Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14529
Author(s) of the publication: Н. А. ХАЛФИН

Share with friends in SM

В конце 1878 г. британские войска вторглись в Афганистан. Мощная мировая держава напала на небольшое азиатское государство. То была типичная колониальная война со всеми присущими ей атрибутами: дипломатическими провокациями, грубым политическим шантажом, вторжением хорошо оснащенной армии. Но события пошли не по обычным канонам империалистического разбоя. Героическое сопротивление афганского народа помешало осуществить замыслы интервентов, вынудив их отказаться от планов превращения Афганского государства в колонию.

К 70-м годам XIX в. Афганистан представлял собой феодально-деспотическую монархию с сильными родоплеменными пережитками. После смерти эмира Дост Мухаммад-хана (1863 г.) началась ожесточенная борьба за власть. Лишь в 1869 г. наследнику престола Мухаммад Шер Али-хану удалось овладеть положением. Главный соперник нового эмира, его племянник Абдуррахман- хан, потерпев поражение, бежал на правобережье Амударьи.

Изрезанный горными хребтами Афганистан населяли тогда примерно 4 - 5 млн. человек. Южную часть страны занимали преимущественно афганские племена и различные их объединения. Среди последних выделялись дуррани, гильзаи и моманды. Дуррани, делившиеся на ветви зирак и панджпао, расселились в обширной области вокруг Кандагара, первой столицы Афганского государства. К северу и северо-востоку от них, от Калати-Гильзаи до Кабула и Джелалабада, разместились гильзаи. Моманды обосновались в районе Сулеймановых гор, которые считаются родиной афганцев. На периферии этих объединений жили мелкие племена - тараки, сари, шинвари, вардаки, дзадзи, дзадран, мангал, какари, хугиани и другие. Огромную роль среди афганцев играли местные вожди - ханы, малики и старшины, постепенно утверждавшие свое господство над большей частью общественных угодий. Крайний юг Афганистана населяли белуджи, центр и северо-запад - в основном монголоиды-хазарейцы и тюркоиды: таймани, джемшиды и фирюзкухи; север - таджики, узбеки и туркмены.

Основными занятиями населения были земледелие и скотоводство. Некоторые племена специализировались на повинде - транзитной караванной торговле. Большое развитие получили ремесленное производство и мелкая внутренняя торговля. Специфика отсталого общества была тормозом для прогресса. "Афганцы разделяются на кланы, причем различные вожди осуществляют нечто вроде феодального господства над ними, - подчеркивал Ф. Энгельс еще в 1857 году. - Только их неукротимая ненависть к государственной власти и любовь к личной независимости мешают им стать могущественной нацией" 1 . Необходимость ликвидации межфеодальных раздоров, недовольство горожан междоусобицами, перспективы расширения товарообмена - все это настоятельно требовало создания централизованного государства, и оно постепенно возникало. Но господствующую роль в стране играла по-прежнему феодально-племенная знать.

Афганистан занимает важное географическое положение. Через его территорию проходят кратчайшие пути из Индии в Среднюю Азию и в Иран. Еще в первые десятилетия XIX в. утверждавшиеся на Индийском субконтиненте британские колонизаторы стремились распространить сферу своего влияния на Афганистан, а за ним - и на Среднюю Азию. Отказ Дост Мухаммад-хана стать вассалом Лондона привел к первой англо-афганской войне (1838 - 1842 гг.). Сначала колонизаторы овладели значи-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 14, стр. 78.

стр. 117


тельной частью страны, включая Кабул, и посадили на престол марионеточного правителя Шуджу уль-Мулька. Однако затем афганские патриоты разгромили 15-тысячное войско, захватившее их столицу, и к власти опять пришел Дост Мухаммад-хан. Война закончилась поражением Британской империи2 .

Не отказавшись от своих замыслов, англичане в 1840-е годы захватили соседние с Афганистаном Синд и Пенджаб и вышли непосредственно к самым афганским границам. Они заключили с эмиром в 1855 и 1857 гг. договоры о "дружественных отношениях", но наличие на восточных рубежах опасного соседа держало Кабул в состоянии неизменного беспокойства и вынуждало расходовать скудные государственные ресурсы преимущественно на военные нужды. Шер Али-хану создать сильную армию не удалось. Малочисленное войско располагало устаревшим вооружением: дедовскими ружьями - джезаилями либо мушкетами, захваченными ранее при разгроме британской армии. К началу 1870-х годов страна еще не оправилась от шестилетних междоусобиц. Финансы были расстроены. Эмиру требовалось много усилий для того, чтобы обеспечить хотя бы относительную покорность племенных и родовых вождей и поступление в казну налогов и податей. Однако вплоть до середины 70-х годов XIX в. Великобритания занимала по отношению к Афганистану осторожную позицию. Временно возобладала точка зрения сторонников выжидательной политики "закрытой границы", в основном из партии либералов, считавших нецелесообразным прямое вмешательство в афганские дела. Такую линию и осуществляли на практике вице-короли Индии, в чьем ведении находилась британская политика на Востоке: лорды Лоуренс (1864 - 1869 гг.), Мэйо (1869 - 1872 гг.) и Норсбрук (1872 - 1876 гг.). Лица, призывавшие к "наступательной политике" и требовавшие установления английского господства над Афганистаном, отражали прежде всего интересы консерваторов. Теоретики "выжидания", впрочем, стремились усилить британское влияние в Кабуле. Еще при Мэйо и Норсбруке английские агенты зачастили в Герат, которым управлял сын Шер Али-хана Мухаммад Якуб-хан. Они разжигали его недовольство тем, что отец не назначил его наследником престола, и в мае 1870 г. спровоцировали мятеж3 . Мятеж потерпел неудачу, а эмир простил сына. Но интриги англичан не прекращались. Побывавший в Герате капитан Марч в конце 1872 г. констатировал готовность Якуб-хана принять помощь Англии в борьбе за власть. Поэтому в 1874 г. последнего посадили в Кабуле под замок. Норсбрук безуспешно пытался добиться его освобождения "во имя дружбы с британским правительством" 4 .

В Лондоне не скрывали, что разногласия по вопросам афганской политики сводятся только к методам ее реализации. "Хотя между властями существовало и до сих пор еще существует различие во мнениях относительно того, какой именно пограничной политики следует придерживаться,., но это различие во мнениях касается скорее способов действий, чем самой сути", - писал статс- секретарь по делам Индии виконт Крэнбрук вице-королю 18 ноября 1878 года 5 . Главной целью английского правительства являлось дальнейшее распространение своих колониальных владений и сфер влияния. Его линия имела на Среднем Востоке ярко выраженную антирусскую направленность. В качестве отвлекающего маневра, призванного "обосновать" агрессивную сущность действий, британские лидеры выдвинули ложную концепцию "обороны Индии". Многочисленные речи в парламенте, десятки книг, сотни журнальных и газетных статей посвящались в Англии опасности, якобы нависшей с севера над "жемчужиной британской короны". Под предлогом ликвидации мнимой угрозы английские войска постепенно придвигались все ближе к Афганистану и Средней Азии.

На всем протяжении XIX-начала XX в. у России не было ни намерений, ни возможности, ни конкретных планов организации "похода на Индию" (сумасбродный поступок Павла I, двинувшего казаков "с Дона на Инд" во имя союза с Наполеоном, не


2 См. подробнее: Н. А. Xалфин. Провал британской агрессии в Афганистане (XIX в. - начало XX в.). М. 1959; М. А. Бабаходжаев. Борьба Афганистана за независимость (1838 - 1842). М. 1960.

3 А. Вамбери. Моя жизнь. М. 1914, стр. 261.

4 Duke of Argyll. The Eastern Question. From the Treaty of Paris to the Treaty of Berlin 1878 and to the Second Afghan War. Vol. II. L. 1879, p. 345.

5 Л. Н. Соболев. Страница из истории Восточного вопроса. Англо- афганская распря (очерк войны 1879 - 1880 гг.). Т. I. СПБ. 1882, стр. 516.

стр. 118


может идти в счет)6 . Британские правители, впрочем, знали, что Россия не стремилась овладеть их колонией. Индийский историк К. С. Менон на материалах Форин оффис убедительно доказал, что шумиха о "русской угрозе" долгие годы попросту маскировала британскую экспансию в Азии. Новые аргументы о том же привели Д. К. Гхоз и А. Ч. Капур7 . Индийский ученый К. М. Паниккар подчеркивал, что агрессия Англии на Востоке носила отнюдь не "ответный", "оборонительный" характер, а преследовала самостоятельные экспансионистские цели8 .

Скрывая свои истинные цели, Лондон предложил Петербургу считать Афганистан нейтральной территорией, разделяющей владения обеих держав. После двусторонних переговоров 1869 - 1872 гг. это предложение было принято 9 . Несмотря на это, ряд британских политиков продолжал призывать к захвату Афганистана. Их подстегивали также циклические кризисы перепроизводства, регулярно охватывавшие с 1857 г. капиталистический мир. На Англии тяжело отразились кризисы 1866 и 1873 годов. Она усиленно стремилась к расширению рынков сбыта и приобретению новых ресурсов. Активным глашатаем наступательной политики был член Совета по делам Индии, президент Королевского географического общества Г. Раулинсон. Выходец из торгово-промышленной семьи, он участвовал в первой англо- афганской войне, долго служил на Востоке и отражал интересы как военно- политических, так и предпринимательских кругов. С 1865 г. Раулинсон постоянно публиковал в "Quarterly Review" статьи, в которых муссировал версию о "внешней угрозе" для Индии, а в июле 1868 г. адресовал британскому правительству "Меморандум по среднеазиатскому вопросу", где предложил, чтобы Англия провела железную дорогу к границам Афганистана, утвердилась на подступах к его южным районам и добилась господствующего влияния в Кабуле10 . Раулинсон призывал интенсивно развивать английскую торговлю за пределами Индии и разместить своих облеченных широкими полномочиями агентов в крупных афганских городах. Эти идеи он обобщил в сборнике статей, ставшем настольной книгой сторонников британской экспансии11 .

Практическая реализация этих замыслов началась, когда в 1874 г. пал либеральный кабинет У. Гладстона и к власти пришло консервативное правительство Б. Дизраэли. Статс-секретарь по делам Индии лорд Солсбери, вскоре занявший пост министра иностранных дел, полностью солидаризировался с Раулинсоном, называя его книгу "Моя библия". 22 января 1875 г. Солсбери предложил Норсбруку добиться согласия Шер Али-хана на открытие в Герате и Кандагаре британских информационных агентств 12 . Адепт выжидательной политики, Норсбрук проявил пассивность, считая подобные меры несвоевременными, но 19 ноября 1875 г. получил предписание: "Немедленно... изыскать какой-либо предлог", чтобы послать в Кабул миссию для переговоров с Шер Али-ханом о размещении в Афганистане английских должностных лиц. Солсбери предлагал, не останавливаясь перед откровенным шантажом, "серьезно объяснить эмиру" рискованность любого противодействия мерам, которые правительство Великобритании "найдет нужным осуществить"13 . Норсбрук ответил указа-


6 Е. Л. Штейнберг. Английская версия о "русской угрозе" Индии. "Исторические записки". Т. 33. 1950; Н. А. Xалфин. "Русская угроза" Индии как обоснование английской экспансии. "Английская колониальная политика на Среднем Востоке (70-е годы XIX века)". Ташкент. 1957; П. М. Шаститко. К вопросу о мифической "русской угрозе" Индии в XIX-XX вв. "Против фальсификации истории колониализма". М. 1962.

7 K. S. Menon. The "Russian Bogey" and British Aggression in India and Beyond. Calcutta. 1957; D. K. Ghose. England and Afghanistan. A Phase in Their Relations. Calcutta. 1960; A. Ch. Capur. Disraeli's Forward Policy on the North-West of India, 1874 - 1877. "The Research Bulletin (Arts) of the University of the Panjab", 1951, N4.

8 K. M. Panikkar. Asia and the Western Dominance. L. 1954.

9 "Афганское разграничение. Переговоры между Россией и Великобританией, 1872 - 1885". СПБ. 1886.

10 "Correspondence Respecting the Relations between the British Government and That of Afghanistan since the Accession of the Ameer Shere Ali Khan". L. 1878, pp. 31 - 41.

11 H. Rawlinson. England and Russia in the East. A Series of Papers on the Political and Geographical Condition of Central Asia. L. 1875.

12 "Causes of the Afghan War, being a Selection of the Papers Laid before Parliament with a Connecting Narrative and Comment". L. 1879, p. 55.

13 Ibid., p. 73.

стр. 119


нием на нецелесообразность такого давления и отмечал отсутствие у России стремлений установить свое влияние в афганских землях14 . Отношения между консервативным кабинетом и вице-королем обострились. В конце 1875 г. Норсбрук отказался от своего поста.

По рекомендации Раулинсона Дизраэли предложил высшую должность в колониальной администрации Индии сыну своего политического единомышленника послу в Лиссабоне Э. Р. Литтону15 . Ранее последний побывал на дипломатической службе в Вашингтоне, Петербурге, Афинах, Вене и др. Будучи близок с Раулинсоном, он стал восторженным почитателем его теорий16 . Дизраэли высоко отзывался о Литт.оне, считая его "человеком честолюбия, воображения, тщеславия и силы"17 , и обратился к нему с таким предложением: "Критическое положение дел в Центральной Азии требует государственного деятеля, и я думаю, что если Вы примете этот высокий пост, то получите возможность не только послужить своей стране, но и приобрести' длительную славу"18 . " ..... '

Новый вице-король с инструкциями статс-секретаря по делам Индии, намечавшими активные действия по созданию в Афганистане постоянных резидентств Англии и укреплению там ее влияния, энергично занялся осуществлением этой программы. Официально приступив в апреле 1876 г. к обязанностям, он уже в мае потребовал от Шер Али-хана принять британское посольство, передать англичанам контроль над проходами в Гиндукуше и допустить к себе британских агентов. Переписка Литтона недвусмысленно свидетельствует о его русофобстве и антироссийской направленности действий 19 . Однако Шер Али-хан не поддался нажиму и предложил отправить своих представителей в Индию, чтобы выяснить, какие же "благородные стремления зародились снова в благородном сердце английского правительства" 20 . Оказалось, что эти "благородные стремления" преследуют цель военно-политического окружения Афганистана. В 1876 - 1877 гг. англичане утвердились в Келатском ханстве и в княжестве Читрал. "Англия берет Кветту (1876)", - отмечал позднее В. И. Ленин, изучавший историю колониальной экспансии21 .

Готовясь к новому вторжению в Афганистан, Лондон одновременно стремился оказать и моральный нажим на Кабул. В январе 1877 г. в пограничном городе Пешаваре уполномоченный вице-короля Л. Пелли встретился с приближенным эмира Сеид Hyp Мухаммад-ханом. Родственник и единомышленник Раулинсона, Пелли тоже был сторонником "решительных действий". Герцог Аргайль, будучи в конце 60-х - начале 70-х годов XIX в. статс-секретарем по делам Индии, характеризовал его как "настоящий образец всего того, что делает британских резидентов наиболее страшными для индийских владетелей, дорожащих своей независимостью или желающих удержать за собой хотя бы ее тень"22 . При переговорах Пелли сразу же потребовал допуска английских офицеров в Кабул и на границы Афганистана. Сеид Hyp Мухаммад- хан категорически отклонил подобные попытки и передал секретарю британской делегации Беллью слова эмира: "Британская нация - великая и могучая, и афганский народ не может сопротивляться ее силе, но народ имеет свою волю, он независим и дорожит своей честью больше жизни"23 . На Кабул производился непрерывный нажим. "Трудно читать описание требований, выдвигавшихся сэром Льюисом Пелли, чтобы не пришла на ум басня о волке и ягненке", - констатировали даже англий-


14 Ibid., pp. 76 - 77.

15 A. B. Harlan. Owen Meredith. A Critical Biography of Robert, First Eari of Lytton. N. Y. 1947.

16 A. Swinson. North-West Frontier. People and Events 1839 - 1947. L. 1967, p. 147; G. Rawlinson. A Memoir of Maior-General Sir Henry Creswicke Rawlinson, Bart. L. - N. Y. - Bombay. 1898, p. 272.

17 Viscount Mersey. The Viceroys and Governors-general of. India 1757- ?1947. N. Y. 1971, p. 94.

18 Lady B. Balfour. The History of Lord Lytton's Indian Administration.. N. Y. - Bombay. 1899, p. 2.

19 Ibid., pp. 29 - 30.

20 В. Исполатов. Англия и Афганистан. "Дело", 1879, N 2, стр. 104.

21 В. И. Ленин. Хронологические таблицы к истории империализма. М. 1940, стр. 6. ...

22 Duke of Argуll. Op. cit. Vol. II, p. 409.

23 Lady B. Balfour. Op. cit., pp. 136 - 137.

стр. 120


ские исследователи24 . Однако никакие угрозы и уговоры не возымели действия: Сеид Нур Мухаммад-хан отверг все английские претензии. Вскоре этот афганский деятель скончался от сердечного приступа.

Суть происходившего на Пешаварской конференции раскрыл позднее сам Пелли, признавший, что по принятии требований Англии в Кабуле должно было вспыхнуть восстание для свержения власти эмира. О содержании требований Лондона писала 25 июля 1877 г. калькуттская газета "Statesman and Friend of India": "Правдивая история миссии сэра Льюиса Пелли заключается в том, что мистер Дизраэли окончательно решил воевать с Россией, и нам надлежало атаковать ее одновременно в Европе и Средней Азии. Сэр Льюис Пелли был послан, чтобы убедить эмира позволить нам сделать Афганистан настоящей базой наших операций и занять некоторые афганские крепости. На границе было сосредоточено большое войско в надежде, что уговоры сэра Льюиса Пелли окажутся успешными, а после объявления войны русские обнаружат две сильные британские колонны, продвинувшиеся через Кветту и Кабул в Герат с целью поднять против них Бухару, Хиву, Коканд, Кашгар и всю Среднюю Азию... Противодействие эмира оккупации Афганистана расстроило этот план". Ответственный деятель англо-индийской администрации Дж. Р. Элсми в 1908 г. подчеркивал, что эта газетная статья раскрыла "истинную тайну миссии Пелли" 25 .

Стремясь поскорее развязать войну против Афганистана, Литтон воспользовался смертью Сеида Hyp Мухаммад-хана и распорядился прекратить переговоры, хотя и знал, что на смену скончавшемуся уже ехал в Пешавар другой афганский представитель с инструкцией пойти на уступки. В северо- западные районы Британской Индии срочно перебрасывались дополнительные контингента войск. 30 марта 1877 г. вице-король отозвал из Кабула агента, через которого осуществлялась дипломатическая связь с эмиром. Это означало разрыв отношений26 . В Лондоне между тем разработали план расчленения Афганистана. 2 июля 1877 г. вице-король сообщал своему правительству: "Может наступить время в недалеком будущем, когда для укрепления британского господства в Индии будет абсолютно необходимо предпринять военную оккупацию Западного Афганистана (с согласия правителя этой страны или без него), включая важную Гератскую крепость. Положение нынешнего эмира, очевидно, очень непрочно, и возможно, что ход событий приведет к расчленению его королевства и созданию отдельного ханства в Западном Афганистане, которое можно будет вполне реально поставить под британское влияние и протекторат"27 .

Консервативный кабинет активно подталкивал вице-короля к провокационным действиям. Вот письмо премьер-министра королеве Виктории от 22 июля 1877 г., спустя три месяца после начала русско-турецкой войны. Дизраэли отмечал, что если на стороне Османской империи выступит Англия, то "в этом случае Россию надо атаковать из Азии, войска должны быть посланы в Персидский залив, императрица Индии должна приказать своим армиям очистить Среднюю Азию от московитов и загнать их в Каспийское море. Мы имеем хорошее орудие для этой цели в лице лорда Литтона, и он на самом деле послан туда с этой целью"28 .

По инициативе посла Англии в Стамбуле Лзйярда Лондон привлек турецкого султана для воздействия на афганского правителя. В Кабул отправилось посольство Османской империи, возглавленное А. Хулусси-эффенди. Его переезды британские власти оплатили из индийской казны. Стамбул призвал Шер Али-хана принять английские требования и присоединиться к Турции в борьбе с Россией 29 . Однако и султану не удалось оказать существенного влияния на позицию Афганского государства. Слишком свежи еще были в памяти его народов воспоминания о недавнем вторже-


24 E. Thompson, G. T. Garratt. Rise and Fulfilment of British Rule in India. L. 1934, p. 515.

25 G. R. Elsmi. Thirty-five Years in the Punjab, 1858 - 1893. Lahore. 1975, p. 235.

26 M. Maccoll. The Afghanistan Imbroglio. "The Gentleman's Magazine", vol. CCXLIII, November 1878, p. 670.

27 B. Prasad. The Foundations of India's Foreign Policy. Vol. I: 1860 - 1882. Bombay - Madras - Calcutta. 1955, pp. 202 - 203.

28 G. E. Buckle. The Life of Benjamin Disraeli, Earl of Beaconsfield. Vol. VI. L. 1920, p. 155.

29 R. L. Shukla. Britain India and the Turkish Empire 1855 - 1882. New Delhi. 1973, pp. 146 etc.

стр. 121


нии британских войск и реальны представления о враждебных замыслах Англии в настоящем.

Между тем на афганских границах завершалась подготовка к новой агрессии. .8 апреля 1878 г. вице-король информировал статс-секретаря по делам Индии Крэн-брука о дальнейших планах: "Я убежден, что политика создания в Афганистане сильного и независимого государства, над которым мы не можем осуществлять никакого контроля, является ошибкой. Если вследствие войны или смерти нынешнего эмира, что, конечно, станет сигналом для столкновения соперничающих кандидатов на престол, у нас появится возможность (а она может возникнуть внезапно в любую минуту) разделить или сломать кабульскую державу, я искренне надеюсь, что мы не упустим такой возможности. Полагаю, что таково мнение и лорда Солсбери... Наилучшим явилось бы образование западноафганского ханства, включающего Мерв (туркменское ханство, никогда не входившее в состав Афганистана. - Н. X.), Меймене, Балх, Кандагар и Герат под властью какого-либо выбранного нами правителя, который зависел бы от нашей поддержки. При наличии созданного подобным образом западноафганского ханства и нашей небольшой базы возле границы в Куррамской долине судьбы самого Кабула были бы для нас вопросом, не имеющим значения"30 .

Вынашивая эти планы, консерваторы и Литтон готовы были использовать любой предлог для вторжения в Афганистан. Поводом явилась миссия Н. Г. Столетова. Когда весною 1878 г. обострились отношения между Россией и Англией, настаивавшей на отмене Сан-Стефанского мирного договора от 3 марта 1878 г. с Турцией, обе великие державы оказались на грани войны. 7 июня туркестанский генерал-губернатор К. П. Кауфман вручил в Ташкенте генерал-майору Столетову предписание "отправиться в г. Кабул, к эмиру афганскому, для скрепления с ним наших дружественных отношений... и для заключения, если то окажется возможным, с ним союза на случай вооруженного столкновения нашего с Англией"31 . Выбор главы миссии был очень удачным. Герой обороны Шипки, руководитель болгарского народного ополчения и командир авангарда колонны генерала М. Д. Скобелева при переходе через Балканы, Столетов, окончивший ранее Московский университет и Военную академию Генерального штаба, долго служил на восточных окраинах России и владел языком фарси, широко распространенным в Афганистане. Его сопровождали полковник Н. И. Разгонов, топограф, два переводчика (с английского и тюркских языков), врач, фельдшер, урядник, 21 казак, двое слуг.

В начале августа русское посольство прибыло в Кабул, тепло встреченное властями и местным населением. После бесед Столетова с эмиром 9 августа был выработан проект афгано-русского договора. Его §1 констатировал: Россия "считает государство Шер Али-хана, эмира Афганистана, независимым и желает, как с другими независимыми государствами, иметь с ним дружественные отношения, по старой дружбе". В §2 говорилось, что правительство России "во внутренние дела страны вмешиваться не будет". Проект предусматривал развитие взаимной торговли, оказание Афганистану помощи в подготовке различных специалистов и пр.32 .

Однако успешный исход переговоров Столетова был сведен на нет развитием событий в Европе. 13 июля 1878 г. под давлением Англии, поддержанной другими западными странами, был подписан Берлинский трактат, который пересматривал условия мира в Сан-Стефано, лишив Россию некоторых серьезных выгод, но и устранив угрозу новой войны. А одновременно британские правящие круги развернули политическую кампанию, заявив, что укрепление русско-афганских отношений "угрожает Индии". Эта шумиха приобретала все большие масштабы, хотя 16 сентября 1878 г. А. М. Горчаков официально заверил лорда Биконсфилда: Россия не ищет влияния в Афганистане; ее действия не должны вызывать у Англии опасений33 . Избегая обострения международной напряженности, Петербург отозвал Столетова из Кабула.

В Лондоне спешили использовать ситуацию. Английские историки Э. Томпсон и Дж. Гаррэт подчеркивают, что после Берлинского конгресса британские власти мог-


30 Lady B. Balfour. Op. cit., pp. 246 - 247.

31 ЦГА Узбекской ССР, ф. И-1, оп. 34, д. 389, л. 1.

32 Там же, лл. 53 - 62.

33 G. E. Buckle. Op. cit. Vol. VI, pp. 376 - 377.

стр. 122


ли наладить нормальные отношения с Шер Али-ханом. Но вице-король с его личным секретарем и военным консультантом полковником Дж. Колли предпочли войну. Последний заверял, что "новейшие технические усовершенствования дают подавляющее превосходство британскому оружию, и тысяча человек, вооруженных ружьями Мартини, могут пройти в Афганистане где угодно"34 . Литтон решил идти напролом. 17 августа эмир получил извещение об отправке в Кабул посольства Британской империи. В истории дипломатии не часто случалось, чтобы главу государства не удосужились спросить, желает ли он принять направленных к нему послов. У вице-короля имелся такой "довод": поскольку Шер Али-хан вел переговоры со Столетовым, он, дескать, не вправе отклонять встречу с английскими дипломатами. Афганскому правителю в категорической форме заявили, что отказ принять посланцев Литтона будет считаться проявлением открытой вражды35 . По случайному совпадению 17 августа умер любимый сын эмира Абдулладжан, провозглашенный наследником престола36 . Отец, ссылаясь на свое состояние и необходимость соблюдать траур, просил отсрочить приезд миссии. Но эта просьба была отвергнута.

Посольство возглавил главнокомандующий Мадрасской армией генерал Н. Чем- берлен, который, участвуя еще в первой войне против Афганистана, познакомился тогда с Шер Али-ханом37 . Основная роль при Чемберлене отводилась его помощнику майору П. Л. Наполеону Каваньяри, пешаварскому политическому комиссару. Сын ирландки и итальянца, французского генерала, назвавшего его в честь императора Франции, он окончил военное училище Ост-Индской компании в Аддискомбе, натурализовался в Англии, а затем провел всю жизнь в Индии, главным образом на афганских границах: участвовал в военных экспедициях на земли пограничных племен, подкупал их вождей, настраивая против эмира, и подготавливал боевые операции. Общая численность людей, сопровождавших Чемберлена, превышала 1 тыс. человек и представляла собой фактически небольшое войско.

Шер Али-хан был возмущен вестью об отправке миссии: "Получается, что они приходят насильно. Я против того, чтобы посольство приезжало подобным образом... По существу выходит, что меня хотят опозорить... Русский посол приезжал, но приезжал по моему разрешению. Я все еще преисполнен горести в связи с потерей сына и не могу размышлять над каким-либо делом"38 . Разгонов, готовившийся вернуться в Россию вслед за Столетовым, так охарактеризовал суть британской акции в письме Кауфману от 20 ноября: "Что английское посольство есть замаскированная война, - в этом нет ни малейших сомнений"39 . 21 сентября Чемберлен со спутниками выступил из Пешавара. На границе, перед узким Хайберским проходом, комендант афганского форта Али-Масджид капитан Файз Мухаммад-хан заявил возглавлявшему передовой отряд Каваньяри, что применит оружие, если англичане двинутся дальше без разрешения эмира. Миссия возвратилась в Пешавар. "Мой лорд, первый акт сыгран", - извещал 22 сентября Чемберлен вице-короля40 .

Литтон, едва получив желанное сообщение, 23 сентября отправил Крэнбруку следующее послание: "Я полностью понимаю и лично сочувствую возмущению сэра Невилла Чемберлена тем унизительным положением, в которое он поставлен. Однако пожертвовать его личным достоинством было существенно необходимо для общественного блага. ...Вы можете видеть из приложенной переписки, что Чемберлен, естественно, не желая открыто участвовать в получении явно неизбежного оскорбления, хотел прервать переговоры с эмиром, не выезжая из Пешавара, и что я дал ему инструкции проехать со своей миссией в Джамруд - передовой пост в пределах нашей границы... Мои мотивы для такой инструкции очевидны. Если бы отношения с эмиром


34 E. Thompson, G. T. Garrall. Op. cit., p. 517.

35 Field-Marshall Lord Roberts of Kandahar. Forty-one Years in India from Subaltern to Commander-in-Chief. Vol. II. L. 1897, p. 112.

36 И. Л. Яворский. Путешествие русского посольства по Афганистану и Бу-харскому'ханству в 1878 - 1879 гг. Т. I. СПБ. 1882, стр. 334.

37 A. Swinson. Op. cit., p. 155.

38 Duke of Argyll. Op. cit. Vol. II, pp. 504 - 505.

39 ЦГА Узбекской ССР, ф. И-1, on. 34, д. 389, л. 143.

40 C. W. Forrest. Life of Field-Marshall Sir Neville Chamberlain. Edinburgh - L. 1909, p. 480.

стр. 123


были прерваны без какого-либо открытого враждебного акта с его стороны, наша общественность никогда не поняла бы причины разрыва и мы оказались бы в очень затруднительном положении. Политика эмира заключалась в том, чтобы дурачить нас в глазах всей Средней Азии и всей Индии, не давая нам никакого предлога для активного возмущения. Моей целью было, естественно, заставить эмира либо изменить свою политику, либо раскрыть ее таким образом, чтобы общественность стала партнером правительства". Термином "дурачить" Литтон обозначал стремление Шер Али-хана проводить самостоятельную политику. Далее в послании говорилось: "Я думаю, что до сих пор мы не делали неверных ходов в игре, и если Еаваньяри будет иметь успех в своих переговорах с хайберцами, то мы выиграли, а эмир потерял первую взятку. Теперь начинается второй роббер, и я полагаю, что мы начнем его с решающим козырем в руках. Обычные дипломатические средства, разумеется, исчерпаны, и мы должны немедленно принять другие меры"41 .

Характер этих "мер" ставленник лорда Биконсфилда, на Востоке уже продумал. Сочетая "немедленный политический и военный нажим, оказываемый одновременно во всех пунктах", он рассчитывал добиться: "1) безоговорочного подчинения эмира или 2) его свержения и распада его королевства", считая необходимым всячески убеждать афганский народ, "что наша ссора - это ссора с эмиром, который преднамеренно навязал ее нам, а не с народом, изолируя таким образом эмира от его народа вместо того, чтобы объединить его народ вокруг него в национальном противодействии нашим усилиям"42 . На подступах к Афганистану быстро сосредоточивались войска. Газеты в Англии и ее индийских владениях сообщали о "неслыханном оскорблении", нанесенном британской короне, и призывали смыть его кровью. Авторитетная "India Tribune" 19 октября 1878 г. в статье "Предстоящая война" разъясняла, что войну против Афганистана собирались развязать еще в начале 1877 г., но помешало обострение обстановки в Европе. После Берлинского конгресса старые замыслы ожили, а когда Шер Али-хан отказался принять посольство, то английское правительство "получило главный повод, и войну объявят, как только завершат необходимые приготовления". Горчаков, в свою очередь, писал 11(23) января 1879 г.. послу России в Лондоне П. А. Шувалову, что английское правительство воспользовалось позицией эмира "для действия, которое оно долго обдумывало и подготовляло не столько для безопасности своей индийской границы, сколько для поднятия одним ударом своего престижа"43 .

Литтон уже распорядился о вторжении в Афганистан. Однако довод для этого был столь надуманным, что в лондонском кабинете мнения по этому вопросу разошлись. 4, 25 и 30 октября состоялись бурные заседания министров. Лорд- канцлер Кэйнс, министр внутренних дел Кросс и другие не усмотрели в поведении Шер Али-хана повода к войне44 и опасались, что консерваторы в палате общин могут не поддержать, правительство, если вопрос о войне будет обсуждаться в парламенте. Биконсфилд и Солсбери предложили "продемонстрировать силу и решимость Англии",, оккупировав Куррамскую долину в качестве "материальных гарантий" принятия Афганистаном требований Британской империи. Такой шаг не нуждался в одобрении со стороны парламента, но его отверг Крэнбрук, назвав полумерой, которая повсеместно станет рассматриваться как "акт робости". Статс-секретарь по делам Индии призывал к войне, хотя и отмечал, что подготовка к ней еще не завершена. Кабинет министров в конце концов решил максимально форсировать подготовку вторжения, поручив Литтону, пока она ведется, предъявить змиру ультиматум со сроком выполнения к 20 ноября. Перечень содержавшихся в нем претензий к Шер Али-хану заканчивался указанием на то, что Англия ждет извинений за происшедшее у Али-Масджида и принятия ее постоянной миссии45 .

"Страницы истории переполнены декларациями и манифестами могущественных королей и правительств, стремившихся под благовидными предлогами скрыть акты насилия и несправедливости против более слабых государств, - констатировал пред-


41 LadyB. Balfour. Op. cit., pp. 284 - 285.

42 Ibid., p. 286.

43 ЦГА Узбекской ССР, ф. И-1, оп. 34, д. 389, лл. 267 - 263.

44 H. Dodwell. A Sketch of the History of India. L. 1925, pp. 138 - 139.

45 G. E. Buckle. Op. cit. Vol. VI, pp. 383 - 390.

стр. 124


шественник Крэнбрука на его посту герцог Аргайль. - Однако весьма сомнительно, чтобы во всем этом печальном списке нашелся какой-либо пример, более несправедливый в своих обвинениях и более необоснованный в своих утверждениях, чем ультиматум, направленный эмиру Кабула кабинетом королевы"46 . 9 ноября, в "День лорда-мэра", глава британского кабинета выступил с речью, в которой сказал, в частности, что "северо-западная граница Индии является случайной и ненаучной" и что вся ситуация в этом районе порождена стремлением Англии изменить такое положение. Но в чем же тогда заключалась вина Шер Али-хана? Присутствовавшие при речи министры встретили ненужные, по их мнению, разъяснения Биконсфилда с беспокойством, а "либеральная пресса и партия немедленно возопили, описывая политику правительства как бессмысленную и воинственную провокацию" 47 . Так оно и было на самом деле.

Шер Али-хан, хорошо разбираясь в общей направленности британской политики, не учел особенностей сложившейся обстановки, и его ответ опоздал к назначенному сроку. Афганский правитель разъяснял, что отказался принять Чемберлена, опасаясь замыслов англичан: "Если бы это опасение не было обоснованным, а британское правительство было дружественным и не проявляло насильственных действий и угроз, то в приеме не было бы отказано, как этого и не бывает между дружественными соседними государствами" 48 . Впрочем, что бы эмир ни написал, для вице-короля это не имело значения. Вечером 20 ноября Литтон и его сподвижники "сидели вокруг стола, ожидая телеграммы из Пешавара об ответе, долженствовавшем прибыть из-за границы с заходом солнца. Ответ не пришел, и была отдана соответствующая команда"49 . На рассвете 21 ноября 35-тысячное англо-индийское войско, разбитое на три полевые колонны, двинулось из Еветты на Кандагар, из Кохата Куррамской долиной на Газни и Кабул и из Пешавара Хайберским проходом на Кабул. Оно продвигалось вперед, преодолевая упорное сопротивление несравненно более малочисленной, значительно хуже вооруженной и слабо обученной афганской армии. Пушки и скорострельные ружья Гатлинга прокладывали дорогу британским солдатам. А "конница святого Георга" - золотые монеты щедро расходовались на подкуп неустойчивых и корыстолюбивых вождей племен. Оккупанты грабили и сжигали селения. 2 ноября Куррамская колонна утвердилась на перевале Пайвар-Котал, Пешаварская - 20 декабря овладела Джелалабадом, Южная - 8 января 1879 г. вступила в Кандагар.

В Лондоне и Калькутте нетерпеливо ожидали реакции афганского правителя. Теперь-то он наконец капитулирует! Но реакция его оказалась неожиданной. Литтон именовал Шер Али-хана "дикарем с признаками умопомешательства" 50 . В действительности на редкость мягкий и деликатный, 53-летний эмир был миролюбивым и любезным человеком. Он обладал живым умом, проявлял любознательность, поразившую членов миссии Столетова, следил за развитием международных отношений и хорошо знал всемирную историю, а особенно интересовался деятельностью Петра 151 . Один из чиновников эмира регулярно читал ему английские газеты. 13 декабря 1878 г. эмир объявил своим придворным, что отправляется в Россию, чтобы созвать международный конгресс для осуждения вторжения Англии в его страну. Накануне отъезда из Кабула он снял домашний арест с Якуб-хана и временно передал ему власть над страной, полагая, что к нему англичане будут относиться с большими симпатиями. Эмирский кортеж добрался до Мазари-Шарифа и надолго осел там перед границей - рекой Амударьей. С фронтов приходили неутешительные вести, и правитель не решался покинуть страну. Затем он заболел и 21 февраля умер.

Минимум два человека должны были исчезнуть, чтобы эмиром стал проанглийски настроенный Якуб-хан. Еще совсем недавно между ним и престолом находились пре-


46 Duke of Argyll. Op. cit. Vol. II, pp. 274 - 276.

47 H. Pearson. Dizzy. The Life and Personalities of Benjamin Disraeli, Earl of Beaconsfield. N. Y. 1952, p. 281; R. W. Seton-Watson. Disraeli, Gladstone and the Eastern Question. L. 1935, p. 540.

48 ЦГА Узбекской ССР, ф. И-l, on. 34, д. 389, л. 108.

49 Sir M. Durand. Life of the Right Hon. Sir Alfred Lyall. Edinburgh - L. 1913, p. 218.

50 Byron Farwell. Queen Victoria's Little Wars. N. Y. - Evanston - San Francisco__L 1972, p 202.

51 И. Л. Яворский. Указ. соч. Т. 2. СПБ. 1882, стр. 228 - 229

стр. 125


бывавший в расцвете сил Шер Али-хан и назначенный наследником 16-летний Абдул-ладжан. Теперь не стало ни того, ни другого. Напомним, кстати, что герой первой войны с Англией Акбар-хан умер 29 лет. "Некоторые считают, что смерть славного вазира Акбар-хана произошла вследствие отравления алмазными крошками, подсыпанными ему по наущению иностранцев", - писал афганский автор Сеид Касем Риштия52 . М. Коулинг отмечал, что мать Абдулладжана сделала Литтону "добровольное и приятное предложение" отравить мужа, если вице-король гарантирует воцарение ее сына. Это воодушевило вице-короля, убедив его в наличии проанглийской группировки в Кабуле, и он "намеревался спровоцировать группировку на переворот, если эмир отклонит требования вице-короля"53 . Возможно, что именно сторонники Якуб-хана устранили Абдулладжана, а затем с помощью британских агентов и Шер Али-хана. Во всяком случае, русский врач И. Л. Яворский, который присутствовал при болезни эмира и кончине его сына и самого Шер Али-хана, с ужасом описывает применявшиеся методы лечения, считая, что уж эмира-то вполне можно было спасти54 .

Воцарившись официально, Якуб-хан без особых затяжек пошел навстречу домогательствам Англии. В начале мая 1879 г. он прибыл со свитой в селение Гандамак, занятое английскими войсками, где вступил в переговоры с Каваньяри, в тот момент политическим офицером при генерале С. Броуне. 26 мая они подписали договор, немедленно утвержденный Литтоном. Гандамакский трактат лишал Афганистан внешнеполитической независимости и сужал его внутреннюю самостоятельность. Британская империя получала право разместить в его столице резидента, а на его границах - "агентов с достаточной охраной". Эмир отказывался от всяких сношений с другими странами и обязывался содействовать торговле английских подданных. Ему возвращались города Кандагар и Джелалабад, но британские власти отторгали округа Куррам, Пишин и Сиби, а также сохраняли контроль над Хайберским и Мичнийским проходами, которые вели к жизненно важным центрам страны. Якуб-хану разрешалось отправить своего представителя "для пребывания при его сиятельстве вице-короле и генерал-губернаторе Индии" и была обещана помощь деньгами, войсками и оружием "против всякого иностранного нападения" (с ежегодной субсидией в 600 тыс. рупий)55 .

Суть этого соглашения исчерпывающим образом охарактеризовал русский востоковед Л. Н. Соболев: "Чтение текста Гандамакского договора совершенно ясно указывает на желание англичан прочно установить свою власть в пределах всего Афганистана, вплоть до правого берега Амударьи и до Герата включительно. О независимости Афганистана после Гандамакского мира не могло быть и речи"56 . Капитуляция Якуб-хана вызвала среди афганцев возмущение. Недовольство кабальным трактатом выразил и младший брат эмира Аюб-хан, управлявший Гератом. Практически договор одобрила лишь кучка феодалов, готовых сотрудничать с врагами Афганистана. Зато британские правящие круги ликовали. На политиков и военных, участвовавших в установлении над Афганистаном английского господства, пролился дождь наград. Каваньяри стал сэром и командором ордена Бани. Литтону дали понять, что предусматривается присвоение ему графского титула. Тем временем вице- король спешно отправил в Кабул официальное посольство. Полномочным министром был назначен Каваньяри. 24 июля он прибыл в Кабул. Эмир предоставил в его распоряжение усадьбу неподалеку от своего дворца, в обширной крепости Бала-Хиссар. И с первых же дней Каваньяри стал вести себя как хозяин страны: вмешивался в отношения Якуб-хана с подданными, разжигал внутренние распри, всячески старался укрепить положение проанглийски настроенных феодалов и сановников и т. д.

Война бедственно отразилась на экономическом положении Афганистана. Нашествие британской армии, которую сопровождала орда вспомогательных войск и всевозможного обслуживающего персонала, истощило продовольственные ресурсы страны. Жители многих местностей влачили полуголодное существование. Казна была пуста.


52 С. К. Риштия. Афганистан в XIX веке. М. 1958, стр. 231.

53 М. Cowling. Lytton, the Cabinet, and the Russians. August to November 1878. "English Historical Review", vol. LXXVI, 1961, p. 63.

54 См. И. Л. Яворский. Указ. соч. Тт. 1 - 2.

55 "A Collection of Treaties, Engagements and Sanads relating to India and Neighbouring Countries". Vol. XIII. Calcutta. 1933.

56 Л. Н. Соболев. Указ. соч. Т. I, стр. 2.

стр. 126


Государственным служащим месяцами не платили жалованья. Цены на рынках резко возросли, особенно в столице после приезда британского посольства. Подлинную боль вызывали в афганских патриотах национальное унижение страны и торжество ее давних врагов. Английская миссия была окружена стеной ненависти и презрения. Правда, самонадеянного Каваньяри это мало смущало. В ответ на предупреждение одного из своих агентов о тревожной обстановке в городе он пренебрежительно бросил: "Те собаки, которые лают, не кусаются!" 2 сентября 1879 г. из посольства в Индию была направлена телеграмма, заканчивавшаяся словами: "Все в порядке". А 3 сентября в Кабуле вспыхнуло восстание. В тот день афганским солдатам поблизости от резиденции англичан выдавали жалованье. Денег не хватило, и им за несколько месяцев недоплатили. Расходясь, возмущенные сарбазы выкрикивали патриотические лозунги и швыряли камнями во двор британской усадьбы. Оттуда раздался выстрел (по некоторым данным, стрелял Каваньяри)57 , и один из сарбазов был убит. После этого остальные побежали в казармы за оружием и начали штурм вражеского гнезда. Им активно помогали горожане.

Эмир пытался пресечь столкновение, посылая к месту схватки то наследника престола с кораном в руках, то главнокомандующего войсками Дауд Шах-хана. Однако успеха они не добились. С наступлением темноты посольство было разгромлено, а Каваньяри и его коллеги убиты. Известие о случившемся вызвало в Англии и британских кругах в Индии ярость. Газеты были переполнены призывами "стереть Кабул с лица земли" и раздробить Афганистан "на сотню небольших округов"58 . Деятели правительства, оправдывая свою политику, старались изобразить события "случайной вспышкой волнения среди какой-то части мятежных полков". Либеральная же оппозиция обоснованно именовала их национальным восстанием59 . Неплохой анализ происшедшего дала 20 сентября 1879 г. либеральная газета "Mayfair": "Нам приходится сталкиваться с чем-то более серьезным, нежели взрыв бешенства диких солдат, выместивших свою злобу на нашем посланнике. Очевидно, мы имеем дело с восстанием народа, раздраженного присутствием англичан и воспламененного ненавистью к нам... Пройдет немало времени, пока покоренные примирятся с покорением".

Ни Биконсфилд, ни Литтон, однако, не собирались отказываться от колониального насилия. 4 сентября, едва узнав о случившемся в Кабуле, вице- король изложил премьер-министру новую программу действий, призванную ликвидировать остатки самостоятельности, которые сохранял Афганистан: "Так тщательно и терпеливо сплетенная политическая паутина грубо порвана. Теперь нам нужно сплести новую... Сейчас судьбой выдвинуты полный крах всех условий для существования независимого правительства в Афганистане, вынужденное занятие Кабула и немалая трудность эвакуировать его без риска нового хаоса для Якуб-хана или любого другого марионеточного правителя, от имени которого мы должны теперь удовлетвориться фактическим управлением страной". Далее верховный правитель Индии выражал сожаление в связи с необходимостью дополнительных финансовых расходов; "но, с другой стороны, вскроются крупные преимущества нашей новой границы... Нам предстоит предпринять ныне новые усилия более широкого масштаба, которые не могут иметь иной результат, чем более прочное установление бесспорного господства Британской державы от Инда до Амударьи"60 .

Лондон одобрил эту программу, заверив вице-короля в полной поддержке самых решительных его мер. Кандагар был снова занят английской дивизией. В Куррамской долине сформировали Кабульский полевой отряд во главе с генералом Ф. Робертсом. Преодолевая самоотверженное сопротивление народного ополчения афганцев и подкупая отдельных феодалов, он 27 сентября пересек Шутургарданский перевал и вступил в долину р. Логар, выводящую к Кабулу. В селении Хуши генерала неожиданно встретил Якуб-хан со свитой. Эмир оказался меж двух огней, ибо соотечественники не простили ему постыдной капитуляции. Афганский историк так охарактеризовал период его пребывания на троне: "Правление нового эмира началось с заключения по-


57 J. Duke. Recollections of the Kabul Campaign 1879 and 1880. L. 1883, p. 90.

58 Этого, например, требовала 20 сентября 1879 г. "Army and Navy Gazette", которая отражала взгляды военщины.

59 P. W. Clayden. England under Lord Beaconsfield. L. 1971, pp. 491 - 492.

60 Lady B. Balfour. Op. cit., pp. 359 - 360.

стр. 127


зорного Ган-дамакского договора,., а закончилось всеобщим восстанием народа и вторым походом англичан на Кабул. Этим Мухаммад Якуб-хан навечно запятнал и опозорил свое имя"61 .

6 октября 1879 г. у селения Чарасиа, в 10 км от столицы, развернулось ожесточенное сражение. Несмотря на свое мужество, плохо вооруженные афганские крестьяне и ремесленники не смогли противостоять профессиональной армии. 12 октября Роберте вступил в Кабул. "Бее деревни вокруг Кабула враждебны нам", -сообщала 13 октября английская "Daily News". Аналогичным было положение и в городе. Колониальное командование с помощью свирепого террора укрепляло свои позиции. 20 октября перед зданием бывшей резиденции Каваньяри повесили несколько человек, включая главного кабульского муллу и двух видных военнослужащих, по обвинению в нападении на миссию. Затем последовали массовые казни. Роберте "принял отставку" эмира. Поскольку не было никаких улик против Якуб-хана в связи с разгромом посольства, его обвинили в том, что он не оказал надлежащего содействия Каваньяри, и выслали в Индию.

Но афганские патриоты продолжали борьбу и взорвали пороховой склад в Бала Хиссаре, где собирались разместиться оккупанты. Генерал Мухаммад-Джан Вардак и мулла Мушки-Алам сосредоточили в Газни силы для отпора интервентам. Их воины непрерывно совершали нападения на вражеские гарнизоны и 14 декабря нанесли Робертсу серьезное поражение на Асмайских высотах, вынудив его перебраться в Шерпурский укрепленный лагерь, к северу от Кабула. Вокруг столицы не прекращались вооруженные столкновения. Они проходили с переменным успехом и получили название "кабульских качелей". Назначенные оккупантами правители некоторых округов сохраняли власть и жизнь, лишь пока их охраняли британские войска.

Потерпев неудачу в попытках навязать афганскому народу кабальное соглашение, Лондон вернулся к планам разделения Афганистана. Британский посол в Тегеране Том-сон начал вести переговоры о передаче Ирану Герата. Этот подарок шаху должен был привлечь его на сторону Англии в ее соперничестве с Россией. "Очевидно, что англичане очень хитро стараются втянуть персиан в сферу своих замыслов, направленных против нас"62 , - квалифицировал эти переговоры Д. А. Милютин. Лишь противодействие России помешало тогда отторжению Герата. Однако там, где англичанам ничто не препятствовало, они осуществили свои планы. 5 апреля 1880 г. Литтон известил двоюродного брата скончавшегося Шер Али-хана, что тот облекается верховной властью над Кандагарским округом с титулом вали (наместник). 11 мая 1880 г. его торжественно провозгласили "независимым правителем Кандагарского государства". Там оставались британские войска, а фактическое управление находилось под полным контролем, английского политического комиссара O. Сент-Джона. Суверенитет наместника проявлялся лишь в том, что он мог чеканить монету со своим именем, а в мечетях читали "хутбу" - молитву в его честь.

Подыскав подходящего кандидата для управления Кандагаром, Лондон нуждался в таком же для Кабула63 . Однако ситуация там продолжала оставаться напряженной. "Никто не мог рассчитывать на то, - указывает британский автор, - что англичан будут приветствовать в Афганистане. Их ненавидели, и они знали это"64 . Несмотря на кровавые расправы, сочетавшиеся с подкупом англичанами влиятельных лиц, сражения вокруг афганской столицы не утихали. "Кабульские качели" подлетали все ближе к Шерпуру. Отбивать натиск повстанцев становилось все труднее. Даже самые рьяные сторонники агрессии начинали понимать, что поставить на колени .свободолюбивый афганский народ не удастся.

Еще в конце марта 1880 г. в Кабул прибыл назначенный на пост политического комиссара Северного Афганистана Л. Гриффин. Ему поручалось побыстрее найти надежного человека для передачи ему власти над "Кабульским ханством" и не позднее осени подготовить отход британских войск из афганских районов65 . Задача была нелегкой. Вывести войска, не посадив на престол проанглийски настроенного эмира, означало


61 С. К. Риштия. Указ. соч., стр. 417.

62 "Дневник Д. А. Милютина". Т. 3. М. 1950, стр. 202.

63 P. Fredericks. The Sepoy and the Cossack. N. Y. -Cleveland: 1971, p. 218.

64 Byron Farwell. Op. cit., pp. 211- 212.

65 Field-Marshall Lord Roberts of Kandahar. Op. cit. Vol. II, p. 317.

стр. 128


для Лондона вернуться к исходным позициям 1878 года. В результате народы Востока сделали бы вывод о поражении Британской империи в Афганистане. Но среди феодалов, сотрудничавших с оккупантами или хотя бы нейтрально относившихся к ним, не было ни одной мало-мальски авторитетной фигуры. Тем не менее Гриффнн отправлялся в Кабул с почти готовым решением. Оно пришло с иной, стороны.

На протяжении своего 10-летнего изгнания находившийся в Самарканде двоюродный брат смещенного Якуб-хана Абдуррахман-хан не раз порывался вернуться на родину. Петербург не желал создавать трудностей в отношениях с Афганистаном и, пока правил Шер Али-хан, задерживал его соперника. После захвата Робертсом Кабула и высылки Якуб-хана в Индию ситуация изменилась. Туркестанский генерал-губернатор дал понять Абдуррахман-хану, что закроет глаза на его "бегство" домой. Такая форма отъезда была определена нежеланием вызвать возможные нарекания Лондона66 . Внуку Дост Мухаммад-хана удалось в 1880 г. сравнительно быстро овладеть положением на Севере. Хитрый и расчетливый, он поселился в городке Рустаке, возобновляя старые связи и рассылая антианглийские воззвания с призывами к священной войне. Завоевывая политический капитал, сардар, однако, не предпринимал никаких усилий, чтобы повести решительную борьбу с интервентами. Те быстро извлекли из этого надлежащие выводы. Гриффин сделал ему предложение прибыть в Кабул для переговоров о занятии эмирского престола. Абдуррахман- хан не торопился, не желая дискредитировать себя в глазах народа общением с ненавистными "инглизи".

Весной 1880 г. в Англии состоялись парламентские выборы. Они завершились провалом консерваторов, в немалой степени вызванным их неудачами в Афганистане и Южной Африке. Бикоисфилд, а вместе е ним и Литтон подали в отставку. Пришедшие к власти либералы во главе с У. Гладстоном и новый вице-король Индии лорд Рипсн продолжали на Среднем Востоке политику тори и принялись энергично спасать то, что можно было спасти. В июне 1880 г. Англия признала Абдуррахман-хана кабульским эмиром; его требование о передаче ему Кандагара было отклонено под предлогом того, что там уже создано "самостоятельное государство". Подтверждались отдельные пункты Гандамакского договора: Британская империя удерживала округа Куррам, Сиби и Пишин, Хайберский и Мичнийский проходы и сохраняла контроль над внешней политикой эмира. В Лондоне были довольны: многие цели достигнуты, и непокорная страна расчленена. Но, пожалуй, ни одна слаборазвитая страна не преподносила британским колонизаторам столько "сюрпризов", сколько Афганистан.

До англичан доносились слухи, что гератский правитель Аюб-хан готовится нанести им удар. По настоянию политического комиссара Сент-Джона вали двинул свое войско к р. Гильменд. Командир английской дивизии в Кандагаре генерал Примроуз усилил его бригадой генерала Бэрроуза. Аюб-хан действительно направился к Кандагару, рассчитывая прорваться к Газни, центру партизанского движения. Когда он уже приближался к переправе через Гильменд, большая часть солдат наместника восстала и перешла на сторону гератцев, остальные разбежались. Бэрроуз отвел свои силы поближе к Кандагару. Здесь у селения Майваид 27 июля 1880 г. произошла кровопролитная битва. На помощь гератским полкам со всех сторон спешили жители Кандагарского оазиса - крестьяне и ремесленники. Сохранилось предание о девушке Малалай. Оказавшись на поле боя, она сорвала с себя чадру, размахивала ею, словно знаменем, и, воодушевляя соотечественников, пела традиционные афганские двустишия "ландый" на тему о том, что лучше погибнуть в битве, чем прослыть трусом67 . Афганцы почти полностью уничто. .или вражескую бригаду, захватили несколько полковых знамен и пушки. Ан. хан, сразу ставший национальным героем68 , осадил Кандагар. Примроуз с британским гарнизоном укрылся в местной цитадели.

Майвандский разгром вызвал широкий отклик среди народов Востока и серьезно подорвал английский престиж. "Лишь только известие о нем стало двигаться на юг от Кандагара до Белуджистана, а оттуда до границ Индии, оно стало вызывать по всей этой дороге и в окрестностях враждебные движения против Англии в народах, кото-


66 А. А. Семенов. "Бегство" Абдур-Рахман-хана из Ташкента в Афганистан. "Кауфманский сборник". М. 1910.

67 S. Shpoon. Paxto Folklore and the Landey. "Afghanistan", 1968, N 20, pp. 40 - 50.

68 M. Ali. The Victor of Maiwand. Kabul. 1970.

стр. 129


рые считались вполне дружественными Англии: племенах у Чамаиа на плато Тоба, в долине Пишина, у горцев в Мури и Какара, сипаев кслатского хана и, наконец, у патанов южиобелуджистанекой границы, - информировал Петербург русский военный атташе в Лондоне. - Волнение дошло до города Суккура, где призвали милицию, и значительное беспокойство распространилось далее в самом Бомбее"69 . Стремясь как можно скорее ликвидировать последствия Майванда, английские власти вывели свои войска из Кабула и направили значительный отряд под начальством Робертса к Кандагару. В упорном сращении Робертсу удалось нанести поражение Аюб-хану, армия которого была ослаблена тяжелым переходом от Герата и боевыми операциями. Осада Кандагара была снята. Успех Робертса вызвал бурю восторга в Лондоне. Его сравнивали с адмиралом Нельсоном и герцогом Веллингтоном, сделали рыцарем Большого креста ордена Бани и баронетом, дали ему две шпаги "за храбрость", 12,5 тыс. ф. ст. и множество почетных званий. Высокопоставленные особы осыпали генерала благодарностями, а королева Виктория наградила боевыми медалями даже его лошадь и собаку70 .

Тем не менее после Майванда стало ясно, что "инглизи" не удастся удержаться и на юге Афганистана. Правда, они еще пытались сохранить добычу. В 1881 г. при дебатах в парламенте лорд Литтон упорно защищал прежнюю политику, призывая "не уходить из Кандагара", провести к нему железную дорогу и превратить его в опорную базу для проникновения в соседние земли. Бывшего вице-короля поддержал Биконсфилд. Но от них уже немногое зависело. Англия была вынуждена очистить вскоре весь Южный Афганистан. Прекратило свое существование и "Кандагарское государство". Марионетка-наместник разделил участь Якуб-хана, уехав в обозе английских войск в Индию. А в дальнейшем Абдуррахман-хан объединил весь Афганистан. Получив определенное количество английского оружия и денежную субсидию, он одержал верх над Аюб-ханом и вынудил его покинуть родину.

Колонизаторы не сумели добиться основного, к чему стремились: полного подчинения Афганистана или его расчленения. Этому помешало героическое сопротивление афганского народа, подтвердившего справедливость высказанного Ф. Энгельсом мнения: "Афганцы - храбрый, энергичный и свободолюбивый народ"71 . Славные традиции освободительной борьбы свято чтят в Афганистане, вступившем в апреле 1978 г. на путь социального обновления и демократического развития.


69 ЦГВИА СССР, Главный штаб, ВУК, Д. 31-а, 1880 г., лл. 32-33.

70 Byron Farwell. Op. cit., pp. 213 - 217.

71 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 14, стр. 78.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВТОРАЯ-АНГЛО-АФГАНСКАЯ-ВОЙНА-1878-1880-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. А. ХАЛФИН, ВТОРАЯ АНГЛО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА (1878-1880 гг.) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВТОРАЯ-АНГЛО-АФГАНСКАЯ-ВОЙНА-1878-1880-гг (date of access: 10.04.2020).

Publication author(s) - Н. А. ХАЛФИН:

Н. А. ХАЛФИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1022 views rating
08.02.2018 (791 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос закона сохранения энергии частицей при синтезе и распаде ядер. Синтез ядер в процессе расширения Вселенной происходит с целью снижения энергии в зонах распада нейтронных объектов. В зоне распада нейтронов образуются свободные нейтроны и протоны. Эта зона представляет собой нейтрона - протонную среду с высокой энергией частиц. Рассмотрим процесс сохранения структурной энергии частицы нейтрон при трансформации нейтрона в протон. Доказывается гипотеза - сохранение энергии частицы.
Catalog: Физика 
15 hours ago · From Владимир Груздов
В общей системе химической, биологической защиты войск (сил) осуществляет свою деятельность ветеринарно-санитарная служба ВС РФ, дополняя деятельность войск РХБЗ, медицинской службы путем решения специфических задач. В частности, ветеринарно-санитарная служба осуществляет: эпизоотическую и ветеринарно-санитарную разведку; мониторинг эпизоотической ситуации и прогнозирование ее с учетом всех факторов, влияющих на ход и течение эпизоотического процесса; специфическую индикацию биологических агентов внешней среды и др.
Думный дворянин генерал-поручик Г. И. Косагов
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Московские служилые люди в духовных грамотах конца XV-XVI в.
3 days ago · From Россия Онлайн
Об имперском государственном устройстве Древней Руси X-XI вв.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Ближневосточный кризис 1895-1897 гг. и планы раздела Османской империи
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
3 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
3 days ago · From Россия Онлайн
Влияние строительства железной дороги на развитие виноделия в Дагестане в конце XIX - начале XX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВТОРАЯ АНГЛО-АФГАНСКАЯ ВОЙНА (1878-1880 гг.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones