Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7847

Share with friends in SM

(Воспоминания)

1

Вячеслав Рудольфович Менжинский был сыном преподавателя истории. Дед его с материнской стороны тоже был историком. Этим, может быть, об'ясняется его увлечение историей и исторический подход к событиям, характерный для всей его деятельности. В раннем детстве он был задумчивым, не любившим шумных игр мальчиком. Дружил только с сестрами, и эта дружба прошла глубокой бороздой через всю его жизнь. В детские годы он особенно близок был с младшей сестрой Людмилой: они вместе играли, вместе слушали по вечерам рассказы матери, которая пересказывала им сказки, детские рассказы и художественные произведения. На ее столике всегда была какая-нибудь книга, из которой она черпала материал для вечерних рассказов. Она же научила их обоих читать, занималась с ними до самого поступления в гимназию и долго еще внимательно следила за их гимназическими занятиями. Начитанная и образованная, яркая общественница в молодости, одна из основательниц первого высшего учебного заведения для женщин, Бестужевских курсов, она не терпела обывательщины, мещанства, компромиссов. Из глубины шестидесятых годов она вынесла горячую любовь к свободе, активное сочувствие к униженным и эксплоатируемым народам и классам. Болезнь не позволила ей непосредственно принять участие в борьбе, но взгляды ее оказали сильное влияние на слагавшееся мировоззрение детей.

С момента, когда Вячеслав Менжинский научился читать, в его жизни открылась новая страница: он начал поглощать все, что ему попадалось под руку: детские рассказы, исторические книги из шкафа своего отца, романы, газеты. Большое впечатление производили на него стихи. Любимым поэтом его в детстве был Лермонтов, позднее - Некрасов, которого он знал наизусть и любил декламировать. Он внимательно читал и изучал русских поэтов конца XIX и начала XX века, интересуясь не только содержанием, но и формой их произведений. С восьми лет он сам писал стихи, исписывая ими целые тетради. Быть писателем казалось ему тогда высшим призванием человека.

Рано разбуженная чтением любознательность не находила себе пищи в классической гимназии, которая стремилась воспитать из молодежи покорных исполнителей царской власти. Преподаватели требовали не понимания предмета, а исключительно зубрежки. Гимназисты должны были выучивать учебники наизусть, это касалось и таких предметов, как история литературы. Сочинения писались для изощрения в формальном мышлении, всякое откровенно высказанное мнение преследовалось. Понятно, что в результате всего этого у любознательных юношей параллельно с гимназической шла другая жизнь. Часто можно было застать Вячеслава Менжинского в такой позе: на столе учебник, а на коленях совершенно посторонняя гимназической учебе книга. Весь Достоевский, критики, полулегальные брошюры были прочтены таким образом. Сочинения Писарева, Добролюбова, Чернышевского, которые в то время были из'яты из обращения, передавались из рук в руки и продолжали оказывать свое влияние на молодежь.

Восьмидесятые годы прошлого столетия, в которые протекала гимназическая жизнь Вячеслава Менжинского, были годами реакции, безвременья, годами проповеди малых дел. "Исполняй свою работу, обслуживай свою семью и сиди тихонько в своем уголке, - твердила вся пресса, - старшие за тебя все обдумают". Самодержавие предприняло ряд шагов, чтобы восстановить крепостное право. Был введен институт земских начальников, имевших право пороть крестьян. Революционеры, если они не были заключены в тюрьмы и сосланы, уходили в глубокое подполье. Либералы из старшего поколения твердили о достижениях так называемой эпохи великих реформ, обращая свои взгляды назад. Требовалась большая вдумчивость, чтобы разобраться в этих вопросах и найти звено, за которое можно было ухватиться.

Менжинского возмущали лицемерные речи, которыми самоуслаждались либералы, в которых они хотя и задевали остроумно правительство, но намеренно не затрагивали основ существующего общества. Его мучила социальная несправедливость. Он часто думал об уходе из семьи, где он все же пользовался некоторыми привиле-

стр. 86

гаями сравнительно с крестьянами и рабочими, но в конце концов решил остаться и продолжать учение, считая, что принесет больше пользы народу, если станет служить ему, приобретя необходимые знания.

В старших классах гимназии были ученики, интересовавшиеся социальными проблемами и сорганизовавшиеся в кружки для изучения социальных вопросов. Менжинский вел один из таких кружков, в котором были об'единены учащиеся различных гимназий. Занятия эти требовали от руководителя большой подготовки и заставляли глубоко продумывать основные вопросы, так как члены кружков были очень активны и засыпали руководителя вопросами и возражениями. В последних классах гимназии под влиянием талантливого преподавателя древних языков Вячеслав Менжинский усиленно работал над усвоением классических языков и таким образом положил основательный фундамент своим дальнейшим лингвистическим занятиям. Чтение античной литературы осталось до конца жизни одним из любимых его занятий. Много времени он посвятил и математике, что дало ему впоследствии возможность самостоятельно заниматься высшей математикой.

После блестящего окончания гимназии в 1893 году Вячеславу Менжинскому предстояло решить, какое высшее учебное заведение даст ему возможность выбрать работу по душе. Больше всего его прельщало быть врачом. Врач по своему положению в то время мог ближе подойти к рабочим на заводе или к крестьянам в деревне. Он не осуществил этого намерения, но даже в последние годы своей жизни жалел, что не занялся вплотную медициной, перед которой стояло и стоит столько неразрешенных вопросов.

Однако стремление изучать социальные науки заставило его предпочесть юридический факультет Петербургского университета. Университет сравнительно с гимназией предоставлял молодежи больше свободы в деле изучения науки. Исчезло мелочное наблюдение за каждым шагом, студент мог посещать лекции на любом факультете, мог заниматься самостоятельно и был связан только обязательством - вовремя сдавать зачеты. На юридическом факультете был ряд хороших профессоров, в увлекательных лекциях знакомивших студентов с достижениями буржуазной юридической науки.

Менжинский посещал лекции и на других факультетах: химия, физика, анатомия, психология привлекали его внимание. Но скоро он перенес свои занятия из стен университета главным образом в публичную библиотеку, где поглощал целые кипы книг. Он читал чрезвычайно быстро; все наиболее интересные книги конспектировал или писал на них возражения. Впоследствии, когда у него составилась своя библиотека, он испещрял поля книг заметками, ироническими восклицаниями, вопросительными и восклицательными знаками.

Между ним и сестрой Людмилой шло соревнование, кто больше прочтет книг за год. Оба соревнующиеся в конце учебного года выложили по кипе книг. Кипа сестры оказалась выше, но Вячеслав спокойно предъявил длинный список книг, прочитанных в публичной библиотеке. Победа осталась за ним.

Студенческие годы Вячеслава Менжинского совпали с периодом дискуссий, которые вели легальные народники и марксисты. Вопросы о рынках, о роли капитализма, о крестьянстве и общине, о том, имеет ли капитализм будущность в России или ей предстоит перепрыгнуть прямо в царство социализма, очень волновали молодежь. В Вольно-экономическом обществе устраивались дискуссии на эти темы. На докладе Туган-Барановского марксисты одержали верх, доказав существование капитализма в России.

Во время этих докладов приходилось говорить эзоповским, условным языком. Более ясно и резко высказывались в кружках и на больших студенческих собраниях,

В. Р. Менжинский-гимназист. 1884 - 1885 годы.

стр. 87

В. Р. Менжинский. 1900 год.

где бывали студенты всех типов учебных заведений. Здесь раздавались революционные речи. Конечно, шпики проникали несмотря на конспиративные приемы устроителей и доносили кому следовало. И часто бывало, что выступивших ораторов впоследствии не досчитывались.

На этих собраниях происходили схватки между представителями различных партий, но так как собиралась лишь революционно настроенное студенчество, то основным мотивом была жгучая ненависть к существующему режиму, к царизму, к бюрократии, к эксплоататорам. Вечера носили характер митингов. Более глубокая проработка, волнующих вопросов шла в кружках. Так, в одном из кружков по политической экономии, в котором участвовал Менжинский, изучали историю каждой экономической проблемы начиная с Адама Смита и кончая Марксом. Усилился среди молодежи интерес к социал-демократии. Менжинский перевел для общего пользования с немецкого языка на русский Эрфуртскую программу и отчеты об Эрфуртском с'езде.

Изучение Маркса, главным образом его "Капитала" и работы "К критике политической экономии", оставило на всю жизнь глубокий след на мировоззрении Менжинского и определило его принадлежность к большевистскому крылу социал-демократической рабочей партии.

Наряду с разработкой вопросов политической экономии Менжинский заложил основательный фундамент по изучению юридических и исторических наук и сильно увлекался высшей математикой. К тому же периоду относится начало его интенсивных занятий языками. Он интересовался японским, а затем китайским языками и стал научать их самостоятельно. Будучи эмигрантом, он посещал восточный факультет Сорбонны и овладел этими языками настолько, что мог читать книги каш древних философов, так и современные романы и газеты. Наряду с этими языками Менжинский не оставлял своих занятий европейскими языками. За французским и немецким последовали английский, финский, польский, чешский и другие славянские языки, затем датский, норвежский, шведский, испанский, итальянский. В общем он знал девятнадцать языков. Если считать, что изучение языков он начал со времени поступления в гимназию, то окажется, что на овладение каждым языком у него уходило года три. Но, конечно, подсчет этот очень приблизительный, так, как иногда он занимался несколькими языками сразу, и бывали годы, когда при всей трудоспособности Менжинского ему приходилось оставлять изучение языков надолго. На многих из этих языков он мог говорить, на всех - читать научные книги и беллетристику. Так, он читал Гегеля по-немецки, Шекспира - по-английски, Ибсена - по-шведски, Якобсена - по-датски. На всех этих языках он следил за прессой.

В бытность свою заместителем и председателем ВЧК - ОГПУ Вячеслав Рудольфович начинал свой день с просмотра десятков газет на всех языках. Его кровать и весь пол около кровати ежедневно покрывались прочитанными и просмотренными газетами. Если прибавить к этому чтение изо дня в день телеграмм ТАСС и других агентств, то делается понятной его глубокая осведомленность в международной кон'юнктуре, знание экономического и политического положения европейских и внеевропейских стран. В ряде стран (Финляндии, Бельгии, Швейцарии, Италии, Англии, Америке, Германии и особенно во Франции) он жил подолгу и имел возможность досконально изучать прессу и литературу этих стран. У него была своя система изучения иностранных языков: он брал книгу в подлиннике и близкий перевод на русский или на созвучный оригиналу язык и вначале читал, не прибегая к словарю. Словарь появлялся вместе с грамматикой уже во второй стадии изучения. Затем он читал все новые и новые книги, возвращаясь иногда к прочитанной для лучшего усвоения.

стр. 88

В. Р. Менжинский. 1933 год.

Первое время по окончании университета, в 1898 году, Вячеслав Рудольфович работал в суде, потом в качестве помощника присяжного поверенного. Одновременно он преподавал историю в Смоленских классах для рабочих, за Невской заставой, на тракте, как тогда назывался проспект, тянувшийся между заводами, вдоль Невы, по направлению к Шлиссельбургу. Это было предместье, сплошь застроенное крупнейшими заводами и заселенное исключительно рабочими. Долгое время оно не имело никакого культурного центра. Наконец, благодаря энергии нескольких преподавателей и присоединившегося к ним заводчика-радикала Варгунина была создана вечерняя воскресная школа для рабочих, которая привлекала к себе в качестве учителей радикально настроенную студенческую молодежь и передовое учительство. В 1899 году, когда там начал работать Вячеслав Рудольфович, число учащихся в этой школе и филиалах (в школе для женщин-работниц и школе близ Обуховского завода) превышало 1300 человек; число преподавателей равнялось 100. Рабочие приходили с очень разнообразной подготовкой: были и чрезвычайно начитанные и совершенно неграмотные. Поэтому они разделялись на много групп, которые занимались в разных классах. Занятия шли вечерами и по воскресеньям. Народу набиралось так много, что от духоты гасли лампы, и даже зимой приходилось заниматься при открытых форточках. Состав преподавателей был очень пестрый. Были чистые культурники, боявшиеся переступить букву закона, чтобы не повредить школе, не подвести ее под закрытие, Более левая часть преподавателей, к которой принадлежал Менжинский, стояла за самовольное расширение рамок преподавания, за ведение революционной пропаганды под флагом разрешенных предметов, за использование помещения школы для партийных целей. Школа за Невской заставой давала возможность на легальной почве близко подойти к питерским рабочим.

Эти же годы были годами усиленной литературной работы Менжинского. Напечатаны были только один рассказ и роман, в котором он изображал переход культуртрегера к революционной деятельности. В романе он описал довольно мрачными красками школу за Невской заставой.

2

В 1902 году Менжинский вступил в партию.

В 1903 году он переехал в Ярославль на работу при строительстве Вологдо-Вятской железной дороги. Будучи членом Ярославского комитета партии, он заведывал пропагандой и агитацией и проводил большую работу с пропагандистами и агитаторами, повышая их квалификацию путем докладов и бесед. Одновременно он работал в имевшей тогда большое значение газете "Северный край".

В 1906 году Вячеслав Рудольфович возвратился в Петербург и работал сначала районным пропагандистом, затем членом Военного комитета, и одним из редакторов газеты "Казарма". Время было чрезвычайно горячее. Пропаганда в войсках велась почти открыто, конспирация отсутствовала. Пленумы военной организации устраивались на дачах без всяких предосторожностей.

Летом 1906 года восстания возникали одно за другим: сначала вспыхнуло кронштадтское, затем свеаборгское (порт близ. Гельсингфорса). Решено было выпустить обращение к войскам о поддержке свеаборгского восстания и экстренный номер "Казармы". Для обсуждения организационных вопросов в окончательной редакции воззвания 20 июля была созвана расширенная редакция "Казармы" с представителями Военного комитета.

Собрались на квартире одного из комитетчиков. Нагрянула полиция с обыском, с ордерами на арест собравшихся. Один из представителей района заметил засаду и расставил по прилегающим улицам патрули, которые должны были предупреждать

стр. 89

приходивших о засаде. Но основные работники были уже налицо. Написать воззвание было поручено Менжинскому. Так как на предыдущих собраниях очень жаловались на неразборчивость его почерка, то на этот раз он написал воззвание крупными буквами и через строчку. Вышла об'емистая тетрадь.

Не успел он раскрыть ее, как появилась полиция. Большинство присутствующих стало спешно уничтожать документы, бросая клочки на пол, полиции кое-что удалось подобрать. Но разорвать целую тетрадь было невозможно. Сохранить ее значило подвести под суровую кару не только себя, но и всех присутствующих. Менжинский, как бы подготовляясь к личному обыску, хладнокровно снял с себя сюртук, предварительно засунув тетрадь во внутренний карман и, акуратно сложив, повесил на спинку стула. После продолжительного обыска всем присутствующим было, предложено одеваться. В суматохе сюртук остался незамеченным.

Всех рассадили по каретам, посадив с каждым по городовому. Тот городовой, который ехал с Менжинским, слышал, как он назвал себя Диковским, - первая фамилия, которая пришла ему в голову, дать же настоящую фамилию он не хотел, чтобы не вызвать обыска у сестер. Он знал, что у них в этот день для обсуждения того же вопроса, о свеаборгском восстании, было назначено заседание большевистского центра, на котором должны были быть Ленин, Крупская, Иннокентий и ряд других товарищей.

В карете городовой пододвинулся к Менжинскому и, улыбнувшись, спросил: "Вы из каких же это Диковских, не из рязанских ли? Недалеко от нашей деревни хороший помещик Диковский жил..."

Обрадованный этой неожиданной удачей, Менжинский подтвердил свое "рязанское" происхождение. Поддакивая разговорившемуся собеседнику, расспрашивая его о деревенских делах, Менжинский сказал, что ему очень душно, и попросил спустить окно кареты.

- Не дозволено... Да уж как вы из Диковских...

Окно было спущено, и моментально из открытого окна вылетела тетрадь с воззванием. Увлеченный воспоминаниями о деревне, городовой даже не заметил этого.

В предварительном заключении Менжинский пробыл несколько месяцев. Выпущенный после 13-дневной голодовки напоруки до суда, он бежал заграницу.

Полгода Менжинский провел в Финляндии, а затем, по предложению большевистского центра, выехал через Гельсингфорс заграницу. Первое время он жил в Брюсселе, где наблюдал партийную и профессиональную жизнь Бельгии. Его поразило отнюдь не революционное, самоудовлетворенное настроение рабочих организаций Брюсселя.

Из Бельгии Менжинский переехал в Швейцарию: сначала в Цюрих, затем, по вызову редакции "Пролетария", - в Женеву. Вместе с редакцией "Пролетария" он переехал затем в Париж. Здесь наряду с работой в редакции он имел возможность бывать в публичной библиотеке, посещать лекции в Сорбонне, различные собрания рабочих организаций. Он написал большой роман из жизни "военки" (к сожалению все его рукописи и книги остались в Париже). От времени до времени Вячеслав Рудольфович находил возможность работать в художественных и скульптурных мастерских. С группой товарищей он предпринял путешествие пешком из Швейцарии в Италию. Так, как денег ни у кого не было, то пристанище на ночь они часто находили в крестьянских сараях и на сеновалах. Даже итальянские трактирчики были для них слишком дороги; питались они всю дорогу всухомятку. Наконец, дошли до Рима. Впечатление от искусства Рима, даже после художественных музеев Парижа и всего виденного раньше Менжинским, было ошеломляющее.

Вернувшись в Париж, он продолжал изучение по первоисточникам истории Франции, в особенности истории французской революции. Только последние два - три года в эмиграции Менжинский имел заработок. В общем же жизнь в эмиграции была тяжелой, полной лишений, и особенно тяжелы были оторванность от родины и неуверенность в возможности когда-нибудь вернуться туда.

Вернуться в Россию Менжинскому удалось только в 1917 году, уже после июльских дней. С момента приезда Менжинский с головой окунается в горячую работу по подготовке вооруженного восстания. Менжинский работал в "военке", был членом редакций газеты "Солдат", вел огромную агитационную и пропагандистскую работу.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции партия направляла Менжинского на ряд ответственных и трудных участков работы, требующих той громадной политической выдержанности и дисциплинированности, той неуклонной бдительности и революционности, той беззаветной преданности делу революции, которыми в полной мере обладал Вячеслав Рудольфович Менжинский. За эти свойства его высоко ценила партия, Ленин и Сталин, за это его горячо любил великий советский народ.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ГОДЫ-ВЯЧЕСЛАВА-РУДОЛЬФОВИЧА-МЕНЖИНСКОГО

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анна СергейчикContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Sergeichik

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. МЕНЖИНСКАЯ, ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ ВЯЧЕСЛАВА РУДОЛЬФОВИЧА МЕНЖИНСКОГО // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 26.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ГОДЫ-ВЯЧЕСЛАВА-РУДОЛЬФОВИЧА-МЕНЖИНСКОГО (date of access: 19.10.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. МЕНЖИНСКАЯ:

В. МЕНЖИНСКАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анна Сергейчик
Vladikavkaz, Russia
913 views rating
26.08.2015 (1515 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Шахматы по Шеннону
Catalog: Философия 
an hour ago · From Михаил Идельчик
ПАВЕЛ I
Catalog: История 
6 hours ago · From Россия Онлайн
"МИССИЯ МИЛЬНЕРА"
Catalog: История 
6 hours ago · From Россия Онлайн
САМОДЕРЖАВИЕ, БЮРОКРАТИЯ И РЕФОРМЫ 60-Х ГОДОВ XIX В. В РОССИИ
6 hours ago · From Россия Онлайн
КОГДА И КЕМ БЫЛ СОЖЖЕН АРХИВ МОСКОВСКОГО ВРК
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ В РУССКО-ИРАНСКИХ И РУССКО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЯХ (1725-1745 гг.)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Л. ТРОЦКИЙ. СТАЛИНСКАЯ ШКОЛА ФАЛЬСИФИКАЦИЙ
2 days ago · From Россия Онлайн
МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ: БОРЬБА ЗА СВОБОДУ В ИНДИИ 1945 - 1947
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПЕТР I: РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
МИХАИЛ ТИМОФЕЕВИЧ БЕЛЯВСКИЙ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ ВЯЧЕСЛАВА РУДОЛЬФОВИЧА МЕНЖИНСКОГО
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones