодальному режиму и желание перестроить общество на новых, по существу своему антифеодальных началах.

Кромвель особенно ценил в индепендентах их готовность "честно" и "верно" служить "делу" вплоть до полной победы над "общим врагом". Поэтому он решительно протестовал против политики пресвитериан, стремившихся изолировать армию от представителей радикальных религиозных течений.

10 марта 1644 г. Кромвель писал генерал-майору Кроуфорду, уволившему одного лейтенанта под тем предлогом, что тот был "анабаптист": "Сэр! Государство, выбирая себе людей на службу, не обращает внимания на их мнения; если они хотят верно служить ему, - этого достаточно"4 .

Но не только демократичность и религиозность были характерны для эскадронов полковника Кромвеля. Его войско отличалось высокой дисциплиной, прекрасной обученностью, слаженностью военного строя.

"Они сражаются сплочённо, как один человек"5 , - писал Уайтлок. "Королевские войска, очень сильные в атаке, трудно было собрать вновь в строй, - жаловался Кларендон (мемуарист из лагеря роялистов), - в то время как кромвелевские войска, побеждают ли они или их бьют, тотчас же соединялись вновь и стояли в полном порядке, пока не получали нового приказания"6 . Кромвель долго и настойчиво обучал своих кавалеристов военному строю и в конце концов добился той чёткости в построениях, какая ему была необходима для последующих маневров.

Поведение солдата в новой армии было регламентировано строгими правилами. Расхлябанности не могло быть места, строго запрещались и карались грабежи, воровство, пьянство, распутство, не говоря уже о более серьёзных нарушениях военной дисциплины, вроде неповиновения начальнику или оставления своего места во время боя.

Наряду с суровыми требованиями дисциплины Кромвель проявлял внимательное отношение к своим людям, заботу об их материальном положении; он лично знал большинство из них. В 1643 г., когда войско Кромвеля не было ещё столь многочисленным, он был особенно близок к солдатской массе. "Мои войска увеличиваются в числе, - писал он в сентябре 1643 г. своему другу Сент-Джону. - У меня хорошая компания. Вы прониклись бы к ним уважением, когда узнали бы их. Они не анабаптисты, а честные люди, хорошие христиане; они ждут, когда их используют в качестве бойцов (men)"7 .

С середины 1643 г. на востоке Англии начались сражения отрядов Кромвеля с силами роялистов. В этих битвах солдаты Кромвеля проявили себя образцово. Первая битва была при Грентеме (Grantham), в западной части Линкольншира, 13 мая 1643


1 Whitelocke. Memorials, p. 72; см. Abbott. Op. cit., Vol. I, p. 216.

2 Letters and speeches. Vol. I, p. 154.

3 The Quarrel between the Earl of Manchester and O. Cromwell. Abbott. Op. cit. Vol. I, p. 216.

4 Letters and speeches. Vol. I, p. 170 - 171.

5 Whitelocke. Op. cit., p. 72; Abbott. Op. cit., p. 216.

6 Clarendon. History of the Rebellion. Vol. II; ср. Buchan. Oliver Cromwell, p. 127. 1934.

7 Letters and speeches. Vol. I, p. 156.

стр. 65

года. Неприятель в этой битве потерял около 100 человек убитыми я 45 пленными. Кромвель потерял лишь двоих. Сначала оба враждебных отряда в течение нескольких часов стояли друг против друга, не решаясь брать на себя инициативу. Всё же Кромвель первым принял решение атаковать противника. Нанеся стремительный удар по неприятелю, он быстро достиг серьёзного успеха1 .

Следующей битвой, в которой отличились эскадроны Кромвеля, была битва при Генсборо (Gainsboraugh), в северозападной части Линкольншира, 31 июля 1643 года. Эта операция носила более сложный характер, чем при Грентеме. Прежде всего это был смелый кавалерийский рейд, совершённый Кромвелем с целью оказать помощь городу Генсборо, окружённому роялистами. Захват врагом этого важного пункта, расположенного на Тренте, грозил отрезать весь Линкольншир, а также мог повлечь за собой падение крепости Гулль, с успехом державшейся против роялистов. Столкновение с неприятелем и на этот раз оказалось успешным для Кромвеля. Противник был отброшен на 6 миль, понеся значительные потери убитыми и ранеными. Но Кромвель убедился, что за Трентом стоит большая армия кавалеров под командованием графа Ньюкестля. Чтобы не быть самому отрезанным от остальных сил Восточной ассоциации, Кромвель отступил, проделав обратный путь весьма успешно и не потеряв ни одного человека. В течение двух суток он прошёл 80 миль (120 км)2 . Сознавая опасность, создавшуюся для Восточной Англии, Кромвель забил тревогу.

В письмах к комитетам Кембриджшира и Сеффолька от 31 июля он требовал немедленно набрать по 2 тыс. чел. пехоты, чтобы встретить Ньюкестля. Особенно ярко передаёт настроение Кромвеля в это время его письмо от 6 августа, адресованное "Комиссарам в Кембридж": "Нет времени для дискуссий; посылайте, что макете. Мобилизуйте все ваши отряды, посылайте их в Гентингтон; собирайте волонтёров, сколько можете; спешите с конницей. Немедленно пошлите эти письма в Сеффольк, Норфольк, Эссекс. Умоляю вас не скупиться, но быть деятельными и щедрыми"3 .

В другом письме членам комитета в Эссексе (с пометкой: "Спешно, спешно, весьма спешно") Кромвель бранит комитет за плохую подготовку присланных людей: "Вы прислали сюда 2 тыс. человек пехоты; но лишь они сюда пришли, как вскоре же вернулись обратно. Разве таким образом можно спасти королевство?"4 . Как видим, Кромвель большое значение придавал связи тыла с фронтом.

Под влиянием настойчивых убеждений Кромвеля войска Восточной ассоциации, укрепившись численно, объединились для нанесения совместного удара по врагу. 11 октября 1643 г. произошло довольно крупное сражение близ Винсби (Winsby), в восточной части Линкольншира. Кроме Кромвеля в сражении при Винсби участвовали Томас Ферфакс и граф Манчестер, считавшийся главнокомандующим всеми войсками Восточной ассоциации. Силы противников были приблизительно равны - по 3 тыс. на каждой стороне. Кавалеры потерпели поражение, потеряв около 600 чел. убитыми и столько же пленными. Один из очевидцев так описывает эту битву: "Наши люди шли в бой несколькими отрядами, распевая псалмы. Полковник Кромвель храбро и решительно набросился на врага немедленно после того, как драгуны сделали первый залп. Его лошадь была убита под ним, и он пересел на другую... Поистине эта первая атака была совершена с таким мужеством и решительностью, что неприятель не мог уже выдержать новой"5 .

Последовавшая затем атака Ферфакса окончательно сломила сопротивление роялистов и обратила их в бегство. Характерно, что Кромвель в этой битве смелее, чем в предшествовавших битвах, без колебаний, прибег к методу быстрой, внезапной атаки6 .

Тактика Кромвеля - постоянно держать инициативу в своих руках и навязывать противнику бой, не дожидаясь его нападения, - в дальнейшем стала его излюбленной. Так, в течение 1643 г. солдаты Кромвеля не только организовали новое, приближавшееся к регулярному типу войск объединение, но и закалились в схватках с противником, воодушевлённые рядом достигнутых серьёзных. успехов. Кромвелю удалось найти "людей духа". "Я собрал их... и с того дня они никогда не были биты"7 , - вспоминал он в 1657 году.

В январе 1644 г, Кромвель получил звание генерал-лейтенанта. Летом этого года произошла битва при Марстон-Муре, одна из решающих в ходе гражданской войны. Военный талант Кромвеля в этой битве проявился в полном блеске.

II

Весной и летом 1644 г. гражданская война была в полном разгаре. Довольно многочисленные, но фактически ещё не объединённые общим командованием войска парламента сражались на разных фронтах с переменным успехом: на западе, в Ланкашире и других местах, победы одерживали кавалеры; в центре Англии граф Эссекс вёл операции крайне вяло; на севере и востоке, наоборот, парламентская сторона


1 Letters and speeches. Vol. I, p. 134 - 135. Письмо от 13 мая 1643 года.

2 Ibidem, p. 140 - 143; ср. Belloc. Op. cit., p. 172.

3 Letters and speeches. Vol. I, p. 147.

4 Ibidem. Vol. Ill, p. 316, supplement.

5 Vicars. God's Arpe Overtopping the Worlds Waves. Abbott. Op. cit. Vol. I, p 265 - 266.

6 Firth Ch. Cromwell's Army, p. 140, где он анализирует это сражение.

7 Letters and speeches. Vol. III, p. 65.

стр. 66

имела определённый перевес. Войска Восточной ассоциации вместе с войсками лорда Фердинанда Ферфакса и его сына Томаса Ферфакса, а также вместе с шотландцами, пришедшими на помощь английскому парламенту в борьбе против короля, очистили почти весь обширный по своим пространствам Линкольншир. Армия лорда Ферфакса приступила было уже к осаде Йорка. Вследствие критического положения, создавшегося на севере для роялистов, в частности для войск графа Ньюкестля, король приказал Руперту прервать операции на западе (в Ланкашире) и спешно пойти в Йоркшир на соединение с силами Ньюкестля. Обеим роялистским армиям удались соединиться под Йорком (28 июня). Ферфаксу пришлось снять осаду и отступить на запад от Йорка. Здесь в. местности, известной под названием Марстон-Мур (Марстонская пустошь), он вскоре соединился с прибывшими войсками Манчестера и Левена (шотландцы). Роялистские войска также подошли сюда.

2 июля 1644 г. при Марстон-Муре произошла битва, которая по числу участников была самой значительной из всех битв гражданской войны 40 - 50-х годов. "Никогда ещё со времён войны Роз на английской почве не сходились друг с другом такие большие армии"1 . Парламентские войска, состоявшие из войск Восточной ассоциации под командованием Манчестера и Кромвеля, шотландцы Левена и Давида Лесли (командовавшего конницей) и армии Фердинанда и Томаса Ферфаксов насчитывали до 27 тыс. чел., из которых 20 тыс. составляли пехоту и 7 тыс. - конницу. У роялистов общее число войск было меньше - около 18 тыс. чел., - но их кавалерия равнялась парламентской (11 тыс. пехоты и 7 тыс. конницы).

Таким образом, я в этой битве решающий удар предстояло нанести кавалерии. Обе стороны долгое время выжидали, изучая друг друга. Сражению предшествовала ожесточённая артиллерийская канонада. "Огня было столько, что, казалось, весь воздух превратился в огненную стихию"2 , - выразительно замечал один - из наблюдателей. Лишь к вечеру, после 6 час., Кромвель начал атаку против королевской кавалерии. Вначале атака была удачна, и один из полков Руперта был оттеснён назад. Но вступивший в битву Руперт стремительной контратакой остановил наступление отрядов Кромвеля. Произошла свалка, во время которой Кромвель был легко ранен в шею я на время вышел из строя. Руперт продолжал яростно атаковать левое крыло парламентских войск. Но Лесли, стоявший со своими шотландцами в резерве, сумел приостановить натиск Руперта. Это дало Кромвелю возможность перестроить свои ряды, и вскоре он предпринял вторую атаку на кашицу Руперта, на этот раз настолько сильную, что неприятельская кавалерия была быстро рассеяна, "как пыль". "Левое крыло, которым командовал я... разбило всю кавалерию принца"3 .

Однако это была лишь половина дела. Положение парламентских войск было к этому моменту весьма серьёзным. Парламентская пехота, находившаяся в центре, и парламентское правое крыло (конница Томаса Ферфакса) не имели успеха. Часть неприятельской конницы под командованием роялиста Горинга разбила парламентскую пехоту Фердинанда Ферфакса и отбросила конные отряды, которыми командовал Томас Ферфакс. Манчестер, Левея и Ф. Ферфакс начали было уже отступать. Казалось, вся парламентская армия готова была обратиться в бегство. Но Кромвель спас положение. Поручив Лесли продолжать преследование Руперта и выделив часть своих людей против королевского центра, где пехотой командовал Ньюкестль, Кромвель со своими главными силами предпринял мощный фланговый удар против конницы Горинга и, в короткое время сокрушив её, соединился с Томасом Ферфаксом. После этого вместе с ободрившейся парламентской пехотой он напал на неприятельскую пехоту и разгромил её. Ньюкестль бежал. Четыре тысячи убитых и полторы тысячи пленных были результатом поражения кавалеров4 .

"Редко в истории можно было наблюдать более драматический поворот счастья, как это случилось на Марстон-Муре"5 , - замечает один из новейших биографов Кромвеля. Кромвель расценивал свою победу как "абсолютную победу" и видел в ней проявление божественной милости к "партии благочестивых". "Бог сделал их (врагов. - В. С. ) как бы жнивом для наших мечей"6 , - писал он. Политические последствия победы при Марстон-Муре были громадны. Армия Ньюкестля - наиболее крупная армия короля - перестала существовать. Весь север был потерян для короля.

Для Кромвеля марстонмурская битва имела особенное значение. Роль Кромвеля в ней оказалась наиболее блестящей. Он стал героем в глазах всей армии и всех наиболее активных и радикальных сторонников парламента. "Манчестера эта битва убила, Кромвеля превознесла и сделала героем дня"7 , - замечает другой биограф Кромвеля. Руперт признавал сокрушительной тактику Кромвеля и прозвал его за эту битву "железнобоким" ("Ironside"). Вскоре это название было распространено поклонниками Кромвеля не только на него самого, но и на его солдат, превратившихся в "Ironsides" Кромвеля. Большое уважение


1 Buchan. Op. cit., p. 141.

2 Letters and speeches. Vol. I, p. 175.

3 Letters and speeches. Vol. I, p. 176., Письмо полковнику Уолтону от 5 июля 1644 года.

4 Ibidem, p. 176 - 177.

5 Abbott. Op. cit. Vol. I, p. 286 - 287

6 Letters and speeches. Vol. I, p. 176

7 Belloc. Op. cit., p. 189.

стр. 67

к Кромвелю в этот период питал и Лесли, участник Тридцатилетней войны и поклонник шведской военной системы. Он с восторгом говорил о солдатах Кромвеля как о "лучших солдатах Европы"1 .

Битва при Марстон-Муре сыграла огромную роль в разгроме короля. Но она не завершила этот разгром. Она лишь заставила Кромвеля и Других радикальных вождей парламента усилить организацию парламентских сил для окончательной победы над королём. Но здесь у Кромвеля произошло столкновение с его ближайшим начальником графом Манчестером, который в вопросе о задачах войны держался своих особых взглядов.

III

После марстонмурской битвы парламентские армии снова разделились. Кромвель с Манчестером вернулись в восточные графства, чтобы окончательно очистить их от роялистов. Вскоре между генералами возникли серьёзные разногласия. Граф Манчестер отказывался от решительных действий, не хотел брать крепостей, остававшихся ещё в руках кавалеров; он отказывался также и от плана преследования Руперта на западе (в Чешире). Если в восточных графствах операции парламентских войск были парализованы, то на других фронтах они шли совсем плохо. Эссекс терпел неудачи в Корнуэле; Скиппон капитулировал (сдав оружие) в начале сентября в западной бухте Лоствидзиль. Кромвель тяжело переживал все эти неудачи. В одном из писем к Уолтону от 6 сентября 1644 г. он писал: "С душевной скорбью переживаем. печальное положение наших армий на западе... Поистине, если бы у нас были крылья, мы полетели бы туда... Но среди нас есть некоторые люди, слишком медлительные на дело. Если бы мы менее обращали внимания на свои личные цели, наше общее дело было бы сделано гораздо скорее"2 .

27 октября 1644 г. произошла новая крупная битва при Ньюбери3 которая окончательно раскрыла глаза Кромвелю на недостатки руководства и организации парламентского войска в целом. В отличие от битвы при Марстон-Муре новая битва не дала парламенту сколько-нибудь определённых результатов, показав скорее активность кавалеров. Ободрённый удачами на западе, Карл осенью 1644 г. решил взять реванш и предпринял новое наступление на Лондон. Он вступил в пределы Беркшира, куда должен был прибыть с кавалерией и Руперт. Парламент разгадал план короля и принял меры к тому, чтобы воспрепятствовать соединению короля с принцем. Манчестеру был дан приказ отрезать Карла от Оксфорда и захватить его самого с его немногочисленным войском. Манчестер, Кромвель и Скиппон (возвратившийся к исполнению обязанностей) командовали отдельными соединениями. Но согласованности в действиях у генералов не было. Не было даже настоящего единоначалия. Манчестер задержался в пути и хотя и атаковал королевские войска, но слишком поздно, уже после захода солнца. Вследствие этого Карл смог легко ускользнуть из подготовлявшейся ему ловушки. Он благополучно вывел свои войска, даже вывез всю артиллерию и возвратился в Оксфорд. Парламентские генералы были настолько обескуражены своей неудачей, что даже не решились его преследовать.

Через месяц после битвы при Ньюбери Кромвель выступил в парламенте с официальным обвинением Манчестера в "намеренной бездеятельности", квалифицируя последнюю как "измену". "Я заявил, - рассказывал потом Кромвель, - что граф Манчестер виноват в большинстве этих неудач и что это произошло не вследствие каких-либо случайных и частных обстоятельств, а из-за принципиального нежелания его лордства превратить настоящую войну в победу"4 . Манчестер, со своей "стороны, обвинял Кромвеля в неповиновении, в склонности к мятежу, в желании уничтожить аристократию и в покровительстве опасным сектам. Борьба двух генералов получила принципиальный характер. Манчестер и Кромвель были представителями двух разных политических партий: Манчестер - пресвитериан, Кромвель - индепендентов. Манчестера поддерживала палата лордов, Кромвеля - палата общин, а также многие выдающиеся офицеры армии.

9 декабря 1644 г. Кромвель произнёс в парламенте историческую речь, в которой требовал немедленной реорганизации армии. "Сказать по совести, - говорил Кромвель. - я думаю, что если армия не будет преобразована и если война не будет вестись энергично, то народ более не вынесет бремени войны и заставит вас заключить позорный мир"5 .

В заключение Кромвель высказал надежду, что любовь к родине заставит генералов отказаться от своих частных выгод и подчинить их интересам страны, что ни один член палаты не остановится перед тем, чтобы отказаться, если это потребуется, от собственных выгод ради общего блага.

Так родился знаменитый акт о "самоотречении", в результате которого должно было получить отставку старое, пресвитерианское командование. Через нижнюю палату билль прошёл уже 19 декабря 1644 года. В палате лордов он встретил противодействие, но в начале апреля 1645 г. также был принят. В течение января 1645 г. через обе палаты прошёл другой билль - о "новой модели", - окончательно утверждавший принцип централизованного


1 Gardiner. Great Civil War. Vol. II, p. 1 - 2.

2 Letters and speeches. Vol. I, p. 181.

3 Это так называемая вторая битва при Ньюбери в отличие от первой, происходившей в сентябре 1643 года.

4 Abbott. Op. cit. Vol. I, p. 302.

5 Ibidem, p. 314.

стр. 68

управления и точный состав парламентского войска.

Армия "нового образца" была в полном смысле слова детищем Кромвеля. Кромвель принимал активное участие в проведении обоих названных биллей, реформировавших армию. Он первый по настоящему обосновал в своих парламентских выступлениях необходимость военной реформы1 . Но самое главное - Кромвель своей предшествующей деятельностью по организации войска Восточной ассоциации уже на деле создал тип регулярного, строго дисциплинированного, преодолевшего местнические, локальные настроения войска. Отряды Восточной ассоциации составили и персонально наиболее значительную часть контингента "новой модели".

В частности в новую, образцовую парламентскую армию целиком вошла знаменитая кромвелевская конница. Во главе армии новой формаций был поставлен генерал Томас Ферфакс, командовавший на севере и всё время ранее поддерживавший контакт с войсками ассоциации. 10 июня 1645 г., по представлению Ферфакса, Кромвель был назначен генерал-лейтенантом "новой модели" с поручением командовать всей кавалерией. По букве акта о "самоотречении", Кромвель как член парламента не должен был занимать высшую командную должность. Но для него было сделано исключение. Никто другой не мог бы заменить его на посту командующего кавалерией. Назначения Кромвеля требовал и Лондон.

В петиции, поданной в парламент 8 июня 1645 г. от имени лондонского Сити, давалась лестная оценка военных и политических заслуг Кромвеля: "Всеобщее уважение и любовь, которые питают к нему как офицеры, так и солдаты всей армии, его собственные личные достоинства и способности, его великая заботливость, энергия, мужество и верность делу парламента, проявленные им на службе и ознаменованные крупными успехами, заставляют нас публично заявить вам обо всём этом"2 .

Кромвель был назначен помощником Ферфакса в критический момент. Предстояла новая, решительная схватка с кавалерами: Карл спешил напасть на Ферфакса, прежде чем закончится реорганизация парламентских военных сил. Король задумал широкий план. Он снова рассчитывал захватить север и отрезать от Лондона восточные графства. Встреча войск произошла в графстве Норземптоншир, близ деревни Нэзби. Убедившись в численном превосходстве парламентаристов, Карл некоторое время колебался, прежде чем вступить в бой. У короля было всего 7500 чел. (из них 4 тыс. кавалерии), у Ферфакса с Кромвелем - 14 тыс. (из них одной конницы 6500 чел.). Всё же по совету Руперта король начал битву 14 июня 1645 года. Сначала кавалеры имели успех. Руперт, бывший на правом фланге королевской армии, прорвал левый фланг парламентского войска, где командовал Айртон, и, преследуя его кавалеристов, продвинулся далеко вперёд, оторвавшись от основной массы королевских войск. (Подобную тактику Руперт применял уже раньше, в битве при Эджгилле 1642 года.) Парламентская пехота, расположенная в центре и руководимая Скиппоном, дрогнула. Но Кромвель и на этот раз исправил положение. Находясь на правом фланге парламентских войск, он стремительно ударил по коннице роялиста Лангдейля (на левом фланге королевского войска) и быстро разбил её. После этого он напал на королевскую пехоту, разгромил её, а затем стал угрожать королевским резервам. Карл бежал, бросив весь свой обоз и всю канцелярию. Когда Руперт через некоторое время возвратился, всё уже было кончено и ему самому оставалось лишь обратиться в бегство. Парламентские войска захватили 5 тыс. пленных и среди них 500 офицеров. Король потерял свою последнюю компактную армию. Кромвель одержал новую блестящую победу.

Парламентские войска (в частности кавалерия) имели при Нэзби большой численный перевес. Но не этим объяснялся разгром короля: сказывалась положительная сторона реформы - концентрированное командование, очищенное от колеблющихся элементов типа Манчестера и др. Снова проявились упорство, дисциплинированность, выдержка "железнобоких". Ещё раз Кромвель показал себя образцовым тактиком. В частности свой излюбленный фланговый удар, который Кромвель мастерски применил в битве при Марстон-Муре, он ещё более решительно повторил при Нэзби.

Признавая, как обычно, в этой победе проявление "божественной руки", Кромвель в письме к спикеру палаты обшин Вильяму Лентоллу в то же время подчёркивал, что победу одержали "честные люди", "верно служащие парламенту", "те, которые сражаются за свободу своей страны"3 . В этих словах Кромвеля содержалось признание им роли демократии в победе над королём и феодальными силами.

IV

Битва при Нэзби окончательно определила исход войны в пользу парламента. Зимой 1645 - 1646 г. военные действия ещё продолжались, но они носили характер добивания противника. Ликвидировались последние опорные пункты кавалеров, главным образом в западных округах Англии. Деятельность Кромвеля в этой кампании


1 Кроме Кромвеля ещё в начале 1644 г. с проектом реформы выступали Уоллер и Мэсси, но их предложения не были достаточно мотивированы. См. Firth Ch. Op. cit., p. 31.

2 Abbott. Op. cit. Vol. I, p. 365.

3 Letters and speeches. Vol. I, p. 204 - 205. Донесение о победе в письме к спикеру от 14 июня 1645 года.

стр. 69

выражалась в очищении от кавалеров юго-западных областей Уилтшира (гор. Бристоль) и Девоншира.

С военной точки зрения, кампания на западе интересна главным образом тем, что она показывает искусство Кромвеля брать укреплённые пункты. Кромвель придавал большое значение артиллерии и умел пользоваться ею как во время полевых сражений, так и особенно при осаде крепостей1 .

После падения Оксфорда, со второй половины 1646 г., в военных действиях происходит длительный перерыв. В начале 1647 г. первая гражданская война закончилась совершенно. Карл I оказался в плену у своих противников. Однако весной 1648 г. В стране разразилась новая, вторая гражданская война. Это был большой роялистский мятеж, вспыхнувший одновременно в разных концах Англии.

Во второй гражданской войне на долю Кромвеля снова выпала задача руководить ответственными операциями на западе. 11 июля 1648 г. он захватил крепость Пемброк, являвшуюся главным опорным пунктом роялистов в Уэлсе. Тогда возникла новая серьёзная опасность: шотландские роялисты во главе с герцогом Гамильтоном перешли англо-шотландскую границу и направились в Ланкашир, чтобы соединиться там с английскими кавалерами. У Гамильтона и действовавших в союзе с ним роялистов Монро и Лангдейля было около 25 - 30 тыс. чел., у Кромвеля - всего 10 тыс. (из них 6500 конницы).

Кромвель находился на крайнем западе Уэлса. Главная парламентская база военного имущества была расположена на северовостоке, в Гулле, на другом конце Англии, на расстоянии 245 миль (около 400 км) от Пемброка. Без дополнительного снабжения своих войск Кромвель не мог начинать новую кампанию. Кромвелю нужно было сделать громадную дугу, прежде чем встретиться с неприятелем в Ланкашире. В этих условиях быстрота передвижения, выигрыш во времени имели громадное" значение.

К счастью для Кромвеля, его враги облегчали разрешение этой задачи. Во-первых, шотландцы начали марш в Англию слишком поздно - 9 июля, в то время как 11-го Кромвель уже взял Пемброк и таким образом развязал себе руки. Во-вторых. Гамильтон продвигался крайне медленно. Расстояние от границы до Престона, примерно в 120 миль, он прошёл за 40 дней, т. е. делая за сутки всего 3 мили (около 5 км). В результате этого войска шотландцев растянулись длинной цепью и их арьергард далеко отстал от авангарда. Гамильтон пришёл в Престон фактически лишь с половиной своего войска. Остальная часть находилась ещё в пути. Гамильтон рассчитывал, далее, что к нему присоединится большое количество английских роялистов. Но этот расчёт оказался несостоятельным.

В Ланкашире к нему присоединилось не более 4 тыс. вооружённых людей.

Всё же положение Кромвеля было трудным: надо было пройти длинный путь в короткий срок. Между тем ощущался недостаток в снабжении. Особенно страдала пехота Кромвеля из-за отсутствия обуви. "Пришлите башмаков для моих бедных, измученных солдат"2 , - писал с дороги Кромвель правительству в Лондон в конце июля. Тем не менее солдаты парламента, полуразутые, плохо питавшиеся, упорно продвигались на север. Свою "дугу" длиной в 369 миль (около 500 км) Кромвель проделал за 33 дня. Сначала он шёл по 10 - 12 км в сутки, потом повысил скорость до 16 - 18 км в сутки, что в несколько раз превышало скорость движения шотландцев3 . 26 июля Кромвель был в Глостере, 30-го - в Уорвике, 3 августа - в Нотингеме, 8-го - в Донкастере (Йоркшир). В Донкастере Кромвель застал артиллерию, прибывшую по его требованию из Гулля. Солдаты здесь впервые за всё время марша могли отдохнуть в течение трёх дней. К этому времени парламенту удалось наладить также удовлетворительное снабжение армии продовольствием и обмундированием.

Разрешив таким образом ряд практических вопросов, Кромвель приступил непосредственно к выполнению плана разгрома противника. Круто повернув из Донкастера на запад, Кромвель 16 августа неожиданно для Гамильтона подошёл к Престолу. Но одна из армий Гамильтона - армия Монро - ещё не прибыла, другая - армия Лангдейля - подошла, но стояла отдельно от основных сил шотландцев. Гамильтон и его помощник Бейли находились южнее Престона, за рекой Риббль; Лангдейль стоял к северу от города. Всего у Гамильтона и Лангдейля было до 20 тыс. чел. - вдвое больше, чем у Кромвеля. Но разъединённость шотландско-роялистских сил, с одной стороны, а неожиданность появления Кромвеля - с другой, поставили шотландцев в затруднительное положение. Кромвель быстро взял инициативу боя в свои руки. В течение 17 августа он разбил войско Лангдейля, прежде чем ему смог оказать помощь Гамильтон; а затем 18-го, перейдя реку, разгромил войска Гамильтона. 19 августа битва превратилась фактически в преследование противника, который вынужден был бежать в южном направлении, так как Кромвель отрезал ему путь отступления на север.

Шотландцы потеряли до 2 тыс. убитыми и 8 - 9 тыс. пленными. "Наша конница утомилась до изнеможения, преследуя врага, - писал Кромвель в одном письме. - Мы частью побили, частью захватили и рассеяли всю его пехоту, осталась лишь небольшая часть конницы, вместе с которой убежал герцог... Если бы наши кони


1 Firth Ch Op. cit., p. 140.

2 Abbott. Op. cit. Vol. I. p. 625.

3 Belloc. Op. cit., p. 309 - 310.

стр. 70

могли бежать, мы бы захватили их всех"1 . Через, несколько дней Гамильтон был настигнут отрядом Ламберта и взят в плен. Так кончилась трёхдневная престонская битва. "Престонская кампания была, возможно, наилучшей из всех стратегических операций Кромвеля"2 , - так характеризует её один из современных биографов Кромвеля.

Действительно, престонская кампания замечательна во многих отношениях. Прежде всего она была целиком делом Кромвеля, обладавшего полкой свободой действий, фактически независимого главнокомандующего во всей этой операции. Далее, обращает на себя внимание наличие определённого, продуманного плана кампаний., и в основе его - грандиозный фланговый заход, тот же излюбленный Кромвелем фланговый удар. Наконец, в этой кампании особенно блестяще проявились тактические качества Кромвеля: быстрота и скрытность продвижения, концентрация своих сил в противоположность рассеянным (хотя и более многочисленным) силам противника, стремительность удара, смелость и инициатива. Кромвель не только нападает на вдвое превышающее его силы войско врага, но и изолирует противника от Шотландии, лишая таким образом шотландцев возможности перебрасывать с севера свои резервы.

Политическими последствиями победы при Престоне явились подавление шотландской роялистской контрреволюции и победа союзной с английским парламентом партии Аргайля. 4 октября Кромвель вступил в столицу Шотландии Эдинбург. Шотландский парламент немедленно признал недействительными все договоры, заключённые ранее с кавалерами. Так как дело сторонников короля к этому времени потерпело поражение и на востоке Англии (взятие Ферфаксом Кольчестера 24 августа), то вторая гражданская война тем самым была закончена. Её непосредственным, логическим результатом было установление в 1649 г. английской республики.

V

Престонская операция положила начало ряду последующих кампаний Кромвеля, которые он вёл самостоятельно и которые отличались наиболее крупными масштабами. Мы не будем останавливаться на его ирландских походах. Не говоря уже о политическом своеобразии их (что требует специального исследования), с военной точки зрения они менее интересны, чем войны на Британском острове. Ирландцы были слишком разъединены, они не смогли противостоять Кромвелю ни в одном крупном сражении. Операции Кромвеля в Шотландии фактически сводились к захвату крепостей и городов, воспроизводя в общем картину западной кампании 1645 - 1646 гг., о которой мы упоминали выше. Иное дело - шотландские походы 1650 и 1651 гг.: Денбар и Вустер были венцом военного искусства Кромвеля. В то же время именно шотландские кампании 1650 и 1651 гг. окончательно завершили цикл гражданских войн в Англии, начавшихся с конца 30-х годов XVII в. (шотландские войны-восстания перед английской революцией).

О том, что Шотландия готовит новую войну против английской республики, в Лондоне знали уже с конца 1649 года. Приезд в Шотландию Карла II и признание его эдинбургскими пресвитерианами королём Шотландии ясно говорили об этом. 12 июля 1650 г. парламент назначил Ферфакса главнокомандующим в предстоящей войне с Шотландией. Но Ферфакс отказался от этого поста, и тогда главнокомандующим был назначен Кромвель (26 июля 1650 г.). Обе стороны долго и упорно готовились к шотландской войне. У той и другой стороны имелись опытные, закалённые в боях солдаты. Но преимущество всё же было на стороне Кромвеля. Его войска состояли из 16 тыс. отборных ветеранов (10500 пехоты и 5500 конницы). Его помощниками были опытный генерал Флитвуд (по пехоте) и молодой, способный, хотя несколько тщеславный Ламберт (по кавалерии). У Кромвеля была лучшая артиллерия. Парламент принял меры к снабжению армии достаточным количеством продовольствия и снаряжения. Большое количество судов должно было плыть на север, вдоль побережья, и регулярно снабжать армию. На побережье предполагалось создать особые морские базы.

Кромвель знал отличные качества шотландских солдат, бывших ранее его союзниками. Главнокомандующим шотландской армией официально был старый граф Левен, фактически же - Давид Лесли, который сражался с Кромвелем бок о бок при Марстон-Муре. Лесли, безусловно, был незаурядным полководцем. В его армии было свыше 30 тыс. чел. (27 тыс. пехоты и 5 тыс. кавалерии), т. е. вдвое больше, чем у Кромвеля. Но в составе шотландской пехоты большинство были новобранцы. Шотландское руководство не имело должного единства. Наиболее крайние пресвитериане ковенантеры не доверяли Лесли и требовали от него чистки армии от крайних, подозрительных, с точки зрения пресвитериан, элементов.

22 июля 1650 г. Кромвель перешёл границу и затем быстро прошёл по Южной Шотландии. 23 июля он был уже в Массельбурге, в 5 1/2 милях от Эдинбурга. Лесли отступал, как бы намеренно заманивая английские войска в глубь Шотландии, с тем чтобы потом обрушиться на них, пользуясь своим численным превосходством. Кромвель понимал это. Между тем возникли трудности. Снабжение не было таким идеальным, как это предполагалось в Лондоне до начала операций.

Суровый шотландский климат вызвал среди английских солдат заболевания. Английские войска находились в Шотландии уже целый месяц, а успехов не было.


1 Letters and speeches. Vol. I, p. 345- 346. Письмо к Cholmley от 20 августа 1648 года.

2 Ashley M. Op. cit., p. 148.

стр. 71

На военном совете 31 августа было принято решение отойти от Массельбурга к югу, к Денбару, и, если можно, закрепиться там, а если не удастся, пойти дальше, к границе. 1 сентября английская армия достигла Денбара (в 30 милях от Эдинбурга). Лесли следовал за ней по пятам и в тот же день захватил важный горный проход, который открывал путь на юг, в Англию.

Таким образом, сухопутная дорога английским войскам была отрезана. Кромвель оказался в мешке. В письме ньюкестльскому губернатору Гезльригу от 2 сентября Кромвель не скрывал опасности своего положения: "Мы находимся в очень трудном положении. Враг блокирует нас... и мы можем выйти отсюда разве только чудом"1 . Войска Лесли были расположены на соседнем холме Дун-Хилл и были недоступны для англичан. В то же время англичане в любой момент могли подвергнуться нападению шотландцев. Однако Лесли не спешил с нападением. Он решил сначала захватить другие проходы, чтобы полностью отрезать Кромвеля от внешнего мира. Но руководящие пресвитерианские круги, предвкушая торжество победы, торопили своего главнокомандующего, требуя от него немедленного наступления. Под давлением их Лесли 2 сентября спустился с холма в долину; правое крыло его войск вышло на дорогу, ведущую на юг, в Бервик. Английская армия оказалась прижатой к Денбару. Вечером того же дня Кромвель, обозревая местность, заметил движение в лагере шотландцев. Он понял, что враг собирается атаковать его. Наступил критический момент, когда полководец должен быстро принять решение. Кромвель решил опередить шотландцев и отдал приказ по войскам быть готовыми к атаке. Кромвель предполагал нанести главный удар по правому крылу неприятеля, чтобы затем, смяв его, обрушиться на центр. Он учёл, что узкая долина затруднит развёртывание неприятельских сил. В то же время Кромвель выбрал очень удобный пункт для своей артиллерии. Пушки были поставлены в одном охотничьем доме на берегу потока, разделявшего обе армии. Пушки были хорошо замаскированы, и их огонь оказался особенно убийственным для левого фланга неприятеля. Шотландская артиллерия была слаба.

Вся ночь прошла в приготовлениях. Было холодно и сыро. Стоял туман. 3 сентября, в 4 часа утра, когда туман несколько рас сеялся и показалась луна, Флитвуд. Ламберт и Монк - генералы Кромвеля - начали наступление против неприятельского центра и частично против его левого крыла. Вначале они встретили серьёзное со противление и продвигалась вперёд с большими трудностями. Но Кромвель с тремя полками кавалерии зашёл в тыл правого неприятельского фланга и ударил по нему. В рядах шотландцев началось смятение. Оно увеличилось ещё больше, когда артиллерия Кромвеля начала усиленно громить левый фланг шотландцев. Воспользовавшись этим, английская пехота под командованием Монка вклинилась в ряды шотландских пехотинцев (в большинстве рекрутов) и начала их истреблять. В 5 час. 30 мин. утра на горизонте появилось солнце. При свете его Кромвель с торжеством наблюдал начавшееся бегство противника. "Бегут, бегут! Уверяю вас, они бегут!"2 - закричал он громко, ободряя солдат.

В 6 час. утра сражение было закончено. 3 тыс. шотландцев было убито; 10 тыс. пленных, 200 знамён, весь обоз и артиллерия достались победителям3 . Потери англичан были ничтожны: по словам Кромвеля, всего 20 человек (!), по данным шотландских источников, - 30. Так произошла битва, "самая блестящая из всех, какие когда-либо давал Кромвель"4 .

Вместо того чтобы попасться в "капкан" и капитулировать, Кромвель напал на неприятеля и разбил его наголову, хотя тот имел почти двойное превосходство сил. Удивительный глазомер, способность правильно ориентироваться, умелое использование разных родов войск - кавалерии, пехоты, артиллерии, - наконец, знаменитый фланговый удар - всё это обеспечило англичанам новую блестящую победу. Кромвелю самому Денбар всегда казался чудом5 .

Несмотря на победу английских войск при Денбаре война с Шотландией не была закончена. Правда, Кромвель вторично вступил в Эдинбург. Но "многие шотландские крепости продолжали упорно держаться. Северная Шотландия оставалась незавоёванной. Лесли собрал новое войско и продолжал оказывать сопротивление. 1 января 1651 г. в городе Перте Карл II короновался шотландской короной. Связь шотландских пресвитериан и английских кавалеров на некоторое время укрепилась. В интересах Кромвеля было дать Лесли еще одно решительное сражение. Но опытный шотландский генерал действовал с большой осторожностью и упорно избегал сражения. Болезнь Кромвеля, продолжавшаяся почти в течение всей первой половины 1651 г., ещё более задержала развитие активных операций.

Шотландской войне, казалось, не будет конца. Всё же удалось завязать сражение. 20 июля 1651 г. произошла довольно крупная битва близ Инверкитинга, в которой Ламберт одержал победу. 2 тыс. шотландцев было убито. 1400 взято в плен. Теперь Кромвель мог взять под свой контроль всю р. Файф 2 августа он занял город Перт. Лесли грозила опасность быть отрезанным от Западной Шотландии. Однако и положение Кромвеля было нелёгким: численность его войска заметно уменьшилась вследствие болезней и военных потерь; снабжение было


1 Letters and speeches. Vol. II, p. 92.

2 Abbott. Op. cit. Vol. II, p. 318.

3 Ibidem, p. 318 - 319.

4 Ibidem, p. 319.

5 Letters and speeches. Vol. II, p. III, etc. Ряд писем от 4 сентября 1650 г. Лентоллу, Айртону, Гезльригу и др.

стр. 72

неудовлетворительное; солдатам несколько месяцев не выдавали жалованья.

Неизвестно, как развернулись бы в дальнейшем события в Шотландии, если бы советники Карла II сами не ускорили развязку. Они решили перенести войну на территорию Англии. Этот план оказался для роялистов роковым. Но Карл II, тяготившийся опекой пресвитериан, живо ухватился за него. 5 августа шотландские роялистские войска перешли границу. Они снова, как и в 1648 г., шли западной дорогой в Ланкашир, откуда в случае удача путь открывался в глубь Англии, на Лондон, в случае же задержки - в Уэлс и Корнуэл, области, наиболее активно поддерживавшие кавалеров в предшествующих войнах. Кромвель был доволен этим шагом врага. Он видел в нём доказательство отчаяния шотландцев, пытавшихся добиться успеха другим путём. Он был рад, что противник избавляет его от новой зимней кампании в Шотландии1 . Задача состояла лишь в том, чтобы захватить противника и уничтожить его.

Кромвель начал преследование. Часть своих войск, под командованием генерала Монка, он оставил в Шотландии. Сам же с основной массой войск пошёл на юг, в Англию, восточной дорогой, делая, таким образом, и на этот раз "дугу". Генералу Ламберту было поручено следовать за шотландцами по западной дороге ("по пятам противника"). Генерал Гаррисон, бывший в Ньюкестле, получил приказ пойти на запад и следовать параллельно неприятельским войскам, не давая им повернуть на восток; в дальнейшем Гаррисон должен был соединиться с Ламбертом.

И на этот раз, как и в 1648 г., скорость продвижения войск Кромвеля имела решающее значение Выступив в поход 6 августа, Кромвель 22-го был в Уорвике, гае соединился с войсками Ламберта и Гаррисона. Из Уорвика Кромвель резко повернул на Вустер, куда только что прибыл Карл II. Шотландцы, были утомлены длинным и тяжёлым путём и нуждались в отдыхе. Их было всего 16 тысяч. Приток роялистских сил в Англии оказался и на этот раз незначительным, и королю приходилось довольствоваться лишь тем войском, которое он привёл с собой из Шотландии. Кромвель, наоборот, имел теперь значительный перевес в силах, так как он получил новое пополнение. Всего у него было около 31- 32 тыс. человек.

Имея численное, превосходство, Кромвель, подойдя к Вустеру (28 августа), разделил свои силы. Одна часть войска, которую он возглавлял сам, была расположена перед Вустером, с восточной стороны, преграждая врагу дорогу на Лондон. Другая часть войска, под командованием Ламберта и Флитвуда, подошла к Вустеру с юга, овладев важным пунктом - мостом на р. Северн.

3 сентября, в годовщину ленбарской битвы, Кромвель дал сражение при Вустере. Сначала главное сражение происходило к югу от города. Флитвуд и подошедший к нему на помощь Кромвель перешли р. Северн и её приток Тим (по понтонным мостам) и разбили наголову шотландские войска. Побеждённый неприятель устремился в город, где находился Карл II Тогда Кромвель возвратился обратно через Северн к своим войскам, расположенным к востоку от Вустера, и отрезал врагу путь отступления. Вскоре на улицах Вустера началось побоище. Было взято около 7 тыс. пленных. Шотландская армия перестала существовать. Карлу II удалось убежать, но его дело было проиграно.

"Враг понёс большие потери и теперь рассеян, - писал Кромвель спикеру вечером 3 сентября. - Мы его преследуем, Ваши войска, и старые и вновь набранные, сражались с величайшим мужеством"2 . "Growning mercy" - "увенчивающая милость" - так охарактеризовал Кромвель вустерскую победу, являвшуюся действительно венцом его военных успехов и концом гражданской войны. В то же время это была последняя битва, которой Кромвель руководил лично. Последующие войны с Голландией и Испанией в 50-е годы происходили, конечно, не без участия Оливера. Но непосредственно он этими операциями уже не руководил.

VI

Кромвель, безусловно, принадлежит к числу крупнейших в истории полководцев. Его военно-организаторский талант сказался в факте создания большой регулярной армии, организованной в процессе революционной войны при его ближайшем и активнейшем участии. При этом Кромвель прошёл сложный путь командира - от капитана, обучавшего лично несколько десятков волонтёров, до генерал-капитана, главнокомандующего всей армией республики.

Кромвель, далее, был, бесспорно, выдающимся генералом кавалерии, мастерски овладевшим искусством кавалерийской атаки, кавалерийских рейдов, кавалерийских фланговых ударов. Его тактика строилась на смелой инициативе, маневрировании, быстроте действия и строгом учёте реальной действительности. Если во время боя возникали непредвиденные обстоятельства, Кромвель быстро менял и видоизменял свои планы: ему чужды были рутинёрство и педантизм.

Кромвель, несомненно, был и крупным стратегом. Его кампании периода 1648 - 1651 гг. поражают целеустремлённостью, продуманностью, наличием определённого плана. Обычно он навязывал своему противнику те или иные действия, в то же время сохраняя за собой инициативу.


1 Letters and speeches. Vol. II, p. 213- 215. Письмо к Лентоллу от 4 августа 1651 года.

2 Ibidem, p. 223. Письмо от 3 сентября 1651 года.

стр. 73

Не являясь абсолютным новатором в приёмах военного дела (строй, оружие, роды войск и т. д.). Кромвель следовал наиболее передовой тогдашней военной системе, которая связана с именем шведского короля Густава-Адольфа, но своими корнями уходит еще глубже - в практику революционных войн нидерландской революции конца XVI и начала XVII века. Кромвель внёс ряд усовершенствований в эту систему, Спаянность его солдат в строю, их способность быстро рассыпаться и вновь собираться на свои места; маневренность, нашедшая наиболее яркое выражение в его знаменитом фланговом ударе и в практике обхода неприятеля ("дуга"); широкое пользование ручным огнестрельным оружием (и в пехоте, а отчасти и в коннице); широкое применение не только осадной, но и полевой артиллерии - все эти моменты представляли собой дальнейшее развитие военного искусства по сравнению с практикой Морица и Густава-Адольфа.

Но у Кромвеля как полководца было ещё одно качество, обеспечивавшее его победы, - способность психологически воздействовать на солдатские массы. Солдаты искренне любили Кромвеля и верили ему. Для них он был бесспорным моральным авторитетом. Чем это достигалось? Прежде всего тем, что Кромвель во время гражданской войны сам искал поддержки народных масс, черпал свои ресурсы из народа и тем самым придавал своей армии народный характер.

Армия Кромвеля в своих декларациях неоднократно заявляла, что она борется за свободу и благо своей страны. Религиозная идеология Кромвеля - идеология передового, радикального пуританизма - помогала ему находить с народными массами общий язык и общие чувства, В религиозных формулировках, в цитатах из священного писания Кромвель и его солдаты, по существу, выражали своё общее настроение - глубочайшую уверенность в правоте своего социального и политического дела и в неизбежности его победы.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННАЯ-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-КРОМВЕЛЯ-1641-1651

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Valentin GryaznoffContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gryaznoff

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. СЕМЁНОВ, ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРОМВЕЛЯ (1641-1651) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 11.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННАЯ-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-КРОМВЕЛЯ-1641-1651 (date of access: 18.09.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. СЕМЁНОВ:

В. СЕМЁНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Valentin Gryaznoff
Ufa, Russia
1672 views rating
11.09.2015 (2199 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
THIS OVERRIDING PASSION
Yesterday · From Россия Онлайн
PATRIMONIAL ESTATE OF THE CZARS
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
CHIEF THEORIST AND STRATEGIST OF NATIONAL COSMONAUTICS
Yesterday · From Россия Онлайн
OUR DIRECTOR
2 days ago · From Россия Онлайн
ALLIANCE OF SCIENCE, EDUCATION AND BUSINESS
2 days ago · From Россия Онлайн
MASTER OF POLYGRAPHY
2 days ago · From Россия Онлайн
RUSSIAN LAPLAND
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
This manual is intended for laboratory assistants and young professionals who are beginning to work with a light microscope. The manual discusses the basic theoretical concepts of optics used in microscopy. The device and the principle of operation of the microscope are described. Recommendations for setting up the microscope and taking care of it are given.
Catalog: Биология 
4 days ago · From Денис Васильев
Семейные радости
Catalog: Разное 
5 days ago · From Россия Онлайн
От ссуды до сумы - один шаг
Catalog: Экономика 
5 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРОМВЕЛЯ (1641-1651)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones