Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9105

Share with friends in SM

1. Новый подход к изучению специфики художественной деятельности

Проблема динамических трансформаций художественной культуры, актуализирующаяся по мере усложнения социокультурных процессов, требует нового подхода к осмыслению художественной деятельности как социокультурного основания самореализации членов сообщества с позиций синергетической философии истории. Такой подход к изучению специфики художественной деятельности и путей ее качественной трансформации требует учета закона самоорганизации этических и эстетических идеалов, производным которого служит понятие предела художественного развития человечества. В современных условиях формирования постутилитарного глобального общества с доминирующей сферой социокультурных услуг и сдвигом культурных смыслов в направлении реализации духовных идеалов и воспроизводства культурных ценностей особую актуальность приобретает проблема цивилизационного выбора путей самореализации членов сообщества (как субъектов идеи культуры). Успешное решение этой проблемы требует учета тенденции к формированию общечеловеческого, глобального идеала, который в качестве производного борьбы частночеловеческих идеалов способствует созданию абсолютного художественного произведения. В этом глобальном идеале может и должна быть достигнута полнота бытия, выражающаяся в абсолютной гармонии прав и обязанностей (свободы и ответственности) членов сообщества, а именно: свободы творчества и ответственности за производные их творческой

стр. 102

деятельности. Самоопределение субъектов идеи культуры предполагает процесс трансформации окружающей среды, обеспечивающий реализацию конструктивных инноваций, обусловленных особым типом конструктивной творческой активности членов сообщества, которая служит производным их действенной субъектности и способствует саморазвитию художественной деятельности, позволяя избежать этической и эстетической деградации.

Причины подобной деградации объясняются сущностью социальной самоорганизации, которая характеризуется закономерным чередованием состояний порядка и хаоса. С одной стороны, социальный хаос, ввергая общество в состояние глубокого кризиса, создает благоприятные предпосылки для конструктивных преобразований, приближающих человечество к абсолютному художественному произведению. С другой стороны, создает иллюзию, что динамическое развитие художественной деятельности может быть реализовано только посредством нарушения универсальных законов художественного творчества и восприятия. Производным экстраполяции хаоса на идеологическую сферу становится тем самым разрушение доминирующих этических и эстетических идеалов, утративших свою общезначимость для членов сообщества. И если эти разрушенные идеалы не сменяются вновь сформированными, сообществу угрожает опасность необратимой социокультурной деградации его членов. Таким образом, действие механизма преодоления подобных деконструктивных преобразований сообщества обеспечивается нелинейным характером самоорганизующихся структур, предполагающим их саморазвитие, способность к самоконтролю и самокорректировке.

Цивилизационное движение к абсолютному художественному произведению на современном этапе предполагает процесс эстетической глобализации человеческого общества, реализующего свое стремление к социокультурному синтезу. Динамической составляющей этого процесса служит самореализация членов сообщества в конструктивной творческой деятельности с целью формирования общечеловеческого идеала. Способность членов сообщества к самореализации посредством создания произведений, составляющая суть общечеловеческой культуры, может рассматриваться в качестве пути к обретению полноты бытия, характеризующейся достижением меры синтеза свободы и ответственности в творческой деятельности, производные которой способствуют новому синтезу элементов накопленного культурного опыта и преодолению исторической дифференциации культур в условиях трансформации

стр. 103

человеческого общества в глобальное произведение с присущими ему конструктивными преобразованиями [1. С. 228].

Подход к художественной деятельности как к особому типу конструктивной творческой активности предполагает качественно нового носителя - субъекта идеи культуры, который обладает не только способностью к художественному моделированию, но и потребностью в реализации этой способности посредством утверждения новых этических и эстетических идеалов и формирования новых художественных направлений, стилей и вкусов. Участвуя в воспроизводстве накопленного человечеством культурного опыта, субъект идеи культуры в своей конструктивной творческой деятельности (в процессе художественного моделирования) и посредством этой деятельности (в производных художественного творчества) стремится и способен достичь полноты бытия в самореализации, следуя по избранному им альтернативному пути самоопределения, ориентированному на глобальные этический и эстетический идеалы.

Изучение специфики художественной деятельности показало, что ее развитие характеризуется динамическим состоянием, в котором находятся субъекты идеи культуры в процессе художественного моделирования [2. С. 58 - 59]. Именно это состояние движения, обусловленное селективными аспектами выбора путей самоопределения в художественной культуре, является основой формирования конструктивной творческой активности субъектов культурного процесса. Творческая составляющая художественной деятельности, определяющая динамику саморазвития субъектов культурного процесса и обусловленная их субъектностью (в качестве ее носителей), не только придает художественной культуре особый, специфический динамизм, способствуя развитию усложняющихся социокультурных процессов на пути человечества к глобальным этическому и эстетическому идеалам, но и позволяет реализовать принцип достижения членами сообщества полноты бытия в конструктивной творческой деятельности.

Успешная реализация подобного принципа в художественной культуре требует, во-первых, качественно нового подхода к оценке преобразующего потенциала творческой деятельности субъектов культурного процесса, который заложен в инновациях, и роли этого потенциала в динамическом развитии художественной культуры. Во-вторых, выявления специфики субъекта идеи культуры в качестве носителя и созидателя художественной деятельности, вовлеченного в динамический процесс воспроизводства накоплен-

стр. 104

ного культурного опыта и человеческих отношений. В-третьих, выявления двойственной природы самореализации субъектов самовыражения в художественной деятельности, которая в качестве особого вида конструктивной творческой активности ориентирована на этические и эстетические идеалы и обеспечивает формирование двух типов надаптивной деятельностной активности: конструктивного и деконструктивного. И, в-четвертых, переосмысления различий между неуниверсальными и универсальными закономерностями художественного творчества и восприятия с позиций современной теории социальной самоорганизации, с тем чтобы не только избежать опасности методологически неверного отождествления новых приемов антихудожественной деятельности с новыми художественными направлениями, но и предотвратить угрозу отождествления антиэстетики, отрицающей универсальные законы художественного творчества и восприятия, с новым типом неклассической эстетики, которая оправдывает нарушение традиционных неуниверсальных законов.

Результаты анализа качественных трансформаций художественной деятельности, обеспечивающих динамический процесс воспроизводства художественной культуры, свидетельствовали об их взаимообусловленности качественными уровнями надситуативной и нададаптивной творческой активности членов сообщества (как носителей социокультурного движения), реализующих присущую им потребность в самоосуществлении. При этом основу конструктивной нададаптивной деятельностной активности членов сообщества, участвующих в освоении накопленного культурного опыта, составляет конструктивное творческое начало, которое ориентировано на формирование и утверждение этических и эстетических контридеалов и обеспечивает динамический процесс самореализации.

Присущие творческой активности качества нададаптивности и надситуативности, нейтральные сами по себе, могут приобретать как позитивную, так и негативную направленность в зависимости от целевых установок субъектов самовыражения. Так, с одной стороны, нададаптивность позволяет субъекту идеи культуры не только реализовать свою потребность в утверждении новых, оппозиционных эстетических идеалов и формировании обусловленных ими новых художественных направлений и стилей, но и осознать себя активным творцом нового, преображенного общества. С другой стороны, нададаптивность может стать причиной осознанного стремления субъекта самовыражения к деконструктивным инновациям в

стр. 105

художественной культуре посредством нарушения универсальных законов художественного творчества, утверждения антиидеалов и насаждения антихудожественной деятельности [3. С. 107 - 108]. В этой связи возможность и допустимость самооценки субъектами самовыражения качественных трансформаций их творческой деятельности и производных активного самоосуществления в художественной культуре придают еще большую актуальность назревшей проблеме поиска меры синтеза свободы творческой деятельности и ответственности за ее производные [3. С. 109].

Таким образом, критерием качественного движения творческой деятельности в художественной культуре становится уровень качественных трансформаций художественной деятельности в результате осознанного выбора субъектами культурного процесса конструктивного или деконструктивного путей самоопределения, обусловленных конструктивным и деконструктивным типами нададаптивной творческой активности. Именно этот уровень качественных трансформаций художественной деятельности и является мерой надситуативной созидательной активности субъектов самовыражения в художественном творчестве. Тем самым проблема фиксации меры творческой активности субъектов самовыражения в художественной культуре приобретает особую актуальность в связи с угрожающими темпами современного развития деконструктивных путей самоопределения в художественном творчестве [3. С. 108 - 109].

2. Самоорганизация идеалов в художественной культуре

С целью изучения механизмов самоорганизации идеалов в художественной культуре мы предприняли детальный анализ специфики художественной деятельности и ее взаимообусловленности философским мировоззрением субъектов культурного процесса. В ходе исследования мы использовали такую прогрессивную методологию, как закон самоорганизации этических и эстетических идеалов [2. С. 68 - 70] и метод дуальных оппозиций К. Леви-Стросса [4], развитый нами при анализе динамических художественных культур [5].

Для более наглядной демонстрации выявленной нами специфики самоорганизации этических и эстетических идеалов и обусловленных ими телесных канонов мы проследили динамику

стр. 106

их качественных трансформаций в исторической панораме смены художественных стилей и направлений.

2.1. Самоорганизация идеалов в архаических культурах

Потребность представителей архаических сообществ в творческой деятельности реализовалась в формировании эстетического идеала архаической телесности, отрицавшего лицо в качестве выразителя телесных и духовных событий. Субъектам самовыражения в архаических культурах было чуждо понятие автономного нарциссического тела, поскольку индивидуальное тело проявлялось только посредством его взаимосвязей с другими телами, населявшими социальное пространство. Этот факт подтверждается устойчивой безликостью Венер начала верхнего палеолита, апеллировавших к общественной мысли и ориентированных на воплощение художественными средствами социально-значимой идеи праматери. Так, известные пластические изображения Венеры Леспюг из грота Ридо (Париж, Музей Человека) и Венер из Виллендорфа (Вена, Музей естественной истории), гротов Гримальди (Сен-Жермен-ан-Лэ, Музей Национальных древностей) и Дольни-Вестонице (Брно, Национальный музей Моравии) отличаются отсутствием лица и ярко выраженной гипертрофией груди и чрева как места таинственного зарождения новой жизни единоутробного в историческом смысле сообщества, не говоря уже о неестественных размерах женской груди и отчетливо проработанном мужском фаллосе в паховой области безликой Венеры из гротов Гримальди в качестве пра-идеи сообществ с доосевым мышлением об андрогине [5. С. 219 - 220].

2.2. Самоорганизация идеалов в художественной культуре античности

Утвердившийся в античной культуре в качестве производного синтеза физического начала с языческой духовностью в совершенном теле новый эстетический идеал обеспечил формирование античного телесного канона, дуальная природа которого характеризовалась оппозицией двух тел: внутреннего, относящегося к внешнему как к телесному бремени, и внешнего, обладающего способностью проявлять себя в отчужденной пластической форме. Эта дуальная оппозиция, к которой восходило античное понятие второй кожи, стала причиной конфликта двойных покровов. Так, если предназначением первого, естественного покрова (в качестве

стр. 107

уязвимой телесной оболочки) служила индивидуализация психических аспектов человеческой сущности, то предназначением второго (защитного) покрова, трансформирующего первый в индивидуализированную Телесную форму, являлась героизация ее носителя, культурного героя, который в ходе самореализации обретал свое новое, скульптурно-героическое тело [2. С. 161 - 162]. Подобный конфликт двойных покровов нашел блестящее воплощение в пластических образах Лаокоона, жреца Аполлона, и его сыновей, изображенных удушаемыми морскими змеями в момент жертвоприношения Посейдону (скульптурная группа приписывается мастерам Родосской школы Агесандру, Афенодору и Полидору - Ватикан II в. до н. э.).

2.3. Самоорганизация идеалов в художественной культуре Средневековья

Утверждение готического идеала мистического человека в искусстве Средневековья (1100 - 1453 гг.) способствовало формированию нового телесного канона, "объявлявшего тело объектом мучений, лишающих его энергетического потенциала. Этот телесный канон, обусловленный готическим эстетическим идеалом, ориентировал субъектов самовыражения на демонстрацию изможденных аскетических тел христианских мучеников, подвергаемых пыткам, в качестве олицетворения победы духовного начала над телесным и смирения греховной человеческой плоти [2. С. 162 - 163].

Производные художественного творчества этого периода представляли собой образец карательной анатомии, обусловленной новым подходом к познанию человеческого тела посредством осмысления страданий и смерти, а динамика художественной деятельности сводилась к трансформациям казнимых тел-объектов в тела-аффекты, подвергаемые пыткам, поскольку степень познаваемости человеческого тела считалась прямо пропорциональной степени изощренности пытки, обеспечивающей обширный спектр пороговых ощущений, предваряющих смерть [6].

Демонстрацию такого подхода к проблеме телесности мы можем наблюдать в работах "Страсти Христовы" и "Стигматы Св. Франциска" мастера Св. Франциска Барди (работал в 1361 - 1402 гг.); "Страсти Св. Николая" сиенского мастера Амброджио Лоренцетти (ок. 1285 - 1348 гг.); "Двенадцать Сцен из Жизни Иоанна Крестителя" флорентийского мастера Джиованни дель Биондо (известен в 1356 - 1399 гг.); "Страсти Св. Матфея" флорентийских

стр. 108

мастеров, братьев Андреа ди Сионе (известного как Орканья - ок. 1320 - 1368 гг.) и Джакопо ди Сионе (ок. 1330 - 1398 гг.); а также в Огниссантинском полиптихе Джиованни да Милано Комо (ок. 1325 - после 1369 гг.), изображающем Иоанна Крестителя, Св. Луку и святых мучеников.

2.4. Самоорганизация идеалов в художественной культуре Ренессанса

Динамику западноевропейской художественной культуры обеспечило Возрождение в Италии XV в. Неоплатонизма, идеи которого позволили итальянским гуманистам Марсилио Фичино (1433 - 1499 гг.) и Пико Джиованни, графу делла Мирандола (1463 - 1494 гг.) сформировать гуманистический идеал Ренессанса. Этот ренессансный идеал воспроизводил эстетический идеал античности на уровне замены античного синтеза физического начала и языческой духовности синтезом физического начала и христианской духовности [2. С. 163 - 164]. Хотя, в отличие от античного и готического, новый телесный канон Ренессанса утверждал культ человеческого тела как высшего проявления в природе божественного начала, субъектам самовыражения еще только предстояло решить сложнейшую проблему синтеза двух тел: нестигматизированного, карнавального тела, не подверженного внутренней препарации на собственное и отчуждаемое, и тела-аффекта, подвергаемого реконструкциям под действием страданий.

Уникальную попытку достичь такого синтеза с целью устранения следов социокультурного опыта, оставленного карательными анатомиями в искусстве Средневековья, мы можем наблюдать в Сикстинской Капелле (Ватикан) в настенной фреске Микельанжело Буонаротти (1475 - 1564 гг.) "Страшный Суд", в которой основное внимание в центре правой части композиции сфокусировано на автопортрете художника в виде кожи, подобно Св. Варфоломею, живьем содранной с него и удерживаемой на весу (лицом к зрителю) левой рукой палача как символ канонизированного тела-аффекта, служащего производным мученической пытки.

2.5. Самоорганизация идеалов в искусстве маньеризма

Трансформации ренессансного эстетического идеала способствовал отказ Западной Европы 2-й пол. XVI в. от пантеистической традиции и обращение к специфическому виду теизма,

стр. 109

характеризующемуся оппозицией Человек - Сатана. Тем самым утверждающийся эстетический идеал маньеризма ориентировал субъектов самовыражения на демонстрацию гипертрофированных качеств сатанинской природы, сфокусированных в перверсивном человеке с присущим ему перверсивным телом. Подобная перверсия жажды самореализации в наслаждении блестяще отражена в работах "Страшный Суд", "Семь Смертных Грехов", "Искушение Св. Антония" (ок. 1509 - 1513 гг.) Иеронима ван Акен по прозвищу Босх (ок. 1450 - 1516 гг.) и "Похоть" (ок. 1566 - 1567 гг.) Питера Брейгеля Старшего по прозвищу Крестьянский Брейгель (ок. 1525 - 1569 гг.).

Утверждая новый культ человеческого безумия как производного страдания, вызванного доминантой порока над добродетелью, телесный канон маньеризма навязывал субъектам самовыражения отказ от золотого сечения и переход к деформациям человеческого тела [2. С. 164 - 165]. Блестящую иллюстрацию подобных деформаций мы можем наблюдать в работах "Сошествие во Ад" (ок. 1565 г.) Аньоло ди Козимо по прозвищу Бронцино (1503 - 1572 гг.); "Положение Христа во Гроб" и "Видение Св. Иеронима" (1534 - 1536 гг.) Франческо Маццуоли (Маццола) по прозвищу Пармиджанино (1504 - 1540 гг.); "Встреча Святых Марии и Елизаветы" (1530 - 1532 гг.) Джакопо Карруччи по прозвищу Понтормо (1494 - 1556 гг.); "Мученичество Св. Стефана" (ок. 1527 г.) Джулио Пиппи по прозвищу Романо (1492 - 1546 гг.); "Дева Мария со Святыми Инее и Теклой" (1597 - 1599 гг.) Доменикоса Теотокопулоса по прозвищу Эль Греко (1541 - 1614 гг.).

2.6. Самоорганизация идеалов в искусстве барокко

Формирование в европейской художественной культуре XVII в. нового, синтетического идеала гедонистически-героического человека в качестве производного синтеза элементов стоицизма и эпикурейства обеспечило воспроизводство ренессансного идеала универсального человека на новой эпикурейско-стоической основе. Утвердившийся идеал барокко, провозгласивший культ движения и борьбы с присущей ему героической патетикой, ориентировал субъектов самовыражения на демонстрацию гедонистических тел грешников в условиях их героического противостояния глобальным катастрофам. Эта героическая патетика нашла весьма удачное отражение в работе Луки Джордано (1634 - 1705 гг.) "Падение Восставших Ангелов" (1666 г.), живописующей поток низвергающихся

стр. 110

в пламени обнаженных мускулистых мужских тел, средоточием которых служит динамичная обнаженная фигура повергаемого Святым Михаилом восставшего Люцифера. Таким образом, новый телесный канон не только сумел отвлечь субъектов самовыражения от осмысления плотской греховности в интерпретации религиозных сюжетов, но и вытеснил невзрачную завершенность повседневности эмоциональным отношением к гедонистическому стремлению достижения полноты бытия в самореализации [2. С. 165].

Гедонистическая интерпретация телесного канона барокко столь же блестяще представлена обнаженными мускулистыми телами атлетически сложенных отшельников в работах "Св. Иероним и Ангел" (1640 - 1642 гг.) Гвидо Рени (1575 - 1624 гг.) и святых мучеников в работах "Мученичество Св. Иоанна Евангелиста" (ок. 1641 - 1642 гг.) Шарля Ле Брэн (1619 - 1690 гг.) и "Мученичество Св. Варфоломея" (1630 г.) Джузеппе де Рибера (1591 - 1652 гг.). Образцом интерпретации барочного телесного канона могут служить также сцены, олицетворяющие человеческие страдания, очищенные от образа тела-трупа (в качестве конечного состояния человеческой материи), в работах "Распятие Св. Петра" (1603 г.) Гвидо Рени и "Положение Христа во Гроб" (ок. 1602 - 1604 гг.) Микельанжело Меризи да Караваджио (1571/73 - 1610 гг.).

2.7. Самоорганизация идеалов в искусстве рококо и классицизма

Распад синтетического барочного идеала на гедонистический и героический обеспечил становление художественных пространств рококо и классицизма. Гедонистический идеал рококо, утверждаемый во Франции Франсуа Буше (1703 - 1770 гг.), Жаном-Онорэ Фрагонаром (1732 - 1806 гг.), Антуаном Ватто (1684 - 1721 гг.), Николя Ланкрэ (1690 - 1770 гг.), Жаном-Батистом-Жозефом Патэром (1695 - 1736 гг.) и в Италии Джиованни Баттистой Тьеполо (1696 - 1770 гг.) и Жакопо Амигони (ок. 1685 - 1752 гг.), сформировался под влиянием идей материалистов Этьенна Бонно де Мабли де Кондийяк (Etienne Bonnot de Mably Condillac) (1715 - 1780 гг.) и Клода Адриана Хельвеция (Claude Adrienn Helvetius) (1715 - 1771 гг.) и субъективных идеалистов Джорджа Баркли (George Berkely) (1684 - 1753 гг.) и Дэвида Хьюма (David Hume) (1711 - 1776 гг.).

Новый телесный канон рококо, обусловленный эстетическим идеалом гедонистического человека, ориентировал субъектов са-

стр. 111

мовыражения на демонстрацию проявлений галантной чувственности. Так, блестящая интерпретация эротических аспектов телесного канона рококо представлена в "Fetes Galantes" (Галантных Праздниках) Ж.-Б.-Ж. Патэра; Пасторальных и Галантных Сценах Ф. Буше; "Купальщицах" (до 1756 г.) и "Качелях" (версии 1760 и 1767 гг.) Ж. -О. Фрагонара; "Церере" (1718 г.) А. Ватто; "Fete Galante" (1730-е гг.) Н. Ланкрэ; "Аллегории с Венерой и Временем" (1740-е гг.) и "Аполлоне, Преследующем Дафну" (ок. 1730 г.) Дж. Б. Тьеполо; "Юноне, Получающей в Дар Голову Аргуса" (ок. 1730 г.) Ж. Амигони.

Героический идеал классицизма, в свою очередь сформированный Теодором Жерико (1791 - 1824 гг.), Жаком-Луи Давидом (1748 - 1825 гг.) и Жаном Огюстом Домиником Энгром (1790 - 1867 гг.) иод влиянием идей картезианского рационализма, позволил устранить конфликт общественного - индивидуального, призвав субъектов самовыражения к жертвоприношению во имя новых социокультурных идеалов [2. С. 165]. Поучительным примером подобной жертвы стала работа Ж. -Л. Давида "Смерть Марата" (1793 г.), в которой запечатлен трагический момент гибели одного из пламенных лидеров Французской революции Жана-Поля Марата, отдавшего жизнь в борьбе за утверждение революционных идеалов.

2.8. Самоорганизация идеалов в искусстве романтизма

Переходный период в западноевропейской художественной культуре рубежа XVIII - XIX вв. ознаменовался утверждением этического и эстетического идеалов романтизма, сформированных под влиянием субъективного идеализма Иоханна Готтлиба Фихте (1762 - 1814 гг.) и стремительно набиравшего силу германского национализма. Романтический идеал свободного человека объявил субъектам самовыражения о предоставляемом им праве считать романтическим все архаическое, экзотическое и экстравагантное. Предоставленная субъектам самовыражения свобода самореализации в художественном творчестве обострила снятый классицистическим идеалом конфликт индивидуального - общественного, послужив причиной переосмысления барочного культа движения и борьбы в динамический культ мятежа. Новый телесный канон, утверждаемый эстетическим идеалом романтизма, ориентировал субъектов самовыражения на отказ от демонстрации обнаженных тел-объектов и переход на качественно новый уровень самореализации в художественной деятельности [2. С. 165].

стр. 112

Наглядной иллюстрацией интерпретации романтического телесного канона могут служить "Битва под Тайлебургом" (1835 г.) Ожена Делакруа (1798 - 1863 гг.), в которой запечатлен романтический дух прославленной исторической победы Людовика IX Французского над английским королем Генрихом III, и "Гусарский Офицер" (1812 г.) Теодора Жерико (1791 - 1824 гг.), запечатлевшего драматический момент кавалерийской атаки французских гусаров в войне Наполеона с Россией 1812 г.

2.9. Самоорганизация идеалов в искусстве реализма

Эстетический идеал реализма сформировался в западноевропейской художественной культуре середины XIX в. под влиянием кальвинистской доктрины голландского барочного реализма и идей французских материалистов Дени Дидро (Denis Diderot) (1713 - 1784 гг.), Этьенаде Мабли де Кондийяк и франко-английских позитивистов Опоста Комта (Auguste Comte) (1798 - 1857 гг.) и Херберта Спенсера (Herbert Spencer) (1820 - 1903 гг.). Этот новый идеал реального человека провозгласил новый принцип художественного моделирования, согласно которому выразительная умозрительная модель становилась производным опыта эмпирического обобщения субъектов самовыражения, ориентированных на синтез индивидуального, отображаемого в выразительной материальной модели, и общезначимого, выражаемого сопереживанием художника и зрителя. Новый подход к художественному моделированию обеспечил субъектам самовыражения возможность поиска меры синтеза в межполюсном пространстве дуальной оппозиции "художественная деятельность субъекта самовыражения - общественно-полезная деятельность типического члена сообщества". Таким образом, телесный канон, утверждаемый реалистическим эстетическим идеалом, не только провозгласил культ непосредственности и простоты, но и обусловил стремление субъектов самовыражения к самореализации в художественной деятельности посредством растворения в социуме [2. С. 166].

Отражение этого культа с блеском продемонстрировано в автопортретах Гюстава Курбэ (1819 - 1877 гг.) "Отчаявшийся" (1854 г.) и "Раненый" (1844 - 1854 гг.) и в его работах "Молодые Дамы из Деревни" (1852 г.), "Привет, Господин!" (1854 г.), "Женщина с Попугаем" (1866 г.), а также в работе "Сборщики Колосьев" (1857 г.) Жана-Франсуа Милле (1814 - 1875 гг.) и в "Автопортрете" (1889 г.) Эрнеста Мейссонье (1815 - 1991 гг.).

стр. 113

2.10. Самоорганизация идеалов в искусстве символизма

Смена этического и эстетического идеалов реализма и становление в русле художественного пространства модерна направлений символизма, импрессионизма и декоративизма обеспечили утверждение нового идеала мистического человека, сформировавшегося под влиянием немецкой иррационалистической философии Артура Шопенгауэра (1788 - 1860 гг.) и Фридриха Вильхельма Нитцше (1844 - 1900 гг.). Этот новый эстетический идеал символизма базировался на иррационалистическом идеале Вильяма Блэйка (1757 - 1827 гг.) с его символистической интерпретацией телесного канона, блестяще проиллюстрированной художником в работе "Сотворение Мира" (1704 г.). По мысли В. Блэйка, Змей, обвивающий обнаженное тело Адама, символизировал рационализм, подавляющий способность субъектов самовыражения к самореализации в художественной деятельности. Тем самым, призывая субъектов самовыражения интерпретировать человеческое тело как производное синтеза эроса и танатоса, телесный канон символизма в то же время ориентировал их на демонстрацию одухотворенной плоти, высшей формой проявления которой служила любовь, предоставляющая субъектам самовыражения возможность выхода в трансцендентную реальность [2. С. 166 - 167].

Ярким примером такого дуального подхода символистов к проблеме телесности могут служить, с одной стороны, производные художественного творчества членов Братства Прерафаэлитов: "Паоло и Франческа" (1855 г.) Данте Габриэля Россетти (1828 - 1882 гг.); "Свет Мира" (1854 г.) Сэра Джона Эверетта Миллеса (1829 - 1896 гг.); "Тень Смерти" (1870 - 1873 гг.) Вильяма Хольмана Ханта (1827 - 1910 гг.); "Король Кофетуэ и Нищенка" (1884 г.) Сэра Эдварда Коли Берн Джонса (1833 - 1898 гг.). А с другой стороны, "Паоло и Франческа" (1889 г.) Арнольда Бёклина (1827 - 1901 гг.); "Грех" (версии 1891, 1910 и 1912 гг.), "Порок" (ок. 1894 г.), "Чувственность" (ок. 1897 г.), "Искушение" (версии 1912 и 1920 гг.) Франца фон Штук (1863 - 1928 гг.); "Искушение" (1890 - 1893 гг.) Макса Клингера (1857 - 1920 гг.); "Ночь" (1890 г.) Фердинанда Ходлера (1853 - 1918 гг.); "Философия Жизни и Смерти" (1899 - 1907 гг.), "Адам и Ева" (1917 - 1918 гг.) Густава Климта (1862 - 1918 гг.).

стр. 114

2.11. Самоорганизация идеалов в искусстве импрессионизма

Эстетический идеал импрессионизма, восходивший к динамичному гедонистическому идеалу рококо, сформировался в художественном пространстве модерна под влиянием субъективно-идеалистической и позитивистской традиций Дэвида Хьюма, Джорджа Баркли и Херберта Спенсера. Этот новый идеал, ориентировавший субъектов самовыражения на эмоциональное восприятие эфемерного бытия, утверждал культ саморазвития в стремлении ко всему нетрадиционному и уникальному, что могло найти отражение в производных художественной деятельности. Новый телесный канон, утверждаемый импрессионистическим идеалом, восходил к ренессансному культу динамики обнаженного тела и призывал к воспроизведению выразительности мгновения, основанной на первом впечатлении от тела-объекта, трансформируемого в тело-образ в процессе художественного моделирования [2. С. 167 - 168].

Блестящую интерпретацию импрессионистической динамики телесного канона с присущей ей дискретностью движения мы можем наблюдать в работах "Диана" (1885 г.) и "Купальщицы" (1887 г.) Пьера Опоста Ренуара (1841 - 1919 гг.); "Купальщицы" (1890 - 1895 гг.) Эдгара Дега (1834 - 1917 гг.); "Завтрак на Траве" (1862 - 1863 гг.) и "Олимпия" (1863 г.) Эдуара Мане (1832 - 1883 гг.).

2.12. Самоорганизация идеалов в искусстве экспрессионизма

Активно реализующийся в художественном пространстве модерна конца XIX в. синтез эстетических идеалов символизма и импрессионизма способствовал переходу в новое синтетическое художественное пространство модернизма, обеспечив утверждение в его русле нового эстетического идеала экспрессионизма, сформированного под влиянием волюнтаризма Артура Шопенгауэра и экзистенциализма Серена Кьёркегора (Søren/Aabye/Kierkegaard) (1813 - 1855 гг.).

Эстетический идеал экспрессионизма ориентировал субъектов самовыражения на трансформацию чувственно воспринимаемой реальности в однополюсный мир конвульсивного человека, реализующего свою потребность в художественном творчестве посредством осмысления и воспроизведения страданий в выразительных умозрительных и материальных моделях. Дуализм самоотношения

стр. 115

субъектов самовыражения к страданию обусловил специфику нового телесного канона экспрессионизма, призывавшего интерпретировать человеческое тело в качестве объекта мучений, или тела-мяса (агонизирующей рваной плоти раненых и умирающих), с одной стороны, и тела-образа, с другой [2. С. 168 - 169].

Ярким примером экспрессионистической интерпретации телесного канона, утверждающего образ агонизирующего человеческого тела-мяса с его уродливыми деформациями линий и форм и искажением пропорций могут служить триптихи "Отплытие" (1932 - 1935 гг.) Макса Бекманна (1884 - 1950 гг.) и "Война" (1929 - 1932 гг.) Отто Дикса (1891 - 1969 гг.); "Мадонна / Зачатие" (версии 1895 и 1902 гг.), "Агония" (версии 1895 и 1896 гг.), "Смерть и Жизнь" (1897 г.), "Смерть Марата" (1906/1907 г.), "Профессор Шрайнер перед трупом Мунка" (!) (ок. 1930 г.) Эдварда Мунка (1863 - 1944 гг.); "Смерть и Девушка" (1915 г.) Эгона Шиле (1890 - 1918 гг.).

2.13. Самоорганизация идеалов в искусстве конструктивизма

Утверждению мировоззренческого идеала конструктивизма способствовал отказ субъектов самовыражения от воспроизведения одухотворенной плоти в качестве звена, соединяющего полюса "физическое - духовное". Этот отказ обеспечил возврат к упраздненной эстетическим идеалом экспрессионизма двухполюсной модели реальности, один полюс которой занимал материализм, очищенный от духа, а другой - идеализм, освобожденный от плоти. Абстрагирование духа и утрата плотью присущей ей роли посредника между полюсами телесного - духовного в технотронном мире обусловили формирование идеала технотронного человека, базировавшегося на идеях Платона о первичности мира абстрактных сущностей и влияния их пространственных форм на вещи, Рене Декарта (Rene Descartes) (1596 - 1650 гг.) о рациональной природе абстрактных сущностей, Жюльена Оффрэ де Ламеттри (Julien Offray de Lamettrie) (1709 - 1751 гг.) и Поля Генриха Дитриха фон Хольбах (Paul Heinrich Dietrich von Holbach) (1709 - 1751 гг.) о техницистской природе Универсума и человека. Этот новый эстетический конструктивистский идеал и провозглашенный им телесный канон ориентировали субъектов самовыражения, с одной стороны, на выявление скрытой от наблюдателя рациональной природы тел-объектов и анализ их формы с целью разложения человеческого тела на составляющие (что обеспечило развитие аналитического кубизма).

стр. 116

А с другой стороны, на синтез элементов конструкции тела-объекта в выразительной материальной модели, рассматриваемой в качестве синтетической конструкции тела, представляющей самостоятельную эстетическую ценность (что в свою очередь способствовало становлению синтетического кубизма) [2. С. 169].

Интересный образец такого синтеза мы можем наблюдать в работе "Плачущая Женщина" (1937 г.) Пабло Пикассо (1881 - 1973 гг.), в которой художник еще не вполне освободился от влияния тела-аффекта Жермен ("Танец" 1925 г.) [7. P. 40, ill. 41, 49].

2.14. Самоорганизация идеалов в искусстве абстракционизма

Утверждаемый в западноевропейской культуре 1940 - 1950-х гг. идеал экстрасенсорного человека обеспечил развитие нового художественного направления - абстракционизма и переход в энергетически защищенную беспредметную реальность, производным которой стал экстрасенсорный субъект самовыражения с экстраординарными способностями к самореализации в межполюсном пространстве "реальное - фантастическое". Новый эстетический идеал абстракционизма, сформированный под влиянием идей Анри (Луи) Бергсона (1859 - 1941 гг.) о постигаемом интуицией креативном импульсе в качестве праосновы всего сущего, Фридриха Вильхельма Оствальда (1853 - 1932 гг.) о первичности энергии и Рудольфа Штайнера (1861 - 1925 гг.) об экстрасенсорных способностях человека, ориентировал субъектов самовыражения на художественное моделирование тел-объектов, которые освобождались от оболочки-носителя, скрывавшей заложенный в них энергетический потенциал. Новый телесный канон, обусловленный эстетическим идеалом абстракционизма, призывал субъектов самовыражения избавиться от страха перед социумом посредством извлечения энергетического ресурса из подверженного разрушению тела-мяса как единственно уязвимого элемента энергетически совершенной органической системы [2. С. 169 - 170].

Наглядным примером художественного моделирования тел-объектов, очищенных от вещественного субстрата предметности, который препятствовал реализации заключенной в них энергии, могут служить работы "Сказка" (1944 г.) Хофманна Ханса (1880 - 1966 гг.); "Сон" (1977 г.) Филиппа Гастона (1913 - 1980 гг.) и "Мэрилин Монро" (1954 г.) Виллема де Кунинг (1904 - 1998 гг.).

стр. 117

2.15. Самоорганизация идеалов в искусстве сюрреализма

Переход к иррациональной реальности, базировавшийся на иррационалистической философии, обеспечил утверждение сюрреалистического эстетического идеала, который ориентировал субъектов самовыражения на воспроизведение особых состояний человеческой психики, способных служить энергетическим источником саморазвития. Заимствованная у телесного канона абстракционизма установка на десубстанциализацию тел-объектов, апеллировавшую к энергии Универсума, обеспечила возврат к нарциссическим формам Ренессансного культа тела на инновационной основе сюрреалистической интерпретации телесного канона. Специфику этой инновационной интерпретации составила демонстрация анатомических изысков и извращений человеческой плоти. Утверждаемый эстетическим идеалом сюрреализма новый телесный канон предоставил субъектам самовыражения возможность трансформировать человеческое тело в тело-яйцо в качестве производного синтеза биологического (эмбрион) и психического (макрокосм) начал. Блестящий образец такой трансформации представлен в работах Сальвадора Дали (1904 - 1989 гг.) "Метаморфозы Нарцисса" (1934 г.) и "Аллегория "Американского Рождества"" (1934 г.).

Сюрреалистическая интерпретация человеческого тела, лишенного образа, способствовала формированию в искусстве сюрреализма особого, параноидально-критического подхода, позволяющего достичь одухотворения в материи посредством растворения границ, отделяющих реальное от фантастического [2. С. 170 - 171]. Реализацию подобного подхода мы можем наблюдать в производных художественного творчества С. Дали, сумевшего преодолеть пределы собственного тела-образа с наложенным на него запретом на самотрансформацию: Автопортрет "Великий Мастурбатор" (1929 т.), "Загадка Желания" (1929 г.) и "Невидимый Человек" (1929 - 1932 гг.).

2.16. Самоорганизация идеалов в искусстве фантастического реализма

Новое художественное направление фантастического реализма, становлению которого в Австрии 1940-х гг. способствовала критика рационалистических тенденций, ориентированная на трансформацию иррационального, базировалось на традициях фантастического протореализма переходного периода XV - XVI вв.

стр. 118

Синтез деструктивного и конструктивного элементов фантазии в художественном моделировании обеспечил утверждение нового эстетического идеала фантастического реализма, сформированного под влиянием концепций Канта об архетипической и эктипической природе вещей и явлений, и Шопенгауэра об архетипах, фантазме, аниме и анимусе [2. С. 79 - 80].

Синтетический эстетический идеал фантастического реализма и обусловленный им новый телесный канон провозгласили инновационный принцип выявления, интерпретации и синтеза архетипов, согласно которому субъектам самовыражения предписывалось представлять человеческое существование в качестве дуальной оппозиции, на одном полюсе которой концентрировалась Божественная Воля, или предопределение, на другом - свобода действий, обретенная человеком с момента изгнания волосатых Адама и Евы из Рая, а в межполюсном пространстве - поиск человеком меры синтеза (в творческой деятельности), позволяющей в ходе самореализации осуществлять взаимопереходы в другие социокультурные пространства.

Блестящую демонстрацию такого подхода к самореализации на конструктивном пути к обретению полноты бытия в художественной деятельности мы можем наблюдать в работах "Земной Иисус, Созерцающий Свой Архетип" (1973 г.) Альберта Париса Гютерслоо (1887 - 1973 гг.); "Триумф Единорога" (версия 1978 - 1980 гг.), "Разрушение и Обетование Адама" (1985 г.) и "Глоток Огра" (1982 г.) Эрнста Фукса (р. 1930 г.) [2. С. 186 - 209].

3. Заключение

Изучение механизмов самоорганизации идеалов в художественной культуре на примере исторической панорамы динамической смены этических и эстетических идеалов и обусловленных ими телесных канонов позволил нам сделать выводы, имеющие немаловажное методологическое значение как для исследования трансформаций художественного творчества и определения меры синтеза свободы и ответственности субъектов самовыражения за их производные, так и для выявления механизмов динамического развития-саморазвития художественной культуры в, целом.

1. Анализ специфических особенностей художественной деятельности показал, что динамический процесс развития-саморазвития художественной культуры характеризуется системой дуальных оппозиций, межполюсное пространство которых занимают субъекты

стр. 119

культурного процесса, чья надситуативная творческая активность ориентирована на формирование и утверждение новых, оппозиционных эстетических идеалов и обусловленных ими культурных ценностей, а на противоположных полюсах концентрируются теряющие свою общезначимость доминирующие идеалы и вновь утверждающиеся в обществе контридеалы. Динамическим началом художественной деятельности, обеспечивающим ее движение в саморазвитии, служит надситуативная творческая активность субъектов самовыражения, которая реализуется в процессе взаимопереходов в системе дуальных оппозиций на основе накопленных художественной культурой смыслов посредством их интерпретации и нового синтеза.

2. Результаты сравнительного анализа трансформаций традиционных неуниверсальных закономерностей художественного творчества в различные исторические периоды социокультурного развития свидетельствовали о неиссякающем креативном потенциале, заложенном в дуальных оппозициях художественной культуры которые служат методологической базой не только для изучения возрастающей динамики социокультурных процессов, обеспечивающих воспроизводство потребности членов сообщества в творческой деятельности, но и для обоснования концепции художественной культуры как динамической системы взаимопереходов, посредством которых описана предлагаемая в исследовании абстрактная схема абсолютизации.

3. Новый подход к осмыслению субъектности субъектов альтернативной идеи культуры, обладающих способностью к самореализации в художественной деятельности, и их субъективностив выборе путей самоопределения требует учета меры ответственности субъектов самовыражения при самооценке ими производных их собственного творчества с позиций концепции объективной относительности красоты, или выразительности, основу которой составляет тождество эстетических идеалов художника и зрителя.

4. Подход к развитию-саморазвитию субъектов культурного процесса, осознающих свою потребность в самореализации в художественной деятельности, позволил нам вскрыть взаимообусловленность выбора ими конструктивного или деконструктивного путей самореализации в художественной деятельности двумя типами нададаптивной деятельностной активности: конструктивным и деконструктивным. Конструктивный тип нададаптивной творческой активности ориентирован на художественные инновации, нарушающие только традиционные неуниверсальные законы ху-

стр. 120

дожественного творчества и восприятия с целью формирования и утверждения новых эстетических контридеалов. Деконструктивный тип ориентирован на антихудожественные инновации посредством утверждения антиидеалов и нарушения универсальных законов художественного творчества и восприятия.

5. Предлагаемый подход к осмыслению самореализации в качестве специфического вида деятельности, обусловленной особым типом конструктивной творческой активности субъектов самовыражения, которая обеспечивает качественное движение художественной деятельности в ее саморазвитии, позволил нам, во-первых, обосновать два подхода к проблеме самоопределения:

альтернативный подход, при котором субъект самовыражения становится субъектом самоопределения, ориентированным на конструктивный путь самореализации в художественной деятельности;

- безальтернативный подход, при котором субъект самовыражения неосознанно или сознательно отказывается от роли субъекта идеи художественной культуры, становясь субъектом самоопределения, ориентированным на деконструктивный путь самореализации в антихудожественной деятельности, направленной на разрушение художественной культуры.

И, во-вторых, выявить факторы, определяющие выбор субъектами самовыражения деструктивного пути самореализации в творческой деятельности:

- необоснованное отождествление сущности художественной деятельности с произвольным самовыражением, не ориентированным на выявление, преобразование и передачу общезначимых переживаний;

- необоснованный отказ от учета взаимообусловленности художественной деятельности философским мировоззрением новаторов и отрицание влияния этого мировоззрения на выбор путей самореализации;

- необоснованный отказ от научной методологии при изучении специфики художественной деятельности, угрожающий неизбежной деконструкцией законов художественного творчества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ахиезер А. С. Логика культуры и глобализации на рубеже тысячелетий // Культура на рубеже XX - XXI веков: глобализационные процессы. М., 2005. С. 210 - 236.

стр. 121

2. Михайлова И. Г. Художественное моделирование как фактор фантастического видения реальности. СПб., 2005.

3. Бранский В. П., Михайлова И. Г. К вопросу о взаимопроникновении-взаимоотталкивании художественного и нехудожественного в искусстве // Философские исследования. 2007. N 3 - 4.

4. См.: Levi-Strauss C. Myth and Meaning. New York, 1978. P. 54; Levi-Strauss C. The Savage Mind. Chicago, 1966. P. 21.

5. Ахиезер А. С., Михайлова И. Г. Специфика цивилизации и искусства // Искусство в контексте цивилизационной идентичности. Т. 1. М., 2006. С. 210 - 229.

6. Foucault M. Histoire de la folie a l'âge classique. Paris, 1972.

7. Stein G. Picasso. Boston, 1938.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ДИНАМИКА-КАЧЕСТВЕННЫХ-ТРАНСФОРМАЦИЙ-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ-ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Galina SivkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sivko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. Г. Микайлова, ДИНАМИКА КАЧЕСТВЕННЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ДИНАМИКА-КАЧЕСТВЕННЫХ-ТРАНСФОРМАЦИЙ-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ-ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (date of access: 23.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. Г. Микайлова:

И. Г. Микайлова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Galina Sivko
Краснодар, Russia
458 views rating
14.09.2015 (1469 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Преграды к созданью Единой Теории Поля и путь одоления их. Barriers to the creation of the Unified Field Theory and the path of overcoming them.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
ЯНТАРНЫЙ ПУТЬ
Catalog: География 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПЕРВАЯ В РОССИИ КНИГА О ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII ВЕКА
5 days ago · From Россия Онлайн
АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БРУСИЛОВ
5 days ago · From Россия Онлайн
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
5 days ago · From Россия Онлайн
А. Т. БОЛОТОВ - УЧЕНЫЙ, ПИСАТЕЛЬ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
5 days ago · From Россия Онлайн
Несмотря на недолгое существование казино Crystal Casino на онлайн-рынке, сейчас оно является одним из самых развитых и уважаемых онлайн-казино. Это российское онлайн-казино предлагает несколько сотен различных игр, доступных на настольных компьютерах, а также на смартфонах и планшетах.
Catalog: Лайфстайл 
5 days ago · From Россия Онлайн
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
10 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДИНАМИКА КАЧЕСТВЕННЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones