Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16079

Share with friends in SM

"Я - европеец по призванию", - заметил однажды Г. фон Брентано1. Его предки впервые были упомянуты в "Libro dell Orig de et pregi delle famiglie nobili di Veneta". Согласно этому документу, Брентано прибыли в Венецию в 834 году. Они участвовали в борьбе против Генуи, были избраны в Большой совет города. В конце XVII - начале XVIII ст. фон Брентано переселились в Германию и обосновались во Франкфурте-на-Майне, в Бингене, Аугсбурге и Кёльне. В жалобе 1692 г. франкфуртских купцов на прибывших читаем: Брентано "начали свои дела почти [без капитала]... посылают большую часть дохода своим в Италию, строят там большие дворцы и покупают имения"2. В роде Брентано были итальянцы, австрийцы, французы, голландцы и греки. В XIX в. Брентано стали широко известны в интеллектуальной среде своей новой родины. Как пошутил впоследствии один из друзей Генриха, немецкую культуру XIX в. можно рассматривать "в качестве расширенной истории его семьи"3. В этой связи достаточно привести имена Клеменса4, Лоренца5 и Франца фон Брентано6.

Брентано7 не был политиком первого плана, но он не был и безвольным исполнителем чужой воли. В послевоенной Германии (как на западе, так и на востоке расколотой страны) многое зависело от подобных людей - убежденных и умеренно амбициозных профессионалов. Без них политическое и экономическое восстановление оказалось бы невозможным. Если оставить миф о немцах исключительно как об объектах оккупации, то окажется, что слишком рано "объекты" начали действовать, разрабатывать программы и оказывать давление на оккупационные державы.

Генрих фон Брентано родился 20 июня 1904 г. в Оффенбахе. Семейное воспитание помогло ему стать политиком8. Отец, Отто Рудольф фон Брентано (1855 - 1927), был депутатом от партии Центра9 в ландтаге Дармштадта, делегатом Национального собрания в Веймаре, депутатом рейхстага, а с 1919 по 1921 г. - министром юстиции, внутренних дел и заместителем министра-президента Гессена. Он требовал, чтобы сын посещал вместе с ним некоторые заседания рейхстага в Берлине. Там Генрих впервые услышал выступления Г. Брюнинга и Г. Штреземанна, увидел общение отца с ведущими политиками того времени. Мать, Лилия Беата, дочь профессора по литературе


Синдеев Алексей Александрович - кандидат исторических наук, доцент, докторант Института Европы РАН.

стр. 52

Боннского университета Франца Игнаца Швердта, происходила из франкфуртской ветви рода фон Брентано. Ей Генрих был обязан любовью к музыке и литературе. Позднее, будучи министром иностранных дел, он начинал читать газету не с актуальных политических событий, а с раздела, посвященного культуре.

Генрих был самым младшим. Это обеспечивало ему дополнительное внимание со стороны взрослых, но накладывало и определенные обязательства, так как три старших брата сделали неплохую карьеру. Клеменс (1886- 1965) стал до войны послом в Ватикане, а после второй мировой войны был назначен послом ФРГ в Италию. Франц (1888 - 1956) был офицером, воевал в первой мировой войне как на западном, так и на восточном фронте, затем служил в Генеральном штабе, а Бернард (1901 - 1964), журналист и писатель, был хорошо знаком с Б. Брехтом и Т. Манном. Сестра Генриха стала настоятельницей монастыря францисканцев недалеко от Майнца.

И все же в большой семье Г. Брентано был одинок. Еще в детстве он привык не быть излишне откровенным. У отца был сложный характер, он стремился настоять на своем, поэтому в семье часто вспыхивали конфликты.

Политическая карьера сначала не казалось Генриху Брентано привлекательной. Он думал стать адвокатом и учился в университетах Франкфурта-на-Майне, Гренобля и Мюнхена. В 1923 г. он был свидетелем пивного путча Гитлера, о чем написал отцу следующее: "Здесь действуют преступники. Они уничтожат государство, если оно не будет защищаться"10. Сдав дополнительные последипломные экзамены, что позволяло ему начать адвокатскую практику, в небольшом городе Гиссене11 Брентано защитил диссертацию на тему "Правовое положение спикера парламента по немецкому конституционному и процедурному праву".

Адвокатская контора была открыта совместно с однокурсником Э. Лёлайном в Дармштадте и успешно работала. В свободное время круг общения Генриха Брентано был крайне разнообразен: артистическая среда, врачи, предприниматели. Все они являлись противниками национал-социалистов и с опасением наблюдали за изменениями в стране, ограничиваясь, правда, кулуарной критикой нацистов. Многие трудности (политические и экономические) Веймарской республики не затронули Брентано. Да и приход к власти нацистов существенно не отразился на благополучии семьи, хотя мать Генриха, которая не скрывала своих политических взглядов, была в 1933 г. лишена пенсии мужа - с формулировкой, что тот не был достаточно образован, чтобы исполнять обязанности министра юстиции Гессена12.

Брентано не воевал на фронте, обеспечив себе соответствующую врачебную справку. "Я не хотел", - сказал он впоследствии. В 1943 г. он был назначен прокурором. Брентано признался и в том, что ему не хватило мужества, чтобы участвовать в движении Сопротивления. Известно, что после окончания войны он, вернувшись к адвокатской практике, защищал умеренных нацистов, членов НСДАП. Несмотря на это, немецкая ответственность за происшедшее была для него неоспоримой.

Под бременем ответственности и невыполненного долга Брентано решил стать политиком13. С его точки зрения, следовало не допустить рецидивов "немецкой болезни", в Германии нужно было построить демократию. Эмоциональные порывы были свойственны ему: когда после войны в Дармштадте открылась народная школа для взрослых, он начал преподавать в ней, не оставляя адвокатскую практику.

Что касается личной жизни Брентано, то о ней известно мало. Более того, длительное время о его личной жизни стыдливо молчали. Аденауэру однажды намекнули на имевшиеся подозрения, что его министр иностран-

стр. 53

ных дел имеет нетрадиционную ориентацию, но на это христианский политик ответил грубо: "Мне все равно, пока он не пристает ко мне"14. В любом случае, гомосексуализм тогда подлежал уголовному преследованию, поэтому ничего, кроме слухов, о личной жизни Брентано в тот период и позднее написать нельзя15. На вопрос же американского журналиста, мешает или помогает ему холостяцкая жизнь, Брентано ответил так: "Я совершенно точно знаю, что моя холостяцкая жизнь - большое преимущество для той женщины, на которой я не женился"16. Брентано - заядлый курильщик; когда он особенно волновался, то мог выкурить до шестидесяти сигарет в день. Он откровенно признавался, что постоянно боится выступать перед публикой.

Почти каждое Рождество Брентано проводил в Риме и кроме того бывал в Вечном городе по несколько раз в году. Брентано слыл большим знатоком вин, не любил север и не любил все, что связано со смертью. Друзья утверждали, что после похорон он ни разу не посетил могилу матери, которая скончалась в 1949 году17.

В основе послевоенной немецкой демократии лежал плюрализм локальных групп. Быть политиком в то время означало стать частью группы, что в свою очередь обязывало будущего политика к совместному согласованию предварительных программ, к поиску коллективной идентичности. Этим объясняется множество программных воззваний, появившихся тогда18. Партии были допущены в западных зонах оккупации, в отличие от советской, с некоторой задержкой: в американской зоне, к которой относился Гессен, разрешение на партийную деятельность было дано властями только в августе 1945 года19.

Как умеренный консерватор, Брентано имел две возможности: либо бороться за возрождение католической партии Центра, либо выступить за создание межконфессиональной христианской партии. Он выбрал второй вариант, который, по его мнению, сплачивал общество. Послевоенная разруха, по убеждению Брентано, могла быть преодолена только с помощью христианского социализма, воскрешавшего истинные представления о достоинстве человека. Христианский социализм рассматривался Брентано в качестве антипода марксизму.

Христианский социализм в частности и левая традиция в целом были популярны во Франкфурте-на-Майне. Популярной была также идея открытия Германии Европе. Один из публицистов того времени В. Диркс20 также жил во Франкфурте-на-Майне; в близких к нему кругах вращался Брентано. В июне 1946 г. в статье "Запад и социализм" Диркс писал, что "в пустое пространство, оставленное национал-социализмом", идеи стали проникать крайне медленно. К тому же они не отличались разнообразием. Общественности, по его мнению, было достаточно понятия "демократия", так как оно, "простое, важное, многоговорящее, [являлось] основной идеей новой немецкой действительности". В период национал-социализма немцы, по Дирксу, отказались от своей сущности, то есть от признания того, что Европа - это "единство романских, германских и славянских народов". И далее: для немцев "спасение - в осознании... исконного наследия, в признании духа Европы". Что касается европейского кризиса того времени, то Диркс понимал его "по большей части как кризис буржуазный... экономический кризис". Кризис буржуазного общества естественным образом делал актуальными социалистические идеи: "Европа будет социалистической или ее не будет вообще"21.

Идеи социализма немарксистского толка соответствовали убеждениям Брентано, как и потребность развивать демократическую идею на немецкой земле. В 1945 г. он стал одним из основателей Христианско-демократического союза (ХДС) в Гессене. Мы за новую Германию, говорилось в опублико-

стр. 54

ванных 15 сентября "Франкфуртских тезисах" ХДС22, "мы не хотим... продолжать там, где остановились наши предшественники в 1933 г., как будто с того времени ничего не случилось". Идея насилия "должна быть заменена идеей права, уважения гражданина, его мнения и его воли". По мнению франкфуртского ХДС, было необходимо - и Брентано как юрист поддержал это особо - построение конституционного государства с настоящими демократическими правами, включая возможность критики правительства и контроля над ним, возможность отзыва правительства народом.

Вместо национализма, читаем во "Франкфуртских тезисах", должно появиться понятное национальное самосознание; должна быть гарантирована реализация христианского представления о человеке, семье, семейных ценностях. Под "экономическим социализмом на демократической основе" подразумевался перевод некоторых отраслей промышленности и крупных банков в государственную собственность. Предполагалось использовать элементы плановой экономики, установить контроль над инвестициями. Рабочие должны были получить право заключать тарифные договоры23 и участвовать в управлении предприятиями24. Позднее большая часть из программных положений "Франкфуртских тезисов" нашла отражение в Гессенской конституции 1946 г., что позволяет сделать следующий вывод: политическую ответственность Брентано понимал серьезно; высказав убеждения, нужно было уметь их реализовать. В 1946 г. на одном из собраний ХДС он заявил: "Материалистический марксизм потерял свое право на существование. С помощью классовой борьбы ничего больше нельзя добиться. Безжалостность Третьего рейха стерла классовые отличия"25. (Франкфурское левое крыло в ХДС не устраивало Аденауэра. Тот был ярым противником употребления такого понятия, как социализм, в программных документах ХДС26.)

Демократия в оккупированной Западной Германии выстраивалась снизу (субсидиарно27). В 1946 г. Брентано был занят работой над избирательным законом Гессена. Он настоял на применении пропорциональной системы, на 5% барьере, чтобы обеспечить дееспособное представительство крупных демократических партий в ландтаге28. Затем последовала подготовка Гессенской конституции. С этой целью 30 июня было сформировано специальное Конституционное собрание, первый избранный парламент земли Гессен. Вместе с представителями различных партий Брентано входил в конституционный комитет Собрания. Полагают, что именно тогда профессионализм и умение достигать компромисса обеспечили ему симпатии социал-демократов Гессена. Он предложил ограничить перечень основных прав граждан, выделив наиболее значимые. В общей сложности в конституции Гессена29определены 16 прав граждан. Отдельная (третья) глава посвящена социальным и экономическим правам, среди которых, к примеру, была гарантия сохранения социальных систем. Национализация воспринималась в большинстве партий как вполне естественное средство решения стоящих перед Германией задач: нужно было не допустить произвола свободного рынка, возрождать ответственность государства перед гражданами. Поэтому ст. 41 конституции Гессена содержала обязательство провести национализацию наиболее важных отраслей промышленности. Брентано был противником двухпартийной системы и считал излишним создание двухпалатного парламента на земельном уровне. В итоге от двухпартийной системы и двухпартийного парламента отказались. Кроме того, Брентано удалось добиться соответствующей убеждениям христианских демократов формулировки ст. 55: воспитание молодежи было объявлено "правом и обязанностью родителей", то есть было избавлено от диктата государства.

1 декабря 1946 г. прошли выборы в ландтаг Гессена и состоялось голосование по конституции. ХДС получил второе место после СДПГ по количе-

стр. 55

ству голосов (за ХДС проголосовали 498 158 человек, 30,9%)30. Обе партии приняли решение образовать большую коалицию из социал-демократов и христианских демократов. В июне 1947 г. Брентано был избран руководителем фракции ХДС в ландтаге.

Ландтаг Гессена по сравнению со многими другими земельными парламентами того времени отличался работоспособностью. Такого активного и напряженного законотворчества не проявил ни один ландтаг западных оккупационных зон. Причины этого заключались в сходстве программ СДПГ и гессенской ХДС, в хороших личных контактах между депутатами.

Не соглашусь с теми, кто считает Брентано плохим оратором. При работе с его речами в ландтаге, с одной стороны, бросается в глаза их простота, логичность и ясность формулировок, с другой - способность оратора понимать адресата, умение парировать возражения и удерживать внимание слушателей, что связано с его адвокатской деятельностью. Впрочем, в ландтаге он выступал мало, уделяя больше времени подготовительной работе на заседаниях фракции и давая возможность на пленарных заседаниях высказываться по законопроектам экспертам ХДС. В тех же случаях, когда ему предстояло выступать, он умел проявить твердость и отстоять свою позицию. 13 августа 1947 г. Брентано первым заявил, что не считает необходимым обсуждать поставленный в повестку заседания вопрос при отсутствии членов кабинета, так как данная процедура "не согласуется с достоинством ландтага"31.

Он мог быть ироничным, а подчас и саркастичным: коммунистам Брентано указал, что представленный ими в Гессене законопроект по земельной реформе дословно повторяет законопроект тех же коммунистов в ландтаге земли Нижняя Саксония. "У меня, - заметил Брентано, - есть причина предположить, что КПГ Гессена осуществила интеллектуальное заимствование у коммунистов в Нижней Саксонии"32.

Не отказывался он и от критики правительства, в котором участвовали и министры от ХДС. Министру финансов относительно его заверений, что бюджет Гессена будет бездефицитным, он возразил: честность обязывает сказать вам "нет", это невозможно, а профессионализм - дополнить, что речь идет о временном финансовом плане. Настоящий бюджет будет представлен только тогда, когда будет проведена денежная реформа, будут учтены все долги. Расходную сторону бюджета Брентано предложил привести в порядок, не дожидаясь денежной реформы33.

В 1948 г. он был убежден, что сотрудничество ХДС и СДПГ в правительстве должно быть сохранено в западногерманском государстве34. Настоящая демократия, по его мнению, связана с доверием к государству, которое в свою очередь обязано завоевывать его политическими и экономическими успехами.

В гессенский период формировались внешнеполитические убеждения Брентано. При решении саарского вопроса35 он считал целесообразным исходить не из властных межгосударственных интересов, а из взаимопонимания французов и немцев. По его убеждению, решить этот вопрос мешали национальные опасения французов и их недоверие к немцам36. Первоначально Брентано был сторонником концепции Я. Кайзера37, согласно которой объединенная Германия должна выполнять своеобразную функцию моста между Востоком и Западом Европейского континента. Еще в декабре 1947 г. Брентано категоричен: нужно "отклонить любую фиксацию [любое решение] вне границ Германии"38. Но уже в следующем году под влиянием Аденауэра, в авторитете и опыте которого Брентано не сомневался с их первой встречи, он поменял свою исходную точку зрения и стал считать, что европейская политика, интеграция части Германии с Западом также могли

стр. 56

привести к немецкому единству и мирной победе над коммунизмом. 13 июля 1948 г. в ландтаге Гессена Брентано заявил, "что развитие на Западе будет действовать на Восток как магнит"39. Более того, он длительное время оставался противником отказа Германии от границ 1938 г. и верил, что беженцы смогут вернуться назад.

Оккупационный период, по мнению Брентано, - это время, когда предстояло начать "строить под господством оккупационной власти успешную (gewachsene) демократию"40. Вообще политикам на Западе Германии нетрудно было предложить те или иные пути к созданию подобной демократии; основная проблема в условиях оккупации заключались в том, чтобы получить реальную власть и завоевать доверие населения на свободных выборах. Власть могла дать федеральная конституция.

11 августа 1948 г. на заседании ландтага земли Гессен Брентано был избран в Парламентский совет, задача которого состояла в подготовке текста временной немецкой конституции41, и отправился в Бонн. Он надеялся на то, что преамбула нового конституционного текста будет воспроизводить преамбулу Веймарской конституции 1919 г., которая казалась ему наиболее подходящей. (Впрочем он был убежден в том, что лишь современность и ее проблемы способны влиять на конституционные тексты. Историческая традиция для Брентано была лишь прошлым, а ее влияние незначительным.)

В Парламентском совете он работал в редакционной комиссии, подготавливавшей конституционный текст к третьему чтению. В нее кроме Брентано входили еще два человека - Г. А. Цинн42 от СДПГ и Т. Делер от Свободной демократической партии (СвДП). Когда понадобилось создать комитет для обсуждения отдельных статей после второго чтения, Брентано также стал его членом. Он являлся заместителем председателя главного комитета, членом комитета по Оккупационному статуту43. В мае 1949 г. он вошел и в переходный комитет, который занимался созданием федеральных органов власти. Все это позволяет утверждать, что Генрих фон Брентано - один из отцов-основателей Федеративной Республики Германия.

Трудно было бы выделить его индивидуальную позицию в Парламентском совете: текст конституции являлся продуктом коллективного труда. Брентано, как и многие делегаты, поддержал идею учреждения бундесрата - второй/земельной палаты немецкого парламента, в целях укрепления федерализма. При этом к деятельности Совета он относился несколько критично. "Когда я вижу, с какой профессорской страстью комитет по основным вопросам в Бонне занимается разработкой прав [граждан], - писал он министру культуры Гессена Э. Штайну 16 января 1949 г., - я вновь и вновь поражаюсь подобному непониманию реальности и чрезвычайно удивляюсь столь искреннему иллюзионизму"44. Это заставляет вспомнить о том, как при разработке гессенской конституции он высказался за каталог основных прав, защищенных не только конституцией, но и другими законами.

Было несколько принципиальных вопросов, по которым Брентано не получил поддержки большинства Парламентского совета. Первый - расширение формулировки ст. 8 (о том, что свобода мнений должна быть ограничена обязанностью уважения конституции). Как католик, Брентано считал необходимым указать в этом контексте и на "религиозное чувство". Текст ст. 8 не был изменен. Второй вопрос - принятие конституционного текста путем всенародного голосования. Брентано, предложив референдум по конституции, исходил из того, что немцы имеют право самостоятельно оформить строй своего отечества, "так как это право основано непосредственно на обязанности немцев по отношению к своему народу"45. Референдум, по Брентано, кроме того сплотил бы немецкий народ (напрашивается сравнение с по-

стр. 57

ложением "Франкфуртских тезисов" о понятном национальном самосознании); политика смогла бы интегрировать общество.

Как юрист, Брентано, был категорически против того, что могло бы размывать значение Основного закона, и возражал против предложения будущего первого президента ФРГ Т. Хойсса. Тот считал, что по прошествии трех лет конституционный текст можно было бы изменить, приняв для этого простой федеральный закон.

Наиболее скандальным, по мнению прессы того времени, стало голосование по вопросу о будущей столице Западной Германии: делегатам Парламентского совета пришлось выбирать между Франкфуртом-на-Майне в Гессене и Бонном в земле Северный Рейн-Вестфалия. Современники и историки единодушны: Бонн устраивал Аденауэра, стремившегося стать главой первого западногерманского правительства, так как находился недалеко от его дома. Социал-демократы хотели с помощью голосования по вопросу о столице показать будущим избирателям, что ХДС - сборная партия католиков и протестантов, которая не сможет прийти к решению ни по одному принципиальному вопросу. Социал-демократы рассчитывали на местный патриотизм Брентано и Вальтера Штрауса, другого представителя Гессена, но те оба своими голосами поддержали Бонн, Аденауэра и ХДС: 33 делегата высказались за Бонн, 29 - за Франкфурт.

За подписанием Основного закона 23 мая 1949 г. последовали выборы в бундестаг46, и Брентано стал федеральным политиком.

С сентября 1949 г. Брентано возглавлял фракцию ХДС/ХСС47 в нижней палате парламента - работа из наименее приятных в первом бундестаге. Федеральное правительство только начало свою деятельность. Аденауэр укреплял власть. 16 декабря 1949 г. на встрече с комиссарами США, Великобритании и Франции48 канцлер попросил союзные органы власти взаимодействовать по всем вопросам не с аппаратом министерств, а лично с министрами, которые, по конституции, подчинялись указаниям канцлера49. Очевидно, канцлеру таким образом было удобнее контролировать работу министров. Парламентская фракция, по Аденауэру, должна была голосовать за те законы, которые нужны федеральному правительству. О своевременном информировании народных избранников, согласовании с ними деталей законопроектов, а впоследствии и международных договоров Аденауэр не заботился: задача правительства - проводить текущую политику, задача парламента - обсуждать законопроекты и получать информацию только после того, как правительство согласует тот или иной вопрос; задача фракции ХДС/ХСС - без лишних дискуссий поддерживать законопроекты. Депутаты бундестага от правящих партий обижались, что их мнение не учитывается. Брентано приходилось постоянно сглаживать конфликты, количество которых возрастало. О примерном дне парафирования Боннского и Парижского договоров 1952 г.50 Брентано узнал из газет. 6 мая он настоял в письме к Аденауэру, чтобы тексты договоров были ему доставлены51, получил их, но проинформировать своевременно фракцию ему так и не удалось.

Для речей Брентано в бундестаге характерны примирительные нотки. Если Аденауэр язвительно критиковал социал-демократов и их лидера К. Шумахера, то Брентано много цитировал Шумахера, стремился показать оппонентам, что социал-демократы и ХДС/ХСС имеют достаточно общего, а разногласия - следствие обыкновенного недопонимания.

Больше всего Брентано нравилось заниматься внешней политикой. Он пользовался любой возможностью, чтобы совершать деловые поездки за границу. В Совете Европы, куда ФРГ вступила в 1950 г., депутат Брентано был одним из самых активных членов Парламентского собрания. А. Баринг пи-

стр. 58

сал, что фактически фракцией руководил X. Кроне, заместитель Брентано и его друг52. Депутаты бундестага - члены фракции ХДС/ХСС привыкли к отсутствию Брентано на рабочем месте в Бонне. Интерес его к внешней политике в целом и европейской политике в частности объяснялся значимостью этих направлений для молодой республики. Только укрепление суверенитета и равноправие ФРГ могли гарантировать устойчивость во внутриполитическом развитии. При отсутствии Министерства иностранных дел - его не было в ФРГ до марта 1951 г. - чья-либо монополия на руководство внешнеполитической деятельностью отсутствовала, а впоследствии налаженные контакты не позволяли пренебрегать проверенными внешнеполитическими экспертами. Таким образом, Брентано сам сделал себя европейским политиком.

Он неоднократно излагал свои соображения канцлеру, его советникам по внешней политике. В августе 1950 г., вернувшись на короткое время в Бонн из Страсбурга, Брентано предостерегал Аденауэра от выдвижения требования о создании самостоятельной немецкой армии. По его мнению, возможно только немецкое военное участие в европейской армии: "Любая попытка создать немецкую армию, все равно, как ее назовут, столкнется с труднопреодолимым сопротивлением на Западе и... принесет нам очевидный политический вред". Поэтому, по его словам, в Страсбурге он везде, где только мог, убеждал собеседников, что для официальных кругов Западной Германии речь идет исключительно о немецком участии в европейской армии. Продвигаться в этом вопросе, по Брентано, придется медленно, если немцы рассчитывают на "европейское понимание"53. Брентано после разрешения западных оккупационных властей на создание МИДа направил Аденауэру примерные списки тех, кто мог возглавить немецкие представительства за границей.

В июне 1952 г., после подписания Боннского и Парижского договоров, Брентано обратился к Вальтеру Хальштейну54 с советами по их разъяснению в прессе: нужно, по его мнению, сделать все, чтобы избежать впечатления, будто угроза с Востока является "непосредственно грозящей опасностью". Брентано рекомендовал не упоминать роль американской политики при заключении договоров: следует подчеркивать самостоятельность ФРГ, а также то, что цели западноевропейских стран соответствуют немецким целям55.

Что касается европейских взглядов Брентано, которые сложились у него к 1948 г., то их лейтмотивом являлась идея права: европейская политика, по его мнению, должна основываться на обязательной фиксации норм права. 10 марта 1950 г. Брентано предложил союзникам вспомнить подписанную ими же Атлантическую хартию56, в которой они брали на себя обязательства гарантировать принципы самоопределения и защищать другие права народов, не делая исключения для немцев. Не менее важным для Брентано было укрепление доверия, способствующего решению сложных вопросов. Цель, как ее сформулировал Брентано, на начало 1950-х годов звучала следующим образом: вместо сообщества людей, которые хотят мира, необходимо построить сообщество народов, которые стремятся к миру57.

Оба элемента (право и доверие) могли бы быть зафиксированы в европейской конституции, реализующей баланс национального и наднационального. 13 июня 1950 г., обосновывая вступление ФРГ в Совет Европы, Брентано сожалел, что правительства там имеют больше полномочий, чем национальные парламенты. Немцы, по словам Брентано, как европейский народ, должны заниматься Европейским континентом, то есть де-факто помогать в проведении реформ, направленных на обеспечение социальной безопасности. Логика европейских государственников того времени, к которым относился и Брентано, состояла в том, что сначала нужно создать эффективный социальный порядок в той или иной стране, и тогда граждане захотят его

стр. 59

защищать. Европейская конституция должна была предоставить правовые средства для построения подобного порядка и в Европе. Будет справедливый порядок, полагал Брентано, - будет вера граждан в него58. Наднациональная Европа, по его убеждению, могла обеспечить большую защиту от новой войны, нежели нейтралитет Германии. К Европе он причислял и Кёнигсберг и Бреслау (Вроцлав).

В мае 1950 г. министр иностранных дел Франции Р. Шуман предложил создать Общий рынок угля и стали, обеспечив свободное движение товаров, услуг, людей и капитала в двух секторах экономики. Договор о Европейском объединении угля и стали был подписан 18 апреля 1951 года. В октябре 1950 г. премьер-министр Франции Р. Плевен пошел еще дальше и высказался за образование европейской армии, Европейского оборонительного сообщества (ЕОС). И в случае ЕОУС, и в случае ЕОС состав участников интеграции длительное время был неизменным: Франция, ФРГ, Италия и государства Бенилюкса. После Вашингтонской конференции в сентябре 1951 г. Шуман заявил, что Франция готова сделать и третий шаг - создать наднациональный политический орган. В итоге, интеграционная шестерка приняла решение об образовании комитета для согласования политических вопросов интеграции, с комиссией по подготовке проекта договора о Европейском политическом сообществе (европейской конституции, ЕПС), которую и возглавил Брентано. 20 сентября 1952 г. конституционная комиссия приступила к работе.

23 сентября 1952 г. Брентано писал Аденауэру, что у него имелись сомнения, стоит ли брать на себя такую ответственность, сопряженную с необходимостью объяснять фракции причины своего длительного отсутствия в Бонне. Но члены фракции уже привыкли, что внешнеполитическая деятельность была для Брентано важнее фракционной работы. Принимаясь за новое дело, Брентано в тот момент считал, что у ФРГ появился шанс руководить Европой: "В наших руках, - писал он, - определять содержание, да и темп работы, если я уже 6 октября приеду в Брюссель с четкими предложениями"59. Ранее Хальштейн, видя в нем своего конкурента, предложил канцлеру на должность главы комиссии Э. Герстенмайера60.

29 сентября 1952 г. вице-президент Верховного органа, своеобразного правительства ЕОУС, Ф. Этцель61 (ХДС) просил Брентано прибыть в Люксембург на встречу со своим начальником Монне62: "Сегодня вечером, - читаем в его письме, - у нас Спаак63. Господин Монне и я ужинаем с ним. Господин Олленхауэр64 скоро также приедет сюда. Мне не хотелось бы в таком обществе сожалеть об отсутствии фон Брентано!"65 Немецкие социал-демократы вплоть до 1957 г. отказывались поддерживать европейскую политику канцлера Аденауэра66, полагая, что она лишь углубляет раскол Германии. Письмо Этцеля показывает, что в СДПГ не отрицали сотрудничество с европейскими наднациональными органами власти. Был и иной вид сотрудничества - неформальные контакты между некоторыми представителями ХДС и СДПГ, непримиримыми оппонентами. Брентано об этом знал. Аденауэр же, по всей видимости, нет.

11 марта 1955 г. К. Бирренбах67 сообщил главе фракции ХДС/ХСС о встречах в Бонне представителей ХДС с социал-демократами: "Речь идет о рабочей группе... Цель группы заключалась в том, чтобы поддерживать контакты с СДПГ и обсуждать на основе реферативных сообщений со спокойно думающими представителями этого политического направления важные текущие вопросы в атмосфере, свободной от любых политических эмоций"68. Очевидно, учитывалось, что Брентано и сам успешно работал с СДПГ в Гессене.

10 марта 1953 г. комиссия Брентано завершила работу и представила проект договора о конституции Европейского сообщества (Европейского политического

стр. 60

сообщества)69. Проект предусматривал создание наднационального сообщества (ст. 1). Согласно ст. 2, цели и задачи состояли в том, чтобы "гарантировать координацию внешней политики... в вопросах, которые затрагивают прочность, безопасность или благополучие сообщества"; содействовать экономическому росту, повышению занятости, повышению жизненного стандарта.

Ст. 9 определяла органы Сообщества. Это были парламент, Европейский исполнительный совет, Совет национальных министров, Судебная палата, Экономический и социальный совет. Двухпалатный Парламент наделялся правом принимать законы, рекомендации, вносить предложения и контрольными функциями. Обе его палаты - что было компромиссом - имели одинаковые права. Председатель, или президент Совета, назначал бы других членов Совета, министров Европейского сообщества. Судебная палата должна была отвечать за применение и толкование договора, решение спорных вопросов. Экономический и социальный комитет, совещательный орган, в случае образования подобного органа в Совете Европы, превратился бы в его отдел, сохранив при этом по ряду вопросов самостоятельность. Таким образом, к 1953 г. чувствовалось стремление выстроить мосты между различными европейскими организациями. Многие аспекты современной европейской интеграции были разработаны в первой половине 1950-х годов.

В 1952 г. у сторонников европейской интеграции было твердое убеждение, что наднациональная Европа будет построена в ближайшее время. Участие в европейском проекте, как полагал Брентано, давало ему шанс наряду с разработкой земельной конституции, федеральной конституции, стать соавтором первой европейской конституции. Но ни ЕПС, ни ЕОС не были созданы.

Принято считать, что деятельность комиссии Брентано завершилась в 1953 г. представлением проекта конституции. Но это не так. В письме от 4 февраля 1955 г. Брентано писал государственному секретарю Л. Бенвенути: "Вы вскоре... узнаете, что правительства стран-участников одобрили бюджет на нашу рабочую группу до 31 марта. После этого заседания рабочей группы или конституционной [комиссии] должны проходить только с согласия правительств... Я бы лично предложил принять во внимание это решение и окончательно завершить работу конституционной [комиссии] и рабочей группы до 31 марта. Что касается возможности собираться позднее с согласия правительств на заседания, я бы лично ее не стал ее использовать"70. Следовательно, никто конституционную комиссию не распускал, она распустилась сама, отказавшись работать в ограниченном режиме. Внешнеполитические контакты, которые Брентано установил в 1952 - 1955 гг., помогали ему и в дальнейшем.

Внешнеполитическую позицию Брентано можно понять из его письма от 17 декабря 1954 г. члену французского правительства П. -А. Тетьену, в котором Брентано предостерегал против провала Парижских соглашений. В

стр. 61

случае провала "реакцию общественного мнения Германии трудно представить"71; немцам, которых французы не пустят в НАТО, вновь придется выбирать между Западом и Востоком.

В проевропейской позиции Брентано выражалось его общее мировоззрение. Показательна в этой связи речь, произнесенная им 16 мая 1954 г. в Бад Хонефе (пригороде Бонна). По мнению Брентано, национальные государства являются не лучшими "носителями и гарантами индивидуальных и общих интересов". Задача современности - обретение re-ligio, принадлежности к находящемуся выше; соединение веры и работы во имя веры. Человеку, по Брентано, следовало отказаться от мысли, что он может быть сам себе Богом. Единство традиции, обретение re-ligio ведут к тому, что будет создана Европа, будет преодолено классовое государство, появится новая Родина72.

Неудачи с ЕПС и недовольство работой во фракции побуждали Брентано стремиться к посту министра иностранных дел. Аденауэр знал, что Брентано хотел этого. Большинство политиков понимали, что ситуация, когда сам канцлер возглавляет МИД, долго сохраняться не может.

6 марта 1951 г. западные союзники дали разрешение на образование МИДа ФРГ, а 13 июля председатель фракции СвДП в бундестаге Ф. Ойлерс уже просил Аденауэра отказаться от поста министра. Ойлерс не преминул уточнить в письме, что обсудил данный вопрос с Брентано73. Тогда ни у Брентано, роль которого в той истории осталась неясной, ни у Ойлерса ничего не получилось74. Аденауэр остался министром иностранных дел в 1951 году. Вообще канцлер не хотел брать в правительство никого из фракции. С учетом задач, стоявших перед ФРГ и Европой, банкир И. Абс стал для него лучшим кандидатом, если бы ему пришлось передавать пост министра75.

13 февраля 1952 г. Брентано якобы вновь сказал Кроне, своему заместителю по фракции, что хотел бы стать министром иностранных дел. Кроне тут же сообщил об этом Аденауэру и получил следующий ответ канцлера: он против, так как характер Брентано "недостаточно твердый... и склонный к уступкам"76. Таким образом, и в 1952 г. Аденауэр решил не отдавать пост министра.

7 сентября 1953 г., на следующий день после вторых выборов в бундестаг, Аденауэр спросил Брентано, согласен ли тот войти в правительство. Брентано понял вопрос как долгожданное предложение стать министром иностранных дел и рассказал многим в Бонне, в первую очередь журналистам, о предстоящих изменениях в МИДе. Но 9 сентября пресс-служба правительства распространила заявление, что изменения персонального состава в МИДе не планируются.

Тогда "по настоятельному желанию" Брентано у него состоялся разговор с Аденауэром. 19 сентября в письме Этцелю Аденауэр передал его так:

Аденауэр: "Есть ли у вас еще те же пожелания, о которых вы мне говорили раньше?" - Брентано: "Да". - "Вы понимаете, что я должен оставить за собой определенные диспозиции (Komplexe)". - "Само собой разумеется". - "Я подумаю, найдется ли организационная форма, которая будет соответствовать делу и отвечать вашим пожеланиям... Что будет с руководством фракции, если вы уйдете?" - "Что вы думаете о господине Кроне?" - "Считаю, что господин Кроне прилежный, сведущий человек с хорошим характером, но не думаю, что у него достаточно сил, чтобы управиться с подобной фракцией". - "У меня также есть подобные сомнения".

На следующий день к Аденауэру пришел спикер бундестага Герстенмайер и заявил, что включение Брентано в правительство невозможно. Был у Аденауэра и обиженный Кроне: "Он сказал мне, - писал канцлер Этцелю, - что господин фон Брентано, к примеру, совсем не заботится о текущей орга-

стр. 62

низационной работе". Кроне не был согласен выполнять за Брентано его работу77. Получив письмо Аденауэра, Этцель 24 сентября предложил Р. Пфердменгесу78, которого канцлер очень ценил, выступить посредником между спорящими сторонами. "Я боюсь, - писал ему Этцель, - что из этого дела сможет появиться второй Хайнеманн79". Этцель высказался за то, чтобы Брентано стал министром, отвечающим за связи с парламентом. Отношения Брентано с Герстенмайером были сложными в течение длительного времени. 28 сентября 1956 г., уже будучи министром иностранных дел, Брентано упрекал Герстенмайера за то, что тот позволил себе открытую критику в его адрес в "Die Welt", предварительно не обсудив с ним спорные моменты80. В их переписке можно встретить совершенно различные обращения: от "Дорогой Генрих" и "Дорогой Ойген" до "Многоуважаемый господин министр!" и "Многоуважаемый господин спикер!"81.

14 сентября Аденауэр предложил Брентано вновь возглавить фракцию ХДС/ХСС в бундестаге. Брентано обиженно молчал. 4 октября Аденауэр сделал ему новое предложение - стать министром без портфеля. Брентано отказался, так как не хотел, чтобы сложилось впечатление, что он настоял на министерском портфеле. Это, по мнению Брентано, одинаково было бы неловко и канцлеру и ему. Вместо этого Брентано попросил Аденауэра объединить европейские вопросы (политические аспекты, представительство ФРГ в Совете Европы и т.п.) в некое министерство, возглавить которое он не возражал бы, хотя тут же заметил, что готов не только отказаться от руководства фракцией, но и не получить никакого министерского портфеля. Для Аденауэра это создало бы дополнительные осложнения: пришлось бы считаться во фракции с бывшем ее руководителем, тогда как Аденауэру были нежелательны затруднения в сотрудничестве с фракцией. 12 октября канцлер сделал Брентано еще одно предложение - стать послом по особым вопросам, от которого тот окончательно отказался, решив вновь встать во главе фракции.

7 июня 1955 г. Брентано все же был назначен министром иностранных дел. Этому способствовали Кроне и фракция, которые не захотели, чтобы в очередной раз Аденауэр обошел депутатов. Назначение Брентано рассматривалось в качестве своеобразной компенсации фракции за терпение по многим вопросам. К тому же, с мая 1955 г. ФРГ являлась членом НАТО и представляла собой независимое государство: оккупационный статут прекратил свое действие. В этой связи отговорки Аденауэра о сложных временах потеряли актуальность. Отказ от поста министра иностранных дел не лишал Аденауэра руководящей роли во внешней политике.

Быть министром иностранных дел при Аденауэре - задача не из простых. Сразу после назначения Брентано министром Аденауэр писал ему, что в сложных и спешных вопросах, связанных с внешней политикой, он, как и прежде, будет действовать самостоятельно82.

На посту министра иностранных дел с Брентано произошли некоторые курьезы, растиражированные в свое время прессой. Так, вызвал обсуждение визит склонного к аристократизму министра в дорогой итальянский ресторан, где официанты были одеты античными рабами. До смерти государственного секретаря США и хорошего друга Аденауэра Дж.Ф. Даллеса Брентано написал некролог, и опубликован он был как раз тогда, когда Даллес умирал. Одно из заявлений Брентано также привлекло особое внимание журналистов. Брентано без тени сомнения сообщил бундестагу, что лирика позднего Б. Брехта равноценна произведениям Хорста Вессела83.

Аденауэр же не отказался от контроля над своим министром, а подчас не соблюдал и элементарную тактичность в их отношениях. К примеру, он

стр. 63

заставил кабинет министров поддержать угодную ему кандидатуру западногерманского посла в СССР тогда, когда Брентано находился в Риме и ничего не знал ни о кандидатуре, ни о том, что данный вопрос будет обсуждаться. Но и этим Аденауэр не ограничился, он затем попросил Хальштейна проинформировать Брентано о принятом решении84. Брентано был в гневе: его подчиненный сообщает по просьбе главы правительства решение, не согласованное с ним. Халыдтейн до перехода в 1958 г. в Брюссель на пост главы Европейской комиссии85был подчиненным Брентано лишь де-юре. Хальштейн имел право непосредственного доклада Аденауэру и, надо полагать, сообщал канцлеру о том, что делается в МИДе. Впрочем, Аденауэр никогда не довольствовался одним каналом получения информации.

В 1956 г. произошло еще более оскорбительное для Брентано событие. Аденауэр попросил его в связи с выходом СвДП из правительства открыто заявить о своей претензии на пост вице-канцлера, что тот и не замедлил сделать. Но потом канцлер, как с ним неоднократно бывало, "передумал". И вот на одной из радиостанций Аденауэр и глава его администрации Ф. фон Эккардт86 беседуют относительно изменений в кабинете; через несколько минут Аденауэр должен обратиться к гражданам с комментариями по этому поводу. Ни Аденауэр, ни Эккардт не заметили работающих микрофонов, а сделанная запись стала известна прессе: "Эккардт: Как я рад, что это закончилось". - Аденауэр: "Да". - "Это было что-то ужасное, ха-ха-ха". - "Теперь и еще и Брентано свирепый как бык".

Можно перечислять и другие "обиды", нанесенные Брентано Аденауэром. В 1958 г. два члена правительства, ссылаясь на канцлера, предлагали журналистам в буфете бундестага пари, что менее чем через две недели Брентано не будет на посту министра иностранных дел. Но он оставался до 1961 г. и, возможно, остался бы и дальше, если бы захотел.

Причин подобного "долголетия" на столь сложном посту было несколько. Во-первых, принципы, которые Брентано проводил во внешней политике, были близки и Аденауэру. Он был убежден в правильности курса на включение ФРГ в западный мир, во вторичности объединительного процесса. Иногда в проведении этого курса он мог быть святее самого Папы. Кстати, Папа Римский довольно часто принимал Брентано, верующего католика. Во-вторых, Аденауэр знал, что Брентано его не предаст и уж тем более не будет интриговать. В-третьих, для Брентано подчинение не было чем-то необычным. Он был приучен, как младший в семье, уважать старших и традиции. Аденауэр был для него представителем другого поколения, и Брентано уважал его. К тому же Аденауэр был политиком в отношениях со всеми, включая и свой ближний круг, и не допускал проявления симпатии. Долго обижаться на него и на его тактические шаги не имело никакого смысла, потому что стратегически канцлер был предсказуем. Брентано должны были быть известны характерные высказывания Аденауэра о природе человека, такие как "не забывайте, что большинство людей, депутаты не исключение, в своих мыслях очень примитивны"87. В-четвертых, речь идет о руководстве внешней политикой в начальный период "холодной войны", когда Западная Германия как страна только начала утверждаться в своей роли в НАТО, в западноевропейской интеграции. Все было в стадии становления. Во внешней политике относительно молодой страны пересекались интересы многих министерств - обороны, экономики, финансов и т.п. Да еще нужно было учитывать стремления и принципы Аденауэра. Само назначение Брентано состоялось перед поездкой Аденауэра в Москву. Для освоения новой проблематики требовалось время, так что руководство внешней политикой ФРГ не мог держать в своих руках один человек. Для той ситуации Брентано был

стр. 64

идеальным министром иностранных дел, склонным к компромиссам, умеющим их добиваться и самостоятельно мыслящим - своеобразный переходный тип на посту руководителя министерства. Наконец, Брентано нравилось быть главой МИДа. "Люди без тщеславия, - считал он, - тупые собаки"88. Поэтому он был готов терпеть некоторые неудобства.

Заслуга Брентано состояла уже в том, что он наладил работу западногерманского МИДа. При Аденауэре текущая бюрократическая работа министерства была для канцлера не столь важна. С приходом нового министра руководители отделов стали контролировать работу подчиненных, больше вникали в сообщения дипломатических миссий. Аппарат МИДа нуждался в постоянном контроле, потому что в период Третьего рейха он составлял 2385 человек, а при Брентано увеличился до 4285 человек89. Равноправие ФРГ и усиление влияния этой страны в мире - дело рук тысяч чиновников. Первоначально Брентано не имел в руководстве министерства своих людей, на которых мог опереться. Пресс-шеф МИДа Понтер Диль был отправлен по настоянию Хальштейна в Чили. С 1958 г. ситуация несколько изменилась. Брентано удалось добиться создания двух постов министериал-директоров, руководить кадрами он поставил своего человека. В 1960 г. в МИДе появился второй государственный секретарь. Впрочем, некоторые кандидаты, например Лар, были продвинуты Аденауэром90. Новизна кадровой политики Брентано заключалась в том, что он способствовал карьерному продвижению "молодых" - тех, кому не было пятидесяти лет.

Брентано стал первым министром иностранных дел, который начал работать с оппозицией. В Комитете по внешней политике бундестага депутаты от всех фракций поддержали этот шаг министра аплодисментами. Перед поездкой западногерманской делегации в Москву социал-демократы, несмотря на возражения Аденауэра, также получили информацию о предстоящих переговорах.

Брентано был сторонником "доктрины Хальштейна"91. С его точки зрения, визит Аденауэра в Москву и установление дипломатических отношений в обмен на честное слово советского руководства освободить немецких военнопленных имели мало смысла. Советский Союз, убеждал он канцлера, должен был сначала согласиться на объединение Германии, и только затем могла последовать нормализация отношений. Брентано настаивал на том, чтобы канцлер не брал с собой в Москву представительную делегацию. Вопрос о военнопленных, утверждал Брентано, является вторичным. События 1956 г. в Польше и Венгрии министр оценивал без оптимизма92. Он пытался (и в основном небезуспешно) помешать усилиям посла ФРГ в Советском Союзе X. Кролля, рекомендовавшего правительству идти на сближение с СССР. В 1957 г. Брентано был против заключения с СССР соглашений о торговле и сотрудничестве в сфере культуры93, называя инициативу Н. А. Булганина в этом направлении пропагандой. Несмотря на протесты министра, договоры, а не соглашение, о торговле и консульских отношениях были все же подписаны 25 апреля 1958 года.

В сентябре 1957 г. Брентано и Хальштейн добились разрыва дипломатических отношений с Югославией, которая готовилась признать ГДР. "Доктрина Хальштейна" не препятствовала, по мнению Брентано, объединению Германии, солидарность с Востоком Европы следовало демонстрировать через силу Запада в целом и Западной Германии в частности. Благодаря западноевропейской интеграции страна воспринималась в мире более серьезно. В отличие от Аденауэра, для Брентано отношения с ГДР основывались не на прагматике, а на моральных принципах. Это иногда приводило к излишнему проявлению эмоций. В письме Аденауэру 8 января 1963 г. Брентано сравнил

стр. 65

советскую политику по отношению к ГДР с колониализмом, напоминавшим нацистский протекторат в Богемии и Моравии94.

Ультиматум Н. С. Хрущева 1958 г. по Берлину95 Брентано считал доказательством отсутствия у СССР желания допустить объединение страны. Он предложил не уступать. На Совете НАТО 14 декабря 1958 г. Брентано заявил: война нервов проиграна, если "мы... из-за страха перед насилием откажемся в случае необходимости применять силу для сохранения собственных прав"96.

В то же время обретение суверенитета и армии не являлось для него самоцелью. В этом также его позиция отличалась от позиции Аденауэра. Еще 25 августа 1950 г. Брентано заметил: "Мы не думаем, что вооружение Германии может служить каким-то немецким интересам. Мы также не верим, что мы подобным путем сможем способствовать миру в Европе"97. А через четыре дня Аденауэр предложил западным союзникам создать немецкие дивизии. Вопрос безопасности, по мнению Брентано, являлся второстепенным при разрешении проблемы единства. Несмотря на политику силы, Брентано был готов к тому, чтобы на переговорах по объединению учитывались интересы СССР. В марте 1957 г. он заявил премьер-министру Индии Дж. Неру: современные системы безопасности не могут иметь вечной ценности. Необязательно, чтобы объединенная Германия находилась в НАТО98.

Во время визита в Лондон в мае 1956 г. Брентано стал первым западногерманским министром, который поставил под сомнение категоричность отказа от признания границы, согласованной в Потсдаме. Брентано считал, что может наступить время, когда правительство ФРГ должно будет выбирать между единством в свободе и сохранением "проблематичных претензий" на территории восточнее Одера и Нейсе99.

Для Аденауэра объединение Германии могло стать реальностью после создания на Европейском континенте устойчивых интеграционных сообществ в политике, экономике и обороне, после того, как в ФРГ утвердится европейский образ жизни и европейский менталитет. В этой связи принципиально, с его точки зрения, было не допустить сближения бывших союзных держав, их сепаратных - без участия ФРГ - переговоров. Для этого следовало добиваться постоянного декларирования западными союзниками обязательств по защите территории Западной Германии и Западного Берлина. Брентано рассуждал по-иному: интеграция - важный процесс, но следовало, не отказываясь от принципов свободы и демократии, добиваться объединения, тем более что к 1959 г. интеграционный процесс в рамках Западной Европы приостановился100. Единая Германия могла с учетом интересов СССР продолжить свое участие в интеграции. Поэтому в преддверии Лондонских переговоров по разоружению между США, Великобританией, Францией, СССР и Канадой МИД ФРГ предложил призвать страны Запада настаивать на рассмотрении одновременно двух вопросов - разоружения и объединения101.

Особые опасения вызывало у западных немцев сближение СССР и США. В тех условиях споров и разногласий между канцлером и министром иностранных дел быть не могло. В 1959 г. о планируемой встрече Эйзенхауэра и Хрущева официальный Бонн был проинформирован с десятидневным опозданием - позднее, чем британцы. С приходом Дж. Кеннеди проблем в американо-германских отношениях стало еще больше. О венской встрече Кеннеди и Хрущева 1961 г. западные немцы имели только неполную информацию. Не устраивало их и то, что Кеннеди дал понять советской стороне, что не собирается вмешиваться в сложившуюся советскую сферу влияния. Бонн не захотел оказывать финансовую помощь развивающимся странам в том объеме, которого от него требовали американцы102. Могла сложиться пара-

стр. 66

доксальная ситуация: американцы "уходили" из Европы, а ФРГ как страна-союзница должна была финансировать их борьбу с СССР за новые сферы влияния вне Европы, оставаясь заинтересованной в американской защите собственной территории в Европе. Крайне негативно был воспринят вывод американских ядерных ракет из Западной Европы103. Умеренный американизм официального Бонна в последние годы пребывания Брентано на посту министра иностранных дел был объясним. Политика силы и непризнания ГДР становилась все менее возможной. Свобода действий западных немцев была ограничена.

Заслуга Брентано на посту министра иностранных дел ФРГ заключалась в том, что ему удавалось поддерживать работу той системы, которую в послевоенное время создавал канцлер Аденауэр, осторожно закладывая основу для новых подходов. К началу 1960-х годов все более очевидным становилось, что прежняя внешняя политика конфронтации с Востоком бессмыслена, что с помощью разрядки предстояло зафиксировать статус-кво, определить условия совместного существования противоборствующих идеологических систем. В новых условиях и Аденауэру и Брентано пришлось убедиться в прочности западных связей созданной ими республики.

Выборы 1961 года ХДС и ХСС проиграли, потеряв абсолютное большинство в бундестаге104. Чтобы остаться у власти, христианским партиям нужна была коалиция с либералами. Брентано еще с гессенских времен был критиком либералов. В конце 1950 - начале 1960-х годов СвДП не поддерживала "его" внешнюю политику, особенно в отношении стран Восточной Европы, требуя нормализации отношений без германского объединительного процесса. Поэтому либералы как партнер по коалиции не захотели видеть Брентано в новом правительстве на посту министра иностранных дел.

Однако он не желал отказываться от поста министра, а после выборов 1961 года написал Аденауэру письмо, в котором предлагал кандидатуры посредников для переговоров с либералами. 1 октября 1961 г. Брентано серьезно заболел. За его спиной однопартийцы размышляли о более спокойной должности для него. Обсуждалось назначение Брентано на пост председателя Конституционного суда в Карлсруэ. В это время конфликт с СвДП обострился. Либералы вновь требовали назначения нового министра иностранных дел от ХДС, а себе - пост государственного министра (Staatsminister) в МИДе, де-факто дополнительного министра иностранных дел. В ХДС/ХСС дискутировали о том, кого из либералов можно "терпеть" на данном посту, кто из них не будет вмешиваться во внешнюю политику, ограничившись выполнением представительских функций. Брентано, получив информацию о происходящем, взвесив все "за" и "против", принял решение уйти и 28 октября 1961 г. подал Аденауэру просьбу об отставке, аргументируя уход запланированной сменой внешнеполитического курса. Относительно переговоров с либералами он сделал вывод: "Полагаю, это была настоящая разрядка [ситуации]"105. Аденауэр был возмущен и обижен подобной аргументацией, но отставку принял, так как она позволила ему сформировать правительство и остаться канцлером. Впрочем, ему самому пришлось дать обещание, что в середине исполнения срока полномочий он уйдет в отставку.

Брентано вернулся на пост главы фракции ХДС/ХСС в бундестаге. Он соблюдал лояльность в отношениях с Аденауэром, старался его поддерживать. На партийном съезде Гессенской ХДС в 1962 г. он выступил против всякой дискуссии о наследнике престарелого канцлера. Не отказывался он и от своих прежних взглядов, называя укрепление торговых отношений с Востоком опасным, потому что объединение все больше отходит на второй план106.

Брентано был болен раком, вызванным его многолетним курением, но пока Аденауэр не уходил, не начинал лечение, и, как и обещал в период

стр. 67

переговоров о коалиционном правительстве, не просился в отставку. Затем с помощью Аденауэра и вопреки сопротивлению фракции ХДС/ХСС Брентано добился назначения Р. Барцеля107 заместителем председателя фракции. Тем самым он сделал его своим единственно возможным преемником. Поддержка Барцеля Аденауэром была направлена и против нового канцлера, бывшего министра экономики Л. Эрхарда, которого Аденауэр недолюбливал108.

2 декабря 1963 г. состоялась операция на гортани. Брентано, не надеявшийся ее пережить, освободил рабочий стол в бундестаге, написал завещание. После операции, однако, началось восстановление. Но в сентябре 1964 г. потребовалась вторая операция, после которой врачи уже не надеялись на длительный успех и разрешили ему курить. Несмотря на страшные боли, он, как и в течение всей своей жизни, не показывал слабость и даже с лечащим врачом отказывался обсуждать возможную дату смерти. Один из лидеров СДПГ X. Венер, посетивший его в больнице, нашел Брентано "оскорбленным и глубоко обиженным"109. Аденауэр в последний год жизни обращался к нему в письмах исключительно: "Дорогой друг!".

Генрих фон Брентано скончался 14 ноября 1964 года.

Примечания

1. Brenta - так называли корзину для вина; она изображена и на фамильном гербе. В XIV в. семья разделилась на четыре линии: Brentano-Cimaroli, из этой ветви "вышли" три генерала; Brentano-Gnosso, представители этой ветви в 1857 г. получили баронство в Австро-Венгрии; Brentano-Toccia, которых Карл IV сделал графами, и Brentano-Tremezzo (эту ветвь представляет Генрих фон Брентано). В XVII в. большая часть семьи занималась торговлей восточными пряностями и итальянскими винами (GUNZEL K. Die Brentanos: Eine deutsche Familiengeschichte. Frankfurt a.Main. 1993; SCHULTZ H. Die Frankfurter Brentanos. Stuttgart- Mtinchen. 2001; JOHANN A.E. Die Brentanos und Brentano: Die lebendige Geschichte eines alten Geschlechts - Soldaten, Kaufleute, Politiker, Gelehrte und Dichter. - Die Zeit, 1957, N 1.

2. Цит. по: Der Spiegel, 1958, N 26, S. 21.

3. Цит. по: BRUCK v. M. Heinrich von Brentano. - Die Zeit, 1953, N 15.

4. Клеменс фон Брентано (1778 - 1842) - немецкий писатель-романтик. Отец - предприниматель во Франкфурте-на-Майне. В мать, Максимилиану фон Ла Рош, был влюблен Гёте. Беттина, одна из сестер Клеменса, вышла замуж за известного представителя романтизма А. фон Арнима; сестра Кунигунде, которую в семье называли Гунда, стала женой Ф. К. фон Савиньи. Во время учебы в Йене Клеменс познакомился с Гердером, Гёте, Шлегелем, Фихте.

5. Лоренц фон Брентано (1813 - 1891) - юрист и либеральный политик в Баденс. Стремился к независимости судебной власти. Член Национального собрания во Франкфурте-на-Майне; в 1849 г. был избран обер-бургомистром Мангейма, но правительство Бадена не утвердило Лоренца в этой должности. Участвовал в революции в Бадене, затем эмигрировал в США. Там ему удалось сделать политическую карьеру. Он стал главой городского совета в Чикаго, конгрессменом, американским консулом в Дрездене.

6. Профессор Франц фон Брентано (1838 - 1917) - немецкий философ, психолог. Учился в университетах Мюнхена, Вюрцбурга, Берлина и Мюнстера. В 1864 г. стал католическим священником, но не смог принять постулата непогрешимости Папы Римского и поэтому в 1873 г. отказался от сана, затем вышел из католической церкви. З. Фрейд считал его одним из своих учителей.

7. В немецкой историографии последняя значимая "волна" публикаций о нем пришлась на столетие со дня рождения (Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter der europaischen Integration. Munchen. 2004; HACKE C. Heinrich von Brentano: Im Gedenken an den ersten AuBenminister der Bundesrepublik Deutschland. - Die politische Meinung, 2004, N 420.

8. BRUNCK H. Heinrich von Brentano (1904 - 1964). In: Einheit und Freiheit: Hessische Personlichkeiten und der Weg zur Bundesrepublik. Wiesbaden. 2000, S. 73.

9. Партия Центра была создана в 1870 году. Она представляла интересы католического населения Германии, защищала права католической церкви, стремилась сохранить самостоятельность земель. Левое крыло партии выступало за расширение социального государства и политику сотрудничества с государствами-соседями. Представители правого крыла настаивали на проведении консервативной внутренней политики, высказывались за реви-

стр. 68

зионистскую внешнюю политику. На выборах Центр получал до прихода Гитлера к власти в среднем около 15% голосов избирателей. После второй мировой войны партия перестала существовать, большинство ее членов перешло в Христианский демократический союз.

10. Цит. по: BRUNCK H. Op. cit., S. 74.

11. Население города к 1914 г. составляло 34 тыс. человек. В 1925 г. в городе начал работать гражданский аэропорт, самолеты которого вылетали дважды в день во Франкфурт-на-Майне и в Берлин.

12. JOHANN А. Е. Op. cit, S. 15.

13. В письме Э. Машманну от 23 ноября 1962 г. Брентано предложил различать между виной и ответственностью. Вина, по его мнению, индивидуальна, а ответственность коллективна. От ответственности нельзя уйти, от нее нельзя спрятаться (Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 270).

14. Произнес эту фразу он на кёльнском диалекте: "Solange der mich nit anfasst, isset mir ejal". По другой версии, Аденауэр якобы сказал: "Со мной он еще не пытался" ("Bei mir hat er es noch nit versucht").

15. Вся эта история с гомосексуализмом Брентано была поднята в немецкой прессе только в 2003 - 2004 гг., когда в ФРГ прошло "массовое" признание ряда политиков (Focus, 2004, N 31, S. 22 - 24).

16. Der Spiegel, 1958, N 26, S. 21.

17. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 109 - 110.

18. WIECK H.G. Die Entstehung der CDU und die Wiedergrtindung des Zentrums im Jahre 1945. Dusseldorf. 1953.

19. См. ЗОНТХАЙМЕР К. Федеративная Республика Германия сегодня. М. 1996, с. 15 - 32; КААСК Н. Geschichte und Struktur des deutschen Parteiensystems. Opladen. 1971, S. 159 - 207.

20. Вальтер Диркс (1901 - 1991) - католический писатель и журналист. С 1924 по 1934 г. - редактор левокатолической газеты "Rhein-Mainische Volkszeitung". Выступал за сотрудничество Центра и СДПГ против национал-социалистов. С 1934 г. музыкальный критик "Frankfurter Zeitung", с 1938 - руководитель отдела фельетонов. В 1943 г. национал-социалисты запретили ему заниматься журналистской и писательской деятельностью. Диркс был одним из основателей ХДС во Франкфурте-на-Майне (BROCKLING U. Walter Dirks. In: Westfalische Lebensbilder. Bd. 17, 2005, S. 241 - 254).

21. DIRKS W. Sozialismus oder Restauration: Gesammelte Schriften. Bd. 4. Zurich. 2001, S. 60, 61, 62, 70, 75.

22. Politische Leitsfltze der Christlich-Demokratischen Union: Stadtkreis Frankfurt a.M. Frankfurt a.M. 1945, S. 2 - 3.

23. К. ОСТКЖ K.H. Социальные принципы христианства и социальное рыночное хозяйство. В кн.: Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и перспективы применения в России. М. 2007, с. 74 - 82; Zukunft der Tarifautonomie: 60 Jahre Tarifvertragsgesetz: Bilanz und Ausblick. Hamburg. 2010, S. 20 - 35.

24. Politische Leitsatze der Christlich-Demokratischen Union, S. 6 - 7; MULLER G. Mitbestimmung in der Nachkriegszeit: Britische Besatzung - Unternehmer - Gewerkschaften. Dusseldorf. 1987, S. 146 - 196. Первый закон о соучастии (он касался угольной и сталелитейной промышленности) был принят бундестагом 10 апреля 1951 года.

25. BRUNCK H. Op. cit., S. 77.

26. ADENAUER К. Erinnerungen, 1945 - 1953. Stuttgart. 1965, S. 48 - 62.

27. Субсидиарность - в социальном христианстве - перераспределение властных полномочий с целью достижения наиболее успешного результата (пример - немецкий федерализм). Результатом является подключение к принятию решений как можно большего числа граждан. Воскрешая корпоративизм, субсидиарность создает сообщество граждан, а не Volksgemeinschaft (Geschichte der sozialen ldeen in Deutschland: Sozialismus, katholische Soziallehre, Protestantische Sozialethik - ein Handbuch. Essen. 2000).

28. Gesetz- und Verordnungsblatt fur GroB-Hessen, N 26/27, 31.X.1946, S. 177 - 180.

29. Gesetz- und Verordnungsblatt fur Hessen. N 34 - 35, 18.XII.1946, S. 230 - 231, 233.

30. За СДПГ проголосовали 687 431 человек (SCHACHTNER R. Die deutschen Nachkriegswahlen. Munchen. 1956, S. 42 - 45).

31. Hessischer Landtag: Stenographischer Bericht bber die 23. Sitzung, 13.VIII.1947. Wiesbaden. 1947, S. 718.

32. Ibid., die 32. Sitzung, 28.I.1948. Wiesbaden. 1948, S. 1027.

33. Ibid., die 35. Sitzung, 11.III.1948. Wiesbaden. 1948, S. 1146 - 1147.

34. Ibid., die 43. Sitzung, 13.VII.1948. Wiesbaden. 1948, S. 1494.

35. Саар был выделен французами с согласия американцев и британцев из французской оккупационной зоны. 18 декабря 1947 г. после избрания ландтага Саара И. Хоффманн возглавил местный кабинет министров. Большинство партий в ландтаге выступали за экономическую

стр. 69

интеграцию с Францией и отделение от Германии. 3 марта 1950 г. Франция подписала с Сааром общую конвенцию, в 1-й статье которой было записано: "Саар автономен в законодательстве, управлении и судопроизводстве". 3 марта было подписано в общей сложности 12 соглашений. В Сааре в качестве платежного средства применялся французский франк. 9 марта 1950 г. Аденауэр выразил протест французской политике, так как происходило, по его мнению, окончательное оформление отношений между Францией и Сааром до заключения мирного договора. 30 ноября 1952 г. прошли вторые выборы в ландтаг Саара. Партия Хоффманна получила 54,7% голосов избирателей, абсолютное большинство. ФРГ настаивала на переговорах по Саару, которые начались в конце 1953 года. 23 октября 1954 г. Франция и ФРГ подписали соглашение, согласно которому Саар мог получить особый европейский статус после референдума. Но 23 октября 1955 г. европейский статус был отклонен населением (67,7% проголосовали против). После этого Саар вошел в состав Федеративной Республики.

36. Hessischer Landtag: Stenographischer Bericht uber die 43. Sitzung, S. 1496.

37. Якоб Кайзер (1888 - 1961) - один из основателей ХДС в советской зоне оккупации, сторонник христианского социализма. Из-за конфликтов с советской оккупационной администрацией вынужден был уехать в Западную Германию. Некоторое время считался конкурентом Аденауэра, который сделал все, чтобы не допустить его участия в принятии основных решений. В правительствах Аденауэра был министром по общегерманским вопросам (CONZE W. Jakob Kaiser: Politiker zwischen Ost und West, 1945 - 1949. Stuttgart-Berlin; Koln-Maiz, 1969, S. 62 - 68).

38. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 126.

39. Hessischer Landtag: Stenographischer Bericht Uber die 43. Sitzung, S. 1497.

40. См. его речь 8 мая 1949 г. в Парламентском совете: Rede von Heinrich von Brentano (8.V. 1949) // www.ena.lu/.

41. Немецкие политики согласились, что будет принята временная конституция (Grundgesetz) и только после объединения страны - настоящая конституция (Verfassung). Поэтому не был проведен референдум по Основному закону, а состоялось голосование в ландтагах. Баварский ландтаг проголосовал против; несмотря на это Grundgesetz вступил в силу.

42. Георг Аугуст Цинн (1901 - 1976) начинал свою карьеру коммунальным служащим в Касселе. В 1923 - 1926 гг. изучал право в Гёттингене и в Берлине, затем занимался адвокатской практикой. С 1920 г. член СДПГ. В 1929 - 1933 гг. депутат городского парламента Касселя. В 1939 г. призван в армию, воевал во Франции и в России. Попал в американский плен. После войны включился в политику в Гессене, возглавив земельный суд, затем Министерство юстиции. В 1950 г. стал министром-президентом земли Гессен и сохранял за собой этот пост около 20 лет (BEIER G. Arbeiterbewegung in Hessen. Frankfurt a.Main. 1984, S. 613 - 614).

43. Томас Делер (1897 - 1967) - участник первой мировой войны. Изучал медицину в Мюнхенском университете, затем перешел на юридический факультет; учился также во Фрайбурге и в Вюрцбурге. В 1920 г. защитил диссертацию. В 1924 г. получил разрешение на работу адвокатом. В период господства нацистов не отказывался от клиентов евреев. Опять воевал на фронте, затем отправлен в тыл, несколько раз по подозрению в оппозиционной деятельности подвергался арестам. В 1945 - 1947 гг. генеральный прокурор главного земельного суда в Бамберге, потом (до 1949 г.) - председатель этого суда. В 1920 - 1930 гг. член Немецкой демократической партии. В 1946 - 1956 гг. председатель СвДП в Баварии. С 1949 г. депутат бундестага, а в первом правительстве Аденауэра - министр юстиции. В 1954 - 1957 гг. председатель СвДП. Аденауэр не включил Делера в состав второго правительства по причине слишком больших разногласий. 23 февраля 1956 г. фракция либералов в бундестаге по его инициативе приняла решение о выходе из коалиции с ХДС/ХСС. В результате все министры от СвДП в правительстве вышли из партии. С 28 сентября 1961 г. - вице-спикер бундестага. Делер принадлежал к активным критикам Брентано и был одним из тех, кто "заставил" Брентано уйти в отставку в 1961 году.

44. Цит. по: BRUNCK H. Op. cit., S. 87.

45. Rede von Heinrich von Brentano (8.V.1949).

46. ХДС/ХСС получили 31% голосов избирателей, социал-демократы - 29,2% (SCHACHTNER R. Op. cit., S. 11). В этих условиях Аденауэр отказался от большой коалиции.

47. ХСС (Христианский социальный союз) был создан осенью 1945 г., действует только в Баварии (представляет баварское население). 1 декабря 1946 г. партия получила на выборах в ландтаг 52,3% голосов избирателей (104 депутатских мандата из 180).

48. После образования ФРГ военную администрацию западных держав-победительниц на ее территории представляли комиссары.

49. Adenauer und die Hohen Kommissare, 1949 - 1951. Bd. 1. Munchen. 1989, S. 61.

50. Боннский договор был подписан 26 мая 1952 года. Полное название - Договор об отношениях между Федеративной Республикой Германия и тремя державами-победительницами (США, Великобританией и Францией). Боннский договор открывал путь для перехода от

стр. 70

периода оккупации к будущему мирному договору. ФРГ получила многие права суверенного государства. Парижский договор, или Договор о Европейском оборонительном сообществе, был подписан на следующий день в Париже Францией, ФРГ, Италией и государствами Бенилюкса; согласно ему немецкая армия должна была быть полностью интегрирована в создаваемую европейскую армию. Боннский договор вступал в силу только после того, как начинал действовать Парижский договор. В августе 1954 г. Национальное собрание Франции проголосовало против договора о ЕОС. Возникла сложная ситуация: нужно было обеспечить действие Боннского договора и решить вопрос с немецкой армией по-новому. В итоге Германия в мае 1955 г. получила права, записанные в Боннском договоре, и вступила в НАТО.

51. Sehr verehrter Herr Bundeskanzler! Heinrich von Brentano im Briefwechsel mit Konrad Adenauer 1949 - 1964. Hamburg. 1974, S. 97 - 98.

52. Генрих Кроне (1895 - 1989) изучал католическую теологию. Участник первой мировой войны. В 1918 - 1920 гг. учился в Мюнстере, Гёттингене и Киле на преподавателя иностранных языков и латыни. В 1923 г. защитил диссертацию по теме "Теория города"; вступил в партию Центра. В 1925 г. был избран в рейхстаг. В период национал-социализма не имел постоянной работы, а после покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. был заключен в концлагерь Заксенхаузен. В 1945 г. один из основателей ХДС в Берлине, в 1955 - 1961 гг. - руководитель фракции ХДС/ХСС в бундестаге; в 1961 - 1964 гг. министр по особым поручениям; с 1964 по 1966 г. министр по вопросам Совета обороны.

53. Sehr verehrter Herr Bundeskanzler, S. 74, 53 - 54.

54. Вальтер Хальштейн (1901 - 1982) родился в Майнце в протестантской семье. Учился в Бонне, Мюнхене и Берлине. В 1925 г. - ассистент Мартина Вольфа в университете Берлина, защитил диссертацию по юриспруденции. С 1927 г. работал референтом по международному частному праву в Институте им. Карла-Вильгельма, профессор (1929 г.). В 1930 - 1941 гг. профессор в университете Ростока. С 1941 г. - профессор университета Франкфурта-на-Майне. В 1942 г. призван на военную службу. В июле 1944 г. попал в американский плен, был отправлен в США. В 1945 г. вернулся в Германию. В апреле 1946 г. избран ректором Франкфуртского университета. С 1948 г. преподавал по договору в США. По возращении в ФРГ в 1950 г. возглавлял немецкую делегацию на переговорах по плану Шумана. В 1951 - 1958 гг. государственный секретарь в Министерстве иностранных дел. 7 января 1958 г. был избран первым президентом Европейской комиссии ЕЭС.

55. Sehr verehrter Herr Bundeskanzler, S. 106 - 107.

56. Атлантическая хартия была согласована 14 августа 1941 г. президентом США Ф. Рузвельтом и премьер-министром Великобритании У. Черчиллем. Затем к ней присоединились другие государства. В Атлантической хартии среди прочего было записано, что государства, борющиеся с агрессором, не претендуют на какие-либо территории. Немцы в дальнейшем пытались ссылаться на этот документ, но у союзников при обосновании оккупационной политики он особой роли не играл.

57. BRENTANO H. v. Deutschland, Europa und die Welt. Bonn-Wien-Ziirich. 1962, S. 66.

58. Ibid. S. 74 - 75, 82.

59. Sehr verehrter Herr Bundeskanzler, S. 117.

60. Ойген Герстенмайер (1906 - 1986) родился в многодетной протестантской семье. Отец был директором фортепианной фабрики. В 1921 г. получил коммерческое образование, затем изучал философию, германистику и протестантскую теологию в Тюбингене, Ростоке и Цюрихе. В 1934 г. подвергался аресту национал-социалистами. В 1935 г. защитил диссертацию. В 1936 - 1944 гг. работал в отделе внешних сношений протестантской церкви Берлина. После Мюнхенской конференции - участник Крайзаурова кружка. В 1939 - 1940 гг. принужден был работать в Отделе культуры и политики МИДа. Арестован по результатам расследования покушения на Гитлера 20 июля 1944 года. В 1949 - 1969 гг. - депутат бундестага от ХДС, в 1950 - 1954 гг. член Совещательного собрания Европейского объединения угля и стали, в 1954 - 1969 гг. спикер бундестага (Prof. Dr. Eugen Gerstenmaier. Feierstunde zum 100. Geburtsstunde. Berlin. 2006).

61. Франц Этцель (1902 - 1970) юрист; с 1930 г. адвокат, с 1939 г. - нотариус в Дюсбурге. С 1939 по 1945 г. в вермахте - солдат, старший лейтенант. С 1945 г. в ХДС. Сторонник экономических идей А. Мюллера-Армака. В 1949 - 1953, 1957 - 1963 гг. - депутат бундестага. Был председателем его Экономического комитета. В 1953 - 1957 гг. - вице-президент Верховного органа ЕОУС. В 1957 - 1961 гг. в Бонне на посту министра финансов. Аденауэр хотел видеть его своим преемником, но Этцель вынужден был оставить службу по состоянию здоровья.

62. Жан Монне (1888 - 1979) в 1952 - 1954 гг. - первый президент Верховного органа ЕОУС, ранее - заместитель генерального секретаря Лиги Наций, руководитель французского ведомства планирования, целью которого была разработка программ модернизации национальной экономики.

стр. 71

63. Поль-Анри Спаак (1899 - 1972) - член Бельгийской социалистической партии, депутат. Четыре раза был премьер-министром и неоднократно министром иностранных дел. В 1952- 1954 гг. - президент Общего собрания ЕОУС. В 1956 - 1961 гг. генеральный секретарь НАТО.

64. Эрих Олленхауэр (1901 - 1963) председатель партии, руководитель франкции СДПГ в бундестаге.

65. Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Brentano: 1239. Bd. 167. Bl. 151.

66. Они голосовали против вступления ФРГ в Совет Европы, договоров о ЕОУС и ЕОС. Принято считать, что социал-демократы изменили свою позицию в отношении европейской интеграции только в 1959 г. на внеочередном партийном съезде в Бад-Годесберге. Но европейская политика СДПГ, в отношении даже тех европейских инициатив, которые они отклонили, не была прямолинейной. С 1959 г. о СДПГ было принято говорить как о "народной партии", ранее - как о классовой партии.

67. Курт Бирренбах (1907 - 1987) в 1957 - 1976 гг. - депутат бундестага, с 1959 г. член Европарламента (см.: HANSEN N. Aus dem Schatten der Katastrophe. - Europa kommunal, 2005, N 3, S. 83 - 85).

68. Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Brentano: 1239. Bd. 166. Bl. 404.

69. Der Aufbau Europas: Plane und Dokumente. 1945 - 1980. Bonn. 1980, S. 241 - 264.

70. Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Brentano: 1239. Bd. 167. Bl. 119.

71. Ibid. Bd. 164. Bl. 389.

72. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 263 - 266.

73. См. переписку Ойлера, Адеануэра и Брентано: Sehr verehrter Herr Bundeskanzler, S. 75 - 77.

74. Ф. Ойлерс (1903 - 1977) сам хотел возглавить МИД. Аденауэр пообещал ему дипломатическую должность, но "продержал" его до 1953 г., когда сделал его послом ФРГ в Бразилии.

75. GALL L. Der Bankier: Hermann Josef Abs: Eine Biographie. Munchen. 2006, S. 228 - 251.

76. Sehr verehrter Herr Bundeskanzler, S. 147.

77. Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Etzel: 1254. Bd. 84. Анализ исправлений, сделанных в письме рукой Аденауэра, свидетельствует о том, что канцлер стремился избежать конфликта.

78. Роберт Пфердменгес (1880 - 1962) - с 1951 по 1960 г. президент Федерального союза немецких банков. Депутат бундестага (ХДС).

79. Густав Хайнеманн (1899 - 1976) был министром внутренних дел в первом правительстве Аденауэра. Вышел из федерального правительства и ХДС из-за несогласия в вопросе о создании немецкой армии. Бог, по словам Хайнеманна, дважды выбивал из рук немцев оружие не для того, чтобы они взялись за него в третий раз. Нужно, утверждал Хайнеманн, подождать и узнать волю Бога. Аденауэр парировал крайне резко: "Бог дал нам голову, чтобы думать, а руки, чтобы работать". Хайнеманн вступил в 1957 г. в СДПГ, стал третим президентом ФРГ.

80. Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Etzel: 1289. Bd. 174. Bl. 26.

81. 10 января 1956 г. Герстенмайер писал Брентано в шутливом тоне: "Дорогой Генрих, насколько вам известно, мой земляк Шиллер, по обыкновению верный сторонник Иммануила Канта, вновь и вновь поднимал вопрос о конфликте между обязанностями и желаниями. То, что называется политикой, не оставляет мне больше времени для философствования, поэтому я вынужден спасаться время от времени... в лоне природы. По причине того, что прогулки превращают меня в меланхолика, да, к тому же, являются излишне буржуазным времяпрепровождением, я использую не трость, а охотничье ружье. Это, как я полагаю, справедливое желание, до сих пор не защищенное никакой декларацией прав человека, принесло мне много друзей, но и некоторое огорчение в политике. За то, что вы сделали мне предложение, и очень заманчивое предложение, в вашем обществе совершить вылазку на природу, примите слова благодарности. Но, к сожалению, обязанность предписывает мне не забывать общегерманскую ответственность и продемонстрировать на Берлинском бале прессы республиканскую солидарность. Поэтому вынужден просить вас извинить мое отсутствие на вашей охоте" (Bundesarchiv Koblenz. Nachlass Brentano: 1239. Bd. 174. Bl. 47).

82. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 114.

83. Х. Вессель (1907 - 1930) - сын протестантского пастора, штурмфюрер СА, написал текст официального партийного гимна НСДАП.

84. Der Spiegel, 1956, N 13, S. 12.

85. Считается, что Аденауэр не очень хотел, чтобы Хальштейн покидал Бонн. Брентано же по дипломатическим каналам добивался для ФРГ поста председателя Еврокомиссии. Это не было просто, потому что немцы могли рассчитывать на данный пост в том случае, если бы бельгийцы соглашались не выставлять своего кандидата. Они могли согласиться только если бы в Брюсселе были размещены европейские органы власти. Но и этого мало, так как французы должны были согласиться на менее значимый пост главы Верховного органа ЕОУС. В "игре" участвовали и итальянцы, которые могли, по их словам, поддержать не-

стр. 72

мецкого кандидата исключительно в том случае, если им гарантировали бы руководство европейским агентством по атомной энергии (Евратомом). Помимо столичных функций и должностей руководителей следовало учитывать и менее проблемные вопросы: количество заместителей и распределение их по странам (BArch N. 1266/1432. Schreiben Walter Hallsteins an Bundeskanzler Adenauer, 30.XII.1957).

86. Феликс фон Эккардт (1903 - 1979) - журналист, литератор. В 1952 г. возглавил ведомство по вопросам прессы и информации ФРГ. В 1958 - 1965 гг. государственный секретарь в ведомстве канцлера.

87. Adenauer und die Hohen Komissare, S. 294 - 295.

88. В этом вопросе канцлер и его министр, похоже, были единомышленниками.

89. Der Spiegel, 1958, N 26. S. 23.

90. Ibid., N 10, S. 16; 1958, N 26, S. 27; 1960, N 30, S. 13; N 32. S. 15 - 16.

91. "Доктрина Хальштейна" - официальная внешнеполитическая доктрина ФРГ (1955 - 1969 гг.), направленная на изоляцию ГДР. ФРГ объявляла себя единственным законным представителем немецкой нации (обоснование - свободные выборы в Западной Германии). Провозглашена Адеануэром в бундестаге 22 сентября 1955 г., в его выступлении по итогам поездки в Москву. Окончательно была оформлена в декабре 1955 г. на конференции послов ФРГ в МИДе, которую провел Брентано.

92. SCHMIDT G. Die Auswirkungen der internationalen Vorgange 1956 auf die Strukturen des Kalten Krieges. In: Das internationale Krisenjahr 1956: Polen, Ungarn, Suez. Munchen. 1999, S. 639 - 688.

93. 12 октября 1956 г. Брентано направил президенту Немецкого союза промышленников Ф. Бергу письмо с предостережением немецким бизнесменам относительно излишних надежд на развитие торговых отношений с коммунистическими странами. Брентано советовал им сосредоточиться на прежних, надежных рынках, так как заказов у фирм достаточно и без восточных рынков (Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 275.

94. Ibid., S. 132 - 133.

95. H.C. Хрущев обещал передать в одностороннем порядке ГДР советские права на Берлин, если в течение шести месяцев не будет согласован для Берлина статус свободного (демилитаризованного) города и западные войска не покинут город.

96. Ibid., S. 135.

97. Der Spiegel, 1958, N 26, S. 20.

98. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 139.

99. Der Spiegel, 1956, N 20, S. 11.

100. Еще в 1957 г. больших усилий потребовало подписание договоров о Европейском экономическом сообществе и Европейском агентстве по атомной энергии.

101. Der Spiegel, 1956, N 13, S. 11. Аденауэр был против этого.

102. Американцы настаивали на значительной западногерманской помощи развивающимся странам. Аденауэр хотел установить размер предоставляемой помощи на один год и посмотреть, что будет дальше. Американцы не согласились. Брентано пришлось ехать в Вашингтон. В феврале 1961 г. он пообещал Дж. Кеннеди, что ФРГ будет выделять развивающимся странам минимально 3 - 4 млрд. марок в год, что означало повышение налоговой нагрузки на немцев. Вызвал дискуссию и вопрос о повышении западногерманского взноса в НАТО (Die Zeit, 1961, NN 9, 10).

103. Проблемы с американцами у западных немцев начались во второй половине 1950-х годов, когда США стали размышлять о сокращении численности своих войск в Европе и использовании в защите союзников атомного оружия (BESSON W. Die AuBenpolitik der Bundesrepublik: Erfahrungen und MaBstabe. Munchen. 1970).

104. BARING A., SCHOLLGEN. G. Kanzler, Krisen, Koalitionen: von Konrad Adenauer bis Angela Merkel. Munchen. 2006, S. 72 - 73.

105. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 121 Кроме того, Брентано написал Аденауэру: "Речь в действительности идет о деле, а не о персонах. За требованием сменить персону стоит требование сменить политику" (Der Spiegel, 1964, N 48, S. 26). Утверждение о смене предыдущей внешней политики канцлер также встретил с возмущением.

106. Der Spiegel, 1962, N 41, S. 23.

107. Райнер К. Барцель (1924 - 2006) с 1969 г. возглавлял оппозицию христианских партий в бундестаге правительству В. Брандта (СДПГ). С 1971 г. председатель ХДС. В 1976 г. передал руководство ХДС Г. Колю.

108. Der Spiegel, 1964, N 48, S. 34.

109. Heinrich von Brentano: Ein Wegbereiter, S. 124.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Генрих-фон-Брентано

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. Синдеев, Генрих фон Брентано // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.05.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Генрих-фон-Брентано (date of access: 26.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. Синдеев:

А. А. Синдеев → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
29 views rating
22.05.2020 (4 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Лазарь Федорович Бичерахов
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рекрутская повинность в России в XIX в. на примере Вологодской губернии
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Автобиография профессора В. А. Костицына
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Самоуправление в городах Центрального Черноземья в конце XVIII - начале XIX в.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. М. ВАСИЛЬЕВ. Король Фейсал: личность, эпоха, вера
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. А. АХТАМЗЯН. Объединение Германии. Обстоятельства и последствия. Очерки
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·13 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Генрих фон Брентано
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones