Libmonster ID: RU-10503

В редакции "Вопросов истории" состоялась беседа главного редактора чл.-кор. АН СССР А. А. Искендерова с членом общества "Мемориал" Д. Г. Юрасовым, который на протяжении ряда лет занимается собиранием сведений о жертвах сталинских репрессий.

А. А. Искендеров . Когда и как Вы пришли к предмету сегодняшних занятий?

Д. Г. Юрасов. Историей я начал интересоваться еще в школе и уже тогда почувствовал недостаточность той информации, которую содержали учебники. Стал читать научную литературу. В Советской исторической энциклопедии я обратил внимание на неполноту биографических справок о видных политических деятелях советского перио -

стр. 160


да нашей истории. В большинстве своем они заканчивались стандартной формулировкой: "незаконно репрессирован" (иногда добавлялось - "в условиях культа личности" и "посмертно реабилитирован"). Потом я обратился к Литературной энциклопедии, затем к разным изданиям Большой Советской Энциклопедии. Я обнаружил, что в издании, вышедшем уже при Л. И. Брежневе, исчезает формулировка "незаконно репрессирован".

В ходе своих разысканий я составлял списки репрессированных политических деятелей, писателей, военных, ученых. Постепенно они все более расширялись за счет сведений, почерпнутых из работ по истории КПСС, Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, индустриализации и коллективизации. Однако о судьбе многих упомянутых в этих работах деятелей ничего не говорилось.

Когда я обратился в Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР), работники его, узнав о чем идет речь, отказались помогать мне в сборе информации.

После окончания школы в 1981 г. я устроился на работу в ЦГАОР, в хранилище специальных фондов. Впрочем, в само хранилище меня не пускали, а нужные для работы дела приносили в отдельную комнату. Иногда мне удавалось все-таки проникать и в хранилище, где я обнаружил материалы Центральной контрольной комиссии ВКП(б) с 1918 по 1934 г., документы НКВД (в частности, приказы по личному составу наркомата). Моя заинтересованность в этих материалах была замечена и мне было сделано строгое предупреждение, после чего я был переведен в полусекретное архивохранилище административно- контрольных и судебно-политических органов СССР. Здесь были материалы ЧК и НКВД с 1918 по 1930 г., Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию злодеяний немецко- фашистских захватчиков на территории СССР, Инюрколлегии, Верховного суда, Прокуратуры, НК РКИ, Комиссии советского контроля - Госконтроля СССР. Среди них были личные дела работников этих органов, в том числе и с пометкой "изъято НКВД". В документах Верховного суда хранились дела и по реабилитации жертв сталинского террора, проводившейся после XX съезда КПСС.

К 1982 г. у меня собралось свыше 20000 карточек, составленных на основе разных источников, в том числе и архивных (до работы в архиве у меня их было около 7000).

А. И. Совпадали ли данные, почерпнутые в книгах и журналах, с архивными?

Д. Ю. Не все. Я уже тогда установил, что многие дела на наиболее известных политических деятелей в этот архив зачастую вообще не попадали.

А. И. Много ли осталось в живых из числа тех, что были в Вашей картотеке?

Д. Ю. Нет, всего несколько человек.

А. И. Занимались ли Вы судьбой делегатов XVII съезда ВКП(б)?

Д. Ю. Да, я располагаю более полными списками, чем Л. С. Шаумян.

После военной службы, в 1985 г. я поступил на работу в архив Военной коллегии Верховного суда СССР. В нем около 2,6 млн. дел. Все документы здесь находятся в целости и сохранности (со дня образования Военной коллегии). Правда, многие дела до сих пор еще не обработаны и хранятся без нумерации и описей. Об этом, по сути дела ведомственном, архиве мало кто из историков, писателей и журналистов знает. Он находится на особом, привилегированном положении, так же как и архивы КГБ, МВД. Особенно интересны материалы Военной коллегии, которая судила, а впоследствии, в другом, конечно, составе, занималась и реабилитацией. Представьте себе такой гроссбух страниц на 600 - 700, где подшиты протоколы заседаний Военной коллегии, указан состав суда, перечислены осужденные и указано, по каким делам, а в заключении стоит зловещая фраза: "Приговорен к высшей мере. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит".

А. И. Сколько осужденных могло проходить за одно заседание?

Д. Ю. И 100, и 300... Очень много было групповых дел.

А. И. На всех ли заседаниях присутствовали обвиняемые? Некоторые приговоры выносились, очевидно, заочно?

Д. Ю. В протоколах заседаний Военной коллегии обычно указывалось, что именно показал во время суда тот или иной обвиняемый. Но в материалах выездных сессий, которые возглавляли заместители Ульриха, осужденные перечислены целыми списками.

стр. 161


Их, очевидно, вообще не вызывали на заседания коллегии. В качестве примера можно привести выездные сессии в Хабаровске по делу о "вредительстве" на железной дороге, которая осудила сразу 200 человек; в г. Свободном Амурской обл. в 1938 г., во время которой были осуждены и приговорены к высшей мере наказания около 500 человек сразу. Я работал с третьими экземплярами списков лиц, по которым приговоры были уже приведены в исполнение. (Первый экземпляр шел в ЦК ВКП(б), Сталину, второй - в НКВД, Ежову.)

А. И. В этих списках приговоренных к высшей мере наказания были только особо выдающиеся лица или и рядовые граждане?

Д. Ю. В них были внесены все, чьи дела рассматривались Военной коллегией как судом высшей инстанции.

А. И. Значит, Сталин знал, сколько людей расстреляно?

Д. Ю. Конечно, знал. Правда, на тех списках, что я держал в руках, нет пометок Сталина или Ворошилова. (Подобные документы хранятся, по-видимому, в других архивах.) В документах же Военной коллегии обычно делалась примерно такая запись: "За 26 октября 1938 г. приведены в исполнение приговоры в отношении.., по Москве.., по Ленинграду.., по Еревану..", и далее шли бесконечные списки приговоренных с указанием даты, когда они были расстреляны.

Меня интересовали, впрочем, и реабилитационные материалы. Что они собой представляют? Это папки, в которых десятки тысяч страниц машинописного текста. Они именуются как надзорные производства Военной коллегии на архивно-следственные дела. В этих папках подшиты протесты главного военного прокурора, определения Военной коллегии или Верховного суда. В протесте военного прокурора значилось: "проверкой от такого-то числа и месяца 1956 г. установлено: 1) Следствие велось незаконными методами. 2) Свидетели, дававшие показания, отказались от ранее данных. 3) Лица, проходившие по сопредельным делам, в настоящее время реабилитированы. 4) Следователи, проводившие расследование, в настоящее время осуждены за нарушение социалистической законности в органах НКВД" и т. д. Далее излагались конкретные мотивы дела, предъявленные обвинения, реакция на них обвиняемого, подписал ли он их или нет, что показал и как разваливалось дело в процессе проверки и реабилитации. Очень важны реабилитационные определения, из которых можно получить достаточно подробную информацию по сфабрикованным делам.

Когда нам говорят, что нет документов, позволяющих судить о размерах репрессий, то это не соответствует действительности.

На основании документов Военной коллегии можно было установить, что с 1935 по 1940 г. было осуждено 50 тыс. человек, приведены в исполнение приговоры к высшей мере в отношении 37 тыс. человек. За период с 1953 по 1957 г. было реабилитировано Военной коллегией 48 тыс. человек, то есть абсолютное большинство осужденных.

А. И. А осужденные "тройками" сюда не входили?

Д. Ю. Нет, здесь были документы только на тех, кто проходил через Военную коллегию или военные трибуналы какого- либо округа.

А. И. Какова была мотивация: за что обвиняли человека? Был ли тут какой-то единый стереотип?

Д. Ю. В документах содержится определенный набор обвинений: участие в шпионаже, диверсиях, контрреволюционной деятельности, контрреволюционном саботаже и т. д.

А. И. Вы и сейчас продолжаете работать в том архиве?

Д. Ю. Нет, в 1986 г. у меня выкрали мою записную книжку, после чего вызвали в спецотдел, лишили допуска, уволили с работы и исключили из института. С 1987 г. я начал заниматься своей легализацией, легализацией своих материалов.

А. И. Где вы сейчас работаете?

Д. Ю. В обществе "Мемориал", а также по договорам с журналами и газетами. Кроме того, выступаю с лекциями, езжу по стране. Начал готовить книгу.

А. И. О чем?

Д. Ю. Рабочее название "1937 год, только факты, только имена", но думаю, что оно изменится, поскольку в ней говорится не только о 1937 годе. В книге будут главы о руководящем составе Совнаркома, наркоматов, ЦК ВЛКСМ, ЦК ВКП(б), обкомов,

стр. 162


крайкомов, об "Обществе старых большевиков" (из 1300 его членов было расстреляно 500), "Обществе бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев" и т. д. Я думаю, что это будет полезный справочный материал для историков.

Когда я был уволен из архива, у меня было 100 тыс. карточек. Сейчас около 165 тыс., да подготовительный материал имеется еще на 30 тыс., то есть всего около 200 тыс. карточек.

А. И. У внесенных в Вашу картотеку репрессированных лиц были и есть ли родственники, их близкие? Знают ли они о существовании Вашей картотеки? Переписываются ли с Вами?

Д. Ю. Я веду обширную переписку с родственниками репрессированных. Многие просят помочь найти своих близких. Стараюсь ответить всем. Если же не располагаю собственной информацией, советую, куда им следует обратиться. Надо иметь в виду, что только по моей картотеке 20 - 25% родственников репрессированных не знают до сих пор о судьбе своих родных. К тому же сама система такой информации отработана у нас пока крайне слабо.

А. И. Как Вы считаете, можно ли вообще установить на основании собранных Вами данных какие-то тенденции, какую-то закономерность в этой кампании репрессий?

Д. Ю. Я пришел к выводу, что юридическая подоснова этих репрессий была отработана крепко. Если читать только документы, то ни к чему нельзя придраться. Обвиняемым по закону было запрещено возбуждать ходатайства о помиловании, если они проходили по делам, связанным с террористическими актами, саботажем, вредительством и т. д. Только в 58-й статье УК РСФСР из 14 пунктов 10 предусматривали высшую меру наказания. Дела оформлялись по шаблону: "Входил в контрреволюционную организацию", действующую, допустим, в Москве на базе такого-то завода. "Завербован..." и т. д. А эта "контрреволюционная организация" входила, скажем, в правотроцкистский блок, руководители которого были расстреляны в 1938 году. И далее шла цепочка.

А. И. Нельзя ли определить регионы, где репрессии были наиболее сильными?

Д. Ю. По моим данным, огромное число людей пострадало, например, в Закавказье. Здесь "тройки" и "двойки" приговаривали к смерти целые селения. Часто людей осуждали по национальной принадлежности (как, например, латышей по обвинению в "шпионаже" в пользу буржуазной Латвии). Были директивы НКВД 1938 г. о привлечении к уголовной ответственности латышей, поляков, немцев, эстонцев, финнов, карелов.

А. И. В чем Вы видите сейчас свой долг как историка?

Д. Ю. Я вижу его в том, чтобы продолжать собирать - по разным архивам - необходимую информацию, а затем переходить от фактов к выводам, аналитическим обобщениям, раскрывающим причины репрессий, условий, сделавших их возможными. То есть через судьбы конкретных людей выйти на эту проблему.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОССТАНОВИТЬ-СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Svetlana GarikContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Garik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ВОССТАНОВИТЬ СПРАВЕДЛИВОСТЬ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВОССТАНОВИТЬ-СПРАВЕДЛИВОСТЬ (date of access: 25.06.2021).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Svetlana Garik
Москва, Russia
726 views rating
14.11.2015 (2050 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЮБИЛЕЙ ЕЛЕНЫ ВИКТОРОВНЫ ЧИСТЯКОВОЙ
Catalog: История 
9 minutes ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКОЕ ПОСОЛЬСТВО АВЕРЕЛЛА ГАРРИМАНА (1943-1946 гг.)
11 minutes ago · From Россия Онлайн
НОВЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЗАГОВОРА ПРОТИВ ГИТЛЕРА 20 ИЮЛЯ 1944 г. ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА ФСБ РОССИИ
Catalog: История 
12 minutes ago · From Россия Онлайн
ЧЕРЧИЛЛЬ И ОПЕРАЦИЯ "НЕМЫСЛИМОЕ", 1945 г.
Catalog: История 
13 minutes ago · From Россия Онлайн
ЛЕВЕЛЛЕРЫ ПРОТИВ КРОМВЕЛЯ (1647-1649 гг.)
Catalog: История 
15 minutes ago · From Россия Онлайн
Мечта человека о телесном бессмертии неисполнима, поскольку царством смерти есть сам бренный мир, чьи мы пленники и часть чья есть наша плоть. Но телесное бессмертие Пришельцев есть реальность: ведь мир, шлющий их к нам, есть Вечность, вселенский Эфир.
Catalog: Философия 
3 hours ago · From Олег Ермаков
ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В. И. ГЕРЬЕ (1837 - 1919)
23 hours ago · From Россия Онлайн
СУДЬБА "ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ДНЕВНИКОВ" А. М. КОЛЛОНТАЙ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
"ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД". ВЫСЫЛКА УЧЕНЫХ И ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ ИЗ РОССИИ В 1922 г.
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн
О "НОТЕ СТАЛИНА" ОТ 10 МАРТА 1952 г. ПО ГЕРМАНСКОМУ ВОПРОСУ
Catalog: История 
23 hours ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВОССТАНОВИТЬ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones