Libmonster ID: RU-9203

Герменевтическая философия, с одной стороны, является вполне самостоятельным образованием европейской культуры уже в силу того, что стремление к истолкованию текстов и смыслов выступает для многих философов исходным моментом в философствовании. А с другой, - герменевтика лишена какой бы то ни было автономности, поскольку она является вспомогательной научной дисциплиной, выступая в качестве интегрирующего начала и методологического основания социальных и гуманитарных наук, которые уже довольно длительное время все еще находятся в стадии становления. Именной словарь к работе Г. Г. Шпета "Герменевтика и ее проблемы", составленный Черненькой С. В. и Щедриной Т. Г.1, насчитывает более 130 персоналий. Это, безусловно, свидетельствует о том, что герменевтический подход в имплицитной форме содержится практически в любом философском, литературном анализе. Лейтмотивом "Герменевтики и ее проблем"2 является стремление доказать, что в истории герменевтики нельзя увидеть становление "чистой" герменевтики, она всегда неразрывно связана с историей, логикой, филологией, юриспруденцией, практикой перевода. Более того, настоящим введением в герменевтическую проблематику может быть только подробная история становления и развития самой герменевтики, начиная с античности и до нашего времени, поскольку


Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ. Проект N 11 - 03 - 00011 а.

1 Черненькая С. В., Щедрина Т. Г. Именной словарь к тексту "Герменевтика и ее проблемы" // Шпет Г. Мысль и Слово. Избранные труды. М., 2005.

2 Шпет Г. Герменевтика и ее проблемы // Шпет Г. Мысль и Слово.

стр. 131

герменевтика настолько растворена в европейской культуре, что остро встает необходимость в ее исторической реконструкции, которую после Шпета совершали и другие исследователи3.

Что же такого "универсализирующего" содержит в себе наука об истолковании, позволяющего ей существовать в качестве незримого компонента всего социально-гуманитарного познания и одновременно в качестве самостоятельной методологии философского познания окружающей действительности и субъективной реальности?

На наш взгляд, герменевтическая составляющая познания в настоящее время не просто обретает онтологическое звучание в современной философии, как того добивались М. Хайдеггер и Г. Г. Гадамер, но предстает в виде цельной метафизики социально-гуманитарного познания.

Герменевтика в настоящее время воспринимается в первую очередь как антисциентистское направление, неразрывно связанное с социальными и гуманитарными науками. В отличие от феноменологии, которая тоже воспринимается в качестве методологического основания наук о духе, но в то же время обладает определенной долей самостоятельности, философской автономности в силу наличия строгой теории, позволяющей претендовать на аподиктичность, герменевтика не может быть отделена от практики социально-гуманитарных наук, будучи погруженной в повседневность и жизненную активность. Помимо этого, феноменологии не чужды стремления методологически овладеть, помимо гуманитарной сферы, еще и естественнонаучной компонентой, построив тем самым фундаментальную систему знания, свободную от внутренних и внешних противоречий. Герменевтика же ищет объективность исключительно в мире ненаучном, полагая всякий союз с естествознанием неким шагом назад, регрессом в деле совершенствования аппарата социально-гуманитарных дисциплин. Последние интересуются не анализом, расщеплением целого на части, а стремятся удержать в поле своего зрения именно контекст проблемы, потому что лишь контекст придает нашему познанию подлинную объективность в отличие от научной дифференциации, которая уводит человека в сторону теоретических вымыслов, усложняя имеющуюся проблему.

Указанное стремление герменевтики к реконструкции про-


3 См.: Bianco F. Introduzione all'ermenetica. Roma: Editori Laterza, 1999.

стр. 132

блемного контекста обусловлено ее базовой задачей - понимание текста. Под текстом подразумевается не только литературный текст, а форма или способ существования гуманитарной реальности. Понимание означает понимание смысла, который существует только у целостного феномена, т.е. в случае усмотрения его контекста Средством к достижению понимания смысла для герменевтики является искусство истолкования и интерпретации, которые задают само проблемное поле посредством диалога, борьбы, спора различных трактовок. В этом случае традиция противопоставления понимающего метода как атрибута социогуманитарных наук и объясняющего метода естествознания, узаконенная А. Щюцем4, не является правомочной, поскольку оба этих метода (метода, понимаемого в строгом смысле слова, и метода, называемого так условно) присутствуют в гуманитарных исследованиях5. Например, один из герменевтических приемов - герменевтический круг - позволяет избежать не только вышеприведенного противопоставления, но и выйти за рамки субъект-объектной парадигмы вообще.

В силу этого многие исследователи полагают герменевтику в качестве довольно обширной и универсальной методологии. Так, например, Л. А. Микешина замечает, что интерпретация является неотъемлемым элементом любого уровня познания, в том числе и чувственного6. Немецкий философ Курт Вухтерль считает герменевтический метод интегрирующим и включает в него, помимо собственно герменевтического, еще феноменологический и диалектический методы, поскольку, на его взгляд, герменевтика обладает следующими характеристиками7:

1. интерпретирует познание как циркуляцию смыслопонимания;

2. выводит на первый план историческую обусловленность проблемы;

3. в качестве основной категории предлагает "язык" (Sprachlich-keit).

Приведенные характеристики достигаются не столько рацио-


4 Шюц А. Формирование понятия и теории в общественных науках // Американская социологическая мысль. М., 1996. С. 527.

5 См.: Розов М. А. Понимающий и объясняющий подходы в гуманитарных исследованиях // Познание, понимание, конструирование. М., 2008.

6 Микешина Л. А. Эпистемология ценностей. М., 2007. С. 137.

7 Wuchteri K. Methoden der Gegenwartsphilosophie. 2., verbesserte und neubearbeitete Auflage, Bern; Stutgart: Haupt, 1987. S. 164, 169, 171.

стр. 133

нально опосредованной деятельностью, сколько обретаются в результате интуитивного "постижения скрытой методологии процесса познания"8, поэтому окончательное определение герменевтики не представляется возможным, ибо понимание герменевтического процесса зависит от способа и целей его употребления. В работе немецкого исследователя приводится четыре основных формы существования герменевтики9:

1. теория вчувствования;

2. теория субъективности;

3. экзистенциальная герменевтика;

4. постэкзистенциальная герменевтика действительной истории, опосредованной языком.

Отечественный исследователь Е. Н. Шульга приводит пять различных определений, или пять видов герменевтики10:

1. вспомогательная дисциплина;

2. методология понимания;

3. "...философская рефлексия, касающаяся любых форм-выражений" (символов, мифов, литературы и т.д.);

5. как способ бытия, "т.е. онтология понимания" (М. Хайдеггер);

6. метод философствования вообще.

Что же является общим во всех приведенных определениях герменевтического искусства? Безусловно, каждая из форм существования герменевтики является уникальной и не поддается унификации, которая подчинила бы все единой цели и свела бы на нет разнообразие подходов, наличие которых делает возможным само существование и функционирование социальных наук. Но в то же время нельзя сказать, что герменевтика существует только в момент своего конкретного методологического проявления, скорее всего она допустима во всех случаях одновременно, проявляя тем самым свою метафизическую сущность по интеграции и систематизации социогуманитарного познания и обеспечивая условия его возможности или невозможности.

Век неклассической философии - девятнадцатый - прошел под знаком антиметафизического движения, когда развитие знания уже не могло сдерживаться абстрактными логическими схемами и укладываться в рамки исключительно рационалистического способа


8 Шульга Е. Н. Когнитивная герменевтика. М., 2002. С. 7.

9 Wuchteri K. Methoden der Gegenwartsphilosophie. S. 173 - 180.

10 Шульга Е. Н. Когнитивная герменевтика. С. 136 - 137.

стр. 134

описания окружающей действительности. Вместе с тем на первое место выходит когнитивный субъект, но не как абсолютное начало, а как главный элемент культурного, исторического мира. Для философов и ученых XIX в. главной виновницей всех методологических бед науки выступала исключительно метафизика, поскольку именно она подчиняла все научное знание своим натурфилософским, априорным концепциям, несмотря на явное противоречие данным опытного естествознания. Причем, если для наук о природе метафизика выступала в определенный период в роли методологического основания и довольно успешно, то социогуманитарное знание по своему определению не могло заимствовать метафизические методологические установки. Метафизика устремляет науки о духе в заведомо неправильное и тупиковое направление.

Антитезами герменевтики для исследователей XIX в., в частности, для Дильтея являлся, с одной стороны, контовский позитивизм с его ориентацией на естествознание, с другой, - гегелевская метафизика11.

Гуманитарное знание должно быть методологически насыщено эстетической, литературоведческой проблематикой, для того чтобы реализовать свою автономность, полагал Ф. Шлейермахер - один из первых герменевтов XIX в. По Шлейермахеру, любая единица мышления, естественнонаучного и гуманитарного, лишена автономности, если мы ее схватываем в абстрактном одиночестве, которое всегда будет лишено понимания, личностных оттенков. Поэтому главной задачей является создание искусства понимания - герменевтики ("Герменевтика - это искусство понимания"12).

Согласно Ф. Шлейермахеру, в отличие от другого представителя герменевтики XIX в. В. Дильтея понимание является универсальной задачей любого познания, в том числе и естественнонаучного, так как понимание является атрибутивным свойством когнитивного субъекта. Феномен понимания обязывает нас воспринимать ту или иную реальность в комплексе с субъектом познания. Шлейермахер утверждает, что процесс познания-истолкования не может разрушить цельность предмета, не может редуцировать целое к части, общее к деталям: "Целое может быть понято только из частей, а частное - только из целого"13.


11 Быстрицкий Е. К. Научное познание и проблема понимания. Киев, 1986. С. 52.

12 Schleiermacher Fr.D.E. Hermeneutik. Hedelberg: Winter, 1974. S. 46.

13 Ibid. S. 83.

стр. 135

На первый взгляд, приведенная формула герменевтического круга свидетельствует о стремлении Шлейермахера придать метафизический размах своему искусству об истолковании. В таком случае, в чем здесь противоречие с метафизической парадигмой предшествующей эпохи? На наш взгляд, герменевтический круг может быть назван основным антиметафизическим методологическим приемом лишь в филологическо-психологическом срезе проблемы. Так, взаимосвязь познаваемого предмета и познающего субъекта, процедура истолкования возможны в качестве модусов или этапов жизнедеятельности человека, о которых говорит Шлейермахер: Rede, Schrift, Werk, Lebenswerk. Первый модус-этап называется речью, болтовней (Rede), в котором проявляется далеко не самый существенный момент человеческого существования, поскольку речь свойственна всем людям, и она не дает полного понимания уникальности человека, так как речь говорит нам только о повседневности человеческого быта. Письмо или письменный текст (Schrift) как следующий этап позволяет преодолеть чистую субъективность речи, вписать ее в историю и сделать тем самым доступной для понимания большего количества познающих субъектов. Художественное произведение, текст (Werk) можно назвать одной из наивысших форм проявления человека, в которой значительно возрастает степень понимания предмета, потому что литература и поэзия в состоянии придать тексту и речи особую окраску, обозначить детали, мизансцены, подводные течения, контекст повествования. Речь, переданная в литературной форме, играет пестрыми красками, подчеркивающими нюансы нашего понимания. Более совершенной формой существования понимания может быть только понимание титульного творческого произведения, magnum opus, труда всей жизни (Lebenswerk), посредством которого устанавливается окончательное тождество текста, речи, произведения и жизни, автора, субъекта. В последнем случае для истолкователя уже не может быть разницы между биографией исследуемого автора и его произведением, между его повседневностью и творчеством: ни первая, ни вторая сторона его существования не могут быть представлены в качестве самостоятельных. Метафизика творчества становится метафизикой жизни.

Герменевтический контекст философии XX в. также во многом способствовал внедрению герменевтических методов в гуманитарное знание. Более того, в современных исследованиях уже довольно смело звучат высказывания о том, что герменевтика призвана

стр. 136

занять место метафизики и стать "новой онтологией"14. Например, у Хайдеггера и его последователя Г. Г. Гадамера все традиционно гносеологические категории и проблемы выступают как фундаментально онтологические, и, что немаловажно, в подобной онтологии отчётливо заметна тенденция перехода от субъективистских гносеологических позиций к объективизму. Или, как замечает М. Х. Кулэ: "Именно в общефилософских построениях герменевтики можно найти онтологические выводы"15. Б. Г. Соколов отмечает в своей монографии, посвящённой герменевтике метафизики, что собственно метафизика и герменевтика в современной философии совпадают посредством онтологической проблематики16.

XX в., частично преодолев метафизику в науках о природе, выводил самобытность научного гуманитарного знания, онтологию наук о духе из аутентичной, на взгляд М. Хайдеггера, Г. Г. Гадамера и П. Рикера, "герменевтико-феноменологической" метафизики человеческого бытия. За метафизикой признали необходимость ее существования, поскольку она всегда незримо присутствует в человеческих размышлениях не как порождение определенной культуры или академического образования, но в качестве неотъемлемой черты самого человеческого мышления. Философ "в конце концов ... осознает, что метафизику нужно просто предоставить ей самой"17, погрузившись тем самым в стихию чистой, живой мысли.

Представители герменевтики XX в. вскрыли ряд существенных черт таких специфических для всего социально-гуманитарного знания категорий, как мышление и язык посредством расстановки онтолого-метафизических акцентов в философской проблематике гуманитаристики.

Подлинным творцом объективной реальности, всего мира, согласно М. Хайдеггеру, является поэт, который способен слушать сам язык, находясь в нем. Все люди дают слово языку, но только поэт открыт ему, максимально погружается в стихию языка и не стремится обозреть его со стороны как объект. Сам язык есть язык


14 Zimmerli W. Die Grenzen der Rationalitat als Problem der europaschen Gegenwartsphilosophie // Zur Kritik der wissenschaftlichen Rationalitat, hrsg. von H. Lenk, Freiburg - Munchen, 1986. S. 331.

15 Кулэ М. Х. Проблема онтологии в западноевропейской герменевтике // Проблемы онтологии в современной буржуазной философии. Рига, 1988. С. 226.

16 Соколов Б. Г. Герменевтика метафизики. СПб., 1998. С. 8.

17 Фалёв Е. В. Герменевтика Хайдеггера. СПб., 2008. С. 23.

стр. 137

бытия, как и мысль есть мысль бытия18. Не мы говорим на языке, а язык посредством нас. Бытие говорит через нас, в человеке оно обретает свой язык19. Языковое творчество раскрывает подлинную гармонию человека с окружающим миром, оно дает бытие вещи как вещи, вещи в ее бытийственности.

Классический философский подход не в состоянии схватить предмет в его сущности, полагает Хайдеггер, и выделяет дефиниции понятия вещи в истории философии20:

1. Вещь - совокупность свойств.

2. Вещь - единство многообразия, данного в чувствах.

3. Вещь как сумма вещества и формы. Вещь - оформленное вещество.

Главный недостаток приведенных определений заключается в том, что они находятся в рамках субъектно-объектной парадигмы, искусственно разрывая единое сущее на абстрактные компоненты. "Мы должны повернуться лицом к сущему так, имея его в виду, мыслить его бытие, но при этом оставить сущее покоиться в его сущности"21.

Поскольку в творении некое сущее раскрывается для бытия, полагает Хайдеггер, то в творении свершается истина. "В творении совершается это раскрытие-обнаружение, то есть истина сущего"22. Истина раскрывается в творении (и наоборот) благодаря спору "земли и мира". Мир - это открытость, "то непредметное в творении, чему мы подвластны"23. Земля - это элемент скрывающий, природа, как говорил Гераклит, любит прятаться. Истина в данном случае является целью, к которой необходимо прийти посредством обретения непотаенности24. Настоящая гармония, примирение спора земли и мира не могут быть названы на классический ма-


18 Тема языка, как известно, центральная у позднего Хайдеггера. Наиболее концентрированно эта концепция представлена в работе: Хайдеггер М. Путь к языку // Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 259 - 273.

19 Об этом и говорят две самые, пожалуй, популярные цитаты из Хайдеггера: "Язык есть дом бытия" и "Человек есть пастух бытия". См.: Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Хайдеггер М. Время и бытие.

20 Хайдеггер М. Исток художественного творения // Работы и размышления разных лет. М., 1993.

21 Там же. С. 65.

22 Там же. С. 72.

23 Там же. С. 77.

24 Об этом см.: Хайдеггер М. О сущности истины // Хайдеггер М. Разговор на просёлочной дороге. Избранные статьи позднего периода творчества. М.,1991 и § 44 "Бытия и времени".

стр. 138

нер "адекватностью", поскольку установление адекватности есть процесс уже вторичный, в то время как творчество уничтожает лишнее и второстепенное, выводя на первый план существо предмета, его истину.

Поздний Хайдеггер разовьет такое понимание гармонии до понятия "четверицы" (Geviert)25, которое противопоставляется понятию "по-става" (Gestell) как воле человека, стремящегося подчинить планету, на которой он обитает, технике. Четверица есть то, что присутствует в любой вещи: божественное и смертное, небесное и земное. Вещь выступает в качестве иллюстрации единства этой четверицы. Принцип четверицы - "зеркальность"26: одно отражает и отсылает к трем другим. Как замечает В. А. Подорога, мир четверицы - это тот мир, где ничто не смешивается, а находится "в своей изначальной слитности раздельным"27. Отношение земли, неба, смертных, божественного - это отношение против-над-друг-с-другом (gegen-einander-uber).

Все, что мы говорим о бытии, мы говорим о нас самих, о себе, "понимание мира всегда является также и самопониманием"28. Герменевтическое исследование не просто истолковывает бытие, открывая его суть, но и акцентирует внимание на самом исследователе. В таком случае мир предстает перед нами как череда событий (Ег-eignis) открытия истины, поэтому подлинное разыскание является историческим разысканием. Историческое и историко-философское исследования являются герменевтическим процессом, связанным с самоистолкованием исследователя и истолкованием предмета исследователя29. В связи с этим Хайдеггер ставит задачу возрождения истории как Historie, отказываясь от истории - Geschichte. Последняя повествует о происшествиях (geschehen), которые по сути являются выхолощенными абстрактными конструктами, выстроенными и классифицированными по таким же спекулятивным схемам. Историческая история является свершением подлинных событий (Ereignis), погруженных в повседневную жизнь человека. Такая история описана в сказках, мифологии, она повествует о богах и героях. От современного человека сказочное, литературное бы-


25 Poggeler О. Der Denkweg Martin Heideggers. S. 247 - 267.

26 Хайдеггер М. Вещь // Время и бытие. М., 1993. С. 324.

27 Подорога В. А. Метафизика ландшафта. Коммуникативные стратегии в философской культуре XIX-XX вв. М., 1993. С. 254.

28 Хоу Д. К. Хайдеггер и герменевтический поворот // Мартин Хайдеггер. Сб. статей. СПб., 2004. С. 282.

29 Фалев Е. В. Герменевтика Хайдеггера. С. 9.

стр. 139

тие отдалено чрезвычайно, а теоретическое описание окружающей действительности посредством мертвого языка для него доступно постоянно, и он уже не чувствует себя чужим в мире происшествий. Человек, лишенный живого языка, лишен и подлинной жизни.

В герменевтической традиции язык - это главная точка соприкосновения науки, искусства, истории и философии. В связи с этим ученик Хайдеггера Гадамер сформулировал тезис о том, что ближе всего к герменевтике литература30, и более того, вся философия XX в. для него представляет собой синтез академических (история философии, "университетская философия") и поэтических традиций (Кьеркегор и Ницше)31.

Для Гадамера основные категории герменевтики (помимо собственно категорий истолкования и понимания) - "язык" и "текст" - являются по сути онтологическими. Во-первых, язык является той структурой, вокруг которой центрирован весь мир вместе с познающим субъектом: "Бытие, которое может быть понято, является языком"32. Во-вторых, текст предназначен для понимания и истолкования: в понятом тексте устранены противоречия33, он представляет собой образец единства И, более того, текст нуждается в таком понимании для того, чтобы существовать.

В названии гадамеровской работы, посвященной герменевтике, "Истина и метод" союз "и" скорее выступает как логическая дизъюнкция, нежели конъюнкция в первую очередь потому, что, согласно Гадамеру, наука не достигает истины в полном смысле слова, она достигает "научной истины", которая не исчерпывает всех деталей и нюансов истины бытия. Истина осуществляет себя в искусстве, нравственности, истории, языке и философии34, т.е. в тех областях, где не могут срабатывать методологические критерии объективности и верификации. Однако это не означает субъективности перечисленных видов опыта. Скорее наука в большей степени субъективна, так как ограничена определенными способ-


30 Гадамер Г. Г. Философия и литература // Гадамер Г. Г. Актуальность прекрасного. М., 1991. С. 126.

31 Гадамер Г. Г. Философия и поэзия // Гадамер Г. Г. Актуальность прекрасного. М., 1991. С. 116.

32 Gadamer H. - G. Wahrheit und Methode. Grundzuge einer philosophischen Hermeneutik. Tubingen, 1990. S. 450.

33 Гадамер Г. Г. Философия и литература. С. 135.

34 Земляной С. Н. Герменевтика и проблема понимания // Проблемы и противоречия буржуазной философии 60 - 70-х годов. М., 1983. С. 257.

стр. 140

ностями и возможностями субъекта. Помочь человеку скинуть оковы субъективности, полагают герменевты, должна не наука, а метафизика35.

Гадамер стремился "в обратном направлении пройти путь "Феноменологии духа" Гегеля и показать во всех формообразованиях субъективности предшествующую им и делающими их возможными субстанциальность"36. Получается, что герменевтика никогда не отказывалась от претензий на онтологичность и фундаментальность, обращаясь, как кажется на первый взгляд, к прикладным искусствоведческим и экзегетическим вопросам. Более того, сам Гадамер заявляет, что герменевтика изначально не была методологией и проблемой метода37. Для немецкого мыслителя герменевтика не является методологией гуманитарных наук, а выступает в роли узлового момента, который вскрывает сущность и специфику социально-гуманитарного познания как интегрированного целого; герменевтика не может рассматриваться отдельно от и вне связи с гуманитарным знанием, поскольку его реализует субъект, который одновременно выступает и как объект такого вида знания и познания.

Метафизика объективности и цельности, рассматриваемых герменевтикой предметов, должна в таком случае быть обусловлена структурными элементами дискурса истолкования, в роли которых выступает когнитивный субъект. Но в чем тогда отличие герменевтической философии от классической гносеологии, где субъект также является основой и исходным элементом познавательного процесса?

Указанный пробел герменевтики восполняет французский мыслитель П. Рикер, заменяя единственное число в понятии "субъект" на множественное. Согласно Рикеру, ученый, философ, изучающий внешний мир, общество, не может быть до конца объективным, так как он уже погружен в исследуемую реальность. Ему необходимо вступать в контакт с другими философами и учеными, чтобы восстанавливать контекст своих поисков, а контекст всегда объективен. Для этого, полагает Рикер, достаточно заменить cogito на "я есть"38. Западноевропейская философская традиция в лице Р. Декарта, И. Канта, И. Г. Фихте и, наконец, Э. Гуссерля акцентировала внима-


35 Земляной С. Н. Указ. соч. С. 260.

36 Там же. С. 264.

37 Gadamer H. -G. Wahrheit und Methode. S.l, 3.

38 Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., 2008. С. 318.

стр. 141

ние на cogito, занималась теоретическими разработками чистой субъективности. Если философия начинает согласовываться с семиотикой, психоанализом, литературой, теологией как со своим материалом, подлежащим интерпретации, то неизбежно философская герменевтика становится дискурсом анти-cogito, полагая, что рефлексия и сознание не являются источником ни знаний, ни поступков. Причины всех изменений и событий в мире лежат в плоскости "я есть", которая, однако, не является признаком герменевтического солипсизма, а предполагает наличие многих "я есть". Интерпретация предполагает множество "я".

Рикер считает, что если бытие доступно через его интерпретацию, то неизбежно будет существовать разница в прочтении одного и того же текста, обусловленная посредничеством знаков и называемая конфликтом. Рикёровский конфликт интерпретаций переходит в область онтологии39, несамостоятельность которой определяется как раз тем, что ей имплицитен этот конфликт. Объяснение и понимание сопутствуют только целостному тексту, который может быть адекватен литературному произведению - рассказу40. Согласно Рикеру, герменевтика выполняет свой "великий замысел", преодолевая "культурную дистанцию, расстояние, отделяющее читателя от чуждого ему текста, и таким образом включает смысл этого текста в нынешнее понимание, каким обладает читатель"41.

Герменевтика обрела свою философичность посредством связи с онтологией и метафизикой. Герменевтика в XX в. окончательно становится философской дисциплиной, когда герменевтический угол зрения полностью совпадает с онтологическим.

В современной философии герменевтика предстает в качестве максимально онтологизированной философской методологии, она связана с онтологическими проблемами, вопросом о бытии, герменевтика на сегодняшний день уже не в состоянии уйти в свободное, прикладное использование, она обречена на фундаментальность. В настоящее время существование и понимание являются тождественными категориями, что позволяет в любом научном исследовании воспроизводить культурно-исторический контекст рассматриваемого предмета Это обусловлено полисемантичностью текста, исследуемого предмета, поскольку множественность смыс-


39 Об этом см.: Свердиолас А. С. Проблема онтологии в философии П. Рикёра // Проблемы онтологии в современной буржуазной философии. Рига, 1988.

40 См.: Рикёр П. Время и рассказ. Т. 1. СПб., 2000.

41 Рикер П. Конфликт интерпретаций. С. 40.

стр. 142

лов и трактовок нуждаются в определенном интегрирующем методе.

Продуктивность герменевтики обусловлена прежде всего ее способностью генерировать новые философские категории, выходящие за пределы субъект-объектной парадигмы, в настоящее время критикуемой не только представителями наук о духе, но и учеными-естественниками. Творческие возможности герменевтики есть по большому счету результат ее стихийного методологического воздействия. Методологическая номенклатура подразумевает, что из существующего перечня возможных операций исследователь может выбрать ту или иную. Парадокс герменевтики заключается в том, что она растворена во всем многообразии конкретных методов социально-гуманитарного познания, в самой его специфике. Этот метод нельзя не использовать, поскольку он имплицитно содержится в теоретической и практической деятельности представителя гуманитарных и социальных наук. Герменевтика не предлагает свой инструментарий, а описывает со своих позиций уже существующую и функционирующую структуру наук о духе.

Однако нельзя сказать, что герменевтический метод является тотальным или "тотализирующим" средством работы с текстом или другим предметом. Тотальное является в данном случае характеристикой классического метафизического способа описания окружающей действительности, в то время как герменевтика делает современную метафизику не тотальной, а универсальной. В отличие от категории "тотальное" категория "универсальное" совмещает несовместимое: "темпоральное и пространственное, индивидуальное и всеобщее, телесное и духовное, самосознание и освоенность мира"42. Тотальное же по своей сути заставляет существовать несовместимое вместе как строго одно единое целое, обеспечивая тем самым метафизичность той или иной научной или философской концепции. Универсальность герменевтики, наоборот, стремится освободиться от оков любой научности и метафизичности в классическом смысле слова, так как для герменевта подлинное мышление, которое есть понимающие мышление, осуществляется в рамках ненаучного (с точки зрения "естественнонаучного") мышления. Одним словом, универсальность герменевтики сдвигает философский и метафизический интерес в сторону наук о духе.


42 Инишев И. Н. Чтение и дискурс: трансформации герменевтики. Вильнюс, 2007. С. 37.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ-СТРАТЕГИЯ-В-КОНТЕКСТЕ-СОВРЕМЕННЫХ-ПРОБЛЕМ-ГУМАНИТАРНОГО-ЗНАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Diana FreshContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Fresh

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ф. Е. Ажимов, ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРОБЛЕМ ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 16.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ-СТРАТЕГИЯ-В-КОНТЕКСТЕ-СОВРЕМЕННЫХ-ПРОБЛЕМ-ГУМАНИТАРНОГО-ЗНАНИЯ (date of access: 05.08.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ф. Е. Ажимов:

Ф. Е. Ажимов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Diana Fresh
Нижний Тагил, Russia
1751 views rating
16.09.2015 (2150 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОДОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ К АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ КАВКАЗА
11 hours ago · From Россия Онлайн
СТОЛ И КРАСНЫЙ УГОЛ В ИНТЕРЬЕРЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ И ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
11 hours ago · From Россия Онлайн
РУССКИЕ РАЗГОВОРЫ С НЭНСИ РИС
11 hours ago · From Россия Онлайн
О ВКЛАДЕ НЭНСИ РИС В "РУССКИЙ МИФ"
11 hours ago · From Россия Онлайн
ОТРЫВКИ РУССКИХ РАЗГОВОРОВ
11 hours ago · From Россия Онлайн
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
Yesterday · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРОБЛЕМ ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones