Libmonster ID: RU-8955

Выход в свет Сочинений товарища Сталина совпадает со знаменательной годовщиной: сто лет назад основоположники марксизма Маркс, и Энгельс написали "Коммунистический манифест", эту "песнь песней марксизма", как назвал его Сталин.

За годы, прошедшие со дня появления манифеста, марксизм развивался и совершенствовался, обогащаясь новым опытом и новыми обобщениями. Великие продолжатели великого дела Ленин и Сталин в новых условиях классовой борьбы пролетариата самостоятельно разрабатывали теорию марксизма, развивали и двигали её вперёд, отбрасывая выводы, не соответствующие новым историческим условиям, и заменяя их выводами, отвечающими создавшейся политической и экономической обстановке. Под руководством Ленина и Сталина идей марксизма претворены в жизнь в нашей стране, где построено социалистическое общество. Марксизм за сто лет своего развития прошёл огромный путь: от провозглашения программы коммунистов до создания социалистического государства, построенного на глубокой научной базе марксизма-ленинизма.. Сочинения Сталина являются итогам развития марксизма и особенно итогом того, что разработано в условиях эпохи империализма и пролетарских революций, в эпоху победы социализма на одной шестой части земли.

За годы войны выросли и пришли к руководству новые кадры партийных и советских работников. Гигантский размах работ по восстановлению народного хозяйства и дальнейшему его развитию в свою очередь предъявил спрос на смелых, талантливых организаторов. Сочинения Сталина помогут старым и новым кадрам овладеть марксизмом, чтобы самостоятельно ориентироваться в обстановке, постигать "внутреннюю связь событий и понимать дальнейший ход их развития.

Есть, наконец, ещё одно обстоятельство, придающее огромное значение выходу в свет Сочинений товарища Сталина. Война коренным образом изменила соотношение сил во всём мире. В Восточной и Юго-Восточной Европе образовались страны новой демократии, руководители которых нуждаются в опыте Советской страны. Сочинения товарища Сталина, подведя итоги всего развития марксизма, помогут им изучить марксистско-ленинскую науку об обществе, науку о построении социализма в одной стране.

I

Марксистско-ленинская наука глубоко исторична, - и не только в том смысле, что она является результатом развития истории общественной мысли, последним словом общественной науки, и даже не в том смысле, что, как наука о развитии общества, марксизм занимается историей общества. Марксизм истеричен главным образом в том смысле, что, во-первых, изучает уроки истории и руководится уроками истории. В работах товарища Сталина мы постоянно имеем указания: "Этому учит нас опыт истории" (т. I, стр. 23); "история учит" (т. I, стр. 29); "история показывает" (т. I, стр. 314); "история говорит нам" (т. I, стр. 340) и т. д. Во-вторых, марксизм требует истори-

стр. 3

ческого подхода. Высмеивая критиков аграрной программы большевизма, товарищ Сталин пишет: "Смешные люди! Они не понимают, что марксизм на всё смотрит с исторической точки зрения" (т. I, стр. 225).

Работы Ленина и Сталина дают исключительные образцы исторического подхода, глубочайшего анализа хода истерии и поразительного уменья извлекать глубокие уроки из истории. Ни тюрьмы, ни жестокие преследования врагов, ни суровая, полная лишений жизнь в ссылке и в эмиграции не прекращали глубокой систематической работы (великих основателей и руководителей большевистской партии над теорией марксизма и, в частности, над историей. В ссылке Ленин закончил начатое в тюрьме исследование развития капитализма в России (1896 - 1899), игравшее такую большую роль в изучении истории народов СССР.

В подполье, при Керенском, Ленин создал одну из лучших книг в сокровищнице марксизма - "Государство и революция" (1917). При каких условиях писалась эта работа, можно судить по одной записке, которая в скупых словах ярко освещает этот период, грозивший смертельной опасностью величайшему гению человечества: "entre nous" (между нами. - Ред.): если меня укокошат, я вас прошу издать мою тетрадку: "Марксизм о государстве"... Синяя обложка, переплетённая".

На каждом шагу деятельности партии Ленин обращался к урокам истории. Ленин привлекал и изучал огромный материал, прочитывая груду книг. В музее Ленина собраны книги и документы, использованные им для работы об империализме. Тысячи посетителей в немом благоговении рассматривают записи, тьму выписок, сотни немецких, английских и русских книг. Да, воистину, за каждым словом у Ленина стоит целая библиотека! - вырывается у посетителей, получивших наглядное представление о творческой лаборатории вождя.

Сколько книг по истории прочитал Ленин в январе-феврале 1918 г., когда вёл борьбу против троцкистско-бухаринских провокаторов войны! В Библиотеке имени Ленина сохранились списки книг, затребованных им. Больше всего там книг по истории наполеоновской эпохи, прежде всего - Тильзитского мира.

Сочинения товарища Сталина полны богатейшего исторического материала. Крупнейшие узловые вопросы истории, поворотные пункты в развитии человечества освещены на страницах работ товарища Сталина. В Сочинениях товарища Сталина получают разрешение основные вопросы истории общества эпохи капитализма и особенно подробно - вопросы эпохи империализма, истории подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции, истории построения социализма.

В первых двух томах Сочинений товарища Сталина, в политических статьях и воззваниях, неоднократно затрагиваются и разрешаются вопросы истории. Повсюду рассыпаны точные и сжатые оценки отдельных исторических фактов и целых эпох, исторические примеры, яркие исторические образы, меткие характеристики. Так, говоря о начальных ступенях рабочего движения, когда не видно было пролетарской борьбы как общеклассового наступления, товарищ Сталин указывал: "Вот почему, когда в 1893 году в Государственный совет был представлен "проект страхования рабочих", вдохновитель реакции Победоносцев встретил авторов проекта насмешками и с апломбом заявил: "Господа, напрасно утруждали себя, можете быть спокойны: у нас не существует рабочего вопроса..." (т. I, стр. 286).

Обращаясь часто к истории, товарищ Сталин не только приводит те или иные факты для иллюстрации своей мысли, не только пользуется образами прошлого, но даёт своё освещение, своё объяснение историческим событиям, зачастую порывающее с принятыми до этого оценками. Естественно, автор обращает внимание прежде всего на те исторические события, которые двигают вперёд всё развитие человече-

стр. 4

ского общества, - на борьбу масс, на революционное движение. Его внимание привлекает французская буржуазная революция. Историки найдут в Сочинениях Сталина немало ценных указаний, как подходить к изучению этой эпохи. Разоблачая меньшевиков, доказывавших, что буржуазно-демократическая революция в России должна идти по тем же путям, что и французская революция, товарищ Сталин разъясняет, в чём отличие французской революции от русской. Во время французской революции не было крупного машинного производства, классовые противоречия не приняли такой остроты, как в XX веке в Россия, французский пролетариат был слаб и к тому же не имел своей собственной партии, "Не удивительно, - заключает товарищ Сталин, - что французскую революцию возглавляли буржуазные демократы, а рабочие плелись в хвосте этих господ, "рабочие боролись, а буржуа приобретали власть" (т. I, стр. 255).

Отвечая на вопрос, почему французская буржуазия была вождём революции, товарищ Сталин отмечает, что французский пролетариат был слаб, не имел ни классового сознания, ни своей организации. "Как видите, - писал Сталин, -буржуазия не нуждалась тоща в союзнике в лице царской власти против пролетариата - пролетариат сам был её союзником-слугой - и потому она могла быть тогда революционной, идти даже во главе революции" (т. II, стр. 61).

Среди исторических вопросов, вызвавших интерес товарища Сталина, выделяются вопросы, связанные с историей утопического социализма. Они привлекают внимание товарища Сталина потому, что имеют отношение к российской действительности. Автор говорит с глубоким уважением о поколениях революционеров, самоотверженных учёных, пытавшихся понять ход истории и указать, что может спасти человечество от ужаса капитализма. История дала очень много мужественных, честных борцов, поставивших себе задачу уничтожить эксплуатацию большинства меньшинством, но их силы оказались растраченными зря, а понесённые жертвы не дали результатов. Почему? Товарищ Сталин даёт чрезвычайно ясный, отточенный ответ на вопрос о причинах неудачи утопистов: они не могли добиться успеха прежде всего потому, что не знали людей, не знали законов общественного развития. "Утопический социализм, - пишет товарищ Сталин, - не выяснял законов общественной жизни, а витал над жизнью, стремился ввысь, тогда как нужна была прочная связь с действительностью" (т. I, стр. 11 - 12).

Утописты ставили вопрос о введении социализма вне времени и пространства, в период, когда ещё не созрели условия для осуществления социализма, - в этом была их слабость. А главное состояло в том, что утописты ждали спасения от сильных мира сего, от тех, кто как раз был повинен в страданиях народов. "Это воззрение, - пишет товарищ Сталин, - совершенно затушёвывало реальное рабочее движение и рабочую массу, являющуюся единственной естественной носительницей социалистического идеала. Утописты не могли понять этого. Они хотели создать счастье на земле законодательством, декларациями, без помощи самого народа (рабочих). На рабочее же движение они не обращали особого внимания и часто даже отрицали его значение. Вследствие этого их теории оставались лишь теориями, проходящими мимо рабочей массы, среди которой совершенно независимо от этих теорий зрела великая мысль, возвещённая в середине прошлого века устами гениального Карла Маркса: "Освобождение рабочего класса может быть делом только самого рабочего класса... Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" (т. I, стр. 12).

Здесь товарищ Сталин подчёркивает всю глубину различия между утопическими социалистами и марксистами. Первые - философы-одиночки. Они не опирались на тот класс, который единственно способен

стр. 5

был преобразовать общество и построить социализм. Тем самым утописты лишали себя рычага, с помощью которого только и можно было реализовать их (мечтания. Марксисты, в отличие от представителей утопического социализма, - отнюдь не последователи одной из философских "школ", теории которой ни для кого не обязательны.

"Прежде всего необходимо знать, - писал Сталин в работе "Анархизм или социализм?", - что пролетарский социализм представляет не просто философское учение. Он является учением пролетарских масс, их знаменем, его почитают и перед ним "преклоняются" пролетарии мира. Следовательно, Марко и Энгельс являются не просто родоначальниками какой-либо философской "школы" - они живые вожди живого пролетарского движения, которое растёт и крепнет с каждым днём. Кто борется против этого учения, кто хочет его "ниспровергнуть", тот должен хорошо учесть всё это, чтобы зря не расшибить себе лоб в неравной борьбе" (т. I, стр. 350).

Товарищ Сталин часто обращается к урокам Парижской Коммуны. В той же работе "Анархизм или социализм?", бичуя анархистов, которые извращали учение Маркса-Энгельса о диктатуре пролетариата, отрекались от диктатуры пролетариата и боролись против неё, товарищ Сталин указывает на Парижскую Коммуну как на исторический пример диктатуры пролетариата. Он приводит выдержки из книг историков Парижской Коммуны: Артура Арну "Народная история Парижской Коммуны", Лиссагарэ "История Парижской Коммуны". Анализируя народное движение во время Парижской Коммуны, товарищ Сталин делил его на два периода: первый, характеризующийся руководством "Центрального комитета, и второй, когда руководство делами перешло в руки Коммуны. Он останавливается на действиях массы, на деятельности руководителей и приходит к выводу: "Народ как "единственный властитель", "не диктатура одного человека, а всего народа", - вот чем была Парижская Коммуна.

"Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата", - восклицал Энгельс к сведению филистеров.

Вот, оказывается, что такое диктатура пролетариата в представлении Маркса и Энгельса.

Как видите, гг. анархисты так же знакомы с диктатурой пролетариата, с Парижской Коммуной, с марксизмом, который то и дело они "критикуют", как мы с вами, читатель, - с китайской грамотой" (т. I, стр. 370 - 371).

Анархисты, не умея разобраться в законах развития общества, не имея представления о законах перехода одной общественной формации в другую, не сумели разобраться и в том, что такое диктатура пролетариата, против кого она направлена, какие задачи ставит перед собой. Товарищ Сталин приводит конкретные исторические примеры, чтобы показать, в чём принципиальное отличие пролетарской диктатуры от всякой иной формы диктатуры.

"Ясно, - писал товарищ Сталин, - что диктатура бывает двоякого рода. Бывает диктатура меньшинства, диктатура небольшой группы, диктатура Треповых и Игнатьевых, направленная против народа. Во главе такой диктатуры стоит обычно камарилья, принимающая тайные решения и затягивающая петлю на шее у большинства народа" (т. I, стр. 371).

Против такой диктатуры марксисты борются всеми силами и притом, - язвительно добавляет товарищ Сталин, - гораздо более упорно и самоотверженно, чем крикливые анархисты.

"Есть диктатура и другого рода, - разъясняет товарищ Сталин, - диктатура пролетарского большинства, диктатура массы, направленная против буржуазии, против меньшинства. Здесь во главе диктатуры

стр. 6

стоит масса, здесь нет места ни камарилье, ни тайным решениям, здесь всё делается открыто, на улице, на митингах, - и это потому, что это - диктатура улицы, массы, диктатура, направленная против всяких угнетателей.

Такую диктатуру марксисты поддерживают "обеими руками", - и это потому, что такая диктатура есть величественное начало великой социалистической революции" (т. I, стр. 371).

II

Так в работах Сталина нашли своё отражение важнейшие вопросы европейской истории. Но больше, чем на вопросах всеобщей истории, товарищ Сталин останавливается на истории России.

Перечислить все те вопросы, которые находят своё разрешение в работах товарища Сталина, нет возможности. Можно сказать, что все основные проблемы истории России XIX и XX веков проходят перед читателями. Товарищ Сталин даёт анализ крестьянской реформы 1861 года, показывая, что царское правительство вынуждено было пойти на реформу под ударом извне - в результате поражения в Крыму, изнутри - под давлением крестьянских волнений. Подхлёстываемое с двух сторон, правительство пошло на освобождение сверху, справедливо опасаясь, что в противном случае освобождение придёт снизу.

На страницах своих работ товарищ Сталин прослеживает развитие классовой борьбы в обществе, постоянное нарастание классовых противоречий, их обострение, которое привело в конце концов к образованию двух России.

"Прошло то время, - писал товарищ Сталин, - когда смело провозглашали: "единая и неделимая Россия". Теперь и ребёнок знает, что "единой и неделимой" России не существует, что она давно разделилась на два противоположных класса: на буржуазию и пролетариат. Теперь ни для кого не является тайной, что борьба между этими двумя классами превратилась в ту ось, вокруг которой вращается наша современная жизнь" (т. I, стр. 62).

Товарищ Сталин отмечает, что борьба эта велась и раньше, но её трудно было заметить, потому что боролись отдельные группы в отдельных городах, потому что пролетариата и буржуазии как классов ещё не было. Но развитие жизни привело к тому, что пролетариат появился в ряде городов, что различные группы пролетариата различных городов и районов подали друг другу руку, выступили с общими забастовками и демонстрациями, "и перед нами открылась величественная картина борьбы между двумя Россиями, Россией буржуазной и Россией пролетарской. На арену борьбы выступили две большие армии: армия пролетариев и армия буржуа, и борьба между этими двумя армиями охватила всю нашу общественную жизнь" (т. I, стр. 62 - 63).

Разоблачая предательскую линию партии кадетов, товарищ Сталин писал в 1912 году в статье "Сегодня выборы": "Социал-демократы думают, что на пути к обновлению страны Россия разделилась на две России: старую, официальную, и новую, грядущую.

Кадеты же полагают, что после "дарования конституции" "такое противоположение" двух России "более невозможно", ибо "Россия - одна" (т. II, стр. 262 - 263).

Особенно умного материала в работах товарища Сталина можно найти по истории рабочего движения - в России и истории большевистской партии. В этой области нет буквально ни одного вопроса, который не нашёл бы своего разрешения на страницах произведений товарища Сталина. Все, кто изучает историю XX века, кто хочет понять ход революционной борьбы, познакомиться с глубиной и гибкостью тактики большевистской партии, изучить силу и (влияние большевистских идей, не смогут обой-

стр. 7

тись без самого тщательного изучения работ товарища Сталина. В них прежде всего дана периодизация раннего российского рабочего движения (до 1901 г.), прошедшего в своём внутреннем развитии путь от пропаганды в кружках к экономической борьбе посредством стачек, и к переходу на путь политической борьбы и агитации, показана история рабочего класса на Кавказе и особенно пролетариата Баку, застрельщика революционного движения.

Большое место при этом уделено разоблачению врагов, в борьбе с которыми росла и развивалась большевистская партия. В статье "Российская социал-демократическая партия и её ближайшие задачи" дана характеристика экономистов, представляющая подробный и глубокий анализ попятного движения социал-демократии. Как и западноевропейские бернштейнианцы, экономисты интересовались лишь самой борьбой, а не целями, ради которых борется рабочий класс.

"Вместо того, чтобы руководить стихийным движением, внедрить в массу социал-демократические идеалы и направить её к нашей конечной цели, - писал Сталин об "экономистах", - эта часть русских социал-демократов превратилась в слепое орудие самого движения; она слепо следовала за недостаточно развитой частью рабочих и ограничивалась формулированием тех нужд, тех потребностей, которые были осознаны в тот момент рабочей массой. Одним словом, она стояла и стучалась в открытую дверь, не смея войти в самый дом" (т. I, стр. 17 - 18).

Товарищ Сталин прежде всего выясняет, в какой социальной обстановке выросли идеи экономизма. Классовое сознание русских рабочих было ещё очень низко. Рабочие ещё не представляли себе необходимости разрушения существующего строя, уничтожения частной собственности, создания социалистического общества. Они ещё не шли дальше требований незначительного увеличения заработной платы или сокращения рабочего времени. В первых же боях под руководством ленинского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" пролетариат добился ряда успехов. Эти первые успехи "сбили с толку и вскружили голову некоторым слабым людям", - речь идёт о той группе молодых петербургских социал-демократов, в руки которых перешло руководство движением после ареста Ленина и его соратников.

Товарищ Сталин показал, что экономисты оказались неспособными разъяснить рабочему классу ни конечной цели борьбы, т. е. борьбы за социализм, ни ближайшей цели борьбы, т. е. борьбы за свержение самодержавия. "Она, - говорит товарищ Сталин о той части социал-демократии, которая исповедовала "экономизм", - смотрела на русского рабочего, как на ребёнка, и боялась запугать его такими смелыми идеями. И даже помимо этого, по мнению некоторой части социал-демократии, для социализма не требуется никакой революционной борьбы: необходима лишь экономическая борьба - стачки и профессиональные союзы, потребительские и производственные общества, - и социализм уже готов" (т. I, стр. 18).

Но товарищ Сталин подчёркивает не только тот факт, что экономисты это - разновидность бернштейнианства. Анализируя социально-экономическую обстановку, в которой действовали экономисты, и их взгляды, товарищ Сталин показал, что экономисты - эти бернштейнианцы на русской почве - пошли дальше своих западноевропейских учителей, утверждая, что политическая свобода совместима с царизмом, что поэтому не нужно особой политической борьбы за свержение самодержавия, что достигнуть цели можно одной экономической борьбой. Тем самым экономисты докатились до полного отрицания необходимости социал-демократической партии.

"Практически, - писал товарищ Сталин, - их действия выражались в том, что они считали своим долгом лишь местную работу

стр. 8

в том или другом городе. Для них никакого интереса не представляла организация социал-демократической рабочей партии России, наоборот, организация партии являлась для них смешной и забавной игрой, мешающей исполнению их прямого "долга" - экономической борьбе. Стачка и ещё раз стачка и обор копеек для боевых касс - вот альфа и омега их работы" (т. I, стр. 19).

Обращает на себя внимание, с какой тщательностью и блестящим уменьем анализирует товарищ Сталин те социально-экономические условия, в которых зарождается и развивается исторический факт.

Помимо вопроса об экономистах, в работах И. В. Сталина изучаются и многие другие вопросы истории рабочего движения. Какой глубокий анализ дан событиям 9 января 1905 года! Почему отступил питерский пролетариат в январские дни? "Прежде всего, - читаем мы в статье "Две схватки", - он отступил потому, что у него не было и того минимума революционного сознания, который безусловно необходим для победы восстания. Пролетариат, с молитвой и надеждой идущий к кровавому царю, который всё своё существование построил на угнетении народа, пролетариат, доверчиво идущий к своему заклятому врагу просить "крупицу милости", - разве такой народ может взять верх в уличной борьбе?.." (т. I, стр. 197).

Вторая причина отступления состоит в том, что пролетариат не имел оружия. Он шёл с портретом царя и церковными хоругвями. Он взялся за оружие только тогда, когда портреты царя и церковные хоругви были изодраны пулями, иссечены саблями и втоптаны в грязь.

"Правда, - читаем мы в тон же статье, - потом, спустя короткое время, ружейные залпы открыли глаза обманутому пролетариату, ясно показав ему отвратительное лицо самодержавия, правда, он уже с гневом восклицал: "Царь нам всыпал, ну - и мы ему всыплем!", но что толку в этом, если у тебя в руках нет оружия, что ты можешь сделать с голыми руками в уличной борьбе, даже будучи сознательным, разве пуля врага не так же пробивает сознательную голову, как и несознательную?

Да, отсутствие оружия - это было второй причиной отступления петербургского пролетариата" (т. I, стр. 197).

Третья причина состоит в том, что петроградский пролетариат был один. Даже если бы у него было достаточно революционного сознания, даже если бы он имел оружие в руках, то он был бы разбит, потому что его никто ещё не поддерживал, правительство имело возможность стягивать войска из других мест. "Следовательно, - отмечает товарищ Сталин, - отсутствие организованного всеобщего восстания, неорганизованность выступлений пролетариата, - вот что было третьей причиной отступления петербургского пролетариата" (т. I, стр. 198).

Но и этого недостаточно, чтобы объяснить поражение пролетариата. Можно знать цель борьбы, можно иметь в руках оружие, можно получить поддержку со стороны и тем не менее проиграть кампанию и потерпеть поражение в вооружённом восстании, если некому организовать это всеобщее восстание. "Следовательно, отсутствие единой и сплочённой партии, - подчёркивает товарищ Сталин, - вот что было четвёртой причиной отступления пролетариата" (т. I, стр. 198).

Была, наконец, ещё пятая причина, состоящая в том, что пролетариат не разбудил ещё другие классы населения и прежде всего крестьянство, армию. "И, наконец, - так заканчивает свой анализ товарищ Сталин, - если крестьянство и войска не присоединились к восстанию и не влили в него новых сил, то и это произошло потому, что в слабом и кратковременном восстании они не могли видеть особой силы, а к слабым, как известно, не присоединяются.

стр. 9

Вот почему отступил героический пролетариат Петербурга в январе прошлого года" (т. I, стр. 198).

В той же статье - "Две схватки" - товарищ Сталин дал характеристику декабрьского восстания в Москве. Сопоставляя обе схватки - январские дни в Петрограде и декабрьские дни в Москве, - товарищ Сталин отмечает, что во всех отношениях декабрьское восстание пошло значительно дальше январских событий, ибо налицо было революционное сознание, и в этом отношении декабрьские события коренным образом отличаются от январских. Налицо было уже оружие, чего не хватало в январские дни. Налицо было и единство действия, были даже приняты меры к одновременному выступлению по всей страте. Правда, этому не предшествовала предварительная подготовка восстания, поэтому призыв остался только призывом: "Налицо было лишь стремление к одновременному и организованному восстанию" (т. I, стр. 201).

Но отметив, в каком отношении декабрьское восстание оказалось выше январских событий, товарищ Сталин одновременно вскрыл ошибки и недостатки этого восстания. Выводы товарища Сталина буквально совпадают с анализом, который дал Ленин в знаменитой статье "Уроки Московского восстания". При этом важно отметить, что статья товарища Сталина была написана в январе 1906 года, а ленинская статья - в августе.

На основании уроков декабрьских событий в Москве Ленин делает вывод, что одни политические забастовки недостаточны дли свержения самодержавия, - необходимо призывать к вооружённому восстанию. И товарищ Сталин пишет: "Наша задача - умножать красные отряды, обучить и спаять их друг с другом, наша задача - оружием добыть оружие, изучить расположение государственных учреждений, подсчитать силы врага, изучить его сильные и слабые стороны и сообразно с этим выработать план восстания. Наша задача - вести систематическую агитацию в армии и в деревнях, особенно в деревнях, расположенных вблизи городов, за (восстание, вооружить надёжные элементы этих деревень, и т. д. и т. д." (т. I, стр. 203).

Вторым уроком восстания Ленин считает вопрос о способах его ведения, об условиях перехода войска на сторону народа. Ленин отмечает, что московские товарищи недостаточно усвоили положение Маркса, что восстание есть искусство. Товарищ Сталин буквально в тех же словах характеризует недостаток декабрьского восстания, указывая, что январская схватка не имела плана и не поставила перед собой вопроса - наступление или оборона, декабрьская же стачка поставила этот вопрос, но не в начале, а только в ходе борьбы. "Что касается, - пишет дальше товарищ Сталин, - решения этого вопроса, то декабрьское восстание обнаружило такую же слабость, как и январское. Если бы московские революционеры с самого начала придерживались политики наступления, если бы они с самого начала, скажем, напали на Николаевский вокзал и захватили его, то, разумеется, восстание было бы более продолжительным и получило бы более желательное направление... Недаром Маркс говорил: в восстании побеждает смелость, а до конца смелым может быть только тот, кто держится политики наступления" (т. I, стр. 202).

Товарищ Сталин пришёл к тем же выводам, что и Ленин, самостоятельно изучив конкретный исторический материал. В этом совпадении выводов - яркое свидетельство теоретического единства гениального учителя и его гениального ученика, сила большевистской теории.

В статье "Современный момент и объединительный съезд", написанной после Стокгольмского объединительного съезда, товарищ Сталин снова возвращается к урокам декабрьского восстания и суммирует все причины неудачи. Повторяя то, что уже было выска-

стр. 10

зано в январе - о недостаточности подготовки, отсутствии наступательного плана, отсутствии поддержки крестьянства ни войск в силу слабости и недостаточной организованности самого восстания, - товарищ Сталин заявляет, что партия мало заботилась о вооружении рабочие и об организации красных отрядов. "У народа не было, либо было слишком мало оружия, - писал И. В. Сталин, - как бы вы сознательны ни были, голыми руками против пуль не устоять! Да, справедливо ругали нас, когда говорили: деньги берёте, а оружия не видно.

Во-вторых, потому, что не было у нас обученных красных отрядов, которые повели бы за собой остальных, оружием добыли оружие и вооружили бы народ: в уличных боях народ - герой, но если его не ведут вооружённые братья и не показывают примера, то он может превратиться в толпу" (т. I, стр. 269).

Богатейший материал найдёт читатель в ранних работах И. В. Сталина о большевистской тактике. Товарищ Сталин исключительно чётко определяет, какие условия делают успешной тактику. "Два условия, - пишет товарищ Сталин, - необходимы для подлинной социал-демократической тактики: первое то, что она не должна противоречить ходу общественной жизни, и второе во, что она должна всё выше и выше подымать революционный дух масс" (т. I, стр. 209).

Но первое - не противоречить ходу общественной жизни - как раз требует изучения этой жизни, изучения законов развития общества, изучения истории.

С точки зрения этого определения ярко выступает вся правильность тактики большевистской партии, скажем, по отношению к булыгинской думе - летом и осенью 1905 года. Революционное движение в стране в тот период активно шло в гору. На политическую сцену выступали один за другим общественные слои населения, разбуженные пролетариатом. Весь ход общественной жизни вёл к тому, что булыгинская дума будет сметена народом. Именно поэтому партия приняла тактику бойкота булыгинской думы. История показала, насколько себя оправдала эта тактика.

Можно привести ещё один пример того, как правильное изучение хода общественной жизни привело к выбору правильной тактики.

В дни октябрьского манифеста, когда царь Николай II пообещал созвать Государственную думу, товарищ Сталин обратился с прокламацией ко всем рабочим, призывая их бороться за созыв Учредительного собрания, а не Государственной думы, ибо весь ход общественной жизни говорит о нарастании революционного движения. "Царь не даст всенародного Учредительного собрания, - писал Сталин, - царь не уничтожит своего же самодержавия, - он этого не сделает! Куцая "конституция", которую он "даёт", - временная уступка, фарисейское обещание царя, и ничего больше!" (т. I, стр. 190).

Прозорливый вождь тут же предупреждает, что если обстановка изменится, и царь действительно даст хоть какую-нибудь уступку, то задача пролетариата - использовать эту уступку, с тем, чтобы усилить натиск. "Разумеется, - пишет товарищ Сталин, - мы воспользуемся этой уступкой, мы не откажемся выбить у вороны орех, чтобы этим орехом разбить ей голову" (т. I, стр. 190).

В статье "Фабричное законодательство и пролетарская борьба", подробно анализируя "куцое законодательство" и призывая бороться против него, товарищ Сталин вместе с тем призывает использовать для усиления натиска то, что уже уступлено врагом. "Не может быть сомнения, что пролетариат достойным образом использует такие статьи законов от 15 ноября, достойным образом усилит свою пролетарскую борьбу и ещё раз докажет миру, что рубить голову черту надо его же мечом" (т. I, стр. 293).

стр. 11

III

История большевистской партии и её тактики наиболее полно освещены в работах товарища Сталина.

Приведя в большом количестве исторические факты и давая им марксистское освещение, товарищ Сталин обобщает их и выводит из них важные для пролетарского движения уроки.

На основании изучения опыта европейских революций XIX века и русской революции XX века товарищ Сталин приходит к выводу, что в эпоху демократических движений, когда в движение вовлечены миллионные массы, внутренняя контрреволюция собственными силами не в состоянии справиться с движением народа. На этой почве складывается союз внутренней контрреволюции и международной реакции.

"В России, - писал товарищ Сталин в статье "Международная контрреволюция", - старое правительство заключает союз с германским и австрийским императорами - оно хочет призвать себе на помощь их войска и потопить в крови народную революцию" (т. I, стр. 247).

Сила внутренней контрреволюции - в поддержке реакционных сил извне. Это показала не только история русской революции и позднее история гражданской войны, когда вооружённая интервенция иностранных империалистов была главной базой контрреволюции. И в настоящее время буржуазно-реакционные клики, например в Югославии, в Болгарии, Румынии и др., борясь против народа, получают полную поддержку международной реакции и прежде всего реакционных кругов США и Англии.

Не будучи в состоянии справиться с народными массами, современные реакционеры в странах народной демократии взывают к международной реакции, подобно тому, как делала в своё время русская контрреволюция. Таков закон истории.

Из опыта рабочего движения товарищ Сталин делает вывод о формах борьбы правительства с революционным движением. Не довольствуясь применением силы, оно прибегает к политике обещаний и небольших уступок. "Кнутом и пряником" пытаются правительства утихомирить пролетарское движение. "С пролетариатом, - говорит товарищ Сталин, - всюду борются с помощью пуль и закона, и так будет до тех пор, пока не грянет социалистическая революция, пока не будет установлен социализм" (т. I, стр. 290).

В подтверждение этого товарищ Сталин напоминает 1824 - 1825 гг. в Англии, когда разрабатывался закон о свободе стачек и одновременно полиция заполняла тюрьмы бастующими рабочими. То же происходило во Франции в 40-х годах прошлого века, когда разрабатывались проекты "фабричного законодательства", а улицы Парижа обагрялись кровью представителей рабочих. Так было в России конца 90-х годов, когда рабочие волнения были подавлены, главари стачек арестованы и сосланы в Сибирь, сотни участников были по этапу водворены на места старого жительства в деревни, и одновременно правительство опубликовало фабричный закон о сокращении рабочего дня.

Тот же опыт позволил товарищу Сталину сделать вывод о соотношении революции и реформы, а именно - что реформа является побочным продуктом революции. Только в борьбе и только в результате борьбы рабочих правительство вынуждено идти на удовлетворение хотя бы частичных требований. "История показывает, - говорит товарищ Сталин, - что каждому "фабричному закону" предшествует частичная или всеобщая стачка" (т. I, стр. 291). Так было при выработке всех фабричных законов в России.

Товарищ Сталин приводит целый ряд исторических примеров в подтверждение этого положения. Так, июньский закон 1882 г., установив-

стр. 12

ший правила найма детей, рабочее время для них и учреждавший фабричную инспекцию, был опубликован после стачек в Петербурге, Нарве, Жирардове и Перми в том же году. Закон 1886 г. о штрафах и введении расчётных книжек и т. д. был результатом знаменитой стачки текстильщиков в 1885 - 1886 годах. Известный закон в июне 1897 г. о сокращении рабочего дня был вызван массовыми стачками 1895 - 1896 гг. в Петербурге. Закон 1903 г. о введении фабричных старост был следствием стачек, охвативших юг России в этот период, и т. д. и т. п.

IV

Сочинения товарища Сталина - богатейший источник исторических знаний. Мы привели только небольшую часть тех исторических вопросов, которые были подняты товарищем Сталиным, но и приведённое показывает, какая сумма исторических проблем получила у него своё разрешение. Но дело не только в этом богатстве привлечённого конкретного исторического материала. Дело в том, что работы товарища Сталина учат тому, как подходить к изучению истории, как методологически разрешать сложнейшие вопросы истории.

Товарищ Сталин приводит исторические примеры отнюдь не для сравнений, не для аналогий. Сравнения, как известно, - не доказательства. Когда меньшевики, выступая против участия социал-демократии во Временном революционном правительстве, ссылались при этом на опыт французской революции, проведя полную аналогию между обеими революциями, товарищ Сталин отверг эту попытку: "К чему эта неуместная аналогия!" - писал он в статье "Временное революционное правительство и социал-демократия" (т. I, стр. 154).

Меньшевики сравнивали Временное революционное правительство с обыкновенным советом министров, действующим в мирной обстановке. Они договорились до того, что отрицали на этом основании за Временным революционным правительством право издавать законы, ибо Временное революционное правительство якобы - не законодательное учреждение и поэтому не вправе отменять старые и вводить новые законы. Товарищ Сталин бичует это меньшевистское рассуждение, от которого несёт пошлым либерализмом. С каким сарказмом он говорит: "И не странно ли слышать его из уст революционера? Ведь это напоминает случай с обречённым, которому собирались снести голову, а он умолял не задевать прыщик на шее" (т. I, стр. 156).

Сколько таких "исторических прыщиков" можно найти у тех "учёных" историков, которые строят свои выводы на аналогиях, для которых, скажем, Великая Отечественная война 1941 - 1945 гг. есть повторение Отечественной войны 1812 г., а советский патриотизм - копия патриотизма любой эпохи и любого класса.

Товарищ Сталин приводит исторические факты не для аналогий, а для того, чтобы противопоставить - одну эпоху другой, отметить различие между эпохами и тем самым вывести правильные уроки истории. Когда меньшевики, выступая против гегемонии пролетариата в русской буржуазно-демократической революции, доказывали, что рус екая буржуазная революция приведёт к тем же результатам, что и французская буржуазная революция, товарищ Сталин отвечал: во Франции во главе революции стояла буржуазия, в Россия же стоит пролетариат; во Франции буржуазия управляла движением, в России - пролетариат; при такой расстановке революционных сил и результаты революции не могут быть тождественными для того и для другого класса. "Если во Франции буржуазия, стоя во главе революции, воспользовалась её плодами, то неужели и в России она также должна воспользоваться ими, несмотря на то, что во главе революции стоит пролетариат? Да, говорят наши меньшевики, что произошло там, во Франции, то и здесь, в Рос-

стр. 13

сии, должно случиться. Эти господа, подобно гробовщику, берут мерку с давно усопшего и этой меркой меряют живых" (т. I, стр. 150).

Это не в бровь, а в глаз тем, кто не умеет видеть различия в эпохах и наделяет деятелей разных эпох одними и теми же чертами, для которых, например, Иван III, Иван Грозный, Пётр к Екатерина скроены на один лад, наделены одними и теми же чертами, вернее, одними и теми же эпитетами. Разумеется, в работах товарища Сталина имеются аналогии, и они вполне допустимы в известных пределах и при определённых условиях. Так, он сравнивает поведение царизма перед реформой 1861 г. и в период буржуазной революции, В первом случае правительство получило двойной удар: извне - поражение в Крыму, изнутри - крестьянское движение. Под этим двойным ударом правительство заговорило об освобождении крестьян. "Такая же история, - продолжает товарищ Сталин, - повторяется в жизни России и теперь. Как известно, и теперь правительство получает такой же двойной удар; извне - поражение в Манчжурии, изнутри - народная революция. Как известно, правительство, подхлёстываемое с двух сторон, принуждена ещё раз уступить и так же, как и тогда, толкует о "реформах сверху". "Мы должны дать народу Государственную думу сверху, а то народ восстанет и сам созовёт Учредительное собрание снизу". Таким образом, созывом Думы они хотят утихомирить народную революцию, точно так же, как уже однажды "освобождением крестьян" утихомирили великое крестьянское движение" (т. I, стр. 206 - 207).

В другом месте автор сравнивает поведение русской контрреволюции, призывающей к себе на помощь для борьбы с народом международную реакцию, - с французской, которая в своё время также обратилась за помощью к иностранным империалистам. Но, сравнивая обе революции в одном отношении - в деле поведения контрреволюции, - товарищ Сталин немедленно отмечает то, что различает обе революции, - о чём я уже упоминал выше.

Рассказывая о ленском расстреле и поведении самодержавного правительства, товарищ Сталин проводит известную параллель между министром внутренних дел Макаровым и министром внутренних дел эпохи "кровавого воскресения" Треповым.

"Слова царского лакея Макарова "так было, так будет" подлили масла в огонь. Они оказали такое же действие, как в пятом году приказ другого царского пса Трепова: "патронов не жалеть!" Забурлило, запенилось рабочее море" (т. II, стр. 374).

Но тут же автор вскрывает всю разницу в обстановке и различные последствия расстрелов: в январе 1905 г. "на площади Зимнего дворца в Петербурге расстреляна была вера в старое, дореволюционное самодержавие", в апреле 1912 года на Лене - вера в "обновлённое", пореволюционное самодержавие" (г. II, стр. 374).

Итак, материалы истории приводятся не для доказательства по аналогии, а для того, чтобы тем лучше понять различие и особенности эпох, фактов, тактики. Говоря об экономистах, товарищ Сталин вспоминает об утопических социалистах, но никак не для проведения параллели. Напротив, "Как некогда, - писал товарищ Сталин, - утопические социалисты обращали внимание лишь на конечную цель и, ослеплённые ею, совершенно не замечали или отрицали реальное рабочее движение, развёртывавшееся на их глазах, так некоторые русские социал-демократы, наоборот, всё своё внимание уделяли лишь стихийному рабочему движению, его повседневным нуждам" (т. I, стр. 16). Здесь нет и тени доказательств аналогиями, хотя между утопическими социалистами и "экономистами" есть много общего, хотя бы а, непонимании роли политической партии пролетариата.

Товарищ Сталин резко выступает против "шаблонного представления об истории" (т. I, стр. 154), против механического перенесения исто-

стр. 14

рических фактов и обстоятельств, годных для одних условий, совсем в другую эпоху. Эта борьба против аналогии ведётся потому, что марксизм требует конкретно исторического подхода ко всем событиям.

В ответ на обвинения, что большевики до 1903 г. требовали воз вращения отрезков, а только после 1903 г. выставили требование конфискации всей помещичьей земли, товарищ Сталин говорил, что каждое из этих требований было в своё время правильным и необходимым. В 1903 г. российское крестьянство ещё не было втянуто в движение. Нужно было бросить в среду крестьян такой лозунг, который поднял бы их против остатков; крепостничества. Таким лозунгом и было возвращение отрезков, в своё время, при проведении крестьянской реформы, отобранных помещиками у крестьян. Лозунг "возвращения отрезков" напоминал крестьянам о несправедливости крестьянской реформы и тем будил их и поднимал на борьбу против остатков крепостничества. Но с 1903 г. положение изменилось, крестьянское движение приняло широкий размах и речь шла уже не о том, чтобы привести в движение разбуженное крестьянство, а о том, какой лозунг дать пришедшему в движение крестьянству. "Ясно, что здесь необходимы, - писал товарищ Сталин в статье "Аграрный вопрос", - определённые требования, и вот партия говорит крестьянству, что оно должно требовать конфискации всех помещичьих и казённых земель" (т. I, стр. 218).

В другом месте - в статье "Как понимает социал-демократия национальный вопрос?" - товарищ Сталин осмеивает тех, кто требовал решительного ответа на вопрос, полезны или вредны для пролетариата кооперативы. "Марксистам нетрудно было доказать бессодержательность подобной постановки вопроса. Они очень просто разъяснили, что всё зависит от времени и места" (т. I, стр. 51).

Там, где классовое самосознание пролетариата высоко развито, где рабочие объединены в одну крепкую политическую партию, потребительские и производственные товарищества могут принести пользу рабочим при условии, если кооператив работает под руководством партии. Там же, где пролетариат мало сознателен и не руководится опытной политической партией, кооперативы только порождают мелкие торгашеские тенденции, цеховую замкнутость и тем самым затемняют самосознание пролетариата.

Нужен исторический подход при изучении хода общественного развития, а это значит, что нужно тщательно изучать историю. Только таким образом можно правильно понять то или иное историческое явление. Весь приведённый товарищем Сталиным материал доказывает, что черпать свои суждения нужно не из цитат, не из исторических сравнений, а из живой действительности, а это значит изучать эту действительность, изучать историю. "Не зазубривать факты, а уметь их объяснять", - этого требует товарищ Сталин. Осмеивая меньшевиков, проводивших параллель между французской революцией и революцией в России, товарищ Сталин писал: "И только люди, способные зазубрить исторические факты, но не умеющие объяснить их происхождение сообразно месту и времени, могут отождествлять эти две разные величины" (т. I, стр. 155).

"Не заучивать положения марксизма, а уметь их применять на деле", - учит товарищ Сталин. В статье "Лондонский съезд РСДРП" он напоминает слова польского социал-демократа Тышко, адресованные меньшевикам:

"... вся ваша беспомощность в деле руководства классовой борьбой Пролетариата, тот факт, что вы умеете заучивать великие слова великого Маркса, но не умеете их применять, - всё это говорит о том, что вы не стоите, а лежите на точке зрения марксизма" (т. II, стр. 65).

Товарищ Сталин приводит пример того, как меньшевики заучивали положения марксизма, не умея применять их в живой действительности.

стр. 15

Меньшевики вечно повторяли великие слова Маркса, что задачей социал-демократии всегда и везде является превращение пролетариата в самостоятельную политическую силу. Это положение Маркса меньшевики заучили, мс применить его не сумели. Они не содействовали выделению пролетариата из массы окружающих его буржуазных элементов в независимый класс, а толкали его на соглашение с буржуазией. Они не сплачивали все революционные элементы вокруг пролетариата как вождя революции, а, наоборот, уступали буржуазии роль вождя революции. Заучить заучили великие слова Маркса, а применить в живой действительности не сумели, "...меньшевики, - отмечает товарищ Сталин, - делают как раз обратное тому, что они должны были бы делать, исходи из правильного марксистского положения" (т. II, стр. 66).

Нужно тщательно следить за ходом общественного развития, учитывать изменения и уметь делать выводы сообразно изменившимся условиям. "Во всяком случае, - писал товарищ Сталин, - социал-демократия бдительно должна следить за событиями, должна быстро использовать уроки этих событий и умело приспособлять свои действия к изменяющимся условиям" (т. I, стр. 28).

Вся история большевистской партии, нашедшая своё блестящее отражение в работах товарища Сталина, показывает, что большевики умели следить за событиями, использовать уроки этих событий и сообразовать свои действия с изменившейся обстановкой.

Товарищ Сталин учит, что исторические факты и события надо изучать с точки зрения тех условий, которые породили эти события. Рассказывая о появлении "Искры" в декабре 1900 г., товарищ Сталин характеризует условия, в которых она возникла. Это было время, когда начавшийся в русской промышленности кризис, обостряясь с каждым днём, делал профессиональные стачки всё более затруднительными. Рабочее движение прокладывало себе путь, приобретая классовый оттенок и втягивая рабочих в политическую борьбу. Но не было ещё социал-демократии, передового отряда, который мог бы внести в это движение социалистическое сознание. А "экономисты" отказывались вносить это сознание. "Таким образом, - писал товарищ Сталин в статье "Коротко о партийных разногласиях", - с одной стороны, рабочее движение росло, и оно нуждалось в передовом руководящем отряде, с другой стороны, "социал-демократия" в лице "экономистов", вместо того чтобы возглавить движение, отрицала самое себя и плелась в хвосте движения.

Надо было во всеуслышание высказать ту мысль, что стихийное рабочее движение без социализма - это блуждание в потёмках, которое если и приведёт когда-нибудь к цели, то, кто знает, когда и ценою каких мучений, что социалистическое сознание, стало быть, имеет очень большое значение для рабочего движения" (т. I, стр. 93).

В статье "Две схватки" товарищ Сталин описывает условия, вызвавшие декабрьское восстание. "Сама жизнь подготовляла новый подъём - кризис в городе, голод в деревне и другие подобные им причины делали со дня на день неизбежным новый революционный взрыв" (т. I, стр. 199 - 200).

С этой точки зрения необходимости при изучении исторических фактов исследовать причины, породившие их, очень характерна брошюра товарища Сталина "Современный момент и Объединительный съезд рабочей партии". Прежде чем рассказать о решениях съезда, о том, что он должен был сделать, товарищ Сталин пишет: "Что же касается второго вопроса (т. е. вопроса о том, что должен был сделать съезд. - И. М. ), то, чтобы ответить на него, надо знать, в какой обстановке открылся съезд и какие задачи ставил перед ним современный момент" (т. I, стр. 250).

Далее товарищ Сталин даёт характеристику революции, анализи-

стр. 16

рует положение различных классов, определяет, какое место занимала Дума в борьбе между народом и правительством, и приходит к выводу, что новый взрыв революции неизбежен, что задача съезда поэтому сводилась прежде всего к тому, чтобы указать на эту неизбежность взрыва. Затем товарищ Сталин показал, что примирение революции и контрреволюции невозможно и что Дума, ставшая на путь примирения, не может стать политическим центром страны. Поэтому съезд должен был решить вопрос о Думе и тем определить направление деятельности партии. Весь ход революции, продолжает товарищ Сталин, показал, что доведение революции до конца возможно только в том случае, если во главе её стоят рабочие, если руководство революцией будет в руках социал-демократии, а не буржуазии. Следовательно, задача съезда состоит о том, чтобы обратить внимание партии на вопрос о гегемонии пролетариата. Так с исключительной чёткостью обрисованы условия, в которых собрался съезд, и с точки зрения этих условий товарищ Сталин оценивает решения Объединительного съезда и отвечает на вопрос, выполнил ли съезд свою задачу.

Работы товарища Сталина показали, что изучать общество нужно в его развитии. "Всякий вопрос, - писал товарищ Сталин, - должен ставиться диалектически, т. е. мы никогда не должны забывать, что всё изменяется, что всё имеет своё время и место, и, стало быть, и вопросы мы должны ставить также в соответствии с конкретными условиями" (т. I, стр. 233).

Образцом такого подхода к изучению общества являются статьи товарища Сталина по национальному вопросу и особенно работа "Марксизм и национальный вопрос". Ещё в одной из ранних своих статей "Как понимает социал-демократия национальный вопрос?" Сталин писал:

"Всё изменяется... Изменяется общественная жизнь и вместе с нею изменяется и "национальный вопрос". В разные времена различные классы выступают на арену борьбы, - и каждый класс по-своему понимает "национальный вопрос". Следовательно, "национальный вопрос" в разные времена служит различным интересам, принимает различные оттенки в зависимости от того, какой класс и когда выдвигает его" (т. I, стр. 32).

Автор подробно анализирует, как дворянство, буржуазия и пролетариат понимают национальный вопрос.

В работе "Марксизм и национальный вопрос" товарищ Сталин снова отмечает:

"Ещё раз: конкретные исторические условия, как исходный пункт, диалектическая постановка вопроса, как единственно верная постановка, - таков ключ к решению национального вопроса" (т. II, стр. 320).

Товарищ Сталин показывает, как развитие экономических, политических и культурно-исторических условий выдвинуло на сцену национальный вопрос. Автор даёт изумительные по точности и сжатости определения нации: это категория историческая и притом определённой эпохи-эпохи поднимающегося капитализма. Тщательно анализируя содержание вопроса, изучая и привлекая огромное количество исторических фактов и примеров, товарищ Сталин приходит к определению нации, в котором ярко отражены исторический исходный пункт и диалектическая постановка вопроса:

"Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры" (т. II, стр. 296).

Вся история борьбы угнетённых наций за освобождение и прежде всего история ликвидации национального гнёта в Советском Союзе пока-

стр. 17

зывают, насколько гениально товарищ Сталин поставил и разрешал теоретические и программные основы национального вопроса.

В качестве примера блестящего применения диалектики ещё можно привести разрешение товарищем Сталиным вопроса о выборе формы борьбы. Сравнивая народное выступление 9 января 1905 г., октябрьские дни того же года и декабрьское выступление, товарищ Сталин показывает, как с изменением обстановки меняется форма борьбы. Задача политических деятелей состоит в том, чтобы уметь выдвинуть, определить формы борьбы в зависимости от обстановки. Состояние народного движения в конце 1905 и начале 1906 г. показало, что дело явно идёт к вооружённой схватке с самодержавием. Началось ли движение с демонстрации или со стачки, оно всё равно неизбежно переросло бы в вооружённое восстание. "Желательно пролитие крови или нет, - "писал товарищ Сталин, - хорошо это или плохо, говорить об этом не приходится: повторяем - дело не в наших желаниях, а в том, что вооружённое восстание несомненно произойдёт и избежать его невозможно" (т. I, стр. 268).

А раз так, то задача социал-демократии состоит в том, чтобы сознательно готовиться именно к такой форме борьбы.

Это уменье выдвинуть форму борьбы, отвечающую сложившейся обстановке и задачам борьбы, характеризует всю историю большевистской партии и, в частности, её военную работу в период гражданской и особенно Великой Отечественной войны. Уже в 1923 г. в статье "К вопросу о стратегии и тактике русских коммунистов" ("Правда" от 14 марта 1923 г.), подводившей итог гражданской войне, товарищ Сталин писал:

"Искусство ведения войны в современных условиях состоит в том, чтобы, овладев всеми формами войны и всеми достижениями науки в этой области, разумно их использовать, умело сочетать их или своевременно применять ту или иную из этих форм в зависимости от обстановки".

Тот, кто поставил задачу, тот и дал изумительные образцы её решения. Блестящим примером этому является весь опыт Великой Отечественной войны.

Особенно богатый материал привлечён товарищем Сталиным для вывода о происхождении и роли идей в историческом движении. В ряде статей и прежде всего в работе "Анархизм или социализм?" товарищ Сталин, приведя большое количество исторических фактов, показывает, что идеи с неба не падают, что они вырастают на базе соответствующих экономических отношений: "История показывает, что если в разные времена люди проникались различными мыслями и желаниями, то причина этого в том, что в разные времена люди по-разному боролись с природой для удовлетворения своих потребностей, и, в соответствии с этим, по-разному складывались их экономические отношения" (т. I, стр. 314).

Далее товарищ Сталин переходит к анализу периода первобытного коммунизма, когда люди боролись сообща, когда и собственность их была общей. Люди не знали тогда различия между "моим" и "твоим". Сознание людей той эпохи было коммунистическим. Но вот, в результате развития производства, собственность приняла частный, индивидуалистический характер. Сознание людей прониклось также чувством собственности, появилось различение "моего" и "твоего".

"Наступает время, - заканчивает товарищ Сталин, - нынешнее время, когда производство вновь принимает общественный характер, следовательно, скоро и собственность примет общественный характер, - и именно поэтому сознание людей постепенно проникается социализмом" (т. I, стр. 314).

Товарищ Сталин приводит исключительный по доступности и яркости пример того, как изменяется постепенно сознание человека под влия-

стр. 18

нием изменения материальных условий жизни. Владелец крохотной сапожной мастерской, не выдержав конкуренции с крупными хозяевами, закрыл свою мастерскую и пошёл в ряды рабочих на обувную фабрику в Тифлисе к крупному владельцу Адельханову. Он поступил туда на время, чтобы скопить деньги и вновь открыть свою мастерскую. Такова была его идея. По положению своему такой сапожник - уже пролетарий, но сознание его всё же остаётся не пролетарским, а мелкобуржуазным. Со временем, однако, сапожник убеждается в том, что приобрести деньги на открытие мастерской чрезвычайно трудно: все накопленные средства уходят на пропитание. К тому же он видит, что его независимое положение в качестве мелкого владельца было только кажущимся, на деле он зависел от капризов клиентов, от кризисов, от конкуренции крупных хозяев, от владельца дома, которому надо платить арендную плату за мастерскую и т. д., - словом, его предыдущее положение было полно хлопот, которых не знает рабочий. "Здесь-то, - писал товарищ Сталин, - впервые и подрезываются крылья мелкобуржуазным (мечтам нашего сапожника, здесь впервые и зарождаются у него в душе пролетарские стремления" (т. I, стр. 315 - 316).

С течением времени бывший сапожник убеждается в том, что заработной платы ему не хватает на жизнь. Постоянное общение с товарищами раскрывает ему глаза на то, что улучшение положения лежит не в открытии собственной лавочки, а в совместной борьбе рабочих против хозяев. Бывший сапожник вступает в союз, принимает участие в стачках и шаг за шагом приобщается к социалистическим идеям, "Таким образом, - пишет товарищ Сталин, - за изменением материального положения сапожника в конце концов последовало изменение его сознания: сначала изменилось его материальное положение, а затем, спустя некоторое время, соответственно изменилось и его сознание.

То же самое надо сказать о классах и об обществе в целом" (т. I, стр. 316).

До сих пор речь шла у товарища Сталина об образовании идей, об их происхождении, но автор остановился специально также на роли и значении идей. Высмеивая "критиков марксизма", которые приписывали Марксу и Энгельсу, а потом и большевикам пренебрежение к вопросам идеологии, товарищ Сталин писал: "Некоторые полумарксисты поняли это так, будто сознание, идеи имеют в жизни весьма малое значение.

Надо было доказать великое значение идей.

И вот выступил Энгельс и в своих письмах (1891 - 94 гг.) подчеркнул, что идеи, правда, не падают с неба, а порождаются самой жизнью, но, родившись однажды, они приобретают большое значение, они объединяют людей, организуют их и накладывают свой отпечаток на породившую их общественную жизнь, - идеи имеют большое значение в историческом движении" (т. I, стр. 118 - 119).

Все статьи товарища Сталина являются свидетельством того, какую организующую, мобилизующую и преобразующую силу имели идеи в истории развития человечества.

Показав огромное влияние идей в истории общества, товарищ Сталин критикует тех, кто полагает, что раз идеи порождаются общественной жизнью, то, следовательно, нечего заботиться о развитии этих идей. "Были в России полумарксисты, - писал товарищ Сталин, - "экономисты". Они утверждали, что поскольку идеи порождаются общественной жизнью, постольку и социалистическое сознание имеет ничтожное значение для рабочего движения" (т. I, стр. 119).

Большевики разоблачили полумарксистов, доказав, что без социалистического сознания рабочее движение превращается в тредъюнионистское блуждание, что социалистическое сознание имеет огромное значение.

Деятельность экономистов является чрезвычайно метким примером

стр. 19

того, как отсталые идеи, идеи, не отвечающие развитию жизни общества, могут сыграть задерживающую движение роль. В том факте, что после ареста Ленина и группы "стариков" рабочее движение явно пошло на убыль, повинны экономисты. "Мы глубоко убеждены, - писал товарищ Сталин, - что в этой задержке (конечно, сравнительной) движения виноваты не только внешние, полицейские условия; тут не меньше повинна задержка в развитии самих идей, классового сознания, и отсюда - падение революционной энергии рабочих.

Ввиду того, что наряду с развитием движения рабочие не могла широко понять высокие цели и содержание борьбы, так как знамя, под которым приходилось бороться русскому рабочему, оставалось старым, выцветшим тряпьём со своим копеечным девизом экономической борьбы, - рабочие должны были внести в эту борьбу меньше энергии, меньше увлечения, меньше революционных стремлений, ибо великая энергия рождается лишь для великой цели" (т. I, стр. 20).

Произведения товарища Сталина являются неисчерпаемой сокровищницей марксизма, образцом применения положений марксизма к истории общества. Огромное количество приведённого конкретно-исторического материала и марксистское освещение этого материала показывают, как товарищ Сталин в новых условиях двигал вперёд и разрабатывал теорию марксизма, в том числе и вопросы истории, вопросы исторического материализма.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОПРОСЫ-ИСТОРИИ-В-I-И-II-ТОМАХ-СОЧИНЕНИИ-И-В-СТАЛИНА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alexei ChekmanekContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Chekmanek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. МИНЦ, ВОПРОСЫ ИСТОРИИ В I И II ТОМАХ СОЧИНЕНИИ И. В. СТАЛИНА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОПРОСЫ-ИСТОРИИ-В-I-И-II-ТОМАХ-СОЧИНЕНИИ-И-В-СТАЛИНА (date of access: 19.09.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. МИНЦ:

И. МИНЦ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alexei Chekmanek
Южно-Сахалинск, Russia
684 views rating
14.09.2015 (2197 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Первоначально Вселенная представляла собой Нейтронный Объект, однородной нейтронной структуры. Этот Нейтронный Объект имел высокую, угловую скорость вращения. Масса Нейтронного Объекта порядка 〖1.48*10〗^53 Kg, в современной метрике. Физические значения определяющие его внутреннюю структуру, изменялись во времени, при изменении потенциала взаимодействия структур энергии нейтронов.
Catalog: Физика 
3 hours ago · From Владимир Груздов
ONE STEP CLOSER TO THE FUTURE
5 hours ago · From Россия Онлайн
A PARADISE
Catalog: История 
5 hours ago · From Россия Онлайн
SECRETS OF CORBUNOV
5 hours ago · From Россия Онлайн
THE UNESCO AWARD
5 hours ago · From Россия Онлайн
THIS OVERRIDING PASSION
Yesterday · From Россия Онлайн
PATRIMONIAL ESTATE OF THE CZARS
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
CHIEF THEORIST AND STRATEGIST OF NATIONAL COSMONAUTICS
Yesterday · From Россия Онлайн
OUR DIRECTOR
3 days ago · From Россия Онлайн
ALLIANCE OF SCIENCE, EDUCATION AND BUSINESS
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВОПРОСЫ ИСТОРИИ В I И II ТОМАХ СОЧИНЕНИИ И. В. СТАЛИНА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones