Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14590
Author(s) of the publication: А. Л. НАРОЧНИЦКИЙ

Share with friends in SM

Академик А. Л. Нарочницкий

За последнее десятилетие публикации документов и исследования советских ученых1 намного обогатили наши знания о политике России в отношении народов Балканского полуострова в начале XIX в., поставили ее изучение на строго документальную научную основу, показали несостоятельность ряда точек зрения, встречающихся в литературе. Вышел в свет XI том, подготавливаются новые тома документальной серии "Внешняя политика России XIX - начала XX века", относящиеся к 1821 - 1830 гг., с обширным фактическим материалом о балканской политике России, в частности об освободительном движении греков и создании Греческого национального государства после четырехвекового владычества Османской империи.

Политика России в отношении Греции не может рассматриваться изолированно: она являлась частью общего политического курса России на Балканах, отличительной чертой которого была длительная и настойчивая поддержка освободительной борьбы балканских народов против османского гнета. Разумеется, эта поддержка находилась в зависимости от господствовавшего в России самодержавно-крепостнического строя, ее реальных сил и развития международных противоречий на Балканах, особенно от контактов России с другими великими державами и самой Портой.

Советские документальные публикации и исследования освещают агрессивные цели великих держав и Османской империи на Ближнем Востоке и раскрывают прогрессивное значение для судеб греков и других балканских народов поддержки Россией их освободительных движений. Несмотря на завоевательные цели и реакционность царизма и на ожесточенное сопротивление Османской империи, а во многих случаях и западных держав, Россия содействовала освободительной борьбе и нацио-


1 "Внешняя политика России XIX - начала XX века" (ВПР). Серия I. Тт. I - VIII (1801 - 1815 гг.). М. 1960 - 1972; серия П. Тт. I - III (IX - XI) (1815 - 1819 гг.). М. 1974 - 1979; "О помощи России в создании независимого Греческого государства. 1828 - 1831 гг.". "Новая и новейшая история", 1959, N 3; Г. Л. Арш. Этеристское движение в России. Освободительная борьба греческого народа в начале XIX в. и русско-греческие связи. М. 1970; его же. И. Каподистрия и греческое национально-освободительное движение. 1809 - 1822. М. 1976; В. А. Георгиев, Н. С. Киняпина, М. Т. Панченкова, В. И. Шеремет. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX в. М. 1978; И. С. Достян. Россия и балканский вопрос. Из истории русско-балканских политических связей в первой трети XIX в. М. 1972; А. Л. Нарочницкий. Международные отношения европейских государств с 1794 до 1830 г. М. 1946; его же. Россия и войны Наполеона за господство в Европе. "Вопросы истории", 1979, N 4; О. В. Орлик. Декабристы и европейское освободительное движение. М. 1975; А. М. Станиславская. Россия и Греция в конце XVIII - начале XIX века. Политика России в Ионической республике 1798 - 1807 гг. М. 1976; В. И. Шеремет. Турция и Адрианопольский мир 1829 г. Из истории Восточного вопроса. М. 1975; О. Б. Шпаро. Освобождение Греции и Россия (1821 - 1829 гг.). М. 1965, и др.

стр. 57


нальному возрождению балканских народов, как бы ни старались исказить или замолчать эту роль России многие западные историки2 и маоистские авторы. Народы Балканского полуострова, со своей стороны, видели в России своего союзника в борьбе за национальное освобождение и рассчитывали на нее в своих выступлениях против султанского ига на Балканском полуострове. Эти расчеты подкреплялись сознанием религиозной, национальной и культурной близости с Россией.

С последней четверти XVIII в. (1774 г.) Россия официально выступает гарантом прав христианского населения многих областей Османской державы. Поражение в войнах с Россией расшатывало и ослабляло военно-политическую мощь Порты и тем самым объективно создавало благоприятные условия для подъема национально-освободительной борьбы балканских народов. В то же время Австрия, Англия и Франция вместе с Османской империей выступали против национально-буржуазных освободительных движений на Балканах. Если Англия и Франция иногда отходили от этой политики, то и в этих случаях они оказывали балканским народам гораздо менее решительное содействие, чем Россия. Вот почему Ф. Энгельс в середине XIX в. отмечал, что пока дипломатия Запада будет поддерживать самостоятельность Османской империи в ее нынешнем состоянии, девять десятых населения ее европейской части "будет видеть в России свою единственную опору, свою освободительницу, своего мессию"3 .

Такого рода направление внешней политики России отнюдь не было случайным - оно закономерно вытекало из курса на освоение северного побережья Черного моря путем земледельческого заселения и развития морской торговли России через проливы. Освоение этих территорий при владычестве Османской империи было неосуществимо вследствие частых набегов крымских татар, вторжения османских войск, угона людей для продажи в рабство, отсутствия у России выхода в Азовское, Черное, Средиземное моря. Огромное число фактов, накопленных в советской литературе и документальных публикациях, убедительно свидетельствует о закономерности политического курса России на поддержку балканских народов, показывает, что эта политика вытекала из объективного хода развития событий, поэтому нельзя объяснять ее субъективными взглядами тех или иных дипломатов, как и сейчас еще об этом нередко пишут некоторые буржуазные историки4 . Для советских ученых характерно стремление показать истоки и движущие мотивы внешней политики, исходя из анализа социально-экономических и политических интересов государства, определяемых прежде всего его классовой структурой, выгодами господствующих классов и международной обстановкой, переплетением и столкновением интересов различных общественных кругов, часто по-разному относившихся к международным проблемам.

Многие представители национально-освободительного движения на Балканах ориентировались на Россию, выдвигали разного рода проекты, которые они собирались реализовать с ее помощью. С такими проектами и просьбами о помощи обращались к ней, в частности, ионические греки5 , континентальная Греция, греческие поселенцы в России. Совет-


2 K. -D. Grothusen. Die Orientalische Frage als Problem der europaischen Geschichte. Gedanken zum 100. Jahrestag des Berliner Kongresses. "Die Turkei in Europa". Gottingen. 1979.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 9, с. 32.

4 Так объяснял внешнюю политику России дореволюционный историк С. С. Татищев. В современной литературе примером может быть американская исследовательница П. К. Гримстед, которая сводит объяснение внешней политики России при Александре I к взглядам его министров (P. K. Grimsted. The Foreign Ministers of Alexander I. Los Angeles. 1969).

5 См., например, о поездке в Петербург политических деятелей Ионических островов А. Орио и Г. Кладана: А. М. Станиславская. Указ. соч., с, 63 - 64, 84 - 85, 99.

стр. 58


ские документальные публикации подтвердили, что эти проекты вовсе не были результатом внушений российского правительства, а прежде всего показывали, что деятели национально-освободительного движения на Балканах, в том числе греческие патриоты, стремились использовать войны между Россией и Османской империей в интересах освобождения своих народов. Проекты создания на Балканах автономных или самостоятельных государств выдвигались и в Петербурге6 .

Новейшие данные позволяют полнее охарактеризовать методы и средства помощи России греческому освободительному движению. С этой точки зрения большое значение имеет опыт российской политики в Ионической "Республике Семи Соединенных островов". Советские ученые доказали, что вопреки реакционности самодержавия царское правительство поддерживало освободительные стремления ионических греков. Создание при помощи России и существование в течение почти девяти лет Республики Семи Соединенных островов явилось первой попыткой восстановления греческой национальной государственности после долгого периода османского ига. На Ионических островах Россия поддерживала конституционные порядки. Ее правительство поощряло конституционные планы ионических деятелей, чтобы привлечь на свою сторону местное общественное мнение в противовес влиянию Франции и Османской империи. Под эгидой России и в значительной мере благодаря ей Ионическая республика стала очагом греческого национального движения, местом убежища ряда греческих патриотов, преследуемых османскими властями и янинским пашою Али Тепеленой. Там же начал свою государственную деятельность И. Каподистрия.

Не только греческие деятели С. Теотокис и И. Каподистрия, но и такие русские дипломаты, как Г. Мочениго, А. Италийский, А. Чарторыйский, по повелению царя принимали участие в разработке умеренно-либеральной конституции Ионической республики 1803 года7 . Эта передовая для своей эпохи конституция устанавливала компромисс между буржуазными кругами и землевладельческой знатью (нобилитетом) и в то же время ставила своей целью предотвратить подъем революционных настроений. Хотя в 1806 г. эта конституция была заменена другой, менее либеральной, тоже разработанной при участии петербургского кабинета, конституционные порядки, дипломатическая и военная поддержка России содействовали подъему экономики и развитию просвещения, имели в целом позитивное значение, отражали сознание необходимости уступок духу времени и местным условиям. Россия не раз также ограждала греческие континентальные города Ионического побережья - Превезу, Паргу и Воницу от нападений и резни янинского паши. При этом у нее не было намерения завладеть ни этими территориями, ни Ионическими островами. После поражения при Фридланде по условиям Тильзитского мира 1807 г. Россия была вынуждена согласиться на передачу Ионических островов Франции, хотя фактически они вскоре были заняты английским флотом.

После этого греческое освободительное движение продолжало встречать поддержку в России, особенно на юге страны. Деятельность основанного здесь в 1814 г. греческого патриотического общества "Филики Этерия" проходила в благоприятных условиях при содействии местных властей и Каподистрии. Русская печать желала национального освобождения греков и нередко проявляла умеренно-либеральные тенденции, сочетавшиеся с враждебностью к революции, а также к политике Наполеона I. "Вестник Европы" отмечал: "Благомыслящие сыны Эллады не-


6 Например, известным русским просветителем, теоретиком международного права В. Ф. Малиновским (см. И. С. Достян. "Европейская утопия" В. Ф. Малиновского. "Вопросы истории", 1979, N 6).

7 ВПР. Т. I, с. 182 - 184, 203, 258 - 259, 261, 296 - 299, 579; т. II. с. 110 - 111.

стр. 59


утомимой своей ревностью ускоряют ход нравственного возрождения - предтечи возрождения политического, в котором при нынешних обстоятельствах и отчаиваться не должно. И кто не желает грекам сей счастливой перемены". В 1816 г. "Дух журналов" в следующих словах выражал сочувствие освободительному движению греков: "Кому известно, сколь много обязана Европа грекам за свое просвещение, тот с удовольствием увидит, что сделано уже для восстановления народа, некогда толико знаменитого высокими умами, а ныне уничиженного и порабощенного тяжким деспотизмом, его подавляющим"8 .

Каподистрия пытался поставить перед Венским конгрессом вопрос о восстановлении Ионической республики как независимого государства. В 1815 г. русское правительство помешало передаче Ионических островов под власть Австрии. Именно Россия добилась того, чтобы при установлении над ними протектората Великобритании было восстановлено их внутреннее конституционное устройство, и в дальнейшем не раз заступалась за права населения островов перед британским кабинетом, постоянно нарушавшим их конституцию9 .

В новую стадию политика России в греческом вопросе вступила в 1821 г. в связи с восстанием А. Ипсиланти в Дунайских княжествах и последовавшим за ним восстанием греков на островах Эгейского архипелага и в Морее. В то время особенно ярко проявились симпатии передовых общественных кругов России к греческому национально-освободительному движению. Тогда Каподистрия еще сохранял влиятельное положение на русской дипломатической службе. С 1815 по 1822г. он являлся наряду с Нессельроде статс-секретарем. Они оба были министрами иностранных дел, что отражало двойственность политики царского правительства в этот период по отношению к либеральным и национально- освободительным движениям в Европе. Каподистрия отличался умеренным либерализмом, а Нессельроде выражал более консервативные тенденции. В то же время сейчас можно считать доказанным, что Каподистрия был одним из составителей акта Священного союза, хотя это и не отвечало его умеренно- либеральным тенденциям. По-видимому, он принял участие в его подготовке, стремясь придать этому акту характер объединения христианских монархов, чтобы не распространять его гарантии на Османскую империю, против владычества которой на Балканах выступали греки и другие народы.

По вопросу о том, был ли осведомлен Каподистрия в 1819 - 1820 гг. о планах Ипсиланти и повстанцев-греков на островах Эгейского архипелага и в Морее, по нашему мнению, нет убедительных доказательств в пользу такого утверждения. Каподистрия был сторонником умеренных реформ, чтобы добиться для греков облегчения их участи, и писал, что "основным средством" для этого является "просвещение и религиозное воспитание"10 . В течение года после начала греческой революции Каподистрия продолжал занимать свой пост в царском правительстве и старался использовать его в интересах восставшей Греции. Он немало содействовал активизации русской политики в Восточном вопросе в первый год греческой революции. Вместе с тем он отлично понимал, что "возрождение и действительная независимость народа могут быть толь-


8 "Вестник Европы", 1809, ч. 43, с. 25; "Дух журналов", 1816, ч. XVI. с. 291

9 ВПР. Т. VII, с. 310 - 312; т. VIII, с. 622; т. IX, док. N 24, 82, 94, 59, а также примеч. 29, 117, 237; Ф. Мартене. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т. XI. СПБ. 1895, с. 250 - 251; Г. Л. Арш. Греческий вопрос во внешней политике России (1814 - 1820). "История СССР" 1978 N 3 с. 140 - 143, 148 - 152.

10 И. Каподистрия - посланнику в Константинополе Г. А. Строганову 3 (15) января 1820 г. ВПР. Т. II. док. 77; Архив внешней политики России (АВПР), ф. Посольство в Константинополе, д. 227, лл. 29 - 36.

стр. 60


ко его собственным творением. Помощь извне может ее упрочить, но не создать"11 . Однако в начале 20-х годов XIX в. влияние Каподистрии заметно ослабло, а воздействие Австрии на политику России и вес Нессельроде при царском дворе усиливались.

Греческая революция 20-х годов прошлого века, переход царского правительства и всего Священного союза к контрреволюционной политике в Западной Европе, страх перед национальным движением в Польше и деятельность тайных обществ внутри страны содействовали повороту Александра I к тесному сближению с Австрией. Царь официально осудил выступление Ипсиланти в Дунайских княжествах и восстание греков на островах Эгейского архипелага и в Морее. Российские документы не дают оснований утверждать, что царь был заранее осведомлен о подготовке этих восстаний, а тем более был их вдохновителем. Доводы тех, кто пытался доказать, что это общество и его деятели, в частности Ипсиланти, были агентами царизма, не связанными с национальным греческим движением, и что будто Александр I знал о планах Ипсиланти, давал ему тайные повеления, опираются главным образом на слухи о поддержке российского правительства, распространяемые Ипсиланти и другими повстанцами с целью устрашить своих противников и поднять свое значение12 .

Ипсиланти в письме сербскому князю Милошу Обреновичу уверял, что опирается на "повеления высшей власти". Разумеется, подобного рода свидетельства нельзя считать доказательством осведомленности царя о намерениях Ипсиланти. Слухи о поддержке итальянских революционеров Александром I распространены были и в Италии, но совершенно не отвечали действительности13 . Однако в наших архивах не обнаружено никаких документов, которые прямо или косвенно свидетельствовали бы о том, что Александр I и даже Каподистрия действительно знали что-либо о подготовке восстания Ипсиланти. Нельзя признать убедительным и тот довод, что Ипсиланти был на царской службе и потому без дозволения своего монарха не мог пойти на восстание. Как же тогда российские офицеры могли быть участниками и руководителями тайных революционных обществ, восстания декабристов?

Документы, выявленные при подготовке очередных томов серии "Внешняя политика России", показывают необоснованность этих предположений. Вообще о характере этой борьбы надо судить по ее историческому значению, а не на основании того, знал ли царь или нет о подготовке восстания Ипсиланти. Разумеется, Александр I принадлежал к тем монархам, которые "то заигрывали с либерализмом, то являлись палачами Радищевых и "спускали" на верноподданных Аракчеевых"14 , неубедительных доказательств того, что он тайно санкционировал действия Ипсиланти или знал о них, не имеется.

Важным выводом из архивных и опубликованных документов является то, что, осуждая восстание, царское правительство не собиралось мириться с политикой беспощадных репрессий, которую османские власти осуществляли в отношении греков. Российское правительство начиная с апреля 1821 г. направило в адрес Порты ряд нот с протестами против расправы с греческим населением, требуя предоставления грекам неприкосновенности и свободы религии, права свободного судоходства, политического самоуправления и т. д. В нотах утверждалось, что прекра-


11 См. Г. Л. Арш. И. Каподистрия... с. 243.

12 Именно на такого рода материалы ссылается румынский акад. А. Оцетя (A. Otetea. L'Hetarie d'il y a cen cinquante ans. "Balkan Studies", 1965, vol. 6, N 2).

13 См. М. А. Додолев. Записки русского дипломата об Италии (1816 - 1822 гг.). "История СССР", 1976, N 5; М. И. Ковальская. Итальянские карбонарии и передовая Россия. "Вопросы истории", 1967, N 8.

14 В. И. Ленин. ПСС. Соч. Т. 5, с. 30.

стр. 61


щение репрессий поможет остановить восстание15 . Российский посланник в Константинополе Строганов энергично выдвигал перед Портой эти условия. Требование Порты выдать на расправу бежавших в Россию греков было отклонено Россией, правительство которой твердо решило предоставлять греческим патриотам право убежища. Отмежевываясь от революционности греческого восстания, царское правительство подчеркивало, что Порта воюет не с революционерами, а со всем греческим народом и "нападает на христианскую религию"16 .

Российское правительство ссылалось на договоры с Портой, предоставлявшие России право заступничества за христианское население Османской империи17 . Строганову предписано было заявить, что Россия должна еще раз убедить Порту в пагубности ее политики и указать пути к умиротворению, в противном же случае император прибегнет к средствам, "которые подсказывает ему религия и человеколюбие"18 . Петербургский кабинет пытался склонить западные державы к участию в давлении на Порту в пользу греков. Посланнику в Вене Ю. А. Головкину было сообщено, что Россия является гарантом защиты православной религии и греческой нации и что он должен сообщить ответ австрийского кабинета на русские предложения19 . Но венский двор и британское правительство фактически поощряли репрессии османских властей. Английский министр иностранных дел Каслри предписывал английскому посланнику в султанской столице доказывать Порте необходимость укрепления ее влияния над "пришедшими в ярость" народами20 .

Российское правительство долго уговаривало Англию, Австрию и Францию присоединиться к мерам воздействия на Османскую империю в пользу греков. Когда же это не удалось сделать и на русский ультиматум Порта ответила отказом, Строганов был отозван, отношения между обеими странами временно были прерваны. Российское правительство оставалось тогда заинтересованным в сохранении мира с Османской империей и в то же время прибегало лишь к дипломатическому заступничеству за греков. Каподистрия настаивал на более решительной политике, и по этой причине в 1822 г. покинул русскую дипломатическую службу. Обстоятельства его ухода с поста статс-секретаря подробно раскрываются в новых советских документальных публикациях и исследованиях21 .

Большое влияние на политику России в отношении Греции оказывали вопросы морской торговли и свободы судоходства через проливы. У России тогда не было своего торгового флота на Черном море, и вывоз из русских портов, имевший огромное значение для экономики юга России, шел через проливы на греческих судах, плававших под русским флагом. Летом 1821 г. османские власти наложили эмбарго на товары кораблей, идущих под русским флагом через проливы. Прекращение греческого судоходства после начала восстания нанесло огромный урон русской торговле. Нессельроде писал послу в Лондоне князю Х. А. Ливену,


15 Десятки такого рода документов публикуются в XI и XII томах ВПР, а некоторые были ранее напечатаны в известном собрании бумаг по восточному вопросу, выпущенных Прокеш-Остеном.

16 К. В. Нессельроде - Г. А. Строганову 16 (28) тоня 1821 г. АВПР, ф. Посольство в Константинополе, д. 228/2, лл. 202 - 206; A. Prokesch-Osten. Geschichte des Abfalls der Griechen vom turkischen Reiche. Bd. III. Wien. 1867, S. 89 - 92.

17 Имелись в виду Кючук-Кайнарджийский (1774 г.), Ясский 9 января 1792 г. (29 декабря 1791 г.) и Бухарестский (1812 г.) мирные трактаты с Турцией.

18 АВПР, ф. Посольство в Константинополе, д. 228/2, лл. 202 - 206.

19 К. В. Нессельроде - Ю. А. Головкину 24 июня (4 июля) 1826 г. A. Prokesch-Osten. Bd. Ill, S. 86 - 88.

20 Инструкция Каслри от 5 августа 1821 г. C. W. Crawley. The Question of Greek Independence. Cambridge. 1930, p. 20.

21 См. ВПР. Т. XI; Г. Л. Арш. И. Каподистрия... с. 240 - 247.

стр. 62


что Россия "не может допустить последствий подобного положения дел"22 .

В 1824 г. поддержка греческого движения Россией стала еще более активной. Отношения с Турцией продолжали обостряться. Напомним, что по условиям Аккерманской конвенции от 7 октября (25 сентября) 1826 г. по ст. 7 Порта обязывалась "не чинить никаких преград свободному плаванию купеческих судов под российским флагом во всех морях и иных водах империи Османской". Это должно было обеспечить свободу навигации в зоне Черноморских проливов23. Данное условие конвенции касалось и греческого вопроса, а не только других аспектов русско-турецких отношений. Но ни эти, ни другие постановления Аккерманской конвенции Порта не соблюдала. Немалое значение в ходе обострения отношений России с Османской империей имели также споры из-за разграничения на гирлах Дуная, а также по кавказским делам, так как Порта не признавала законности добровольного вступления ряда закавказских областей, в том числе Абхазии и Грузии, в состав России.

Поддержка греков, заинтересованность в свободе их судоходства, важного для капиталистического развития Греции и южнорусской торговли, были лишь некоторыми из составных элементов той совокупности причин, которая вела к новой войне между Османской империей и Россией. Связь этих причин с интересами российских крепостников-помещиков и реакционность царского правительства не снимают, однако, объективно положительного значения того содействия, которое Россия оказывала греческому движению.

После подавления революций 20-х годов XIX в. в Западной Европе в отношениях России и Англии к греческому восстанию наметились важные изменения. Британское правительство старалось отвлечь внимание греков от России. Оно признало их воюющей стороной. Из Англии греки получали также финансовую поддержку, но не могли рассчитывать на ее военную помощь. Попытки же России оказать грекам политическую поддержку стали более решительными. В конце своего царствования Александр I уже серьезно рассматривал возможность новой войны с Османской империей и готовился к ней. После подавления восстания декабристов Николай I еще более усилил давление на Порту. В Греции стала быстро распространяться ориентация на Россию, усиливалось разочарование в малоэффективной поддержке Англии, нарастал страх перед опасностью подавления греческой революции османскими и египетскими войсками, готовившимися устроить массовую резню греков24 .

Австрия наиболее упорно поддерживала османский гнет на Балканах, и отношения России с ней стали охлаждаться. Но зато Англия пошла на некоторые уступки. 4 апреля (23 марта) 1826 г. в Петербурге был подписан англо-русский протокол25 о совместных дипломатических усилиях по умиротворению Греции путем предоставления ей автономии под верховной властью Порты. В основе протокола лежали предложения, выдвинутые Россией еще ранее. После того как в апреле 1827 г. греческое народное собрание в Тризине вновь провозгласило независимость Греции и избрало ее главой Каподистрию, возникла непосредственная угроза истребления греческого населения Морей войсками египетского паши, два года назад начавшими операции в континентальной Греции. Россия не могла допустить этого, а перспектива вооруженного вмешательства русского флота была неприемлема для Англии и Франции. Ре-


22 К. В. Нессельроде - Х. А. Ливену 9 (21) января 1824 г. АВПР, ф. Канцелярия, 1824 г., д. 6939, л. 17.

23 Т. Юзефович. Договоры России с Востоком. М. 1869, с. 58 - 64; А. В. Фадеев. Россия и восточный кризис 20-х гг. XIX в. М. 1958, с. 166.

24 И. С. Достян. Россия и балканский вопрос, с. 240 - 252.

25 Ф. Мартене, Указ. соч. Т. XI, с. 341 - 343.

стр. 63


зультатом были лондонские переговоры трех держав, в итоге которых Россия, Великобритания и Франция подписали Лондонский договор от 6 июля (24 июня) 1827 г. Секретная статья его по настоянию российского правительства предусматривала совместные вооруженные меры на случай, если не будет достигнуто перемирие между Портой и греческим правительством26 .

Опасность беспощадных репрессий в Греции особенно возросла в связи с прибытием османского флота с войсками египетского паши в Наваринскую бухту, куда была послана и русская эскадра вместе с флотами Англии и Франции. Русское командование в лице адмирала Л. П. Гейдена имело твердое предписание оказывать грекам помощь оружием и боеприпасами и применить силу, что вынудило к действиям и флоты западных держав27 . В Наваринском сражении 8 (20) октября 1827 г. турецко-египетский флот был уничтожен. Адмирал Гейден и русские военные суда действовали решительно28 , и даже английский адмирал Э. Кодрингтон вынужден был дать самую высокую оценку действиям русской эскадры. Правительство России считало Наваринское сражение законным следствием обязательств по Лондонскому договору трех держав и полностью одобрило действия своего адмирала. Но в западных столицах весть о Наваринской победе вызвала недовольство и беспокойство относительно дальнейшего роста влияния России на Балканах. Английский король Георг IV назвал Наваринское сражение "досадным событием" и, подписывая указ о награждении Кодрингтона орденом Бани, сказал: "Я посылаю ему ленту, хотя он заслуживает веревки"29 . Было ясно, что Англия больше не прибегнет к оружию против Османской империи.

В расчете на то, что западные державы ограничатся дипломатическими нотами, Порта вновь отвергла предложения о предоставлении Греции автономии, а также другие условия России и продолжала переправлять египетские войска в Грецию. В дальнейшем одна Россия готова была поддерживать греков вооруженной силой. Одновременно она отстаивала свои интересы в отношении свободы торгового судоходства через проливы и территориальные требования. Предпринимая войну с Османской империей, российское правительство уведомило британский кабинет, что оно не имеет в виду удержания за собой Константинополя при распаде Османской державы30 .

В ряде советских исторических исследований были подробно описаны события русско-турецкой войны 1828 - 1829 гг. и изложены условия завершившего ее Адрианопольского мира31 . В ходе войны западные державы пытались всячески ограничить самостоятельную роль России в решении вопроса о Греции. Французские войска были посланы в Морею для того, чтобы оказывать поддержку Али паше янинскому. Победа России над Османской империей оказала решающее влияние на судьбу Греции. Энгельс писал: "Кто решил исход борьбы во время греческого восстания? Не янинский паша Али со всеми его заговорами и мятежами, не битва при Наварине, не французская армия в Морее, не лондонские конференции и протоколы, а русская армия Дибича, перешедшая Балканы и вступившая в долину Марицы"32 . Как известно, по Адрианопольскому договору Греция получила полную политическую автономию.


26 Там же, с. 360 - 363.

27 Г. Палеолог, И. Сивинис. Исторический очерк народной войны за независимость Греции. Т. I. СПБ. 1867, с. 35 - 36.

28 "Северная пчела", 1828, N 12; О. Б. Шпаро. Указ. соч., с. 237.

29 Г. Л. Арш. Греческая революция 1821 - 1829 гг. "Новая и новейшая история", 1971, N 3, с. 32.

30 Ф. Мартенс. Указ. соч. Т. XI, с. 371, 375, 412, 413.

31 В. И. Шеремет. Указ. соч.

32 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 9, с. 32.

стр. 64


Опасаясь возросшего влияния России в Константинополе, западные державы стали настаивать на ограничении территории Греции и полной независимости ее от Османской империи, что встретило полную поддержку правительства России, не претендовавшего в Греции на какое-либо исключительное влияние. Но важно прежде всего подчеркнуть, что без русско-турецкой войны и Адрианопольского мира 1829 г. не могло быть и речи ни об автономии, ни о независимости Греции. Это признавали и английские политические деятели. Так, лорд Эбердин писал: "...если Греция из вассальной стала независимой, то исключительно благодаря тому впечатлению, которое произвел Адрианопольский мир"33 . Однако политические расчеты западных держав и в первую очередь Англии привели к тому, что ни Эпир, ни Фессалия, ни многие острова Эгейского и Средиземного морей не вошли в состав нового государства34 .

Отношение западных держав и России к судьбе Греции было неодинаковым. Российское правительство стремилось к возможно более значительным торговым привилегиям и расширению территории нового Греческого государства - включению в него островов Самоса и Крита и ряда областей континентальной Греции, в том числе Акарнании, Этолии и Фессалии с тем, чтобы Греция стала относительно сильным и более жизнеспособным государством, могла бы менее зависеть от западных держав. Напротив, английский и французский кабинеты старались по возможности урезать северные границы и островные владения Греции. Лондонская конференция 1830 г. провозгласила ее независимым государством, но западные державы вопреки России добились того, что ей не были переданы некоторые северные области и указанные острова. Английская сторона добилась даже изменения предусмотренной Россией границы по линии Арта-Воло за счет исключения ряда плодородных греческих земель на материке35 .

Разумеется, в силу своей классовой природы царское правительство желало, чтобы в Греции установился умеренный политический режим с монархической формой правления, и не хотело развития в этой стране демократического движения. В этом Россия была солидарна с западными державами. В определенной степени она опиралась на политику Каподистрии, избранного в 1827 г. президентом (правителем) Греции. Внутри страны он пытался укрепить центральную власть. Британское правительство также не хотело демократических преобразований в Греции. В то же время оно было заинтересовано в устранении Каподистрии и ослаблении влияния России на греческое правительство и поощряло ее противников. В 1831 г. Каподистрия был убит в результате заговора сторонников английской и французской ориентации и богатых купеческих фамилий Западной Греции. Устранение его отвечало интересам британского правительства, опасавшегося, что он станет королем или регентом Греции.

В ходе войны с Турцией российское правительство оказывало Греции материальную помощь. Еще в начале 20-х годов XIX в. по представлению министра духовных дел и народного просвещения А. Н. Голицына делались денежные пожертвования в пользу греков-единоверцев, бежавших в Россию от турецких репрессий. Командующий русской эскадрой Гейден имел предписание по возможности помогать повстанцам порохом и съестными припасами и получил из Петербурга на 1,5 млн. руб. вексе-


33 Цит. по: И. Г. Гуткина. Греческий вопрос на заключительном этапе восточного кризиса в 20-х гг. XIX в. "Проблемы истории международных отношений". Л. 1972, с. 383.

34 Там же.

35 Там же, с. 381 - 383; И. С. Достян. Россия и балканский вопрос, с. 287 - 288; "О помощи России в создании независимого Греческого государства", с. 149; Ф. Мартене. Указ. соч. Т. XI, с. 401 - 405.

стр. 65


лей с приказом передать полученные по ним суммы в распоряжение Каподистрии. Денежная помощь, предоставленная Россией грекам в 1827 - 1830 гг., составила около 3,5 млн. фр. (свыше 1 млн. руб.), не считая средств, собранных русской православной церковью36 .

Вопреки реакционности царизма поддержка греков содействовала успеху революционной и национально-освободительной борьбы на Балканах и поэтому вызывала горячее одобрение передовых кругов русского общества. Сочувствие освободительным стремлениям греков нередко было выражением недовольства самодержавием передовых писателей, деятелей тайных обществ, либеральных чиновников и офицеров и даже простого народа, особенно солдат и матросов, участвовавших в войне. Греческое движение вызвало симпатии и среди имущих классов, и среди народа, и даже у многих представителей царских властей в Одессе и других местах на юге России. "Филэллинизм", отражавший сочувствие к грекам передовой общественности Западной Европы, был широко распространен и в России.

Известны стихи А. С. Пушкина, полные горячих симпатий к греческим повстанцам. В переписке поэта есть слова: "Ничто еще не было столь народно, как дело греков, хотя многие в их политическом отношении были важнее для Европы"37 . Великий поэт описывал "восторг умов" среди жителей Одессы по случаю восстания Ипсиланти38 и сам хотел вступить в ряды восставших греков, но это ему не удалось39 . Слабые стороны восстания Ипсиланти и его неправильное, с великогреческих позиций, отношение к восстанию в Дунайских княжествах под предводительством Тудора Владимиреску вряд ли были тогда известны и не привлекали внимания ни Пушкина, ни других передовых людей того времени в России.

Из Кишинева Пушкин сообщал (вероятно, декабристу В. Л. Давыдову): "Греция восстала и провозгласила свою свободу... Первый шаг Александра Ипсиланти прекрасен и блистателен. Он счастливо начал - отныне и мертвый или победитель, принадлежит истории"40 . В дневнике Пушкина под 14 апреля 1821 г. записано: "Я твердо уверен, что Греция восторжествует, и 25000000 турков оставят цветущую страну Еллады законным наследникам Гомера и Фемистокла"41. Позднее, в 1829 г., Пушкин, возвращаясь к событиям в Греции, писал: "Восстань, о Греция, восстань!"42 . Поэт в следующих словах оценил роль Адрианопольского мира в судьбах греков: "Греция оживала. Могущественная помощь Севера возвращала ей независимость и самобытность"43 . Он прекрасно видел, что без Адрианопольского мира, закрепившего победу России над Османской империей, невозможно было достичь независимости Греции. Другие поэты, в том числе декабристы, также посвятили немало строк греческому восстанию. Стихи о нем мы находим в поэзии К. Рылеева, Е. Баратынского, В. Туманского, О. Сомова, В. Кюхельбекера.

Восстание вызвало горячее сочувствие декабристов, особенно служивших в армии, предназначенной для охраны южных границ России. Освобождение греков и других балканских народов от османского ига было неотъемлемой частью внешнеполитической программы южных декабристов. Южное общество призывало "объявить войну туркам и вос-


36 ЦГИА, ф. 1263, оп. 1, д. 258, лл. 756 - 757.

37 А. С. Пушкин. Поли. собр. соч. в 16-ти тт. М. -Л. 1937 - 1950; Т. 13. 1937 с. 104.

38 Там же, с. 23.

39 Там же, с. 26; О. В. Орлик. Указ. соч., с. 113.

40 А. С. Пушкин. Поли. собр. соч. Т. 13, с. 24.

41 Там же. Т. 12. 1949, с. 302.

42 Там же. Т. 3, 1948, с. 169.

43 Там же. Т. 11. 1949, с. 217.

стр. 66


становить Восточную республику в пользу греков"44 . На турецкой границе в Бессарабии Пестель в своих донесениях на имя начальника штаба 2-й Южной армии генерала П. Д. Киселева выражал одобрение и сочувствие греческому восстанию. Еще в 1821 г. он сообщал командованию о планах греческих революционеров образовать на Балканах "федеративную республику", отражавших великогреческие стремления45 .

Для представителей революционной России борьба греков против султанского владычества неизменно связывалась с борьбой против самодержавия. Они осуждали контрреволюционную деятельность Священного союза, роль в ней Александра I и поездки его на дипломатические конгрессы для организации интервенции в итальянских государствах и в Испании, считали войну в защиту Греции справедливой. Позднее, после событий 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади, уже в роли "разжалованных", некоторые из декабристов принимали участие в русско-турецкой войне и выражали надежду, что она принесет Греции освобождение. Один из ее участников, декабрист П. А. Бестужев, писал, что скоро "воспрянут утомленные неравною борьбою потомки Периклов и Сократов"46 .

На балканском театре войны находилось до 40 русских офицеров, состоявших "под особым наблюдением" за причастность к декабристскому движению47 . В бумагах П. И. Пестеля найден был набросок с названием "Царство греческое". М. С. Лунин подтверждал, что декабристы считали одной из своих целей оказание помощи грекам48 . Те же мотивы встречаются в воспоминаниях В. Ф. Раевского49 . Некоторые декабристы пытались отправиться в Грецию. Принять участие в борьбе за ее освобождение желали И. Д. Якушкин, П. Г. Каховский, Д. И. Завалишин и другие50 . Декабристы расценивали греческое освободительное движение как звено общей цепи революционных событий в Европе. Близкий к ним Н. И. Тургенев в дневнике сочувственно упоминал о греческих событиях. М. А. Фонвизин осуждал решение Священного союза не оказывать помощи греческим повстанцам, писал "об общем негодовании русских против Александра за ... равнодушие его к страждущим единоверцам-эллинам"51 . Русская печать того времени полна одобрительных отзывов о греческом восстании. Иногда они давались в замаскированной форме- в виде перепечатки статей из западноевропейских газет и журналов, выражавших филэллинские настроения52 .

Активную деятельность в пользу восставшей Греции вели жившие в России, особенно на юге, греки. В Одессе, Кишиневе, Херсоне, Таганроге, Измаиле и других городах Новороссийского края местные жители собирали деньги, закупали оружие, вербовали добровольцев. В Бессарабии три тайные организации помогали восставшим грекам53 . Местные вла-


44 "Восстание декабристов. Материалы". Т. 4. М. - Л. 1927, с. 144.

45 Б. Е. Сыроечковский. Балканская проблема в политических планах декабристов. "Очерки из истории движения декабристов". М. 1954, с. 251; И. С. Достян. Балканский вопрос во внешнеполитических планах П. И. Пестеля. "Исторические записки", М., 1975. Т. 96, с. 164 - 165, 298 - 299.

46 "Воспоминания Бестужевых". М. 1951, с. 349; И. Г. Гуткина. Указ. соч., с. 378.

47 А. В. Фадеев. Греческое национально-освободительное движение и русское общество первых десятилетий XIX века. "Новая и новейшая история", 1964, N 3, с. 52.

48 М. С. Лунин. Сочинения и письма. Пгр. 1923, с. 63 - 66; О. Б. Шпаро. Указ. соч., с. 104.

49 "Литературное наследство". Т. 60, кн. I. М. 1956, с. 66; "Избранные социально-политические и философские произведения декабристов". Т. 2. М. 1951, с. 347.

50 И. Ф. Иовва. Южные декабристы и греческое национально- освободительное движение. Кишинев. 1963, с. 37 - 38.

51 М. А. Фонвизин. Обозрение проявлений политической жизни в России. М. 1907, с. 85; "Избранные социально-политические и философские произведения декабристов". Т. 1. М. 1951, с. 380 - 381.

52 "Русский инвалид", 16, 19, 21. VI. 1821; О. В. Орлик.. Указ. соч., с. 112.

53 И. Ф. Иовва. Из истории русско-греко-молдавских революционных связей. "История СССР", 1971, N 3, с. 122.

стр. 67


сти в Одессе сочувствовали этой деятельности, хотя и получали предписания, осуждавшие повстанцев. Царская администрация и правительство сдерживали патриотический энтузиазм греков, казавшийся им опасным и способным обернуться против самодержавного гнета. Не случайно П. А. Вяземский и А. С. Пушкин получили отказ от царя и Бенкендорфа на просьбу о разрешении вступить в Действующую армию для участия в войне в защиту греков54 . Однако русскому офицеру Н. А. Райко удалось добраться до Греции и поступить на службу греческому правительству: он был назначен комендантом крепости Паламиди, а затем порта Патрас и пользовался покровительством Каподистрии55 .

Не только декабристы и близкие к ним круги приветствовали греческое восстание и старались помочь ему. Симпатии к нему питали и умеренно- либеральные представители высшего офицерства и генералитета. П. Д. Киселев по поводу восстания Ипсиланти писал: "Помоги ему бог в святом деле. Желал бы прибавить - и Россия". Победы грекам горячо желал главнокомандующий Особой Кавказской армией А. П. Ермолов56 . В простом народе распространено было сочувствие к грекам как единоверцам, страдавшим под османским гнетом. Резчики по дереву из Богородска создали скульптурный портрет одного из видных греческих повстанцев - Т. Колокотрониса. Неизвестный русский живописец написал лубочную картину с изображением подвига гречанки Бобелины, наравне с мужчинами с оружием в руках сражавшейся за свободу. Подпись под картиной гласила, что отважная гречанка "жизни не щадила за славу и честь отчизны"57 . Молдавские помещики, в общем весьма далекие от либерализма, также выражали горячее сочувствие греческому движению и восстанию Ипсиланти. Это можно видеть по таким документам, как письма А. С. Стурдзы И. Каподистрии от 1821 года58 .

Приведенные факты убедительно доказывают, что вопреки реакционности самодержавия политика России содействовала освобождению Греции, хотя в то время многие греческие земли еще оставались в составе владений Порты и национальное освобождение греков не могло быть полным. Особенно выразительно отношение к греческому восстанию революционных и умеренно- либеральных кругов русского общества, среди которых греческое освободительное движение имело в России наиболее искренних друзей.


54 "Переписка Александра Ивановича Тургенева с кн. Петром Андреевичем Вяземским". Т. I. СПБ. 1901, с. 71 - 72.

55 И. С. Достян. Русский участник греческой революции. "Вопросы истории", 1978, N 4, с. 212.

56 "Бумаги графа Андрея Андреевича Закревского". "Сборник Русского исторического общества". Т. 78. 1891, с. 63 - 64, 243 - 244.

57 А. В. Фадеев. Россия и восточный кризис, с. 80.

58 ЦГАДА, Госархив, ф. 3, д. 78, лл. 401 - 404.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ГРЕЧЕСКОЕ-НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ-ДВИЖЕНИЕ-И-РОССИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Л. НАРОЧНИЦКИЙ, ГРЕЧЕСКОЕ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ И РОССИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ГРЕЧЕСКОЕ-НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ-ДВИЖЕНИЕ-И-РОССИЯ (date of access: 04.12.2020).

Publication author(s) - А. Л. НАРОЧНИЦКИЙ:

А. Л. НАРОЧНИЦКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1270 views rating
15.02.2018 (1023 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В статье представлена авторская модель структуры профессионального имиджа современного учителя начального образования. При создании модели, автор считает целесообразностью учитывать принцип конструктивного моделирования, который предполагает соотнесение получаемых результатов, т.е. современные положения теории с одной стороны и экспериментально-практическая деятельность - с другой. В статье представлено описание по организации и проведению экспертной оценки обобщённых индивидуально-психологических особенностей характеризующих имидж. В целях стандартизации получаемых результатов, упрощения организационных вопросов, экспертная оценка проводилась по заранее подготовленному автором экспертному опроснику. Основу опросника составляют 32 выделенных, по результатам теоретического анализа, обобщённых индивидуально-психологических особенностей - структурные составляющие, характеризующих имидж учителя начального образования.
ОРЕНБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АРА (1921 - 1923 гг.)
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ФОРМИРОВАНИЕ ГУБЕРНАТОРСКОГО КОРПУСА В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
В данной статье представлена структурная характеристика имиджа учителя, которая проявляется в индивидуально-психологических особенностях. Свое внимание, автор останавливает на стиле педагогической деятельности, который играет довольно значимую роль в аспекте изучаемого понятия. В статье рассматривается точка зрения, согласно которой, профессиональный имидж учителя объективизируется через язык. Самоконтроль и развитие культуры речи, способны обеспечить новый уровень профессионального имиджа учителя и т.п.
В данной статье раскрываются индивидуально-психологические особенности, характеризующие имидж учителя. В статье представлен анализ позиций различных исследователей, свидетельствующий о достаточно неоднозначной структуре профессионального имиджа учителя. Личностные особенности учителя, выделяются и подвергаются исследованию большинством ученых. Особенности профессионально-специализированного характера, которые являются сугубо специфическими в пределах педагогической деятельности, также рассматриваются учеными. Социально определенные особенности, которые являются предпосылками для внешней презентации и демонстрации профессионального имиджа учителя, тоже являются предметом исследования.
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Кроме того, по мнению некоторых ученых [2] время не есть понятие производное, а поэтому не может быть ни доказано, ни анализируемо. Время есть нечто всецело созданное нашим мышлением. Т. е., согласно этому высказыванию нельзя брать производную времени по координате или по времени.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Астрономические объекты такие, как планеты, звёзды, галактики, имеют нейтронные ядра. В процессе своего развития нейтронные ядра распадаются и происходят сложные процессы преобразования нейтронного ядра в протон-электронную плазму или в водород. На поверхности звёзд образуется плазменная «шуба». На астрономических объектах планетарного типа образуются плотные оболочки. Это заложено в цикле расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
Органы управления отечественного Военно-морского флота в 1917-1921 гг.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн
Н. Н. Полянский - непременный член Московского губернского присутствия
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·205 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ГРЕЧЕСКОЕ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ И РОССИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones