Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16089

Share with friends in SM

39. В. И. Ленин, Г. Е. Зиновьев и А. Варшавский - ЗБЦК*136

апреля 1910 года

В Заграничное бюро ЦК РСДРП

Уважаемые товарищи!

На наш запрос к Вам, как Вы сами понимаете свою компетенцию в вопросах, касающихся конфликтов в ЦО, мы до сих пор ответа не получили*137. Тем не менее мы считаем необходимым представить Вам некоторые объяснения по поводу ряда конфликтов, происшедших со времени пленума в новой редакции ЦО, как мы сделаем это в ближайшем будущем для сведения всей партии и всех социал-демократов.

Начинаем с последнего заявления товарищей Дана и Мартова, от 29 марта.

1. Неверно, что мы решили поместить статью из Тифлиса, "заключающую грубейшие нападки на Кавказ[ский] обл[астной] ком[ит]ет", ибо эту часть статьи решено было выбросить и оставить только принципиальную полемику с грузинской газетой, которую автор, местный работник [Сталин], изобличает в ликвидаторстве. Авторы заявления при этом умалчивают перед Вами, что эта полемика была в рукописи послана автору грузинской статьи*138 для того, чтобы дать ему возможность ответить в том же номере ЦО. (После же, на последнем заседании редакции, мы решили всю эту полемику вместе с ответом передать в "Дискус[сионный] листок".)*139

2. Авторы заявления умалчивают перед Вами, почему мы отклонили статью тов. Дана о задачах партии по отношению к преследованию профсоюзов. Отклонили же мы ее потому, что "задачи партии" в этой статье сводятся к размену борьбы за низвержение самодержавия на мелкую монету кадетской "борьбы за легальность"*140.

3. Товарищи Дан и Мартов находят "неестественным", что мы отдельно совещались о том, как отразить гнусное нападение на ЦО и на единство партии; сами же находят "вполне естественным", что они, два редактора ЦО, собрались вместе с другими редакторами "Голоса социал-демократа", чтобы сделать гнусное нападение на ЦО. Совещание единомышленников внутри коллегии и совместное обсуждение статьи раньше, чем ее положить на ре-Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 12.

стр. 3

дакционный стол для суждения (и притом в таком случае, как данный), они считают нарушением закона. Но состоять одновременно в редакции ЦО, которому ЦК поручил, между прочим, "разъяснение опасности уклонений" в сторону ликвидаторства и отзовизма, и в редакции "Голоса социал-демократа", который прикрывает, поощряет, защищает ликвидаторство и которому ЦК выразил пожелание о необходимости прекратить его существование, они считают не идущим вразрез с политической порядочностью. Эту манеру нападать с тылу на ЦО и партийное единство и вместе с тем требовать "коллегиальности" в составлении ответа на их же нападки с тылу, - манеру, свойственную подпольной адвокатуре*141, мы оставляем авторам заявления. Обсуждать вместе с ними их же нападки на ЦО было бы с нашей стороны недостойной комедией. Единственное, что мы могли сделать, это положить статью на редакционный стол, дабы дать им возможность ознакомиться с ее содержанием и выслушать их возражения. Это и было сделано*142.

4. Авторы заявления пишут, что мы их ввели "прямо в обман", ибо "ни слова не упомянули о своем намерении опубликовать - и притом с возмутительным искажением истины - часть переписки членов ЦК с ЗБЦК". Мы им не только об этом не упомянули, мы им вообще ничего не упомянули о содержании статьи, ибо отдали ее в их руки. Тов. Дан даже перелистал рукопись этой статьи. Со стороны Дана и Мартова это, действительно, обман, рассчитанный на то, что Вы не заметите, как сами авторы несколькими строчками выше пишут Вам, что мы им статью дали для прочтения в рукописи, стало быть ничего от них скрывать не намеревались. Для того же, чтобы показать, в чем состоит наше "возмутительное искажение истины", мы в 12-м номере ЦО даем все относящиеся к этому делу выписки из письма ЦК. Читатель будет сам судить.

5. Авторы заявления пишут о "полицейско-конспиративной стороне дела". Но забывают Вам сказать, что мы не назвали в печати организационного положения в партии этих трех ликвидаторов*143, что сами Дан и Мартов напечатали не только их имена, но и других ликвидаторов в NN 19 - 20 "Голоса социал-демократа" Мы же на это можем ответить только словами Плеханова, что ликвидаторам партии "угрожает" лишь "орден на шею"*144.

6. Авторы заявления пишут, что и б[ольшевик]и отказываются идти в ЦК*144а. Но нарочно забывают Вам сказать, что дело не в том, кто хочет или не хочет идти в ЦК, а в том, кто ЦК и партию считает ненужными и вредными.

7. Авторы заявления жалуются на отклонения их статей. Но все эти жалобы имеют лишь одну цель: создать искусственно почву для существования "Голоса социал-демократа". С этой целью авторы заявления бойкотируют "Дискуссионный листок", в котором их статьи могли бы беспрепятственно быть помещены. Они сознательно срывают и это издание партии, предназначенное для того, чтобы сделать излишними фракц[ионные] органы, чтобы дать всем течениям партии свободно высказаться в тех случаях, когда их взгляды расходятся с взглядами ЦО. Например, статью тов. Мартова "На верном пути" мы предлагали либо поместить в ЦО с примечанием от редакции*146 (так как статья борется против решений ЦК), либо в "Дискуссионном листке". Первое названо было сопровождающим статью "жандармом", второе "ссылкой". И нам было прямо заявлено буквально: "теперь мы откроем против Вас военные действия"*147.

8. Авторы заявления жалуются на то, что мы поместили статью о конференции, будто бы "совершенно искажающую решения пленума по этому вопросу". Смысл этой жалобы таков: статья, о которой идет речь, целиком солидарна с письмом ЦК о конференции*148, а антиликвидаторское письмо ЦК о конференции не нравится крайнему ликвидатору - Дану*149. Статья написа-

стр. 4

на тем же товарищем, который писал письмо ЦК. Письмо же ЦК тов. Мартов подписал. Оно принято единогласно. Автору письма тов. Мартов, пересылая его корректуру, писал: "По поводу Вашего текста письма о конференции ничего возразить не имею". А теперь, не успел еще трижды пропеть ликвидаторский петух, как Л. Мартов спешит (вместе с Даном) отречься от им же принятого письма*150. В заявлении от...*150а, написанном Даном и подписанном также Мартовым, наивно раскрыта действительная причина недовольства голосовцев письмом ЦК о конференции и нашей статьей на эту же тему: пленум, видите ли, будто бы решил "помирить" партию с "так называемым ликвидаторством" и "засыпать пропасть" между ними и партией. А ЦО этой задачи не выполняет. Каемся: выполняем задачу как раз обратную. Удивительно только одно: почему авторы заявления, жалующиеся на отклонение статей, сами отклонили в "Голосе социал-демократа" статью, подписанную также тов. Мартовым, т.е. "письмо ЦК" по поводу конференции? Почему не перепечатали его ни полностью, ни хотя бы частично? Вероятно, потому, что письмо ЦК "совершенно искажает решения" ЦК.

9. Авторы заявления имеют мужество обращаться к Вам, в ЗБ Центрального комитета, с требованием "удовлетворения" за те огорчения, которые причинило им разоблачение троих практиков-ликвидаторов. Они, очевидно, думают, что Вы были бы согласны оставить под спудом такое чудовищное надругательство над нашей партией, какое совершили их единомышленники М-л [И. А. Исув], Роман [К. М. Ермолаев] и Юрий [П. А. Бронштейн-Гарви]. Они, очевидно, приписывают Вам намерение скрывать от партии тот же заговор против партии, который мы разоблачили, и который член ЦК в своем письме из России просил Вас предать гласности*151. За такое надругательство над Вашей партийной совестью мы, конечно, оставляем Вам самим дать надлежащий ответ. Мы же думаем, что нет такого партийного учреждения, которое решилось бы хоть в какой-нибудь мере и в какой бы то ни было форме, хотя бы косвенно, солидаризироваться с Романами, Юриями, М-лами и их сообщниками. Такие лица и учреждения должны были бы быть немедленно и открыто от имени всей партии пригвождены к позорному столбу. И мы в ЦО нашей партии, куда мы поставлены волей пленума, будем непреклонно проводить такую линию. Всякого, кто свяжет свою судьбу с разрушителями партии, постигнет та же участь - кто бы он ни был.

10. В конце своего заявления авторы его угрожают Вам, что, если Вы не поступите по их воле, они займутся разоблачением дел, ликвидированных пленумом ЦК*152. И это они обещают Вам сделать вопреки постановлению ЦК. Но эта угроза есть уже не обыкновенный Fraktioneller Dreck*152a, как выразился представитель латышской социал-демократии*153 на пленуме ЦК по поводу размазывания этих дел голосовцами ради фракционной грязи: это есть уже прямой фракционный шантаж по отношению к ЗБЦК. И уж конечно, Вам самим, товарищи, мы предоставляем достойно разделаться с шантажистами фракционной грязи.

Но мы отказываемся ловить все фальсификации, извращения фактов и заведомую ложь, накопленную против нас в заявлениях, жалобах, протестах Мартова и Дана. Вы сами, товарищи, сумеете, несомненно, разобраться во всей этой фракционной грязи, хотя не сомневаемся, что она вызовет в Вас такое же естественное чувство омерзения, как и в нас. Но мы хотели бы в заключение обратить Ваше внимание на два обстоятельства.

Во-первых. Мы напоминаем, что нынешняя [попытка] (в оригинале - "политика". - Ю. Ф., Г. Ч.) голосовцев сорвать ЦК - не первая. Летом 908 г., когда цекисты-большевики были арестованы, голосовцы сделали уже одну такую доблестную попытку, разоблаченную на пленуме ЦК (в августе 908 г.).

стр. 5

С предложением вступить в заговор для срыва ЦК голосовцы обратились тогда к товарищам бундовцам. Но член ЦК Бунда (тов. Э. [Эзра-Розен]) сообщил об этом члену ЦК б[ольшевик]у (тов. Г. [Зиновьеву]), только что вышедшему из тюрьмы, и заговорщическая попытка сорвалась. У нас и сейчас хранится письмо члена ЦК Бунда, в котором он пишет, что главари голосовцев отрицают самое "Existenzrecht" [право на существование] ЦК и предлагают его заменить каким-то информационным Бюро. Факт обращения голосовцев-цекистов в ЦК Бунда с таким предложением предать партию подтвержден и другими товарищами из Бунда на декабрьской (1908 г.) конференции (см. протоколы конфер[енции])*154. Если сопоставите это с недавними разоблачениями товарищей меньшевиков Алексея Московского [Хундадзе]*155 и Г. В. Плеханова*156, а также с тем фактом, что "Голос социал-демократа" ни разу не выступил против ликвидаторов, а, наоборот, постоянно их защищает, требуя теперь признать их равноправной с партией стороной, и даже берет под свою защиту Романа [Ермолаева], М-ла [Исува] и Юрия [Бронштейна-Гарви], то получите довольно яркую картину тех длительных, неутомимых, упорных, самых разнообразных змеиных попыток, которыми ликвидаторы стремятся к своей цели - разрушить партию. И вместе с тем, станет даже для слепого очевидной сама опасность ликвидаторского течения и необходимость бороться против него самым энергичным образом. Ввиду этого мы думаем, что теперь пора опубликовать также и письмо члена ЦК Бунда тов. Э. [Розена - "Эзры"] и вообще все факты, относящиеся к попыткам ликвидировать партию.

Во-вторых. Если два голосовца - наши коллеги по ЦО - пишут Вам, что "минимальное уважение к партии" обязывало бы нас "отказаться от занятия ответственных партийных должностей", то мы думаем, что простое политическое приличие и минимальное уважение к самим себе заставило бы их отказаться от той фальшивой позиции, какую они занимают в партии и в ЦО, выступая одновременно с защитой ликвидаторов. Впрочем, в отличие от них, мы совсем не склонны приписывать злые намерения их личной природе. Ложь, шантажистские угрозы и все прочие их достоинства вытекают не из их злой воли, а из их фальшивой позиции, которая принуждает их на каждом шагу плодить фальшь. Es ist der Fluch der bosen That, dass sie immerboses muss gebahren*156a. А проклятие их худого поступка состоит именно в том, что они одновременно сидят в органе партии и в органе, ликвидирующем партию, вследствие чего берут на себя противоречивую миссию стоять и за партию, и против партии. Благодаря этому у них не хватает даже такого "мужества", которым обладают Романы, Юрии, М-лы. Так их позиция несовместима ни с простым политическим приличием, ни с минимальным уважением к самим себе. Это и создает ту фальшивую позицию, ту - если можно так выразиться - своеобразную азефовщину для ликвидаторских целей, которая толкает их при самой доброй воле к самым недостойным поступкам*157.

Члены ред[акции] ЦО

А. Вар, Г. Зиновьев, Н. Ленин

P.S. Копию настоящего заявления мы немедленно пересылаем пока только в Русскую коллегию ЦК, в "национальные" ЦК и в органы нашей партийной печати.

40. Группа "Вперед" о партийной конференции*158

[После 5 апреля 1910 года]

РСДРП. Группа "Вперед"

Проект основных предложений для агитации по поводу решения ЦК РСДРП о созыве Общепартийной конференции, выработанный редакционной коллегией группы "Вперед"

стр. 6

ЦК нашей партии на своем последнем собрании принял резолюцию о созыве Общепартийной конференции. При обсуждении этой резолюции, а также письма ЦК к организациям по поводу конференции необходимо ставить и выяснять в организациях следующие пункты и вопросы:

1) Предлагаемый Центральным комитетом план конференции представляет собою несомненную попытку перестроить партийную организацию на новых началах (это признает и сам ЦК, говоря в своем письме о новых условиях, об особом "нормальном" типе социал-демократической организации эпохи третьеиюньской монархии и т.д. - см. письмо ЦК в N 11 "Социал-демократа", с. 11)*159.

2) С точки зрения прежних большевистских организационных взглядов новый организационный план ЦК является громадной уступкой меньшевистским принципам, организационным сдвигом в сторону меньшевизма. По отзыву Плеханова, этот план есть извращенная попытка организации "рабочего съезда" *160, предлагавшегося меньшевиками и отвергнутого, как известно, большевистскими организациями на местах и большевистско-польским блоком Лондонского съезда. По справедливому отзыву редакции меньшевистского "Голоса социал-демократа" (см. статью Мартова в N 19 - 20 "Голоса социал-демократа"), хотя в плане конференции как будто и сохранена видимость большевистских принципов, но сохранена так, что "сторонникам меньшевистской точки зрения не остается желать ничего лучшего"*161.

3) Этот отказ от организационных взглядов большевизма и сдвиг к меньшевикам является с практической точки зрения совершенно необъяснимым, ибо практика показала, что организационные планы меньшевиков не только оказались безжизненными, не только не привели к действительному созданию "широкой рабочей партии", "рабочего съезда" и проч., но лишь вызвали разложение самих меньшевистских организаций, растворение в бесформенной, полусоциалистической толпе "легализаторов" и "ликвидаторов" всякого рода, с уходом значительной части партийных рабочих от меньшевиков к большевикам.

4) Сдвиг к меньшевикам сказался как в составе конференции, так и в проекте ее занятий. По составу проектируемая ЦК конференция, в отличие от прежних партийных конференций, является уже не вполне партийной, а только полупартийной, полу-социал-демократической, ибо в нее входят не только члены нелегальных организаций нашей нелегальной партии, но и группы, работающие в "открытом" движении, а также, что особенно важно, "отдельные деятели" этого движения, т.е. те самые проповедники "малых дел", ликвидирующие прежние задачи, те самые "легализаторы", против которых на страницах Центр[ального] органа велась словесная борьба. Это приравнивание нелегальной организации к "легальным возможностям" уже вызвало справедливый протест Бакинского к[омите]та партии (см. его резолюцию в N 12 "Социал-демократа") и не может не вызвать таких же протестов со стороны других чисто соц. -дем. групп и организаций. Что касается порядка дня, предлагаемого Центральным комитетом, то в нем выдвинуты на первую очередь вопросы "легальной работы" и ликвидированы почти все задачи широкой политической борьбы пролетариата, все задачи нелегальной деятельности партии (вопрос о партийном съезде, о действительном объединении партии с низов, об агитации среди крестьян, о военных организациях и проч.).

5) Эта попытка придать организации партии и ее работе чисто легальный характер является обреченной на неудачу, ибо современное политическое положение, вопреки розовому взгляду ЦК (см. его резолюцию о положении партии), не только не создает условий для проведения такой новой линии, но, напротив, больше чем когда-либо требует напряжения сил

стр. 7

для усиления нелегальной работы и укрепления нелегальных организаций. Кроме того, эта новая линия ЦК проводится им без всякого ведома и согласия самой партии, хотя вопрос идет о ее существеннейших задачах и интересах.

6) Нежелание большинства ЦК содействовать укреплению нелегальной работы сказывается в его приглашении к возможно скорому созыву конференции, причем ЦК в своем письме даже отвергает очевидную, казалось бы, необходимость восстановить сначала работу на местах. Этим самым предрешается и фактический состав конференции, и направление ее занятий, ибо при созыве ее, без предварительной постановки нелегальной работы на местах, она или не соберется вовсе, или на ней будут преобладать те же легализаторские или ликвидаторские элементы, враждебные партии.

7) Такую позицию можно объяснить только тем, что бывшие члены редакции "Пролетария", руководящие большинством ЦК, увидели, что их антиреволюционная позиция с прославлением исключительно думской и чисто легальной работы не встречает поддержки и сочувствия в лучших элементах партийных организаций, и, потеряв опору в членах нелегальной партии, они пытаются опереться в своей оппортунистической тактике на более широкую и менее революционную полу-социал-демократическую толпу "легалистов". Такое уничтожение партии, сдача ее оружия в руки элементов, нередко ведущих борьбу против партии, может привести к крайне серьезным и вредным результатам для дальнейшего развития рабочего движения в России, усилив его оппортунистическое крыло и ослабив революционное течение.

8) Взвесив совокупность всех этих обстоятельств, мы, члены группы "Вперед", своевременно высказывались против проекта конференции, который (в еще более оппортунистической и реакционной форме) выдвинут был редакцией "Пролетария" еще до заседания ЦК, теми членами партии, которые видели в этом проекте платформу для организационного сближения фракций и объединения партии; мы указывали, что действительное объединение может быть создано лишь работой партийных низов, а не сделкой верхушек партии, что легкий отказ от прежних принципов, положенный редакцией "Пролетария" в основу сделки, не только не обеспечит прочности достигнутого соглашения, но, наоборот, обрекает его на неудачу, на полную зависимость от воли и отношений кружков и даже отдельных лиц. Действительность оправдала всецело наши предсказания: немедленно же после разъезда собрания ЦК между бывшими членами редакции "Пролетария" и меньшевиками при усердном содействии Плеханова началась склока, оставляющая позади все прежние достигнутые ступени фракционной борьбы.

9) Ввиду всего этого мы, не отказываясь от подчинения решениям ЦК и не уклоняясь от участия в конференции, если за нее выскажутся местные организации партии, должны обратить самое серьезное внимание всех товарищей рабочих на особое значение проекта ЦК и поставить вопрос о том, насколько этот проект целесообразен. Кроме того, надо добиваться, чтобы партийные организации обсудили также, не целесообразнее ли строить сперва съезд чисто партийного характера (он будет стоить не дороже, а дешевле конференции), не передавая пока ведения партийных дел в руки непартийных и полупартийных групп и отдельных деятелей, как это предполагает ЦК. Только такой чисто партийный съезд имеет по партийному уставу право потребовать от ЦК отчета за три года его деятельности, реорганизовать партию в ее центре и на местах, и только он - разумеется, при надлежащей его подготовке и широких выборах - может восстановить социал-демократическую работу на действительно партийных и революционных началах. Но для подготовки такого съезда нужна длительная и упорная работа местных организаций, работа самих рабочих.

Редакционная коллегия группы "Вперед"

стр. 8

41. Г. А. Алексинский - А. В. Луначарскому

[Апрель 1910 года] Дорогой тов. А. В.! Листок этот написан ввиду запросов о нашем отношении к конференции. Опрос наличных членов дал такие итоги:

1) Является ли листок этот развитием основных взглядов, принятых группой "Вперед"161а *162? (Четыре - Домов [М. Н. Покровский], Ал-ский [Алексинский], Степинский [В. Р. Менжинский], Максим [А. А. Богданов] - за; один, Лядов - воздержался.)

2) Издать ли его (под заглавием "Проект основных положений" и т.д.)? (Те же четыре - за; один (Ляд[ов]) - воздержался.)

Прочтите Вы и немедленно сообщите Ваше мнение, не забывши вернуть рукопись. Пожалуйста, не задержите с ответом*163. Привет. Г. Алексинский

42. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

10 апреля (28 марта) 1910 года ...Сейчас у нас здесь в Петербурге на очереди дня стоит вопрос о "Нашей заре". Делаются всяческие усилия продержаться до осени. Если журнал до осени протянет, может быть, он выживет и дальше. Как я предполагал с самого начала, чувствуется страшный недостаток сил, неспетость публики и отвычка дискутировать целый ряд вопросов. Почти совсем нет общей публицистики. Текущая политика также мало удовлетворительна, но - le vin est ouvert; il faut le boire*163a. Мне кажется, что Плеханов дает, между прочим, кое-какой материал для обсуждения, заслуживающий внимания. Его постановка вопроса о гегемонии, в письме к Мартынову*164, чрезвычайно характерна: она показывает, что я был прав, когда отмечал, что с вопросом о гегемонии придется еще посчитаться, как с последней цитаделью большевистских и всяческих подобного рода взглядов. Мне кажется, что всплывает также вопрос (о нем я хочу говорить) об основах для группировок людей (в связи отчасти с вопросом о "вещи в себе" etc., как он ставится Плехановым). Намечаются две тенденции решения вопроса, друг другу противоположные и одинаково вредные: тенденция a la Плеханов и тенденция a la Юшкевич*165 1. Необходимо разработать вопрос о средней и единственно верной линии...

Ф. И. [Дан] меня опять удивил своей последней статьей: в такой кричащей форме он до сих пор еще не излагал своих надежд на крупную буржуазию. Недоумеваю*166... Об объединении ничего не пишу. Вы, вероятно, уже достаточно наслышались местных отзывов. Скажу только, что я еще не видал живьем ни одного свидетеля этого знаменательного fait [события]*167. Жму руку. А. П[отресов]

43. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову

1апреля [1910 года] ...На Вас предстоит новый натиск по поводу статьи в "Нашей заре"*168. Кажется, решено признать ее "манифестом ликвидаторства", первым открытым проявлением антипартийности etc. Пока уже видел лишь несколько фраз в рукописи Раппопорта*169, который, не шумя, делает себе карьеру на "ликвидаторах", так как его выставляют как раскаявшегося грешника, "партийного меньшевика", смеющего открыто бороться с крамолой. Этот гусь оказался еще более беспринципной дрянью, чем можно было думать по прежним его подвигам. Затем мобилизуется Плеханов*170.

О вашей статье должен сказать, что только "ликвидаторская" ее часть меня удовлетворила вполне*171. Говоря о судьбах либерализма, Вы не договариваетесь до собственных выводов, - дефект, общий многим статьям в "На-

стр. 9

шей заре". Как кажется, у Вас это происходит оттого, что Вы "боитесь" вывода о возрастающей роли "буржуазности" в дальнейшем развитии русской жизни. Ибо, если должна возрастать роль "буржуазности" вообще, то, в частности, должна возрастать и роль буржуазии - и "средней" и крупной - в общественных идеологиях, и тогда уже нельзя изображать "октябристский уклон" право-кадетских "веховцев" как полную ликвидацию ими либерализма, что можно прочесть в Вашей характеристике. Вы опять поднимаете в письмах вопрос о "ликвидации" идеи гегемонии. Я думаю, что тут именно приложимо то, что Вы пишете о ликвидации партии: не осталось ничего ликвидировать, ибо надежд на то, чтобы "гегемонное" положение в демократии снова к нам вернулось, почти не осталось даже и в большевистском лагере.

Поэтому я и считал ошибкой Мартынова*172, что он поднял перчатку, брошенную Каменевым по поводу Вашей статьи, и дал возможность Плеханову наболтать глупостей об основательности его "гегемонных" идей в прошлом. Сейчас, чем далее, тем этот спор имеет лишь исторический интерес. Кстати, вскоре будет опубликовано резюме грузинских статей, написанных два года назад Костровым*173 по этому вопросу: он там весьма решительно поставил проблему так: пока фактически осуществлялась гегемония социал-демократии в движении демократии, это значило, что не созрели условия для буржуазной революции. Если условия для нее действительно созреют, то в демократическом движении не будет никакой гегемонии социал-демократии. Постановка эта мне представляется вполне правильной (к ней в частных беседах готов склониться и Аксельрод) и имеющей актуальное политическое значение. Но вывод из нее может быть только один: в возрожденном движении демократии все, что утратит в своем влиянии идеология пролетариата, приобретает идеология буржуазии. Зато удельный вес третьего элемента - народнического - во всяком случае не возрастет по сравнению с началом века, а скорее упадет и, следовательно, хотя бы самостоятельное движение сельской и городской непролетарской демократии и играло более центральную роль, чем прежде, и даже, пожалуй, роль гегемона в общенациональном движении, но, более слабо окрашенное специфическим народническим моментом, это движение будет носить довольно определенно мелкобуржуазный характер, т.е. не будет находиться в принципиальном антагонизме с буржуазией, как таковой, а напротив, будет опять стоять на одном с ней базисе. Это и означает растущую политическую роль буржуазии в освободительной борьбе следующего периода. Так что, поднимая вопрос о "гегемонии" пролетариата, никак не уйдешь от перспективы подчеркивать все более и более важную роль буржуазии как более или менее активного фактора будущего прогрессивного движения. Я не знаю, не сказал ли Дан в последней статье каких-либо неловких фраз, которые пошли далее его мысли, но существо этих мыслей мне представляется безусловно верным.

Еще в Вашей статье нахожу неудачным место о махизме. Вышло у Вас неубедительно, и ссылка на Каутского заставит многих не заметить и то, что у Вас безусловно верно. Каутский-то, во всяком случае, дал "маху с Махом"*174. У него вышло, что ни при каких условиях споры о теоретических основах марксизма не имеют непосредственно партийно-политического значения. Это безусловно неверно, и я был очень доволен, что в "Возрождении" Аврамов*175 выступил против этого взгляда (я давно собирался это сделать), хотя и не сумев подчеркнуть, что все-таки гнать из партии и величать "господами" нельзя зашибающих марксизмом (как нельзя было бы и тех, кто зашибался бембаверкизмом2 или другой экономической ересью). Но Вы не ставите вопрос так категорически, как Каутский, и указываете на эпизод Дюринг-Энгельса*176. Вы допускаете, что можно размежеваться из-за Маха,

стр. 10

если с Махом связана какая-нибудь общественно-политическая тенденция. Плеханов, по Вашим словам, этой связи не указал и указать не может. Хорошо. Но, когда Вы дальше пишете, что партия как организация исчезла и осталась лишь как идейное течение, то, сами того не замечая, формулируете предпосылку, достаточную для того, чтобы оценить борьбу материализма с махизмом иначе, чем делаете Вы. Если партии как организации нет, а в идейном течении царит идейная растерянность и забвение традиций, то пропаганда забытых слов теории приобретает eo ipso [тем самым] значение реального политического дела и хоть и не может собою заменить собирания сил на почве политической работы, но может и должна сопровождать это собирание. Тем самым критика критики материалистических основ марксизма перестает быть делом третьестепенным, становится одним из очередных дел. "Пустяком" поэтому является лишь попытка выдавать сертификаты партийной благонадежности по признаку отношения к вещи в себе, вообще, смешивать теоретическую борьбу с организационной. Но таким же пустяком было бы в 1903 г. исключение из партии или отлучение кого-нибудь, сочетающего признание программы с "идеалистическими" поправками к историческому материализму, хотя несомненно, что в то время связь общественных течений известного рода с "идеализмом" была очевидна.

Здешнее пресловутое "объединение" развивается своим "диалектическим" путем, характеризуясь склокой и руганью, какой и старожилы не запомнят. Если б не сюрприз с "отказом трех меньшевиков" (в том виде, как он стал известен), который позволил производить Ленину и Плеханову диверсии, наш здешний чисто дипломатический ход с "объединением" достиг бы поставленной нами себе прежде всего цели: политически уничтожить ленинщину и плехановщину, дав им возможность и случай развернуть все скрытые в их теперешнем положении противоречия. "Ликвидаторам" надо было держаться тактики laisser faire [пусть их...] и, как это они делали в "письме 16-ти"*177, не мешать "вмещать партийность" тем, которые ее "могут вместить". Незачем было смущаться ни пустыми фразами резолюции об "уклонениях", которые надо "преодолевать" и которые были определены так, что под них подходили лишь беззаглавцы; не смущаться комментариев к этим резолюциям, которые естественно пытались втиснуть в это определение всех и всякого; не смущаться, наконец, и неконспиративностью всех этих постановлений об "установлении связи" etc.: поскольку они вредны, этот вред уже три года приносится каждой статьей о союзах, клубах, думской фракции и съездах - этому злу нельзя помочь, пока официальная "власть" в руках людей, которые не склонны "щадить" ростки нового движения*178. А раз все это все равно прокламировалось бы при всяком удобном и неудобном случае, то надо было не смотреть на текст резолюций и комментариев, а воспользоваться маленьким представившимся шансом поставить практическую работу меньшевиков под защиту "партийного" флага, который вынуждены были предоставить нам большевики просто потому, что у них не осталось ни людей, ни позиций в открытом движении и что их теснили собственные отзовисты.

Ну, пока об этом довольно. Жму руку.

Ю. Ц.

44. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

9 мая (26 апреля) 1910 года

Дорогой Ю. О.!

Я долго не отвечал Вам на Ваше письмо, потому что меня опять прихватила болезнь. В который уже это раз эту зиму! А между тем мне хочется ответить на некоторые из Ваших замечаний на мою статью в "Н[ашей] з[аре]".

стр. 11

Вы пишете о недоговоренности моей статьи в том, что касается судеб либерализма, и ставите это в связь с тем, что я "боюсь" вывода "о возрастающей роли буржуазности в дальнейшем развитии русской жизни". Ну, "возрастающей"-то "роли буржуазности" в развитии русской жизни я, положим, не боюсь, а "боюсь", действительно, того толкования ее, которое встречаю и у Вас, и в особенности у Ф. И. [Дана], у которого это толкование особенно обнаженно и потому чрезвычайно отчетливо. Но о его точке зрения и его аргументации я сейчас говорить не буду, ибо Вы прочтете мое мнение о ней в письме, которое я написал ему по этому поводу*179. Сейчас же я буду говорить о тезисе Вашего письма, который гласит: "в возрожденном движении демократии все, что утратит в своем влиянии идеология пролетариата, приобретет идеология буржуазии". Если б этот тезис говорил только о том, что демократия наша что дальше то больше становится определенно буржуазной, что дальше то больше исчезает в ней "принципиальный антагонизм с буржуазией как таковой", то я бы вполне его принял и готов был бы под ним подписаться. Я бы только всюду, где Вы говорите - буржуазия, говорил бы: буржуазный строй, ибо думаю, что в таком безличном способе выражения лучше бы выразился действительно идущий процесс. Ведь вот, например, когда, оглядываясь на прошлое, мы сравниваем народников 70-х годов с народниками 80-х и 90-х, то мы вне всякого сомнения замечаем нарастание буржуазности; народники 80-х и 90-х гг. уже, в сущности, "не находились в принципиальном антагонизме с буржуазией, как таковой", то есть, с буржуазным укладом, как народники-революционеры начала 70-х годов; их "мелкобуржуазность" - как их всегда квалифицировали марксисты - была весьма ярко выражена, но это не мешало им ругательски ругать буржуазию. Даже либералы "Вестника Европы"*180 всегда упражнялись в этой ругани. Так вот и теперь: наша демократия, поскольку в ней представлена не только средняя, но и мелкая буржуазия, несмотря на продолжающееся нарастание буржуазности, будет, вероятно, еще долго подчеркивать свой антагонизм к крупному капиталу, будет - при случае - даже иметь социалистический налет. Одно отнюдь не исключает другого, оно может даже тем удобнее быть совмещаемо с другим, чем резче в представлении широких общественных кругов "буржуазность" закреплена как бы за одной только капиталистической буржуазией, и чем больше все остальные слои буржуазного общества тем самым выносятся за скобки этой буржуазности. Эта фиксация буржуазности за одной крупной буржуазией есть старая народническая традиция, и мне чудится порой, что она - как это ни странно - именно она дает себя знать в том пристальном внимании, с которым взор, перескакивая через головы буржуазной массы вообще, следит теперь за всеми телодвижениями представителей именно крупного капитала. И когда говорят теперь "идеология буржуазии", то разумеют не кадетов (я не говорю уже про тех, кто находятся "левее кадетов"), а непременно Гучкова*181, Крестовникова*182 и им подобных. А когда думают о ... [пропуск]*183.

...либерализм и вообще-то всегда не очень вязался с этим слоем буржуазии, а сейчас и подавно. Возможно, разумеется, известное "полевение" этого слоя буржуазии, возможны - при известной комбинации условий - отдельные либеральные действия, но уже невозможно создание при непосредственном воздействии этого слоя какой-либо идеологии либерализма, то есть создание хотя бы сколько-нибудь цельного миросозерцания... [пропуск].

..."освободительное движение" различных слоев буржуазной демократии и поскольку это движение встретит надобность в идеологическом элементе, этот элемент, всего вероятнее, будет представлять эклектическую окрошку из взглядов, среди которых народничество, как Вы верно говорите,

стр. 12

"скорее упадет" в своем значении, но из которых едва ли будут окончательно устранены социалистические ингредиенты. И это потому, между прочим, что в этом буржуазно-демократическом движении в качестве неотделимого элемента будет играть роль мелкобуржуазное миросозерцание: нас ждет в будущем всякая помесь из либеральных и радикальных взглядов... Мне думается, что, поскольку это можно было сделать, я в своей статье дал намек на такое мое представление о будущем либерализме и либерализме и будущей демократии.

Теперь о другом Вашем возражении. Я думаю, что каков бы ни был махизм, но Каутскому его заметку о махизме продиктовало здоровое чутьё и понимание того, что в таком широком общественном движении, как социал-демократическое, является центральным, и что второстепенным, побочным, привходящим, не составляющим непосредственного идейного цемента движения183a. Вы пишете: "Если партии как организации нет, а в идейном течении царит идейная растерянность и забвение традиций, то пропаганда забытых слов теории приобретает eo ipso значение реально-политического дела и, хотя и не может собою заменить собирания сил на почве политической работы, но может и должна сопровождать это собирание". Правильно. Но это отнюдь ничего не говорит против того, что и в том случае, когда партии как организации не существует, партия как идейное движение укрепляется прежде всего разработкой тех вопросов, которые являются вопросами "обществоведения" - если можно так выразиться. Идейное движение укрепляется, когда оттачивается оружие - материалистическое понимание истории, марксизм как исторический метод, когда внимание направляется в первую голову на историю, политическую экономию, на исследование прошлого и настоящего во взаимоотношениях общественных классов и их идеологических проекций183б. Когда же этого нет и философствование принимает вид поветрия при полной летаргии в идейной жизни вообще, тогда мне представляется дело неладным. Тут неблагополучно! И само по себе почтенное занятие философией приобретает в своем гипертрофированном виде значение показателя, что что-то гнило в этом царстве. Только с точки зрения этой диспропорции, как показателя неблагополучия, я и подхожу к спору марксистов с махистами, нимало не имея в виду затыкать им рот и мешать им упражняться в этом деле: упражняйтесь на славу, но только не придавайте вашим занятиям не соответствующего им характера и не забывайте, что спор по специальным философским вопросам в гораздо большей степени, чем любой экономический спор о ценности и тому подобн[ое], недоступен партийной массе, что он, по существу, остается и не может не оставаться спором среди немногих посвященных. При таких условиях тем менее возможно заставлять партийную массу присягать тому, что понятно и доступно только этой клике посвященных. Ведь не случайно же, что Каутский, - кажется, довольно-таки образованный человек - оказывается профаном в философии... Это не случайность, и из этого надо сделать соответствующие выводы. Очевидно, что не только нельзя вопрос о "вещи в себе" сделать оселком партийности, но нельзя этот вопрос вообще сделать цементом идейного здания: цементирует в общественном движении только то, что приемлется этим движением, что связано с ним уловимою для сознания общественно-психологической связью. Затроньте учение о классовой борьбе, затроньте любой из вопросов, любую из "теорет[ических] основ марксизма" как исторической философии, и вы заденете больно сознание марксистов, и вы увидите, как рикошетом ощущается удар всем движением. Но этого ощущения не дает и не может дать спор о "вещи в себе", хотя бы Плеханов был тысячу раз прав... И в этом огромная разница, которую непосредственно должен был чувствовать Каутский всем

стр. 13

опытом старого борца, всем здравым смыслом члена германской социал-демократии.

Еще два слова о гегемонии. Мне кажется, что Вы жестоко ошибаетесь, полагая, что в этом вопросе нам нечего "ликвидировать". Во-первых, меня удивляет, что Вы те "глупости", которые Плеханов наговорил в статье против Мартынова, относите к прошлому времени, тогда как они имеют самый актуальный интерес, а во-вторых, мне неоднократно приходится слышать (совсем на днях еще получил письмо от одной ссыльной колонии в Сибири, где этот вопрос дискутировался), что для многих и многих крушение идеи гегемонии есть с тем вместе крушение всех надежд, есть потеря социал-демократической позиции, есть открытие дверей реставрированному народоправчеству*184.

На этот-то пункт, чреватый последствиями, и следует обратить внимание - в предупреждение...*185 выводов. Ну, кончаю. В заключение несколько слов о "Нашей заре". Я был - как Вы хорошо это знаете - с самого начала большим пессимистом и не был в числе тех, кто хотел во что бы то ни стало создать орган. Теперь для меня совершенно очевидно - как, впрочем, и раньше - что сил российских из рук вон мало, что, если Вы, Ф. И. [Дан], П. П. [Маслов] и Мартынов не приложите с своей стороны усилий и не будете рассматривать этот орган как такую же свою арену действий, какой она является для петербуржцев (несмотря на отдельные разногласия, по поводу которых можно при случае высказаться, давая образчик того, что можно спорить и не расходиться), то просто не стоит и огород городить. Примите это во внимание и взвесьте. Моя статья вызвала требование Ленина, обращенное к большевикам, уйти из сотрудников этого органа "ренегатов". Ушли Бонч*186 3, Н. Соколов*187 4 и Финн*188 5. Ольминский*189 6 и Базаров*190 не послушались. Базаров пишет статью по поводу ликвидаторской части моей статьи. Юшкевич*191 написал по поводу философской части, а также по поводу некоторых заявлений Меринга и Каутского. Буду отвечать. Хочу также мобилизовать Ортодокс*192, которая, разумеется, в большой обиде на мою статью, хотя в частных разговорах со мной высказывалась весьма сходно со мной по поводу современного философского поветрия. В следующем номере "Нашей зари" будет продолжение моих "Критических набросков"*193, хочу, между прочим, высказаться по вопросу, на чем группироваться и на чем раскалываться. Коснусь интересной в этом отношении и характерной для кадетизма статьи Овсянико-Куликовского7 в Анти-Вехах*194, а также Изгоева8 в последней "Русской мысли"*195. Ответа (коллективного) Плеханову еще не видал*196. Только что прочел гнусную заметку Рязанова в "Neue Zeit" об "Общественном движении" и о моей статье*197. Не знаю, реагировать ли на нее, или не стоит?

Жму руку. П. П[отресов]

P.S. Инцидент со статьей Ф. И. [Дана] показал, что, очевидно, нам неудобно сноситься через Смирнова. Поэтому, пишите и направляйте рукописи для "Нашей зари" либо мне, либо Вл.О. [Цедербаум-Левицкому]*198 9.

45. П. Б. Аксельрод - С. М. Ингерману*199 10

28 мая 1910 года

[Meudon]

Дорогой друг!

Ради экономии времени да ради избавления себя лично от сомнительного удовольствия расписывать наши внутрипартийные дела, прилагаю письмо наше (копию письма) к латышскому члену заграничного отдела ЦК*200.

стр. 14

Дело в том, что поехавший отсюда большевик (... из ЦК)*201, по-видимому, настроил уже своего большевистского коллегу в России в пользу новых мошеннических подвохов. Так как здешние латыши и бундисты на своей спине почувствовали прелести большевистского режима, то нужно надеяться, что они проявят хоть правокадетскую настойчивость в отстаивании партийных договоров и постановлений. Вот почему мы решили обратиться к латвийскому представителю в ЗБЦК и через него к его товарищам в русском ЦК; копию этого-то письма я и посылаю Вам к сведению; мне кажется, что не мешало бы показать его Ромму*202 11 и другим близким товарищам.

Я еду в Цюрих к дочери *203 и оттуда на лето куда-нибудь, собираюсь в дорогу, а потому очень спешу. Ваше последнее письмо получил, и подуло на меня от него цивилизацией, и Вы с трудом представите себе, с какой приятностью и жадностью вдыхаешь свежий воздух политической культуры - посреди царящего в нашей среде политического варварства. Надеюсь, Вы и "Полос] с[оциал-демократа]" и дополнение к "Дневнику" Плех[анова] уже получили? Я неоднократно просил высылать Вам все выходящие у нас вещи, а потом оказывается, что адрес Ваш забыли записать или потеряли. Ну, на этот раз простите - очень некогда и спешу. Сердечный привет Вашей жене. Крепко жму Вам и ей руки.

Ваш П. Аксельрод

Привет Ромму и Джемсу*204 12

(Продолжение следует)

Примечания

Б. И. Николаевского к документам NN 39 - 45 (в тексте отмечены звездочками).

136. Печатается по гектографированной копии, экземпляр которой имеется в собрании документов Б. И. Николаевского (в Библиографическом указателе Валка этот документ не зарегистрирован и в литературе неизвестен). Являясь ответом на док. N 38, данное "Заявление", несомненно, было разослано тем же учреждениям и лицам, что и док. N 38 (см. выше прим. 122). Весь стиль документа доказывает, что его автором был Ленин13.

137. Среди резолюций январского пленума ЦК, регулировавших организационные отношения внутри центрального аппарата партии и в свое время не опубликованных, имелась следующая: "Апелляция по конфликтам в редакции ЦО переносится в ЗБЦК. Дальнейшей инстанцией является ЦК, действующий в России" (опубликована Мартовым и Даном в N 21 "Голоса социал-демократа" от апреля 1910 г. и никем не была оспорена)14. Тем не менее Ленин с самого начала конфликтов в редакции ЦО после январского пленума стал на позицию полного отрицания за ЗБЦК какого-либо права разбирать внутриредакционные конфликты: это входило в состав тогдашней политики Ленина, который настаивал, что редакция ЦО является высшей партийной инстанцией после ЦК.

138. "Автор грузинской статьи" - это Н. Н. Жордания, который после пленума ЦК несколько месяцев прожил в Италии; его ответ на "Письма" Сталина, действительно, появился за подписью "Ан" в том же номере "Дискуссионного листка", что и статья Сталина. Эта подпись "Ан" Жордания взята от его партийного псевдонима "Андриан", которым он пользовался в те годы (псевдонимы "Андриан" и "Анриан" в советской исторической литературе не раскрыты, - см., например, Ленинский сборник, т. XVIII, с. 13 - 17).

139. Ленин умалчивает, что эти решения об исключении части статьи Сталина и о передаче остальной в "Дискуссионный листок" были приняты группою Ленина уже после протеста Мартова и Дана.

140. В статье Дана "Задачи партии по отношению к профессиональному движению" (напечатана в N 21 "Голоса социал-демократа") совершенно нет термина "борьба за легальность". Отвечая на статью К.15: "Задачи экономической борьбы" (Социал-демократ, 1910, N 11), Дан подчеркивает, что он берет вопрос только в той плоскости, в которой его берет К., который ввиду полицейских репрессий против профсоюзов предлагает отказаться от попыток строить открытые профорганизации, а функции руководства экономической борьбой возложить на партийные организации. Дан доказывал, почему это и неосуществимо, и было бы крайне опасно для партийных организаций, и настаивал на недопустимости отка-

стр. 15

за от борьбы за открытое существование профсоюзов. "Не сдавать открытые позиции, - резюмирует Дан свои выводы, - а наоборот, организовать борьбу за открытое существование рабочих организаций - вот в чем состоит задача партии по отношению к переживаемому этими организациями кризису". В крайнем случае необходимо прибегать к созданию хотя бы нелегальных профсоюзов, но ни в коем случае не возлагать на партию дело руководства экономической борьбой.

Отклонив статью Дана, ленинское большинство редакции "Социал-демократа" в N 13 напечатало редакционную статью (ее автором, по-видимому, был Зиновьев) "Профессиональное движение и наши задачи", в которой давало свое решение вопроса: отклоняя лозунг передачи дела руководства экономической борьбой партийным организациям и считая необходимым продолжение борьбы за открытые профсоюзы, автор статьи центр тяжести вопроса переносил на лозунги, под которыми следует вести эту борьбу: "Наша агитация должна быть поставлена так, чтобы на вопрос рабочего, за что бороться, он получал от партийного агитатора ответ: за революцию".

141. "Подпольные адвокаты", т.е. частные ходатаи по делам в судах и административных органах, очень широко занимавшиеся сутяжничеством и крючкотворством. Ленину, несомненно, приходилось часто с ними сталкиваться во время его адвокатской практики в Самаре в 1892 - 1893 годах.

142. Как видно из документа N 38, на заседании редакции 25 марта Ленин, Зиновьев и Варский заявили, что они не только "отдельно совещались" относительно статьи, но и уже "одобрили" эту статью. Заявление от 5 апреля этого факта не опровергает.

143. Это утверждение неправильно, так как и в цитатах, приведенных Лениным, и в его комментариях совершенно определенно говорится об отказе "Михаила, Романа и Юрия" не только "поддержать ЦК", но "даже явиться на одно заседание для кооптации": участвовать в заседаниях ЦК, особенно для кооптации других членов, могли, конечно, только полноправные члены ЦК. Статья Ленина тем самым, действительно, раскрывала для полиции факт принадлежности лиц, скрывавшихся под этими псевдонимами, к составу ЦК РСДРП. Делаемая ниже Лениным ссылка на опубликование в "Голосе социал-демократа" подписей ряда меньшевиков (в том числе и Романа и Юрия) под "Открытым письмом" Плеханову неосновательна, так как это письмо ни о какой организации не говорило, а с точки зрения полицейских отношений, которые существовали в период 1908 - 1914 гг., криминальным являлся больше всего факт принадлежности к подпольной организации, каковой был ЦК.

144. Эту фразу, действительно, пустил в обращение Плеханов в статье "Шила в мешке не утаишь" (Дневник социал-демократа, N 19, с. 20).

144а. Тут авторы заявления возмущаются, что "читателям статьи не сообщается также о том, что польские социал-демократы до сих пор не могли найти никого, кто согласился бы представлять их в ЦК". При этом имеют еще особое мужество подчеркнуть эти слова. Это такая же гнусная ложь, как и другие утверждения заявления. Как до пленума польск[ие] социал-демократы имели своего представителя в ЦК*145, так и сейчас, после пленума, имеется представитель, ждущий известия, когда ему поехать на заседания ЦК. Но еще неделю тому назад польский цекист получил письмо от своего коллеги из Москвы, из которого вытекает, что ему надо ждать, ибо ЦК еще не может собраться. - Примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.

145. Начиная с апреля 1908 г., когда в Петербурге был арестован представитель ПСД Варский (и был отправлен в ссылку в Архангельскую губернию на два года), ни один польский социал-демократ не принимал регулярного участия в работах общепартийного ЦК: в августе 1908 г. ПСД свое место в Русском бюро ЦК уступила большевику Дубровинскому; после ареста последнего в 1909 г. два или три раза на заседания Русского бюро приезжал от ПСД Ганецкий, тогда еще не порвавший с группой Тышко-Варского; тот же Ганецкий должен был в мае 1910 г. ехать на заседание Русского бюро в Москву, но так и не поехал, что и спасло его от ареста (были арестованы большевики Ногин и Дубровинский, меньшевик Сверчков, специально приехавший из Парижа, и латыш, фамилию которого установить не удалось; уцелел только И. Л. Юдин-Айзенштадт, делегат Бунда, который со старых лет был большим специалистом по выяснению полицейской слежки, а потому немедленно же по приезде в Москву сумел установить, что все "явки" ЦК густо "обложены" шпиками, и, хотя с большим трудом, но успел ускользнуть от наблюдения).

146. Это утверждение Ленина неправильно: печатать его статью в "Социал-демократе", хотя бы с примечанием редакции, Мартову не предлагали. Об отказе ее напечатать в тогдашней литературе велась полемика, и Ленин никогда в печати не заявлял, что такое предложение было сделано, никогда утверждений Мартова, что речь шла только о передаче в "Дискуссионный листок", не оспаривал.

147. Вопрос о напечатании статьи Мартова "На верном пути" действительно имел для меньшевиков вообще и особенно для Мартова лично огромное значение: во время заседаний пленума Мартов поверил (если и не полностью, то в значительной мере) заявлениям и

стр. 16

"националов", и особенно большевиков-примиренцев об их искреннем желании изменить общие порядки, установленные Лениным в ЦК и в редакции ЦО. В частности, его уверяли, что он получит возможность высказать в "Социал-демократе" свою точку зрения на итоги пленума, если даже эта точка зрения и будет расходиться с мнением большинства редакции. Именно это Мартов и имел в виду, когда заявлял на пленуме, что вопрос о временной приостановке "Голоса социал-демократа" "после выпуска ближайшего номера" для него связан с "результатами работы новой редакции ЦО" (ЛЕНИН. Соч., 2-е изд., т. XIV, с. 282)16. Эти результаты выяснились скорее, чем думал Мартов. Столкновение о помещении статьи "На верном пути" показало Мартову, что Ленин и его группа не только не склонны взять "новый курс" в области внутрипартийных отношений, но, наоборот, сознательно ведут политику на взрыв соглашения.

148. Письмо ЦК "Ко всем социал-демократическим партийным организациям, группам и кружкам", посвященное вопросу "Об очередной партийной конференции", было выпущено сначала отдельным листком, а затем напечатано в N 11 "Социал-демократа". Для редактирования его пленумом ЦК была выбрана особая комиссия в составе Дубровинского, Зиновьева и Мартова; проект письма был составлен Зиновьевым и затем проредактирован указанной комиссией. Некоторые места, относящиеся к вопросу о представительстве на конференции "социал-демократических групп в легальном движении", в этом письме отредактированы более расплывчато, чем в резолюциях самого пленума, но в основном это "Письмо" придерживается этих резолюций. Совершенно иное содержание имеет статья "К вопросу о партийной конференции", напечатанная в N 12 "Социал-демократа", автором которой был Зиновьев (см. выше прим. 125): эта статья вопрос о привлечении к участию в конференции "социал-демократических групп в легальном движении" заменяет вопросом о необходимости борьбы не только против "ликвидаторов" и даже не только против "охотников "мирить" партию с ликвидаторами" (под эту категорию тогда подводили сторонников "Голоса социал-демократа"), но и против "охотников "мирить" ее с теми, кто в свою очередь "мирит" ее с ликвидаторами" (под этим многоэтажным псевдонимом скрывались большевики-"примиренцы" типа Ногина, Дубровинского и др., которые, как признает Зиновьев в своей "Истории РКП(б)", вынудили Ленина сделать на пленуме вид, что он уступает этим "примиренцам"). Быть представленным на конференции, согласно статье Зиновьева, могли только те "социал-демократические группы в легальном движении", которые удовлетворяли этого рода требованиям.

149. Ленин тогда, по-видимому, действительно считал, что Дан является тем "злым духом", который делает Мартова несклонным идти на уступки большевикам-ленинцам: в статье ""Голос" ликвидаторов против партии" Ленин прямо объявлял Мартова действующим якобы "точно под влиянием какого-то злого духа" (ЛЕНИН. Соч., 2-е изд., т. XIV, с. 258)17. Уверенность Ленина в этом "вредном влиянии" Дана на Мартова подтверждают и воспоминания Крупской: "Помню, - пишет она, - как однажды Владимир Ильич с довольным видом говорил, что с Мартовым хорошо работать, что он на редкость талантливый журналист. Но это было, - добавляет Крупская, - пока не приехал Дан" (КРУПСКАЯ Н. Воспоминания, с. 147). Это замечание Крупской относится как раз к зиме 1909 - 1910 года.

150. Такого отречения Мартов нигде не делал. 150а. Пропуск в подлиннике. - Ред.

151. В отрывках из письма Ногина, которые были опубликованы Лениным, действительно, имеется фраза, которая позволяет делать вывод, будто Ногин считал желательным, как говорится в данном документе, "предание гласности" истории с "Михаилом, Романом и Юрием". Но документы, которые были опубликованы тогда же большевиками в "Социал-демократе", заставляют сомневаться в точности указанного отрывка. В N 13 "Социал-демократа" от 9 мая 1910 г. было опубликовано письмо, направленное в Русское бюро ЦК от имени ЗБЦК, но фактически исходившее только от двух его членов - большевика А. Любимова и латышского социал-демократа Я. Берзина. Это письмо написано с целью защитить Ленина за его выступление с разглашением внутрипартийных секретов, но в то же время и с явным нежеланием авторов письма брать на себя ответственность за все особенности поведения Ленина. Только этим можно объяснить тот факт, что авторы письма ни словом в нем не сообщают, что отрывки из внутриорганизационной переписки Лениным уже опубликованы, а говорят только о том, что они "решили официально сообщить ту часть письма, в которой сообщается о мотивировке трех меньшевиков, всем кандидатам в ЦК за границей и центральным комитетам национальных социал-демократических организаций и в газету "Правда"". Иными словами, они сообщают о рассылке выдержек из документа в порядке доверительной информации для руководящих верхов партии. Факт нарушения доверия, совершенного Лениным, Зиновьевым и Варским, эти два члена ЗБЦК утаивают от Русского бюро, которое по уставу, принятому пленумом, тогда "пользовалось всеми правами ЦК". Основное содержание этого письма составляет

стр. 17

предложение отстранить меньшевиков, Мартова и др., от участия в дальнейшем намечении кандидатов в ЦК от меньшевиков и обратиться за этим к Плеханову.

Одновременно с этим письмом двух членов ЗБЦК в том же номере "Социал-демократа" опубликован ответ Русского бюро, который отклоняет предложение об обращении к Плеханову и требует обращения к Мартову. По вопросу же относительно оглашения выдержек из его писем Русское бюро соглашается с авторами письма от имени ЗБЦК в том, что "мотивировка отказа Михаила и др. от какого-либо участия в работах ЦК безусловно требует широкой огласки внутри партии".

Смысл этого заявления совершенно ясен: Русское бюро только теперь согласилось на огласку мотивировки отказа Михаила, Романа и Юрия войти в ЦК, но оговорило, что речь идет об огласке только "внутри партии". Этого ни в коем случае быть не могло бы, если бы раньше, уже в первом своем письме, это Русское бюро действительно писало о "желательности опубликования отношения товарищей к такому поступку Михаила и др." Эта последняя фраза опубликована явно с каким-то искажением точного текста.

152. Пленум ЦК не просто ликвидировал дела, связанные с экспроприаторской деятельностью лидеров БЦ, но и принял резолюцию о "ложно понятых интересах партии", которыми руководствовались указанные деятели. Никакого решения, запрещавшего объяснять значение этого решения, пленум, конечно, не принимал, и при оценке деятельности указанных лиц каждый имел право указывать на то, что в течение целого значительного периода их деятельности они не умели отличить действительных интересов партии от "ложно понятых", настаивая, что эта их особенность должна быть принята во внимание при оценке их пригодности для занятия ответственных постов в партии.

152а. Фракционная грязь. - Ред.

153. Представителем СДЛК был большевик М. Озолин, сам причастный к экспроприаторской деятельности в Латышском крае.

154. Письмо Эзры-Розена до сих пор не опубликовано; вместо него опубликовано письмо Зиновьева с изложением этого письма Эзры (Ю. КАМЕНЕВ. Две партии. Л. 1924, с. 202- 203). Протоколы конференции января 1909 г., на которые ссылается заявление Ленина, Зиновьева и Варского, хотя они и сохранились в архивах большевиков (ссылки на них имеются в кн. Ленинский сборник, т. XXV, с. 28 - 33), до сих пор тоже не опубликованы, но по справкам советских историков видно, что Эзра-Розен на этой конференции оспаривал то значение, которое большевики придавали его письму: комментарии "Ленинского сборника" говорят, что не только меньшевики, но и "делегат Бунда, автор письма к Зиновьеву (Розен-"Эзра"), пытались затушевать исходный пункт инцидента" (Ленинский сборник, т. XXV, с. 26, прим. 12), т.е. значение письма Эзры.

Действительное содержание того эпизода, которое из фракционных соображений тогда так раздувалось Лениным, Зиновьевым и Варским, состояло в следующем. В июле 1908 г. два члена ЦК, меньшевики Б. И. Гольдштейн-Горев (тогдашний партийный псевдоним "Игорь") и А. С. Мартынов-Пикер (партийный псевдоним "Днепровский") обратились с особым циркулярным письмом ко "Всем меньшевистским организациям", представителями которых они были в ЦК. Вот точный текст этого письма (оно было опубликовано в "Необходимом дополнении к "Дневникам" Г. В. Плеханова", которое вышло в свет 20 апреля 1910 г.):

"ВСЕМ МЕНЬШЕВИСТСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ

Уважаемые товарищи,

С самого начала деятельности нынешнего ЦК обнаружилось, и чем дальше, тем ярче проявлялось полное его бессилие, вызываемое как общим распадом партии, так и фракционной борьбой внутри самого ЦК. Не имея материальных средств для приведения в исполнение своих собственных решений, для посылки своих представителей по организациям, не пользуясь достаточным уважением ни одной из фракций, фактически оторванный от местной работы, ЦК был лишь простой фикцией. В тех же случаях, когда его решения могли иметь серьезное моральное значение, особенно в глазах европейского общественного мнения, а именно в деле борьбы с экспроприаторскими тенденциями, до сих пор развращающими наши ряды и дискредитирующими российскую социал-демократию в глазах социалистов всего мира, большинство ЦК не пожелало проявить достаточно твердости и решимости; а мы, меньшевики, могли лишь платонически протестовать против этого. Да и вообще мы не могли содействовать оживлению деятельности ЦК, тем более что вместе с общим партийным распадом и меньшевистская фракция перестала существовать как организованное целое и мы, таким образом, не могли опираться на общественное мнение меньшевиков.

Всеми указанными причинами и объясняется постепенное фактическое устранение всех меньшевиков - членов ЦК - от участия в его деятельности.

Вероятно, большинству товарищей уже известно, что в течение последних месяцев ЦК по причинам полицейского характера совершенно перестал функционировать. Ввиду

стр. 18

этого в настоящее время большевиками, поляками и отчасти бундовцами поднят вопрос о созыве за границей пленарного собрания ЦК, не созывавшегося с начала ноября, на котором, между прочим, будет обсуждаться вопрос о созыве конференции.

Мы, нижеподписавшиеся члены, меньшевики, находящиеся за границей, не откажемся присутствовать на этом собрании, но со своей стороны внесем следующее предложение: "Ввиду расстройства старого партийного аппарата не только в центре, но и на местах, ввиду того, что обстановка партийной работы радикально изменилась, ввиду того, наконец, что предварительные условия для возрождения объединенной партийной организации еще пока отсутствуют, как вследствие идейного разброда, так и вследствие ничтожных проявлений работы на местах, - мы предлагаем: 1) не созывать в настоящий момент проектируемой Общепартийной конференции, как преждевременной и притом в самой минимальной степени не могущей выразить мнения жизненных и активных элементов социал-демократии; 2) ограничить в ближайшее время роль ЦК лишь информационными функциями вследствие фактической невозможности для него, как показал опыт, быть пока чем-либо большим, чем "информационным бюро". Если же наше предложение не будет принято, то мы вынуждены будем отказаться от фактического участия в дальнейшей деятельности ЦК, считая это участие бесполезным и порождающим вредные "организационные иллюзии".

С тов. приветом члены ЦК И., Днепровский.

Июль 1908 г., Женева".

Как видим, никакого отрицания "права на существование" ЦК в этом документе не имеется, и термин "Existenzrecht" [право на существование], которым так часто пользовались в тогдашней литературе большевики, в нем вообще не употреблен. Смысл документа лежит в иной плоскости. Для правильного понимания этого документа необходимо помнить, что лето 1908 г. было периодом жестокого кризиса для всех партийных организаций вообще. Попытка Ленина представить дело так, будто аресты "лета 1908 г." (на деле они были произведены в апреле) ударили только по одним большевикам, является большим уклонением от истины: арестованы тогда были почти все цекисты, проживавшие в Петербурге и принимавшие участие в центральной партийной работе, причем удары распределялись более или менее равномерно по всем фракциям. Из четырех большевиков-цекистов, находившихся тогда на такой работе в Петербурге, было арестовано трое (Рожков, Зиновьев и Линдов18), уцелел только один Гольденберг-Мешковский, который целиком сосредоточил свое внимание на работе при думской социал-демократической фракции, а эти аресты почти совершенно не затронули людей, работавших при этой фракции. При этом все арестованные большевики-цекисты, кроме Рожкова (за которым числились литературные дела по Москве), отделались несколькими неделями ареста, и если, например, Зиновьев выбыл из строя активных членов ЦК, то лишь потому, что Ленин вызвал его в эмиграцию, для работы в "Пролетарии" и "Социал-демократе". Из трех меньшевиков-цекистов арестован был Жордания; М. И. Бройдо19 вышел из состава ЦК в марте 1908 г. в виде протеста против систематических попыток большевиков сорвать расследование дела об экспроприации в Тифлисе (см. выше, разд. I, примеч. 83), после этого он на некоторое время уезжал из Петербурга, а вернувшись, подобно Гольденбергу, сосредоточил свое внимание на обслуживании думской социал-демократической фракции; наконец, третий, Б. И. Гольдман-Горев, только незадолго перед тем бежавший из Енисейской ссылки и живший очень конспиративно, оставшийся (после ухода Бройдо) единственным меньшевиком в ЦК, выехал в Москву для совещания с единомышленниками об устройстве небольшой меньшевистской конференции (см. его письмо в N 11 "Социал-демократа" от 26 февраля 1910 г.) и, ввиду начавшихся как раз в это время арестов, в Петербург уже не смог вернуться, а должен был выбраться за границу. Кроме большевиков и меньшевиков, апрельские аресты ударили по цекистам-"националам", из числа которых тогда были арестованы латыш Данишевский ("Герман") и поляк Варшавский (Варский), бундовцы М. И. Гольдман-"Либер" и Розен-"Эзра", и др. Полицейский удар был направлен против всего ЦК, а никак не против одних только большевиков.

Этим полицейским разгромом действовавшей в России коллегии ЦК решил воспользоваться Ленин; он был весьма недоволен той относительной независимостью, которую временами проявляла Русская коллегия (напомним жалобы Зиновьева на латышского представителя Данишевского-"Германа", который, по словам Зиновьева, временами "германизировал" ЦК, склоняя чашу весов на сторону противников большевиков), и не без основания полагал, что перенесение пленумов ЦК за границу укрепит положение его группировки. У него было три крупных козыря.

Прежде всего, с точки зрения партийной конституции большевики были много лучше представлены за границей, чем меньшевики: в то время как у большевиков в эмиграции находилось больше половины избранных на Лондонском съезде большевиков-цекистов (а именно, 8 из общего числа 15: Ленин, Зиновьев, Дубровинский, Таратута, Богданов, Кра-

стр. 19

син, Покровский и Шанцер), у меньшевиков своих цекистов за границей проживало совсем немного (а именно, 4 из общего числа 11: Мартов, Мартынов, Гольдман-Горев и Н. В. Рамишвили - последний доучивался в Лейпцигском университете). Подбирать свои делегации для пленумов ЦК большевикам было много легче.

Затем, в отношении национальных социал-демократических партий позиции большевиков были значительно прочнее в эмигрантских организациях последних, чем в тех организациях, которые действовали внутри России. Особенно важно это было для СДЛК: представитель ее ЦК, действовавшего в России, как сказано, уже в 1908 г. старался держать нейтралитет, а в эмигрантских организациях в 1908 - 1909 гг. еще определенно господствовали большевистские элементы, порою даже "боевики", пользовавшиеся к тому же финансовой поддержкой со стороны ленинского БЦ. Именно они дали перевес большевикам-ленинцам даже на пленуме ЦК в январе 1910 года. Относительно ПСД этот вопрос не имел значения, так как группа Варского-Тышко-Мархлевского одинаково прочно держала в своих руках партийные организации как в Польше, так и в эмиграции. Но даже для Бунда этот вопрос имел значение: в Заграничном комитете Бунда очень прочным было положение Койгена-"Ионова", который уже тогда по ряду существенных вопросов определенно тянул к большевикам.

Конечно, формально заграничные организации на общепартийных пленумах ЦК и конференциях никогда представлены не бывали, но их положение в близком соседстве давало большевикам, располагавшим значительными средствами, возможность оказывать на них желательное воздействие, чем они и пользовались.

Эти финансовые ресурсы в руках большевиков были третьим важным козырем в их борьбе за власть над партией. Авторы приведенного выше письма ко "Всем меньшевистским организациям", конечно, имели полное право указать, что одной из важнейших причин падения авторитета ЦК и превращения его в фикцию было отсутствие у него средств для приведения в исполнение принимаемых решений: не было денег на выпуск изданий, на посылку представителей на места, для связи с местными организациями, для оплаты труда людей, которые полностью отдавали свое время партийной работе в аппарате ЦК. Меньшевик или нефракционный социал-демократ, даже член ЦК, должен был много времени и сил отдавать работе для заработка, чтобы иметь возможность существовать, что было особенно трудно для нелегальных... Конечно, исключением были большевики, которые своих людей или людей, которые были им полезны, оплачивали из тех секретных "темных денег", которые имелись в их распоряжении. Из всех большевиков-цекистов, по-видимому, только один Н. А. Рожков до конца отказывался брать средства из партийной кассы, из-за чего он имел ряд столкновений с Лениным (B.C. ВОЙТИНСКИЙ, т. 2, с. 100 - 102), все остальные были "профессионалами".

Но дело не ограничивалось одними членами ЦК: касса БЦ имела возможность большие средства выдавать и на работу местных большевистских организаций в крупных центрах страны. Так, известно, что в 1908 - 1909 гг. БЦ ежемесячно выдавал большевикам в Петербурге по 1000 руб., в Москве по 500 рублей. Непериодические дотации высылались и в другие центры.

Особое внимание БЦ обращал, конечно, на учреждения, которые позволяли ему занимать командные позиции в партии, - на ЦК и на общепартийные конференции. Делегатов со всех концов страны, где только имелись большевистские группы, на такие конференции БЦ привозил на свои средства. На подготовку конференции летом 1908 г. (ее пришлось отложить на январь 1909 г.) БЦ, только что получивший часть наследства Шмита, тратил особенно много средств. "В августе нового стиля, - писал Ленин в Одессу Воровскому, - все же непременно рассчитываем на Вас как на участника конференции. Обязательно устройте так, чтобы могли съездить за границу. Деньги вышлем на поездку всем большевикам" (от 1 июля 1908 г. - курсив наш)20.

Из этого письма видно, что БЦ не только привозил на свой счет делегатов-большевиков, но и фактически назначал их из центра. Наличие "темных денег" в кассе БЦ не только облегчало привоз на общепартийные конференции делегатов большевиков, но и позволяло подтасовывать состав конференции, назначая сверху подлежащих посылке делегатов. 155. Алексей Московский (Г. И. Хундадзе. См. выше, раздел II, примеч. 75; см. ЛЕНИН. Соч., 2-е изд., т. XIV, примеч. 70) в декабре 1908 г. напечатал в N 7 "Рабочего знамени" (орган Московского комитета РСДРП, который в то время переходил из рук в руки то к "ленинцам", то к "богдановцам") письмо в редакцию, в котором он, заявляя, что действует по полномочию "сторонников меньшевистского направления, работающих в Московской организации", выступил против "образовывавшейся группы интеллигентов, которая под флагом работы в легальных учреждениях пролетариата ведет борьбу против РСДРП" (письмо это перепечатано в N 2 "Социал-демократа" от 23 февраля 1909 г.). Позднее он выступил с большим "Письмом в редакцию" ("Социал-демократ" N 10 от 6 января 1910 г.), в кото-

стр. 20

ром не только критиковал московских "легалистов", но и редакцию "Голоса социал-демократа" за ее нежелание выступить против этих "легалистов". Эти выступления Алексея Московского были широко использованы большевиками, а затем Плехановым в полемике того времени.

Что касается их фактического содержания, то необходимо в нем разделять два момента: споры в рядах меньшевиков Москвы 1908 - 1909 гг., с одной стороны, и "разоблачения", которые Алексей Московский делал относительно выступлений "одного из самых видных меньшевиков, близко стоящих к редакции" "Голоса социал-демократа", якобы имевших место в Москве в 1908 году.

В этом последнем случае речь идет о Б. И. Гольдмане-Гореве, который действительно был в Москве в марте-апреле 1908 года. По рассказу Алексея Московского, Горев тогда предлагал московским меньшевикам "распустить все" (точное выражение Ал. Моск. в N 10 "Социал-демократа"), но Ал. Моск. лично тогда Горева не видел, а об этих якобы сказанных им словах слышал лишь от третьих лиц ("в Москве товарищи рабочие жаловались..."). Горев эти приписываемые ему слова категорически отрицал (его письмо в N 11 "Социал-демократа"), утверждая, что в Москву он тогда приезжал со специальной целью попытаться устроить небольшое совещание представителей меньшевистских групп21 и виделся всего лишь с четырьмя меньшевиками, которые предложение Горева отклонили. Никаких предложений "распустить все" Горев не делал, и он подчеркивает, что "уж самая нелепость и бьющая в глаза глупость этих слов ("распустить все") должны были бы заставить всякого сильно усомниться в правдивости" сообщения Алексея Московского. Что же касается местных, московских споров между различными группами меньшевиков, то там, действительно, имелись различные группировки по вопросу о целесообразности дальнейшего участия в общепартийной нелегальной организации. Ни в исторической, ни в мемуарной литературе вопрос об этих тогдашних спорах до сих пор не освещен; в литературе того времени наиболее содержательным и цельным, богатым конкретными указаниями является очерк Антонова (В. А. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО) "О московских "ликвидаторах"" ("Голос социал-демократа", N 22 от июля 1910 г.).

156. Ленин имеет в виду статью Плеханова "Запутанное объяснение" в N 11 "Дневника социал-демократа" (с. 22 - 24), направленную против Гольдмана-Горева (см. сноску к предыдущему примечанию).

156а. В том-то и проклятие злого дела, что оно всегда обязательно порождает зло. - Ред.

157. Выражение "своеобразная азефовщина для ликвидаторских целей" было употреблено в печати впервые в статье Зиновьева "Что же дальше? (О положении дел в нашей партии и задачах партийцев)", напечатанной в N 23 "Социал-демократа" от 14 сентября 1911 г. (ЗИНОВЬЕВ. Соч., т. 2, с. 53), причем Зиновьев это выражение приписывает Варскому, "представителю ПСД" (в примечании Зиновьев приводит следующую точную цитату из заявления, которое было послано Варским в апреле 1910 г. в ЦК от имени большинства редакции ЦО: "Своеобразная азефовщина по отношению к нелегальной партии, когда голосовцы сидят в ней для разрушения ее и для помощи ликвидаторам изнутри").

Это указание Зиновьева важно под разными углами зрения. Оно прежде всего дает яркий пример методов борьбы Ленина против своих противников: впервые это выражение, дискредитирующее его противников, Ленин употребил в апреле 1910 г. в документе, предназначенном для обращения внутри партийной верхушки, в печать же он его вынес только в сентябре 1911 г., т.е. через 17 месяцев, проверив за это время эффективность его действия. Затем: выражение было изобретено им самим, но в печати оно подано как исходящее от человека почти нейтрального, не члена большевистской фракции, хотя нет никакого сомнения, что Варский, не отличавшийся ни остротой ума, ни блеском пера, только повторял выражение, пущенное Лениным в обращении к ЗБЦК. В добавление ко всему, ссылка на "выражение представителя ПСД" была сделана в момент, когда между группой Ленина и ПСД вышел конфликт, и ПСД поддерживала большевиков-"примиренцев", пытавшихся хотя бы немного умерять крайности политики Ленина.

Текст письма, которое Варский якобы послал в апреле 1910 г. от имени большинства редакции ЦО и которое якобы содержало фразу, приведенную Зиновьевым в примечании, в литературе неизвестен. В тексте обращения к ЦК, который был составлен Лениным и напечатан в "Ленинском сборнике", т. XXV, с. 60 - 63, этого выражения нет.

158. Печатается по рукописной копии (через копирку); почерк неизвестен; сохранилось в архиве Г. А. Алексинского. На оборотной стороне последней страницы - письмо Алексинского к Луначарскому (см. ниже, документ 41), из которого видно, что данный "Проект" был одобрен всеми членами тогдашней редакционной коллегии "Вперед", а именно: Богдановым, Луначарским, Менжинским, Покровским и Алексинским при воздержавшемся Лядове. Автор документа неизвестен, но есть основание полагать, что им был Алексинский, который в то время был весьма активным работником группы "Вперед". Приблизительная дата определяется по упоминанию о N 12 "Социал-демократа", который датирован 5 апреля 1910 года.

стр. 21

159. В феврале 1910 г. за подписью ЦК было выпущено особое "Письмо к партийным организациям", целиком посвященное вопросу "Об очередной партийной конференции" (перепечатано в N 11 "Социал-демократа" от 26 февраля, с. 11 - 12), составленное Зиновьевым (перепечатано в кн. ЗИНОВЬЕВ. Соч., т. 1, с. 223 - 230) и проредактированное особой комиссией, избранной ЦК в составе Дубровинского, Зиновьева и Мартова. Это "Письмо" в ряде пунктов смягчало те решения пленума, которые шли навстречу социал-демократическим деятелям открытого движения, но все же настойчиво подчеркивало важность для партии "свою старую революционную тактику применить к новым условиям".

160. В печати такого мнения Плеханов не высказывал, очевидно, "впередовцы" о нем знали из частных источников.

161. Эта фраза имеется в статье Мартова "Общепартийная конференция", она говорит об установленных пленумом ЦК нормах привлечения на конференцию социал-демократических деятелей открытого рабочего движения.

161а. К Вашему сведению: при участии еще слушателей [Каприйской школы] в Париже было собрание для обсуждения вопроса о к[онферен]ции. - Примеч. документа.

162. Подробности относительно этого собрания в литературе неизвестны.

163. Внизу после текста в оригинале имеется карандашная приписка Луначарского: "Присоединяю свой голос к четырем за. А. Л."

163а. Вино откупорено - нужно его пить. - Ред.

164. Потресов имеет в виду статью Плеханова: "Комедия ошибок. (Ответ и совет тов. М. А. Мартынову)", которая появилась в N 10 "Дневника социал-демократа", с. 21 - 44. (Опечатка в инициалах имени и отчества Мартынова сделана "Дневником социал-демократа".)

165. П. С. Юшкевич (родился в 1873 г., умер в годы второй мировой войны) - социал-демократ, меньшевик, философ, близкий к группе Богданова, в 1910 г. выпустивший брошюру "Столпы философской ортодоксии" (Петербург, книжный склад "Освобождение", 79 стр.), направленную против статей Плеханова в "Голосе социал-демократа" и книги Ленина "Материализм и эмпириокритицизм". В то время как Плеханов считал, что отношение к основным философским проблемам (конкретно он указывал на проблему "вещи в себе") является определяющим для выяснения политических позиций, Юшкевич развивал прямо противоположную точку зрения. Потресов обе эти крайние точки зрения считал неправильными.

166. Потресов имел в виду статью Ф. И. Дана "Обманутые обманщики", которую он тогда получил от автора для N 4 "Нашей зари" за 1910 год.

167. "Событие" в данном случае - пленум ЦК. С Потресовым должен был говорить Гольденберг-Мешковский, но он был арестован немедленно же после возвращения в Петербург. Ногин, поехавший туда после ареста Гольденберга для переговоров с меньшевиками, обескураженный своим разговором с "Михаилом, Романом и Юрием", больше ни с кем из меньшевиков не виделся.

168. Статья Потресова: "Критические заметки. О том, почему пустяки одолели", напечатанная в N 2 "Нашей зари".

169. Х. Л. Раппопорт (1865 - 1944) в N 13 "Социал-демократа" начал печатать серию статей "Международный оппортунизм и его российская секция", в которой сделал несколько критических замечаний о статье Потресова. Резкий отзыв Мартова о Раппопорте объяснялся большим количеством крутых переходов последнего из одной социалистической группировки в другую, как в русском движении, так и во французском. В 1910 г. он перешел в лагерь "меньшевиков-плехановцев"; позднее коммунист.

170. Плеханов выступлению Потресова посвятил большую статью в N 13 "Социал-демократа" - "О пустяках, особенно о господине Потресове".

171. Основной мыслью статьи Потресова была попытка показать, что "пустяки" составляют основное содержание тех споров, которые ведутся во всех лагерях русской прогрессивной журналистики. В социал-демократическом лагере такими "пустяками" Потресов считал спор о "подполье".

172. См. выше, разд. II, примеч. 44.

173. Костров - Н. Н. Жордания. В N 2 "Дискуссионного листка" (Париж, 7 июня 1910 г.) было напечатано "Письмо с Кавказа" Сталина, который полемизировал со статьями Жордания, напечатанными в 1908 г. в грузинской социал-демократической печати за подписью "Ан", а также ответ Жордания по существу этого "Письма".

174. Когда в социал-демократической литературе началась полемика между Богдановым, с одной стороны, и Плехановым, Лениным и прочими с другой, в которой большую роль играл вопрос об оценке значения философии Маха, один из русских социал-демократов, живших за границей, обратился к Каутскому с просьбой высказаться по этому вопросу и, в частности, разъяснить, имеет ли этот спор значение для практической деятельности социал-демократов. Ответное письмо К. Каутского (его содержание ясно из письма Map-

стр. 22

това) было напечатано в июньской книжке ежемесячника "Der Kampf", политического и теоретического органа австрийской социал-демократии (Вена) за 1909 год. Полный перевод его дан в N 9 - 12 ежемесячника "Возрождение" за 1909 г. (орган московской группы меньшевиков с декабря 1908 г. по ноябрь 1910 г.).

175. А. Авраамов, меньшевик, интересовавшийся вопросами философии; в N 3 "Возрождения" за 1910 г. он напечатал статью "К вопросу о философии марксизма (К. Каутский о философских спорах в русском марксизме)".

176. Е. Дюринг (1833 - 1921) - немецкий профессор, выступавший в 1860 - 1870 годах с критикой философских и экономических концепций Маркса и одно время пользовавшийся заметным успехом. Особенное влияние оказывало подчеркивание им положительной роли насилия как фактора развития. В 1876 - 1877 гг. против него выступил Ф. Энгельс с большой серией статей в главном органе немецкой социал-демократии "Volksstaat", которые в 1878 г. были выпущены отдельной книгой под названием "Переворот в науке, произведенный г. Евгением Дюрингом" (известна под сокращенным названием "Анти-Дюринг"), Мартов во время своего пребывания в 1897 - 1900 гг. в Туруханском крае перевел эту книгу.

177. "Открытое письмо" Плеханову, напечатанное за подписями 16 меньшевиков в N 19 - 20 "Голоса социал-демократа".

178. Опубликование резолюций пленума об "установлении связи" между нелегальными организациями партии и деятелями открытого рабочего движения дало правительству основание выступить с особым циркулярным распоряжением о необходимости таких деятелей "открытого рабочего движения", которые будут уличены в связи с нелегальной партией, привлекать по 102 ст. Уложения о наказаниях. Об этом циркуляре было упоминание, между прочим, и в статье Зиновьева "Профессиональное движение и наши задачи", опубликованной в N 13 "Социал-демократа".

179. Это письмо Потресова к Дану не сохранилось.

180. "Вестник Европы" - ежемесячный журнал, выходивший в Петербурге в 1866 - 1918 гг. под редакцией сначала проф. М. М. Стасюлевича, а после его смерти, с 1910 г. - проф. М. М. Ковалевского, К. Арсеньева и др. Был органом умеренного "профессорского" либерализма, но отличался терпимостью к мнениям противников.

181. А. И. Гучков, 1862 - 1936, торгово-промышленный и политический деятель, лидер умеренно-консервативной партии "октябристов". Сыграл большую роль в первые месяцы революции, когда он вел переговоры с царем, вынудив последнего отречься, а потом занял пост первого военного министра Временного правительства (март-апрель 1917 г.). Умер эмигрантом в Париже.

182. Г. А. Крестовников - многолетний председатель биржевого комитета в Москве, один из виднейших представителей старой консервативной торгово-промышленной буржуазии эпохи 1905 года.

183. Части письма утеряны.

183а. Возможно, что в частностях Каутский и ошибся и что вопрос о махизме все-таки ближе нам, чем вопрос об электронах. Но это не меняет правильности общей постановки К[аутского]. - Примеч. документа.

183б. В споре же вокруг махизма, как этот спор поставлен в особенности Плехановым, я не вижу - при всем желании не различаю - общественного содержания, и я не улавливаю пока что, чем махизм должен разлагающе действовать на материалистическое понимание истории. - Примеч. документа.

184. "Народоправчество" - от партии "народного права": нелегальная организация, которая действовала в России в 1893 - 1894 гг., будучи создана преимущественно деятелями революционного движения 1870 - 1880-х годов; характерной чертой ее программы было стремление уклониться от постановки больших вопросов и концентрация внимания на ближайших политических требованиях.

185. Одно слово неразборчиво, - вернее всего, "ошибочных".

186. В. Д. Бонч-Бруевич, 1873 - 1956, большевик с первых дней возникновения этой фракции, выполнявший целый ряд важнейших организационно-технических функций по поручению Ленина; в 1908 и следующих годах жил в Петербурге, издавая материалы по истории сектантства и занимаясь издательскими делами. Активного участия в деятельности большевистских организаций не принимал, но оказывал им помощь, особенно в области организации легальных издательских предприятий.

187. Н. Д. Соколов - известный петербургский адвокат, примыкавший тогда к большевикам, кандидат в Государственную думу на выборах 1909 и 1912 годов.

188. А. Ю. Финн-Енотаевский - известный экономист, социал-демократ, примыкавший тогда к большевикам; корреспондент "Социал-демократа" из Петербурга в 1909 - 1910 гг.; в мае 1910 г., по сведениям Департамента полиции, был за границей и получил поручение от Ленина организовать в Петербурге издание "Нашей мысли" - легального ленинского ежемесячника (см. Красная летопись, т. IX, с. 93). По-видимому, это была попытка Лени-

стр. 23

на по-своему истолковать решение пленума о создании общепартийного легального теоретического органа.

189. М. С. Ольминский (Александров), 1863 - 1933, народоволец, примкнувший в ссылке к социал-демократам, большевик с 1903 года. В 1909 - 1914 гг. занимал примиренческие позиции. В 1913 г., когда Ленин вызвал раскол думской социал-демократической фракции, Ольминский отказался писать документ для депутатов-большевиков, обосновывавший этот раскол, заявив, что у него "не поднимаются руки": "я никак не могу примириться с мыслью о вашем расколе" (см. Ф. САМОЙЛОВ. По следам минувшего. М., изд. Старый большевик, 1934, с. 328).

Отказавшись подчиниться требованию Ленина об уходе из числа сотрудников "Нашей зари", Ольминский тем не менее сотрудником этого журнала не стал и не напечатал там ни одной статьи.

190. В. А. Базаров (настоящая фамилия В. А. Руднев), 1874 - 1931, социал-демократ с 1896 г., один из наиболее видных представителей большевистского литературного штаба эпохи 1905 г.; в 1907 г. он был одним из немногих большевистских лидеров (Рожков, Гольденберг), которые поддерживали Ленина в борьбе против бойкотистского крыла фракции, но в 1908 г. он разошелся с Лениным как по философским, так и по организационным вопросам и с этого времени организационной связи с большевиками не поддерживал, занимая политически внефракционную позицию. В 1917 г. был одним из редакторов газеты "Новая жизнь" (Петербург) вместе с М. Горьким, Н. Сухановым22 и др., продолжая оставаться внефракционным социал-демократом. В 1918 - 1919 гг. в Харькове вошел в меньшевистскую партию. После окончания гражданской войны работал в Госплане в Москве и был одним из наиболее влиятельных сотрудников теоретического органа Госплана "Плановое хозяйство", где он пытался вести борьбу против сталинских планов коллективизации деревни и его "генеральной линии" вообще. Арестован в 1930 г. по делу Громана23, Суханова и др. Погиб в тюрьме.

В "Нашей заре" N 4 за 1910 г. им была напечатана статья "О том, почему серьезные вещи кажутся иногда пустяками" (ответ на статью Потресова).

191. Статьи П. С. Юшкевича в "Нашей заре" не появлялось, написанная им статья редакцией была отклонена.

192. Л. И. Аксельрод (Ортодокс), 1868 - 1936, социал-демократ, меньшевичка, ученица и последовательница Плеханова в философских вопросах (список ее литературных работ дан в сборнике "Любовь Исаковна Аксельрод. К XXV-летию научно-литературной деятельности", изд. Гос. академии художественых наук. М. 1926, 15 стр.). В "Нашей заре" (N 5 - 6 за 1910 г.) она напечатала статью ""Вещи в себе" не пустяки", которая была ответом на статью Базарова (см. прим. 190). В последующие годы Л. И. Аксельрод была постоянной сотрудницей "Нашей зари".

193. В N 4 "Нашей зари" появилась статья Потресова "Еще о ликвидаторском и философском эпизодах".

194. "Анти-Вехи" - это сборник "Интеллигенция в России", которым группа либеральных и демократических профессоров и общественных деятелей (К. К. Арсеньев, Н. А. Гредескул, М. М. Ковалевский, П. Н. Милюков, Д. Н. Овсянико-Куликовский, И. И. Петрункевич, М. А. Славинский и М. И. Туган-Барановский) ответила на сборник "Вехи" (П. Б. Струве, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.), который был попыткой критического пересмотра вопроса о роли интеллигенции в развитии России для доказательства необходимости компромисса между правительством и интеллигенцией. "Анти-Вехи" отвергали эту попытку, давая высокую положительную оценку роли интеллигенции, рассматривая эту проблему с либерально-демократической точки зрения.

195. А. Изгоев (А. С. Ланде), один из авторов сборника "Вехи", в 1910 г. вел ежемесячный публицистический обзор в журнале "Русская мысль" (ред. П. Б. Струве); в обзоре за март 1910 г. он говорил о спорах в социал-демократических кругах о Махе и махизме.

196. "Ответ Плеханову" - это "Необходимое дополнение к "Дневникам" Плеханова", изд. "Голоса социал-демократа" (статьи Аксельрода, Мартова, Мартынова, Потресова и др.), которое вышло в Париже около 20 апреля 1910 года.

197. Д. Б. Рязанов, 1870 - около 1940, напечатал рецензию на т. 1 "Общественного движения в России в начале XX века" в теоретическом органе немецкой социал-демократии "Neue Zeit" (редактор К. Каутский), т. 28, ч. 2, с. 186. Потресов на нее не ответил.

198. Е. Смирнов-Гуревич был секретарем журнала "Наша заря" в течение первых месяцев его издания, с мая его заменил на этой работе В. О. Левицкий-Цедербаум. Какой именно "инцидент" произошел со статьей Ф. И. Дана, неизвестно.

199. С. М. Ингерман, 1868 - 1943, социал-демократ с 1884 г., в 1888 г. кооптированный в Швейцарии в "Группу Освобождения труда"; в 1891 г. переселился в Нью-Йорк, где и был основателем "Русского социал-демократического общества" в Нью-Йорке (лето 1891 г.), которое в течение последующих десятилетий оказывало значительную материальную поддержку социал-демократическим организациям в эмиграции.

стр. 24

200. На пленуме ЦК в январе 1910 г. СДЛК была представлена большевиком-ленинцем М. Озолиным ("Петр Либавский"), хотя к этому времени руководящая роль в ЦК СДЛК уже перешла к меньшевикам и работавшим вместе с ними большевикам-примиренцам. В соответствии с этим в ЗБЦК СДЛК была представлена Я. Берзиным ("Винтер", "Павел Васильевич"), тоже большевиком-ленинцем, который в дни критических столкновений марта-апреля 1910 г. полностью поддерживал Ленина (даже более решительно, чем ПСД). Это его поведение вызвало недовольство ЦК СДЛК, и с конца апреля 1910 г. представителем ЦК СДЛК в ЗБЦК был направлен Х. Элиас ("Шварц"), уже тогда стоявший близко к меньшевикам. С этого момента большевики теряют большинство в ЗБЦК, где складывается антиленинский блок меньшевиков (Б. И. Гольдман-Горев), Бунда (М. И. Гольдман-Либер) и латышских социал-демократов (Х. Элиас-Шварц). Письмо к Элиас-Шварцу, копию которого Аксельрод послала Ингерману, до нас не дошло (в нем давалась подробная общая характеристика положения дел в партии после январского пленума).

201. И. Ф. Дубровинский, который был послан Лениным в Москву после того, как Ногин (который фигурирует ниже под именем "большевистского коллеги в России") отказался последовать требованиям Ленина и не [за]хотел рвать с меньшевиками-"голосовцами". Дубровинский ехал с наказом Ленина ни в коем случае не допускать принятия в ЦК ни одного из новых кандидатов, предлагаемых "голосовцами" (по уставу, который был принят пленумом, прием таких кандидатов был возможен лишь в том случае, если нет ни одного голоса против).

202. М. М. Ромм - один из пионеров социалистического движения среди русских евреев, член "еврейской социалистической секции в Берлине" (1876 - 1877 гг.), эмигрировавший затем в Нью-Йорк, где он стал видным деятелем немецкого и еврейского социалистического движения, а позднее, когда Ингерман создал Русское социал-демократическое общество, принимал активное участие в последнем.

203. Вера П. Аксельрод-Гуревич.

204. Я. М. Джемс - имя, под которым живет в Нью-Йорке Я. М. Луполов (родился 17 октября 1868 г. в Перми), участник первых социалистических кружков на Урале в 1880-х годах. Эмигрант с 1893 г., два раза возвращавшийся в Россию для нелегальной работы, сотрудник меньшевистских изданий 1906 - 1914 гг. за подписью Джемс. В конце письма имеется приписка А. С. Мартынова с приветом Ингерману и его жене.

Примечания

Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к док. NN 39 - 45.

1. Юшкевич Павел Соломонович (1873 - 1945) - социал-демократ, меньшевик. Окончил Сорбонну. Философ, придерживавшийся концепций эмпириосимволизма. С 1917 г. жил в Одессе. Публицист. В 1922 - 1930 гг. сотрудник Института Маркса-Энгельса в Москве. Автор трудов по социальной философии и истории философской мысли.

2. Бембаверкизм - комплекс взглядов австрийского экономиста О. Бем-Баверка (1851 - 1914), автора книги "Теория Карла Маркса. Критика" (1896 г.), в которой были проанализированы противоречия теории ценности и теории прибавочной стоимости Маркса. Бем-Баверк разработал теорию предельной полезности. Несколько раз занимал пост министра финансов Австрии.

3. Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич (1873 - 1955) - социал-демократ с 1895 г., с 1903 г. большевик. В 1917 - 1920 гг. являлся управляющим делами Совнаркома РСФСР. Автор научных трудов и мемуарных книг. С 1930 г. директор Литературного музея в Москве. С 1946 г. директор Музея истории религии и атеизма.

4. Соколов Николай Дмитриевич (1870 - 1928) - адвокат, до 1917 г. большевик, затем нефракцицонный социалист, поддерживавший меньшевиков. Член Исполкома Петроградского совета. Член Предпарламента. После Октябрьского переворота работал в советских учреждениях.

5. Финн-Енотаевский Александр Юльевич (1872 - 1943) - социал-демократ. В 1903 - 1905 гг. большевик, с 1916 г. меньшевик-оборонец. Экономист, автор нескольких работ по истории народного хозяйства. В 1931 г. осужден на десять лет заключения. В 1941 г. срок заключения был продлен. Умер в лагере.

6. Ольминский (псевд. Александров) Михаил Степанович (1863 - 1933) - социал-демократ с 1898 г. (ранее был народником). С 1903 г. большевик. С 1918 г. член редколлегии газеты "Правда". В 1920 - 1924 гг. возглавлял Комиссию по истории Октябрьской революции и РКП(б) (Истпарт). Являлся одним из руководителей Института Ленина, председателем Общества старых большевиков. Автор многочисленных работ по истории революционного движения в России.

стр. 25

7. Овсянико-Куликовский Дмитрий Николаевич (1853 - 1920) - литературовед и языковед, почетный член Петербургской Академии Наук (1907 г.). Автор трудов о писателях XIX в., по проблемам психологии художественного творчества, синтаксиса и др.

8. Изгоев (Ланде) Арон Соломонович (1872 - 1935) - врач и юрист. В начале деятельности легальный марксист, а затем социал-демократ. С 1905 г. один из лидеров кадетов. В 1909 г. инициатор и организатор сборника "Вехи". Руководил отделом русской жизни газеты "Речь". Участвовал в борьбе против власти большевиков. Подвергался арестам. В 1922 г. выслан за границу. Жил в Эстонии.

9. Цедербаум Владимир Осипович (псевд. Левицкий) (1883 - 1938) - младший брат Ю. Мартова, меньшевик. Во время первой мировой войны стоял на позициях оборончества. В 1917 г. член ВЦИК. С августа 1917 г. член РСДРП(о). Участвовал в подпольной борьбе против большевистской власти. В 1920 г. был приговорен к тюремному заключению по делу "Тактического центра". После освобождения занимался литературной работой. Неоднократно подвергался репрессиям. Скончался от пыток во время следствия.

10. Ингерман Сергей Михайлович (1868 - 1943) - врач, участник "Народной воли". В 1883 г. эмигрировал. Жил в Швейцарии, входил в группу "Освобождение труда". В 1889 г. переехал в США. Вступил в Социалистическую партию, но поддерживал связь с российскими социал-демократами. С 1903 г. противник большевиков. В 1905 - 1906 гг. находился в России, участвовал в революции, затем в V съезде РСДРП в Лондоне (1907 г.). По возвращении в США основал группу сторонников Плеханова. Оказывал материальную помошь меньшевистским изданиям.

11. Ромм Максим Максимович (?-1920) - врач; социал-демократ, эмигрант в США. Работал по специальности и участвовал в деятельности Социалистической партии. Поддерживал связь с Каутским. Оказывал помощь РСДРП.

12. Джемс - псевдоним Луполова (или Лупола) Якова Марковича (1868 - 1963) - эсера, длительное время находившегося в эмиграции в США и участвовавшего в американском рабочем движении. Оказывал помощь РСДРП.

13. Николаевский оказался прав. См. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 47, с. 288 - 295.

14. Это решение отсутствует в т. 1 "КПСС в резолюциях".

15. К этому месту Николаевский сделал пояснение: "За подписью "К" или "К-й" в NN 11 и 12 "Социал-демократа" был напечатан ряд статей и сообщений, из которых было видно, что их автор в то время находился в Екатеринославе; в позднейших номерах ни этой подписи, ни сходных по содержанию статей не появлялось. Есть много оснований считать, что за этим инициалом скрывался С. В. Модестов ("Климентий"), большевик-ленинец, который как раз в конце 1909 и начале 1910 г. был на большевистской партийной работе в Екатеринославе, но вскоре был арестован и пошел на каторгу; после революции работал редактором "Голоса трудового крестянства"; убит при взрыве в Леонтьевском переулке в Москве в 1919 г. (см. Пролетарская революция, т. 80, с. 191)".

Упомянутый в подстрочном примечании С. В. Модестов (Климентий) (1882 - 1919) - социал-демократ с 1903 г., большевик. В 1905 г. член Тверского комитета РСДРП. После революции переехал в Екатеринослав. Непосредственно после 1917 г. работал в Твери, был редактором местной газеты, а затем был переведен в Москву, где продолжал редакторскую работу.

16. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 232.

17. У Ленина сказано: "Теперь т. Мартов - точно под влиянием какого-то злого духа - меняет фронт, пишет статью, насквозь проникнутую прямо обратной теорией, и еще жалуется, точно насмехаясь над партией, когда эту статью объявляют дискуссионной!" (ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 204).

18. Линдов (Лейтейзен) Гавриил Давидович (1874 - 1919) - социал-демократ с конца 1890-х годов, в начале XX в. эмигрировал, примкнул к группе "Освобождение труда", с 1903 г. большевик, затем меньшевик-интернационалист. После Октябрьского переворота 1917 г. возвратился к большевикам. Погиб на Восточном фронте.

19. Бройдо Марк Исаевич (псевд. Яков, М. Брагин) (1877 - 1937) - социал-демократ с 1897 г., с 1903 г. меньшевик. В 1917 г. меньшевик-интернационалист. К Октябрьскому перевороту отнесся враждебно, участвовал в нелегальной работе. В 1920 г. эмигрировал. Жил в Великобритании.

20. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 47, с. 159 - 160.

21. [Пояснение Николаевского:] "Совещание это должно было обсудить вопрос об участии меньшевиков в ЦК или организационном уходе из последнего, о чем Горев и сообщил в своем письме в "Социал-демократ". Это обстоятельство дало основание Плеханову напасть на Горева и на меньшевиков вообще в статье "Запутанное объяснение" ("Дневник социал-демократа", N 11, с. 22 - 24). Причина, почему Горев ставил вопрос о выходе из ЦК, состояла в том, что другой меньшевик - член ЦК М. И. Бройдо ("Яков") - только что перед тем из ЦК вышел и ряд других меньшевиков-кандидатов занять его место отказались. Плеханов

стр. 26

поведение этих меньшевиков, отказывавшихся участвовать в ЦК, называет "как две капли воды похожим на ликвидаторов". В действительности причиной ухода Бройдо, как уже указано выше (см. выше, вводная статья к разделу "К истории "Большевистского центра"", прим. 83), было возмущение поведением ЦК, который под давлением большевиков стремился затушевать факт участия Большевистского центра в Тифлисской экспроприации, причем и на поведение самого Бройдо и на сочувственное отношение к его уходу из ЦК сильное влияние оказала позиция именно Плеханова, который тогда ставил перед меньшевиками вопрос о необходимости "разорвать с большевиками" как раз по той же причине, по которой Бройдо ушел из ЦК (письмо Плеханова к Мартову от 9 декабря 1907 г.). Правда, в одном пункте тогдашнее поведение Бройдо отличалось от того, что требовал Плеханов: последний требовал "говорить до конца и отказаться от того страха перед большевистской Марьей Алексеевной, которым всегда отличались меньшевики" (его письмо к Аксельроду от 29 января 1908 г.), т.е. советовал разрывать с большевиками, открыто при этом указав, что они рвут с ними за их экспроприаторские похождения".

22. Суханов (Гиммер) Николай Николаевич (1882 - 1940) - экономист, историк, публицист. С 1903 г. эсер, в 1917 г. народный социалист, по ряду вопросов поддерживал меньшевиков-интернационалистов. С мая 1917 г. меньшевик-интернационалист. После Октябрьского переворота работал в советских учреждениях. В 1920 г. порвал с меньшевиками. Автор многотомных "Записок" о революции в России. В 1931 г. был приговорен к десяти годам заключения по делу "Союзного бюро РСДРП (меньшевиков)". Позже заключение было заменено ссылкой. Вновь арстован во время "большого террора". Расстрелян.

23. Громан Владимир Густавович (1874 - 1932) - ученый-статистик. Окончил Московский университет. В 1908 - 1914 гг. возглавлял Пензенское статистическое бюро. Социал-демократ с 1898 года. С 1903 г. меньшевик. После 1917 г. отошел от политической деятельности. В 1922 г. заявил о разрыве с меньшевиками. Являлся членом коллегии ЦСУ СССР и президиума Госплана СССР. В 1931 г. осужден на десять лет заключения на процессе меньшевиков. Скончался в заключении.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-22

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.05.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/В-преддверии-полного-раскола-Противоречия-и-конфликты-в-российской-социал-демократии-1908-1912-гг-2020-05-22 (date of access: 26.05.2020).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
27 views rating
22.05.2020 (4 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Лазарь Федорович Бичерахов
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рекрутская повинность в России в XIX в. на примере Вологодской губернии
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Автобиография профессора В. А. Костицына
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Самоуправление в городах Центрального Черноземья в конце XVIII - начале XIX в.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. М. ВАСИЛЬЕВ. Король Фейсал: личность, эпоха, вера
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. А. АХТАМЗЯН. Объединение Германии. Обстоятельства и последствия. Очерки
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Очередное открытие американской славистки
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·13 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones