Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-6868

share the publication with friends & colleagues

В. С. Печерин. Замогильные записки. Кооперативное издательство "Мир", 1932 г., стр. 189.

Жизнь В. С. Печерина - это один из самых трагических эпизодов, какие только знает история "бедной русской мысли" - с этими словами Г. В. Плеханова не может не согласиться каждый, прочитавший книгу Печерина 1 .

Рожденный и воспитанный в семье офицера-крепостника Печерин как личность формировался под теми противоречивыми влияниями, которые были характерны для всей дворянской интеллигенции первой половины XIX в.

С одной стороны, воспитание в духе Руссо, "совершенное презрение ко всему русскому и рабское поклонение всему французскому", с другой - впечатления крепостной передней, деспот-крепостник отец, оскорбления и обиды, которым с его стороны подвергалась мать, рано вызвали в молодом и впечатлительном Печерине чувство сострадания, жажду свободы и мести угнетателям.

Его воспитатель, причастный к революционному движению, оставил след на всю жизнь Печерина. "Он заронил искру, которая еще не погасла. Он навсегда предохранил меня от несчастия сделаться верноподданным русским чиновником николаевского времени".

Окончив блестяще петербургский университет в 1831 г., в 1833 г. он был отправлен вместе с рядом других молодых ученых за границу для подготовки к профессорской деятельности.


1 Проф. Е. Бобров ("Литература и просвещение в России XIX в.", Казань, 1901), сделавший первую попытку собирания материалов о Печерине, указывал, что главным источником для биографии служили бы конечно его мемуары..." Но написанные в конце 60-х гг., мемуары Печерина по цензурным соображениям не могли увидеть свет; в 1918 г. рукопись была найдена М. О. Гершензоном в Румянцевском музее в Москве, и лишь теперь впервые появляется в печати.

стр. 140

Может быть в этой "глупой тишине" и иначе определился бы жизненный путь молодого профессора. "Мне грезился какой-то вздор, какое-то счастье: жить в уединении с греками и латинами и ни о чем более не заботиться. Вдруг блеснула молния, раздался громовой удар, разразилась гроза июльской революции..." Под влиянием французской революции он становится "республиканцем школы Ламенне, коммунистом, сенсимонистом".

Летом 1836 г. Печорин покидает, и уже навсегда, "ненавистную" Москву.

Это было время, когда и Белинский чувствовал себя "нулем", когда Герцен, оглядывая окружающую действительность, с тоской писал: "За что мы проснулись - спать бы себе, спать, как все около..."

Летом 1836 г., когда Печорин бежал из России, появилось "Философическое письмо" Чаадаева, о котором Герцен говорил, что оно явилось "мрачным обвинительным актом против России".

"...Во все продолжение вашего общественного существования, - писал Чаадаев, - мы ничего не сделали для общего блага людей; ни одной полезной мысли не возросло на бесплодной нашей почве, ни одной великой истины не возникло из среды нас".

Это настроение глубокого пессимизма характеризует и Печерина, сердцем которого по возвращении в Москву "овладело глубокое отчаяние, неизлечимая тоска" при виде этой "грубоживотной жизни... этих людей без верований... живущих лишь для того, чтобы копить деньги и откармливаться, как животные".

И Печерин бежал из России за границу с твердым намерением, с единственной целью - примкнуть к революционному движению.

Печерин жил в Париже, Бельгии, Швейцарии.

Он, но его собственным словам, "прошел через все возможные философские системы". Он был "гегелианцем, пифагорийцем, фурьеристом, коммунистом и пр.". Он был в сношениях с итальянскими и польскими эмигрантами; "вместе с ними разрабатывал план издания газеты и мечтал об образовании коммунистической общины в Америке.

Он увлекался социалистическими романами Жорж-Занд, благоговейно изучал "Заговор равных" Филиппа Буонаротти, переводил знаменитую книгу Штрауса "Жизнь Иисуса".

Ценность записок в этой части, невзирая на то, что рассказ стилизован и односторонен, увеличивается еще и тем, что на русском языке кроме рассказа Печерина нет других следов этой среды и этой эпохи.

Печерин за границей сильно бедствовал, добывая средства к существованию случайными грошевыми уроками, переводами и т. п. От прежнего блестящего воспитанника московского университета не осталось ничего. "Теперь я знаю по опыту, как бедные люди должны хитрить и перебиваться, чтобы зашибить копейку. Я был истым пролетарием не на словах, не в пышных фразах республиканского оратора, а на самом деле, в черствой действительности".

Но, раз бросившись "в объятия республиканской церкви", Печерин хотел все изведать, все пережить, все испытать.

Стремление к опрощению - черта, так ярко характеризующая позднейшее поколение "кающихся дворян", крайне характерно для Печерина. Рассказывая о том, как он едва не сделался конюхом, Печорин замечает: "Признаюсь откровенно, у меня была сильная охота, страстное желание сделаться слугою - испытать всю свежесть этого нового положения, обещавшего много опытов, новых ощущений и бездну приключений..."

Но ни "бездна приключений", ни свежесть их, ни острота не могли дать Печерину разрешение мучивших его вопросов. Социальная фантастика привела его в тупик; на пути утопического социализма ищущая революционная мысль

стр. 141

того времени не могла уже найти выхода из социальных противоречий. Одни, разочаровавшиеся в возможности социалистического преобразования мира, быстро "умнели" и переходили в лагерь сегодняшних хозяев жизни. Другие с отчаяния бросались в религию, в частности - в католицизм.

В середине 1840 г. перешел в католичество и ушел в монастырь и Печерин.

"Бедность, безучастие, одиночество сломили его", писал по поводу этого неожиданного перехода Герцен. Сам Печерин в письме, опубликованном в 1863 г. в эмигрантской прессе, сознательно связывал свое обращение с "всеобщим" крушением надежд на европейскую революцию.

Выходец из крепостнической России, он должен был с наибольшей, с концентрированной силой отразить практическое бессилие мелкой буржуазии при столкновении двух основных классов современного общества.

Пока жил Николай, - пишет Печорин, - мне никогда и в голову не приходило думать о России. Да о чем же было тут думать? Нельзя же думать без предмета.

Но лишь только воцарился Александр II, то вдруг от этой немой, русской могилы повеял утренний ветерок светлого воскресенья".

Под этим влиянием общего оживления общественной жизни! в России, а также своего свидания с Герценом и публицистической его деятельности за границей Печерин в 1860 г. вновь взбунтовался и бросил свой монастырь.

В 1863 г. он публикует в эмигрантской прессе письмо, в котором пишет: Я никогда не был и не буду верноподданным..."

"... Если вследствие какого-нибудь великого переворота врата отечества отверзнутся передо мною - я заблаговременно объявляю, что присоединяюсь не к старой России, а к молодой, и теперь с пламенным участием простираю руку братства к молодому поколению, к любезному русскому юношеству и хотел бы обнять их во имя будущего".

Но прошлое, 20-летнее послушничество в католическом монастыре тяжелой гирей висело на теперь уже 60-летнем Печерине.

Поняв, что "из шпионствующей России попасть в римский монастырь" это просто - "из огня да в полымя", Печерин бросил монастырь, но не скинул рясы католического священника.

Но он, как сказано в предисловии, "отомстил себе и соблазнившему его фетишу иначе: он наполняет свои записки такой издевкой над "служителями церкви", такими оценками из их жизни, даст в них такую выпуклую галлерею монахов, священников и кардиналов, что они просятся в антирелигиозные хрестоматии".

Он свидетельствует о том, что "католическая церковь есть отличная школа ненависти"; он пишет о жалости, корыстности, сексуальности, царящей под монашеской рясой.

"Се что добро или что красно, но еже жити братии вкупе". Под этими священными текстами сколько скрывается мошенничества! У нас взяточники тоже освящают свои проделки словами св. писания: всякое даяние благо и всяк дар совершен!" О себе Печерин говорит, что он вовсе не годился быть священником, еще менее монахом, так как у него вовсе "не было дара просить денег".

Одна католическая церковь, говорит Печерин, может производить таких великих людей, которые могут заткнуть за пояс Меттернихов и Талейранов, которые представляют одну "хитрость, лукавство, терпеливую пронырливость, умение подделываться и подкапываться"...

Рассказывая о посещении священником отцом де-Гельдом Меттерниха, Печерин пишет: "Вышел Меттерних, в халате или сюртуке не помню - и оказалось, что он просто старый болтун. У него вечно одна и та же песня, т. е. что все зло в мире происходит от измов, например либерализм, конституционализм,

стр. 142

социализм, коммунизм и пр. Я удивляюсь, что отцу де-Гельду не пришло на мысль заметить ему, что к этому же разряду зловредных измов принадлежат eatholieisme, ultromontanisme и даже с thechisme".

У Печерина, 65-летнего старика, одиноко доживавшего свой век в глухой провинциальной больнице Ирландии, нашлись слона сочувствия, любви и преклонении перед Парижской коммуной в дни, когда весь буржуазный мир задыхался от ненависти:

"Парижские коммунисты, сжегшие Тюльери и отель де-Виль, может быть со временем попадут в великие благодетели человечества. Ведь первые христиане также сжигали великолепные языческие храмы, разбивали в куски изящные статуи, образцовые произведения искусства.

Образованный древний мир содрогался от ужаса и негодования при виде этих неистовств и прозвал христиан безбожниками, афеями; но все ж таки в конце концов христиане одолели. Вот так будет и с коммунистами.

Они тоже могучие дровосеки: они прямо идут к цели. Надо же как-нибудь расчистить наш старый лес, наполненный всякой дрянью.

Что сделали с Тюльери, могут сделать и с Ватиканом, и тогда уже мы навсегда отделаемся от этой старой рухляди, поляна будет окончательно расчищена.

Никто теперь не упрекает новгородцев за то, что они скатили в Волхов святой истукан Перуна: зачем же бранить коммунистов за то, что они низвергнули Вандомскую колонну?"

Так, стоя уже одной ногой в могиле, Печерин приветствовал людей, которые могут разрушить старый мир и построить новую жизнь.

Для себя ему оставалось мечтать и надеяться лишь на то, что "какой-нибудь русский юноша XX столетия с любопытством, а может быть и с сердечным участием прочтет историю этой жизни, вечно идеальной, отрешенной от всякой земной корысти, вечно донкихотствующей..."

Характернейшая подробность: Дон-Кихот был любимейшим образом Печерина. От "знаменитого предка, пресловутого рыцаря ламанчского, воспетого Сервантесом" вел Печерин свою "генеалогию".

Интересно, что Печерин воспринимает свою жизнь, свою борьбу за "идею", как донкихотскую, т. е. нереальную, бесплодную, ибо трагедия Печерина заключалась в том, что он не видел реальной силы, обеспечивавшей осуществление его социалистических идеалов.

Это настроение донкихотства, обреченности, борьбы с ветряными мельницами и после Печерина характеризовало не одно поколение русской революционной интеллигенции.

"В первый раз в жизни прочитала Дон-Кихота. Какая прелесть и немного сродни нам, старым радикалам", писала в 1895 г. В. И. Засулич С. М. Кравчинскому.

И только поколение, связавшее свою судьбу с массовым рабочим движением, живым носителем социалистической революции, вооруженное гениальной теорией Маркса - Ленина сумело и "объяснить" мир и приступить к его перестройке и переделке.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/В-С-ПЕЧЕРИН-ЗАМОГИЛЬНЫЕ-ЗАПИСКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Vladislav KorolevContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Korolev

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. Ковнатор, В. С. ПЕЧЕРИН. ЗАМОГИЛЬНЫЕ ЗАПИСКИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/В-С-ПЕЧЕРИН-ЗАМОГИЛЬНЫЕ-ЗАПИСКИ (date of access: 22.04.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. Ковнатор:

Р. Ковнатор → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Vladislav Korolev
Moscow, Russia
967 views rating
15.08.2015 (1346 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Революция Коперника, поставившая Землю в безличный ряд небесных тел, лишив ее исключительности, порвала тем в лохмотья исконную слитность Вселенной и Зрящего. В час этот в наших очах рухнул Мир.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
Мы и звездные Братья в едином строю. We and our star Brothers are in one line. The Anthrops of the Universe, to which belong the anthrops of the Earth humans, constitute a single order. This article of mine tells about principles of its composition.
Catalog: Философия 
11 days ago · From Олег Ермаков
Рецензии. Е. В. АНИСИМОВ. РОССИЯ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА. БОРЬБА ЗА НАСЛЕДИЕ ПЕТРА
Catalog: История 
13 days ago · From Россия Онлайн
400-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО РУССКО-ГРУЗИНСКОГО ДОГОВОРА
13 days ago · From Россия Онлайн
ПРАВДА ОБ А. Г. ШЛЯПНИКОВЕ
Catalog: История 
13 days ago · From Россия Онлайн
ДОБРОВОЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА ЛЕНИНГРАДА 1920-Х ГОДОВ
13 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. Ю. А. ПОЛЯКОВ. СОВЕТСКАЯ СТРАНА ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ: ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ
Catalog: История 
13 days ago · From Россия Онлайн
Металлы как слуги землян в их возврате в Луну, Лоно их. Metals as servants of earthlings in their return to the moon, their Bosom.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
В. И. ПЕТУХОВ. У истоков борьбы за единство и независимость Кореи. М. Наука. 1987. 236 с.
19 days ago · From Россия Онлайн
Д. ХЕРЛИХИ. СРЕДНЕВЕКОВОЕ ДОМОХОЗЯЙСТВО
Catalog: Лайфстайл 
19 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В. С. ПЕЧЕРИН. ЗАМОГИЛЬНЫЕ ЗАПИСКИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones