Libmonster ID: RU-10588

Вопрос о большевистской критике и самокритике имеет жизненное значение для нашей советской исторической науки. Вся история советского общества подтверждает учение И. В. Сталина о том, что критика и самокритика является подлинно могучей движущей силой развития нашей страны. Справедливость этого раскрытого Сталиным закона развития советского общества к коммунизму доказана бесчисленными фактами достигаемых советским народом успехов во всех областях социалистического строительства. Эти успехи повседневно подтверждают указание товарища Сталина, что самокритика есть "неотъемлемое и постоянно действующее оружие в арсенале большевизма, неразрывно связанное с самой природой большевизма, с его революционным духом"1 .

В особенности велико значение этого закона развития социалистического общества для его науки, для той науки, которая не отгораживается от народа, а служит ему, передаёт народу все свои завоевания. Передовая наука, подчёркивает товарищ Сталин, никогда не останавливается на достигнутом, не преклоняется слепо перед авторитетами: она безбоязненно рвёт с устаревшими нормами, положениями и теориями и смело идёт вперёд, накапливая и осмысливая новые факты, открывая новые закономерности.

Передовая наука по самому своему существу немыслима без постоянной критики и самокритики в среде её деятелей, и можно смело сказать, что критика и самокритика есть условие самого существования науки. "Наука потому и называется наукой, что она не признаёт фетишей, не боится поднять руку на отживающее, старое"2 , - писал товарищ Сталин. Вот почему расцвет науки возможен только в социалистической стране, стране, устремлённой вперёд, чуждой всякому застою. "Я думаю, - писал И. В. Сталин ещё в 1925 г., - что наша страна с её революционными навыками и традициями, с её борьбой против косности и застоя мысли, представляет наиболее благоприятную обстановку для расцвета наук"3 . История полностью подтвердила прозорливое предсказание И. В. Сталина. Советская страна стала мировым центром передовой науки, а характерной чертой всей научной деятельности в нашей стране стала борьба против косности и застоя мысли, большевистская критика и самокритика.

Это положение в полной мере относится и к советской исторической науке. Созданная на великих идеях Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина, советская историческая наука своими достижениями обязана непримиримой борьбе с буржуазной идеологией и буржуазной методологией истории, со всеми отклонениями от марксизма-ленинизма, неизбежно ведущими к фальсификации истории. Только на основе этой принципиальной большевистской критики были возможны движение вперёд исторической науки в СССР, разгром сохранившейся от дореволюционных времён буржуазно-помещичьей и эсеро-меньшевистской историографии и преодоление ошибок антимарксистской "школы" Покровского.


1 И. В. Сталин. Соч. Т. II, стр. 128.

2 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 502. 11-е изд.

3 И. В. Сталин. Соч. Т. 7, стр. 88.

стр. 3

О постоянной необходимости такой принципиальной большевистской критики и самокритики напоминает историкам и опыт развернувшейся з последние годы борьбы с буржуазным объективизмом, буржуазным космополитизмом, национализмом и с их влиянием на работы советских историков. Весь опыт этой борьбы свидетельствует о том, что вражеская буржуазная идеология находила себе щели и лазейки для проникновения в среду советских историков именно там, где отсутствовала большевистская критика и самокритика, где она была не в почёте, где она приглушалась. Бесспорно, например, что если бы на некоторых участках советской исторической науки и в ряде научных коллективов была сильнее развёрнута принципиальная и нелицеприятная большевистская критика и самокритика, то не образовались бы "монополистические" группки историков с их дутыми авторитетами и вовремя были бы вскрыты, разоблачены и предупреждены буржуазно-космополитические ошибки в трудах отдельных историков.

Опыт развернувшейся под руководством большевистской партии борьбы с буржуазными идейными влияниями в советской исторической науке выявил необходимость всемерно повысить уровень критики и самокритики на всех участках исторического фронта.

Разоблачение космополитических и буржуазно-объективистских ошибок ряда историков, развенчание дутых авторитетов и пресечение групповщины расчистили почву для принципиальной большевистской критики и самокритики, в которой наша историческая наука кровно заинтересована. Борьба против буржуазной идеологии и её влияния в среде советских историков заметно оживила самокритику на фронте исторической науки в целом и в ряде его звеньев. Однако надо признать, что происшедшие здесь сдвиги всё ещё неудовлетворительны. Большевистский метод принципиальной критики и самокритики ещё не претворён в жизнь в работе многих научных коллективов историков. Не секрет, что в ряде случаев этот испытанный большевистский метод подменяется методом беспринципной семейственной "критики", приятельского захваливания и замалчивания недостатков и ошибок в научной работе.

Этим отступлением от принципов большевистской критики и самокритики в немалой степени объясняется появление у нас в свет слабых, а иногда и ошибочных работ, книг и статей по различным вопросам истории.

Известно, что многие из этих работ подвергались предварительному обсуждению на исторических кафедрах соответствующих высших учебных заведений, в коллективах и секторах научно-исследовательских институтов, что они рецензировались компетентными специалистами. Если бы данные кафедры, сектора и рецензенты строго придерживались принципов большевистской, взыскательной, открытой и нелицеприятной критики и самокритики, если бы они не приносили интересов науки в жертву приятельским отношениям, то многие промахи и ошибки обсуждавшихся и рецензировавшихся ими работ были бы вовремя подмечены и устранены, издание ошибочных произведений в большинстве случаев было бы предотвращено.

В справедливости этого положения можно убедиться на примере кафедры истории международных отношений Высшей дипломатической школы, которая выпустила в свет "на правах рукописи" порочную работу проф. Г. А. Деборина "Международные отношения и внешняя политика СССР". Несмотря на то, что указанная работа проф. Г. А. Деборина явно идеализировала и приукрашивала внешнюю политику США в период второй мировой войны, не вскрывала классовой природы этой политики и её реакционного характера, работа эта, получив одобрение со стороны указанной кафедры, в течение долгого времени рекомендовалась в различных высших учебных заведениях и пользова-

стр. 4

лась хождением в качестве учебного пособия для студентов. Подмена большевистской критики приятельским расхваливанием привела к тому, что эта порочная работа проф. Г. А. Деборина с одобрения соответствующих "рецензентов" из сектора новейшей истории Института истории АН СССР и редактора книги проф. Л. И. Зубока была подготовлена к переизданию крупным тиражом в издательстве Академии наук СССР. Не ясно ли, что подобный случай мог иметь место только в атмосфере беспринципной семейственности, царившей в секторе новейшей истории Института истории Академии наук СССР.

О слабом развитии большевистской критики и самокритики можно судить и по ряду "Учёных записок" исторических кафедр высших учебных заведений, которые нередко заполняются "плодами незрелой науки", именно вследствие того, что на этих кафедрах далеко не развёрнута требовательная, большевистская принципиальная критика, что она зачастую подменяется приятельскими отношениями, открывающими доступ в "Учёные записки" незрелым, подчас ученическим произведениям, далёким от требований марксистско-ленинской исторической науки, ставящей и правильно решающей важные и актуальные проблемы истории.

Сползание с уровня требовательной, принципиальной критики на уровень "критики" обывательской и семейственной сказывается и в практике защиты диссертаций на соискание учёных степеней. Некоторые Учёные советы присуждают искомые степени авторам незрелых, наспех подготовленных диссертаций и порой умудряются не замечать порочных, антимарксистских концепций, проникающих в отдельные диссертации. В качестве примера можно привести Учёный совет Института востоковедения АН СССР, присудивший степень доктора исторических наук Я. Б. Радул-Затуловскому, автору порочной, низкопоклонствующей перед буржуазной ориенталистикой диссертации "Конфуцианство и его распространение в Японии".

Понятно, что случай этот был бы немыслим, если бы в Институте востоковедения Академии наук царила атмосфера большевистской критики, если бы работа Учёного совета этого института отличалась принципиальностью и требовательностью по отношению к диссертациям.

Примером невзыскательной, недостаточно принципиальной критики может служить в ряде случаев также и отношение Учёного совета Института истории Академии наук СССР к защищаемым сотрудниками института диссертациям на соискание учёных степеней. Поучителен следующий случай: диссертация старшего научного сотрудника института Д. А. Баевского на соискание учёной степени доктора исторических наук, посвященная истории хозяйственного строительства на последнем этапе гражданской войны, удостоилась весьма высокой оценки со стороны официальных оппонентов и была защищена в Учёном совете Института истории ещё в 1947 году. Однако эта диссертация до сих пор, г. е. через два года с лишним, не может увидеть свет вследствие того, что в процессе уже редакционно-издательской работы над рукописью книги в ней обнаружились серьёзные недостатки, не замеченные ни членами Учёного совета Института истории, ни оппонентами, ни многочисленными рецензентами и работниками сектора истории советского общества, обсуждавшими диссертацию Д. А. Баевского. Достаточно сказать, что в диссертации оказалась, по сути дела, стёртой принципиальная разница между трудовой повинностью времён военного коммунизма и коммунистическими субботниками: последние рассматриваются как "форма мобилизации трудовых ресурсов" и исследуются в том разделе диссертации, который называется "Массово-политическая работа при проведении трудовой повинности". Несмотря на то, что диссертация Д. А. Баевского, при всей бесспорной ценности и научной значимости

стр. 5

собранного и разработанного в ней материала, носила печать недоработки и поспешности, Учёный совет Института истории, не взглянув на дело критическим оком, не только аппробировал недоработанную диссертацию, но и поспешил представить её к печати!

К сожалению, этот случай не единичен. Немало других диссертаций, защищенных перед Учёными советами соответствующих институтов и высших учебных заведений, равно как и монографий, одобренных и утверждённых ими к печати, затем месяцами и годами дорабатываются, перерабатываются, а иногда и вовсе изымаются из печати, так как при проверке в них обнаруживаются серьёзные ошибки, промахи, упущения, которых не заметила поверхностная и семейственная "критика".

Но какую же реальную пользу советской науке и советскому народу принесли такие исследования, которые не могут быть опубликованы вследствие наличия в них серьёзных дефектов? Разве неясно, что невзыскательная, непринципиальная критика, неспособная вскрыть и устранить дефекты и ошибки подобных работ, сводит на нет заключённый в них авторский труд и труд целых научных коллективов?

Свидетельством уклонения от принципиальной оценки научных работ по истории и общей невысокой требовательности к трудам своих сотрудников является представление Учёным советом Института истории Академии наук к Сталинской премии некоторых работ по новейшей истории, вышедших из недр института. Лишь низкий уровень критики и самокритики в институте мог привести к представлению институтом на соискание Сталинских премий за 1948 г. низкопробного в научном отношении, порочного по своим космополитическим тенденциям труда проф. Л. И. Зубока "Империалистическая политика США в странах Караибского бассейна", а также страдающих объективистскими ошибками работ проф. А. Ф. Миллера по истории Турции.

О невысоком уровне самокритики в институте свидетельствует и тот факт, что критика и разоблачение пороков книги проф. Л. И. Зубока, ошибок работ А. Ф. Миллера последовали извне Института истории, силами других научных коллективов и историков, так что - в который уже раз! - коллектив работников Института истории Академии наук СССР оказался в обозе самокритики на историческом фронте.

О том, что большевистская принципиальность, высокая требовательность к идейному и научному уровню трудов по истории нередко подменяются беспринципным захваливанием, свидетельствует и практика критической работы наших исторических журналов и даже специальных критических изданий. Публикуемые в них рецензии часто представляют лишь переложение содержания рецензируемых книг и ограничиваются шаблонным указанием на мелкие промахи и недостатки в них, не сосредоточиваясь на самой важной стороне дела, - на оценке идейного содержания и методологии исследования, его глубины и тщательности, обоснованности авторских выводов. Понятно, что подобного рода рецензии лишь принижают уровень критической мысли нашего исторического фронта, культивируют обывательское благодушие и самоуспокоенность в среде историков. Такая нетребовательная и безидейная критика нимало не помогает выращиванию научных кадров и повышению их квалификации, она не способствует исправлению ошибок и промахов в работе советских историков.

Ещё худшую услугу оказывают нашим научным кадрам нередко встречающиеся в печати "приятельские" рецензии, замазывающие недостатки и ошибки в рецензируемых книгах, увиливающие от прямой, открытой критики этих ошибок и выяснения их корней.

Примеры таких беспринципных "критических" выступлений можно найти в немалом количестве на страницах журнала "Советская книга", органа, специально призванного заниматься критической оценкой научной

стр. 6

продукции в нашей стране. Однако журнал "Советская книга", к сожалению, не выполняет своих прямых обязанностей: только за последний год в своём отделе истории он опубликовал ряд хвалебных рецензий на работы заведомо порочные, изобилующие ошибками принципиального и фактического характера, Таковы, например, рецензия И. Д, Левина на книгу акад. И. П. Трайнина "Национальные противоречия в Австро-Венгрии" ("Советская книга" N 10 за 1948 г.), рецензия проф. И. С. Звавича на упомянутую выше книгу проф. Л. И, Зубока (N 2 за 1949 г.), рецензия Б. М. Данциг на книги проф. А. Ф. Миллера "Очерки новейшей истории Турции" и "Краткая история Турции" (N 2 за 1949 г.). Многие другие рецензии "Советской книги" являют собой образчик несерьёзной и неглубокой критики, подмены критической работы рецензента простым реферированием.

Приятельское захваливание вместо принципиальной и взыскательной оценки встречается нередко и в критическом разделе журнала "Известия Академии наук СССР. Серия истории и философии". Примером может служить рецензия Б. Г. Вебера на ценную, но не лишённую серьёзных недостатков книгу проф. Б. Ф. Поршнева "Народные восстания во Франции перед Фрондой" ("Известия", т. V, N 4), рецензия, ограничившаяся переложением содержания книги и комплиментами по адресу её автора, или рецензия В. М. Турока на книгу проф. А. Ф. Миллера "Очерки по новейшей истории Турции" ("Известия", т. VI, N 1), обошедшая молчанием серьёзные научные и политические ошибки этой книги.

Ответственность за неудовлетворительное развёртывание критики и самокритики на фронте исторической науки несёт и журнал "Вопросы истории". В качестве руководящего органа советских историков наш журнал должен подавать пример боевой, смелой, принципиальной критики ошибок и недостатков в работах историков всех специальностей. "Вопросы истории" плохо справлялись с этой своей задачей. Как известно, в прошлом, 1948 году в журнале был напечатан ряд ошибочных статей и рецензий по истории СССР и всеобщей истории, в которых содержались буржуазно-объективистские и космополитические ошибки. Журнал "Вопросы истории" не организовал своевременно критики порочных концепций в книге проф. Н. Л. Рубинштейна по русской историографии, ошибок в работах акад. И. И. Минца и проф. И. М. Разгона. Журнал не развёртывал творческих дискуссий по проблемам, от правильного решения которых зависят успехи марксистско-ленинской исторической науки.

В нынешнем году журнал перестроил свою работу, однако недостатки журнала полностью ещё не ликвидированы. На страницах журнала и в его критических выступлениях всё ещё недостаточное место занимают вопросы русской истории и истории народов СССР, а также узловые проблемы истории советского периода.

Недостатком журнала является также слабая связь его с научной работой историков на периферии, в результате чего из поля зрения журнала всё ещё выпадает большая часть научной продукции, издаваемой в нашей стране, работ, публикуемых в "Учёных записках" периферийных высших учебных заведений, а также растущая краеведческая историческая литература, которую наш журнал должен систематически изучать и критически анализировать.

Редакционная коллегия "Вопросов истории" сознаёт исключительную важность развёртывания критической работы на страницах журнала. Новые успехи советской исторической науки может обеспечить лишь самая высокая требовательность историков к своей работе, к её идейному уровню и научному качеству. Эта требовательность прямо обусловлена сознанием ответственности каждого научного работника, каждого историка за свою работу перед советским народом, перед партией и советским государством.

стр. 7

Любая попытка найти в бесспорных успехах и достижениях советской исторической науки основание для благодушия и самоуспокоенности причинила бы лишь вред делу развития нашей науки, делу выращивания и совершенствования наших кадров историков.

Как ни серьёзны достижения советской исторической науки, партия и советский народ ставят перед ней новые, важнейшие задачи. В число этих основных задач входит развёртывание боевого наступления на фальсификаторскую буржуазную псевдонауку и её тлетворные подрывные идеи, беспощадное разоблачение буржуазного космополитизма в облачении исторической "науки", решительный отпор всякому проникновению и влиянию буржуазной идеологии на советскую историческую науку, воспитание и культивирование советского патриотизма и чувства национальной гордости народов СССР. Только на основе большевистской критики и самокритики возможно успешное решение новых творческих задач советской исторической науки, возможно её движение вперёд. Только взыскательная, глубокая и серьёзная критика сможет проветрить все затхлые углы на нашем историческом фронте, очистить их от плесени обывательской безидейности. Только такая принципиальная, нелицеприятная критика способна оградить наш народ и науку от сырых, недоработанных, незрелых произведений, от появления плохо продуманных, порой порочных работ и исследований, которые наносят вред делу просвещения народа и тормозят развитие передовой, прогрессивной советской исторической науки. Надо помнить, что в критическом рассмотрении нуждаются и хорошие работы, которые могут содержать слабые места, ошибки и недостатки, вскрытие которых пойдёт на пользу прежде всего авторам этих работ.

Разумеется, большевистская принципиальная критика не имеет ничего общего ни с обывательским беспринципным захваливанием и замазыванием ошибок, ни с заушательской необъективной, недобросовестной критикой. Советской исторической науке во всех её звеньях нужна именно принципиальная, т. е. честная и смелая, объективная и добросовестная критика, способная взвесить сильные и слабые стороны всякой научной работы, поддержать положительное, новое, ценное в ней, оценить достижения и вскрыть ошибки, предупредить и разрушить всякую групповщину и семейственность.

Советской исторической науке нужны творческие дискуссии, товарищеское обсуждение спорных и нерешённых вопросов истории при участии в этом обсуждении широких кругов историков. Такие творческие дискуссии, проводимые на основе самой широкой критики и самокритики, будут в сильнейшей мере способствовать новым успехам, дальнейшему расцвету нашей советской исторической науки.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЫШЕ-УРОВЕНЬ-БОЛЬШЕВИСТСКОЙ-КРИТИКИ-И-САМОКРИТИКИ-В-СОВЕТСКОЙ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

German IvanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivanov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ВЫШЕ УРОВЕНЬ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ КРИТИКИ И САМОКРИТИКИ В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ! // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЫШЕ-УРОВЕНЬ-БОЛЬШЕВИСТСКОЙ-КРИТИКИ-И-САМОКРИТИКИ-В-СОВЕТСКОЙ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКЕ (date of access: 13.04.2021).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
German Ivanov
Moscow, Russia
634 views rating
15.11.2015 (1977 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Заволжские владения Троице-Сергиева монастыря в XVII веке
3 hours ago · From Россия Онлайн
Рославльский концентрационный лагерь принудительных работ (1920-1921)
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
Петр Дмитриевич Долгоруков
Catalog: История 
4 hours ago · From Россия Онлайн
Все массы Вселенной создают Градиент Потенциала Взаимодействия всех масс Вселенной, далее ГПВ. Каждая масса создаёт потенциал взаимодействия со всеми массами Вселенной. Потенциалы взаимодействия, скалярные величины и просто суммируются. Сумма этих потенциалов взаимодействия есть ГПВ.
Catalog: Физика 
17 hours ago · From Владимир Груздов
Ставки на керлинг. Что вы должны знать?
22 hours ago · From Россия Онлайн
Обзор приключенческой игры "ПРИЗРАЧНЫЙ ГОНЩИК"
Catalog: Разное 
23 hours ago · From Россия Онлайн
Армия Российской империи в XVIII в.: выбор модели развития
Yesterday · From Россия Онлайн
Никита Иванович ПанинНикита Иванович Панин
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Жалюзи – близкий родственник гардин, кисейных занавесок, портьер, значимая деталь современных комфортных интерьеров. В статье описаны сферы применения жалюзи, преимущества и недостатки разновидностей и советы по выбору изделия.
Yesterday · From Россия Онлайн
Разделение энергии в замкнутом мире имеет не однозначные определения. Энергия излучения, энергия связи в ядрах атомов, энергия связи нейтронов в нейтронных ядрах астрономических объектов. Энергия излучения Вселенной в целом. Проблемой является масса и энергия, “потеря” этих субстанций Природы.
Catalog: Физика 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЫШЕ УРОВЕНЬ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ КРИТИКИ И САМОКРИТИКИ В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ!
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones