Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16202

Share with friends in SM

В современной историографии сложилось три основных подхода к изучению феномена коррупции: анализ причин, порождающих коррупцию; исследование коррупции как некой разновидности социальных отношений; раскрытие психологии коррупционных отношений1. Объединяет их признание коррупции не только криминальной проблемой, но и политическим, экономическим и социально-культурным явлением.

В декрет СНК РСФСР от 8 мая 1918 г. "О взяточничестве" были заложены положения о равной уголовной ответственности всех участников коррупционной сделки. Ответственными за получение взятки признавались лица, "состоящие на государственной службе": от должностных лиц советского правительства - до членов домовых комитетов. Сущность взятки определялась как получение вознаграждения за выполнение действия, входящего в круг обязанностей субъекта, или за содействие в выполнении действия, составляющего обязанность должностного лица2. Особое внимание взяточничеству, принявшему "совершенно исключительные размеры"3, было уделено Уголовным кодексом РСФСР 1922 года. В статье 114 УК РСФСР, устанавливающей ответственность за получение взятки, в качестве субъекта называлось уже не должностное лицо, а лицо, "состоящее на государственной, союзной или общественной службе"4. Сама же "взятка" определялась как получение должностным лицом лично или через посредников вознаграждения за выполнение или невыполнение определенных действий, входящих в круг его обязанностей "в каком бы то ни было виде".

Вместе с тем специфика работы советских учреждений настоятельно требовала уточнения и конкретизации "взятки". Прежде всего, это было связано с начавшейся в октябре 1922 г. кампанией по борьбе с взяточничеством, общий тон и направление которой задавались специальным постановлением Совета труда и обороны от 1 сентября 1922 года. На следующий день при СТО была образована Комиссия по борьбе с взяточничеством во главе с Ф. Э. Дзержинским, а 15 сентября утверждено "Положение о ведомственных комиссиях по борьбе с взяточничеством"5.

В целях борьбы с взяточничеством и его предупреждением была выстроена иерархичная антикоррупционная система: специальная комиссия при СТО - ведомственные центральные комиссии по наркоматам - ведомственные комиссии по губернским центрам - уполномоченный (он же секретный осведомитель) в каждом отделе уездного исполкома6. При этом, согласно "Краткой инструкции" СТО ведомствен-


Маркосян Габриэль Михайлович - аспирант кафедры истории и политологии Российского государственного университета туризма и сервиса.

стр. 137

ным комиссиям о порядке проверки личного состава в государственных учреждениях" (ноябрь 1922 г.), порядок и методы проверки по каждому ведомству вырабатывались ими самостоятельно. В компетенцию ведомственных комиссий входила проверка сотрудников "с точки зрения благонадежности данного лица в отношении взяточничества, хищничества и бесхозяйственности". Прежде всего, ей подлежали сотрудники отделов, управлений и прочих подразделений, по характеру и условиям своей работы наиболее подверженные влиянию взяточничества. Причем список этих структур определялся также ведомственными комиссиями по согласованию с Комиссией по борьбе с взяточничеством при СТО. Согласно инструкции, из учреждений, в первую очередь, должны быть удалены "лица, уже опороченные в этом отношении по суду", а во вторую - лица, "кои при тщательном наблюдении и проверке окажутся неблагонадежными". Впрочем, достаточным условием для увольнения было то, что "косвенные показательные обстоятельства указывают на явную неблагонадежность"7.

В качестве примера ведомственной правовой характеристики взятки в первой половине 1920-х гг. рассмотрим циркуляр Комиссии НК РКИ по борьбе с взяточничеством рассмотрим от 9 октября 1922 года. Он раскрывает "разнообразные формы получения сотрудниками РКИ вознаграждения или услуг, приобретающие преступный характер". Комиссия предлагала распространить факт взятки на следующие случаи: получение сотрудником из подотчетного учреждения, вне общего порядка, установленного для всех граждан РСФСР, вещей, предметов продовольствия, материалов, изделий, а равно пользование квартирой и перевозочными средствами; участие сотрудника в торгово-промышленной деятельности в качестве посредника, комиссионера и контрагента между госорганами и частными лицами по покупке, продаже и сбыту товаров, материалов и изделий производства, а равно путем сообщения цен, местонахождения товаров и условий их приобретения; использование сотрудником служебного положения для сообщения, в личных выгодах, заинтересованным лицам и учреждениям сведений о кредитоспособности отдельных предприятий и граждан, о выездах за границу, оптации; получение от подотчетных учреждений или их контрагентов особого вознаграждения за консультацию, составление смет, проектов, планов или исполнение других работ и заданий; организация кооперативов, закупочных комиссий или иных подобных организаций при отдельных Инспекциях с использованием связи с подотчетными учреждениями для наиболее выгодного, вне установленного для всех граждан РСФСР порядка, получения и приобретения материальных фондов и проведения заготовительных операций; вхождение отдельных сотрудников или целых групп в кооперативы или другие заготовительные организации подотчетных учреждений, за исключением кооперативов, организованных при высших местных и центральных органах Советской власти - ВЦИК, СТО, губисполком и т. д.; использование служебного положения в целях перехода на службу в подотчетное учреждение; получение вознаграждения при прохождении, в порядке предварительной ревизии, ассигновок и всякого рода платежных документов; получение вознаграждения при заключении госорганами договоров, при приемке работ, производстве освидетельствований и расчетов с поставщиками и подрядчиками.

И это только наиболее типичные случаи взяточничества, оставлявшие возможность пополнения перечня форм "в зависимости от опыта дальнейшей работы и циркулярных разъяснений ст. 114 Уголовного Кодекса"8.

Уже через месяц, 2 ноября 1922 г., под давлением запросов с мест Комиссия НК РКИ вынуждена была разъяснять, что правила, изложенные в п. 5 Циркуляра, не следует распространять на случаи производства коллективных закупок служащими наркомата продовольствия и предметов широкого потребления через свои профессиональные организации у хозяйственных органов на наиболее выгодных условиях. Недопустимыми и противоречащими положениям, указанным в п. 5, надлежало считать только те коллективные закупки месткома у хозорганов, при которых ему оказывались "особые льготы, в виде скидки с цены, условий доставки, срока платежей и, вообще, неправомерные преимущества по сравнению с организациями служащих других государственных учреждений". Кроме того, положение п. 5 о кооперативах "при отдельных Инспекциях" следовало относить к случаям объедине-

стр. 138

ния в целях снабжения служащих и рабочих не целого органа РКИ, а отдельных его частей.

Невозможность совместительства, предусмотренная в 4-м пункте Циркуляра, вытекала из "Положения о совместительстве", принятого СНК 22 сентября 1921 года9. Согласно 2-го примечания к 1-й статье Положения, совместительство соподчиненных должностей не допускалось, если одна из них имела основной задачей контрольные функции хозяйственного, административного, финансового, бухгалтерского и прочего характера по отношению к остальным занимаемым должностям. Получение вознаграждения по такому совместительству квалифицировалось как взятка. Также Комиссия разъясняла, что "квалифицируемый, как взяточничество, переход на службу в подконтрольные учреждения надлежит относить к случаям, когда означенный переход связывается с ... использованием своего служебного положения"10.

На первый взгляд, видно стремление ведомств выработать четкие юридические рамки понятия "взятка". Но без перекоса не обошлось. Например, председатель Рыбинской губернской ведомственной (по НКВД) комиссии по борьбе с взяточничеством В. Паков в отчете 19 марта 1923 г. описывал случай увольнения трех коммунистов - служащих губернского коммунального отдела "за подозрение их в незаконных сборах денег с граждан и утайке денег путем проставления в корешках квитанций не тех сумм, которые собирались". Постановление об увольнении было обжаловано уволенными служащими в губернской комиссии РКП(б), которая потребовала официальных и документальных данных, подтверждающих вину коммунальщиков. Но этих данных комиссия дать не смогла, "ибо она верила сообщению ГПУ и увольняла этих лиц не как уличенных, а как ненадежных вообще на этой работе"11. Распоряжением губернской комиссии по борьбе с взяточничеством, направленным заведующим уездными коммунотделами, им предписывалось обо всех сотрудниках коммунотделов, "за коими имеются хотя бы и в прошлом неблаговидные поступки (взяточничество, воровство, проявления бесхозяйственности) или даже о лицах, за коими нет конкретно обоснованных материалов, но в силу целого ряда хотя бы косвенных показательных обстоятельств, есть основание предполагать о том, что они (эти лица) явно неблагонадежны в этом смысле)" - немедленно в секретном порядке доносить в губернскую комиссию. При этом, наряду с препровождением конкретного материала, доказывающего факты взяточничества, допускалась посылка "своих соображений, легших в основу подозрений данного лица во взяточничестве"12.

Границы "ненадежности" варьировались весьма широко: от сведения личных счетов до выявления "политически неблагонадежных лиц"13. Перед местными комиссиями стоял почти гамлетовский вопрос: "Искать ли взяточника, который надо откровенно сказать, что стал очень аккуратен, или спокойно смотреть на бывших врагов, которые в настоящее время поджали свои хвосты и втихомолку до времени шипят себе под нос, работая в наших серьезных советских аппаратах?"14.

Официальные документы о борьбе с взяточничеством нередко носили и откровенно пропагандистский характер. Например, в приказе начальника Красноярской губернской милиции Фридмана, датированном декабрем 1922 г., отмечалось появление после Гражданской войны нового врага, "нападающего из-за угла и почти неуловимого", грозящего "расстройством с таким величайшим трудом налаживаемому государственному аппарату Республики". Признавалось, что взяточничество, точно болезнь, покрывшее "заразой организм Советской Республики", вносящее "разложение и смрад гниения", коснулось и милиции. При этом оно приняло вид так называемой "благодарности" за какую-либо оказанную милиционерами услугу. В городе это выражалось в том, что милиционеры пользовались обедами и закусками в столовых (даже некоторые водкой), а в деревне - снабжались бесплатно продуктами. В приказе особо подчеркивалось, что злостность взятки заключается в том, что милиционер, беря взятку, тем самым подрывает доверие к власти. Поэтому милиционер-взяточник "является злостным врагом и преступником против пролетарской Республики"15.

Идеологический характер документов ведомственных комиссий задавался соответствующими партийными решениями. Так, 30 ноября 1922 г. на места был отправ-

стр. 139

лен секретный циркуляр за подписью секретаря ЦК РКП(б) В. М. Молотова, в котором речь, прежде всего, шла о руководстве парторганизаций общим ходом борьбы с взяточничеством. При всех губкомах партии предполагалось выделить специальное лицо или комиссию для руководства в партийном порядке борьбой с взяточничеством, и в частности для связи с Экономическим управлением ГПУ и его органами. Всем партийным организациям предлагалось "провести ряд партийных собраний, посвященных этому вопросу, осветить вопрос о взятке в печати и всеми мерами мобилизовать партийное общественное мнение вокруг борьбы с взяточничеством"16. Не удивителен поэтому партийно-идеологический язык выступившего с докладом 23 ноября 1922 г. на собрании членов городских организаций РКП(б) и РКСМ Череповецка губернского прокурора Кипарисова, объявившего взяточничество "наследием старого режима". Сетуя на многообразие форм взятки, в силу этого иногда "ускользающей от судебных органов", прокурор апеллировал к сознательности масс: если каждый гражданин, узнав о взятках немедленно заявит в письменной форме в губернскую комиссию, это "вырвет с корнем злое наследие царского режима"17.

При этом необходимо отметить, что практика показала неэффективность применения только уголовно-правовых средств борьбы с продажностью государственных служащих. В набиравшей обороты кампании искоренения взяточничества важное место занимало создание соответствующего общественного мнения. Отсюда проистекала апелляция к сознательности масс и формирование негативного образа взяточника. Уже на первом заседании ведомственной комиссии по борьбе с взяточничеством при НКВД 21 сентября 1922 г. было намечено подготовить для опубликования в газетах (предварительно выяснив в Центральной комиссии при СТО допустимость этой меры) обращение комиссии "ко всем честным гражданам о содействии в осуществлении задач комиссии"18. На втором заседании 10 октября того же года, заслушав обращение за подписью Дзержинского о необходимости более широкого освещения борьбы с взяточничеством в прессе, члены комиссии постановили поручить ее членам "по возможности заготовить статьи для печати"19.

Как пример - статья "Взяточники" из Череповецкой газеты "Коммунист", написанная в жанре "записной книжки судебного работника". Первый персонаж, получивший взятку в виде 5 фунтов масла, был представлен следующим образом: "Маленький, толстенький, юркий человек. Губы его лоснятся, точно подернутые масляной пленкой. На пальце массивный перстень, на руке серебряные модные часы, галифе, френч - все новенькое, чистенькое с иголочки". Взяточник оправдывал свои действия тем, что "все берут": "А тут пришел добрый человек, от всей души предложил. Как тут быть. Отказаться - его обидеть, значит надо взять. Какая же тут взятка. Никакой взятки нет. Благодарность от чистого сердца". Другой "герой", будучи агентом железнодорожного уголовного розыска, "как-то пронюхал, что у одного крестьянина есть железнодорожное имущество" и явился с обыском, выписав сам себе липовый "ордер". Уходя, агент задержался в темных сенях и намекнул на возможность решения вопроса без протокола. Мужичок быстро "смекнул" и через некоторое время явился на квартиру к Жохову с бараном, а "так как баран "пьет", - вслед за ним появилась и самогонка". Третий персонаж ("бойкий разбитной мужчина") - бывший коммунист и судья - был беспощаден в приговорах, но при этом "принялся творить дела и делишки". Получив "приличную мзду в виде платинового кольца с бриллиантом, целого костюма и т.п.", он соглашался устроить отпуск или досрочное освобождение, дать те ли иные льготы. Милиционеры - "пара дюжих здоровых парней", арестовав по распоряжению ГПУ одного гражданина за самогонку, отпустили его на свободу за чайник самогона. И, наконец, инженер - "дряблая, мягкая чисто интеллигентская в худшем смысле натура", строил здание, будучи уполномоченным госоргана. Хитрый подрядчик, которому прямо дать взятку было неудобно, предложил заведомо проигрышное пари на то, будет дождь или нет20.

Из материалов череповецкого "Коммуниста" можно представить и портрет дающего взятку. Некого железнодорожного служащего ("бледного, трясущегося человека, бедно одетого") задержали на рынке за спекуляцию. Он пытался дать милиционеру десятку, но тот не взял и составил протокол. В суде взяточник оправдывался тем,

стр. 140

что "все берут. А человек он, кажись, хороший. Я и дал. Что, думаю; дело заводить". А вот перед судьей предстает нэпман: "По животу золотой струйкой вьется часовая цепочка, на мизинце сверкает бриллиант. Туго накрахмаленный воротник, с иголочки; костюмчик, помявшийся; правда, в исправдомских стенах. Лицо самодовольное, пухлое, по небритому подбородку рассыпалась колючая щетинка". На обвинение в даче 100-миллинной взятки, торговец заявляет, что это была не совсем взятка: "Но я от чистого сердца дал. Ей богу. Думаю, человек нуждается, жена, дети. ... Жалованье нынче скверное, ну а я в своих средствах волен. Вот и дал. От чистого сердца дал, пожалел хорошего человека". И тут же намекает на то, что готов материально "помочь" и еще одному "хорошему человеку" - судье: "Вот вам, например, с удовольствием дам, ей богу, сотняжку, другую".

До каких "уродливых форм" может докатиться взяточничество, наглядно показал состоявшийся в декабре 1922 г. процесс бывшего агента череповецкого губрозыска Костылькова. В конце октября был арестован 16-ти летний юноша. Агент, узнав о существовании у арестованного сестры - "молоденькой интересной барышни", вызвал ее для допроса и предложил отпустить брата из-под стражи на поруки в обмен на "ласки". Дело всплыло наружу, и Костыльков был арестован. На суде обвинитель характеризовал бывшего агента как "нравственно падшего человека" и существо, "больное пороком". Несмотря на все попытки защитника представить поведение подсудимого "как неуместный и некрасивый флирт", трибунал приговорил бывшего агента к трем годам лишения свободы со строгой изоляцией и поражением прав21.

Председатель Калужской губернской ведомственной комиссии по борьбе с взяточничеством при НКВД Комчедалов в докладной записке в Центральную комиссию 16 марта 1923 г. делился опытом в использовании местной прессы в деле борьбы с взяточничеством. При Отделе управления исполкома было выделено специальный сотрудник, следивший за всем, появляющимся в печати и немедленно реагировавший путем запроса, если в газетной заметке помещались компрометирующие сведения о том или другом должностном лице. Местное население учло это нововведение, и, не стесняясь, в форме корреспонденции стало заполнять газетные столбцы сообщениями о случаях взятки. Такая широкая огласка, по мнению Комчедалова, сдерживала многих должностных лиц от соблазна получения взятки22.

Впрочем, в регионах далеко не везде и не всегда приветствовалась развернутая в СМИ кампания по разоблачению взяточничества. Например, из датированного 10 января 1923 г. протокола заседания Коми Областной ведомственной комиссии по борьбе с взяточничеством при НУВД видно желание как можно сильнее засекретить работу комиссий и уполномоченных. Областная комиссия, в частности, напоминала уездным уполномоченным, что "строго секретный характер ведения работы по борьбе с взяточничеством исключает широкую популяризацию идей этой борьбы путем специальных листовок, митингов, собраний и т.п."23. Председатель Курской губернской ведомственной комиссии по борьбе с взяточничеством в докладной записке в Центральную комиссию при НКВД 31 марта 1923 г. жаловался, что "кампания открытой, а не секретной борьбы с взяточничеством, в конечном счете, затруднила работу, загнав сделки в подполье". Он предлагал продолжать работу "в совершенно секретном порядке, через объединенные комиссии в губернии и уездах, имея информаторов в каждом учреждении"24.

В итоге, как в Центре, так и в регионах постепенно возобладали сторонники административно-карательной и строго засекреченной деятельности по пресечению взяточничества. В новых условиях трудно было говорить о сколько-нибудь эффективной профилактике коррупции. Социально близкий власти коррупционер представлялся партийным функционерам менее опасным, нежели политически неблагонадежные представители прежней элиты и нэпманы.

стр. 141

Примечания

1. Отдельным и вполне самостоятельным сюжетом является изучение институциональных аспектов и механизмов борьбы с коррупцией.

2. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917- 1952 гг. М. 1953, с. 19 - 20.

3. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. 9495, оп. 1, д. 9, л. 4.

4. ЭСТРИН А. Взяточничество и уголовная репрессия. - Еженедельник советской юстиции. 1922, N 39 - 40, с. 8.

5. ГА РФ, ф. 393, оп. 1а, д. 51, л. 3 - 3об.

6. Там же, ф. 9495, оп. 1, д. 8, л. 503.

7. Там же, ф. 393, оп. 1, д. 44, л. 3.

8. Там же, ф. 9495, оп. 1, д. 9, л. 4 - 5; д. 10, л. 15 - 15об.

9. СУ РСФСР. 1921, N 67, ст. 515.

10. ГА РФ, ф. 9495, оп. 1, д. 9, л. 6 - 6об.

11. Там же, д. 7, л. 308.

12. Там же, д. 8, л. 503 - 503об.

13. См.: МАЛЫГИН А. Я. Борьба с коррупцией в начале 20-х годов. - Актуальные проблемы теории и практики борьбы с коррупцией в России. Материалы НПК (17 - 18 мая 1994 г.). М. 1994, с. 174 - 180.

14. ГА РФ, ф. 9495, оп. 1, д. 8, л. 113 - 133об.

15. Там же, ф. 393, оп. 23а, д. 324, л. 19 - 19об.

16. Там же, ф. 9495, оп. 1, д. 8, л. 213.

17. Там же, д. 7, л. 283 - 283об.

18. Там же, ф. 393, оп. 32, д. 44, л. 5.

19. Там же, л. 6.

20. Там же, ф. 9495, оп. 1, д. 7, л. 284 - 284об.

21. Там же, л. 278 - 278об.

22. Там же, д. 8, л. 329 - 329об.

23. Там же, л. 41об.

24. Там же, л. 298.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Взяточничество-в-России-в-начале-1920-х-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. М. Маркосян, Взяточничество в России в начале 1920-х гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 12.10.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Взяточничество-в-России-в-начале-1920-х-гг (date of access: 24.10.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. М. Маркосян:

Г. М. Маркосян → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
135 views rating
12.10.2020 (12 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
10 hours ago · From Россия Онлайн
Бюджетное право в период думской монархии
Catalog: Экономика 
10 hours ago · From Россия Онлайн
Привилегии карачаевской знати в первой половине XIX в.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Насильственная коллективизация в горах Дагестана
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
Современные подходы к изучению гражданской войны и Белого движения
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
И. В. ЛУКОЯНОВ. "Не отстать от держав..." Россия на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX вв.
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Допетровская Россия глазами британцев
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Отношения между Государственным контролем и Морским министерством в конце XIX в.
Yesterday · From Россия Онлайн
Введение системы военно-народного управления на Северном Кавказе в XIX в.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·164 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Взяточничество в России в начале 1920-х гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones