Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9023

Share with friends in SM

Существующие концепции онтологии можно свести к двум: объективная онтология и субъективная. Чем отличается объективная от субъективной? Наиболее принципиальное отличие следующее. Объективная онтология, или рационально-диалектическое априорное знание, есть учение об объективной сверхчувственной и независящей от сознания реальности. Субъективная онтология суть онтология эмпиризма (философия внешнего или внутреннего опыта). Независимо от того, осознаётся это исследователями или нет, объектами её являются феномены сознания, например, чувственно-данное в сенсуалистическом эмпиризме или данное как переживание (интроспекция переживаний или интуиция в иррационализме). Наиболее яркими представителями объективной онтологии являются Платон и Гегель. Субъективная онтология внешнего опыта (рассмотрим её на примере сенсуалистического эмпиризма) восходит к древнегреческому материализму и представлена в материализме XVII - XVIII вв., позитивизме, марксистском диалектикообразном эмпиризме. Представителями субъективной онтологии внутреннего опыта (иррационализм и интуитивизм в различных вариациях) являются экзистенциалисты, Н. Гартман, Э. Гуссерль с его феноменологией и др.

1. Субъективная онтология сенсуалистического эмпиризма опирается на чувственную практику. Источник познания в этой практике опосредованный, т. е. непосредственно явлен человеку только как данные органов чувств, их качеств, многообразие которых довольно ограничено. Субъективно (т. е. исходя из качеств органов чувств) представленный в сознании образ воспринимается как нечто находящееся за пределами организма, т.е, как различные качества вещей эмпирического мира. Философия эмпиризма оперирует бессодержательными абстракциями, полученными при обобщении

стр. 96


такой образной субъективной картины (Гегель, кстати сказать, философию эмпиризма своего времени отождествлял с метафизикой). Логическим выводом из сенсуалистического эмпиризма является солипсизм, но эмпиризм зачастую игнорирует логику и выходит из затруднительного положения, апеллируя к образному мышлению, чувству, интуитивной (эмпирическая интуиция) убеждённости, которая часто подводит исследователей [16. С. 52]. Многообразие и многокачественность вещей эмпирически данного мира не позволяют средствами формальной логики соединить всё в нечто единое и реально существующее - настолько они разнятся. Идеи всеобщего взаимодействия, всеобщей связи или отношений не решают этой задачи. Остаётся только приём обобщения, но наиболее общее бессодержательно, оно не включает в себя ни частицы содержания конкретного опыта, ни частицы данных о вещественно-телесном мире.

2. Рационально-априорная модель онтологии. Априорность обусловлена врождённой интеллектуальной интуицией, которая диктует законы диалектической логики, но далеко не каждому исследователю (интуиция, например, у Платона требует подготовленного ума, способного понять, что в действительности, в реальности скрывается за эмпирическими данными). Основанием разумности в данном случае является субстанциальная душа человека - сам себя познающий разум, в наиболее последовательных учениях не отождествляемый с сознанием. Сознание же в платоновско-гегелевской традиции объясняется как несущественная для субстанции души рефлексивная область. "Душа - это человек", - говорил Сократ (Алкивиад I, 130е). Объективная онтология с этого начинается и на этом стоит (современный же эмпиризм всюду, где может, накладывает запрет на использование понятия души). Субстанциализм склонен к монизму, но в той или иной форме допускает плюрализм субстанций: субстанцией является универсум, космос, душа человека и т. д. Ещё у Платона диалектика представлена в двух формах: родовой и видовой, т. е. он имел дело с монизмом и плюрализмом субстанций. На этом пути и возникает трудность, к разрешению которой классическая диалектика подошла уже вплотную, но воинствующая философия эмпиризма XIX - XX столетий затормозила процесс. Полагают, что эти две взаимоисключающие установки привели классическую диалектику к тупиковой ситуации, однако, если этим вопросом заниматься специально, то можно обнаружить, что в работах Гегеля и особенно Лейбница онтология

стр. 97


плюралистического монизма получает разумное и близкое к истине объяснение [14].

3. Онтология иррационально-мистического эмпиризма современной философии, философии внутреннего опыта, которая, как надеются, преодолевает недостатки старого эмпиризма с его субъективизмом, сопутствующим чувственному познанию. Как и субстанциализм, он ведёт речь о непосредственном постижении реальности, однако, отрицая идею субстанции, акцент делает на феномене сознания, рефлексии, а бессознательное в противоположность платоновским доказательствам относит к некой мистической, непознаваемой логикой области. В основе всех форм иррационализма лежит интуитивизм, опирающийся на переживающую "интуицию", которая не имеет чётких признаков интуиции, но нередко абсолютизируется, подменяя собой все остальные виды интуиции. Так как переживание есть переживание, а не логика, способная только что-то о нём сказать, оно иррационально (т. е. невербально), из чего склонными к мистике исследователями делается вывод, что это высшая форма постижения бытия, которое уж совершенно безосновательно объявляется необъяснимым и таинственным. Отсюда трудности при попытке обоснования самого столь своеобразно понимаемого иррационализма. Во-первых, поиски в рефлексивном сознании нерефлексивного основания оказались связанными с неразрешимыми трудностями - "эгологический круг" в познании [11. С. 58 - 61]. Во-вторых, имеет место расхождение в вопросе о том, на что же опирается иррационализм - на интуицию или интроспекцию эмоций. Попытки объединить или отождествить эти процессы неправомерны, так как речь идёт о совершенно различных явлениях, хотя в некоторых случаях интроспекция внутреннего опыта не обходится без интуиции (как и внешний опыт, который на определённых этапах предполагает обращение к эмпирической интуиции - внезапному озарению, пониманию истинной, оптимальной связи фактов, полученных в процессе накопления опыта).

Эмпиризм (философия эмпиризма) принципиально неспособен исследовать объективную реальность и создать адекватную онтологию. Сенсуалистический эмпиризм субъективен в силу того, что имеет дело не с качественными состояниями природы, а только с качествами самих органов чувств. Что представляют собой природные качества сами по себе? Для органов чувств они недоступны как "вещи в себе". Никакие технические приборы неспособны перешагнуть этот барьер. Образ и представление об объектах эмпири-

стр. 98


ческой практики создают иллюзию познания внешних качеств, однако они крайне субъективны, хотя для самой практики, жизнеобеспечения человека это решающей роли и не играет. Субъективный мир солипсически замкнут, ограничен рамками качеств, которыми обладают наши органы чувств, и рефлексией понятий, полученных путём абстрагирования от этих качеств. Этот внутренний мир называют "феноменальным", или "ловушкой эгоцентризма", или "фанероном" (Ч. Пирс), но лучше проще, яснее и привычнее - "сознание".

Философия эмпиризма оперирует обобщающими абстракциями, которые независимо от степени обобщения бессодержательны. В этом она совпадает с метафизикой, которую Гегель тоже называл эмпиризмом [5. С. 148 - 150]. Чувственно данное ускользает из первых же обобщающих абстракций, что обнаружили ещё древнегреческие философы. Каждое слово уже обобщает, отсюда "невыразимость чувственно-единичного" [7. С. 174]. Слово обобщает, но обобщение не в состоянии отразить чувственно-воспринимаемый объект, ибо воспроизводит лишь совокупность некоторых свойств таковых (вид, род, класс и т. п.). Такая совокупность не обозначает эмпирически данный сознанию объект, она присутствует, как подчёркивал Э. В. Ильенков, лишь в нашей голове, но не в реальности. Индуктивное понятие не сохраняет образности даже в редуцированном виде, доказывал Гегель, поэтому дедукция (переход от общего к частному) принципиально неспособна восстановить чувственно данное. Наивно и алогично полагать, что подробное описание эмпирического объекта может обойти эти трудности и приблизить нас к пониманию его как конкретного. Обобщающая абстракция несёт в себе только один положительный момент: как способ классификации она упорядочивает эмпирический материал. Опытные данные человеческой практики настолько плюралистичны и разнообразны, что представить их как нечто единое невозможно, зато возможно классифицировать. Но и тут выбор признака, по которому проводится классификационное объединение, оказывается довольно субъективным и всегда может быть оспорен. "Понимание абстракции как процесса концентрации внимания отрицает поэтому вообще возможность логической теории абстракции" [9. С. 5].

Если человек не сумасшедший, то суждения и умозаключения его должны быть логичными, последовательными, т. е. подчиняться законам формальной логики. Самый её фундаментальный и всеобщий закон - это закон тождества: А = А, или: А не может в одно

стр. 99


и то же время быть и А, и не-А. До аристотелевской формальной логики этим законом пользовались интуитивно и довольно продуктивно. Вещи эмпирически данного мира плюралистичны и разнокачественны, пусть эти качества субъективны и являются образными представлениями, опирающимися на чувственно данное, но эмпирически же фиксируемые взаимодействия, связи и отношения требуют для объяснения этих связей и взаимодействий между разнокачественными вещами соблюдения законов формальной логики (последовательного мышления). Невозможность соблюдения последних показало тупиковость идеи эмпирической онтологии и заставило уже древних греков объяснить объективную реальность как субстанцию, основанную на законах диалектической логики. Эмпиризм вещественно-телесного материализма всегда имеет дело с дуализмом, т. е. опыт сталкивается как минимум с двумя различными качествами. Это дуализм конечной единичной вещи и её среды (промежутки между вещами), т. е. дуализм различных качеств, различных состояний, различных видов "эмпирических реальностей". В античном атомизме он редуцируется до дуализма атома и пустоты, а в современном - до корпускулярно-волнового дуализма, или дуализма вещества и поля. Причём последнее полнейший абсурд, продиктованный "пифагорейским синдромом" в современной физике [1] - бессодержательные обобщающие абстракции, математика и данные приборов, всё вместе нередко превращают теории точной эмпирической науки в фантасмагорию. Если интуиция эмпирическая, то она по большому счёту только номинальная, ибо суть её - итог бессознательной (а точнее - подсознательной) обработки эмпирических данных, и результат её при всей "интуитивности" - эмпирический, эмпирически проверяемый (I). Поэтому интуитивные аксиомы физики и особенно космологии могут оказаться просто заблуждением, к тому же "чистых" фактов, не затронутых концептуальными положениями не существует, ибо все они нагружены теориями, т. е. являются следствиями той или иной интерпретации или интуитивного представления (и первое и второе у разных исследователей может быть различно).

Как только признак А в законе тождества выходит за пределы образности и в него вкладывается неэмпирическое содержание, т. е. он обозначает нечто объективное, сразу становится наглядно-очевидным бессилие эмпиризма в его попытках отразить реальность. Для того, чтобы познать А, мы сами должны принадлежать этому А, быть качественно с ним идентичными (Платон, например, гово-

стр. 100


рил, что качественно отличающиеся друг от друга люди и боги не могут даже знать что-либо друг о друге (Парменид, 134 d-e)). Обращение формальной логики к объективной категории качества демонстрирует монизм мира, из чего и возникло бытие элеатов, и ограничение этого мира рамками А означает, что непосредственно познать можно только разум и только средствами самого разума. И дальше этого логика не идёт (всё остальное познаётся опосредованно). Согласно современным философским воззрениям, эта установка классифицируется как субъективный идеализм, солипсизм в своей основе, но тут следует принять во внимание то обстоятельство, что философия эмпиризма игнорирует достижения плюралистического монизма.

Первоначально древние греки пытались рассматривать субстанцию как некую подложку вещественно-телесного мира (милетцы и даже Платон в своих ранних произведениях), но формальная логика требовала соблюдения принципа тождества: подложка как вечное и единое не может порождать эмпирический мир как преходящее и множественное, тут очевидна алогичность: А = В. Платон в своём эпохальном произведении "Парменид" отказался от своих первоначальных взглядов, исключил из объективной реальности и соответственно из рассмотрения диалектикой мир вещей. Субстанция чётко была превращена в сверхчувственный абсолют, чуждый субъективному вещественно-телесному миру: нет в объективном мире ничего помимо неё (ничего вещественно-телесного), а в основе её самой лежит принцип тождества противоположностей. Это было первым и в принципе верным последовательным, т. е. монистичным, объяснением причины существования мира. Формальнологическое требование А = А было соблюдено. Больше этого формальная логика не в состоянии объяснить. Далее можно только рассматривать, что собой представляет само монистическое А. В интеллектуальной диалектической интуиции оно выступает как объективная реальность. Платон и изложил логику этой реальности-субстанции в том же "Пармениде".

Формальная логика привела Парменида к идее субстанции (объективного бытия, объективной онтологии). Путь Парменида - путь к сверхчувственному. Согласно Платону, он требует подготовленного ума, усматривающего за эмпирическими данными априорное (понимание). Тут вступает в силу врождённая диалектическая интуиция, в которой нет ничего от накопленного опыта, нет никакой связи с вещественно-телесным миром, а есть только единственно возможная логика, объясняющая причину существования мира

стр. 101


(его единство) и возможность его познания. Никто не придумал иной логики, никаким образом не связанной с субъективным эмпирически данным миром ("миром сознания") и отличной от платоновско-гегелевской диалектики. Дело не в недостатке фантазии, а в отсутствии возможности построить иную логику, последовательно объясняющую причину существования мира. Все попытки выйти за рамки платоновско-гегелевской логики непоследовательны, ибо они не соблюдают законов ни формальной, ни диалектической логики.

Философия внутреннего опыта отличается от философии опыта внешнего не принципиально, а только тем, что из трёх основных компонентов сознания: ощущения, интеллект и переживания (эмоции) сосредотачивает внимание исключительно на последнем. То, что не относится к логике, рациональному мышлению, уже по определению иррационально, но склонные к крайней субъективизации, т. е. к мистицизму, люди делают из этого далеко идущие и совершенно непоследовательные выводы. Эмпиризм внутреннего опыта имеет чёткую ориентацию на антиинтеллектуализм (иррационализм, интуитивизм, мистицизм), на отрицание возможности познания истины с помощью разума. С точки зрения диалектики, это весьма нечёткая и даже неопределённая ориентация. Логика опирается на априорные законы, но априорные законы - это вовсе не логика, а именно законы, которым подчиняется и вербальное мышление, и переживания, и физиология, и физика и т. д. Что касается нарушения законов, именно логики, то их нарушает эмпиризм, практика внешнего и внутреннего опыта. Формальная логика для внешнего опыта является лишь одним из его инструментов. Она формально правильно делает дедуктивные выводы из исходных установок, которые зачастую интуитивны, а вот эти последние в эмпиризме бывают далеки от истины [16. С. 52]. Не секрет, что эмпирическая интуиция (в отличие от интуиции субстанциальной души) частенько подводит, так как на неё могут накладываться далеко не интуитивные факторы: предрассудки, убеждения, вера в авторитеты и т. п. Интуитивное же переживание, на которое опирается и иррационализм, и интуитивизм может быть эмпирическим, нарушающим законы, но не законы формальной логики, а законы взаимоотношения эмоций. В то же время интуитивное переживание может реализоваться и по диалектическим законам, но это уже касается бессознательных переживаний [12. С. 101 - 106] и не касается интуитивизма.

Ещё Шеллинг исходил из того, что рассудок (разум) есть по-

стр. 102


зднее эволюционное приобретение живых организмов, которое родилось из более раннего базиса, общего для живого и неживого, а потому рассудок и не может адекватно его отразить, для него он непостижим. Иррационализм в качестве базисных называет такие феномены психики, как переживания (делая акцент то на одних, то на других эмоциях или чувствах), воля (волюнтаризм), инстинкты, интуиция (так, как она трактуется в интуитивизме). Указанные феномены между тем объединяет то, что так или иначе все они связаны с переживанием. Инстинкт нередко редукционно сводят к врождённым побуждениям, влечениям (Ч. Дарвин). Однако побуждающие влечения, мотивы требуют объяснения причины самого побуждения (нужды). Их эмоциональная окраска хоть зачастую и бессознательна, но зато становится осознаваемой при искусственном препятствии в реализации инстинкта, что проявляется в виде неудовлетворённости и даже тяжкого переживания. Схожая ситуация возникает и при проявлении волевых усилий. Воля - особое психическое напряжение, побуждение, которое обусловлено соответствующими переживаниями. Эмоции, связанные с побуждением (мотивами) волевого акта, выявляются наиболее ярко в случае препятствий в реализации этого акта. Побуждения, мотивы всегда переживаемы [12. С. 104]. Переживания иррациональны уже потому, что представляют собой качественно иное явление, нежели логика, но это не имеет никакого отношения к их непознаваемости и мистицизму, которые декларируются просто по причине незнания.

Эмпирическая психология в силу своих редукционистских и механистических установок превратила проблему интуиции в одну из самых запутанных. Исторически учение об интуиции как свойстве субстанциальной души (но не сознания) возникло у Платона. В душе выделяли автономные части, или уровни, автономизация которых доводилась до их самостоятельности [15]. Так, Аристотель, несмотря на его склонность к философии эмпиризма, говорил о наличии у человека души животной, т. е. по существу эмоциональной, и души интеллектуальной [2]. Заметим, что даже в современный век философии эмпиризма философы вынуждены обращать внимание на автономизацию эмоциональной сферы в структуре психики человека [18; 17].

Платон имел дело с интеллектуальной диалектической интуицией души (врождённым знанием) как свойством её субстанции. Такая интуиция не требует интроспективного сосредоточения внимания на внутренних процессах психики - это отвлекает от инту-

стр. 103


иции, препятствует её реализации. После Платона на это обращал внимание Плотин, правда, несколько изменяя трактовку Платона [6. С. 42 - 44]. Он предлагал преодолеть изъяны рефлексии философской практикой - практикой экстаза, который, как установили позже, является особым состоянием обычного переживания [8]. Фиксация внимания на себе самом (интроспекция или иррационалистически понимаемая интуиция) парадоксальна. "Представление о себе самом, о своей сущности поэтому является неистинным представлением". "Акт рефлексии является ложной формой, в которой формулируется истина. Именно поэтому, полученная таким образом истина неотделима от лжи" [6. С. 43]. Но в неоплатонизме трактовка интуиции уже начала меняться, появился переживающий компонент - экстаз. Экстаз (состояние транса) особое переживание, которое в процессе самовнушения (максимальное сосредоточение на своём состоянии - вид интроспекции) захватывает всё поле сознания. Плотин истолковывал экстаз как чувство непосредственного восприятия "Единого" или Бога. Эта мнимая непосредственность казалась мистику близкой платоновской интуиции. "Мистицизм в своей основе, - говорит П. М. Минин, - есть не учение, даже не вера, в общепринятом смысле слова, а внутреннее переживание, опыт" [8].

Эта интроспективная процедура (сосредоточение внимания на своём переживании) на протяжении многих столетий трактовалась мистически ориентированными исследователями то как интуиция, то как интроспекция. В интуитивизме XIX - XX столетий её назвали переживающей Интуицией, но эта последняя имела атрибуты интроспекции переживаний. Указанный период - это период расцвета философии эмпиризма, её "победоносного" шествия, принявшего воинствующую форму: опыт как форма познания реальности вобрал в себя практически все прочие познавательные формы во всех иррационалистических течениях. Поэтому интуитивное априорное непосредственное познание трактовалось как базирующееся на внутреннем опыте, и никто в таком совмещении взаимоисключающих установок не обнаруживал противоречия.

При исследовании истории становления феномена интуиции в интуитивизме выясняется, что за названием "переживающая интуиция" кроется банальная интроспекция переживаний [13. С. 31- 45]. Сосредоточившись на последней ("поток сознания", "поток переживаний"), люди ещё со времён дикарей вводили себя в транс, или автогипноз. Основа врождённой интуиции - бессознательное и непосредственное, а основа интроспекции - сознание и рефлек-

стр. 104


сия, та самая рефлексия, которая порождена опосредством, т. е. внешним опытом. Самонаблюдение - это своеобразное раздвоение рефлексивного сознания. Раздвоенные части вроде бы и непосредственно воспринимают одна другую, но обе имеют рефлексивное происхождение и находятся в опосредованном, рефлексивном отношении ко всему, что вне сознания, а ведь само сознание не просто рефлексивного происхождения, оно и есть сама эта рефлексия какой-то области субстанции души. Экстаз, если и захватывает значительную область сознания, приглушая рефлексию, никак не может изменить саму рефлексивную природу сознания. Поэтому иррационалистическая эмпирическая онтология независимо от того, апеллирует ли она к экстазу, воле, или другим формам переживания, не имеет никакого отношения к непосредственному восприятию бытия.

Интроспекция, как и любой внешний опыт, тоже может быть сопряжена с интуицией - итог накопленного опыта требует её. Однако акцент на самонаблюдении и отсутствие дифференциации между интроспекцией и интуицией внутреннего опыта не позволил провести исследований по реально существующей интуиции этого опыта (исследователи ограничились констатацией факта предчувствия). Несмотря на длительную историю и предысторию интуитивизма, анализ характера самих переживаний, классификация их на эмпирические и априорные не проводился. Имеется только скудная литература по группе бессознательных переживаний [12. С. 101 - 106]. Упускается из виду и то обстоятельство, что интеллектуальная рефлексия сознания и эмоциональная порождены разными видами практик (практик антиредукционно разделённых). Первая - следствие общественной практики, а вторая - популяционной, дообщественной (панмиксической), не имеющей иерархических общественных разделений. Поэтому нужно говорить о двух видах сознания и двух различных душевных субстанциях, законы которых, а не видовые различия, идентичны.

Разумная душа представляет собой интеллектуальную субстанцию, проявляющуюся как бессознательная врождённая интуиция разума. Она же имеет несущественную для самой субстанции рефлексивную область сознания. Аналогична ситуация и для переживающей души, или переживающей субстанции. Бессознательные переживания - интуитивное проявление этой души, а её рефлексивная область - эмоциональная рефлексия на внешнюю практику, причём рефлексия эта суть несущественное воздействие на законы самой переживающей субстанции.

стр. 105


Идея субстанции оказалась логически последовательной и наиболее приемлемой для объяснения причины существования мира. Эмпирическое представление (образ) о субстанции как подложке вещественно-телесного мира, хоть и было заманчивым, но противоречило формальной логике. Интуитивное обращение к идее субстанции как абсолюту (субстанция есть всё!) потребовало для своего объяснения принципа тождества противоположностей, развёртывание которых представлено в диалектической логике. Такая субстанция проявляет себя как некие сверхчувственные силы, которые полярны (Гегель в своей логике называет их идеальными, правда, ничего не меняется в этой логике, если их назвать материальными - сверхчувственной материей [14. С. 99]). Каждая из полярностей есть вся субстанция, которая содержит в себе своё противоположное. Именно поэтому полярные силы не только не разделены, но и тождественны. Они воздействуют друг на друга, непрерывно переходя друг в друга, что обусловливает вечное самодвижение, жизнь субстанции. Сложность состоит в том, что субстанцией-абсолютом оказывается не только нечто глобальное, но и казалось бы конечное, например, душа. Тщетно пытаться образно представить себе такое образование, ибо образ - производное опыта, и им оперирует эмпиризм. Как представить себе субстанциальную душу в диалектике Платона и Гегеля, если она вечная? Образное представление о вечности использует религия, а исходя из логики, можно сказать, что исчезновение, "смерть" конкретной субстанции просто не заложены, "не запрограммированы" в её полярных силах, в способе её существования, а соответственно не могут быть отражены в категориях диалектики.

Логика субстанции радикально отличается от эмпирической логики сознания. Само сознание в отличие от целостности субстанции есть лишь её частица (невсеобщее, частное, случайное), область рефлексии, область, совершенно несущественная для субстанции, не оказывающая на неё в своей рефлексии никакого влияния. Сознание в отличие от целостности субстанции-идеи - это "то знание, которому присуще возникновение", утверждает Платон [Федр, 247d-e], или, как говорит Гегель, это "дух, который охватывает лишь явления", дух, "погрязший во внешнем" [3. С. 79]. Логика субстанции пользуется содержательными понятиями, которые отличаются от понятий, привычных для обыденного мышления. С точки зрения обыденной логики диалектическое понятие алогично, однако оно организовано бессознательным, интуицией по определённым законам и потому отражает объективное. Понятие как

стр. 106


продукт сознания не тождественно бессознательному (т. е. своему денотату), как слово не тождественно вещи, которую обозначает. Парадокс диалектического понятия состоит в том, что, не будучи конкретно-всеобщим по своей природе (в которой оно всегда есть бессодержательное обобщение), оно тем не менее организовано так, что поднимается до этой всеобщности и даёт адекватное представление о ней.

Даже из работ самых казалось бы последовательных представителей диалектики можно сделать вывод, что монизм субстанции сочетается у них с плюрализмом субстанций. Уже в трудах мониста Платона мы обнаруживаем две субстанции: "мировую душу" и "индивидуальную душу". Обозначения "род" и "виды" по отношению к диалектике обычно не вводятся, однако монизм и плюрализм субстанций от этого из работ диалектиков не исчезает. Шеллинг в письме Гегелю выражается по этому поводу категорично: "Философия должна исходить из безусловного".Плюрализм формулы "Я или Не-Я" он предлагает решить в пользу абсолютного Я, которое полагает безусловным и считает, что "если этот вопрос будет решён, будет решено всё" [4. С. 221 - 222]. Но, пожалуй, только у Лейбница идея "плюралистического монизма" (само словосочетание введено в обиход лейбницианцем А. А. Козловым) впервые обсуждается как центральная проблема и получает вполне разумное разрешение. В плюралистическом монизме Лейбница (можно и не делать акцента именно на атомистическом варианте плюралистического монизма) субстанции множественны, но каждая относительно самой себя остаётся замкнутой, т. е. единственной (исключающей все остальные), абсолютной и т. п. [см. анализ вопроса в работе: 12. С. 49 - 54]. Монады-субстанции Лейбница, будучи самозамкнуты, тем не менее наделены способностью восприятия, точнее, взаимной рефлексии. Эта рефлексия касается только несущественного в субстанции, т. е. не влияет на её всеобщие законы и в этом смысле для неё не существует (как не существует, например, для субстанции её временные вещественно-телесные состояния, которые не препятствуют ей ни в чём). Таким образом, ни одна субстанция не существует для другой, а потому всегда является абсолютной и единственной.

Родовая логика отражает субстанцию, но сама субстанция всегда конкретна, всегда представлена в какой-то видовой форме, которой соответствует видовая диалектическая логика. Отношение видовых форм образно и эмпирически непредставимо: в одном и том же эмпирическом пространстве как бы совмещаются различ-

стр. 107


ные вещественно-телесные проявления видовых субстанций, например, физической, биологической, психической, социальной и т. п. Их отношение антиномично. 1. Если каждое такое проявление субстанции рассматривать как конкретный вид материи (неважно, чувственно воспринимаемой или сверхчувственной), то их придётся суммировать, и мы столкнёмся с фактом нарушения закона сохранения материи. 2. Если же вновь возникающие качества рассматривать лишь как новые свойства, появляющиеся у некого фундаментального образования ("голой" метафизической субстанции или у физического корпускулярно-волнового фундаментального уровня материи), то представления опять становятся алогичными, абсурдными (A = B). 3. Третьего для эмпирии не дано. Идея неполной антиредукции, или неполной редукции, ещё сравнительно недавно муссировавшаяся в философской литературе, с точки зрения формальной логики абсурд.

Образное мышление неспособно решить проблемы плюралистического монизма. Эмпиризм имеет дело с несущественным взаимным влиянием субстанций, хотя и придаёт им фундаментальное значение [10, С. 33 - 34]. Именно такой подход проявляется в интерпретации проблемы мирового круговорота - повторяющемся становлении иерархии космоса вплоть до социальной формы материи и разрушении этой иерархии до самого основания (в современных представлениях это вписывается в концепцию "большого взрыва", концепцию абсурдную, но эмпирически приемлемую).

Принято считать, что классическая философия оказалась неспособной разрешить "основной вопрос" философии. Суть же в том, что вопрос просто ставится некорректно. Когда говорят, что главный вопрос философии выясняет, что первично - материальное или идеальное, то контекст этого вопроса иной: за ним стоит стремление вложить в понятие "идеальное" мифический, теологический или мистический смысл - идеальное это бог или сверхприродные, т. е. таинственные, непостижимые и необъяснимые волшебные силы. Если же речь вести только о сверхчувственных силах, на которые, отказавшись от мифологической тематики, делал акцент Платон в своих поздних диалогах (например, в "Пармениде"), то всякое противопоставление идеального и материального теряет смысл. Какая разница, каким словом обозначить сверхчувственные силы? В любом случае им противостоит их же вещественно-телесное производное. А то, что это последнее не присутствует в сверхчувственной материи, или идеальности, интеллектуальной и переживающей души, так это частный, или случайный,

стр. 108


факт, не имеющий никакого отношения к объективным законам философии!

В итоге из всего сказанного следует вывод, что субъективная эмпирическая онтология внутреннего опыта, несмотря на всю её сегодняшнюю популярность (так называемый "ренессанс" онтологической проблематики), несостоятельна, как несостоятельной оказалась онтология внешнего опыта. Объективная онтология может быть двух видов: интеллектуально-диалектическая и переживающая тоже диалектическая. Закономерности этой последней очень мало привлекают к себе внимания. Конечно, как способ познания она ничего не может дать для общественной практики, однако для практики популяционной, дообщественной (панмиксической), которая существует наряду с общественной (о полярностях и движущих силах последней см. в работе: [12. С. 112 - 118]), она, конечно же, будет иметь значение и будет интересна специалистам в области философии, психологии, психопатологии, зоопсихологии и этологии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аронов Р. А. Театр абсурда: нужен ли он современной физике? // Вопросы философии. 1997. N 12. С. 39 - 48.

2. Борисов В. Н. Философия Аристотеля. Пособие по истории античной философии. Самара, 1996. С. 45 - 47.

3. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. Т. 1. М., 1970.

4. Гегель Г. В. Ф. Работы разных лет. Т. 2. М., 1973.

5. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. М., 1974.

6. Гончаров И. А. Практика умозрения как основание философского монизма // Универсум платоновской мысли. Космос, мастер, судьба (космогония и космология в платонизме, "тимеевская" традиция и античная физика). Материалы VI Платоновской конференции 28 - 29 мая 1998 г. СПб., 1998. С. 37 - 45.

7. Макаров М. Г. Развитие понятий и предмета философии в истории её учений. Л., 1982.

8. Минин П. М. Мистицизм и его природа. Киев, 2003.

9. Розов М. А. Научная абстракция и её виды. Новосибирск, 1965.

10. Семёнов В. В. От теории познания к теории сознания. Отходная методологии XX века. Пущино, 1997.

11. Семёнов В. В. Основы рациональности. Антропологический вектор философии. Пущино, 2003.

12. Семёнов В. В. Воинствующий эмпиризм в философии. Пущино, 2004.

13. Семёнов В. В. Утраченная интуиция. Диалектика. Интуиция. Эмпиризм. Пущино, 2005.

стр. 109


14. Семёнов В. В. Строптивая логика Гегеля // Вопросы гуманитарных наук. 2006. N 2. С. 98 - 102.

15. Солопова М. А. Бессмертие неразумной души у Платона и в позднем платонизме // Универсум платоновской мысли. Космос, мастер, судьба (космогония и космология в платонизме, "тимеевская" традиция и античная физика). Материалы VI Платоновской конференции 28 - 29 мая 1998 г. СПб., 1998. С. 75 - 82.

16. Файнберг Е. Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и науке. Фрязино, 2004.

17. Файвишевский В. А. Биологически обусловленные бессознательные мотивации в структуре личности // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Т. 4. Тбилиси, 1985. С. 318 - 340.

18. Eccles J. The understanding of the brain. N.Y., 1977.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ДВЕ-КОНЦЕПЦИИ-ОНТОЛОГИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. СЕМЕНОВ, ДВЕ КОНЦЕПЦИИ ОНТОЛОГИИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ДВЕ-КОНЦЕПЦИИ-ОНТОЛОГИИ (date of access: 16.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. В. СЕМЕНОВ:

В. В. СЕМЕНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
2682 views rating
14.09.2015 (1463 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
19 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
25 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДВЕ КОНЦЕПЦИИ ОНТОЛОГИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones