Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8241

Share with friends in SM

1

Пелопоннесская война, двадцать семь лет (431 - 404 годы до нашей эры) истощавшая наиболее передовые и цветущие области Эллады, оставила неизгладимый след на всем последующем развитии общественной жизни древней Греции. По словам Фукидида, она подорвала, все основы существовавшего в полисах порядка, разрушила государственный аппарат и разнуздала человеческие страсти. Резко ускорился процесс разложения гражданства полоса благодаря усилению имущественного неравенства. Охватившая всех жажда наживы и спекуляции способствовала концентрации движимых богатств, рабов и земель в руках все уменьшавшейся группы собственников и все более и более возраставшему обеднению широких масс населения. Разоренная масса люмпен-пролетариев мечтала о насильственном изменении распределения имуществ - о переразделе земли и рабов, кассации долгов.

Подобное положение, а, равно и бесконечные, безрезультатные воины между различными греческими городами-государствами (Афины, Спарта, Фивы, Коринф) на протяжении всей первой половины IV столетия до нашей эры, усиливали и углубляли противоречие в среде гражданства, отдельные полисов. Все это создавало почву для заговоров, государственных переворотов, вмешательства более сильных полисов (Афины, Спарта) во внутреннюю жизнь своих слабых соседей.

Характеризуя современный ему полис, философ Платон писал: "Не один город, а, два: один из людей бедных, другой из богатых... бедные, каких ты видишь в городе, суть не что иное, как спрятавшиеся в этом месте воры, отрезыватели кошельков, святотатцы и мастера на всякое подобное зло... Так вот и сидят они в городе, вооруженные жалами, - одни, обремененные долгами, другие лишенные чести, а иные угнетаемые обоими видами зла, и, питая ненависть и замыслы против людей завладевших их имениями, да и против всех, задумывают восстания"1 . Не менее характерна передаваемая Аристотелем клятва членов олигархических союзов, защищавших интересы богатых рабовладельцев: "Я буду врагом народу и всеми мерами, какими только могу, буду злоумышлять против него"2 .

Длительная социальная борьба между имущими и неимущими, сопровождавшаяся часто изгнаниями, а то и просто избиениями побежденных, как это было, например, в Аргосе в 371 году (аргосский скитализм3 ), и продолжительные, изнуряющие войны, взаимно обессиливавшие и победителей и побежденных, обескровили наиболее мощные эллинские полисы (Афины, Спарту, Фивы). Это привело к распаду руководимых ими союзов (Пелопоннесского, Беотийского) и созданию благоприятной почвы для вмешательства в греческие дела соседних держав: первоначально - Персии, а с середины IV столетия - Македонии. Используя страх богатых рабовладельцев, ежечасно опасавшихся выступлений разоренных и обездоленных народных масс, македонский царь Филипп II сумел создать в Афинах и других полисах влиятельную промакедонскую партию, сольно облегчившую ему установление македонской гегемонии в Элладе.

Завоевание Александром Македонским огромных территорий на Востоке и отлив некоторой части беднейших слоев населения в Азию и Египет не отразились сколько-нибудь заметно на положении дел в собственно Греции. Политика Филиппа II и его преемников совершенно не ставила себе целью социальное умиротворение городских общин Греции: наоборот, македонские властители сознательно поддерживали и подогревали антагонизм между имущими и


1 Платон "О государстве". Кн. 8-я.

2 Аристотель "Политика". Кн. 8-я.

3 Скитализм (от скитале - палка) - избиение палками 1500 богатых аргосских граждан городской беднотой.

стр. 99

пролетаризированными слоями рабовладельческого населения, оказывал помощь той из сторон, которая заискивала в данный момент у Македонии и готова была служить опорой македонскому владычеству.

С середины III века, по мере укрепления системы эллинистических государств, македонская политика по отношению к греческим городам приняла несколько иное направление. В значительной части полисов Македония стала уничтожать последние остатки политической самостоятельности, передавая власть тиранам, являвшимся прямыми агентами македонского правительства. Усиление политического давления Македонии и обострение процесса имущественной дифференциация среди населения большинства греческих общин Пелопоннеса, частично соединившихся для защиты своей политической независимости в Ахейском союзе, способствовали во второй половине III века до нашей эры новому обострению социальной борьбы среди свободного населения.

Центром событий на этот раз становится Спарта, являвшаяся в более ранний период греческой истории оплотом реакции. Целый ряд политических деятелей Лаконики, преодолевая отчаянное сопротивление Спартанской знати и враждебные выступления имущих слоев населения соседних городов, пытались осуществить "раздел земли и отмену долгов"1 . Особенно напряженной была борьба в правление Клеомена III, сломившего господство олигархии крупнейших земле- и рабовладельцев в самой Спарте и стремившегося восстановить спартанскую гегемонию в остальных областях Пелопоннеса. "Среди ахейцев начались волнения, народ надеялся на дележ земли и уничтожение долгов..."2 . Спасая свою власть, ахейская аристократия, руководимая стратегом Аратом, предпочла поступиться своей политической независимостью и отдаться под власть Македонии, войска которой помогли ополчению ахейской знати разгромить при Селласии (221 год) армию Клеомена и ликвидировать в Спарте его мероприятия.

Разгром войск Клеомена III лишь на время задержал развитие событий. Через несколько лет после битвы при Селласии спартанский царь Хилой сделал попытку провести в жизнь мероприятия своего энергичного предшественника, а после его гибели дело Клеомена пытались осуществить вожди беднейших слоев спартанского населения Механид и Набид, вновь разгромившие местную аристократию и овладевшие властью в конце III - начале II века до нашей эры.

Обострение социальной борьбы и двойственная политика Македонии, стремившейся окончательно закрепить свое господство над всей Элладой, толкнули часть греческой рабовладельческой аристократии на поиски нового "защитника" и "умиротворителя", который и был найден в лице Рима.

Вмешавшись в греческие дела, римляне код маской "защитников эллинской свободы" вытеснили из Греции македонские войска (200 - 197 годы) и устами консула Тита Фламинина прокламировали свободу Эллады". Однако очень скоро население Греция, особенно его беднейшая часть, на практике осознало реальную ценность римских деклараций. Новые "покровители" эллинов вмешивались во внутренние дела полисов еще более грубо и откровенно чем македоняне. Они усиленно поддерживали господство имущих аристократических элементов и жестоко подавляли самые незначительные проявления непокорности.

Вызывая все нараставшее недовольство среди низших слоев греческого общества, подобная политика Рима не могла не привести к стихийному взрыву возмущения. Уже во время третьей войны Рима с Македонией (171 - 168 годы) в некоторых из полисов усилились антиримские настроения, на что римляне ответили рядом репрессивных мероприятий (захват заложников и т. п.). Во время же третьей Пунической войны и восстания покоренной Римом Македонии, в 149 - 148 годах, народные массы городов Ахейского союза под руководством стратегов Диея и Критолая поднялись против Рима. Разгром армии восставших и города Коринфа - центра движения восставших - римским полководцем; Муммием повлек за собой потерю последних остатков греческой независимости. Большинство территорий Средней Греции и Пелопоннеса было включено в состав Македонской провинция. Лишь немногие полисы, в том числе Афины и Спарта, сохраняли видимость самоуправления, однако и в них вся общественная жизнь протекала под строжайшим контролем Рима.

Таковы были в основном характерные черты исторического развития; греческого общества IV - II веков до нашей эры - времени, когда жили и творили преемники и продолжателя Геродота я Фукидида.

2

Одним из наиболее выдающихся историков позднеклассического периода в Греции был Ксенофонт. Он происходил из афинского дема Эрхии и принадлежал, повиди-


1 Плутарх "Клеомен".

2 Там же.

стр. 100

мому, к классу всадников1 . Год его рождения в точности неизвестен. Некоторые из филологов и историков древнегреческой литературы датируют это событие 444 годом, большинство же ученых относит рождение историка" к 430 - 425 годам. Детство и молодость Ксенофонт провел на своей родине, в Афинах. Он учился у софиста Продика (об этом есть упоминание в одном из произведений Ксенофонта2 ), но впоследствии перешел в число учеников Сократа.

Согласно рассказу биографа Ксенофонта - Диогена Лаерция, Сократ встретил однажды его на улице. Обратив внимание на красивую наружность юноши и его благородный вид, Сократ загородил Ксенофонту дорогу посохам, и спросил его, где попутают предметы, необходимые для жизни. "На рынке", - отвечал Ксенофонт. "А куда нужно идти, чтобы сделаться честным человеком?" - продолжал Сократ. Ксенофонт не знал, что ответить на этот вопрос, и Сократ подсказал ему ответ и предложил следовать за собой. Этот рассказ Диогена Лаерция, повидимому, является легендой.

Гораздо более вероятен факт вступления Ксенофонта в число учеников Сократа по весьма прозаическим мотивам. Молодость Ксенофонта совпала, с периодом Пелопоннесской войны и постепенным нарастанием в среде афинской знати антидемократических настроений. Последние особенно резко усилились под влиянием неудачного хода военных действий, гибели афинского флота и войска в Сицилии (413 год) и последующих событий. Преобладание в народном собрании вождей крайних демократических группировок, демагогов и выступления сикофантов3 против представителей знатных фамилий пугали и озлобляли афинскую аристократию. Среди некоторой части аристократических слоев афинского общества, главным образом в среде молодежи, усилилось отрицательное отношение к демократическому строю родного города и преклонение перед спартанскими порядками. В этих условиях Сократ, подвергавший жестокой критике демократический строй афинской республики, управляемой, по его словам, "горшечниками и кожевниками", и подчеркивавший необходимость передачи управления в руки подготовленных лиц, сделался одним из популярнейших учителей в среде афинской аристократической молодежи. Очевидно, поэтому Ксенофонт, один из типичнейших, представителей этой молодежи, обратился к Сократу.

Однако он не долго оставался в числе учеников философа. В 401 году Ксенофонт принял предложение одного из своих друзей, беотийца Проксена, участвовать в военном походе наместника Малой Азии персидского царевича Кира Младшего, поднявшего восстание против своего "брата - царя Артаксеркса II. Можно предположить, что удаление Ксенофонта из Афин явилось следствием его стремления избежать преследований со стороны восстановленной демократии, для которой Ксенофонт являлся весьма одиозной фигурой благодаря активной поддержке тирании Тридцати. Участвуя в походе Кира, Ксенофонт после битвы при Кунаксе (401 год) и гибели греческих стратегов оказался избранным в число новых руководителей войска. Он проделал весь поход из Месопотамии до беретов Черного моря (до Трапезунда), где греческому отряду удалось погрузиться на корабли.

Возвратившись в Грецию, Ксенофонт с частью своих боевых товарищей вступил в ряды спартанских воинов, открывших под командой царя Агесилая военные действия против персов (396 год). Вскоре Ксенофонт оказался в числе приближенный; спартанского царя, сделавшегося его любимым героем и предметом поклонения. Когда в 394 году Агесилай был отозван из Малой Азии и направился в Грецию для руководства военными операциями против фиванцев, коринфян и афинян, Ксенофонт, изменив родине, сопровождал его. Он принял участие в сражении при Коронее (394 год), сражаясь не только против беотийцев, но и против собственных земляков. За это Ксенофонт был заочно приговорен афинянами к изгнанию. В течение последующих лет он сопровождал Агесилая во всех его походах, за что после окончания военных действий получил от спартанского правительства поместье Скиллунт в Элиде, близ Олимпии. Здесь он провел пятнадцать - семнадцать лет, занимаясь сельским хозяйством, охотой и литературным творчеством?. Дружественные связи Ксенофонта со Спартой и Агесилаем продолжали сохраняться в полной мере; он даже посылал своих сыновей (Грилла и Диодора) на обучение в спартанские воспитательные заведения4 .

Однако эта спокойная и обеспеченная


1 Всадники - второй класс афинской знати, установленный по законодательству Солона.

2 Ксенофонт "Воспоминания о Сократе", II, I, 21.

3 Сикофанты - доносчики, выступавшие в афинских судах в качестве обвинителей.

4 В IV веке до нашей эры спартанцы с целью расширения и укрепления дружественных им группировок среди населения других греческих полисов начали принимать в свои воспитательные учреждения детей из аристократических семей граждан соседних областей Эллады. Они воспитывались в особых от юных спартиадов группах и назывались "трофимами".

стр. 101

жизнь была нарушена. В 370 году, когда фиванские войска, разбившие под командой Эпаминонда спартанцев, при Левкатрах, вторглись в Пелопоннес, в Элиде набилось антиспартанское движение и Ксенофонту пришлось покинуть свое скиллунтское поместье. Он переселялся в город Коринф. В 369 году Афины и Спарта вступили в союз против Фив и постановление об изгнании, тяготевшее над Ксенофонтом, было отменено. Сам Ксенофонт остался жить на чужбине, но его сыновья вернулись в Афины и даже сражались в рядах афинских всадников в битве при Мантинее (362 год). Один из них - Грилл - погиб в этом сражении. Биограф Ксенофонта рассказывает, что старый историк, узнал о смерти сына во время жертвоприношения. В знак траура по убитому он снял было венок, но услыхав, что сын его погиб смертью героя, вновь надел его со словами: "Я знал, что мой сын смертен".

Ксенофонт умер в Коринфе около 355 года, дожив до глубокой старости. За свою долгую жизнь Ксенофонт написал большое число разнообразных литературных произведений, которые целиком сохранились до нашего времени. Правда, по поводу некоторых та них в среде филологов и историков литературы существуют сомнения, но подлинность большинства его произведений не вызывает сколько-нибудь серьезных сомнений. В общем насчитывается 13 работ, принадлежащих Ксенофонту: "Греческая история", "Анабазис", "Воспоминания о Сократе", "Защита Сократа на суде", "О ведении хозяйства" ("Домострой"), "Пир", "Гиерон", "Атесилай", "О верховой езде", "Гиппарх", "Воспитание Кира", "О государстве лакедемонян", "О доводах".

Из всех этих произведений наиболее важными в историческом отношении являются "Греческая история", "Анабазис" и "Воспоминания о Сократе".

* * *

"Греческая история" - "Hellenica" - содержит изложение истории Греции с 410 по 362 год до нашей эры. Все произведение состоит из семи книг, распадаясь на две неравные части. В первых двух книгах излагаются события до окончания Пелопоннеской войны (до 404 года), а остальные пять - повествуют о времени с 404 по 362 год и заканчиваются описанием сражения при Мантинее.

Повидимому, первые книги были написаны значительно ранее чем последующие, от которых они резко отличаются строгим стилем и некоторой сухостью изложения, напоминающими стиль Фукидида. По предположению некоторых ученых, они составляют окончание работы Фукидида по истории Пелопоннесской войны, незавершенное самим великим историком вследствие его смерти.

Подобное предположение тем более вероятно, что начальные строки первой главы Первой книга Ксенофонта, данные без всякого вступления, как бы продолжают рассказ заключительной части произведения Фукидида: "После этого спустя немного дней..." Описание заключительного периода Пелопоннесской войны является наиболее интересной и совершенной частью всего произведения в целом. Ксенофонт относительно об'ективно описывает ход военных действий., подробно сообщает об удачных операциях афинского флота под командой Алкивиада, о блестящей победе афинян при Аргинузских островах, исключительно красочно обрисовывает трагичный процесс стратегов - аргинузских победителей, - несчастную для афинян битву при Эгос-Потамах - и, наконец, осаду Афин спартанцами и их союзниками 405 - 404 годах.

Вторая часть "Греческой истории", писавшаяся по частям в последние годы жизни историка, как мы уже отмечали, резко отличаемся от первых двух книг. Автор не хочет, да, пожалуй, и не может, открыть своего крайнего пристрастия к Спарте и в особенности к царю Агесилаю. По существу, история Греции обращается им в историю Спарты. Ксенофонт замалчивает неблагоприятные для спартанцев события, неблаговидные поступки спартанских деятелей и, наоборот, усиленно стремится преувеличить успехи Спарты и ее сторонников.

Не обращая должного внимания на хронологическую точность и взаимную связь событий, полностью отбросив беспристрастие историка, Ксенофонт придает своему произведению характер летных воспоминаний, сдобренных в заключительных частях моральной и политической проповедью. Зачастую он сознательно умалчивает о важнейших событиях греческой истории. Так например он не считает нужным сообщить читателю ни о военных реформах и тактике Эпаминонда в битве при Левкатрах, ни о походе фиванцев в Пелопоннес, освобождении Мессении и основании Мегалополя.

О деятельности замечательных вождей фиванской демократии Пелопиле и Эпаминонде Ксенофонт упоминает лишь вскользь. Ничего не сообщая читателю о роли Пелопида в деле освобождения Фив от спартанской зависимости, Ксенофонт говорит о нем лишь в связи с его посольством к персидскому царю. Имя Эпаминонда встречается в "Греческой истории" лишь в последней (седьмой) книге, и, хотя Ксенофонт и отдает должное доблести вождя фиванской демократии, личность одного из замечательнейших людей древней Греции остается в глазах читателя тусклой и приниженной.

стр. 102

Вторым историческим: произведением Ксенофонта является описание похода греческих наездников Кира Младшего и их отступления из Персии, известное под, именем "Анабазиса"1 .

Написанное, подобно "Греческой истории", в семи книгах, это произведение, повидимому, было выпущено автором с тем, чтобы подчеркнуть свои военные заслуги, не отмеченные, как ему казалось, в должной мере другими историками. Об этом свидетельствует не только то, что автор пишет о себе в третьем лице: "некий Ксенофонт", - но и опубликование этой работы не под собственным именем, а под псевдонимом Фемистогена Сиракузянина. Хотя "Анабазис" дает современному исследователю множество мелких бытовых и технических подробностей и содержит ряд интересных исторических фактов по истории Персии IV века до нашей эры, все же это произведение представляет собой, скорее, личные мемуары чем историческое произведение. Ценность его как источника сведений по истории древности весьма ограниченна.

Еще более частный интерес представляют собой остальные произведения Ксенофонта: "Воспоминания о Сократе" и "Защита Сократа", а равно "Пир" и "Домострой", - которые не столько воссоздают образ великого философа, сколько раскрывают примитивные представления Ксенофонта о личности и деятельности Сократа. По существу, Ксенофонт здесь, скорее, излагает свои собственные философские взгляды.

Трактаты "О доходах", "Гиппарх" и "О верховой езде" содержат ряд частных сведений о гражданском и военном быте древних греков, весьма интересных для историка, занимающегося вопросами античной культуры.

Работа; "О государстве лакедемонян", несмотря на крайнюю пристрастность Ксенофонта, является одним из важнейших источников наших сведений по истории древней Спарты. Наименьшее значение для современного исследователя представляют "Агесилай" и "Киропедия": первое произведение - благодаря своей крайней предвзятости, второе - как чисто беллетристическая работа, не основанная на фактах. Ксенофонт здесь высказал свои взгляды на систему воспитания, преподнося их для большей убедительности ввиде повествования о будто бы существующих порядках в среде персидской аристократии.

Значение Ксенофонта в развитии мировой историографии нельзя сравнивать со значением его великих предшественников - Геродота и Фукидида. Правда, Ксенофонт внес новый элемент в греческую историческую прозу ввиде первых известных в истории мировой литературы мемуаров, прекрасно обрабатывал стилистически своя произведения, отличаясь приятностью слога, за что еще в древности получил название "аттической пчелы". Однако как историк он несравненно ниже не только Фукидида, но даже и Геродота. Не говоря о крайней суб'ективности и реакционности его политических взглядов, он не в состоянии дать больше чем простое внешнее описание событий. Ксенофонт не может отличать существенное от несущественного, бессилен понять внутреннюю связь явлений. Наконец, он крайне суеверен и полностью признает вмешательство богов в развитие событий в человеческом обществе. Сообщая о походе Эпаминонда в Пелопоннес и неудачной его атаке на город Спарту, Ксенофонт подчеркивает, что попытка спартанцев преследовать отбитых от стен города фиванцев потерпела неудачу вследствие того, что "божеством был начертан предел, до какого могла быть дарована победа"2 . Эта точка зрения отражается во всех произведениях Ксенофонта, что очень невыгодно отличает их от научно-рационалистических трудов Фукидида.

Но все же, несмотря на все недостатки, в сочинениях Ксенофонта запечатлен для потомства ряд интереснейших фактов из политической и бытовой жизни древнегреческого общества. Этим и об'ясняется то, что его работы неоднократно переводились на новые европейские языки. Литературное наследие Ксенофонта привлекало к себе внимание и классиков марксизма. К. Маркс, анализируя экономику античного общества, приводит ряд цитат и ссылок на сочинения Ксенофонта в "Капитале" и в работе "К критике политической экономии".

Для советского читателя, интересующегося вопросами древней истории, сочинения Ксенофонта вполне доступны. Полное собрание его произведений было переведено на русский язык в конце XIX века. Кроме того неоднократно издавались и отдельные его работы. "Греческая история" и "Сократические произведения" были повторно переведены и изданы в 1935 году.

3

Кроме Ксенофонта в IV столетии жили и творили еще несколько историков: Кратипп, Филист, Эфор, Феопомп. Но их сочинения


1 Анабазис - нисхождение, спуск вниз. Так греки называли возвращение из Азии к берегам моря.

2 Ксенофонт "Греческая история". Кн. 7-я. Гл. V, 13.

стр. 103

не сохранились до нашего времени, и об их жизни и творческой деятельности имеются весьма скудные сведения. На основании упоминаний ряда более поздних античных авторов и дошедших до нашего времени мелких отрывков из их работ современные исследователя могут лишь в самых общих чертах представить себе содержание и общий характер этих, повидимому, безвозвратно погибших, культурных ценностей.

Наиболее ограниченными являются представления современных ученых о Критиппе, одном из продолжателей и подражателей Фукидида. Известно, что он был против введения в исторические работы речей политических деятелей и даже порицал за это Фукидида. Абсолютно достоверных произведений самого Критиппа не сохранилось, но многие из филологов и историков литературы склонны приписывать изменяю ему большой отрывок, историческое произведения, найденный на одном из древнегреческих египетских папирусов, обнаруженных в конце XIX века в Египте, близ селения Оксиринх. Этот отрывок, содержащий рассказ о событиях 396 - 395 годов, принадлежит какому-то трезвому, точному историку.

Другим крупным: историческим писателем IV века был Филист, уроженец народа Сиракуз, сотрудник и верный друг сиракузского тирана Дионисия Старшего. Рассорившись со своим покровителем, Филист был подвергнут изгнанию. Удалившись в Великую Грецию, он обработал там свое историческое произведение, содержавшее "Историю греческой Сицилии" с древнейшей поры до IV века до нашей эры. Известие, что за образец для себя Филист взял труд Фукидида. Подражая своему замечательному предшественнику, Филист добросовестно изучал материал. Как и Фукидид, он стремится писать слогом сжатым и кратким. Однако ему многого не хватило для сходства со взятым им образцом. У него не было критического чутья, он слишком доверял мифам, что сделало его труд весьма несовершенным даже в глазах последующих историков.

Гораздо большее значение для развития исторических знаний в древности имели труды Эфора, уроженца малоазиатского города Кима. Эфор написал большую, в 30 книгах. "Всеобщую историю Греции", охватывавшую период с эпохи переселения дорян в Пелопоннес до эпохи Филиппа II Македонского. Сам Эфор не успел довести до конца свой труд, и завершил это произведение его сын Демофил. Появление труда Эфора, совпавшее по времени с насильственным об'единением Греции под властью Македонии, отражало восприятие этих событий современниками.

Создавая свое произведение, Эфор поставил себе целью дать не историю отдельных греческих городов-государств, а представить картину развития всего греческого мира в целом, не только собственно, Греции, но и всех греческих колоний. Подготавливая свой труд, Эфор собрал огромный фактический материал, пользуясь не только трудами своих предшественников, но также надписями. Эфор отрицательно относился к мифам и пытался рационалистически об'яснять мифологический материал. Сурово критикуя данные источников, он считал достоверными сведения только действительных свидетелей исторических событий.

Труд Эфора имел огромный успех у современников и ближайших потомков и явился важнейшим этапом в процессе развития греческой историографии.

Однако нужно отметить, что, будучи кабинетным ученым, отозванным от жизни и не имевшим ни военного, ни политического опыта, Эфор был склонен об'яснять ряд явлений мелкими причинами. Так например причины возникновения Пелопоннесской войны Эфор свел к личному стремлению Перикла избавиться от ряда неприятностей путем провоцирования конфликта со Спартой.

Выдающимся историком конца, IV века до нашей эры был также Феопомп, уроженец Хиоса, написавший большую историю Филиппа в 58 книгах. Произведение Феопомпа содержало описание событий с 362 по 336 год до нашей эры. Поставив в центр изложения образ македонского царя, Феопомп как бы хотел этим подчеркнуть новый этап в развитии общественных отношений древнегреческого общества. Но при этом Феопомп не стеснялся делать большие отступления в область культурной истории и в область прошлого таким образом, что "История Филиппа" превращалась во всеобщую историю Греции. Страстный и темпераментный историк не щадил своих героев. Пытаясь давать об'ективные литературные характеристики, он зло бичует их недостатки и пороки. По словам одного из последующих античных писателей, Феопомп считался в древности одним из "злоречивейших писателей". Феопомп излишне критически относился к данным источников и придавал решающее значение географической среде. Но это не мешало ему интересоваться и элементом чудесного, в связи с чем "удивительным вещам" в его истории был посвящен целый специальный раздел.

Подобно Эфору, Феопомп был весьма популярен среди читателей греко-римского мира, повидимому, ценивших его за обилие анекдотического материала и злоречивые,

стр. 104

резкие характеристики исторических деятелей.

Из остальные историков IV - III в до нашей эры следует упомянуть сицилийца Тимея, написавшего историю Сицилии. Тимей первый ввел счет времени по Олимпиадам.

Существовала еще целая плеяда политических деятелей эпохи борьбы дидахов, оставивших потомству свои мемуары. К числу лиц, оставивших свои воспоминания, принадлежали основатель династии Птолемеев - Птолемей Лаг, эпирский царь Пирр, стратег Ахейского союза Арат. Однако ни одно из этих произведений не сохранилось в подлинном виде, и о них можно судить лишь по отрывкам и переложению их Плутархом.

* * *

Крупнейшим историком: эллинистического периода о произведениях которого современные ученые могут судить непосредственно по дошедшим до нашего временя частям его труда, является Полибий.

Полибий был уроженцем аркадского города Мегалополя и происходил из одной из знатнейших фамилий этого города. Его отец Ликорт был стратегом Ахейского союза. Родился Полибий около 204 года до нашей эры. В детстве и юности он лично знал известного стратега и руководителя Ахейского союза Филопемена, под руководством которого и получил первый сведения по вопросам государственного управления и военного дата.

Под влиянием своего отца и Филопемена Полибий хорошо подготовился к политической и военной деятельности. В период третьей Македонской войны он занял в Ахейском союзе высокий военный пост - гиппарха, являвшегося заместителем союзного стратега. Защищая интересы свободы и самостоятельности Ахейского союза, Полибий, однако, все же понимал крайнюю невыгодность допущения полного разгрома Македонии римлянами. После уничтожения Македонского царства в правительстве Ахейского союза одержала верх партия сторонников Рима, и Полибий не только был отстранен от должности гиппарха, но, будучи подозрительным римлянам, оказался в числе той тысячи знатных ахейцев, которые были отправлены в Италию в качестве заложников.

С приездом в Рим для Полибия начался новый этап в его жизни. Он поселялся в доме Луция Эмилия Павла, детей которого он, повидимому, впоследствии воспитывал, и вскоре сблизился со многими виднейшими представителями римского патрициата. Полибий оказался в числе близких друзей Сципиона Эмиллиана, знал Тиберия и Гая, Гракхов и многих других выдающихся римлян. Благодаря связям с представителями римской аристократии Полибий мог хорошо ознакомиться с римским государственным аппаратом, который произвел на вето исключительно сильное впечатление своей четкой и правильной организацией, особенно выигрывавшей в сравнении с раздорами и бесконечной борьбой различных группировок на родине историка.

Когда в 150 году Полибий по ходатайству своих влиятельных друзей получил разрешение возвратиться на родину вместе с немногими другими, оставшимися в живых ахейскими заложниками, он был уже горячий поклонник, и искренний приверженец римского господства в Греции. В 149 году, после начала третьей Пунической войны, Полибий вновь покинул родину и отправился в лагерь к Сципиону Эмиллиану, осаждавшему Карфаген. Пока длилась осада, Полибий совершил большое морское путешествие вдоль северных и западных берегов Африки и возвратился в римский лагерь к моменту взятия города. Узнав о восстании низших слоев населения ахейских городов против римлян, Полибий поспешил; на родину, куда и прибыл вскоре после разрушения Коринфа, в 146 году.

По возвращении в Грецию Полибий развил кипучую деятельность, стремясь предотвратить развитие катастрофы и приостановить разорение родного края римскими войсками. Он взял, на себя трудную и ответственную роль посредника между победителем-Римом и побежденной Элладой. Благодаря тому что Полибий получил от римское правительства специальное задание реорганизации нового политического устройства греческих городов, упорядочения их отношений и умиротворения страны, ему удалось добиться значительного смягчения римского режима в Греции. Он спаю ряд городов от разграбления римскими войсками, а жителей - от продажи в рабство. Ему удалось даже убедить римского командующего Муммия, грубого и некультурного человека, вернуть включенные было в число добычи статуи ахейских стратегов - Арата и Филопемена. Столь успешное выполнение возложенной на него миссии снискало Полибию всеобщую благодарность. Ему воздавались почести во многих городах Пелопоннеса, в честь него воздвигались колонны и статуи, одна из которых была найдена при раскопках в Олимпии в 1877 году.

Впоследствии, при осаде Нуманции, Полибий снова сопутствовал Сципиону. Повидимому, к этому же времени следует отнести и другие путешествия Полибия, совершенные им по Южной Галлии, Испании, Африке. Побывал Полибий и на Востоке,

стр. 105

посетив Александрию в Египте и центральные области Малой Азии. Умер Полибий в возрасте 82 лет в 122 году. За свою долгую жизнь Полибий накопил значительно богатый и глубокий жизненный опыт, позволивший ему создать замечательнейшее произведение античной исторической литературы. Это была "история" в 40 книгах, названная самим автором "Всеобщею" или "Всемирною".

Хотя Полибий написал еще несколько исторических работ: "Жизнь Филопемена", "Трактат о тактике" и небольшое повествование "О взятии Нуманции", - однако основным его трудом являлась "Всемирная история". Это единственная работа, дошедшая до нас, по которой мы можем судить о стиле и характере изложения этого замечательного историка, древности. Полибий создавал свой груд в течение многих лет. Он долго собирал материал и оформлял его, выпустив свое произведение только после 146 года. Основной темой работы Полибия является об'яснение причины блестящих успехов Рима, об'яснение того, как почти все известные тогда земли подпали под власть римлян.

Исходной точкой для своей "Истории" Полибий берег 220 год, кома, по его мнению, войны, происходившие в различных частях Средиземноморья (вторая Пуническая на Западе и война между Антиохом III и Птолемеем Филопатром из-за Сирии), взаимно переплетаясь, обусловили победу Рима. Этой основной теме отведаны книги с III до XXX, содержащие описание истории средиземноморских стран с 220 по 168 год. Первые две книги Полибий отводит описанию хода первой Пунической войны и политической истории Греции до битвы при Селласии. Последние десять книг Полибий посвящает описанию укрепления и упрочения господства Рима в завоеванных им провинциях. Такова общая композиция этого замечательного труда, от которого до нашего времени сохранились полностью лишь первые пять книг. От остальных книг дошли до нас более или менее крупные отрывки, за исключением последней - 40-й книги, исчезнувшей целиком.

Отличительной чертой работы Полибия является ее универсальность. С достойным, удивления уменьем он изложил историю большинства культурных стран своего времени. Разрабатывая вопросы истории Греции, Македонии, Малой Азии, Сирии, Египта и Карфагена, он все же основное свое внимание направлял на описание истории Рима, неоднократно подчеркивая, что "особенность нашего труда и удивительная черта нашего времени та, что почти все события мира судьба склонила на одну сторону, направила к одной и той же цели"1 . В своей истории Полибий стремился не только подробно и точно описывать фактический ход событий, но и сделал также попытку осмыслить ход исторического развития. Опираясь на предшествовавшие социологические теории, в частности на классификацию форм государственной власти Аристотеля, Полибий создал собственную теорию исторического развития общества. Исторический процесс Полибий рассматривает как развитие некоей закономерности, совершающейся по твердым и целесообразным законам. Формы правления: монархия, аристократия, демократия - меняются, переходят одна в другую и снова возвращаются по известному круговороту. "Круговорот государственного общежития - таков порядок природы, согласно коему формы правления меняются, переходят одна в другую и снова возвращаются"2 .

Всякий вид государственного устройства постепенно вырождается в родственную ему форму, так как все существующее подлежит порче и переменам, согласно естественным законам.

Однако, подчеркивая планомерность событий общественной жизни, Полиций как бы сам противоречит себе, ссыпаясь на влияние судьбы: "как бы сама судьба придала совершенно новый вид обитаемой земле: повсеместно в тот момент произошла, перемена; правителей, а вместе с тем и в положении дел"3 .

Отвода судьбе чрезвычайно видную роль, Полибий в то же время не закрывал глаза на окружающие человеческое общество природные условия, обращая особое внимание на значение географического фактора в историческом развитии. Полибий усиленно подчеркивает значение правильного государственного устройства для всей внутренней и внешней жизни страны. При этом он особенно внимательно останавливается на порядках Римской республики, отмечая положительную роль римского государственного аппарата.

Это усиленное прокламирование симпатий к Риму легко об'яснимо с точки зрения классовых позиций историка: Полибий принадлежал к господствующим слоям греческого общества и видел в мощном государственном аппарате Рима якорь спасения для рабовладельцев своей родины. Поэтому он усиленно агитировал за полное подчинение греческой аристократии Риму, старался убедить современников в невозможности дальнейшего существования самостоятель-


1 Полибий. Кн. 1-я. Гл. 4, 1.

2 Полибий. Кн. 6-я. Гл. 9, 10.

3 Полибий. Кн. 4-я. Гл. 2, 4 - 9.

стр. 106

ных греческих полисов и необходимости установления римской гегемонии над Элладой.

Исходя из этого, Полибий рассматривает стою историю не как материал для праздного "чтения, а как средство для накопления политических знаний и опыта. История должна прежде всего приносить пользу. Цель ее, по его мнению, - правдивым изложением событий научить и убедить людей. Если голый рассказ о событиях прошедшего времени может вызвать только общий интерес, то пользу может принести лишь об'яснение причинной связи давлений. Большинство желает знать не столько, что произошло, сколько, почему оно произошло. Как врач не всостоянии применить необходимого лечения, если он не знает причин болезни, так и политический деятель будет бессилен, если он не сумеет определить причины событий. Поэтому необходимо особенно дорожить знанием причин каждого факта. Полиций указывает, что большинство предшествующих ему историков имело крайне сбивчивое понятие о причинах. Они не понимали, что повод необходимо отличать от причины. Сам же Полибий усиленно подчеркивает различие этих понятий:

"Со своей стороне началом всякого предприятия я называю первые шаги, ведущие к выполнению уже принятого решения, тогда как причины предшествуют решениям и планам: под ними я разумею помыслы, настроения, в связи с ними расчеты, наконец все то, что приводит нас к определенному решению или замыслу"1 .

Исходя из стремления максимально содействовать прогрессу исторической науки, Полибий настаивает на том, чтобы историк знакомился с политической жизнью не только из книг, но и лично участвовал в общественной и политической деятельности.

Таковы в общих чертах взгляды и идея этого замечательного историка древности, много сделавшего для развития исторической науки.

Выходец из среды богатых греческих земле и рабовладельце", Полибий целиком осознал основные задачи своего класса. Понимая неизбежность крушения греческого рабовладельческого общества, он видел в Риме и государственном аппарате римских рабовладельцев единственное средство спасения, с помощью которого рабовладельцы Греции могли сохранить свое положение. Этой основной идеей пронизан его выдающийся труд, в который он вложил весь свой жизненный опыт и все свои знания, создав высокоценное историческое произведение, резко выделяющееся из массы остальных исторических работ античных авторов, исключая лишь столь же серьезный и продуманный труд Фукидида.

Полибий и Фукидид являются наиболее яркими и блестящими представителями древней историографии, знакомство с работами которых совершенно необходимо для любого культурного историка и весьма желательно для широких слоев советской интеллигенции. На русский язык труды Полибия были переведены казанским профессором Мищенко и изданы в 1890 - 1895 и 1899 годах. В настоящий момент эти издания исчезли с нашего книжного рынка, и было бы весьма полезно переиздать этот классический труд.


1 Полибий. Кн. 3-я. Гл. 6, 7.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ-ИСТОРИКИ-ПОЗДНЕКЛАССИЧЕСКОГО-ПЕРИОДА-И-ЭПОХИ-ЭЛЛИНИЗМА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. БОКЩАНИН, ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ИСТОРИКИ ПОЗДНЕКЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА И ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ-ИСТОРИКИ-ПОЗДНЕКЛАССИЧЕСКОГО-ПЕРИОДА-И-ЭПОХИ-ЭЛЛИНИЗМА (date of access: 21.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. БОКЩАНИН:

А. БОКЩАНИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
1789 views rating
31.08.2015 (1848 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
9 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
19 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
23 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
39 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
43 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
43 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
43 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·131 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ИСТОРИКИ ПОЗДНЕКЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА И ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones