Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8308

Share with friends in SM

По инициативе редакции журнала "Вопросы истории" и руководителей Института истории в секторе истории советского общества состоялось обсуждение статьи А. П. Кучкина "Советизация казахского аула", напечатанной в N 10 журнала "Вопросы истории" за 1947 год и статьи Жемчуева (КазССР), присланной в редакцию в ответ на статью А. П. Кучкина. В обсуждении приняли участие представители научной общественности Казахстана.

А. П. Кучкин в своём выступлении напомнил об основных тезисах его статьи. Советизация аула в период индустриализации была центральным вопросом партийных и советских организаций Казахстана, решавшим проблему перехода казахского народа к социализму. До периода индустриализации в большинстве казахских аулов советы не были подлинными органами диктатуры пролетариата, в них господствовали баи. Надо отличать лозунг "советизация аула" от лозунга "оживление советов", данного партией осенью 1924 года. Последний означал необходимость усиления активности, политической заострённости в работе советов в русской, украинской деревне и везде, где советы являлись подлинными органами диктатуры пролетариата, где они находились в руках бедноты и середняков, а кулак был политически изолирован. Лозунг "советизация аула" означал, что в казахских, аулах, отстоявших далеко от городов и железнодорожных линий, - а таких аулов в Казахстане было большинство, - отсутствовали подлинные советы как органы диктатуры пролетариата, что бедняки и середняки находились не под влиянием коммунистической партии, а под байским влиянием. Там, где господствовал бай, не могло быть и речи о подлинных советах как органах диктатуры пролетариата. Многочисленные факты свидетельствуют об этом. Одна и та же форма может иметь различное содержание: например, советы в Германии в 1918 г., которыми руководили социал-демократы, прикрывали контрреволюцию против революции.

А. П. Кучкин отрицает наличие острой классовой борьбы в казахском ауле до периода индустриализации. Если классовая борьба против бая в казахском ауле началась в 1916 г. и, непрерывно нарастая, развернулась особенно в дни Октября 1917 г. и после Октябрьской социалистической революции, то почему же так поздно были осуществлены в Казахстане преобразования буржуазно-демократического характера? Ведь передел пахотных и сенокосных угодий, ликвидация полуфеодализма в Казахстане задержались до 1926 - 1928 годов. Активность, которую проявляли казахские трудящиеся массы в аулах, была выражением не классовой борьбы, а родовой; казахские роды враждовали из-за землеустройства, пользования пастбищами и т. д. Эта борьба обострялась во время избирательных кампаний; в избирательную кампанию 1925 - 1926 гг. она достигла особенно большого напряжения. Обращаясь к восстанию в Казахстане в 1916 г., А. П. Кучкин подчёркивает его национально-освободительный характер, борьбу против царского самодержавия и направленность его против бая лишь постольку, поскольку баи поддерживали царизм.

Некоторые казахские историки, как, например, Жемчуев, Турсунбаев и другие, пытаются изобразить казахский аул более передовым и революционным, чем русская деревня. Они утверждают, что аульная беднота начала классовую борьбу против байства задолго до февральской революции и эта борьба обострилась в 1916 г., когда бедняк выступил не только против колониального гнёта царизма, но и против своего классового врага - бая. Такое утверждение неизбежно приводит к выводу, что казахская беднота была более классово сознательной, чем русская беднота, которая лишь летом и осенью 1918 г. поняла необходимость классовой борьбы против кулака. Такая концепция ведёт к извращению истории, к отрицанию помощи великого русского народа в создании советской государственности в Казахстане и переделке аула на социалистический лад.

стр. 144

А. П. Кучкин подчеркнул, что в своих выводах и заключениях он опирался на документацию партийных и советских органов - центральных и краевых. Материалы аульных и волостных советов, которые имеются лишь на казахском языке, у него не было возможности изучить, и он ограничился ознакомлением с перепиской, которая велась на русском языке. В заключение А. П. Кучкин подчеркнул большое принципиальное значение обсуждаемого вопроса при изучении истории не только Казахстана, но и других национальных республик.

С. Я. Якубовская (Институт истории Академии наук СССР), солидаризируясь с А. П. Кучкиным в оценке степени развития классовой борьбы в ауле, возражала против толкования А. П. Кучкиным характера Октябрьской революции в Казахстане. По её мнению, в этом вопросе А. П. Кучкин, вольно или невольно, сбивается на теорию двухпоточности, осуждённую уже в нашей литературе: он фактически утверждает, что в то время, как в стране произошла социалистическая революция, в Казахстане имела место революция буржуазно-демократическая. И в русской деревне, по мысли автора статьи, социалистическая революция имела место лишь летом и осенью 1918 года. А. П. Кучкин правильно говорит, что решение задач буржуазно-демократической революции затянулось в Казахстане на 11 лет, но эти задачи разрешались в условиях диктатуры пролетариата, ибо основной вопрос - вопрос о характере власти в Казахстане - был разрешён, как и во всей стране, в 1917 году. Автор статьи неправильно утверждает, что Октябрьская социалистическая революция не затронула социально-экономических основ в ауле. Достаточно напомнить о таком акте, как национализация земли. А. П. Кучкин чрезвычайно преувеличивает специфику Казахстана, забывая об общих закономерностях. Ошибочна и точка зрения А. П. Кучкина в вопросе о классовом характере аульных советов. Казахстан того периода - это крестьянская страна. Если советы не были органами диктатуры пролетариата в большинстве аулов, это значит, что они не были органами диктатуры пролетариата в подавляющей части Казахстана. Что же получается? Получается, если исходить из точки зрения А. П. Кучкина, что центральная власть в Казахстане была искусственной надстройкой, которая опиралась на контрреволюционную местную власть, на байство. Кроме того при такой концепции советы Казахстана выпадают из общей системы органов советской власти в стране.

По вопросу о характере аульных советов утверждения автора, спорные с точки зрения общих теоретических положений, в то же время конкретно не доказаны, научно не обоснованы. Ошибочно и утверждение автора о родовом характере борьбы в период избирательной кампании 1925 - 1926 гг., и это утверждение не подтверждено фактами. Касаясь вопроса о некапиталистическом пути развития Казахстана к социализму, А. П. Кучкин не даёт анализа экономического состояния Казахстана, реальных его возможностей миновать путь капиталистической стадии. У автора нет чёткости в вопросе о самоопределении наций, которое он относит к 1929 г., смешивая понятие самоопределения наций с самоопределением грудящихся.

Б. Сулейманов (Институт истории Академии наук Казахской ССР) отметил заслугу А. П. Кучкина, который собрал большой архивный и литературный материал и смело ставит вопросы, касающиеся истории советской государственности в Казахстане. Однако А. П. Кучкин приходит к неправильным выводам по вопросу о характере Октябрьской революции в Казахстане и по другим вопросам. Если согласиться с А. П. Кучкиным, то надо признать, что трудящиеся массы Казахстана не были активными участниками создания советской власти; что советская власть была насильно насаждена в казахском ауле, а это противоречит действительности. Автор статьи в своём исследовании опирается на данные отдельных округов, которые он обобщает. Нельзя отрицать, что были такие районы, где власть фактически находилась в руках баев: например, Абаевский округ, в котором насчитывалось 60 - 70 тыс. чел. из 4-миллионного населения Казахстана и который был расположен в тысяче километров от железной дороги. В большинстве же уездов и губерний советская власть находилась в руках трудящихся. Многие архивные документы это подтверждают и вскрывают наличие острой классовой борьбы в ауле задолго до периода индустриализации. Конечно, формы классовой борьбы менялись: периоду 1916 г. были свойственны одни её формы, 1917 г. и послеоктябрьскому периоду, когда классовая борьба обострилась, - другие. У казахских буржуазных националистов существовали свои концепции: согласно одной, в ауле отсутствовала классовая борьба, и трудящиеся Казахстана не приняли Октябрьскую революцию; другая концепция отрицала какую бы то ни было феодальную отсталость аула. И та и другая концепции неправильны: в казахском ауле имела место классовая борьба, Октябрьская социалистическая революция дошла до казахского аула, казахский народ приветствовал, принял советскую власть, утвердить которую помог ему русский народ, русский пролетариат под руководством партии Ленина - Сталина.

В заключение Б. Сулейманов высказал пожелание, чтобы на страницах журнала "Вопросы истории" более широко освещались спорные проблемы истории советского государства и чтобы журнал, а также сектор истории советского общества подводили итоги обсуждения спорных научных вопросов и обязательно формулировали свою точку зрения.

Н. Н. Фёдоров (Архивное управление Министерства внутренних дел Казахской ССР) указал, что работа А. П. Кучкина является первой попыткой исследовать вопрос о советизации казахского аула.

Историки-архивисты Казахстана, готовящие документальную публикацию о совет-

стр. 145

ском строительстве в Казахстане в период Октября и гражданской войны, отмечают в статье А. П. Кучкина ряд серьёзных недостатков. За формулировками автора о неразвёрнутости классовой борьбы фактически скрывается утверждение об её отсутствии в ауле. Автор отрицает наличие антифеодальных элементов в национально-освободительной борьбе казахских масс а 1916 году. Документы говорят обратное.

Ошибочно утверждение А. П. Кучкина, будто коммунистическая партия и центральные органы советской власти "не могли добраться до аула" до 1926 года. Это утверждение опровергается прежде, всего тем, что вопрос о внедрении национальной советской государственности на окраинах был предметом забот партии с первых же дней Октябрьской революции; что этим делом руководил сталинский Наркомнац; что казахская степь и казахский аул с первых же дней Октября находились в поле зрения Ленина и Сталина; что декрет об образовании Казахского революционного комитета был подписан Лениным ещё в июле 1919 г., а декрет об образовании Казахской автономной советской социалистической республики - в августе 1920 года и т. д. Ошибочно и утверждение автора, что самоопределение казахского народа произошло окончательно только в 1929 году. Казахский народ ведёт летосчисление своей республики с 4 октября 1920 года, со времени открытия I всеказахского учредительного съезда советов. Декларация прав трудящихся, принятая на этом съезде, констатировала, что "отныне Казахстан является республикой советов рабочих и трудового казахского народа, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов"; что Казахская АССР "входит как автономный член в свободный федеративный союз советских социалистических республик".

Развитие аула рассматривается А. П. Кучкиным изолированно от событий во всей стране; он не заметил того нового, что появилось в освободительной борьбе казахских трудящихся масс с начала XX в., когда эта борьба стала всё более и более развёртываться под воздействием революционного процесса во всей стране как его органическая часть. Исследование А. П. Кучкина приводит к выводу, что созданная в 1920 г. национальная казахская советская государственность, по крайней мере в течение первых пять лет своего существования, как бы висела в воздухе, так как не имела никакой социальной опоры в ауле. Следовательно, лозунг советизации аула не имел внутри аула необходимых предпосылок. Отрицание или недооценка исторической закономерности победы Октября в Казахстане неизбежно приводит к отрицанию закономерности самой советизации аула. А. П. Кучкин не учитывал, к сожалению, партийных решений, затрагивавших исследуемый им вопрос.

В резолюции ЦК КП(б) Казахстана, принятой в 1945 г. по вопросу об ошибках, допущенных в первом издании истории Казахской ССР, говорится, что основная ошибка авторов её "состоит в том, что история казахского народа рассматривается ими не как история развития производительных сил и производственных отношений, не как история классов и классовой борьбы, а преимущественно как история борьбы казахов за свою независимость". В решении ЦК КП(б) Казахстана, принятом в 1947 г. по поводу грубых политических ошибок в работе Института языка и литературы Академии наук Казахской ССР, "отрицание или затушёвывание классовой борьбы в Казахском ауле" квалифицируется как грубейшая ошибка и извращение. Ещё в марте 1935 г. казахстанский крайком осудил передовую статью в одном из номеров журнала "Народное хозяйство Казахстана", которая пыталась отрицать историческую закономерность победы Октября в казахской степи и "передвинуть" пролетарскую революцию в Казахстане в 1917 г. на более поздний период. Казахский краевой комитет партии квалифицировал эту статью как "искажающую историю первых лет Октябрьской революции в Казахстане", как извращающую "основы ленинско-сталинской национальной политики". Не лишне напомнить и о приветствии казахского крайкома РКП(б) союзу "Кошчи" в связи с его пятилетием. Своё существование союз начал в 1919 году. В приветствии казахского крайкома говорилось о колоссальной роли, которую сыграла эта организация в деле борьбы бедняцких слоев аула за освобождение от ига баев, манапов и кулаков.

А. П. Кучкин вольно обращается с цитатой из выступления А. А. Андреева на VI краевой партийной конференции Казахстана, которую он приводит в обоснование своих взглядов. Он обрывает цитату, не доводя её до того места высказывания А. А. Андреева, в котором говорится, что Октябрьская революция "в ауле не прошла с такой глубиной, с какой она прошла в русской деревне". Эти слова А. А. Андреева являются не отрицанием Октябрьской революции в ауле, а оценкой степени её глубины. Далее А. П. Кучкин, приводя из доклада В. М. Молотова на XV съезде партии его высказывание о разнице между русской и национальной деревней, опускает следующие слова В. М. Молотова: "И всё же какой бы район или национальную республику мы ни взяли в Советском Союзе, для них теперь создались коренные отличия в развитии по сравнению с дореволюционным периодом. Пролетарская власть установила ту коренную разницу в экономических, социальных и культурно-политических условиях деревни, которая определяет совершенно новый путь советской деревни"1 . Эти слова тоже опровергают тезис А. П. Кучкина о том, что аул не был затронут Октябрём.

А. П. Кучкин несколько упрощённо понимает "родовой строй" и связь его с борьбой в ауле. Родовая борьба при всей отста-


1 XV съезд Всесоюзной Коммунистической партии(б). Стенографический отчёт, стр. 1047, 2-е изд. М. Л. 1928.

стр. 146

лости казахского аула не снимала классовой борьбы, а только осложняла её. Баи, вопреки точке зрения автора, прекрасно понимали общность своих классовых интересов и для защиты их создавали свои контрреволюционные организации. Следует отметить, говорит в заключение Н. Н. Фёдоров, что ошибки А. П. Кучкина в известной мере объясняются отставанием исторического фронта в Казахстане, в особенности в области изучения советского периода в истории казахского народа.

Ш. Я. Шафиро (Архивное управление КазССР) подчеркнул, что в статье А. П. Кучкина затрагиваются крупнейшие вопросы методологического и фактического порядка.

История казахского народа является яркой иллюстрацией к неоднократным высказываниям Ленина и Сталина о том, что идеи и принципы советов как государственных органов диктатуры пролетариата могут быть реализованы не только у народов, проделавших капиталистический путь развития, но и у народов отсталых, застрявших на докапиталистических отношениях. Ленин и Сталин придавали этой вскрытой ими закономерности исключительное значение. Преимущества советского государственного и общественного строя начали проявляться в Казахстане не в 7925 - 1926 гг., как склонен думать А. П. Кучкин, а с первых же дней Октябрьской революции. О том же писал И. В. Сталин в 1920 г. в статье "Политика советской власти по национальному вопросу г. России", указывая, что советская власть проникла в самые захолустные дебри окраин России и подняла к политической жизни самые отсталые массы. Неверно утверждение, будто на первом этапе казахская советская государственность была насаждена сверху. Казахская советская государственность с первых же своих шагов носила подлинно народный характер, была результатом движения самих трудовых масс и имела глубокие исторические корни. Историческая телеграмма И. В. Сталина советам Казахстана от 7 апреля 1918 г. говорит о том, что без наличия крестьянских советов в аулах как части общей системы советов немыслимо было бы провозглашение казахской советской автономии. В преодолении огромных трудностей, стоявших на пути советского строительства в связи с отсталостью аула, слабостью большевистских кадров, силой патриархально-родовых пережитков, почти сплошной неграмотностью масс, народные массы Казахстана получали братскую помощь от русского рабочего класса. К Казахстану примыкали такие пролетарские центры, как Оренбург, Ташкент, Омск, Астрахань. Из Ташкента осуществлялось руководство советами и партийными организациями Семиречья и Сыр-Дарьинской области, из Оренбурга - Тургайской областью, из Омска - Семипалатинской и Акмолинской областями, из Астрахани - Букеевской ордой. Эти пролетарские центры с первых же дней Октябрьской революции выдвинули вопрос об организации крестьянских советов в аулах и руководили их работой.

На уездных и областных съездах советов, происходивших весной и летом 1918 г., принимали широкое участие передовые люди аулов, в том числе участники восстания 1916 года. Съезды являлись для них большой политической школой. Здесь решались вопросы об организации органов советской власти на местах, вопросы земельные, продовольственные вопросы, связанные с набором в Красную Армию, и т. д. Съезды имели результатом усиление партийного руководства борьбой масс, укрепление пролетарского руководства аульными советами.

Исключительную помощь в организации советской власти в аулах оказывали посланцы сталинского Наркомнаца и политотделы Красной Армии.

Все эти факты опровергают тезис А. П. Кучкина, будто партийные и советские организации не проникали в аулы вплоть до 1925 - 1926 годов.

Факты и документы опровергают и другой тезис автора статьи об отсутствии классовой борьбы в ауле. В Тургайских степях трудящиеся массы под руководством народного героя Амэнгельды Иманова после Октябрьской революции устраняли ненавистных волостных управителей и создавали свои крестьянские советы. В Каиндыкской волости, Семипалатинского района, в марте 1918 г. крестьянская беднота разогнала земскую управу и установила власть советов. Баи и алашордынцы в борьбе с крестьянскими советами пускали в ход насилие, террор, обман, провоцировали родовую вражду. В Карабинской волости, Уральской области, в феврале 1919 г. на выборах в аульные, и волостные советы борьба приняла острые формы, и аульная беднота не раз обращалась в вышестоящие органы с просьбой об отмене выборов в советы, когда в них пробирались баи.

Факты и документы свидетельствуют о том, что ещё до выдвижения лозунга советизации аула начался процесс формирования низового советского актива в Казахстане. Это подтверждается и том, что уже в 5924 г. профсоюзы Казахстана насчитывали в своих рядах около 7 тыс. батраков, а союз "Кошчи" объединял к этому времени до 80 тыс. человек. Не надо забывать и о результатах работы комсомола с аульной молодёжью. Следует, кроме того, напомнить, что на территории Казахстана полыхал огонь гражданской войны и здесь сражалась за его свободу Красная армия под руководством Фрунзе и Куйбышева. Известно пламенное обращение в 1919 г. М. В. Фрунзе "К братьям киргизам" с призывом отдать свои силы строительству советской власти. Гражданская война поставила перед казахским народом вопрос о том, стоять ли за советскую власть или против. Казахские трудящиеся сделали свой выбор: алашордынскому контрреволюционному правительству не удалось проникнуть в глубь страны: дорога туда была преграждена трудящимися, руководимыми Амангельды Имановым. С первых же дней советской власти в Казахстане началось формирование национальных воинских частей, отлич-

стр. 147

ные боевые действия которых были отмечены советской властью; многие тысячи казахов входили и в общие соединения Красной армии. Трудно допустить, чтобы все эти факты имели место в условиях, когда казахский бедняк, которого Октябрьская революция освободила от хищнической эксплоатации русского помещика, от земельного грабежа, от постоянного страха быть изгнанным с насиженного места, от вынужденной аренды, чтобы этот бедняк безропотно подчинялся баю. Благодаря преимуществам советского строя казахский аул устоял в тяжёлые неурожайные (1921 - 1923) годы. Удельный вес хозяйств с количеством скота в 5 - 20 голов увеличился с 23,5% в 1924 - 1925 г. до 31,6% в 1925 - 1926 году. Одна только налоговая политика советской власти сплачивала казахскую бедноту и поднимала её политическую активность. С первых же дней Октябрьской социалистической революции в казахском ауле на смену деградации пришло возрождение.

А. Турсанбаев (Институт истории Академии наук КазССР), отмечая большую заслугу А. П. Кучкина, занявшегося историей казахского аула, в то же время со своей стороны подчеркнул ряд его ошибочных положений. Классовая борьба в казахском ауле была и в ряде мест носила острый характер, но протекала эта борьба в своеобразных условиях феодально-родовых отношений. Автор статьи вместо изучения этого своеобразия огульно отрицает классовую борьбу в ауле. В западном Казахстане в декабре 1918 г. произошло крупное восстание казахской бедноты против Алаш-орды, главари алашордынцев бежали отсюда в степь. В мае 1919 г. баи зверски убили народного героя-большевика Амангельды Иманова, руководившего восстанием против них в Тургайской степи. Отряды чрезвычайного комиссара степного края Джавгильдина столкнулись в районе Тургая с отрядами алашордынцев. Подобные выступления трудящихся имели место и в ряде других районов. Об этом говорят материалы ЦГАОР КазССР и архива ЦК КП(б) Казахстана. Документы эти свидетельствуют и о том, что в 1917 - 1919 гг. совместными усилиями байства и кулачества был организован ряд восстаний в Семиречье и что в подавлении этих восстаний принимала активное участие и казахская беднота.

Казахская беднота неоднократно обращалась в уездные и волостные советы с просьбой о конфискации земли у баев. Требования эти записаны в многочисленных наказах и заявлениях на имя съездов ревкомов и исполкомов советов. Байство не было ещё разгромлено в 1918 г., но отдельные мероприятия, как, например, конфискация в тех или других случаях скота у баев, ослабляли байство, способствовали росту политической активности трудящихся в аулах и усиливали классовую борьбу. О росте политической активности бедноты свидетельствуют, например, и такие факты, как требования с её стороны исключения из партии прокравшихся туда байских элементов.

По утверждению А. П. Кучкина, Декларация прав трудящихся Казахстана, принятая I съездом советов Казахской ССР в 1920 г., и другие важнейшие решения партии и советской власти за период до 1926 г. оставались якобы на бумаге, не претворялись в жизнь. Это неверно. Казахский народ с момента утверждения советского строя непосредственно осязал преимущества его. В 1921 г. в Казахстане от джута погибли десятки тысяч поголовья скота; гибель скота влекла за собой и гибель людей. Советская власть, русский народ пришли на помощь Казахстану, и бедствие было ликвидировано. В царское время джут был частым явлением, уносившим сотни тысяч голов скота, и царское правительство не приходило на помощь казахскому народу.

Весной 1923 г. Казахстан получил свыше 11,5 миллиона пудов семейного материала; в апреле 1924 г. ВЦИК и СНК РСФСР издали декрет о землеустройстве кочевого, полукочевого и переходящего к оседлому хозяйству населения Казахстана. В 1923 - 1924 гг. единоличники Казахстана получили ссуды на сумму свыше 3800 тыс. руб., половина этой суммы пришлась на долю трудящихся казахского аула. Среди трудящихся аула проводилась политико-воспитательная работа.

Были организованы и передвижные политшколы и красные караваны, ездившие в глубь степи.

Все эти факты свидетельствуют о том, что лозунг советизации аула имеет свою предисторию.

Е. Бекмаханов (Институт истории Академии наук КазССР) соглашается с утверждением А. П. Кучкина, что в казахском ауле классовая борьба не достигала той остроты, какая имела место в русской деревне в период комбедов. Нельзя отрицать разницы между русской деревней и казахским аулом, в котором сильны были пережитки патриархально-родового быта. Но наряду с патриархально-родовыми отношениями в ауле имела место классовая борьба. Октябрьская социалистическая революция оказала немалое влияние на процесс классового расслоения в ауле, ускорила его. Конфискация скота у бая в 1920 г. сыграла свою роль в этом отношении. Классовая борьба в ауле нарастала. Именно нарастанием классовой борьбы можно объяснить наступление на бая в 1928 году. Конечно" были глубинные аулы, отстоявшие от железной дороги на тысячи километров, где долгое время существовало засилие бая.

Задача историка - изучить первоисточники и исследовать социальные отношения и классовую борьбу в дооктябрьском и послеоктябрьском ауле и в аульных советах, хотя бы по отдельным областям. Данные, приводившиеся Шафиро и Фёдоровым, по мнению Е. Бекмаханова, недостаточны.

А. М. Гуревич (Институт истории АН СССР), солидаризируясь с А. П. Кучкиным по вопросу о решающем значении периода 1926 - 1929 гг. для советизации казахского аула, считает одним из существенных

стр. 148

недостатков статьи А. П. Кучкина то, что автор, обращая внимание на решающие успехи советизации аула в 1926 - 1929 гг. не дал сколько-нибудь всесторонней характеристики аула в период гражданской войны и восстановления хозяйства. Между тем в эти годы постепенно укреплялись в ауле партийные и комсомольские ячейки, организации бедноты, профсоюзы, кооперативные организации, на которые опиралась советская власть. Если аульные советы в этот период ещё не были крепкой низовой опорой советской власти, то это не позволяет ещё делать вывода об отсутствии советской власти в ауле. В ауле проводилась налоговая политика советской власти, освобождавшая от налога бедняка, проводился набор в Красную армию, началось землеустройство; организация крупных ярмарок укрепляла хозяйственную смычку между городом и аулом. На ярмарках проводилась и политическая работа. Всё это усиливало советское хозяйственное и политическое влияние на аул и подрывало влияние бая. Немалое значение для усиления политического влияния на аул имело национальное размежевание 1924 г., когда Сыр-Дарьинская и Семиреченская области с 1,5-миллионным населением были присоединены к Казахстану. Следует также учесть и семиреченскую земельную реформу 1921 г. и передачу казахам в том же году колонизационных земель по Иртышу и Уралу и т. д.

А. М. Гуревич остановился на факте усиления родовой борьбы во время выборов 1926 года. В этой родовой борьбе проявились элементы социального характера: бедняки и середняки обедневших родов выступали против богатых родов, владевших большим количеством и лучшего качества землёй. После выборов был с успехом произведён передел сенокосной и пахотной земли.

Жемчуев (КазССР) указал на своё расхождение с А. П. Кучкиным в трактовке вопроса о характере социально-экономических отношений в ауле до периода индустриализации. Весь Казахстан, в том числе и Северный, где свирепствовали банды Дугова, Анненкова, Колчака, был охвачен жестокой классовой борьбой. Свидетельством этому служит факт образования алашордынского контрреволюционного правительства, с одной стороны, и вступление в ряды Красной Армии казахской бедноты - с другой. Казахская беднота помогала в годы гражданской войны проводить продразвёрстку, отбирать у кулака спрятанный хлеб. Влияние Октябрьской революции на Казахстан, особенно на его северную часть, было огромным. Жемчуев отметил ту большую политико-воспитательную работу, которую проводили политчасти Красной Армии в Казахстане. Экономическая отсталость Казахстана, отсталость низового советского аппарата в глухих углах в тот период являются обстоятельствами, нисколько не опровергающими наличия классовой борьбы и изменения социально-экономических отношений в аулах, начиная с периода Октябрьской социалистической революция.

Р. М. Раимов (Институт истории АН СССР) остановился на том, что А. П. Кучкин недостаточно исследовал первоисточники, некритически отнёсся к ним, не исследовал материалы по отдельным районам и потому пришёл к неправильным выводам о социально-классовых отношениях в ауле до периода индустриализации.

П. Н. Шарова (Институт истории АН СССР) указала на недостаточность материалов, привлечённых А. П. Кучкиным для исследования: отсутствуют материалы низовых органов - волостей и аулов.

Автор не анализирует сдвигов в ауле после Октябрьской революции, а прямо делает далеко идущие выводы, что аул-де не был затронут Октябрём. Некоторые факты, которые приводит А. П. Кучкин, противоречат его же собственным выводам: передел сенокосных угодий в 1926 г., несомненно, сыграл большую роль в изменении социально-экономических отношений в ауле; то же надо сказать о переделе пахотной земли в 1927 г. и т. д.

Ошибается Д. П. Кучкин, говоря о враждебном отношении интеллигенции Казахстана к советской власти, забывая о нарождавшейся новой интеллигенции, которая поддерживала советскую власть. Этот вопрос не изучен автором.

Мало А. П. Кучкин привёл фактического конкретного материала, и выводы его неубедительны.

В своём заключительном слове А. П. Кучкин остановился на тех критических высказываниях, которые он признаёт правильными: он согласен с наличием ряда противоречивых положений в его статье, нечётких формулировок, к которым он относит такие фразы, как "беднота подчинялась баю безропотно и беспрекословно", "окончательное самоопределение". Он считает правильными указания на излишнее сгущение красок в оценке положения в ауле; на отсутствие в его статье предистории периода индустриализации в Казахстане.

Конечно, Октябрьская революция в Казахстане - неоспоримый факт, так же как и диктатура пролетариата, сказал А. П. Кучкин. Понимать его взгляды иначе было бы большой ошибкой. Однако А. П. Кучкин продолжал защищать свои тезисы о том, что в подавляющем большинстве аулов подлинной советской власти, как диктатуры пролетариата, до 1926 г., не было, что острая классовая борьба до периода индустриализации там отсутствовала. А. П. Кучкин считает, что ни один из выступавших оппонентов не привёл достаточных фактов и материалов, опровергающих эти тезисы. Защищаемую им точку зрения можно найти и в "Истории Казахской ССР" под редакцией Абдакалыкова и Панкратовой (изд. 1943 г.).

Далее он отвергает приписываемую ему мысль об импортировании Октябрьской революции в Казахстан. Октябрьская революция выросла в Казахстане органически, она совершалась при активном участии бедноты под руководством российского пролетариата. Это непреложная истина.

Обсуждение статьи А. П. Кучкина закончилось выступлением акад. И. И. Минца.

стр. 149

А. П. Кучкин, сказал Минц, приступив к изучению истории казахского аула, шёл непроторенной дорогой, целиной, он взялся раскрыть неисследованный вопрос. В этом его заслуга, но участники обсуждения его статьи правильно отметили её слабые стороны. Дело не только в ошибочных формулировках, дело заключается в игнорировании фактов и обстоятельств, предваривших события 1926 - 1929 годов. Без Великой Октябрьской социалистической революции, в которой вместе с русскими рабочими, возглавляемыми большевиками, участвовали трудящиеся Казахстана, без гражданской войны, которая в Казахстане проявилась с той же силой, как и везде без гигантской работы, проделанной с 1919 по 1925 г. партией и советской властью по политическому просвещению народных масс, по созданию и выдвижению местных кадров, - без всего этого невозможны были бы сдвиги 1926 - 1929 гг., невозможна была бы советизация казахского аула. Всего этого А. П. Кучкин в статье не показал.

Ошибка А. П. Кучкина в том, что он не всегда подходит к конкретному материалу так, как этого требует от историка методология марксизма-ленинизма, не всегда правильно его обобщает. Так, на основании фактов хозяйничания баев в ауле - а эти факты являются свидетельством классовой борьбы - он делает совершенно неправильный вывод, что в большинстве аулов не было советской власти.

Другая серьёзная ошибка А. П. Кучкина - его утверждение, что окончательное национальное самоопределение Казахстана произошло лишь в 1929 году. Национальное самоопределение и формирование нации - не одно и то же: первое является политическим актом, второе - результатом длительного исторического процесса.

Более всего следует остановиться на ошибке А. П. Кучкина при толковании лозунга советизации аула, поскольку этот вопрос является непосредственной темой его исследования. Основной лозунг-оживление советов означал - необходимость укрепления советской государственности, усиления руководящей роли пролетариата над крестьянскими массами, твёрдое проведение революционной законности в деревне, ликвидацию остатков военного коммунизма и политическую изоляцию кулака и нэпмана. Это был генеральный лозунг, который в условиях своеобразия Казахстана принял другую форму, оставаясь в своём существе там же лозунгом. Ибо что означает лозунг "советизация аула"? Он тоже означает укрепление диктатуры пролетариата, политическую изоляцию бая и т. д. Есть, конечно, известная разница между этими двумя лозунгами, но эта разница не в существе, не в там или другом принципиальном их содержания, а в условиях и формах применения к жизни, продиктованных разницей в уровне, развития производительных сил, в степени развития классовой борьбы. А. П. Кучкин делает ошибку, когда устанавливает принципиальную разницу между этими двумя лозунгами. Из этой ошибки проистекает у него и другое - ошибки в оценке состояния казахского аула до 1926 года.

И. И. Минц отмечает также и ошибку Жемчуева, который писал о том, что самый факт победы Октябрьской социалистической революции предрешал социалистический путь развития Казахстана, минуя стадию капиталистического развития. Жемчуев, таким образом, игнорирует ту длительную борьбу, которая велась на протяжении ряда лет за социалистический путь развития Казахстана и его победу.

В заключение И. И. Минц поблагодарил принявших участие в обсуждении статьи А. П. Кучкина историков и архивных работников Казахстана, которые поделились с участниками обсуждения интересными новыми данными, новым фактическим материалом, свидетельствующими о большой работе, проводимой на местах. Без совместной работы историков Института истории АН СССР и историков, работающих в республиках, отметил И. И. Минц, невозможно изучение истории советского общества.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/В-СЕКТОРЕ-ИСТОРИИ-СОВЕТСКОГО-ОБЩЕСТВА-ИНСТИТУТА-ИСТОРИИ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Julia GaponContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gapon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. ЗОМБЕ, В СЕКТОРЕ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 01.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/В-СЕКТОРЕ-ИСТОРИИ-СОВЕТСКОГО-ОБЩЕСТВА-ИНСТИТУТА-ИСТОРИИ-АКАДЕМИИ-НАУК-СССР (date of access: 02.06.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. ЗОМБЕ:

Е. ЗОМБЕ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Julia Gapon
Pskov, Russia
843 views rating
01.09.2015 (1736 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается вопрос закона сохранения энергии частицей при синтезе и распаде ядер. Синтез ядер в процессе расширения Вселенной происходит с целью снижения энергии в зонах распада нейтронных объектов. В зоне распада нейтронов образуются свободные нейтроны и протоны. Эта зона представляет собой нейтрона - протонную среду с высокой удельной энергией частиц.
Catalog: Физика 
7 hours ago · From Владимир Груздов
Пращур наш не знал странностей в мире, где жил, чтя его Корень — Бога: Причина, Бог есть наше Я. В мире новом, чей идол наука, Бог канул в умах: Колесо без Оси сей, Мир пуст, Центр его — есть дыра. Чрез нее льется Тайна страша: то стучит к нам в сердца вечный Двигатель, AX|IS OF ALL — ОСЬ ВСЕГО (АНГЛ.), АЛЛ|АХ. Our Ancestor did not know the strangenesses in the world where he lived, revealing its Root — God: Cause, God is our I. In the new world, whose science is an idol, God sank in the minds: a Wheel without this Axis, the Universe is empty, its Center is a hole. A Mystery pours through it frighteningly: it is beaten into our hearts by its Engine, God.
Catalog: Философия 
15 hours ago · From Олег Ермаков
Панспермии, жизнь внесшей в мир сей, смысл един: человек и жизнь эта на Землю сошли из В-СЕЛЕН-ной с ближайшего тела — Луны, сделав вниз ШАГ ОДИН. Рознь планет сих, нам зрима — обман: в очах вечных, Вселенной согласных, они стоят встык: с-EВЕ-р в север, макушка к макушке их. Земля есть следствье, Причина — Луна, EVE: Женщина, Жизнь.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
Автобиография профессора В. А. Костицына
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Лазарь Федорович Бичерахов
6 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
9 days ago · From Владимир Груздов
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
10 days ago · From Олег Ермаков

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·19 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В СЕКТОРЕ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СССР
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones