Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15983

Share with friends in SM

135. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову1

23 (10) августа 1911 года

Дорогой Юл. Осипович!

Сообщаю Вам свой новый адрес: Hotel Pensiontless, Engelberg*79. Здесь очень недурно, только туристов слишком уж много и пасутся здесь целыми стадами. А от Ф. И. [Дана] ни слуху, ни духу. Что сие значит? Черкните, что там было*80.

Жму Вашу руку и привет всем.

Ваш Л. [Потресов].

P.S. Соберитесь-ка сюда, в самом деле. Пишете ли статью*81?

136. Совещание в Берне, созванное ЗБЦК*82

Берн, 23 августа 1911 года

А. Обращение

Ко всем членам партии*83

Задача, которая стоит перед передовыми рабочими России - восстановить свою политическую партию, руководительницу революционной борьбы пролетариата против царизма и всего капиталистического строя.

Никогда еще противоречие между потребностями классовой борьбы пролетариата и его организационной разобщенностью не было так остро, как теперь, когда экономическое оживление, с одной стороны, возрастающая неустойчивость режима 3 июня, с другой, все более толкают пролетариат на путь политической активности.

Несмотря, однако, на распад централизованного партийного аппарата, передовые рабочие не дали оборваться преемственности развития социал-демократической партии. Голос социал-демократии за эти черные годы не замолкал ни на один час. И с трибуны трех Государственных дум, и на общественных съездах, и на собраниях профессиональных союзов и других открытых рабочих организаций, в нелегальной, как и в легальной, прессе и в подпольных партийных кружках - всегда, даже в самые глухие часы победоносной столыпинщины, раздавались лозунги непримиримой классовой борьбы.


Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 11; 2011, NN 1 - 3, 5 - 10.

стр. 3

Драгоценные элементы партийного строительства, завещанные партии эпохой революции и созидаемые упорными усилиями пролетарского авангарда в эпоху контрреволюции, многочисленны и рассеяны повсюду в толпе рабочих масс. Задача состоит в том, чтобы их политически собрать воедино под знаменем РСДРП.

Если потребность в организованной партии как политической руководительнице внушается рабочему классу каждым шагом его движения, то весь опыт нашего политического прошлого говорит нам, что социал-демократическая партия может существовать в дальнейшем лишь как самоуправляющаяся политическая организация социал-демократического пролетариата, на всех поприщах его классовой борьбы. Время господства фракций, преимущественно интеллигентского состава, над неорганизованным рабочим классом отошло раз навсегда в прошлое. Строить, упрочивать и развивать партию можно отнюдь не путем искусственного подбора единомышленников во фракционных кружках, а путем политического сплочения пролетарского авангарда, путем действенного вмешательства его в политическую жизнь страны, путем мобилизации его под его классовым знаменем.

На этом именно пути медленно, но упорно строят свою партию передовые рабочие - социал-демократы. Они приспосабливаются к условиям, навязанным им историей, но они не урезывают своих задач применительно к этим условиям. Они используют в интересах своего сплочения все противоречия существующего режима, ни на минуту не переставая быть его смертельными врагами. Они овладевают всеми открытыми позициями, которые вынужден им предоставить третьеиюньский режим, начиная с думской трибуны и кончая образовательным клубом, окапываются на этих позициях, расширяют и укрепляют их, они вносят в легальные организации единство социал-демократического направления, но они в то же время не ограничивают себя рамками "легальности", они ставят перед собой революционно-классовые задачи в их полном объеме, они договаривают в подполье то, чего не могут сказать в легальной организации, наконец, они открыто разрывают тесные рамки законности в ряде классовых выступлений.

Все яснее становится вместе с тем всем течениям партии, что в противоречивых условиях нынешнего лжеконституционного царизма необходимо планомерное сочетание всех легальных и нелегальных средств и форм борьбы для того, чтобы сплотить рабочий класс в революционную армию.

Этот именно метод строительства партии сформулировал последний пленум ЦК нашей партии в январе 1910 г., выдвинув в качестве ближайшего этапа на этом пути подготовку и созыв партийной конференции социал-демократических организаций и групп, работающих как в нелегальных, так и в легальных сферах движения.

В силу целого ряда внешних и внутренних условий партийной жизни, в обсуждение которых мы здесь не можем входить, намеченная пленумом ЦК конференция не могла состояться до сих пор. И мы теперь по-прежнему стоим перед необходимостью созыва конференции на тех началах, какие единогласно наметили представители всех партийных течений в начале 1910 года. Эта задача стала лишь еще более острой и неотложной. С одной стороны, расширившаяся и углубившаяся социал-демократическая борьба во всех областях пролетарского движения настойчиво призывает к партийному оформлению; с другой стороны, надвигающиеся выборы в IV Государственную думу властно требуют от всех социал-демократических элементов создания условий, при которых партия как целое могла бы дать достойное сражение людям 3 июня и их прямым или косвенным пособникам.

стр. 4

Мы горячо приветствуем поэтому инициативу трех сильнейших организаций партии: Кавказской областной организации, Бунда и латышской социал-демократии, поставивших себе задачей предпринять немедленно необходимые шаги к образованию Организационного комитета в России*84.

Инициативное выступление этих организаций мы считаем важнейшим фактом партийной жизни последнего времени. Мы стоим на той точке зрения, что только Организационный комитет, действующий в России и тесно связанный с местными организациями, способен подготовить конференцию как политически, так и технически и обеспечить за ней полноту представительства и необходимый авторитет.

Наша собственная задача - задача совещания при Заграничном бюро ЦК - состоит только в идейном и материальном содействии из-за границы работе Организационного комитета в России.

Наша прямая и непосредственная цель - достигнуть соглашения всех течений на почве для всех одинаково обязательной задачи: созыва конференции, действительно отражающей то, что есть у партии на местах. Мы с самого начала отметаем самую мысль о возможности руководить из-за границы организационной подготовкой конференции, а тем более контролировать ее будущий состав под углом зрения фракционного ценза. Наоборот, нашим глубочайшим убеждением является, что конференция имеет смысл лишь в том случае, если она созывается путем соглашения и для соглашения, если полнота и серьезный характер представительства будут обеспечены напряженной работой Организационного комитета, включающего в свой состав деятельных и авторитетных представителей местной работы, к какой бы сфере социал-демократической деятельности и к какому бы идейному течению они ни принадлежали.

Работа по организации конференции, требующая напряжения всех наличных сил и средств, должна вестись в тесной внутренней связи с работой по разрешению политических задач, стоящих перед партией пролетариата. Общепартийная конференция должна быть не случайным по составу, а тем более не фракционно подобранным совещанием двух или трех десятков социал-демократов - такая конференция будет голой фикцией, и участники ее бесследно растворятся в неорганизованной массе, ничем не оплодотворив ее; конференция должна состоять из действительных представителей политически действующих коллективов, связанных общностью социал-демократической работы на местах.

Подготовка конференции должна опираться на партийно-политическое сплочение всех местных социал-демократических сил во всех сферах и плоскостях работы, в открытых организациях и в подполье во имя планомерной борьбы за классовые задачи пролетариата.

В процессе политической мобилизации передовых рабочих, под революционными лозунгами РСДРП должно совершаться созидание, упрочение и оформление местных и областных организаций. На этой основе и в этом направлении должно вестись на местах обсуждение всех основных вопросов, подлежащих разрешению на конференции.

Подготовка к выборам в IV Государственную думу; формы и методы борьбы за свободу коалиций, кампания по вопросу о государственном страховании, сочетание легальных и нелегальных методов работы во имя одной и той же партийной цели; преодоление политической пассивности и организационного кустарничества; обеспечение единства и планомерности выступлений пролетариата в общегосударственном масштабе - вот задачи, вот вопросы, которые сами собой становятся в порядок дня конференции и на которых местным организациям нужно уже сейчас сосредоточить внимание и энергию передовых рабочих.

стр. 5

* * *

Перед лицом этих больших задач и тех огромных трудностей, с которыми связано их разрешение, тем преступнее выступает всякий замысел эксплуатировать работу по общепартийному строительству в кружковых целях и вогнать фракционный клин в тело и без того дезорганизованной партии.

Мы, участники Совещания, должны заявить во всеуслышание, что такой именно преступнейшей попыткой посеять смуту и фракционную анархию в партийных рядах является созданное путем фракционной сделки кружка большевиков и ПСД новое заграничное учреждение, которое присвоило себе имя Организационной комиссии по созыву конференции.

Мы заявляем: если б участники "ОК" действительно хотели общепартийной конференции, им незачем было бы производить переворот и раскол, ибо общепартийной конференции хотим мы все. Мы заявляем: если б участники "ОК" не стремились подтасовать, исказить, фальсифицировать общепартийное представительство, им незачем было бы брать на себя роль привратников партии, которые допускают одних и намереваются изгонять других.

Путем узурпации и для раскола созданная, захваченными партийными средствами вооруженная "ОК" приступает из-за границы к организации и созыву конференции под знаменем Российской социал-демократии.

Какую же действительно реальную партию ведет за собой на конференцию этот заграничный кружок? Такой партии нет!

Кавказская областная организация, Всеобщий еврейский союз в Литве, Польше и России, СДЛК, Петербургская нелегальная организация, большинство нелегальных провинциальных организаций и групп, подавляющее большинство социал-демократических деятелей открытых рабочих организаций не хотят и не могут иметь ничего общего с этой Комиссией, "организующей" лишь междоусобицу и хаос. Социал-демократические элементы, группирующиеся вокруг "Голоса социал-демократа", "Правды", группы "Вперед", "Дневника социал-демократа", одни с большей, другие с меньшей решительностью заявили свой протест против переворота и узурпации.

Достаточно назвать все эти организации, течения и группы, против которых и помимо которых "ОК" ведет свою работу, чтобы тем самым раз навсегда сорвать маску партийности с учреждения, которое пытается насиловать партийную волю путем голого финансового террора.

* * *

Этому покушению кружка наше Совещание противопоставляет лозунг сплочения всех партийных течений и национальных организаций на почве всестороннего содействия Организационному комитету в деле созыва Конференции.

На наше Совещание, созванное по инициативе Заграничного бюро ЦК, явились представители Бунда, Латышской социал-демократии, редакции "Голоса социал-демократа" и редакции "Правды".

Товарищи большевики и товарищи поляки ничего не ответили на приглашение Заграничного бюро. "Впередовцы" и редакция "Дневника социал-демократа" сочли для себя невозможным принять участие в нашем первом совещании, относительно целей которого они составили себе, как мы вынуждены заключить из текста их ответов, совершенно неправильное представление. В то же время обе последние группы обещают поддержать каждый шаг, направленный к партийному единству.

Но мы, наличные участники совещания и инициаторы соглашения, отправили снова не представленным в первом совещании течениям партии приглашение делегировать своих представителей на второе совещание.

Мы обратились с призывом ко всем перечисленным выше группам, а также и к той новообразовавшейся группе "большевиков-партийцев", недо-

стр. 6

вольных фракционной политикой ленинского кружка. Этот призыв мы повторяем здесь печатно перед лицом всей партии.

Мы приглашаем представителей всех течений договориться между собой на равных правах, без подавления одного течения другим.

Наши цели и намерения станут ясны каждому, кто ознакомится с нашими резолюциями. Мы с негодованием отбрасываем подозрения в том, будто бы мы стремимся создать фракционный блок (союз) для борьбы с другими течениями партии.

Мы не присваиваем себе никаких прав, двери наших совещаний и впредь открыты для каждого течения, ни одно не исключается и ни одно не наделяется какими-либо преимуществами. Сговора, соглашения на почве общей всем задачи: подготовить и созвать общепартийную конференцию - вот единственное, чего мы хотим. И мы требуем от всех течений ответа на вопрос: за соглашение они или за фракционную борьбу? За общепартийную конференцию или за раскол?

Никто не имеет права уклоняться от этого ясно и точно поставленного вопроса. Кто поворачивается спиной к нашему совещанию, тот тем самым показывает, что не хочет равноправного соглашения. Кто становится в стороне от него, тот тем самым говорит, что санкционирует раскол.

Эту нашу коренную позицию должны себе уяснить вы все, товарищи на местах. Вы не можете желать раскола. Вы на опыте вашей партийной работы неоднократно убеждались, что совместная деятельность всех течений и возможна и необходима. Вы неоднократно протестовали против фракционного дезорганизаторства. А против вас - против воли действительных руководителей и организаторов рабочего движения - невозможен никакой раскол, как и без вашего активного вмешательства невозможно никакое партийное единство. На вас ложится теперь вся тягость ответственности за судьбы партии.

Вы должны заявить:

что вы хотите действительно общепартийной конференции, на которой могли бы найти свое представительство каждая фракция, каждое течение, каждая организация, каждая группа, признающие социал-демократическую программу, ведущие работу в среде пролетариата и желающие принять участие в восстановлении организации РСДРП;

что эту конференцию может и должен созвать только совершенно автономный, т.е. никакими фракционными обязательствами не связанный, действующий в России Организационный комитет, состоящий из наиболее авторитетных местных работников без различия течений;

что вы раз и навсегда отказываете фракционным штабам в праве организовывать из-за границы конференцию и определять ее состав, т.е. в действительности фракционно урезывать и подтасовывать ее;

что вы хотите от заграничных штабов и групп лишь одного: идейной и материальной поддержки действующему в России Организационному комитету и потому требуете, чтобы все заграничные течения и группы пришли между собой к соглашению относительно своего совместного содействия работе по созыву конференции.

Товарищи! С того момента, как три сильнейшие организации партии, пользующиеся организационным авторитетом и безусловным нравственным доверием в среде всех течений и групп партии, берут на себя руководство по созданию Организационного комитета, дело созыва конференции стоит на верном пути. Но, разумеется, конференция не будет ни подготовлена, ни созвана, если вы, местные работники, не направите ваших усилий, вашей энергии, вашей собственной инициативы навстречу инициативе Организационного комитета.

стр. 7

Сплачивайтесь. Укрепляйте организации. Восстанавливайте связи. Объединяйте социал-демократических работников легального и нелегального движения. Обсуждайте тщательно и всесторонне вопросы порядка дня конференции. Сделайте все, что можете, дабы ближайшая конференция стала историческим этапом в развитии РСДРП.

Совещание при Заграничном бюро ЦК.

Б. Резолюции совещания*85

Об общепартийной конференции

Совещание приветствует инициативу Кавказского областного комитета, ЦК Бунда, ЦК СДЛК и некоторых местных организаций, поставивших себе в качестве неотложной задачи создание в России Организационного комитета для созыва общепартийной конференции на началах, установленных последним пленумом ЦК.

Подготовку и созыв такой конференции при участии деятелей всех отраслей социал-демократической работы Совещание считает необходимыми в целях организационного сплочения всей социал-демократической работы и придания ей более широкого размаха и, в частности, в целях организованного, планомерного и достойного партии выступления на предстоящих выборах в Государственную думу. Политическая и организационная подготовка такой конференции должна находиться в руках Организационного комитета, который должен быть образован возможно скорее и должен включать в себя выдвинувшиеся на политической работе наиболее активные элементы вне всяких кружковых и фракционных цензов.

В полном согласии с решениями пленума Совещание полагает, что подготовительная работа должна иметь по существу своему характер сплочения передовых рабочих на почве политической работы под знаменем РСДРП, и выражает свое убеждение, что как работа Организационного комитета, так и работа самой конференции, особенно при современном состоянии партийных сил, будет тем плодотворнее, чем более в основу их будет положено стремление не к майоризации (голому численному подавлению) одних течений и кружков другими, а к соглашению и столковыванию на почве разрешения очередных задач, выдвигаемых классовым движением российского пролетариата, всех социал-демократических групп, так долго работавших вне всякой связи друг с другом.

Об отношении к Технической и Организационной комиссиям

Совещание констатирует, что так называемая "Техническая комиссия", равно как и так называемая "Организационная комиссия", образованы в результате заговора нескольких заграничных большевиков с несколькими поддерживающими их польскими социал-демократами путем внутрипартийного переворота, грубого попрания всех норм партийной жизни, определенных партийным уставом и последним пленумом, наконец, путем порочащего честь и достоинство партии захвата общепартийных средств.

Совещание констатирует, что само существование этих двух комиссий представляет собой планомерно организованный в кружковых целях раскол, подрывающий все основы партийного существования.

Доводя об этом до сведения всей партии, Совещание призывает всех преданных своей партии социал-демократов дать решительный отпор названным выше кружкам в их домогательствах выступать и действовать от имени РСДРП.

Ввиду того, что в составе названных выше раскольнических учреждений имеются элементы, которые заявляют, что целью их является борьба за восстановление партии и ее единства, Совещание ставит этим элементам на вид,

стр. 8

что единство партии может быть обеспечено только путем добросовестного соглашения между собою всех партийных течений на почве политических задач, причем непререкаемым условием такого соглашения является упразднение учреждений, возникших из переворота и существующих для раскола.

О помощи Заграничного бюро ЦК и об Осведомительном листке при нем

Участники Совещания обращаются к делегировавшим их организациям с предложением отчислить известные денежные средства для поддержания существования ЗБЦК впредь до того, как разрешится в положительном смысле вопрос о бюджете этого учреждения.

Признается необходимым создание непериодического "Листка Заграничного бюро ЦК"*86 для печатания: а) заявлений и документов, исходящих от самого ЗБЦК, и б) различных резолюций и заявлений отдельных партийных организаций и материалов из партийной жизни.

О дальнейших совещаниях при Заграничном бюро ЦК

Совещание находит необходимым, чтобы Заграничное бюро ЦК при возникновении новых важных вопросов в деле содействия из-за границы созыву общепартийной конференции созывало совещания из представителей национальных организаций и всех партийных течений.

О "держателях"

Совещание выслушало доклад Заграничного бюро ЦК о его переговорах с "держателями" и одобрило шаги ЗБЦК в направлении к осуществлению предположенного "держателями" совещания представителей всех партийных течений. Кроме того Совещание обратилось к немецким "держателям" с особым письмом*87.

137. Л. Б. Каменев - Г. Е. Зиновьеву*88

[Около 24 - 25 августа 1911 года]

Дорогой Григорий!

Отвечаю по пунктам:

Приеду вряд ли. Хочу уехать сегодня вечером: каждый день деньги уходят*89. Если не устроится - приеду.

Если что-нибудь экстренное - пишите Виктору [Таратуте]. Во вторник будете иметь и мой адрес.

Статью об СР.*90, равно как и обе заметки*91обязательно пришлю. Почти готовы. Закончу там в воскресенье. Во вторник будут у Вас. Будьте уверены в присылке, ибо жажду гонорария. Ultima ratio [решающее соображение] и полная гарантия Вам, не правда ли?

Вашу рукопись посылаю*92.

В виде объявления о брошюре перепечатать достаточно "оглавление" из нее самой. Брошюра поступит в продажу во вторник*93 (precis [точно]). Ни просьбы насчет корректуры Вашего письма*94, ни доброго совета насчет резолюции учеников*95 исполнить, к сожалению, не могу. Поздно: все уже в машине. На обложке поставил "письмо Э.", ибо в тексте уже на 8-й стр. говорится: "письмо Э. см. в приложении".

Просьба. Обратите внимание на продажу и рассылку брошюры. Некому ведь доглядеть. Надо послать Пят.*96 - следовательно, Н[адежда] К[онстантиновна Крупская] должна написать письмо ему, латышам для транспорта*97. Судя по тому, что Бурцев*98 2 говорит, что легко продаст 50 экз., а библиотека*99 берет сразу 100, можно на ней заработать для "Р[абочей] г[азеты]". Только надо присмотреть за Вл.*100 Склад будет покуда у Житомирского. Больше негде. Припишите в объявлении, что можно получать в ЦО - обойдем Маполодера*101.

Особое приложение к "Р. М."*102 - у Вас. Факт. Другого нет!

стр. 9

Мазал, мазал письмо к Каутскому. Ничего не вышло: все под перо швейцарский шоколад лезет. Посылаю весь взятый материал*103.

Расплюй между "оной"*104 - великолепное слово! - известен мне в таком виде: у Дана с Троцким скандал. Бундовцы примиряли и не примирили. Разъехались, разругавшись*105. Больше ничего. Писем не было. Что узнаете, напишите.

Собираюсь запастись у Минина*106 материалами писать доклад. Но мне необходим наш сб[орник] "На темы дня" со статьей Орловского об избирательной системе*107. Он у Вас. Будьте добренький - пошлите сейчас же Виктору [Таратуте]. Я у него буду на сл[едующей] же неделе. Пожалуйста. Ибо опять-таки, если не удастся там написать хоть одной главы - не выберусь. Раппопорт*108 приехал, но для меня одного.

Ну, крепко жму руку, всем кланяюсь, ученикам привет.

Ваш Каменев.

Пишите! Сообщайте! Посылайте! До свидания.

138. Б. И. Горев - П. Б. Аксельроду*109

Weggis, 28 августа 1911 года

Уважаемый Павел Борисович!

Загр[аничное] бюро ЦК избрало Вас представителем партии на партей-таге в Иене, который начнется 10 сентября. Мы уверены, что Вы не откажетесь взять на себя это представительство, которое при настоящих обстоятельствах приобретает особо важное значение.

Одновременно доводим до Вашего сведения, что совещание при ЗБЦК избрало Вас и тов. Троцкого делегатами к "держателям" (тоже во время партей-тага) для предварит[ельных] переговоров о совещании, которое "держатели" предполагают созвать по поручению ЗБЦК.

С тов. приветом Б. Игорев.

139. Ф. И. Калинин - Г. А. Алексинскому

29 августа 1911 года. Вторник, утро

Дорогой Григорий Алексеевич!

Вашу открытку получил, за что большое спасибо. Вы спрашиваете, почему я до сих пор не написал Вам большого письма. Трудно ответить на этот вопрос. Если объяснить мое долгое молчание занятостью, то это будет неверно, ибо всегда можно найти время для письма. Вернее всего объяснить непривычкой писать и некультурностью. Факт остается фактом, как бы я ни объяснял, лучше не буду давать никаких объяснений и по возможности исправлю то, что я должен был сделать раньше.

Итак, я принимаюсь за описание того, что должен был написать раньше, но только я должен буду оговориться насчет того, что описывать буду только то, что произошло за последнее время, ибо, как мне сообщал Митя [Мануильский], он уже Вам писал.

Мое предисловие вышло гораздо длиннее, чем само описание дела. Мы получили от Каутского второе письмо, в котором он извиняется, что сейчас не может дать ответа на многие наши вопросы, ибо у него нет времени, а через неделю напишет обстоятельное письмо. Кроме этого, он страшно возмущен обманом ОК, по адресу которой он написал очень много резких фраз.

Дело тут вот в чем: в своем втором письме Каутскому мы перевели некоторые места из их листка, выпущенного ОК, и послали их Каутскому. В этих местах говорилось, что держатели всецело стоят на стороне ОК и что, следовательно, кто выступает против ОК, тот, значит, выступает против таких уважаемых всеми товарищей, как держатели: Каутский, Меринг, Цеткин. ОК

стр. 10

этот листок перевела на немецкий язык. Когда же Каутский стал искать в этом переводе наши выписки, которые мы перевели с русского текста, то их там не оказалось. Оказывается, что ОК перевела листок, опустив те места, где они на держателей возвели заведомую ложь. Это-то обстоятельство Каутского страшно и возмутило. Он теперь просит листок выслать в русском тексте, чтобы проверить его перевод. Мы ему сейчас же послали его. Обо всем остальном напишу Вам потом, когда события выльются в более определенные формы*110.

Теперь я должен буду черкнуть несколько слов по поводу Вашей рецензии*111. Должен Вам прямо сказать, что Вы тут сильно переборщили. Желаемой цели Вы, по моему мнению, не достигли, потому что употребили такие приемы полемики, которые нарушают партийную дисциплину. Публика всех фракций и течений сильно негодует, говорят, что за всем этим видны личные счеты, а другие объясняют это тем, что Вы готовите мостик, чтобы перейти в лагерь Плеханова. Своей репутации Вы, несомненно, повредили. Кроме всего этого, Вы поставили в неприятное положение группу "Вперед". К ней поступают запросы. Вы тут нарушили ту коллегиальность, за которую Вы так всегда сами ратовали и ставили требования подчиняться ей и другим. Одним словом, виновны без снисхождения и приговариваетесь на три года под расстрел, хотя я думаю, что и после расстрела Вы не исправитесь, и тогда уж лучше, пожалуй, оставить дело без суда. Если бы Вы выкинули из рецензии название господина и сравнение с проститутом Островского3, тогда получился бы совершенно другой номер. Называя Богданова господином, я думаю, что Вы присвоили не принадлежащее отдельному члену право партии. Прежде партия должна за что-нибудь осудить, а потом уж разжаловать товарища в господина, а сравнение с проститутом старого партийного работника вообще неприлично. Что же касается так вообще рецензии, то в ней есть замечания вполне верные и остроумные. Ну, я думаю, что довольно о ней.

Теперь в Париже жары нет, так что Вы сможете вполне приехать. Меня Вы застанете, ибо мне приходится остаться еще на некоторое время в Париже. Станислав [Вольский] уехал и взял на себя функцию объехать те организации, которые имеют важное значение для конференции*112.

Очень рад, что Вы поздоровели, а если у Вас, как Вы пишете*113, продолжает течь кровь, то я думаю, что этим обстоятельством смущаться не приходится, ибо эта болезнь поддается вообще медленному лечению.

Вы, очевидно, много работаете, и это сильно тормозит Ваше выздоровление. В особенности не нужно злоупотреблять писанием самому. Вы даже письма слишком большие пишете, что очень утомляет, это уж совсем не ...*113а Можно отделываться и открыткой.

Я лично своей жизнью не могу сказать, чтобы был доволен, но в то же время и особого недовольства не проявляю, так, что-то киселеобразное.

Привет Татьяне Ивановне [Алексинской]. Она как будто бы у Вас не существует, совсем не подает голос.

Ну, всего наилучшего, крепко жму руку. Ваш Аркадий.

140. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову4

30 (17) августа 1911 года

Дорогой Ю. О.!

Послезавтра, т.е. в пятницу, я окончательно [...]5 в обратный путь. Из Энгельберга выезжаю в 8 ч[асов] утра и приезжаю в Люцерн в 11 ч[асов] 10 м[инут]. Если бы Вы смогли к этому времени выбраться с Ф. И. [Даном] в Люцерн, было бы очень хорошо. Если Вам это почему-либо неудобно, я,

стр. 11

разумеется, заеду тогда к Вам. Итак, по приезде в Люцерн я буду присматриваться на пристани. Если Вас не найду, еду в Веггис*114.

Ну, всего хорошего. Ваш А. П[отресов].

P.S. Получил известие, что наша питерская публика очень спешит с конференцией по вопросам избир[ательной] кампании*115.

141. Доклад о школе в Лонжюмо*116

[Начало сентября 1911 года]

Товарищам питерцам

Дорогие товарищи!

Не имея возможности приехать к вам и сделать доклад о школе, я тем не менее считаю нужным изложить его в самых общих чертах письменно. Нужно это потому, что те, кто приедут к вам с докладами, будут излагать все эпизоды из жизни школы со своей особой точки зрения, а посему в ущерб истине; знать же правду о делах школы весьма важно.

Школа закончила свое существование. Ученики начали разъезжаться. Оправдалась ли надежда на общепартийную школу при ЦК? Вот вопрос, который встает в голове партийного рабочего, ждавшего от школы развитых работников, так нужных для нелегальной социал-демократической работы в России.

Первым тормозом является расстояние от непосредственной работы. Вторым же, имеющим громадное значение, - здешние фракционные отношения и деления, а с ними грызня и ненависть к "чужой" фракции. Конечно, корень этих разногласий лежит в почве сложной экономической жизни, переживаемой в настоящее время Россией. Она создала и эту эмигрантскую, заграничную жизнь для наших теоретиков, оторванных от непосредственной работы, не чувствующих под собой контроля практиков. Тем не менее мне думается, что этой склоке много способствуют "личные счеты", искусственное раздувание разногласий, причем не столько выясняют корни расхождения, сколько "поносят", "громят" друг друга разными словечками в печати, отделываясь о принципиальных разногласиях общими фразами вроде "анархист", "ликвидатор"... "вон!" и т.п., и колют, колют РСДРП на много фракций, работающих самостоятельно, друг от друга независимо, не имеющих фактически над собой никакого единого руководства, которое направляло бы работу по общему руслу, что так необходимо теперь, во время страшной реакции, когда нужно затрачивать громадную энергию для поддержания на должной высоте соц. -дем. организацию для того, чтобы будущее революционное движение не застало нас врасплох, и для того, чтобы социал-демократическая деятельность была более продуктивна. К единству, скорей к единству, все партийные элементы! - вот лозунг, который должен, по-моему, быть лозунгом по организационному вопросу практиков на местах.

Каутский пишет в письме к группе "Вперед": "В настоящий момент я не согласен с отзовистами и ликвидаторами, но я на всех смотрю, как на социал-демократов, для всех должно быть место в рамках партии, если меньшинство подчиняется большинству"*117. Вот это должно быть нашей задачей при работе над оформлением социал-демократической партии на конференции, а не "через раскол к единству", как ведут политику настроенные воинственно большевики с воинствующим тов. Лениным во главе. Всех несогласных с его взглядами они предают анафеме и взрывают Заграничное бюро ЦК уносом кассы и документов кассиром большевиков для ленинцев. Такая политика есть политика ослепленного средневекового фанатика-кардинала, сжигающего во имя "своего" Христа "еретиков" даже и тогда, когда они не являлись еретиками.

стр. 12

О школе приходится, к сожалению, сказать, что она сразу была поставлена на фракционные рельсы. Товарищи большевики больше заботились об обережении учеников от влияний других фракций, чем о приличной постановке занятий в школе. Не знаю, каким принципом руководствовались при выборе учеников, обще ли партийным, или узкофракционным, но судя по выборам в Питере (что вам известно не хуже меня) можно предположить, что проводилась или была склонность набрать большинство единомышленников. Хотя надо сказать, что приехали в школу 4 меньшевика, из которых один "голосовец", 1 впередовец, 1 примиренец, 5 большевиков-ленинцев*118, и, очевидно, чтобы обеспечить большинство, были введены 3 вольнослушателя - ярые большевики-ленинцы, давшие обязательство после окончания школы ехать в Россию (эти товарищи покинули школу раньше конца занятий, и остается совершенно неизвестным, исполнили ли они обязательства*119). Я говорю это потому, что они большинством своим и моральным воздействием провалили весьма важный для продуктивности занятий в школе вопрос о лекторской коллегии.

Вопрос этот был, можно сказать, жизнью и смертью школы, это ясно было всем, кто серьезно смотрел на школу. Весьма полезной лекторскую коллегию считали и большинство учеников, и, вероятно, этот вопрос был бы учениками разрешен положительно, если бы на школьной комиссии не выдвинули [...]6 лектора-ленинцы ультиматум, поражающий своими узкофракционными целями. Они заявили: если вы устроите лекторскую коллегию, мы участвовать в ней не будем, если, мол, вы не хотите, чтобы в школе учреждением лекторской коллегии был нанесен удар большевикам, то не устраивайте лекторскую коллегию. Когда же некоторыми товарищами был указан вред этой узкой фракционности, то они заявили: "Хорошо, мы войдем, если вы хотите устроить петушиный бой, но пользы от этого все равно не будет. Поймите, мы не можем сидеть вместе с Мартовым, Даном и иными ликвидаторами, анархистами, синдикалистами, как Вольский и Луначарский". И после такого рода заявлений школьная комиссия, а затем и ученики, принимают резолюцию, что "благодаря заграничной атмосфере считают невозможным учредить лекторскую коллегию".

На это решение было получено письмо за подписью 7 лекторов, указывающих на необходимость хотя бы одного собрания слушателей и лекторов*120. С этим в частных разговорах были согласны все лектора, кроме воинствующих 4 - 5 большевистских лекторов. И на это последовало решение учеников, а затем и школьной комиссии, такого рода: "Мы подтверждаем старую принятую нами резолюцию, в то же время указывая на полную невозможность такого собрания", и только... Предложение меньшинства назначить день и разослать всем лекторам повестки было принято как попытка контрабандой установить лекторскую коллегию и было отвергнуто. Это значит, видите ли, что ученики не хотят проявить инициативы, но хотят дать "пощечину большевикам", не хотят лекторской коллегии. Сознательно и бессознательно ослепленные узкой фракционностью, они осудили на смерть школу.

На это второе постановление получили за подписью Мартова, Дана и Волонтера письмо, где они заявили, что ввиду того, что школа поставлена фракционно, они снимают с себя перед партией ответственность за ее постановку и отказываются быть официальными лекторами. Из-за фракционности школы, не дав официального заявления, отказались Маслов и Покровский. Херасков же отказался потому, что не будут читать Дан и Покровский, а он свой курс без них не имеет возможности выполнить, ибо его тема тесно связана с их курсами.

стр. 13

Как видите, отказ от устройства лекторской коллегии вычеркнул из списка лекторов 6 лекторов. Это во-первых. Во-вторых, С. Вольский, который должен был заниматься практическими занятиями, не имея возможности столковаться с лекторами, читающими лекции, и учениками, [чтобы] наметить темы для практических разработок, не в силах был вести практические занятия, несмотря на усилие с его стороны и его практику в двух школах. Его усилия разбивались также и о халатное отношение к этому вопросу учеников. Словом, несерьезная деловая постановка дала себя чувствовать весьма сильно.

Распределение лекций было беспорядочное. Первый месяц была одна-две лекции в день, напоследок же 3, 4, 5 лекций в день. Конечно, после 4, 5 лекций в день оставалось в голове очень мало. Повторительных же занятий почти совсем не было, если не считать 4 - 5 лекций Ленина. Это несерьезное отношение к задачам школы со стороны устроителей создало и соответствующее уныние, апатию среди учеников, все время раздавались голоса за роспуск школы. Если же это и не случилось, то только благодаря меньшинству, которое стояло за продолжение, большинство же было склонно уехать, не докончив курса.

Я лично такую постановку дела в школе поставил бы в вину не только устроителям школы, но и самим ученикам, попавшим под фракционные дрязги, не поднявшим свой голос за единение, хотя бы на время существования школы, даже на таком безвинном вопросе, как о лекторской коллегии.

Лекций было прочитано за все время*121

Большевики:

 

 

Ленин

Политическая экономия

29 лекций орител[ьных]

Ленин

Аграрный вопрос

12 лекций

Ленин

Теория и практика социализма в России

10 лекций

Каменев

Политические партии в России

12 лекций

Зиновьев

История социал-демократии в России

12 лекций

Инесса [Арманд]

Бельгийское рабочее движение

6 лекций

Лева [Владимиров]

Национальный вопрос

5 лекций

Александров [Семашко]

Парламентаризм

3 лекции

Александров [Семашко]

О рабочем законодательстве

8 лекций

Меньшевики:

 

 

Раппопорт [Х.]

Соц. движение во Франции

6 лекций

Раппопорт [Х.]

Соц. движение в Германии
не дочитал

4 лекции -своего курса

Николай Р[язанов]

О формах профессионального движения

12 лекций

Андрей С[теклов]

Государственное право

13 лекций

Ледер (поляк)

Польское движение

6 лекций

Ледер

Германское рабочее движение

6 лекций

Давидсон (бундовец)*122

О кооперативах

5 лекций

Впередовцы:

 

 

Браун (латыш)*123

О латышском рабочем движении

3 лекции

Луначарский

История литературы и искусства

4 лекции -не дочитал

Вольский

Практические занятия (писание статей)

5 лекций

Я не буду вдаваться в рассуждения, какая фракция имела подавляющее большинство лекций, вам из этого списка ясно, укажу лишь на то, что были отвергнуты Троцкий, Алексинский, Богданов, Луначарский по итальянскому движению.

Эта школа как нельзя лучше показала, какой громадный вред приносит узкая фракционность нашей работе. Побывав здесь, за границей, я ставлю

стр. 14

задачей будущей своей работы объединение всех фракций под единое руководящее начало всех партийных элементов, начиная с отзовистов и кончая голосовцами: все должны быть в рядах социал-демократии!

Желая вам, дорогие товарищи, успеха в партийной работе, шлю свой товарищеский привет.

Известный вам ученик школы Грот.

142. Станислав Вольский - Ф. И. Калинину*124

[До 14 сентября 1911 года]

Дорогой друг, пишу Вам из Белокаменной, куда добрался после весьма романтических приключений.

Экскурсию свою решил пополнить пребыванием в Киеве, где еще ни разу не был. Являюсь туда: город, ввиду предстоящих торжеств, почти на военном положении. По улицам цепями выстроены городовые. Жандармы, свезенные со всей России, дефилируют взводами по тротуарам, взводами же расхаживают шпики и иконописные физиономии с союзническими7значками. В гостиницах и номерах дежурят петербургские и московские пристава, проверяющие приезжающих. Словом, творится что-то небывалое. Благодаря этому не удалось осмотреть ни пещер, ни других достопримечательностей: всюду заперто, никуда не пускают. На каждом шагу слышишь окрики: "Сюда нельзя-с". - "Отчего?" - "По случаю приезда". Таким образом, от всего Киева я унес лишь воспоминание о карапузах потешных, которые по целым дням с барабанным боем прохаживались по улицам, о "союзниках" и родственных им душах и о бесчисленных видах и родах оружия.

Хотел было воспользоваться Вашим знакомым, чтобы он показал Киев, но там наткнулся на такое tableau [картину]: дверь открывается на четверть вершка, чья-то физиономия просовывается и шепотом вопрошает: "Вам кого?" - "Н. Вас." - "Их нету". - "Где же?" - "Уехали неизвестно куда и вернутся неизвестно когда". - "Ну, так барыню". - "Не принимают". Заходил другой раз, но тут уж дверь захлопнулась перед самым носом, "без объяснения причин". Ну, думаю, нечего сказать, гостеприимный народ в Киеве! Так и очутился при пиковом интересе, немного поругав Вас за то, что у Вас такие оригинальные знакомые. Словом, экскурсия оказалась неудачной, даже погода, и та изменила.

Здесь у нас слякоть, дождь, учащиеся ходят хмурые. Ждут, что осенью во всех учебных заведениях начнутся волнения по случаю кассовских репрессий*125. "Большая" публика говорит об этом с уверенностью, как о чем-то неизбежном.

Ну, вот и все новости, как видите, их не очень много.

Ну, крепко жму руку. Привет Асе.

Ваш Н. Сикорский.

[Текст, писанный химией:]

В Москве, Петербурге, Екатеринославе - сплошные провалы. Благодаря Алексею [Рыкову], у которого забрано 40 адресов*126, по-видим[ому] вырваны остатки организации. О конференции думать не приходится. Пострадали и легалисты. У них разделение между практич[ескими] работниками и литераторами. Последние стоят за ликвидац[ию] ЦК, старой партийной работы и т.д. Первые - за гармоническое сотрудничество легальной работы и нелегальной, но без иерархическ[ого] подчинения ЦК работающих в открытых организациях. К участию на партийн[ой] кон[ферен]ции относятся отрицательно, ввиду слабости партии, провокации и загран[ичных] дрязг. Идут разговоры об объедин[ении] "легальной" работы временно съезжающихся или уже постоянно функционирующих учреждений ("нелегальный центр легали-

стр. 15

стов"). Ничего не имеют против того, чтобы это учреждение стояло в постоян[ной] связи с ЦК и местн[ыми] комитетами.

К петиц[ионной] кампании относятся хотя и не резко отрицательно, но весьма скептически, думскую работу ставят в подчинение общепролетарской экон[омической] борьбе. Из разговоров выяснилось, что с этой частью легалистов, которых, кстати сказать, значительное большинство, совместная работа вполне возможна. Против ликвидаторск[их] статей в "Нашей жизни"*127 они протестуют решительно и о легализации работы говорят до того предела, где "происходит принижение обще-социал-демократических лозунгов". В рабочих кругах, по их словам, "ликвидаторы дановского типа" влиянием не пользуются*128. Жорж*129 приехал и уезж[ает] в провинцию. Ему не хватило денег, пришлось занять 20 руб., пришлите оные. В Петерб[ург] и Киев поеду, как только запасусь связями. Вас. Вас.*130, по-видим[ому], арестован. Вообще по старым связям, по-видим[ому], ничего сделать не удастся. Об учениках б-цах*131 ни слуху ни духу.

Примечания

Б. И. Николаевского к док. NN 135 - 143

79. В это время Потресов совершил свою очередную поездку из Петербурга в Швейцарию. В Энгельберге (кантон Берн-Оберлянд) он провел около двух недель.

80. "Там" - в Берне, где 20 - 23 августа 1911 г. состоялось совещание, созванное ЗБЦК (см. док. N 136 и комментарии к нему). Предполагалось, что Дан, который был на этом совещании представителем "Голоса социал-демократа", из Берна проедет к Потресову. Так как совещание в Берне затянулось, Дан запоздал. Мартов с Потресовым свиделся позднее.

81. Мартов написал для "Нашей зари" статью "Террор и провокация" (N 9 - 10 за 1911 г., с. 85 - 97).

82. Когда выяснились размеры раскола, проведенного Лениным, и характер его планов, ЗБЦК сделало попытку созыва совещания представителей всех течений и организаций в РСДРП для обсуждения положения, создавшегося в партии вообще и в редакции ЦО в частности (см. разд. IV, примеч. 134 и 162). Резолюция, принятая ЗБЦК 17 июля 1911 г., гласила: "Для обсуждения вопроса о содействии из-за границы созыву предусмотренной пленумом конференции, которую, согласно решению пленума, должна созвать Русская коллегия ЦК или особый Организационный комитет в России, ЗБЦК предлагает созвать совещание из равного числа представителей заграничных центров всех идейных течений и национальных организаций РСДРП и с этой целью обращается к Заграничному комитету Бунда, Заграничному комитету СДЛК, Главному правлению СДПиЛ, а также к редакциям: "Дневник социал-демократа", "Голос социал-демократа", "Правда", "Рабочая газета" и "Вперед" с предложением делегировать на это совещание по одному представителю" (Листок "Голоса социал-демократа", N 2, с. 2).

Это решение ЗБЦК получило полную поддержку ЦБЗГ. Письмо последнего к группам от 20 июля 1911 г. напечатано в "Листке ЗБЦК" от 8 сентября 1911 г. (с. 10). Но из групп, приглашенных к участию в совещании, уклонились не только группы "Рабочей газеты" (чисто ленинская) и СДПиЛ, которые были организаторами раскола, но и группы "Вперед" и "Дневник социал-демократа". Мотивы отказа этих последних групп были сформулированы в их письмах к ЗБЦК. Плеханов от имени редакции "Дневника социал-демократа" писал (Листок ЗБЦК, N 1, 8 сентября 1911 г.):

"Женева, 2 августа 1911 года. Заграничному бюро ЦК РСДРП.

Дорогие товарищи!

В ответ на ваше письмо от 18 июля я вижу себя вынужденным поставить вам на вид следующее. Положение дел в нашей партии теперь таково, что нам предстоит иметь не одну конференцию, а целых две: одну - созываемую ЗБЦК, а другую - Организационной комиссией, выбранной совещанием части членов ЦК. Если единая конференция РСДРП могла бы принести ей очень много пользы, то две конференции, созываемые двумя ее враждующими между собой фракциями, не принесут, по моему твердому убеждению, ничего, кроме вреда, упрочивая и усиливая раскол. Вот почему мне кажется, что участвовать в какой-нибудь из этих двух конференций - значит способствовать окончательному разложению нашей партии, организация которой и без того была значительно ослаблена в последние годы. По этой же причине я полагаю, что центральный коллектив каждой из двух враждующих между собой фракций прежде всего обязан был бы сделать все от него завися-

стр. 16

щее для того, чтобы сговориться с центральным коллективом другой фракции насчет созыва единой конференции в целях восстановления партийной организации и упрочения партийного единства. Я готов всеми силами поддерживать каждую меру каждого центрального коллектива, предпринятую в этом направлении, и я уверен, что мои ближайшие единомышленники, так называемые меньшевики-партийцы, будут в этом случае вполне солидарны со мною. Но у меня нет ни времени, ни охоты для участия в том, что на нашем партийном жаргоне называется междуфракционной склокой. С социал-демократическим приветом, Г. Плеханов.

P.S. Если вы примете какие-нибудь меры для действительного восстановления партийного единства, то не откажите сообщить их мне: я буду вам за это чрезвычайно благодарен и поспешу довести о ваших добрых намерениях до сведения наших социал-демократических читателей, которых уже давно и как нельзя более сильно огорчает бесконечная и уже так много повредившая российской социал-демократии междуфракционная распря. Г. П."

Приблизительно ту же самую позицию защищала и группа "Вперед", от имени которой Луначарский ответил ЗБЦК (Листок ЗБЦК, N 1, 8 сентября 1911 г.):

"Уважаемые товарищи!

Стремясь привести вновь партию к единству, группа "Вперед" считает, что для этой цели ей удобнее держаться пока вне всяких заграничных комбинаций. Мы продолжаем возлагать особые надежды на Организационный комитет в России, который, как мы думаем, при всех условиях окажется более партийно настроенным, чем эмигрантские центры. Во всяком случае мы энергически поддержим всякий шаг со стороны ОК при ЗБЦК к примирению и сближению с ОК большевистского блока. Равным образом мы поддержим такие шаги и со стороны последней, если она8, наконец, решится на них.

Со своей стороны мы ведем деятельную переписку с товарищами держателями и надеемся уговорить их не отказываться от задуманного было ими примирительного вмешательства в наши распри.

Раскол, с какой бы стороны он ни шел, какими бы декорациями деятельности ни окружал себя, не найдет в нас поддержки. С тов. приветом, по поручению группы "Вперед" А. Луначарский".

Совещание тем не менее состоялось 20 - 23 августа в Берне (заседания происходили в помещении кафе Буденберг). Официальное сообщение о нем было опубликовано в N 1 "Листка ЗБЦК" от 8 сентября 1911 г., с. 1. Вот полный текст этого сообщения:

"Совещание при Заграничном бюро ЦК

В конце августа происходило совещание "для обсуждения вопроса о содействии из-за границы созыву предусмотренной пленумом конференции". Совещание это было организовано Заграничным бюро ЦК, согласно резолюции его от 17 июля. Приглашения на совещание были им посланы Заграничному комитету Бунда, Заграничному комитету СДЛК, Главному правлению социал-демократического центра Польши и Литвы, а также редакциям "Дневника социал-демократа", "Голоса социал-демократа", "Правды", "Рабочей газеты" и "Вперед". Из них Главное правление социал-демократического центра Польши и Литвы и редакция "Рабочей газеты" не ответили вовсе, группа "Вперед" и тов. Плеханов ответили отказом (их письма помещены ниже), выразили согласие и послали по одному представителю: Заграничный комитет Бунда - тов. Бера [Либер), ЦК СДЛК - тов. Лудиса9, ред[актора] "Голоса социал-демократа" - тов. Дана и ред[актора] "Правды" - тов. Троцкого. Кроме того, с совещательными голосами присутствовали члены ЗБЦК товарищи И. [Игорь - Б. И. Горев] и Ш. [Шварц - К. Элиас]. Представитель ПСД в ЗБЦК - тов. Т. [Тышко] был извещен о месте и времени совещания, но не явился.

Задачей совещания являлась как положительная помощь будущему Организационному комитету в России10, так и устранение препятствий созыву действительно общепартийной конференции, которые недавно возникли в лице раскольнических "Технической" и "Организационной" комиссий, захвативших себе часть общепартийных средств и функций. Поэтому совещание приняло, с незначительными поправками, следующий порядок дня, предложенный Заграничным бюро ЦК:

1) Конституирование совещания и расширение его состава. 2) Обмен мнений о способе образования и составе ОК в России. 3) Отношение к "ТК" и "ОК". 4) Содействие Организационному комитету в России. 5) Способы осведомления русских организаций. 6) Отношение к "держателям". 7) О дальнейших совещаниях при ЗБЦК. 8) Листок ЗБЦК. 9) Воззвание от имени совещания.

После краткого обмена взглядов по первому пункту порядка дня собрание конституировалось как "совещание при Заграничном бюро ЦК", но постановило пригласить еще раз всех неявившихся, равно как новую группу "большевиков-партийцев". К группе "Вперед" и тов. Плеханову было послано особое письмо, которое ниже публикуется. По другим пунктам порядка дня принят был ряд резолюций, а также составлено воззвание ко всем членам партии. Все без исключения резолюции и обращения приняты единогласно и приводятся ниже, за исключением тех, которые не подлежат опубликованию".

стр. 17

В связи с этим совещанием в зарубежной социал-демократической печати велась некоторая полемика. Наиболее значительные моменты ее были следующие.

Член Заграничного комитета СДЛК Шлосс (настоящая фамилия К. Зутис, бывший студент Политехнического института в Риге и видный деятель 1905 г.; с 1906 г. эмигрант в Брюсселе; после первой мировой войны отошел от активной политической деятельности; умер в Риге в годы второй мировой войны), который в 1911 г. был единственным большевиком-"ленинцем" в Заграничном комитете СДЛК, напечатал в N 23 "Социал-демократа" письмо с разъяснениями, почему решение участвовать в бернском совещании было единогласно принято Заграничным комитетом СДЛК, хотя не все с ним были согласны (в N 24 "Социал-демократа" Шлосс должен был сам ввести в свое предыдущее письмо ряд поправок). В состав этого Заграничного комитета в 1911 г. кроме К. Зутиса (Шлосса) входили еще следующие лица: Я. Янсон (псевдоним "Браун", тогда большевик-примиренец), К. Скарре (меньшевик, псевдоним "Меркель"), Хр. Элиас (меньшевик, псевдоним "Шварц", входил от СДЛК в состав ЗБЦК), Г. Элиас (брат предыдущего, меньшевик, партийный псевдоним "Страуме") и Ф. Целенс (меньшевик, партийный псевдоним "Цинис"),

С другой стороны, Тышко выступил в N 2 "Информационного бюллетеня" Заграничной ТК с обвинениями против ЗБЦК в том, что его умышленно отстранили от участия в совещании. Заявления Тышко вызвали резкий ответ со стороны Игоря-Горева, напечатанный в виде письма в редакцию в N 3 "Листка "Голоса социал-демократа"" (от февраля 1912 г., с. 13 - 14).

Кроме обращения "Ко всем членам партии" и резолюций, печатаемых в "Материалах" под N 136, бернское совещание обратилось со специальным письмом к группе "Вперед" и Г. Плеханову. Это письмо уточняет позицию совещания, а потому мы его перепечатываем здесь полностью (Листок ЗБЦК, N 1, 8 сентября 1911 г., с. 3 - 4):

"Уважаемые товарищи!

В ответ на приглашение ЗБЦК от 18 июля принять участие в совещании представителей всех течений и национальных организаций "для обсуждения вопроса о содействии из-за границы созыву предусмотренной пленумом конференции", представители "Дневника социал-демократа" и группы "Вперед" ответили в том смысле, что считают невозможным принять участие в этом совещании, так как им наше совещание - хотя бы до некоторой лишь степени - представляется аналогичным "ОК", причем тов. Плеханов считает даже возможным рассматривать ЗБЦК, т.е. организацию, включающую в свой состав, кроме представителя одного "русского" течения, еще представителей Бунда, латышской социал-демократии и, по крайней мере формально, ПСД, как фракционный центр, и из этой своей оценки нашего совещания две названные группы почерпают для себя право стать в стороне от острого конфликта, разрывающего партию.

Мы, наличные участники совещания, подписавшиеся ниже, признаем всю законность и обязательность отрицательного отношения ко всяким фракционно-раскольническим комбинациям, разрывающим партию. Но мы считаем необходимым указать вам, товарищи, что вы - и редакция "Дневника", и группа "Вперед" - в корне неправильно рисуете себе задачи, намерения и способы действий нашего совещания.

В действительности дело обстоит так.

С одной стороны, перед вами "ОК", возникшая путем закулисного соглашения и внутрипартийного переворота, определенно фракционная по составу, целям и характеру своих действий: захватив в свои руки функции, права и средства центральных учреждений и обеспечив за собою большинство путем произвольного самоназначения, большевистско-польская "ОК" самовольно ставит себя над партией, навязывая остальным партийным течениям подчиненное и чисто декоративное участие в созданном и вооруженном против них фракционном учреждении.

С другой стороны, перед вами совещание, ставящее себе целью соглашение всех партийных течений на равных правах во имя задач, сформулированных последним пленумом.

В лице "ОК" перед вами прямая и открытая попытка фракционного блока захватить контроль над самым составом конференции и тем самым фракционно урезать ее: "ОК" делает попытку созвать конференцию против воли Бунда, латышской социал-демократии, Кавказской областной организации, петербургских районов, целого ряда провинциальных организаций и групп и, наконец, против большинства социал-демократических работников легального движения.

С нашей стороны вы видите единственное стремление: обеспечить за всеми течениями партии возможность полного неурезанного представительства на общепартийной конференции.

Совещание на началах равноправия участников может иметь своей целью только добросовестное соглашение всех групп и течений партии. Оно исключает по самому способу своего образования майоризацию какой-либо из частей партии, открывая, наоборот, возможность их согласованной работы на почве созыва общепартийного представительства.

стр. 18

Фракционный блок, произвольно себя назначивший в "ОК", говорит, обращаясь ко всем остальным: "Подчинитесь нам, или мы устроим раскол!" Мы, обращаясь ко всем течениям партии, говорим: "Попытаемся столковаться на равных правах для предотвращения партийного раскола!" От нас, как и от вас, члены "ОК" требуют подчинения, терроризируя расколом. Мы же вам, как и всем другим течениям, предлагаем добросовестное деловое соглашение. Что же дает вам право хотя на минуту уравнивать наши приемы деятельности с приемами "ОК"?

И представитель меньшевиков-партийцев тов. Плеханов и представитель группы "Вперед" тов. Луначарский пишут, что поведение их групп диктуется заботой об единстве партии. Прекрасно. Но мы позволим себе спросить вас, что же другое можете вы предложить в интересах единства, кроме того, на чем мы и настаиваем, т.е. кроме соглашения всех групп?

Правда, созыв этого совещания исходит от ЗБЦК, признаваемого одними течениями партии, не признаваемого другими. Но мы обращаем ваше внимание на то, что в рамках стоящей перед совещанием задачи содействия созыву конференции инициатива Заграничного бюро ни в коем случае не предопределяет характера и содержания наших работ.

Отстраняясь от той работы, которую мы сейчас предприняли с единственной целью: бороться за общепартийную конференцию против раскола, против двух конференций и двух партий, вы тем самым как бы говорите, что те элементы партии, которые выдвигают метод соглашения, сотрудничества и единства и на этих именно методах хотят строить партийную конференцию и всю партийную работу, столь же повинны в угрожающем партии расколе, как и те, которые все строят на подчинении, захвате и перевороте.

Но мы обращаем ваше внимание на то, что с этой чисто формальной и внешней точки зрения те группы, которые отстраняются от участия как в "ОК", так и в нашем совещании, представляются лишь третьей стороной партийного раскола. Вы предлагаете нам проявить инициативу в направлении единства и обещаете нам свою поддержку. Но ведь именно эту инициативу мы в данный момент и проявляем. Мы, наличные участники совещания, обращаемся не только к вам, но и к Главному правлению польской социал-демократии и группе большевиков-ленинцев, а также к новосформировавщейся группе большевиков-партийцев с настойчивым призывом принять через своих представителей равноправное со всеми нами участие в заграничном совещании, имеющем своей задачей содействовать обеспечению единства и полноты общепартийной конференции. Проявляя эту инициативу, мы вправе не только рассчитывать на вашу поддержку, но и требовать ее от вас.

К охране действительной партийности, предполагающей дружное сплочение всех социал-демократических сил на почве политической работы и дружный отпор всех течений партии всяким попыткам кружковой диктатуры, мы вас и призываем. Поэтому мы со всей энергией настаиваем на пересмотре вами вашего решения.

(Следуют подписи участников совещания)".

83. Издано отдельным листком - см. Библиографич. указатель Валка, N 1459, а также в "Листке ЗБЦК", N 1, с. 1 - 3 (по содержанию и стилю несомненно, что автором был Троцкий, в редактировании принимал участие Ф. И. Дан).

84. К моменту совещания в Берне было известно лишь о предварительных решениях указанных организаций.

85. Напечатаны в "Листке ЗБЦК", N 1, с. 4 - 5.

86. Во исполнение этого решения ЗБЦК выпустило "Листок ЗБЦК" N 1, датированный 8 сентября 1911 г., и позже (точная дата выпуска неизвестна) отдельный оттиск из N 2 "Листка ЗБЦК" (см. док. 107 и примеч. к нему).

87. Текст этого письма к "держателям" в печати неизвестен и в нашем распоряжении его не имеется.

88. Печатается по подлиннику; датировка по содержанию. Сведения о "скандале" между Даном и Троцким на совещании в Берне (20 - 23 августа) в Париж могли прийти не раньше 24 - 25 августа. С другой стороны, статью о социалистах-революционерах Каменев собирался писать в воскресенье, т.е. 27 августа.

89. Каменев получил гонорар от Ленина за брошюру "Две партии", которая незадолго перед тем была им закончена, и собирался ехать в Швейцарию, туда, где жил Виктор (Таратута). Зиновьев настаивал на его приезде в Лонжюмо.

90. Никакой статьи о социалистах-революционерах в зарубежных изданиях, сотрудником которых был Каменев (т.е. в "Социал-демократе" и "Рабочей газете") в это время не появлялось. Возможно, что это была статья "От демократизма к либерализму", написанная Каменевым для журнала "Просвещение", первый номер которого вышел в Петербурге в декабре 1911 г. (эта статья Каменева посвящена разбору статей В. М. Чернова в "Современнике" за 1911 г.).

91. В N 23 "Социал-демократа" и N 6 "Рабочей газеты", которые в это время готовились к выпуску, имеется целый ряд заметок, которые могли быть написаны Каменевым, но ни одна из них не включена последним в его сборник статей этого периода "Между двумя революциями". По темам вернее всего, что Каменеву принадлежат заметки "Либеральные

стр. 19

веховцы о веховцах среди марксистов" ("Социал-демократ", N 23) и "Столыпин и кадетское министерство" ("Рабочая газета", N 6).

92. Речь идет о рукописи брошюры "Выборы в IV Думу и наши задачи", которая именно около этого времени была закончена Зиновьевым после переработки, сделанной по указанию Ленина.

93. Брошюра здесь - это "Две партии" Каменева. Письмо устанавливает точную дату ее выхода: вторник, 29 августа 1911 года. Редакция Сочинений Ленина выход ее относила к началу августа (см. Ленин. Соч., 2-е изд., т. XV, с. 634, примеч. 106). Объявление о ее выходе появилось впервые в N 23 "Социал-демократа" от 14 сентября (в объявлении, действительно, перепечатано оглавление брошюры).

94. В приложениях к брошюре Каменева напечатано письмо Зиновьева с изложением содержания письма Эзры (Розена). См. выше, раздел 11, примеч. 154). Зиновьев, по-видимому, хотел еще раз просмотреть свое письмо в корректуре, но уже не имел возможности. В оглавлении брошюры и в объявлении о ней это письмо Зиновьева об инциденте с заявлением Эзры фигурирует как "письмо Эзры".

95. "Резолюция учеников" школы в Лонжюмо напечатана в качестве приложения к брошюре Каменева под заглавием "Резолюция группы рабочих" из Петербурга, Москвы, Сормова, Баку, Николаева и др.

96. "Пят.", т.е. Пятница, он же Пятницкий (настоящая фамилия Иос. Ар. Таршис, 1882 - 1939), в 1909 - 1912 гг. заведовал нелегальным транспортом большевистской литературы через Германию, жил в Лейпциге.

97. Латышские социал-демократы имели тогда центр для транспорта в Брюсселе, откуда нелегальная литература шла в Ригу на пароходах с иностранными моряками, членами международного союза моряков торгового флота.

98. В. Л. Бурцев с 1907 - 1908 гг. имел в Париже русский книжный магазин и склад "Общее дело" (тогдашний адрес - 50, бульвар Сен Жак), который тогда был наиболее известным русским книжным магазином в Париже.

99. Социал-демократическая библиотека на рю Гоблен, заведующим которой тогда был "тов. Мирон" (М. Имбер), просуществовала до 1937 года.

100. Вл. - здесь И. М. Владимиров, наборщик типографии "Социал-демократа" (см. примеч. 63), которого большевики подозревали в том, что он подрабатывает, продавая тайком издания партийной типографии. В объявлении о "Двух партиях" в "Социал-демократе" было указано, что получать ее можно у Вл. Ульянова (4, рю Мари-Роз, Париж XIV), но оговорено, что надо "обращаться только письменно" (курсив "Социал-демократа").

101. Кто здесь фигурирует под прозвищем "Маполодер", установить не удается. Несомненно, что речь идет о ком-то из представителей ТК, к которой вся группа Ленина-Зиновьева-Каменева относилась с нескрываемым презрением.

102. Речь идет об "Отдельном приложении" к N 7 "Рабочей мысли", которое было выпущено в сентябре 1899 г. в форме особой брошюры. Каменев ею пользовался при составлении статей против Потресова и брошюры "Две партии".

103. Из письма К. Каутского к Луначарскому (см. выше, док. N 120) известно, что около этого времени К. Каутский написал письмо Ленину, протестуя против того злоупотребления его именем, которое допускала группа Ленина. По-видимому, Ленин поручил Каменеву составить проект ответа на это неприятное для него письмо.

104. Так в рукописи.

105. Сведения об остром конфликте между Даном и Троцким, который якобы произошел во время свидания в Берне, в то время широко циркулировали, особенно среди большевиков, но они совершенно не соответствовали действительности. Расхождения между партийной политикой Троцкого и редакции "Голоса социал-демократа" - особенно же Ф. И. Дана, - конечно, существовали и были весьма значительными, но в августе 1911 г. на совещании в Берне они отнюдь не обострились, а скорее значительно сгладились по сравнению, например, с декабрем 1910 - январем 1911 г., когда Троцкий впервые выступил с планом работы над созывом общепартийной конференции и не встретил поддержки со стороны меньшевиков-"голосовцев". Совещание в Берне закончилось не только единогласным принятием всех решений (обращение к партии от имени совещания редактировали Дан и Троцкий совместно), но и некоторым сближением между группою Троцкого и группою "Голоса социал-демократа". По решению этого совещания Троцкий поехал вместе с П. Б. Аксельродом делегатом для переговоров с лидерами немецкой социал-демократии на конгресс немецкой партии в Иену, а вскоре после совещания Троцкий, сговорившийся с А. Н. Потресовым, начал писать в "Нашей заре" (его первая статья: "Неотложные вопросы" на тему о задачах в избирательной кампании появилась в ноябрьской книжке "Нашей зари").

Во время своего пребывания в Берне 21 августа Ф. И. Дан выступил с докладом на собрании российских социал-демократов всех фракций о положении дел в партии. Под-

стр. 20

робный конспект этого доклада, сделанный тогда большевиком Г. Шкловским для Ленина, опубликован в воспоминаниях Шкловского (Из моих воспоминаний. Изд. Записки Института Ленина, вып. 1, 1927, с. 105 - 122). На изложение, несомненно, повлияли настроения Шкловского, в то время последовательного "ленинца", но в основном эта запись, по-видимому, правильно передает тогдашнюю позицию Дана, и мы приводим ее здесь полностью:

"Партия - это колосс на глиняных ногах. Это доказал провал партии после Лондонского съезда. Меньшевистский ЦК, большевистский ЦК. Когда власть пришла к большевикам, они приняли ряд свирепых мер против меньшевиков, и партия стала еще хуже. Всплыли уголовные дела. Все - и большевики и меньшевики - пришли к убеждению, что нужно действовать иначе. Поэтому надо бросить борьбу с ликвидаторством и создать партию на развалинах старой партии. Пленум оказался вне поворота к новой политике и поэтому не имеет под собой почвы. Оттолкнули еще дальше ликвидаторов, которых и большевики считали необходимым удержать в партии. Назавтра после пленума начался срыв его. Характерно, что политического течения заметить нельзя, есть только кружковое вырождение. Все несчастье только в том, что денежный мешок оказался в руках Ленина. Значит, возрождению партии мешает капитал. Но это не течение, а группа финансистов. Не сочувствие масс, а деньги дают силу Ленину. Однако никакого чувства протеста по адресу финансового кружка тоже не замечается, и наименьший отпор Ленин, Зиновьев и К° встретили со стороны партии. Пример Киевской организации, которая то была большевистской, то меньшевистской, а теперь голосует за ленинскую конференцию, указывает, что грош цена такой организации, а значение конференции равно 0. Состязаться на такой почве с Лениным нельзя. "Принципы" нам мешают. Нам остается, не оставляя мысли о конференции, взяться за организацию легальных работников. Неверно, что "голосовцы" хотят новой партии. Мне лично думается лишь, что создание нелегальной организации представляется делом невозможным. Кроме того, конференция нелегальных кружков укрепит лишь фикцию. Созывая конференцию, мы должны на этой почве вести положительную работу. Но не без связи с легальными работниками. Ленин произвел раскол потому, что испугался легальных работников. Наша задача сейчас - пустить лозунг собирания конференции. Должен быть созван Организационный комитет, в который будут втянуты "живые" силы. Он не должен регистрировать число членов в Киеве, Екатеринославе и т.д., а давать политические лозунги, устраивать собеседования, совещания, хотя бы и неоформленные. Только в результате этой положительной работы созвать конференцию" (с. 11 - 12).

Сопоставление этого доклада Дана с обращением бернского совещания и с тогдашними статьями Троцкого показывает, что ряд замечаний Дана был включен в общее обращение.

106. Под псевдонимом Минин здесь фигурирует В. Карпинский, большевик-"ленинец", который тогда жил в Женеве, где он заведовал так называемой Куклинской библиотекой (собранная В. Куклиным, она была завещана большевикам, а после революции перевезена в Москву и поступила в Институт Ленина11).

107. Каменев имеет в виду большевистский сборник "На темы дня. Сб. ст." (Петербург, 1907). В числе других в этом сборнике была напечатана статья П. Орловского (В. Воровского) "Перед III Государственной думой (Избирательный закон 3 июня. Тактика социал-демократии)" (с. 1 - 44).

108. Шарль Раппопорт, в то время игравший заметную роль среди парижских "плехановцев".

109. Оригинал написан от руки на бланке ЗБЦК; внизу приложена печать последнего. В 1911 г. очередной партейтаг германской социал-демократической партии собирался 10 - 17 сентября в Иене. По просьбе ЗБЦК представителем РСДРП на нем был П. Б. Аксельрод, который вместе с Л. Д. Троцким имел полномочия от ЗБЦК вести переговоры с "держателями". Аксельрод это предложение принял после больших колебаний, так как считал, что в интересах дела ему было лучше поехать на этот конгресс не в роли официального представителя партии, т.е. одной из частей последней, а в частном порядке, что позволило бы ему лучше использовать свои старые личные связи. Опыт пребывания в Иене укрепил его в этой мысли. Свои впечатления от встреч в Иене Аксельрод изложил в письме от 19 сентября 1911 г. (Письма Аксельрода и Мартова, Берлин, 1924, с. 217 - 218).

110. Тексты всех этих писем - и второго письма К. Каутского, и письма ОК, и писем Каутскому от группы "Вперед" - в литературе неизвестны.

111. В июльской книжке "Современного мира" за 1911 г. Алексинский напечатал обширную рецензию на книжку А. Богданова "Культурные задачи нашего времени" (изд. Дороватовского и Чарушина, 1911 г.). Рецензия была крайне резкой по тону и была открытым заявлением о полном политическом разрыве с Богдановым, которого Алексинский называл "господином", т.е. признавал стоящим вне партии. Книга А. Богданова ставила вопрос о задачах культурной работы среди пролетариата и была одной из первых формулировок его концепции о необходимости строительства особой пролетарской культуры.

стр. 21

112. См. ниже, док. N 142 и комментарии к нему.

113. Г. А. Алексинский тогда был болен туберкулезом легких. 113а. Одно слово не разобрано. - Ред.

114. Веггис - небольшое курортное местечко в горах вблизи от Женевы, расположенное в великолепном сосновом лесу, где в те годы жил П. П. Маслов. В августе-сентябре 1911 г. Веггис был выбран местом для совещания редакции "Голоса социал-демократа" с ближайшими единомышленниками за границей и для встреч с приезжавшими из России друзьями. В основных совещаниях участие принимали П. Б. Аксельрод, Ю. О. Мартов, Ф. И. Дан, А. С. Мартынов, П. П. Маслов, Б. И. Горев (Гольдман), И. С. Биск, Ю. М. Ларин12, К. М. Ермолаев ("Роман"), Юлия Н. Кольберг-Гогуа13, АН. Потресов, Б. А. Гинзбург (Д. Кольцов, приезжавший из Баку116а). Для свидания и переговоров в Веггис тогда приезжали также Л. Д. Троцкий, Г. И. Уратадзе (член Областного комитета закавказских организаций) и М. И. Либер (Гольдман - представитель ЦК Бунда).

Совещание не носило организационно оформленного характера, никаких протоколов не велось, и никаких письменных резолюций принято не было, но в жизни меньшевистского крыла социал-демократической партии это совещание сыграло большую роль: на нем были подвергнуты тщательному и всестороннему обсуждению вопросы о современном положении и задачах социал-демократии и было достигнуто в основном полное единомыслие между меньшевиками-"заграничниками" и меньшевиками-"российскими" (прежде всего петербургскими). Наиболее важным результатом было последовавшее вскоре за тем принятие петербургской Инициативной группой решения (см. док. N...15) принять участие в работах по подготовке объединенной общепартийной социал-демократической конференции, созыв которой был намечен на совещании в Берне (представитель этой Инициативной группы на совещании в Веггисе был К. М. Ермолаев - "Роман"), Вслед за петербургской Инициативной группой соответствующим образом свою позицию изменили и другие меньшевистские организации. В Веггисе же произошло соглашение Потресова с Троцким о сотрудничестве последнего в "Нашей заре".

Единственным документом, оставшимся от этого совещания, является сводка данных о положении рабочего движения в России, составленная Ю. О. Мартовым на основании рассказов лиц, побывавших тогда в Веггисе. Эта сводка представляет интерес, как документ о размерах тогдашних связей меньшевистских групп с легальными рабочими организациями; приводим ее здесь полностью:

"[Сводка.]

Петербург. Зимой функционировало 11 клубов с общим числом свыше 3 тыс. платящих членов. Большинство клубов существует уже несколько лет с более или менее постоянным составом и покрывают бюджет взносами членов.

Пять крупных профессиональных союзов: 1) металлистов - 3500 членов (платящих), 2) типографов - свыше 1000 членов, 3) - 5) булочников, текстильный и по обработке дерева: свыше 500 платящих членов в каждом. Кроме того, несколько более мелких союзов.

Профессиональные органы:

"Наш путь" (металлистов) - выходит регулярно два раза в месяц, постоянные конфискации, аресты редакторов и штрафы (по 300 - 500 руб.). Постоянные сотрудники: Ю. Чацкий, Гвоздев (рабочий), Михаил, Левитский, Дюбуа16, Б. Богданов, К. Дмитриев, В. Майский17 и другие "ликвидаторы". Расходится в 6 тыс. экз. (несколько раз закрывался и менял заглавие). 2) "Новое печатное дело" (тоже несколько раз менял заглавие), выходит регулярно один-два раза в месяц. 4 тыс. абонентов, сотрудники - те же, Дементьев (рабочий) и др. 3) "Фабричная жизнь" - орган текстильщиков (нерегулярно). 4) "Голос булочника" - то же.

5) "Кожевник" и 6) "Голос портного" - то же. 7) "Рабочее эхо" - орган двух союзов - деревообделочников и рабочих-ювелиров; выходил регулярно перед ремесленным съездом и главным образом вел агитацию по его поводу (сотрудники были: Чацкий, Левитский, Богданов, Прокопович). После съезда не выходил.

Общие органы:

"Наша заря" - расходится около 2500 экз. (второй год).

"Дело жизни" (раньше "Возрождение" и "Жизнь") - третий год - расходится в 3500 экз. (несколько раз конфискации и штрафы).

Москва. Зимой 1909 - 10 г. был рабочий клуб, насчитывавший до 1000 членов. Закрыт властями. После того закрыты сильнейшие профес. союзы типографов, рабочих мануфактурного производства и приказчиков. Остались лишь мелкие союзы и либеральный (второй) союз приказчиков. Новые союзы не разрешаются. Зимой 1911 г. выходил общепрофес. орган "Наш путь" (после переменил заглавие), где сотрудничали большевики и "ликвидаторы" (Дмитриев, Чацкий, Шер). Орган закрыт. Постоянно выходит орган типографов (название не помню) при участии Шера, Дмитриева и др. Есть еще орган официантов ("Человек"). Закрыт в этом году орган текстильщиков "Голос жизни".

стр. 22

Рига. Выходит (по-латышски) легальная социал-демократическая газета (кажется, еженедельная). Есть ряд профессиональных союзов. Типографы издают "Baltischer Buehdrucker" (по-немецки) - умеренного (не социал[истического]) направления. Множество легальных культурно-просветительских учреждений, в которых работают латышские социал-демократы.

Харьков. Недавно закрыты сильный союз печатников (социал-демократический) и существовавшее более 10 лет крупное общество взаимопомощи механич. рабочих (более умеренного направления). В 1911 г. вышло шесть номеров органа "Горожанин", издаваемого социал-демократами и связанного с деятельностью трех гласных городской думы, выбранных в 1910 г. как кандидаты рабочих.

Одесса. В этом году после долгого затишья стал выходить "Одесский печатник" - теперь закрыт.

Киев. До последнего времени существовал (до 1000 членов) рабочий клуб (теперь закрыт). Есть союз печатников и несколько мелких союзов. В этом году социал-демократы выпустили газету "Гудок" (закрыта на первом номере). Теперь выходит (уже заплатила два штрафа) основанная социал-демократами (ликвидаторами) ежедневная газета ("Киевская копейка").

Баку. В течение двух лет существует рабочий клуб (несколько сот членов), руководимый "ликвидаторами". Они же руководят профессиональным союзом механических рабочих (теперь в упадке благодаря экономическому кризису в Баку). Основан второй клуб - приказчиков. Есть несколько мелких профессиональных союзов.

Тифлис. С 1905 г. социал-демократы издают ежедневную газету (грузинскую), переменившую уже несколько десятков заглавий (несколько раз арестовывался и ссылался весь состав редакции). Теперь - перерыв, вскоре газета станет выходить в новом месте. В менее крупных городах Кавказа выходят местные грузинские социал-демократические органы.

Профессиональные союзы металлистов имеются еще в Воронеже, Луганске, Екатеринодаре, Туле, Симбирске, [на] Воткинском заводе (Урал).

Союзы печатников - в Екатеринославе, Томске, Вильне и др. городах.

Социал-демократы работают в "народных университетах" (Москва, Киев, Тифлис и др. города).

На ремесленном съезде были представители организаций из Петербурга, Москвы, Екатеринослава, Лодзи, Двинска, Вильны, Сормова, Баку, Ростова-на-Д. и др. городов (всего 16). В их выборах участвовало до 23 тыс. человек (членов постоянных организаций или специально созванных собраний)".

115. Меньшевики Петербурга проектировали тогда созыв совещания деятелей открытого рабочего движения для обсуждения вопросов избирательной кампании в IV Государственную думу. Совещание это не состоялось.

116. Печатается по черновику, который сохранился в архиве Алексинского. На подлиннике, который подписан "Гротт" (явный псевдоним), имеются поправки, сделанные другой рукой, но все они носят чисто стилистический характер (документ составлен интеллигентным рабочим, недостаточно свободно владеющим пером), а потому нами не оговорены. Из содержания документа ясно, что он составлен учеником партийной школы в Лонжюмо, который был в нее прислан из Петербурга и примыкал по взглядам к группе "Вперед". Нет никакого сомнения в том, что это был тот самый ученик школы, который в литературе известен под его тогдашним псевдонимом "Георгий". Настоящая фамилия его до сих пор не вскрыта в литературе и в свое время осталась неизвестной политической полиции. Наиболее подробную его характеристику дает М. Бряндинский в своем докладе начальнику Московского охранного отделения от 29 августа ст.ст. 1911 г. (Большевики, с. 61 - 62):

""Георгий" - по убеждениям впередовец; осенью текущего года должен явиться к призыву для отбывания воинской повинности; по ремеслу - рабочий-металлист из Василеостровского района; в партии работает недавно; уроженец Тверской губ., где отец его занимается хлебопашеством. Названный "Георгий" командируется также в Москву, но уже от "впередовцев" для избрания Делегатов соответствующего направления, хотя "впередовцы" не решили еще и по настоящее время, будут ли они участвовать в большевистской конференции. Во исполнение возложенного на него поручения "Георгий" думает окончательно обосноваться в Москве или в Сормове, Нижегородской губ.".

Причину, почему настоящее имя этого Георгия остается до сих пор нераскрытым и почему мы вообще так мало о нем знаем, по-видимому, можно разгадать. Ушедший в том же 1911 г. в армию, "Георгий" после начала войны в составе первоочередных полков был брошен на фронт и там погиб. Людей же, которые его хорошо знали лично или по политической работе, было очень мало. К тому же в Лонжюмо при всей своей молодости он держался как последовательный "впередовец", постоянно выступая против "ленинцев" и не пугаясь плыть против течения, а о школе писали исключительно одни "ленинцы" (Брес-

стр. 23

лав, И. И. Шварц, Н. А. Семашко, Н. К. Крупская). Только от "ленинцев" получал свою информацию и С. Лившиц, автор сводной работы о "Партийных университетах подполья" (Москва, изд. Политкаторжан, 1929, 144 стр.). Указанные обстоятельства объясняют недостаточность нашей информации о личности автора публикуемого доклада, но они же и подчеркивают значение этого документа, который является исключительно важным вкладом в литературу об этой школе. Он является единственным относительно полным обзором деятельности этой школы, написанным немедленно после окончания ее деятельности, и притом написанным не человеком, который смотрел на школу глазами ее организаторов, а человеком, который умел отстаивать независимость своих взглядов.

Литература о "школе" довольно обширна, но крайне отрывочна. Особенно важно отсутствие общего официального отчета о деятельности "школы". По свидетельству Н. А. Семашко, который был секретарем и кассиром "Школьного комитета", такой отчет, в свое время им составленный, никогда напечатан не был и "погиб где-то в парижских архивах" (Прожектор, N 23, 1927, с. 12). Это особенно характерно потому, что в истории этой школы и ее бюджета был целый ряд моментов, вызывавших споры. Тем не менее "ленинцы", руководившие школой и располагавшие относительно большими деньгами, не сочли себя обязанными такой отчет напечатать ("впередовцы" отчеты об обеих их "партийных школах" - на Капри и в Болонье - выпустили отдельными брошюрами). Некоторые документы о деятельности школы напечатаны только в воспоминаниях Н. А. Семашко, но очень немногие: письма Плеханова (оба эти письма Плеханова к Н. А. Семашко недавно пепрепечатаны также в т. 6 "Исторического архива" за 1956 г., с. 21, без какой-либо оговорки, что они уже известны в печати), Розы Люксембург и др. (см. Прожектор, 1927, N 23). Сводный очерк истории "школы в Лонжюмо" попытался дать только С. Лившиц в своей работе "Партийные университеты подполья", который пользовался не только опубликованными материалами, но и неизданными рассказами участников. Главным образом именно его материалами мы и пользуемся в дальнейшем, но и в них имеется немало неточностей. Дополнениями являются воспоминания лиц, имевших непосредственное отношение к школе, а именно: Семашко (секретаря и казначея официального "Школьного комитета" и лектора школы"116б); Б. А. Бреслава (один из "вольнослушателей" школы, а затем член той "тройки" в составе Орджоникидзе, Бреслава и И. И. Шварца, которая была отправлена Лениным в июле месяце нелегально в Россию для проведения там особой "ленинской" политики; А. И. Догадова18 (ученик "школы" от Баку). К этому списку необходимо добавить также Н. К. Крупскую, которая в своих "Воспоминаниях о Ленине" дает целый ряд крайне интересных деталей о "школе". Интересный доклад о "школе" и ее учениках был составлен Бряндинским для Московского охранного отделения (напечатан в сб. Большевики). См. также примеч. 31 в "Сочинениях" Ленина, т. XV. Кроме этих печатных источников редакция "Материалов" имела возможность пользоваться в рукописи воспоминаниями Г. И. Уратадзе, ученика "школы" из Тифлиса, а также его специальными справками, которые он давал на запросы редакции.

116а. Это его имел в виду С. Спандарян ("Тимофей")14, когда на большевистской конференции в Праге (январь 1912 г.) рассказывал об "известном литераторе из Баку", который летом 1911 г. совершил поездку за границу на "совещание ликвидаторов" (см. С. Спандарян: Статьи, письма, документы. Эривань, 1940, с. 276 - 277). Весь рассказ Спандаряна о борьбе среди бакинских меньшевиков после заслушания доклада Б. А. Гинзбурга является чистым вымыслом: никакого раскола там среди меньшевиков не было. Сам Гинзбург вскоре после возвращения из-за границы был арестован, и его обвиняли именно в том, что он ездил на заграничное совещание меньшевиков (и одновременно в участии в Бакинском комитете РСДРП вместе с Ст. Шаумяном, А. С. Енукидзе, С. Каспаровым и др. бакинскими большевиками-ленинцами).

116б. Из воспоминаний Семашко наиболее интересны "Партийная школа под Парижем" (Пролетарская революция, 1923, т. 14, с. 605 - 607); "Клочки воспоминаний. Партийная школа под Парижем в 1911 г." (Прожектор, Москва, 1927, N 23, с. 12 - 13) и "О двух заграничных партийных школах" (Пролетарская революция, 1928, т. 74, с. 142 - 151).

117. См. док. N 120.

118. Редакции "Материалов" не удалось установить имена всех "учеников" школы. С. Лившиц (с. 108 - 111) перечисляет не 11, как указано в печатаемом документе, а 13 "учеников", но в их числе стоит и польский социал-демократ, который "Гроттом" в его подсчет явно не включен. Затем, им не включен, по-видимому, также и рабочий-текстильщик из Москвы, известный в "школе" под именем "Александр" и прозвищем "Поэт", так как этот ученик, присланный из Москвы, оказался, по общей оценке, "абсолютно неспособным" и был в самом начале, после ряда резких столкновений, отправлен обратно. Из остальных 11 человек "впередовцем" был Георгий из Петербурга (автор данного доклада); последовательным "примиренцем" был И. С. Белостоцкий19 ("Владимир" по школе), рабочий-металлист из Петербурга (позднее, на Пражской конференции он был избран кандидатом в ЦК, но из-

стр. 24

за ареста и ссылки в него не вошел). Большевиками-"ленинцами" доклад считает: 1) А. И. Догадова (по школе "Павел"; рабочий-литейщик, делегат из Баку, позднее делегат на Пражскую конференцию от Казани); 2) С. С. Икрянистова (по школе "Вася"; рабочий ситценабивной фабрики в Иваново-Вознесенской губ., агент местного Охранного отделения, покончивший самоубийством вскоре после возвращения из "школы", так как его работа в Охранке явно была вынуждена боязнью безработицы и тяжелым положением семьи); 3) И. В. Присягина20 (по школе "Степан"; рабочий-кожевник, делегат из Москвы); 4) А. И. Васильеву (по школе "Вера"; работница с резиновой мануфактуры из Петербурга) и 5) рабочего из Москвы, который в школе был известен под именем "Иван". По расшифровке Цявловского (Большевики, с. 62), это был М. Н. Малиновский21, агент Охранного отделения. Эту расшифровку принимает и Лившиц, но за правильность ее поручиться нельзя. Меньшевиком, который открыто называл себя "голосовцем" (т.е. сторонником "Голоса социал-демократа") был Г. И. Уратадзе, старый социал-демократ "профессионал" из Тифлиса. Меньшевиком, который себя определенно причислял к "плехановцам", был Я. Зевин22 (по школе "Савва"; рабочий из Екатеринослава, позднее делегат на конференции в Праге). К меньшевикам же "Гротт", судя по всему, относит еще И. Д. Чугурина (по школе "Петр"), рабочего-металлиста из Сормова, и "Андрея" из Киева (по Лившицу, Влад. Козлов, но сведения эти недостаточно проверены).

119. Тремя основными "вольнослушателями", которые по настоянию "ленинцев" были приняты в школу и обеспечили большинство "ленинцам" среди учеников (как не-делегаты в школу от местных организаций, эти вольнослушатели не имели права на решающий голос, но "Школьный комитет" по настоянию "ленинцев" им такой решающий голос дал), были 1) Г. К. Орджоникидзе ("Серго"), 2) И. И. Шварц ("Семен") и 3) Б. А. Бреслав ("Захар"), подобранные Лениным для поездки в Россию на работу по проведению раскола. Они уехали туда в начале июля 1911 года. Позднее в число вольнослушателей были включены еще С. М. Семков ("Сема"), который перед тем совершил нелегальную поездку в Россию для подготовки "школы", а также В. Н. Манцев, интеллигент из Москвы. Его имя ни Лившицем, ни в документах Цявловского в сборнике "Большевики" не упоминается, но он назван редакцией сочинений Ленина (Ленин. Соч., т. XV, примеч. 31).

120. Это письмо опубликовано Н. А. Семашко (Прожектор, N 23, 1927, с. 12; Пролетарская революция, 1928, т. 74): "В Комитет партийной школы. Товарищи, нижеподписавшиеся лекторы, осведомившись о том, что Комитет высказался против организации лекторской коллегии, заявляют, что без хотя бы одного общего собрания лекторов и слушателей школы никоим образом не может быть сколько-нибудь правильно и целесообразно поставлено преподавание. Поэтому еще раз настоятельно просим рассмотреть этот вопрос, так как состоявшееся решение Комитета ставит всех нас как лекторов в крайне затруднительное положение. Подписано: Ф. Дан, А. Луначарский, Л. Мартов, П. Маслов, Волонтер, С. Вольский, Херасков".

121. Полный и точный список лекций, прочитанных в школе, впервые дается докладом "Гротта". Сведения Лившица и Семашко и неполны, и неточны: по сообщению, например, последнего, план, принятый "Школьным комитетом", предусматривал всего 65 лекций, из которых Ленин должен был прочесть десять, Плеханов, Мартов, Дан и др. по пять, "националы", Стеклов и Владимиров ("Лева") по две и т.д. ("Прожектор" N 23). По-видимому, именно так и намечалось первоначально, когда предполагалось, что школа будет не фракционной, а общепартийной. В действительности вышло совсем иное. Вместо 10 лекций Ленин прочел 53, и еще 39 лекций были прочитаны последовательными "ленинцами" Зиновьевым, Каменевым, Арманд23, Семашко, т.е. "ленинцами" было прочитано всего 92 лекции из 163, или 57,2% всех лекций. Далее, представителями групп, поддерживавших тогда партийную политику Ленина (а именно, ПСД и большевиками-партийцами) 17, и отдельными лекторами, которые тогда шли в орбите "ленинцев" (Рязанов, Стеклов и Х. Раппопорт), еще 35, или 32,3%. Представителями же групп, которые не входили в "ленинский" блок и открыто стояли к нему в оппозиции, было прочитано всего 17 лекций, т.е. 10,5% ("Бунд", латыши, "впередовцы"). "Школа", которая по решению пленума ЦК должна была носить характер нефракционный, в действительности была школой "ленинцев".

122. Среди социал-демократических деятелей этого времени известен только один Давидсон Илья, один из ранних пионеров еврейского рабочего движения, но совершенно исключено, чтобы он мог в 1911 г. фигурировать в качестве лектора, представляющего Бунд, и не только потому, что, принимавший активное участие в деятельности Бунда в 1890-х годах, он в начале 1900-х годов разошелся с Бундом и примкнул к "Искре", в которой писал по национальному вопросу против Бунда за подписью "К. К." (в кругах Бунда он был тогда известен под прозвищем "ученый еврей при "Искре""), а потому никак не мог быть выдвинут Бундом на роль лектора в партийной школе. Кроме того, почти исключено, чтобы он мог в это время быть в Париже: вернувшись в Россию в 1905 г., он больше в эмиграцию не уходил, в 1910 и следующих годах жил в Киеве, работая в местной печати ("Киевская

стр. 25

мысль"); если бы он даже и совершал поездки за границу, то ни в коем случае не стал бы выступать в партийной школе под своим настоящим именем. В силу всех этих соображений предположение о Давидсоне как лекторе школы в Лонжюмо следует считать отпадающим. Ознакомление с составом парижской колонии бундовцев 1910 - 1912 гг. и консультации со специалистами по истории Бунда приводят к выводу, что лектором-бундовцем в школе был, вернее всего, Самуил Давидович Щупак24, видный деятель Бунда в период 1905 г., после 1908 г. живший эмигрантом в Париже и иногда пользовавшийся псевдонимом "Давидов" или "Давидсон" (в русской меньшевистской литературе он выступал под псевдонимом С. Владимиров). Погиб в годы второй мировой войны в гитлеровских лагерях.

123. Латыш Браун, настоящая фамилия Я. Э. Янсон, 1872 - 1917, один из основателей СДЛК, в 1910 - 1914 гг. большевик-партиец; участвовал в августовской конференции в 1912 г. в Вене; погиб в апреле 1917 г. на пароходе, потопленном немецкой миной, когда возвращался из эмиграции в Россию.

124. Оригинал этого письма, сохранившийся в архиве Алексинского, состоит из двух частей: обычного письма и письма, написанного химией между строк. Обе части писаны не обычным почерком Ст. Вольского, тем не менее принадлежность письма именно Станиславу Вольскому несомненна: он был единственным впередовцем, который в это время ездил нелегально в объезд по России. Об его отъезде см. выше, док. N 139; см. также у Ленина, который в N 25 "Социал-демократа" от 21 декабря 1911 г. писал: "Кроме неунывающих бундовцев поскакали срывать революцию и впередовцы. От этой группы поскакал один известный отзовист, "скакал" в Киев, Москву, в Нижний, примирялся с "примиренцами" и отъехал отовсюду, ничего не добившись"25 (Ленин. Соч., т. XV, с. 295, примеч.). Ввиду всех этих обстоятельств приходится считать, что или Ст. Вольский писал письмо измененным почерком, или оно переписано кем-то другим (из соображений конспирации, так как почерк Вольского должен был быть знаком московской охранке). Приблизительная дата письма устанавливается по содержанию: автор видел в Киеве подготовления к приезду царя, парады "потешных", но еще не знает об убийстве Столыпина (15 сентября нов.ст.).

125. Кассо, Лев Аристидович, 1865 - 1914, профессор Московского университета, в 1910 - 1914 гг. министр народного просвещения, имевший специальную задачу "подтянуть" высшую школу. Воспользовавшись студенческими волнениями зимы 1910 - 1911 г., Кассо начал поход против университетской автономии и вынудил многих наиболее прогрессивно настроенных профессоров уйти в отставку. Особенно сильно пострадал университет в Москве. Студенческих волнений в конце 1911 г. в России не было.

126. "Алексей", т.е. А. И. Рыков, 1881 - 1938. В начале августа нов.ст. выехал из Парижа в Россию в качестве официального представителя Организационной комиссии по созыву общепартийной конференции, имея полномочия для руководства всею этой работою и специально для создания Русской коллегии этой ОК. По пути остановился на несколько дней в Лейпциге, где жил О. Пятницкий (И. О. Таршис), тогдашний руководитель большевистского транспорта и нелегальной переправы через границу, у которого Рыков должен был получить все явки в нелегальные организации в России. Пятницкий дал Рыкову в качестве помощника М. Бряндинского, который тогда был в его организации заведующим границей со стороны России и в это время "случайно" приехал за границу по делам транспорта. В действительности Бряндинский с 1909 г. был агентом Московского охранного отделения и систематически осведомлял последнее обо всем, что ему становилось известным, причем аресты производились лишь по соглашению с ним, чтобы не подорвать его положения в большевистской организации. Бряндинский шифровал для Рыкова явки и копии их всех сообщил в Охранное отделение. Взятый по указаниям Бряндинского под наблюдение, Рыков был арестован вскоре на улице в Москве. "В газетах, - пишет Н. К. Крупская, - было помещено сообщение, что у Рыкова было взято много адресов. Это было не так. Действительно, был арестован одновременно с Рыковым ряд большевиков, но потом выяснилось, что в Лейпциге, где в то время работал Пятницкий по транспорту и куда заезжал Рыков перед отъездом в Россию, в это время жил Бряндинский, наш транспортер, к которому Пятницкий и Марк (А. Любимов) относились с полным доверием. А между тем Бряндинский, как потом оказалось, был провокатором. Он зашифровывал Рыкову адреса. Вот почему, хотя у Рыкова ничего при обыске не взяли, все адреса были провалены" (Крупская. Воспоминания, с. 171).

127. Явная описка: речь идет о "Нашей заре".

128. По содержанию этого рассказа несомненно, что Ст. Вольский передает настроения кружка, который тогда группировался в Москве вокруг В. В. Шера26, одного из основателей Союза рабочих печатного дела в Москве и автора книги "История профессионального движения рабочих печатного дела в Москве" (1911, 475 стр.). В 1914 г. В. В. Шер стал сотрудником журнала "Борьба"27 (Петербург), который выпускала группа Троцкого (8 номеров).

129. Т.е. "впередовец" Георгий, он же "Гротт" (см. примеч. 116 этого раздела).

стр. 26

130. Под псевдонимом "Вас. Вас." или "брат Вася" в кругах впередовцев был известен Н. П. Богданов из Петербурга, провокатор (см. раздел III, примеч. 102).

131. Т.е. "болонцах", учениках впередовской школы в Болонье, которые к осени 1911 г. действительно все были переарестованы, выданные главным образом Бряндинским.

Примечания Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к документам NN 135 - 143

1. В сб. "Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913" не опубликовано.

2. Бурцев Владимир Львович (1862 - 1942) - публицист. В первые годы своей деятельности был народовольцем, затем близок к эсерам. Один из основателей журнала "Былое" (1905 г.). Известен разоблачениями провокаторов и агентов политической полиции, в частности Азефа. С 1907 г. эмигрант. Возвратился в Россию в 1914 году. Стоял на оборонческих позициях. После Октябрьского переворота 1917 г. вновь эмигрировал. Издавал в Париже газету "Общее дело". Участвовал в Национальном комитете борьбы с большевистской диктатурой.

3. Имеется в виду обобщенный образ действующих лиц пьес А. Н. Островского (1823 - 1886), готовых продаться за мзду.

4. В сб. "Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913" не опубликовано.

5. Одно слово прочитать не удалось. По смыслу: собираюсь или отправляюсь.

6. Одно слово прочитать не удалось.

7. Имеются в виду значки Союза русского народа.

8. Так в тексте. Речь идет о "большевистском блоке".

9. Причем и Заграничный комитет СДЛК единогласно высказался за участие в совещании при ЗБЦК (Примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

10. Который, согласно решению последнего пленума, должен быть образован или, по крайней мере, утвержден ЦК, но подготовление которого уже согласились взять на себя важнейшие организации, как например Кавказский областной комитет (Примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.).

11. Куклин Григорий Аркадьевич (инициал его Б. И. Николаевским назван неверно) (1877- 1907) - учился в Петербурге, окончил реальное училище, поступил на физико-математический факультет университета. В 1901 г. переправил собственную библиотеку и около 100 тыс. руб. в русских ценных бумагах в Англию. В Лондоне вошел в социал-демократическую группу, которая при его финансовой поддержке начала издавать журнал "Жизнь". Вскоре он переехал в Женеву, где основал серию "Библиотека русского пролетария". В серии вышло более 50 брошюр. В 1905 г. Куклин подготовил и выпустил в свет 1-й том "Материалов к изучению истории революционного движения в России", но не успел завершить издание. Собственную типографию, экспедицию и склад изданий Куклин передал в 1905 г. в собственность ЦК РСДРП. Принимал активное участие в деятельности эмигрантских организаций; свою библиотеку завещал РСДРП с условием присвоения ей его имени. Библиотека функционировала до 1917 года. В 1924 г. она поступила на хранение в Истпарт. В 1928 г. при слиянии Института Ленина и Истпарта фонд библиотеки Куклина был слит с фондом библиотеки Института Ленина.

12. Ларин Ю. (Лурье Михаил Залманович, 1882 - 1932) - социал-демократ с 1900 года. Меньшевик. В 1917 г. меньшевик-интернационалист, затем большевик. Член Президиума ВСНХ. Автор ряда экономических трудов и многих публицистических статей.

13. Кольберг-Гогуа Юлия Николаевна (1880 - 1938) - участница социал-демократического движения. Окончила Высшие женские курсы. Как и ее муж Калистрат Гогуа, примыкала к меньшевикам. После 1917 г. принимала участие в Политическом Красном Кресте. Расстреляна.

14. Упоминаемый в примечании Николаевского Спандарян Сурен Спандарович ("Тимофей", 1882 - 1916) - социал-демократ с 1901 г., большевик. В 1912 - 1913 гг. член ЦК и Русского бюро при ЦК РСДРП. Автор статей по эстетике и литературной критике. Умер в ссылке в Сибири. Енукидзе Авель Софронович (1877 - 1937) - социал-демократ с 1898 года. Один из руководителей бакинской социал-демократической типографии "Нина". С 1903 г. большевик. С 1918 г. секретарь Президиума ВЦИК, в 1922 - 1936 гг. секретарь Президиума ЦИК СССР. Обвинялся по "Кремлевскому делу" и по поводу помощи, которую он действительно оказывал политзаключенным и ссыльным. Расстрелян.

15. Номер документа пропущен.

16. Дюбуа Анатолий Эдуардович (1881 - 1958) - в 1903 - 1905 гг. большевик, затем меньшевик. Работал в Петербурге, Ревеле и Риге. Во время первой мировой войны находился на фронте под Ригой, в 1917 г. был комиссаром 12-й армии. Стоял на оборонческих позициях. Участник объединительного съезда РСДРП в августе 1917 года. После Октябрьского переворота подвергался арестам. В 1922 г. эмигрировал в Германию.

стр. 27

17. Майский В. (Ляховецкий Ян, Майский Иван Михайлович, 1884 - 1975) - социал-демократ с 1903 г., меньшевик. Участвовал в революции 1905 - 1907 годов. В 1906 г. арестован и сослан. Бежал из ссылки и эмигрировал в Германию. Затем жил в Великобритании. Возвратился в Россию в 1917 году. После Октябрьского переворота выступал против большевистской власти, был членом правительства Комитета членов Учредительного собрания в Самаре. В 1921 г. перешел на сторону большевиков и был принят в РКП(б). С 1922 г. на дипломатической работе. В 1932 - 1943 гг. полпред (затем посол) СССР в Великобритании. Занимался научной работой в качестве историка. С 1946 г. академик. В начале 1953 г. был арестован, но после смерти Сталина освобожден. Автор многочисленных трудов и мемуаров.

18. Догадов Александр Иванович (1888 - 1938) - социал-демократ с 1905 г., большевик. В 1921 - 1929 гг. секретарь ВЦСПС. В 1928 - 1929 гг. сторонник "правого уклона". В 1930 г. зам. председателя ВСНХ СССР. В 1931 - 1934 гг. нарком рабоче-крестьянской инспекции Закавказской СФСР. Расстрелян.

19. Белостоцкий Иван Степанович ("Владимир") - социал-демократ с 1901 года. В 1911 г. учился в школе в Лонжюмо. В 1912 г. возвратился в Россию и был кооптирован в ЦК РСДРП. Вскоре был арестован. После Октябрьского переворота занимал административные должности на Урале, главным образом в области здравоохранения.

20. Присягин Иван Вонифатьевич ("Степан", 1885 - 1918) - социал-демократ с 1904 г., большевик. Слушатель школы в Лонжюмо. По окончании школы был отправлен в Россию, там был арестован и сослан, бежал в Барнаул, но вскоре снова арестован. Освобожден в 1917 году. В 1918 г. председатель Алтайского губкома РКП(б). Был убит при захвате власти антибольшевистскими силами в Барнауле.

21. У Николаевского описка: Малиновского звали Роман Вацлавович.

22. Зевин Яков Давидович ("Савва") (1888 - 1918) - социал-демократ с 1904 года. Вел подпольную работу в Екатеринославе, Баку и других городах. Подвергался арестам. В 1911 г. учился в школе в Лонжюмо. Считался меньшевиком-партийцем (сторонником Плеханова), однако по своим действительным взглядам был ближе к Ленину. Участвовал в Пражской конференции 1912 г., после которой полностью перешел на сторону большевиков. С 1917 г. работал в Баку. Являлся комиссаром труда Бакинского Совнаркома. Был расстрелян в числе 26 бакинских комиссаров.

23. Арманд (урожд. Стеффен, "Блонина") Инесса Федоровна (1874 - 1920) - француженка, участница российского революционного движения. С 1904 г. являлась членом РСДРП. В 1909 г. познакомилась с Лениным, а затем стала его любовницей. Выполняла политические задания Ленина. В 1915 - 1916 гг. представляла большевиков на нескольких международных социал-демократических форумах. В 1917 г. приехала вновь в Россию. Была редактором журнала "Жизнь работницы". Умерла от холеры.

24. Щупак Самуил Давидович (1880 - 1944) - деятель Бунда с 1902 года. Участник революции 1905 - 1907 гг. в Петербурге. С 1908 г. жил в Париже, был близок к Аксельроду и Мартову. В 1917 г. возвратился в Россию, затем вновь эмигрировал. Был представителем Заграничной делегации РСДРП(о) при Французской социалистической партии. В 1941 г. был арестован германскими оккупантами. Погиб в концлагере.

25. ЛЕНИН В. И. Развязка партийного кризиса (ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 21, с. 9).

26. Шер Владимир Владимирович (1883 - 1940) - социал-демократ, меньшевик; экономист. После 1917 г. большевик. Работал в Госплане СССР, являлся профессором Московского университета. Член правления Госбанка СССР. С 1931 г. зам. заведующего архивом Института Маркса и Энгельса. В 1931 г. по делу "Союзного бюро" меньшевиков был приговорен к тюремному заключению. В 1940 г. заключение заменено ссылкой. Расстрелян.

27. Журнал "Борьба" выходил в Петербурге с февраля по август 1914 г. при ближайшем участии и фактически под руководством Троцкого, который оставался в Вене. Участвовали меньшевики и нефракционные социал-демократы. Журнал пропагандировал идею о том, что решающая роль в российском революционном движении должна перейти от интеллигентов к самим рабочим, для чего им следует получить соответствующее марксистское образование.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-04-07

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.04.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-04-07 (date of access: 07.07.2020).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Русские офицеры военного времени. 1914-1917 гг.
2 hours ago · From Россия Онлайн
Л. Д. Троцкий и военное строительство. 1920-1924 гг.
2 hours ago · From Россия Онлайн
И. В. КУЗЬМИНА, А. В. ЛУБКОВ. Князь Шаховской: путь русского либерала
2 hours ago · From Россия Онлайн
"Хмурый" полицейский. Карьера С. В. Зубатова
Catalog: История 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Тверской поход Дмитрия Ивановича 1375 года
Catalog: История 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Топливная трудовая повинность в Среднем Поволжье в 1918-1921 гг.
Catalog: Экономика 
2 hours ago · From Россия Онлайн
Япония: демографические вызовы страны пожилых людей и «единичных паразитов»
14 hours ago · From Россия Онлайн
Потенциалы взаимодействия всех масс Вселенной, образуют энергетическую структуру Вселенной во всей сфере Вселенной однородным физическим потенциалом взаимодействия всех масс Вселенной \Phi_{UV}. Каждая единичная масса создаёт потенциал взаимодействия. Все массы Вселенной создали потенциал взаимодействия всех масс, величиной: \Phi_{UV}\simeq9*10^{16}\frac{m^{2}}{s^{2}}. Любая масса имеет структуру потенциала взаимодействия в любой точке Вселенной. Масса нейтрона в любой точке Вселенной имеет энергию взаимодействия массы нейтрона с потенциалом взаимодействия Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Наровчат - город, ставший селом
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
Опыт единоличной власти в России в XVI-XX вв.
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·54 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones