Libmonster ID: RU-19379

В. ТЕРЕХОВ, Кандидат технических наук

Всё более распространенной становится точка зрения, согласно которой центр мировой политики, в течение последних нескольких веков располагавшийся в Европе, смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР)1. Довольно часто поэтому наступившее столетие называют "веком Азии". В АТР находятся почти все ведущие державы мира (США, КНР, Япония, Россия). Здесь же проживают две трети населения земного шара. По прогнозам аналитиков, к 2025 г. КНР выйдет на второе место в списке ведущих экономических держав2. Япония, с нынешнего второго, переместится на третье место.

Своего рода "осью" региональной и мировой политики становится сложный комплекс отношений США с КНР. В то же время все более заметное влияние на характер развития американо-китайских отношений оказывает Япония, взявшая курс на повышение своей значимости в региональной и мировой политике. Хотя основным инструментом по реализации этого курса продолжает оставаться её экономика, в последние годы заметное внимание уделяется и "силовому компоненту" как важной составляющей части совокупной национальной мощи страны. Об этом свидетельствует, в частности, быстро развивающийся процесс адаптации национальных вооруженных сил к действиям за пределами территории страны.

НОВОЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ ЯПОНИИ

Процесс нового позиционирования Японии на международной арене определяется в последнее время термином "нормализация". Несколько ранее он использовался применительно к Германии - союзнице Японии во Второй мировой войне, поражение в которой и стало отправной точкой последующего пятидесятилетнего периода "анормального" состояния обоих государств. Его основным признаком является установление контроля над ходом восстановления государственности в целом и за форматом военного строительства побеждённой страны, в частности, со стороны победителей.

В Японии распространена точка зрения, согласно которой её впечатляющие успехи в области экономики во многом обусловлены тем, что неизбежные издержки, связанные с решением проблемы обеспечения национальной безопасности, в послевоенные годы в основном несли на себе США. Потерпевшая поражение в войне Япония не могла самостоятельно определять свою послевоенную политику, но продиктованный ей политический курс оказался очень удачным для процесса восстановления и развития.

По мнению одного из первых послевоенных премьер-министров С. Иосиды, главным условием дальнейшего успешного развития страны должно было быть сохранение 9-й "антивоенной" статьи Конституции 1947 г., а также расширение торговых связей с КНР. Первое обеспечивало возможность избежать огромных непроизводительных затрат на военные нужды, а второе предоставляло обширный рынок сбыта продукции быстро растущей японской экономики.

Однако с начала 90-х гг. минувшего столетия относительная пассивность японского руководства в вопросах национальной и международной безопасности стала подвергаться возрастающей критике как внутри страны, так и за рубежом. Указывалось, в частности, что Япония не может больше оставаться "сторонним наблюдателем" за новыми процессами на мировой арене.

Вышедшая в 2007 г. книга известного американского специалиста по проблемам Азии К. Б. Пайла "Возвышение Японии: возрождение японской мощи и цели" ("Japan Rising: Resurgence of Japanese Power and Purpose") обратила на себя внимание уже заголовком, поскольку до сих пор термин "возвышение" неизменно использовался только в отношении КНР. Основной вывод, который делает её автор, заключается в том, что уже в ближайшем будущем Япония будет оказывать не меньшее влияние на развитие событий в АТР, чем Китай3.

В общей дискуссии о необходимости участия Японии в строительстве нового миропорядка все чаще всплывает мотив "силового" обеспечения потребностей экономики в необходимых сырьевых ресурсах (большинство из которых в стране отсутствует) и надёжность транспортировки японских товаров морскими путями. В Японии полагают, что необходимые для этого акции на мировой арене (в том числе и военные) целесообразнее всего проводить совместно с США (даже находясь на вторых ролях). Во-первых, потому, что в АТР сохраняется негативная историческая память о Японии периода Второй мировой войны и, во-вторых, потому, что в ближайшей перспективе японский военный потенциал не достигнет достаточно высокого уровня. Одной из главных задач, которую намерено решить нынешнее руководство Японии, заключается в преодолении "негативной репутации" страны, обусловленной упомянутой выше исторической памятью народов Азии. Для этого Япония настойчиво и в то же время ненавязчиво преподносит себя как государство, обладающее "достаточной, но вовсе не опасной военной мощью"4.

Как заметил в июне 2006 г. директор научных программ лондонского Института международных стратегических исследований П. М. Кронин, после почти шестилетнего периода правления кабинета Д. Коидзуми страна готова формально отказаться от эвфемизмов "Японские силы самообороны" и "Управление национальной обороны" (ЯССО и УНО), которыми все еще обозначаются "вполне реальные вооруженные силы и министерство обороны Японии"5. Поводом для подобного высказывания британского эксперта послужил внесенный в японский парламент законопроект о переименовании УНО в Министерство обороны6.

стр. 2

На состоявшемся в мае 2007 г. совещании экспертов, посвященном оценке возможностей Японии выполнять свой союзнический долг без изменения конституции, тогдашний премьер-министр С. Абэ назвал "драматически ужесточающейся" ситуацию в сфере безопасности7. Тогда же обе палаты японского парламента проголосовали за проведение до 2010 г. всенародного референдума относительно необходимости внесения поправок в 9-ю статью национальной конституции8. Образованная премьер-министром так называемая "Группа 13-ти" занимается в настоящее время изучением возможностей реализации Японией права на коллективную оборону без "модификации" конституции. "Группе" поручено дать ответы на следующие вопросы:

- какими должны быть действия японских боевых кораблей в случае нападения на ВМС США?

- должна ли японская система ПРО участвовать в отражении ракетного удара по территории Соединенных Штатов?

- могут ли подразделения ЯССО в Ираке открывать ответный огонь?

- может ли ЯССО предоставлять транспортные услуги и обеспечивать тыловую поддержку ВС США и других государств?

Сам факт формирования "Группы 13-ти" и характер поставленных перед нею вопросов (фактически предопределяющий ответ) свидетельствуют о желании правящих кругов Японии получить право на коллективную (совместно с США) оборону пока без внесения поправок в конституцию, а лишь путем новой трактовки ее 9-й статьи.

В последние годы активизируются контакты высокопоставленных представителей Японии и Североатлантического союза. Значительным событием в японской внешней политике стал визит бывшего министра иностранных дел Т. Асо в штаб-квартиру Совета НАТО в Брюсселе в мае 2006 г.9 Японский министр и генеральный секретарь НАТО Я.де Хооп-Схеффер, годом ранее посетивший Японию, выразил готовность развивать и углублять взаимодействие между сторонами.

Апогеем же двухлетнего взаимного зондажа позиций стал первый в истории отношений Японии с Североатлантическим союзом визит премьер-министра С. Абэ в штаб-квартиру альянса в Брюсселе, состоявшийся в январе 2007 г.10 В своей речи он отметил общность целей, преследуемых Японией и НАТО на мировой политической арене, поддержал все международные акции блока (в частности, в Афганистане) и подчеркнул готовность своей страны расширять партнерские отношения с ним11. Тем самым Япония заявила о себе как о "восточном партнере НАТО".

Серьезно повлиять на ситуацию в АТР может дальнейшее развитие так называемой "Четырехсторонней инициативы" (Quadrilateral Initiative), предусматривающей расширение взаимодействия США, Японии, Австралии и Индии в различных сферах деятельности. Впервые она была озвучена в начале 2007 г. С. Абэ. Ее тут же поддержал вице-президент США Д. Чейни, а уже 25 мая 2007 г. в Маниле состоялась встреча представителей всех четырех участников данной "Инициативы"12. Этой встрече предшествовали трехсторонние (японо-американо-индийские) военно-морские учения, приуроченные к визиту трех кораблей индийских ВМС в Японию. В начале сентября 2007 г. участники "Инициативы", а также Сингапур провели беспрецедентные совместные военно-морские манёвры в Бенгальском заливе.

Судя по всему, участники "Инициативы" расходятся во мнении относительно её формата и реального содержания. Тем не менее, создается впечатление, что Соединенные Штаты возлагают на нее самые серьезные надежды. Так, бывший советник президента Дж.Буша Р. Блэквил, говоря об американо-индийском сотрудничестве, подчеркивает необходимость "всё более увязывать его с тесным взаимодействием США с Японией и нашими европейскими союзниками"13.

Свое участие в данной "Инициативе" Япония афиширует как "борьбу за демократию, гуманизм и верховенство закона". По словам С. Абэ, его страна выступает за укрепление азиатской "дуги свободы и процветания", которую образуют в первую очередь Австралия, Индия, США и Япония. Естественно не случайно эта "дуга" полностью совпадает с основными маршрутами поставок в Японию углеводородов. Как не без иронии заметил обозреватель журнала "Экономист", поездка летом 2007 г. С. Абэ по странам Персидского залива (когда и была сформулирована концепция упомянутой "дуги") является "наглядной иллюстрацией прагматизма японской политики, маскирующейся заявлениями о распространении демократии"14.

О "дуге свободы и процветания" говорится и в японо-индийском соглашении о кооперации в сфере обороны и безопасности, подписанном 22 августа 2007 г. в ходе визита С. Абэ в Индию. Среди различных мероприятий, предусмотренных этим соглашением, особое внимание обращается на обеспечение защиты морских линий коммуникаций "от транснационального криминалитета" и "предотвращение распространения ОМУ".

ФАКТОР КИТАЯ

Политологи полагают, что основной причиной, толкающей Японию на возрождение своей военной мощи, являются опасения, связанные с превращением Китая в региональную, а в перспективе и глобальную супердержаву. Как известно, проблема противостояния Японии и Китая (а также Японии и Кореи) имеет глубокие исторические корни15.

Напряженность в японо-китайских отношениях, находившихся в состоянии "глубокой заморозки" практически в течение всего периода правления кабинета Д. Коидзуми, представляет собой один из основных вызовов стабильности в АТР. Поэтому, видимо, не случайно следующий премьер-министр Японии С. Абэ совершил свой первый заграничный визит

стр. 3

именно в КНР. Ответный визит китайского премьера Вэнь Цзябао в Токио, состоявшийся в апреле 2007 г., и последовавшая за ним встреча министров обороны обеих стран создали определенную основу для "размораживания" двусторонних отношений.

Вместе с тем, существуют факторы, препятствующие развитию этого позитивного процесса. Прежде всего, к ним следует отнести серьезные разногласия относительно будущего Тайваня и Кореи. Что касается Китая, то он демонстрирует готовность выстраивать конструктивные отношения с Японией. В то же время с учетом сложной истории этих отношений китайские эксперты говорят "об отсутствии ясности" относительно реальных намерений партнера16.

По мнению профессора Китайского института современных международных отношений Яна Боцзяна, перспективы развития японо-китайских отношений "в период после Д. Коидзуми" в значительной степени зависят от того, согласится ли японский народ с возможностью использования подразделений ЯССО за национальными границами. Фактически Ян Боцзян выразил основные опасения КНР относительно Японии, обусловленные вероятностью ее полного отказа от послевоенных "пацифистских традиций"17, которые, по словам бывшего генерального директора УНО Ф. Нукаги, не позволили японским боевым подразделениям поддержать США во время "войны в Заливе 1991 г.".

НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ВОЕННОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЯПОНИИ

Фактически уже начавшийся процесс вывода сферы ответственности ЯССО далеко за пределы национальных границ требует кардинального пересмотра структуры этих сил и характера их оснащения. О том, что данные требования уже принимаются во внимание, свидетельствуют новые тенденции в политике закупок вооружения всеми тремя видами японских вооруженных сил. Так, принято решение о том, что Сухопутные силы в основном будут теперь приобретать облегченные боевые машины, пригодные для быстрой переброски по воздуху на большие расстояния. В ВВС поступят военно-транспортные самолеты и "воздушные танкеры" для заправки самолетов в воздухе. ВМС получат суда материально-технического обеспечения "заморских операций" и боевые корабли, способные обеспечить ПВО, ПРО, ПЛО как морской группировки, так и Сухопутных сил. Соответственно предполагается вывести из эксплуатации или сократить количество тяжёлой артиллерии и танков, которые не соответствуют задачам новой оборонной политики Японии.

Указанные сдвиги в политике закупок уже нашли отражение в военных бюджетах 2004 и 2005 фин. гг.* Именно в эти годы началась практическая реализация новой стратегии военного строительства страны, обозначенная в концептуальных документах, опубликованных в конце 2004 г. Структура этих бюджетов была нацелена на повышение мобильности ЯССО и, соответственно, сокращение количества тяжелого вооружения. Спуск в августе 2007 г. на воду вертолётоносца "Hyuga" водоизмещением 13,5 тыс. т (первого в серии из 4-х судов) явился, по мнению экспертов, "свидетельством амбициозных планов Японии по увеличению её военно-морского потенциала и расширению участия в операциях международных коалиций". По словам заместителя директора Института Окадзаки (Токио) контр-адмирала в отставке С. Кавамуры, "Hyuga стал важным шагом в демонстрации японских возможностей по созданию в будущем полноценных авианосцев"18.

Незадолго до своего ухода с поста министра обороны Японии Ф. Кюма в интервью еженедельнику "Дефенс Ньюс" в общих чертах обозначил основные направления переоснащения ЯССО с учетом поставленных перед ними новых задач19. Во-первых, он указал на необходимость повышения уровня "транспортабельности" этих сил, поскольку предполагается чаще использовать их в международных военных акциях". Во-вторых, Ф. Кюма обратил внимание на быстрое оснащение китайских ВВС истребителями четвертого поколения, в связи с чем, по его мнению, японские ВВС также должны вооружаться истребителями не ниже поколения 4+, не исключая также возможности приобретения истребителей пятого поколения.

Касаясь вопроса о возможной отмене "добровольного эмбарго" на продажу продукции японской ОП (являющегося основной причиной ее высокой стоимости), Ф. Кюма отметил, что решение этой проблемы будет осуществляться постепенно, по мере возникновения тех или иных поводов. Первым таким поводом, как известно, послужила совместная американо-японская разработка противоракеты SM-3, в том числе и для японских кораблей, оборудованных системой ПВО "Aegis". Поскольку окончательная сборка данных ракет осуществляется в США, то для отправки за границу изготовленных в Японии компонентов в законе об эмбарго было сделано соответствующее "исключение".

В концентрированном виде взгляды японского руководства на проблему обороны страны излагаются в ежегодно издаваемой "Белой книге" по обороне Японии. В последней из них (Defense of Japan 2007)20 нашли отражение отмечавшиеся ранее основные тенденции в оборонной политике страны последних лет. Они заключаются в выносе сферы ответственности ЯССО за пределы национальных границ и укреплении военно-политических связей с США и их ближайшими союзниками в АТР, а также с Индией.

РАБОТЫ В ОБЛАСТИ ПРО

Пожалуй, ни один из аспектов военного строительства Японии не находится под столь пристальным вниманием экспертов, как ее работы (в кооперации с США) в области ПРО. Это вполне объяснимо, поскольку ситуация именно в данной сфере, во-первых, затрагивает самые верхние, стратегические уровни взаимоотношений между обоими государствами и, во-вторых, является хорошим индикатором их состояния и направлений развития. Следует отметить, что среди более десятка военно-прикладных НИОКР21, в которых в разной степени налажена американо-японская кооперация, особое место занимают как раз работы в области систем ПРО, что, по мнению японского руководства, "способствует укреплению японо-американского Договора о безопасности"22.

Согласно рекомендациям Совета безопасности Японии, правительство страны в 1999 г. приняло решение присоединиться к части американских исследований в области систем ПРО под названием "Расширенная оборона морского театра военных действий" (Navy Theater Wide Defense, NTWD).


* В конце 2004 г. были приняты и базовые правительственные документы, обозначившие новую государственную политику в сфере обороны, которые, в свою очередь, опирались на выводы специально образованной правительством так называемой "комиссии Х. Араки", работавшей с апреля по октябрь того же года.

стр. 4

Затем между УНО и МО США был заключен меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым Япония подключилась к разработкам нескольких основных элементов трехступенчатой ракеты-перехватчика SM-3, предназначенной для запуска с кораблей, оборудованных системой "Aegis". Будущая японская ПРО должна включать системы морского и наземного базирования. Первые предназначены для перехвата баллистических ракет на активном и среднем участках траектории полета, вторые - на конечном.

Расширение масштабов американо-японской кооперации в области противоракетной обороны стало основной темой переговоров, состоявшихся в конце марта 2006 г. между делегациями МО США и тогдашнего УНО Японии. Американские эксперты склонны были рассматривать данное событие в контексте формирования новой стратегической конфигурации в Северо-Восточной Азии (СВА), которая окажет существенное влияние на военно-политическую ситуацию в мире в целом23. Переход многолетней американо-японской программы создания систем региональной ПРО в стадию развертывания, по мнению тех же экспертов, "...повышает возможности обеих стран по защите их военных группировок от китайских ракет во время конфликта".

Не исключено, что американо-японская кооперация в области ПРО может выйти на принципиально новый, более высокий уровень. Это произойдет в том случае, если Япония присоединится к многолетним американским работам по разработке мощного лазера воздушного базирования (Airborne Laser - ABL). Выступая летом 2007 г. на конференции Ассоциации американских ВВС, на которой присутствовали представители компании "Мицубиши хеви индастриз", директор программы ABL, реализуемой компанией "Боинг", Г. Хислоп заявил, что такая возможность весьма реальна24.

ПРОГРАММА МОДЕРНИЗАЦИИ ИСТРЕБИТЕЛЬНОЙ АВИАЦИИ

Весьма наглядно иллюстрирует процесс трансформации американо-японских отношений, а также политической ситуации в субрегионе Северо-Восточной Азии, и программа модернизации истребительной авиации F-X. В рамках этой программы должен быть объявлен тендер на замену парка устаревших истребителей F-4E. Вплоть до последнего времени ожидалось, что США могут выставить на нем истребитель F/A-18E/F "Super Hornet", Франция -"Rafale", объединенная трансевропейская компания "Eurofighter" - истребитель "Typhoon".

Внешне достаточно ординарному событию в процессе перевооружения ЯССО политическую интригу придал японский зондаж позиции США на предмет возможности выставления американской стороной на тендер самого современного (и дорогого) в мире истребителя (5-го поколения) F-22*. Положительному решению вопроса мешают как законодательно установленный запрет на экспорт истребителя F-2225, так и отсутствие в США единого мнения о целесообразности внесения в существующий закон поправок, которые бы позволили обходить его "в исключительных случаях". Основными сторонниками идеи продажи Японии F-22 являются МО США и компания - изготовитель самолёта "Локхид Мартин".

Представители МО США указывают на "потребности Японии в истребителях F-22 в связи с усилением Китая и сложной ситуацией на Корейском полуострове". Что же касается "Локхид Мартин", то ее лоббирование вызвано тем, что если ВВС не смогут убедить Конгресс увеличить вдвое общее количество заказываемых истребителей, то после 2011 г. производственные линии этой компании будут закрыты.

После серии ракетных испытаний, проведенных КНДР в начале лета 2006 г., этот вопрос обрел новый контекст. Упоминавшийся ранее замдиректор токийского Института Окадзаки С. Кавамура недавно заявил, что, учитывая обострение ситуации к западу от Японии, F-22 будет наиболее подходящей моделью при замене парка истребителей ВВС страны.

Эта ремарка отражает одну из важнейших задач, которую должен решать F-22 (или другой самолет, принятый на вооружение в рамках программы F-X), заключающуюся в обеспечении противоракетной обороны на той стадии, когда предназначенные для атаки японской территории ракеты "...еще не покинули пусковые установки". Решению этой задачи будет способствовать и закупка четырех воздушных танкеров-топливозаправщиков В-767.

В июне 2007 г. Исследовательской службой Конгресса США был распространен документ "Возможность экспорта истребителя F-22 в Японию", в котором выражалась готовность вновь рассмотреть этот вопрос и приводились аргументы "за" и "против" снятия запрета на продажу данного истребителя. К первым были отнесены "потенциальные выгоды американской промышленности, вклад в оборону Японии и [прилегающего] региона, обеспечение американо-японской военной интероперабельности (возможности взаимодействия между разными поставщиками программных и аппаратных изделий)", а ко вторым - "опасения по поводу последствий распространения [новейших] технологий и возможность подрыва региональной стабильности"26.

Последняя оговорка была сделана не случайно, ибо перспектива приобретения Японией F-22 вызвала резко негативную реакцию в Республике Корея (РК). В комментарии американского еженедельника "Дефенс Ньюс", в частности, отмечается: "Рвение, которое проявляет Вашингтон в деле милитаризации Японии, никак не способствует тому, чтобы назвать его [политику] предельно честной"27. Выражая мнение определенной части американского истэблишмента, которая с беспокойством наблюдает за указанным процессом, автор статьи подчеркивает, что в


* Такой закон был принят в 1997 г. с целью предотвращения утечки в КНР и Россию секретной информации о технологических новациях, используемых в истребителе F-22.

стр. 5

итоге пострадать может в первую очередь безопасность самой Японии из-за неизбежных контрмер ее соседей.

В апреле 2007 г. министр обороны Республики Корея Ким Ян-су публично выразил опасения относительно возможного приобретения Японией истребителей F-22, указав на готовность его страны к принятию "соответствующих мер"28. Тогда же представитель службы связи с прессой МО РК сделал заявление о том, что Сеул "не может позволить себе спокойно наблюдать за тем, как Япония увеличивает свой потенциал воздушного доминирования в регионе".

Вместе с тем, просочились сведения, согласно которым в Японии ведётся разработка собственного истребителя нового поколения29. Судя по опубликованной в японской прессе фотографии модели будущего самолёта, внешне он напоминает F-22, но будет, видимо, меньше по размерам30. Его первый полёт ожидается в 2011 г.

ОТНОШЕНИЕ В США К ПРОЦЕССУ "НОРМАЛИЗАЦИИ" ЯПОНИИ

В США до сих пор нет единого мнения относительно того, как далеко может зайти процесс "нормализации" Японии, и какими последствиями он грозит американским интересам в АТР. Весьма распространена, например, точка зрения, согласно которой на первое место в раскладе сил в регионе выходит японо-китайское стратегическое соперничество, которое постепенно вытесняет американо-китайское противостояние. В Вашингтоне уже рассматривается вопрос об адаптации собственного стратегического курса США в АТР с учетом нарастающей конкуренции между КНР и Японией за региональное лидерство.

В последние годы в американской политической элите распространились два достаточно противоречивых подхода к проблеме обеспечения безопасности и защиты американских интересов в АТР31. Эксперты Центра стратегических и международных исследований К. М. Кэмпбелл и Д. Чёлит утверждают, что в американском истэблишменте существуют две основные группировки, для обозначения которых они используют термин "клики"32. По их мнению, без учета факта существования этих группировок (консолидированных на базе взаимной лояльности их членов) невозможно понять характер эволюции, происходящей в последнее время во внешней политике США.

Суть первого подхода, который связывают с именем бывшего заместителя госсекретаря Р. Зелика*, состоит в утверждении того, что приоритет следует отдавать налаживанию конструктивных отношений с Китаем и постепенному вовлечению его в мировые политические и экономические процессы. При этом Р. Зелик не отрицает значимости Японии как одного из основных союзников США в регионе и в мире в целом.

Согласно другому подходу, сторонниками которого являются в том числе предшественник Р. Зелика на посту заместителя госсекретаря Р. Армитедж и профессор Гарвардского университета Дж. Най, именно Японии отводится важнейшая роль в обеспечении национальной безопасности и интересов Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а КНР причисляется, скорее, к потенциальным источникам вызовов этим интересам**.

Оба подхода благополучно оказались совмещенными в опубликованной в 2006 г. "Стратегии национальной безопасности США". В этом документе, в частности, говорится: "Главная наша задача состоит в том, чтобы помочь Китаю сделать правильный стратегический выбор в интересах собственного народа. В то же время мы намерены застраховать себя и от других возможных сценариев". По мнению американских экспертов, одним из негативных следствий отсутствия у Вашингтона внятного политического курса в отношении КНР становится снижение значимости США в делах Восточной Азии и осознание ближайшими союзниками (Японией, Южной Кореей и Тайванем) необходимости принятия собственных мер (в том числе и в сфере обороны) по обеспечению своих интересов и безопасности в регионе33.

Ключевой вопрос, который стоит сегодня перед американской элитой, формулируется так: "Кем станет Китай через 20 лет? Другом или врагом Соединенных Штатов?"34 В Вашингтоне исходят из того, что в результате своего быстрого развития Китай со временем займет геополитическое "место под солнцем", превратившись в ведущего участника мировой политики35. При этом одна часть американских политиков выражает опасения, что КНР может направить свои огромные ресурсы "на военное развитие в ущерб социальным и экономическим приоритетам" страны. Однако другая полагает, что в Пекине "извлекли уроки из опыта истощения СССР вследствие его милитаризации, и поэтому Китай не горит желанием бросить прямой вызов американской военной мощи"36.

В этих условиях актуальным становится вопрос о том, насколько целесообразно дальнейшее пребывание в Японии (и Южной Корее) американских войск, а также о том, какие последствия могут повлечь за собой их полный вывод и перебазирование на территорию США. Ряд американских экспертов (особенно военных) полагают, что на данном этапе особенно важно всячески способствовать смягчению межгосударственных коллизий среди ведущих государств СВА.

При этом существуют прямые и косвенные свидетельства того, что большинство стран региона, включая КНР, относятся позитивно к сохранению (по крайней мере, на ближайшую перспективу) военного присутствия Соединенных Штатов как гаранта поддержания стабильности. Например, в Пекине не сбрасывают со счетов тот факт, что США фактически сдерживают проявившиеся в 2006 г. амбиции Японии в отношении Тайваня, который свыше 50 лет находился под ее юрисдикцией. Однако и другие соседи Японии скорее приветствуют сохранение тесных американо-японских связей, видя в этом меньшее зло по сравнению с перспективой вновь оказаться лицом к лицу с Японией, у которой были бы, наконец, полностью развязаны руки. Никто в Юго-Восточной Азии не забыл те "неприятности", которые 70 лет назад причинил им их островной сосед37.

Накануне ухода Д. Коидзуми с поста премьер-министра в октябре 2006 г. в американских политичес-


* Ушел в отставку в июле 2006 г. и назначен в конце мая 2007 г. на пост директора Всемирного банка.

** В 2000 г. в отчете, предназначавшемся для команды демократов во главе с А. Гором, Р. Армитедж и Дж. Най предложили свой тезис "японоцентричности" как главного направления в американской политике в отношении АТР. Позднее тезис был взят на вооружение победившими тогда на президентских выборах республиканцами во главе с Дж. Бушем. Упомянутая рекомендация была полностью принята и тогдашним японским кабинетом министров Д. Коидзуми.

стр. 6

Таблица

Основные группировки в японском истеблишменте

Отношение к США

Тесный союз с США

Дистанцирование от США

Активизация военного присутствия за рубежом

"Нормальные националисты"

"Неоавтономисты"

Менее активная военная политика за рубежом

"Умеренные интернационалисты"

"Пацифисты"



ких кругах активизировалась дискуссия по поводу будущего курса Японии. Во время последнего в этом ранге визита в Вашингтон Д. Коидзуми поблагодарил американский народ за "нежную любовь", процитировав одну из песен почитаемого им Э. Пресли. Тогда же в США задались вопросом: сохранится ли далее "любовь" между обеими странами и дальше или Япония, восстановив (с прямой и косвенной помощью Вашингтона) свою экономическую мощь, уже не будет нуждаться в Соединенных Штатах?38.

Американские эксперты не дают четкого и однозначного ответа на указанный вопрос. Как правило, они ограничиваются банальными заявлениями о том, что многое будет зависеть от того, каким станет новый политический курс Японии, а также от развития ситуации в регионе и в мире в целом. При этом подчеркивается, что многое, если не всё, будет зависеть от развития трёх тенденций, призванных оказать первостепенное влияние на ход мировой политики. Во-первых, это относительное снижение роли США в мировых делах; во-вторых, стремительное превращение КНР во вторую сверхдержаву; и, наконец, в третьих, собственно претензии Японии на статус великой геополитической державы39.

В настоящее время в японском истеблишменте существуют различные оценки как положения во внешнем мире, так и того, какое место должна занять в нём сама Япония. Директор Центра международных исследований при Массачусетсом технологическом институте профессор Р. Дж. Сэмуэльс, анализируя существующие разногласия, выделяет четыре основных группировки, которые представлены во всех политических партиях, а их отличие друг от друга заключается в том, что все они дают разные ответы на два ключевых вопроса40:

- насколько тесными в дальнейшем должны быть американо-японские отношения?

- каковы могут быть масштабы и характер использования ЯССО за границей?

Для большей наглядности Р. Дж. Сэмуэльс свел эти группировки в таблицу, составленную на основе ответов на указанные выше вопросы (см. табл.).

Американские политические круги относятся к процессу японской "нормализации" как к данности, которая слабо или вообще не подвержена внешнему влиянию. При этом они склонны поощрять "нормальных националистов", поскольку их взгляды гарантируют дальнейшее военное присутствие США в Японии. В то же время не связанные официальными рамками политологи высказывают опасения относительно того, что в ходе нового внешнеполитического курса верх могут взять взгляды тех японских политиков, выразителями которых выступают "неоавтономисты".

При этом в Вашингтоне считают, что находившийся менее года на посту премьер-министра Японии С. Абэ, который публично позиционировал себя еще большим националистом, чем его предшественник Д. Коидзуми, на практике проявил себя, скорее, как прагматик41. Так же, как и Д. Коидзуми, он выступал за превращение своей страны в одного из ведущих региональных и глобальных игроков. Отмечались, например, попытки С. Абэ восстановить диалог с КНР и Южной Кореей, фактически прерванный в последние годы правления Д. Коидзуми. Наряду с этим он продолжал курс последнего на укрепление связей с США в сфере безопасности, одновременно добиваясь более самостоятельной роли Токио во внешнеполитических делах.

В целом в США склоняются к той точке зрения, согласно которой Япония создает современные ВС для проведения операций по проецированию силы в любой точке мира. В то же время, по мнению американских экспертов, "если в японской оборонной политике в следующем десятилетии и произойдут сколько-нибудь существенные изменения, они будут обусловлены, скорее, внешними угрозами, связанными, например, с ситуацией на Корейском полуострове или в Тайваньском проливе, а не конституционными поправками"42. При этом указывают на то, что Япония проявляет все меньшую склонность и далее полностью возлагать на США проведение наступательных операций за границей43.

И, тем не менее, американо-японский военно-политический союз по-прежнему выглядит прочным. Одним из свидетельств этой прочности является характер распределения финансового бремени по обеспечению условий для пребывания американских военнослужащих, входящих в расквартированную в Японии группировку. Японская сторона возложила на себя свыше 70% соответствующих затрат. Примерно в таком же соотношении находится и распределение расходов на инициированный двусторонним соглашением 2006 г. процесс частичного вывода (до 2014 г.) экспедиционной группировки Корпуса морской пехоты с Окинавы на архипелаг Гуам, объем которых составит 10,27 млрд. долл. В целом, общие затраты на реализацию всех мероприятий, предусмотренных упомянутым соглашением, могут составить 26 млрд. долл.44

* * *

В заключение ещё раз отметим, что хотя в центре завязывающейся политической игры в АТР (а возможно, и в мире в целом) продолжает находиться сложный комплекс американо-китайских отноше-

стр. 7

ний, всё большее влияние на происходящие там процессы оказывает превращение Японии в достаточно самостоятельного игрока мирового уровня, имеющего собственные интересы. Важно и то, что эти интересы далеко не всегда и как минимум не полностью совпадают с интересами ее нынешнего политического "патрона", то есть США. Японию, например, не устроит гипотетическая "сдача" Вашингтоном Тайваня Китаю, что рассматривается некоторыми американскими политиками как вполне приемлемая "цена" за нормализацию американо-китайских отношений.

В связи с этим происходит определенная трансформация функциональной роли американо-японского Договора о безопасности, который до последнего времени "обслуживал", прежде всего, стратегические интересы США в АТР. Сегодня он начинает все больше служить и Японии, выступая в качестве инструмента повышения ее роли в делах региона.

Претензии Японии на более активную роль подкрепляются "новым толкованием" национальной Конституции (и вполне вероятным в будущем полным отказом от ее 9-й "пацифистской" статьи), а также постепенным выводом сферы деятельности японских ВС за пределы страны.

Высказываемые сегодня суждения относительно того, как далеко пойдет процесс японской "нормализации", пока сводятся лишь к предположению, согласно которому Япония, хотя и отходит от своего положения "политического маргинала", тем не менее, не вернётся к прежнему мировому статусу середины 30-х гг. прошлого столетия.

В то же время, по мнению некоторых аналитиков, курс руководства Японии на повышение ее роли в региональных и мировых делах (в том числе путем реформирования своих ВС), а также стремление части американской элиты к выстраиванию конструктивных отношений с КНР, делает весьма вероятным постепенный выход на первое место в АТР японо-китайского стратегического соперничества, которое вполне может заменить нынешнее американо-китайское противостояние.

В этих условиях перед Россией стоит задача выработки оптимального курса в отношении процесса внешнеполитической "нормализации" Японии. Существует мнение о том, что главный интерес России в разворачивающейся в АТР стратегической игре, заключается в недопущении ее перехода в фазу неконтролируемого конфликта, причин для которого (и мест, где он может разразиться) в регионе вполне достаточно.

Только политическая стабильность в АТР позволит Российской Федерации реализовывать собственные долгосрочные социально-экономические программы развития Сибири и Дальнего Востока, а также поддерживать взаимовыгодные экономические связи со всеми странами региона.


1 В отечественных публикациях этот тезис в той или иной форме находит отражение, например: Миронов С. Расширение сотрудничества со странами АТР - это осознанный выбор Россини // Азия и Африка сегодня, 2007, N 8, с. 2 - 4; Мосяков Д. США - Китай: обострение противоречий в Юго-Восточной Азии // Азия и Африка, 2007, N 7, с. 30 - 33; Ширков А. В. Кризис "открытого регионализма" в АТЭС и формирование новой концепции интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе в конце 1990-х гг. // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 2007, N 5, с. 57 - 68.

2 Drezner Daniel W. The New World Order // Foreign Affairs, March/April, 2007, p. 34.

3 Green Michel J. Japan Is Back: Why Tokyo's New Assertiveness Is Good for Washington // Foreign Affairs. March/April, 2007, p. 142 - 147.

4 Midford Paul. The Logic of Reassurance and Japan's Grand Strategy // Security Studies. V. 11. Spring, 2002, N 3, p. 1 - 43.

5 Cronin P. M. Japan: Ready for a Real Army // International Herald Tribune, 2006, June 15.

6 Herman S. Japan to Upgrade Defense Agency to Ministry [Электронный ресурс] //Voice of America, the Official Site, 2006, June - http://www.voanews.com/english/archive/2006 - 06/2006 - 06 - 09-voa4.cfm

7 AT Press Time. Japan Studies Security // Defense News, 2007, May 21, p. 4.

8 Подробно см.: Анисимцев Н. Япония. Закон о референдуме - шаг к пересмотру конституции? // Азия и Африка сегодня, 2007, N 10, 3 - 8.

9 Fiorenza N. NATO and Japan Seek to Deepen Relations // Jane's Defence Weekly, 2006, May 17, p. 7.

10 Visit to NATO by Mr. Shinzo Abe, Prime Minister of Japan [Электронный ресурс] // North Atlantic Treaaty Organization: News, the Official Site, 2007, January 12 - http://www.nato.int/docu/update/2007/01-January/e0112a.html

11 Abe S. Speech at the North Atlantic Council "Japan and NATO: Toward Further Collaboration" [Электронный ресурс] // The Ministry of Foreign Affairs of Japan. 2007, January 12 - http://www.infojapan.org/region/europe/pmv0701/nato.html

12 Bedi Rahul. India Eyes Major Players Status // Jane's Defence Weekly, 2007, July, 22.

13 Blackwill Robert D. A Friend Indeed // The National Interest, 2007, May/June, p. 16 - 19.

14 Ibid, p. 56.

15 Cronin P. M. Japan: Ready for a Real Army...

16 Bojiang Yang. Redefining Sino-Japanese Relations after Koizumi // The Washington Quarterly. 2006. Autumn, p. 129 - 149.

17 Ibid, p. 148.

18 Minnik Wendell. Japans New Ship: Destroyer or Carrier? // Defense News, 2007, September 3, p. 20.

19 Интервью Ф. Кюма еженедельнику "Defense News", 14.05.2007, p. 38.

20 Defense of Japan 2007 (Tentative Translation) [Электронный ресурс] - http://www.mod.go.Jp/e/publ/w-paper/index/html

21 Перечень этих разработок см.: 2002: Defense of Japan, p. 197.

22 Ibid., p. 198.

23 Bordonaro F. Money Meets Missiles // Asia Times Online, 29.03.2006.

24 Ahearu Dave. Japanese May Contribute Technology to ABL. Purchase Might Be Considered // Defense Daily. 26.09.2007, p. 1, 2.

25 Minnick W. Japan Seeks F-22's Despite Tech-Transfer Hurdles // Defense News, 17.07.2006, p. 1, 8.

26 Grevatt John. US reveals concerns over transfer of F-22 Raptor technology to Japan //Jane's Defence Industry, 2007, August, p. 12.

27 Japan, the F-22 and History // Defense News, 7.05.2007, p. 44.

28 Bennetjohn T., Sung-Ki Yung. Seoule Sounds Alarm as Tokyo Seeks F-22// Defense News. 7.05.2007, p. 1, 8.

29 Bennetjohn, Minnick Wendell. Japan Looks Beyond F-22 for Next Fight // Defense News. 30.07.2007, p. 28.

30 Perret Bradley. ATD - Advances // Aviation Week & Space Technology, 17.12.2007, p. 35.

31 Przystup J. J., Sanders C. Vision Order: Japan and China in U.S. Strategy // Strategic Forum, 2006, June. N 220, p. 6.

32 Campbell Kurt M., Chollet D. The New Tribalism: Cliques and the Making of U.S. Foreign Policy // The Washington Quarterly. Winter 2006 - 2007, p. 193 - 203.

33 Minnick W. China Rising // Defense News. 19.03.2007, p. 11, 12.

34 Carter Ashton B., Perry William J. China on the March // The National Interest. 2007. March-April, p. 116.

35 Art Robert J. Agreeing to Agree (and Disagree) // The National Interest. 2007, May/June, p. 33.

36 Erickson Andrew, Goldstein Lyle. Hoping for the Best, Preparing for the Worst: China's Response to US Hegemony // The Journal of Strategic Studies. 2006, December. Vol. 29, N 6, p. 955 - 986.

37 Katz Richard, Ennis Peter. How Able Is Abe? // Foreign Affairs. 2007 March/April, p. 75 - 91.

38 Green Michael J. U.S. - Japanese Relations after Koizumi: Convergence or Cooling? // The Washington Quarterly, 2006, Autumn, p. 101 - 127.

39 Ibid., p. 120.

40 Samuels Richard J. Japan's Goldilocks Strategy // The Washington Quarterly. 2006. Autumn, p. 111 - 127.

41 Katz Richard, Ennis Peter. How Able Is Abe? //Foreign Affairs, 2007, March/April, p. 75 - 91.

42 Minnick W. Japan's "Group 13" Seeks Article 9 Loopholes // Defense News, 28.05.2007, p. 18.

43 Fulghum D. A. New Defense // Aviation Week and Space Technology, 3.11.2007, p. 59.

44 Yoda Tatsuro. Japan's Host Nation Support Program for the U.S. -Japan Security Alliance // Asia Survey, 2006, p. 937 - 961.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ-СТАНОВЛЕНИЕ-ЯПОНИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ТЕРЕХОВ, ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЯПОНИИ // Moscow: Libmonster Russia (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.05.2024. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ-СТАНОВЛЕНИЕ-ЯПОНИИ (date of access: 28.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ТЕРЕХОВ:

В. ТЕРЕХОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
117 views rating
08.05.2024 (20 days ago)
0 subscribers
Rating
1 votes
Related Articles
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ИНДИИ
Catalog: Экономика 
10 days ago · From Россия Онлайн
ОБЩЕСТВО ГАРМОНИИ И СОГЛАСИЯ? КИТАЙ ГЛАЗАМИ КИТАЕВЕДА
Catalog: Разное 
10 days ago · From Россия Онлайн
КИТАЙСКИЙ ПУТЬ СТРОИТЕЛЬСТВА
Catalog: Разное 
10 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ КИТАЙ: МОСТ В БУДУЩЕЕ
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Россия Онлайн
Судьбы русской диаспоры
12 days ago · From Россия Онлайн
Путь к истокам зарождения астрономии в цивилизациях Древнего мира.
13 days ago · From Аркадий Гуртовцев
КАК СОЗДАВАЛОСЬ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ ИНДИИ
14 days ago · From Россия Онлайн
Стихи, пейзажная лирика
Catalog: Разное 
КИТАЙ. СИНЬЦЗЯН: ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Catalog: Экономика 
24 days ago · From Россия Онлайн
Стихи, пейзажная лирика
Catalog: Разное 

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.RU - Digital Library of Russia

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЯПОНИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: RU LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Libmonster Russia ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android