Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-14771
Author(s) of the publication: Г. А. Трофименко

Share this article with friends

16 ноября 1933 г. в результате обмена письмами между президентом США Ф. Д. Рузвельтом и народным комиссаром иностранных дел СССР М. М. Литвиновым, прибывшим специально для этой цели в США, были установлены дипломатические отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки. США оказались последней из крупных мировых держав, официально признавшей Советское социалистическое государство. Тем самым была подведена черта под предыдущим 16- летним периодом, когда с помощью вооруженной интервенции и, применяя современную терминологию "холодной" войны (включая политический бойкот, экономическую блокаду, психологическую войну), американские правящие круги пытались ликвидировать или, по крайней мере, изменить неугодный им строй, созданный в бывшей царской России в результате революции.

Советскими историками проделана большая работа по анализу советско-американских отношений 1 . Автор настоящей статьи ставит перед собой цель: опираясь на эти исследования, а также на опубликованные в СССР и США документы и учитывая соответствующие работы американских историков и политологов, обозреть некоторые вехи на непростом пути противоборства и сотрудничества. При этом автор исходит из того, что отношения между двумя странами развивались как бы циклами: за периодом обострения, конфронтации следовал период сближения и сотрудничества, сменявшийся затем новым периодом обострения. Обречены ли обе страны и дальше повторять подобные циклы, при каждом новом обострении все более приближаясь к грани реальной войны, или же такое развитие двусторонних отношений не является исторически неизбежным, а проистекает из привходящих субъективных обстоятельств - вот вопрос, на который анализ советско-американских отношений может, очевидно, дать определенный ответ. Более того, даже если есть какие-то факторы объективного порядка, подталкивающие оба государства к конфронтации, то следует сделать все для того, чтобы ограничить или изменить их действие.

Революция и интервенция. Правительство США и широкие круги американского правящего класса с восторгом встретили Февральскую революцию в России, считая, что она приведет "к активизации военных усилий" 2 России в борьбе с Германией. Американские политики и "специалисты по России" не понимали, что именно стремле-


1 Невозможно дать хотя бы перечень работ советских авторов, посвященных этой теме. Их слишком много. Это могло бы стать задачей специальной статьи.

2 Ulam А. В. Expansion and Coexistence. Soviet Foreign Policy. 1917-1973. N. Y. et al. 1974, p. 34.

стр. 3


ние буржуазного Временного правительства продолжить участие в империалистической войне вопреки настроениям широких масс, уставших от чуждой им войны, явится важнейшим фактором, ускорившим перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Несмотря на крупные кредиты и иную помощь, предоставленные США и другими западными державами Временному правительству 3 , 7 ноября 1917 г. оно пало под натиском революционных рабочих, солдат и матросов Петрограда. Самой последней американской помощью Временному правительству было предоставление Керенскому принадлежавшего помощнику военного атташе США автомобиля с американским флагом для бегства из революционного Петрограда 4 .

Ответом держав Антанты, США и Японии на победу социалистической революции в России была вооруженная интервенция. Ряд американских историков пишет, что участие США в интервенции в Россию было вызвано не стремлением подавить Советскую власть, а диктовалось будто бы желанием сохранить участие России в мировой войне на стороне Антанты. Но подобный аргумент опровергается тем обстоятельством, что интервенция западных держав в Россию в основном развернулась летом 1918 г., т. е. тогда, когда поражение Германии и без участия в войне России было уже предрешено. Кроме того, интервенция осуществлялась с тех направлений, на которых вряд ли можно было "восстановить Восточный фронт": с европейского Севера России, с Дальнего Востока и из Ирана. Не выдерживает критики и точка зрения западных историков, уверяющих, будто интервенция на Севере преследовала цель не допустить захвата Петрограда германскими войсками, находившимися в Финляндии, поскольку расширение интервенции (захват войсками Англии, Франции и США Архангельска в начале августа 1918 г.) произошло как раз в то время, когда все боеспособные германские части были направлены из Финляндии на Западный фронт. И, если уж ставить все точки над "i", то надо напомнить, что правительство США, давая согласие на расширение интервенции в памятной записке послам союзных держав в Вашингтоне от 17 июля 1918 г. (проект ее был написан президентом В. Вильсоном) подчеркнуло, что военная интервенция в Россию будет бесполезной с точки зрения войны против Германии 5 . Тем самым истинные классовые цели интервенции - подавление революции в России - фактически признаются самими ее организаторами.

Излюбленным аргументом западных историков, стремящихся оправдать интервенцию против молодой Советской республики, является утверждение, будто она призывала к "ниспровержению всех существующих правительств", а интервенция была лишь "естественной" ответной реакцией западных держав на это. Но истина состоит в том, что свой первый официальный декрет - Декрет о мире - Советская республика адресовала не только народам, но и законным правительствам буржуазных государств, призывая их к заключению всеобщего демократического справедливого мира без аннексий и контрибуций. Не кто иной, как В. И. Ленин, выступая на II Всероссийском съезде Советов 8 ноября 1917 г., говорил: "Мы не можем игнорировать правительства, ибо тогда затягивается возможность заключения мира" 6 . Это было первое, но далеко не единственное заявление Советского правительства о же-


3 Подробнее о кредитах США Временному правительству см.: Громыко А. А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. М. 1982, с. 99-103.

4 Подробнее см. Старцев А. И. Бегство Керенского. - Вопросы истории, 1966, N11.

5 См. Papers Relating to Foreign Relations of the United States (далее - FRUS), 1918. Russia. Vol. II. Washington. 1932, pp. 287-290; U llm an R. H. Anglo-Soviet Relations 1917- 1921. Vol. 1. Intervention and the War. Princeton. 1961, pp. 223-224.

6 Ленин В. И. ПСС. Т. 35, с. 16.

стр. 4


лании наладить устойчивые мирные отношения и с США и с государствами Антанты. Уже в первые месяцы после создания Народного комиссариата по иностранным делам перед ним была поставлена в качестве главной задача "продолжать политику постоянных систематических выступлений с предложениями всем нападавшим на нас правительствам приступить к мирному регулированию отношений с нами на основах обоюдного признания суверенитета и взаимного невмешательства" 7 .

Правительства стран Антанты и США не проявили желания к мирному урегулированию отношений с Советской республикой, надеясь на успех контрреволюции и интервенции. Ярчайшее доказательство тому - судьба т. н. миссии Буллита в Москву в марте 1919 года. Она последовала за срывом державами Антанты с помощью белогвардейских "правительств" предложения президента США Вильсона и премьер-министра Великобритании Д. Ллойда Джорджа о созыве мирной конференции на Принцевых островах с участием Советского правительства и всех других "правительств", де-факто существующих на территории бывшей царской России. Раскрывая подоплеку этого предложения, Ллойд Джордж на встрече ряда делегаций на мирной конференции в Париже 16 января 1919 г. признал, что "надежды на падение большевистского правительства не оправдались" 8 . После провала этого дипломатического маневра Вильсон и Ллойд Джордж, выступавшие с несколько более реалистических позиций, чем третий лидер ведущих держав-победительниц - премьер-министр Франции Ж. Клемансо - предприняли еще одну попытку: в Москву был направлен американский дипломат У. Буллит с целью выяснить возможность заключения мира между Советской Россией и державами Антанты.

В Москве, куда Буллит приехал 8 марта 1919 г., он встретился с Лениным. Председатель Совета Народных Комиссаров предложил Буллиту договориться на основе реалистического подхода к сложившейся в России ситуации. Это полностью соответствовало инструкциям Буллита, привезшего в Москву проект соглашения о мире между странами Антанты и РСФСР. Советское правительство, желая избавить народ от бедствий войны, выразило готовность принять основное условие Антанты - сохранение контроля белогвардейских "правительств" на занятых ими территориях "до того момента, когда народы, населяющие территории, подвластные этим правительствам, сами не решат сменить свои правительства" 9 (как говорилось в окончательно доработанном с участием Ленина проекте соглашения). Проект предусматривал прекращение военных действий на всех фронтах в границах бывшей Российской империи и Финляндии, а также такие основополагающие принципы мирного сожительства, как отказ от свержения силой фактически существующих правительств, свобода торговых отношений и передвижения граждан, вывод иностранных войск с оккупированных ими территорий и сокращение армий под международным контролем.

Советское правительство выразило готовность подписать это компромиссное соглашение, несмотря на то, что оно не полностью устраивало его. Рекомендовал принять проект соглашения (включавший все главные положения данной ему инструкции) и Буллит. В этой связи он писал: "Никакой действительный мир не может быть установлен в Европе и во всем мире, пока не будет заключен мир с революцией. Это предложение Советского правительства представляет возможность заключить мир с революцией на справедливых и разумных основаниях


7 10 лет советской дипломатии. Акты и документы. М. 1927, с. 10.

8 Russian-American Relations. March 1917-March 1920. Documents and Papers. N. Y. 1920, p. 285.

9 Документы внешней политики СССР. Т. II. М. 1958, с. 92.

стр. 5


и, быть может, - единственную возможность" 10 . Однако, когда Буллит вернулся в Париж, оно было отвергнуто руководителями США и Великобритании, а Буллит фактически дезавуирован президентом США 11 . Причиной была надежда Ллойда Джорджа и Вильсона на успех наступления Колчака и других отрядов контрреволюции. Так, по вине США и стран Антанты была упущена возможность нормализации отношений между этими странами и Советской республикой на раннем этапе революции, нормализации, оказавшейся в конечном итоге объективно неизбежной.

Ленин и принцип мирного сосуществования. Еще до революции и в первые годы после ее победы Ленин разработал основные положения концепции мирного сосуществования и сотрудничества государств с различным социальным строем. На заре XX в. он разглядел объективную тенденцию к глобализации мировой экономической жизни в условиях продолжающейся индустриализации мира (эту тенденцию ныне принято именовать взаимозависимостью государств). Он определил эту закономерность как ведущую к мирному сосуществованию социализма и капитализма и не только к сосуществованию, но и к сотрудничеству на основе международного разделения труда. "Есть сила большая, - говорил Ленин, - чем желание, воля и решение любого из враждебных правительств или классов, эта сила - общие экономические всемирные отношения" 12 . Именно прочные связи в материальной сфере общественной жизни, налаживание торговли и развитие экономического сотрудничества на основе взаимной выгоды, считал Ленин, станут залогом и фундаментом мирных отношений между Советским государством и капиталистическими странами. Ленин, хорошо владевший английским языком, подыскал и подходящее английское слово - "coexistence", которое впервые употребил в интервью с корреспондентом американской газеты "Christian Science Monitor" И. Мак Брайдом в сентябре 1919 года 13 .

Принцип мирного сосуществования был официально провозглашен в качестве постоянной основы внешнеполитического курса Советской республики с самого начала ее образования; это нашло отражение во многих документах. В 1920 г. Советское правительство заявило: "Наш лозунг был и остается один и тот же: мирное сосуществование с другими правительствами, каковы бы они ни были. Сама действительность привела нас и другие государства к необходимости создания длительных отношений между рабоче-крестьянским правительством и капиталистическими правительствами" 14 .

Некоторые американские советологи утверждают, что выдвижение Лениным принципа мирного сосуществования было будто бы вынужденным тактическим шагом, рассчитанным на получение передышки в условиях интервенции и гражданской войны. Самое главное опровержение этого тезиса состоит в том, что принцип мирного сосуществования всегда был и до сих пор является генеральным принципом внешней политики СССР, давно уже превратившегося в мощное и в военном и


10 The Bullit Mission to Russia: Testimony before the Committee on Foreign Relations of the United States. N. Y. 1919, p. 54.

11 Оскорбленный Буллит подал в отставку и уехал в США. В письме Вильсону он напомнил о его высокопарных, но оказавшихся демагогическими, рассуждениях о "должном отношении к России", сформулированных в т. н. 14-ти пунктах Вильсона ("То, как будут обращаться с Россией другие сестры-нации в предстоящие месяцы, явится серьезной проверкой их доброй воли, их понимания ее нужд в отличие от их собственных интересов и их разумной и неэгоистичной симпатии"). "Россия, "серьезная проверка доброй воли" как для меня, так и для Вас, даже не была понята", - писал Буллит президенту. (The Bullitt Mission to Russia, p. 96).

12 Лeнин В. И. ПСС. T. 44, c. 304-305.

13 См. Письма В. И. Ленину из-за рубежа. М. 1969, с. 401-406.

14 Документы внешней политики СССР. Т. II, с. 639.

стр. 6


в экономическом отношении государство. Формулируя доктрину мирного сосуществования, Ленин как истинно революционный мыслитель смотрел на десятилетия вперед, предвидя ситуацию мирного сожительства социалистического государства с государствами с частнокапиталистической экономикой.

Советско-американские связи в 1920-е годы: практика и теория. Исходя из своей концепции о неизбежной глобализации мирохозяйственных связей и о заинтересованности западных правительств в экономическом потенциале и рынках России, Ленин уже с первых дней существования Советской власти стал активным проводником идеи налаживания взаимовыгодных деловых отношений Советской России с Соединенными Штатами. Уже весной 1918 г. он направил представителю американского Красного Креста в России Р. Робинсу письмо, к которому был приложен план развития торгово-экономических отношений между двумя странами. План предусматривал возможность поставок из России в США товаров примерно на 3 млрд. зол. рублей 15 . По приезде в США Робине 26 июня 1918 г. сообщил о предложениях Ленина государственному секретарю США Р. Лансингу и передал ему все документы. Но тогдашнее американское правительство игнорировало деловые предложения Советской России.

Отстаивая принцип широкого экономического сотрудничества двух систем собственности, Ленин фактически выдвигал концепцию экономического соревнования - "мирного поединка" социализма с капиталистическим миром. "Надо показать практически, на примере, значение коммунизма, - говорил он. - У нас нет машин, война нас разорила, война отняла у России экономические ресурсы, но мы все-таки не боимся этого состязания" 16 . Но в руководящих кругах США имелась влиятельная группировка лиц, опасавшихся мирного состязания с государством, ставшим на путь строительства социализма, по сути дела, не желавших иметь каких-либо отношений со страной, упразднившей систему частной собственности на орудия и средства производства. Антисоветская деятельность этой группировки активизировалась, когда стало ясно, что контрреволюционные силы в России не могут взять верх в гражданской войне, равно как оказалась очевидной и бесперспективность интервенции.

Новая политика США была публично определена в ноте государственного секретаря Б. Колби, опубликованной 10 августа 1920 года. Отвечая на запрос итальянского правительства о позиции США в отношении РСФСР, Колби подчеркнул, что "для правительства США невозможно признать нынешнюю власть в России в качестве правительства, с которым можно поддерживать отношения, обычные для дружественных правительств". В ноте говорилось: "Режим, господствующий сейчас в России, покоится на отрицании принципов чести, добропорядочности и всех соглашений, на которых основана вся система международного права, короче говоря, отрицает все принципы, которые поставлены в основу гармоничных и тесных отношений, основывающихся на доверии как между нациями, так и между отдельными частными лицами" 17 . Терминология ноты очень напоминает нынешнюю риторику Белого дома.

В ответ на ноту Колби народный комиссар иностранных дел Г. В. Чичерин в телеграмме советским полномочным представителям за границей подчеркнул "совершенно необычный в дипломатической практике" характер ноты Колби, недобросовестность и бездоказательность выдвинутых в ней обвинений, в частности, содержавшихся в ней моти-


15 Документы внешней политики СССР. Т. I. M. 1957, с. 299-301.

16 Ленин В. И. ПСС. Т. 42, с. 75.

17 FRUS, 1920. Vol. III. Washington. 1936, pp. 466-468.

стр. 7


вов об "экспорте коммунизма". "Советское правительство, - говорилось в телеграмме Чичерина, - достаточно ясно сознает, что революционное движение трудящихся масс в каждой стране является их собственным делом и составляет их собственную задачу, чтобы неуклонно держаться того взгляда, что коммунистический строй не может быть навязываем силой другому народу и что борьба за него должна происходить усилиями самих трудящихся масс каждой страны" 18 .

В декабре 1922 г. было провозглашено образование СССР. Хотя объединение советских республик в единый союз наглядно свидетельствовало о консолидации Советской власти, укреплении Советского государства, государственные деятели США не торопились с его дипломатическим признанием, все еще надеясь на возможность "трансформации" Советской власти. Между тем к 1924 г. большинство крупных государств мира установило с СССР дипломатические отношения. И в руководящих кругах США происходили определенные сдвиги. В послании конгрессу от 6 декабря 1923 г. президент К. Кулидж отметил, что его администрация не имеет ничего против вступления американских граждан в торговые сделки с русскими. В начале 1924 г. в Нью-Йорке было создано смешанное советско-американское акционерное общество "Амторг" для ведения торговых операций между двумя странами.

При отсутствии официальных дипломатических отношений между Вашингтоном и Москвой создание "Амторга" имело несомненное политическое значение. Значительные закупки товаров на американском рынке, сделанные Советским Союзом в годы мирового экономического кризиса 1929-1933 гг., имели немаловажное значение для американской экономики. Они помогли многим фирмам пережить трудные для них годы, дали работу десяткам тысяч рабочих. К 1930 г. свыше 40 крупнейших американских фирм имели с Советским Союзом соглашения о техническом сотрудничестве 19 . Широкие круги общественности в США, включая многих представителей делового мира, довольно быстро преодолели стереотипы антисоветской пропаганды, расписывавшей "ужасы большевистского режима", и стали энергично выступать за признание Советского государства и налаживание с ним деловых связей.

В движении за признание СССР и установление с ним нормальных деловых отношений активно участвовали сенаторы Д. Франс, А. Смит, У. Бора, Р. Лафоллетт, У. Норрис, Э. Ледд, К. Гласе, С. Брукхард. Ф. Симмонс, Т. Уотсон и др., члены палаты представителей - У. Мэйсон, Дж. Саммерс, М. Лондон и др. Многие из них побывали в Советской России. Резко осуждая политику экономической блокады и отвечая критикам Советского правительства, сенатор Рид говорил в сенате 6 января 1921 г., что большевики "установили правительство, которое устояло в течение трех лет против атак изнутри и нападений извне. Солдаты Великобритании старались его свергнуть. Солдаты Франции наводняли его территорию. Японские орды были спущены на них, а американские солдаты были посланы туда, чтобы сражаться против народа, который был нашим союзником в этой войне и потерял 6 млн. человек на полях сражений. Если бы не их стойкость на полях сражений, то Англия и Франция были бы сокрушены германской военной машиной прежде, чем Америка успела бы даже вступить в войну" 20 .

Американские законодатели не могли не учитывать международной обстановки, сложившейся в начале 30-х годов. Настроения в пользу признания СССР усилились после прихода к власти в Германии Гитлера, провозгласившего открыто реваншистскую программу. Установле-


18 Документы внешней политики СССР. Т. III. M. 1959, с. 176.

19 Подробнее см.: СССР - США: экономические отношения. Проблемы и возможности. М. 1976, с. 78-81.

20 Congressional Record, Vol. 60, Pt. 1, p. 1028.

стр. 8


ние фашистской диктатуры совпало с приходом в Белый дом в марте 1933 г. прозорливого политика Ф. Д. Рузвельта. В условиях обострения американо-японских и американо- германских противоречий значительная часть внешнеполитического истэблишмента США начала рассматривать улучшение отношений с Советским Союзом в качестве важнейшего элемента для создания более благоприятного для США баланса сил на мировой арене. Выражая интересы этих кругов, Рузвельт повел дело к американо-советской нормализации.

Нормализация и ее условия. 10 октября 1933 г. Рузвельт обратился к Председателю ЦИК СССР (тогдашнего высшего законодательного органа страны) М. И. Калинину с посланием, в котором приглашал направить в США представителей Советского Союза для переговоров об урегулировании вопросов, стоящих на пути к установлению нормальных отношений 21 . 7 ноября 1933 г. в Вашингтон прибыла советская делегация во главе с народным комиссаром иностранных дел СССР М. М. Литвиновым, и в течение десяти дней переговоров большинство спорных вопросов было улажено. 16 ноября обе стороны подписали 12 документов. И хотя термин "мирное сосуществование" в них не фигурировал, они не только заложили правовые основы отношений между двумя странами, но и закрепили основополагающие принципы мирного сосуществования государств с различным социальным строем.

Из этих документов вытекало, что СССР и США в своих долгосрочных отношениях обязуются соблюдать следующие принципы: уважать неоспоримое право народа другой страны строить свою жизнь по собственному усмотрению и воздерживаться от вмешательства каким-либо образом во внутренние дела другой стороны; удерживать всех лиц и организации, находящиеся под контролем данного правительства, от актов, могущих нанести ущерб спокойствию, благосостоянию, порядку или безопасности другой стороны (в частности, от актов, направленных на поощрение вооруженной интервенции, или от какой-либо агитации или пропаганды, имеющих целью нарушение территориальной целостности либо насильственное изменение политического и общественного строя другой стороны); не разрешать создания, пребывания и деятельности на своей территории каких-либо организаций или групп, претендующих на роль правительства другой стороны или посягающих на ее территориальную целостность, или имеющих своей целью насильственное изменение политического или общественного строя другой стороны; устранять трудности, существующие между двумя странами, путем откровенных дружеских переговоров 22 .

Таким образом, когда жизненно важные интересы США заставили американское руководство реалистически взглянуть на положение в мире и на собственную внешнюю политику, то оказалось, что при наличии доброй воли идеологические разногласия, ранее изображавшиеся Вашингтоном в качестве непреодолимого барьера для нормализации отношений между двумя странами, не являются препятствием для взаимовыгодного политического и экономического сотрудничества. Сообщая в Москву об одной из конфиденциальных бесед, которые состоялись между ним и президентом США, Литвинов писал: "Рузвельт, сделав обзор международного положения, отметил, что 92% населения Земного шара жаждет мира и только 8% стремится к войне и к завоеваниям, куда должны быть отнесены Германия и Япония. Америка и СССР, не нуждающиеся ни в каких территориальных завоеваниях, должны стать во главе движения за мир" 23 .


21 См. Документы внешней политики СССР. Т. XVI. М. 1970, с. 564-565.

22 Там же, с. 564, 641-642.

23 Там же, с. 658.

стр. 9


Политика умиротворения и ее провал. Установление дипломатических отношений между США и СССР открывало благоприятные возможности для совместных действий двух государств на международной арене. Однако эти возможности не были должным образом использованы. И вина за это падает на США. Несмотря на пребывание в Белом доме Рузвельта, в американском внешнеполитическом истэблишменте в 30-е годы доминировали консервативные силы, стоявшие на позициях либо изоляционизма, либо активного подталкивания Германии к схватке с СССР. Когда в марте 1938 г. Германия аннексировала Австрию, Советское правительство заявило, что оно "по-прежнему готово участвовать в коллективных действиях, которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранение усилившейся опасности новой мировой бойни. Оно согласно приступить немедленно к обсуждению с другими державами в Лиге наций или вне ее практических мер, диктуемых обстоятельствами" 24 . От США, которым было официально направлено советское предложение, ответа не последовало. За Австрией наступила очередь Чехословакии. Правительство США не только не осудило мюнхенскую сделку, но направило Н. Чемберлену поздравление по этому поводу.

В послевоенные годы буржуазными историками на Западе написано немало всяческих небылиц по поводу "неискренности" Советского Союза в его переговорах с Англией и Францией весной и летом 1939 г., посвященных возможному совместному отпору фашистской агрессии. В попытке выгородить Париж и Лондон, фактически стремившихся столкнуть СССР с фашистской Германией, а самим остаться в стороне, некоторые американские советологи за отсутствием аргументов делают упор на эмоции, уверяя, что "как морально, так и интеллектуально Чемберлен и Галифакс (продавшие Гитлеру Чехословакию в Мюнхене! - Г. Т.) были не способны к подобной дипломатии в духе Макиавелли" 25 . Но о каком честном подходе к соглашению со стороны Англии и Франции могла идти речь, если даже после нападения гитлеровской Германии на СССР английские политики, которые сменили у власти Чемберлена и Галифакса, относились к сотрудничеству с СССР как к "сделке с Мефистофелем"? Об этом свидетельствуют вполне компетентные американские историки 26 . Эти английские деятели (как и некоторые их американские коллеги) рассчитывали выиграть войну с помощью СССР и в то же время... лишить Советский Союз плодов победы!

Маневрирование определенных влиятельных западных политиков было нацелено тогда на то, чтобы направить агрессию Германии на Восток. Советский Союз, разгадавший коварные намерения Парижа и Лондона, вынужден был подписать 23 августа 1939 г. пакт о ненападении с Германией, который был предложен Берлином. Тем самым был сорван намечавшийся против СССР сговор западных держав, попытки Англии и Франции втянуть его в вооруженный конфликт с Германией в условиях полной изоляции. Пойдя на заключение соглашения с Германией, СССР выиграл почти два года для подготовки к отпору фашистской агрессии.

Советско-американское сотрудничество в военные годы. В США реакция на нападение фашистской Германии на СССР была неоднозначной. Большинство американцев расценило начало войны между СССР и гитлеровской Германией как огромное облегчение для США. 23 июня военный министр США Г. Стимсон доклады-


24 Документы по истории мюнхенского сговора 1937-1939. М. 1979, с. 60.

25 Ulam А. В. Op. cit., p. 275.

26 См. Gaddis J. L. Strategies of Containment. A Critical Appraisal of Postwar American National Security Policy. N. Y.-Oxford. 1982, pp. 3-4.

стр. 10


вал президенту мнение американского командования о том, что этот шаг Германии "почти напоминает дар провидения" и что в результате такого развития событий США получили драгоценную передышку. Однако Стимсон не верил в возможность победы Советского Союза и считал, что СССР продержится максимум три месяца 27 . Были в США и такие политики, которые открыто выражали удовлетворение по поводу "предстоящего разгрома большевистской России". Была и довольно многочисленная группировка, чьи настроения четко выразил сенатор-демократ Г. Трумэн, заявивший, что США должны помогать той стороне, которая проигрывает. "Если мы увидим, что выигрывает Германия, - сказал он, - то мы должны помочь России, а если выигрывает Россия - то помочь Германии, и таким путем дать им возможность убивать друг друга как можно больше" 28 . Эта ремарка Трумэна вытекала из его глубоко продуманной позиции. Американские историки, как ревизионисты, так и традиционалисты, могут еще долго ломать копья, споря о том, каковы были те объективные причины, которые породили "холодную войну", и можно ли было избежать ее. Но никак нельзя забывать о такой немаловажной субъективной причине, как личные симпатии и антипатии Трумэна, его циничный подход к международной политике, ярко проявившийся в вышеприведенном высказывании.

Летом 1941 г. верх в США взяла все-таки линия Рузвельта. В том же номере "The New York Times", в котором было помещено высказывание Трумэна, на первой странице было опубликовано сообщение из Вашингтона от 24 июня о том, что "президент Рузвельт торжественно заявил сегодня, что Соединенные Штаты окажут всю посильную помощь Советской России в ее обороне против нацистской Германии". Во исполнение этого обещания США открыли кредиты Советскому Союзу и начали кое-какие поставки военного оборудования. Однако военные поставки, обещанные Москве, летом и ранней осенью 1941 г. тормозились. Лишь после того, как в ноябре 1941 г. Рузвельт заявил, что "оборона Союза Советских Социалистических Республик жизненно важна для обороны Соединенных Штатов" 29 и тем самым санкционировал распространение на СССР действие закона о ленд-лизе, дело с поставками военных материалов в СССР улучшилось. По закону о ленд-лизе в Советский Союз за годы войны было поставлено из США товаров на сумму 9,8 млрд. долл., в том числе грузовики, локомотивы, электрогенераторы, металлы и продовольствие, а также 14450 самолетов, около 7000 танков. Однако удельный вес полученных в СССР по ленд-лизу материалов не превысил 4% объема промышленной продукции, произведенной за годы войны на советских предприятиях 30 .

Но как бы ни оценивать значение материальной помощи США, Англии и Канады Советскому Союзу во время войны или роль военных операций союзников в Италии в 1943 г. и во Франции в 1944 г., бесспорным фактом остается то, что основной вклад в дело разгрома Германии был внесен советским народом и его Вооруженными Силами. На протяжении почти четырех лет советско-германский фронт приковывал к себе основную массу сил и средств фашистской Германии. Против советских войск одновременно действовало от 190 до 270 наиболее боеспособных дивизий Германии и ее союзников, в то время как англоамериканским войскам в Северной Африке противостояло в 1941 - 1943 гг. от 9 до 20 дивизий, в Италии в 1943-1945 гг. от 7 до 26


27 См. Наrriman W. A., Abel E. Special Envoy to Churchill and Stalin. 1941- 1946. N. Y. 1975, p. 67.

28 The New York Times, 25.VI. 1941.

29 Цит..по: Taubman W. Stalin's American Policy. N. Y.-Lnd. 1982, p. 34.

30 Советская военная энциклопедия. Т. 4. M. 1977, с. 549.

стр. 11


и в Западной Европе, после высадки союзных сил в Нормандии, - от 56 до 75 дивизий. На советско-германском фронте были разгромлены и пленены основные силы фашистского блока - в общей сложности 607 дивизий, тогда как союзники за все время войны разгромили и пленили всего лишь 176 дивизий противника. Потери немецко-фашистской армии в войне против Советского Союза достигли 10 млн. человек, или более 73% всех ее потерь 31 .

При этом Советские Вооруженные Силы не только громили гитлеровские войска в Европе, но и сковывали значительные силы японской армии, что было важно для США, находившихся в ожесточенной схватке с Японией. Не питая особых иллюзий насчет сдержанности японских милитаристов, СССР, несмотря на пакт о нейтралитете от 13 апреля 1941 г., вынужден был и в разгар войны с Германией держать на Дальнем Востоке значительные вооруженные силы - до 40 дивизий.

Нападение японцев на Пёрл-Харбор (7 декабря 1941 г.), положившее начало войне США с Японией, совпало по времени с началом советского наступления под Москвой- первой крупной победой, одержанной советскими войсками в ходе войны с Германией. После завершения разгрома фашистских войск под Москвой генерал Д. Макартур, командующий американскими войсками на Тихом океане, направил в Москву телеграмму, в которой поздравил советские войска с победой. Он писал: "Мир возлагает свои надежды на доблестные знамена русской армии. За мою жизнь я принимал участие в ряде войн, был свидетелем других и подробно изучал кампании великих полководцев прошлого. Ни в одной из них я не видел такого прекрасного сопротивления тяжким ударам доселе непобедимого противника, за которым последовало сокрушительное контрнаступление, отбрасывающее врага к его собственной стране. Размах и величие этих усилий являются величайшим военным достижением во всей истории" 32 .

Победу же под Сталинградом, когда советские войска разгромили одну из наиболее крупных и активных группировок вооруженных сил Германии и тем самым дали возможность англо-американским войскам успешно завершить операции в Северной Африке, а затем высадиться в Сицилии, государственные деятели союзников СССР и вся англо-американская печать единодушно расценили как окончательную потерю Германией стратегической инициативы. "По мере того, как развивается битва России, - писал в марте 1943 г. еженедельник "The Nation", - мир является свидетелем современного чуда, хотя то, что происходит, вовсе не чудо, а результат превосходного командования и бесконечной человеческой стойкости. Дата окончательной победы несомненно была приближена на многие месяцы, возможно на годы" 33 .

Все народы, участвовавшие в борьбе против германского фашизма и японского милитаризма, понесли тяжелые жертвы. Но особенно тяжелые испытания выпали на долю советского народа. Эта война унесла более 20 миллионов жизней советских людей, что составидо 40% всех людских потерь во второй мировой войне. Более трех миллионов своих воинов потеряли Советские Вооруженные Силы при освобождении народов Европы и Азии. Фашисты превратили в руины тысячи городов и поселков Советского Союза. Общая сумма ущерба, нанесенного народному хозяйству страны и отдельным гражданам, составила 679 млрд. рублей 34 . Экономическое развитие СССР в результате разрушений и временной оккупации значительной части его территории было отброшено на несколько лет назад, в то время как валовой национальный продукт


31 История второй мировой войны 1939-1945. Т. 12. М. 1982, с. 35.

32 Цит. по:Корионов В., Яковлев Н. СССР и США должны жить в мире. М. 1961, с. 47.

33 The Nation, March 6, 1943, p. 17.

34 Советская военная энциклопедия. Т. 2, с. 65-66.

стр. 12


США за годы их официального участия во второй мировой войне - с 1941 по 1945 гг. - увеличился на 87,4 млрд. долл., или на 70% 35 .

Военное сотрудничество США, СССР и Великобритании было большим, чем разрядка в том понимании, которое мы придаем этому термину в настоящее время. Это было единство и согласие во имя общей цели: разгрома врага и построения основ прочного послевоенного мира. Оно характеризовалось высокой степенью деловых контактов на высшем уровне (об этом свидетельствуют три большие встречи в верхах, проведенных за годы войны, и обширная переписка между руководителями трех держав; когда было необходимо быстро согласовать какой-нибудь острый и сложный вопрос, из одной столицы в другую посылались лица, облеченные широкими полномочиями на этот счет, в частности министры иностранных дел); равенством во взаимоотношениях и уважением интересов партнеров; готовностью к деловым компромиссам на принципиальной основе с учетом интересов других государств - участников антигитлеровской коалиции; широким сотрудничеством между внешнеполитическими и военными ведомствами сторон на рабочем уровне; существенным сокращением пропагандистской полемики по идеологическим вопросам, хотя естественно, что участники коалиции отнюдь не меняли своих убеждений, а пресса каждой из стран продолжала выступать со своих идеологических позиций.

Между тем вопросы, которые приходилось решать во время войны, были порой гораздо острее, чем многие из тех, которые ныне изображаются как "неразрешимые". Это были проблемы, касавшиеся часто судеб целых народов, совместной разработки и координации неслыханных по своему размаху военных операций, выработки единой линии по отношению к противникам, поведения по отношению к побежденным, послевоенного устройства мира, принципов и форм сотрудничества государств в послевоенное время. И они решались, и при том быстро, по-деловому. Несмотря на сложности и трудности, на порой существенные расхождения в интересах, находились компромиссные варианты, устраивавшие всех участников переговоров. Конечно, имели место и разногласия и порой довольно острые. Но, как отмечали советские руководители, удивляться надо не тому, что существуют разногласия, а тому, что их так мало и что они, как правило, разрешаются почти каждый раз в духе единства и согласованности действий трех великих держав.

Почему удавалось преодолевать имеющиеся разногласия и быстро находить общий язык? Потому, отмечал глава Советского правительства, что "в основе союза СССР, Великобритании и США лежат не случайные и преходящие мотивы, а жизненно важные и длительные интересы" 36 . Самым главным из них был разгром германского фашизма и японского милитаризма, покусившихся на свободу и независимость многих стран и народов. Но не менее важным было и строительство такого послевоенного мира, который бы исключал повторение цикла событий, приведших к первой и второй мировым войнам. И отнюдь не случайно, что на конференциях военного времени руководители трех великих держав уделили больше внимания послевоенному мироустройству, чем непосредственным проблемам войны. Это внимание к проблемам послевоенного устройства, в частности к созданию Организации Объединенных Наций (с учетом при этом негативного опыта Лиги наций), себя оправдало. Несмотря на все перипетии "холодной войны" и вспышки локальных войн, которыми было отмечено послевоенное время, мир избежал новой глобальной катастрофы.


35 Historical Statistics of the United States: Bicentennial Edition. Colonial Times to 1970. Pt. 1. Washington. 1975, p. 224.

36 Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М. 1946, с. 144.

стр. 13


"Холодная война" и ее причины. Насчет того, какая трансформация произошла с внешней политикой США сразу после второй мировой войны, написаны уже буквально тысячи томов. В них даются самые разнообразные, порой прямо противоположные объяснения причин этого, хотя все американские историки и политологи - представители и консервативных, и неоревизионистских, и антиревизионистских школ - согласны в том, что трансформация имела место. Одним из наиболее откровенных объяснений причин резкого поворота во внешней политике США является мнение ныне покойного патриарха американских политологов, представителя школы "реальной политики" Г. Моргентау. Он писал: "Америка (именно США, а союзники - не в счет! - Г. Т.) мобилизовала свои людские и материальные ресурсы с целью выигрыша второй мировой войны путем уничтожения мощи Германии и Японии. А когда война была победоносно окончена, она очутилась в одиноком превосходстве (!) среди бессильных врагов и ослабленных союзников... В результате ее (sic!) усилий и распределения сил к концу войны Соединенные Штаты, пробудившись однажды утром, обнаружили, что они являются самой могущественной нацией на земле". Но, добавлял Моргентау, когда Америка очутилась в "зените своего могущества, цель и мощь оказались разведенными: ее мощь намного превзошла ее цель, и она не имела цели, соразмеримой с ее мощью!" 37 . А раз так, то надо привести их в соответствие: поднять цель до уровня мощи. Так и появилась идея всемирной американской гегемонии - "Паке Американа", которая надолго заворожила очень многих деятелей в руководстве США и более широких кругах их правящего класса.

Окончание второй мировой войны и формулирование этой цели роковым образом совпали с изменением в самом американском руководстве - со смертью Рузвельта и приходом в Белый дом Трумэна. Последний, как явствовало из его высказываний в начале войны, был заинтересован лишь в одном - максимализации мощи США и нажиме с позиции этой превосходящей силы как на союзников (в числе которых СССР тогда еще фигурировал), так и на бывших противников ради создания "мира по-американски". Самый термин "холодная война", широко вошедший в международный лексикон с середины 40-х годов, не есть некое беспристрастное описание определенного состояния отношений между США и СССР, ухудшившихся, как нередко пишут американские (в том числе и либеральные) историки, по вине обеих сторон. Термин "холодная война" на самом деле описывает политику лишь с одной стороны - со стороны США. В американских документах того периода (ныне рассекреченных) речь шла именно об американской стратегии "холодной войны". "Мы достигнем наших целей стратегией холодной войны, наращивая нашу военную силу", - говорилось в широко известном ныне меморандуме Совета национальной безопасности США - СНБ-68, определившем военно-политическую стратегию США на многие годы вперед 38 .

Эта стратегия была нацелена на то, чтобы переиграть территориальные и социальные итоги второй мировой войны в соответствии с поставленной Вашингтоном целью достижения США глобальной гегемонии. И не только переиграть итоги войны, но и привести к постепенному "размягчению", а в максимальном варианте ликвидации Советской власти, как об этом откровенно говорили американские авторы - теоретики стратегии "сдерживания" и "отбрасывания" коммунизма, Советского Союза! Это была стратегия экономического и военного давления на СССР и дружественные ему государства с позиции превосходящей


37 Morgenthau H. The Purpose of American Politics. N. Y. 1960, pp. 178-179.

38 FRUS, 1950. Vol. I. National Security Affairs; Foreign Economic Policy. Washington. 1977, p. 291.

стр. 14


американской силы 39 . Порой дело доходило до почти шизофренических приемов. В одной из последних американских публикаций помещен меморандум директора Управления международной торговой политики США от 12 июля 1950 г., адресованный помощнику государственного секретаря по экономическим вопросам, носивший гриф "совершенно секретно". О чем беспокоился американский радетель международной торговли? О том, что СССР как крупнейший производитель золота иногда продает его на мировом рынке. Так нельзя ли как-нибудь так маркировать или удостоверять все остальное золото, имеющее хождение в мире, чтобы советское золото было сразу заметно и тем самым его можно было бы "иммобилизовать" - "уничтожить всю монетарную стоимость вне пределов СССР советского золота, сделав тем самым невозможным для Советов использовать это золото для покупки товаров! " 40 .

Что же касается переговоров с СССР, на которые тогдашние лидеры Вашингтона готовы были бы дать свое согласие, то они должны были лишь "формально зафиксировать... отступление Советского Союза" 41 (ни больше ни меньше!), как об этом откровенно говорилось все в том же документе СНБ-68. США надеялись на успех этой стратегии на том основании, что в первые послевоенные годы они оказались монопольным обладателем атомной бомбы и в то же время государством, сконцентрировавшим в своих руках мощные орудия реконструкции послевоенного мира - колоссальные материальные и финансовые ресурсы, накопленные в годы войны. Оперируя этими двумя рычагами, "кнутом и пряником", и надеялся Вашингтон реализовать "Паке Американа" - "американскую Мечту" в ее максимальном варианте!

Советский Союз, как признают многие западные историки не только ревизионистского направления, но и вполне ортодоксальные, вроде М. Шулъмана, директора Института по углубленному изучению России им. А. Гарримана 42 , или же У. Таубмена из колледжа Амхерст, хотел сохранения дружественных отношений с США - не просто "разрядки" (detente), но, как подчеркивает Таубмен, "продолжения согласия" (entente), отнюдь не собираясь бросать вызов никаким реальным американским жизненно важным интересам 43 .


39 Речь шла не просто о давлении, но и о конкретных приготовлениях США к нападению на СССР (см., в частности: Трофименко Г. А. Эволюция военно-политической стратегии США после второй мировой войны. - Вопросы истории, 1976, N 3; его же. Средства и методы внешней политики США.- Там же, 1979, N 5). В западной научной печати также появился ряд работ, основанных на некоторых ранее недоступных документах военных ведомств США, в деталях раскрывающих конкретные калькуляции американских стратегов, планировавших превентивные ядерные удары по СССР (см., в частности: FriedbergA. L. A History of the U. S. Strategic "Doctrine" - 1945 to 1980.-The Journal of Stategic Studies, Lnd., December 1980, N3; Rosenberg D. A. "A Smoking Radiation Ruin at the End of Two Hours". Documents on American Plans for Nuclear War with the Soviet Union, 1954-1955.-International Security, Winter 1981/82; ejusd. The Origins of Overkill: Nuclear Weapons and American Strategy, 1945-1960.- International Security, Spring 1983).

40 FRUS, 1950. Vol. IV. Central and Eastern Europe; The Soviet Union. Washington. 1980. p. 1212. Читая подобные прожекты, невольно задумываешься: а не списывают ли рейгановские эксперты по СССР свои предложения об "экономическом бойкоте" СССР, Кубы, и т. д. с этих документов?

41 FRUS, 1950, Vol. I, p. 274.

42 См., в частности: Shulman M. D. Stalin's Foreign Policy Reappraised. Cambridge (Mass.). 1963.

43 Таubman W. Op. cit., p. 74. Желание Советского правительства к продолжению сотрудничества с США подтверждает и известный американский журналист Г. Солсбери в своих недавно вышедших мемуарах. Он был корреспондентом "New York Times" в Москве в первые послевоенные годы. В феврале 1950 г. он подготовил серию статей для своей газеты, в которых подчеркивал готовность СССР совместно с США приложить усилия "к разрешению нерешенных проблем, включая вопросы контроля над атомной энергией". Позднее, после начала войны в Корее, Солсбери в ряде сообщений из Москвы подчеркнул, что, путешествуя по СССР, он не обнаружил никаких военных приготовлений, что Советский Союз вовсе не готовится к войне с США

стр. 15


СССР хотел продолжать отношения, развивать и углублять сотрудничество с США в послевоенное время на основе определенных принципов. Каковы были эти принципы? Во- первых, сохранение верности обязательствам, принятым в ходе сотрудничества военных лет. Во-вторых, соблюдение тех основ взаимоотношений, которые были заложены в договоренности между Рузвельтом и Литвиновым при установлении дипломатических отношений.

В ходе Ялтинской и Потсдамской конференций были достигнуты определенные договоренности о послевоенном устройстве Европы, в частности о признании новой политической реальности, сложившейся в итоге второй мировой войны в Восточной Европе. Эта реальность характеризовалась тем, что на месте прежнего "санитарного кордона" из в основном недружественных Советскому Союзу режимов на его западных границах сложился пояс дружественных ему государств, ставших на путь строительства социализма. Эта реальность состояла в образовании Германской Демократической Республики в восточной части бывшего фашистского рейха. Эта реальность, наконец, состояла в том, что СССР явился одним из учредителей ООН и в этом своем качестве имел полное право претендовать на равноправное участие в развитии и совершенствовании системы международной безопасности с учетом законных интересов образовавшейся мировой системы социалистических государств. Однако после того как "изумительная военная машина" Советского Союза разгромила фашистскую Германию и Японию в союзе с вооруженными силами США и Англии, Вашингтон и Лондон стали пытаться вновь отстранять СССР от решения важнейших вопросов послевоенного мироустройства или же приглашать его принять такие "решения", которые означали бы безоговорочное одобрение любых планов и проектов, разработанных в Вашингтоне. Так было и с "планом Баруха" по контролю за атомной энергией, и с политикой в отношении держав "оси", и с проблемой экономического восстановления Европы и т. д. и т. п. В то же время Вашингтоном предпринимались колоссальные усилия по "отбрасыванию социализма". Как замечает У. Таубмен, подход Трумэна к взаимоотношениям с СССР строился по принципу "что мое - то мое, а о том, что ваше, - можно поговорить!" 44 .

Социально-политические реальности в Европе, которые западные державы отказывались признать в 40-х годах, всячески стараясь переиграть- то экономическим, то военным давлением - итоги второй мировой войны, заставили их в конце концов подписать в 1975 г. Заключительный акт Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству. Спрашивается, нужны ли были 30 лет "холодной войны", доктрины "сдерживания" и "освобождения", два раунда широкомасштабной гонки вооружений, оторвавшие колоссальные средства от задач послевоенного восстановления в Европе, для того, чтобы начать строить общеевропейскую систему безопасности с запоздалого признания Западом социально-политических изменений, происшедших в Европе в итоге второй мировой войны и развала фашистского рейха? Не слишком ли дорогой ценой был оплачен этот сдвиг к реализму?


(как об этом и в то время шумели в Америке). "Я отмечал, - пишет он, - что программа реконструкции Москвы несовместима со сценарием, согласно которому СССР должен был вовлечься в войну с США" в Европе или Азии. Однако большинство такого рода сообщений было либо "убито" в редакции "New York Times", либо помещено в сильно урезанном виде, а самого Солсбери в США начали обвинять в "распространении коммунистической пропаганды". "Постепенно я начал понимать, что происходит, - пишет он. - Я снова нарушил правила. Я сообщил важную, но неприятную правду. То, что я писал о Советском Союзе и его военных приготовлениях (т. е. об отсутствии таковых.- Г. Т.); не соответствовало тогдашним укоренившимся стереотипам" (Salisbury Н. Е. A Journey for Our Times. A Memoir. N. Y. et al. 1983, pp. 356-376). 44 Тaubman W. Op. cit, p. 100.

стр. 16


Что касается принципов взаимоотношений, установленных соглашением Рузвельт - Литвинов, в частности касательно невмешательства СССР и США во внутренние дела друг друга, то эти положения никак не вязались с акциями послевоенных американских администраций, сохранявших на территории США эмигрантские правительства и организации, посягающие на территориальную целостность СССР. Эти принципы никак нельзя совместить и с принятием конгрессом США решений вроде поправки Т. Джексона - Ч. Вэника к закону о торговле 1974 г., представляющих собой прямое вмешательство во внутренние дела Советского Союза. Когда в 70-е годы арабские государства, проводящие экономический бойкот Израиля, начали применять этот бойкот и к американским компаниям, торгующим с Израилем, заставляя их отказываться от сделок с последним, конгресс США по инициативе президента Дж. Картера специальным актом осудил поведение американских фирм, которые пошли на уступки арабам, и предусмотрел впредь санкции к фирмам за такое "несносное поведение", "нарушающее принципы свободы торговли" 45 . Поправка же Джексона - Вэника к закону о торговле пыталась навязать СССР, как государству, нормы его внутреннего поведения, сделав это условием, при котором только и возможна американо-советская торговля! Так что помимо прямого вмешательства во внутренние дела СССР эта поправка явилась попранием тех принципов международных коммерческих отношений, которые конгресс считает обязательным для юридических лиц собственной страны.

Вопреки соглашению Рузвельт - Литвинов США создали радиостанцию "Свобода", вся деятельность которой направлена на подрыв общественного строя СССР. Наконец, печальную известность получила и т. н. поправка Ч. Керстэна к закону о взаимном обеспечении безопасности 1951 г., предусматривавшая организацию "отобранных лиц", бежавших из СССР и других социалистических стран, в специальные военные отряды для диверсионных действий на территориях соответствующих стран 46 . Все это, естественно, не могло не ухудшить отношений между двумя странами, хотя для этого не было других оснований, кроме субъективного желания тогдашнего руководства США распространить на весь мир принципы доктрины Монро!

От конфронтации к новой нормализации. Даже в те периоды, когда проводившаяся США "холодная война" достигала особой напряженности, СССР не захлопывал двери для конструктивного диалога, стремясь облегчить трезвомыслящим американским кругам найти выход из тупика, созданного политикой "холодной войны". Линия Советского Союза на мирное сосуществование, на разрядку давала свои плоды. Президентство Д. Эйзенхауэра, начавшееся с провозглашения доктрины "освобождения" социалистических стран, с американского "балансирования на грани войны" с целью запугать СССР, закончилось визитом вице-президента США Р. Никсона в СССР летом 1959 г. и визитом в США Председателя Совета Министров СССР в сентябре того же года. Президентство Дж. Кеннеди также началось с обострения отношений между США и социалистическими государствами - с


45 См. Cater J. Keeping Faith. Memoirs of a President. Toronto et al. 1982, p. 278.

46 См. Executive Sessions of the Senate Foreign Relations Committee (Historical Series). Vol. Ill, Pt. 2. Washington. 1976, p. 657. Симптоматично, что влиятельные круги в США ныне пытаются оживить поправку Керстэна, приспособив ее для "новой военной стратегии". Выступая весной 1983 г. с речью о необходимости реформы военной стратегии США, сенатор-демократ С. Нанн, играющий важную роль в комиссии по делам вооруженных сил, заявил: "В 50-е годы мы подготовили и развернули специальные силы, предназначением которых было, функционируя за линией фронта, чинить помехи советской военной деятельности... и подстрекать местное население к сопротивлению. Эту концепцию следует возродить" (цит. по: Congressional Record, March 22, 1983, p. S3643).

стр. 17


берлинского кризиса 1961 г., с организованной Вашингтоном интервенции против Кубы. Это время было периодом самой острой за всю послевоенную историю советско- американской конфронтации, когда обе стороны в октябре 1962 г. оказались на волосок от ядерной войны. Однако сдержанность, проявленная государственным руководством как с той, так и с другой стороны, помогла двум странам мирно разрешить кризис.

К 20-летию карибского кризиса ведущие его участники с американской стороны -Д. Раек, Р. Макнамара, Дж. Болл, Р. Гилпатрик, Т. Соренсен и М. Банди, занимавшие в то время ключевые посты в администрации США, опубликовали в журнале "Time" свою оценку уроков этого кризиса. Они имели целых 20 лет на размышления и поэтому, очевидно, делали выводы взвешенно, обдуманно. С основными из тех заключений, к которым они пришли, нельзя не согласиться, тем более, что их соображения выходят за рамки эпизода, о котором непосредственно идет речь. Прежде всего они подчеркивают необходимость точной взаимной оценки двумя государствами интересов друг друга. При этом, добавим, действительных интересов, а не демагогии по поводу таковых, когда агрессивные акции против малых третьих стран маскируются разговорами о "жизненно важных интересах". Далее этими авторами выделяется необходимость спокойного и продуманного подхода к любому международному кризису, без ажиотажа и раздувания военного психоза. Следующий вывод состоит в иллюзорности погони за ядерным превосходством в условиях, когда обе стороны обладают неуязвимыми термоядерными силами возмездия. Некоторым из нынешних руководителей США, ослепленных миражами вечно ускользающего от них ядерного превосходства, следовало бы прислушаться к этому заключению крупных общественных деятелей собственной страны. И, наконец, речь идет о выводе, который в свое время сформулировал президент Кеннеди: в отношениях между двумя великими державами недопустимо ставить партнера в такое положение, когда у него не будет иного выбора, кроме как между войной и унижением 47 .

Результатом советско-американской конфронтации осенью 1962 г. было осознание необходимости предпринять неотложные конструктивные шаги по обузданию гонки ядерных вооружений и налаживанию советско-американского сотрудничества на долгосрочной основе. Прямым следствием карибского кризиса было заключение в июне 1963 г. соглашения между СССР и США об установлении специальной линии связи между правительствами двух стран ("горячей линии"). В том же 1963 г. был разработан и подписан в Москве договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. В президентство Л. Джонсона было заключено еще два международных договора, в разработку которых СССР внес немалый вклад: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, запретивший вывод на орбиту или размещение на космических телах оружия массового уничтожения, и Договор о нераспространении ядерного оружия, ограничивший гонку ядерных вооружений в мире.

Требования изменить политику США в отношении СССР нарастали в американском обществе, уставшем и от "холодной войны" и от войн, в которых США участвовали после второй мировой войны. Однако потребовалось еще 10 лет, прежде чем необходимость, осознанная президентом Кеннеди и в известной мере разделявшаяся президентом Джонсоном, построить советско-американские отношения на ином фундаменте, чем система взаимных угроз, начала претворяться в жизнь. Немалую роль в этом сыграли американское фиаско во Вьетнаме


47 См. Time, September 27, 1982, pp. 36-37.

стр. 18


и кризис примитивного антикоммунизма - идейной базы политики "холодной войны", крах упрощенных "черно-белых" представлений о мире (хотя, как показывает нынешний всплеск "утробного антикоммунизма" в американском руководстве, окончательно этот манихейский взгляд на мир еще не преодолен).

СССР, верный концепции мирного сосуществования, всегда держал открытой дверь для радикального улучшения отношений с США. В принятой XXIV съездом КПСС (1971 г.) Программе мира предусматривалось налаживание активного сотрудничества со всеми странами независимо от их строя в интересах урегулирования острых международных кризисов и решения универсальных общечеловеческих проблем. В заключительной резолюции съезда подчеркивалось: "Советский Союз готов к развитию отношений и с Соединенными Штатами Америки, исходя из того, что это отвечает как интересам советского и американского народов, так и интересам всеобщего мира" 48 .

По сути дела, Советский Союз и страны социалистического содружества своей упорной целенаправленной борьбой за мир и взаимопонимание между народами, своими инициативами по решению проблем разоружения и урегулированию кризисных ситуаций, своим последовательным отстаиванием принципа мирного сосуществования и экономического соревнования государств с различным социальным строем, да и просто примером своего внешнеполитического поведения проложили дорогу к разрядке международной напряженности и привлекли на сторону этого курса широкие общественные круги во всех странах мира. В конце концов на путь разрядки вслед за Западной Европой с осторожностью вступили и Соединенные Штаты.

Разрядка как способ радикального улучшения отношений. Объективные долгосрочные потребности США - действительно их жизненно важные интересы - оказались, как и в канун второй мировой войны, сильнее идеологических антипатий и прошлых настроений. Как сейчас очевидно, и это подтверждают в своих мемуарах и Р. Никсон и Г. Киссинджер, они поначалу замышляли разрядку как передышку, как схему, которая даст США возможность выйти из вьетнамской трясины без потери лица и как бы превратить поражение на поле боя в дипломатический успех. Р. Такер из университета Джонса Гопкинса, ставя все точки над "i", пишет еще более откровенно: "Разрядка не была альтернативой сдерживанию как таковому. Напротив, она была задумана как новая и более легкая разновидность сдерживания, которая могла получить поддержку в свете массовых настроений, порожденных, или, казалось, порожденных, Вьетнамом" 49 .

В том, что касается замыслов тогдашних лидеров Вашингтона, Такер прав. Но в начавшемся процессе разрядки верх одержали не эти узкоэгоистические замыслы творцов внешней политики США, а та интерпретация разрядки, которая была дана широкими массами американцев, почувствовавшими в разрядке не передышку в тактическом смысле слова, а поворот от политики войн и интервенций (в которые США, взвалившие на себя бремя мирового полицейского, втянулись сразу же после окончания второй мировой войны) к строительству "прочного здания мира" на земле, как торжественно обещал им президент Никсон. И как бы ни хотели первоначально Никсон и Киссинджер свести процесс разрядки к тому, чтобы советская сторона просто подыграла Никсону в его предвыборной стратегии, антивоенная гуманистическая идея разрядки, энергично поддержанная мировым общественным мнением, привела к тому, что лидеры республиканской администрации


48 Материалы XXIV съезда КПСС. М. 1971, с. 196.

49 Tucker R. W. Beyond Detente.- Commentary, March 1977, p. 46.

стр. 19


вынуждены были осуществлять этот процесс в какой-то мере по-деловому, широкомасштабно, на равных с другой стороной.

Киссинджер, надо отдать ему должное, позднее осознал этот процесс как объективно необходимый Соединенным Штатам. "Разрядка, - говорил он, выступая в декабре 1975 г. на совещании американских послов в Европе, - это не просто смягчение тона. Разрядка - это проблема, с которой столкнется каждый американский президент, кто бы им ни был" 50 . Почему? Да потому, отмечал Киссинджер, что "впервые в новейшей истории нам приходится иметь дело со странами, приблизительно равными нам по силе, когда мы не можем контролировать события так, как мы могли контролировать их в прошлом" 51 .

Разрядка означала существенные позитивные сдвиги в советско-американских отношениях. Это выразилось не только в улучшении политической атмосферы, но и в конкретной, оформленной в соответствующих соглашениях договоренности по широкому кругу вопросов, касающихся взаимоотношений двух стран. За восемь лет, начиная с 1972 г., СССР и США подписали свыше 50 договоров и соглашений, что составило почти половину всех договоров и соглашений, заключенных ими с момента установления дипломатических отношений. В результате в 70-х годах оформилась определенная инфраструктура отношений между двумя государствами, были очерчены сферы обоюдной заинтересованности, своего рода свод правил, которыми стороны согласились руководствоваться в своих взаимоотношениях и действиях на мировой арене. Особо важное значение для советско-американских взаимоотношений имели подписанный в мае 1972 г. документ "Основы взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки", Соглашение о предотвращении ядерной войны, заключенное в июне 1973 г., а также соглашения об ограничении стратегических вооружений. В документе "Основы взаимоотношений между СССР и США" говорилось, что обе стороны "будут исходить из общей убежденности в том, что в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования" 52 . Как отмечалось на XXV съезде КПСС, главное значение названных документов состоит "в том, что в совокупности они заложили солидную политическую и правовую базу для развития взаимовыгодного сотрудничества между СССР и США на принципах мирного сосуществования" 53 .

Почему США не ратифицировали договор ОСВ-2. 18 июня 1979 г. - через семь лет после подписания первых советско-американских соглашений по ограничению стратегических вооружений - на встрече руководителей СССР и США в Вене был подписан новый пятилетний Договор об ограничении наступательных стратегических вооружений (ОСВ- 2). Его суть - количественное ограничение стратегических вооружений и сдерживание их качественного совершенствования. Этот договор представлял собой самый всеобъемлющий и детализированный из всех международных договоров по ограничению вооружений, когда-либо заключавшихся между странами. В случае вступления его в силу он укрепил бы взаимную стратегическую стабильность между СССР и США. Однако по вине американской стороны договор ОСВ-2 официально в силу не вступил, хотя обе стороны и сделали заявления, что они будут соблюдать его де-факто.

Почему же США отказались ратифицировать договор, который реально ограничивал гонку стратегических ядерных вооружений между


50 International Herald Tribune, 12.IV. 1976. (Официальная версия речи Киссинджера была опубликована только через четыре месяца после его выступления.)

51 U. S. News and World Report, March 15, 1976, p. 25.

52 Советская программа мира в действии. М. 1972, с. 16.

53 Материалы XXV съезда КПСС. М. 1976, с. 20.

стр. 20


СССР и США и создавал предпосылки для дальнейшего движения в направлении радикальных сокращений ядерных вооружений сторон на основе принципа равенства и одинаковой безопасности? Задним числом в США было изобретено немало объяснений на этот счет. Одним из главных "аргументов" была ссылка на ввод ограниченного контингента советских войск в Афганистан. Дело, однако, в том, что судьба договора ОСВ-2 была предрешена в США еще до этого. Всякий, кто даст себе труд ознакомиться с дебатами по договору ОСВ-2 в сенатской комиссии по международным отношениям (лето - ранняя осень 1979 г.) и проходившими примерно в то же время обсуждениями договора в сенатской комиссии по делам вооруженных сил, не сможет не увидеть, что договор ОСВ-2 оказался неприемлемым для вышедшей к концу 70-х годов на авансцену политической жизни США консервативной группировки как раз по той причине, что он формально фиксировал состояние стратегического паритета между США и СССР 54 . Именно паритет оказался камнем преткновения для этих кругов, какие бы иные причины о неприемлемости договора ОСВ-2 ни приводились публично в обоснование того, почему он был положен в сенате под сукно.

Придя к власти и столкнувшись со все той же проблемой договора ОСВ-2 (договора, весьма популярного среди общественности США), представители администрации Р. Рейгана начали утверждать, что он неприемлем для Вашингтона потому, что по этому договору СССР получил какие-то преимущества, которых нет у США, что он открывает для СССР "окно возможностей" уничтожить контрсиловым ударом своих ракет стационарные американские МБР! Но первое, что сделал президент Рейган в области стратегического строительства, так это отменил размещение новых МБР MX в мобильном варианте (а именно такое их размещение и должно было, согласно Картеру и Пентагону, "компенсировать для США недостатки договора ОСВ-2"). Следующим шагом Рейгана было решение разместить МБР MX в стационарном варианте, в старых шахтах ракет "Минитмэн" или "Титан". После пяти лет непрерывной пропагандистской шумихи о том, что ничего уязвимее стационарных МБР наземного базирования быть не может, ни американская общественность, ни конгресс не смогли понять логики президента, что привело в конце концов к созданию им двухпартийной комиссии Скаукрофта.

Этой комиссии удалось "продать" конгрессменам идею развертывания МБР MX уже не в качестве "средства, закрывающего окно уязвимости" ("окна"-то, как оказалось, не существует, ибо комиссия одобрила стационарное базирование ракет MX!), а в качестве средства... укрепления позиций США на переговорах по разоружению! При этом комиссия не только оправдала надежды президента, поддержав развертывание ракет MX и придумав для этой акции новое ("разоруженческое"!) оправдание, но и ухитрилась породить две новые системы стратегического оружия: новую малогабаритную мобильную ракету "Миджетмэн" и новую миниатюрную ядерную подводную лодку-носитель баллистических ракет 55 . Таким образом, комиссия Скаукрофта сделала дополнительный и прямой вклад в раздувание гонки вооружений в США и "теоретическое обеспечение" этой гонки. И приходится лишь удивляться тому, что некоторые американские журналисты и политологи задают вопрос, почему СССР не оценивает должным образом


54 См. The SALT II Treaty. Hearings before the Committee on Foreign Relations United States Senate, 96th Congress, 1st Session. Pt. 1-5. Washington. 1979; Military Implications of Treaty on the Limitation of Strategic Offensive Arms and Protocol Thereto (SALT II Treaty). Hearings before the Committee on Armed Services United States Senate 96th Congress, Ist Session. Pts. 1-4. Washington. 1979.

55 См. Report of the President's Commission on Strategic Forces. Washington, April 1983, pp. 11, 14.

стр. 21


"гибкость", проявленную комиссией Скаукрофта. Какая же это гибкость?

Короче говоря, решения президента подтвердили, что в договоре ОСВ-2 не было тех недостатков, которые ему приписывались им и другими республиканскими политиками. Отсутствие в договоре каких-либо неприемлемых для США положений подтверждается и тем, что после публичной критики этого договора администрация Рейгана дала торжественное обещание соблюдать его де-факто. Но почему же не де-юре? Почему, задал как-то вопрос Киссинджер, "безопасно придерживаться нератифицированного соглашения и в то же время небезопасно формально ратифицировать то, что вы уже соблюдаете?" 56 . На этот вопрос он не получил ответа из Белого дома. А ларчик открывается просто: признание договора де-факто вполне устраивает администрацию Рейгана потому, что дает ей уверенность в соблюдении советской стороной тех параметров стратегического строительства, которые обеспечивают советско-американский стратегический паритет. В то же время нератификация договора позволяет Рейгану, как ему кажется, уничтожить совместно согласованную почву для переговоров, совместно согласованные критерии и параметры стратегического паритета между СССР и США. А это, в свою очередь, дает Вашингтону возможность запугивать американцев мнимым советским превосходством в стратегических вооружениях, а на переговорах в Женеве об ограничении и сокращении стратегических вооружений (ОССВ) при подходе к определению паритета - подсовывать совершенно новые критерии вместо согласованных СССР и США ранее и санкционированных тремя американскими президентами и четырьмя министрами обороны!

С кем и как договариваться? Судьба договора ОСВ-2, равно как и некоторых других американо-советских соглашений, поставила весьма серьезный вопрос о том, с кем же все- таки можно договариваться в США и можно ли договариваться вообще? И речь идет не только о том, что каждая новая американская администрация как бы полностью порывает цепь правопреемственности и начинает все переговоры "с чистого листа". Эта проблема стоит даже и в рамках одной и той же администрации. Как известно, первой неожиданностью для советской стороны, первым ударом США по разрядке было невыполнение американской стороной своей части комплексной договоренности, достигнутой на советско-американской встрече на высшем уровне 1972 года. Одним из аспектов этой договоренности было обязательство США восстановить для СССР режим наибольшего благоприятствования в торговле (предоставленный Советскому Союзу по торговому соглашению 1937 г. и отмененный в 1952 году). Со своей стороны СССР выразил готовность окончательно рассчитаться с США по военным долгам, в том числе погасить задолженность по ленд-лизу.

Но когда дело дошло до исполнения американского обещания насчет режима наибольшего благоприятствования, то "выяснилось", что это входит в компетенцию не президента, а конгресса. Последний же, под влиянием сторонников антисоветской линии, обставил предоставление такого режима требованиями ряда дополнительных уступок, о которых в достигнутой договоренности речи не шло (поправка Джексона - Вэника). Такой оборот дела продемонстрировал, что США не готовы выполнять те обязательства, которые торжественно даются их руководителями при заключении договоренностей на высшем уровне.

Сделав соответствующие выводы из этого, в СССР стали обращать больше внимания на позицию конгресса. В частности, при разработке договора ОСВ-2 советской стороной был принят во внимание одобрен-

56 Time, May 24, 1982, p. 28.

стр. 22


ный конгрессом и подписанный президентом США в 1972 г. закон 92- 448, которым было введено в силу с американской стороны Соглашение ОСВ-1. Раздел III этого закона гласил, что конгресс признает принцип равенства между США и СССР, отраженный в договоре об ограничении систем ПРО, и "призывает и просит президента добиваться такого будущего договора, который, в числе прочего, не ограничивал бы Соединенные Штаты уровнями межконтинентальных стратегических сил меньшими, чем уровни, разрешаемые для Советского Союза" 57 .

Очевидно, что требование равных численных потолков для СССР и США было нацелено на то, чтобы дать США по новому будущему соглашению не только равенство, но и кое- какие преимущества: ведь если взглянуть в корень вопроса и учесть разницу в геополитическом положении США и СССР, то даже неспециалисту станет ясно, что количественное равенство с США в сфере стратегических вооружений не дает нашей стране абсолютно равную с США степень безопасности. Тем не менее ради прекращения гонки вооружений и стабилизации советско-американского стратегического баланса СССР даже это сугубо численное равенство был готов трактовать как равенство и одинаковую безопасность, не требуя для себя каких-то дополнительных компенсаций по геополитическим соображениям.

И вот ОСВ-2 подписан и представлен на ратификацию в сенат. Сенатская комиссия по делам вооруженных сил рассматривает договор ОСВ-2 и делает следующее заключение: "По нашему суждению, договор ОСВ-2, находящийся ныне на рассмотрении сената, не отвечает критериям, выдвинутым в 1972 г., когда конгресс принял поправку к резолюции, утверждающей Временное соглашение, поправку, которая призывала к равенству в любом будущем договоре ОСВ-2". Далее в решении комиссии приводится текст цитированного выше III раздела закона 92-448 и делается следующее заявление: "Конгресс настаивал на равной численности межконтинентальных стратегических сил, принимая во внимание забрасываемый вес. А этого не сделано в настоящем договоре" 58 .

Подобная постановка вопроса явилась неожиданностью даже для готовых ко всему ведущих советских специалистов по США. Они недоумевали: при чем тут забрасываемый вес? Разве в законе 92-448 где-либо фигурировала формула расчета паритета на основе показателя численности носителей плюс их забрасываемый вес? Почему американские юристы и политики, кичащиеся своим легализмом, ссылаются на формулы, которые до этого никогда не фигурировали ни в советско-американских соглашениях, ни в их собственных законах, касающихся этих соглашений? Если США хотят уточнить понятие "стратегический паритет", расширив его определение, это можно сделать! СССР сам предложил на новых переговорах по ОССВ фиксировать паритет не только по общему числу стратегических носителей, сократив их примерно на 1 тыс. единиц, но и по суммарному числу ядерных зарядов на них. При этом число такого рода зарядов также было бы сокращено до более низких по сравнению с нынешними равных уровней 59 .

Советский Союз готов, как неоднократно подчеркивалось его руко-

57 Legislation on Foreign Relations. March 1974. Washington. 1974, pp. 1173-1174.

58 96th Congress, 2nd Session. Senate. Report N 96-1054 Military Implications of the Proposed SALT II Treaty Relating to the National Defense. Washington. 1980, p. 3.

59 Об этом не только было сказано американской стороне на переговорах по ОССВ, но и объявлено публично (Правда, 2.1.1983). В этих условиях не может не вызвать удивления, что глава американской делегации на переговорах по ОССВ Э. Рауни, отвечая осенью 1983 г. на вопрос корреспондента американской газеты о том, как реагировали США на советское предложение о сокращении числа боеголовок, ухитрился сделать вид, что СССР не предлагал фиксировать паритет по числу ядерных зарядов на стратегических носителях (The Washington Post 11.IX.1983).

стр. 23


водством, конструктивно рассмотреть и любые другие предложения, если они будут отвечать критерию равенства и одинаковой безопасности сторон. Но это проблемы следующих шагов на переговорах. Что же касается договора ОСВ-2, то он был заключен на базе фиксирования паритета как равенства численности пусковых установок сторон и определенного выравнивания числа стратегических боезарядов, которыми они могут располагать (ввиду того, что договор оговаривал максимальное число боеголовок, могущих быть установленными на соответствующих типах баллистических ракет США и СССР, и среднее число крылатых ракет, разрешенных к установке на межконтинентальных бомбардировщиках). Как же можно договариваться со страной, президент которой не может достичь согласия с конгрессом, да и сам конгресс в официально принимаемой им резолюции говорит одно, а на деле затем требует совершенно иного? Этот вопрос неизбежно встанет при проведении в жизнь любого нового соглашения с США, и отнюдь не только по вопросам разоружения, которое может быть заключено в будущем.

Пока каких-либо сдвигов в решении проблем ограничения ядерных вооружений - стратегических или среднего радиуса действия в Европе - не произошло. Республиканская администрация США отвергает выдвинутые СССР предложения по ограничению и сокращению стратегических вооружений, его конструктивные и далеко идущие предложения по стабилизации баланса ядерных вооружений средней дальности в Европе на самом низком уровне или же вообще о ликвидации в Европе ядерного оружия как средней дальности, так и тактического. Многочисленные советские инициативы на этот счет хорошо известны. В данном случае важно то, что нынешний подход Белого дома к переговорам по ограничению и сокращению ядерных вооружений основывается на неприятии им советско-американского стратегического паритета, на стремлении любой ценой добиться американского превосходства.

Именно поэтому США развернули колоссальную программу гонки стратегических вооружений, принимая меры к тому, чтобы перенести эту гонку также в космос. По признанию нынешнего министра обороны США К. Уайнбергера, новая программа наращивания стратегических вооружений в США является "по своей величине и масштабам... почти беспрецедентной в ядерный век" 60 . Единственно, с чем ее можно сравнить, допускает Уайнбергер, так это с принятыми в 1955 г. президентом Эйзенхауэром решениями о создании и развертывании МБР и ракетных сил средней дальности, а также новых систем базирования американской бомбардировочной авиации и ПВО. Но, добавим, за пятилетие с 1956 по 1960 финансовый год на военные цели в США было израсходовано 222 млрд. долларов 61 . За пятилетие же, начиная с 1983 финансового года, т. е. после того, как Рейган окончательно сформулировал свою программу военного строительства, и по 1987 финансовый год на нужды министерства обороны США планируется выделить 1583 млрд. долларов 62 . Таким образом, даже после всех возможных скидок на инфляцию в США, по "программе Рейгана" на военное строительство в США будет ассигновано в сопоставимых ценах примерно в 6 раз больше средств, чем их было выделено на аналогичные цели по "программе Эйзенхауэра".


60 Report of Secretary of Defense Caspar W. Weinberger to the Congress on the FY 1983 Budget FY 1984 Authorization Request and FY 1983-1987 Defense Programs. February 8, 1982. Washington. 1982, p. I-18.

61 World Armaments and Disarmament. SIPRI Yearbook 1977. Cambridge (Mass.) - Lnd. 1977, p. 224.

62 Report of the Secretary of Defense Caspar W. Weinberger to the Congress on the FY 1984 Budget, FY 1985 Authorization Request and FY 1984-1388 Defense Programs. February 1, 1983. Washington. 1983, pp. 61, 71.

стр. 24


Это сравнение не только наглядно свидетельствует о действительно беспрецедентных масштабах гонки вооружений, развернутой нынешней американской администрацией, но и о ее внешнеполитической философии, в основу которой положен исключительно военно-силовой подход к международным отношениям. Нынешнее руководство США пытается нажимать на СССР и социалистические страны Восточной Европы не только по военной, но и по экономической линии, проводя политику свертывания экономических связей с ними и усиления дискриминации в торговле.

Дерегулирование международных отношений. Если обобщить политику нынешней республиканской администрации, то можно сказать: как в сфере американской экономики, президент Рейган, прикрываясь лозунгом дерегулирования, на деле пытается отрегулировать ее сугубо в пользу "большого бизнеса", используя с этой целью всю мощь государственного механизма, так и на международной арене нынешняя администрация США пытается путем необузданной гонки вооружений и использования "позиции силы" дерегулировать сложившуюся систему международных отношений сугубо в пользу США и американских транснациональных корпораций. Это дерегулирование на международной арене выражается в стремлении Вашингтона ликвидировать существующую систему правил мирного сосуществования, зафиксированных в многочисленных международных документах (Хельсинкском акте, советско-американских соглашениях, новом Кодексе морского права и т. д. и т. п.), и навязать миру односторонне американские "правила". И в этом стремлении нынешних руководителей США вернуть мир в блаженные для них 50-е годы - большая опасность для международной стабильности.

В своем стремлении не допустить нежелательных с точки зрения американского правящего класса перемен на мировой арене (перемен, являющихся не результатом "подстрекательства" или "злой воли" тех или иных "врагов США", а вызываемых объективными процессами социально-экономического и политического развития) нынешние руководители Вашингтона фактически объявили экономическую, политическую и идеологическую войну всему остальному миру. Именно эта война республиканской администрации против всех на мировой арене (подкрепляемая непрерывными запугиваниями американской силой) - и социалистических стран, и собственных союзников, и нейтралов - является главной причиной обострения международной обстановки.

Естественно, что эта новая политика США встречает решительный отпор со стороны стран социалистического содружества - не только в виде твердой решимости СССР поддерживать паритет с США в военно-стратегической области, но и в виде мирного наступления стран социалистического содружества, которые выдвигают серьезные и далеко идущие инициативы в сфере обеспечения мира и разоружения. Важнейшей инициативой в этом плане явилось принятие СССР обязательства не применять первым ядерного оружия против кого бы то ни было - ядерного ли, неядерного ли государства 63 . Советский Союз принял на себя это обязательство, будучи уверенным в силе здравого смысла, с верой в возможности человечества избежать самоуничтожения, обеспечить мир и прогресс для нынешнего и грядущих поколений. Стремлением предотвратить перенесение гонки вооружений в космос продиктовано другое важнейшее решение, принятое советским руководством: СССР взял на себя обязательство не выводить первым в космическое пространство каких-либо видов противоспутникового оружия 64 . Поскольку Пентагон вот уже несколько лет шумит о том,


63 Правда, 16.VI.1982.

64 Там же, 19.VIH.1983.

стр. 25


что он боится советского противоспутникового оружия, то воздержание США от вывода в космос каких-то своих противоспутниковых систем фактически исключило бы появление таких систем в космосе, учитывая, что, кроме США, никакое другое государство в мире не собирается в обозримом будущем создавать и выводить на орбиту противоспутниковое оружие.

В Советском Союзе в принципе исходят из того, что в нынешних международных условиях, с учетом растущего числа взрывоопасных проблем в мире, СССР и США не могут позволить себе ориентироваться на военное соперничество. Как подчеркнул в беседе с видным общественным деятелем США А. Гарриманом Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Ю. В. Андропов, когда 40 лет назад А. Гарриман был послом США в Москве, "тогда наши страны были союзниками, совместно защищали мир от фашистской угрозы. Сегодня у советских людей и американцев тоже есть общий враг - угроза войны, несравнимой по своим разрушительным последствиям с пережитой". Однако, продолжал он, политика нынешней американской администрации, "преследующая цель достичь военного превосходства над Советским Союзом... лишь перечеркивает то позитивное, что было достигнуто ранее в отношениях между СССР и США, и подрывает основы доверия между ними" 65 .

Уроки сосуществования. Опыт советско-американских взаимоотношений учит тому, что между СССР и США не существует таких межгосударственных противоречий, которые нельзя было бы решить путем переговоров. Противоречия, которые связаны с их социальным противоборством, нужно решать путем мирного соревнования, состязания в деле улучшения качества жизни, а не качества и количества вооружений. И один из уроков отношений между США и СССР за последние 50 лет в том и состоит, что на протяжении этого периода обе страны сумели избежать военного конфликта, несмотря на имевшие место обострения отношений между ними. Они нередко оказывались в какой-то мере противостоящими друг другу в тех или иных международных кризисах, но тем не менее им до сих пор удавалось урегулировать свои непосредственные разногласия дипломатическими средствами, а не военной силой.

Следующий вывод состоит в том, что США не сумели навязать Советскому Союзу каких- либо неприемлемых для него решений даже в ситуации, когда баланс сил между двумя державами был более благоприятен для США, когда США могли вести "холодную войну" с позиции силы. Теперь же у них нет такой односторонней позиции силы. СССР со своей стороны не стремится к позиции превосходства, с тем чтобы диктовать миру собственные решения. Поэтому, чтобы решать проблемы, надо договариваться. Можно также сказать, что, несмотря на тот или иной дисбаланс в ядерных вооружениях, имевший место в прошлом между СССР и США, равно как и между странами НАТО и государствами - участниками Варшавского Договора, в целом все время существовало и существует стратегическое равновесие - в широком смысле этого слова. Именно существование такого равновесия не позволило странам НАТО в 40-е и 50-е годы переиграть в свою пользу итоги второй мировой войны в Европе, потеснить социалистические страны. Таким образом, почти 40-летняя история послевоенных отношений свидетельствует о том, что сложившийся баланс довольно устойчив и что те или иные частные преимущества, которые может получить та или иная сторона, фактически не могут сколько-нибудь существенным образом подорвать это равновесие.


65 Там же, 3.VI.1983.

стр. 26


Опыт истории учит также, что отношения между США и СССР были наиболее успешными, когда они отодвигали в сторону существующие между ними идеологические разногласия и занимались конкретным деловым решением практических внешнеполитических проблем в интересах укрепления взаимной и международной безопасности. Опыт прошедшего периода свидетельствует и о том, что совместные конструктивные шаги СССР и США на мировой арене помогают развязыванию многих сложных узлов международных противоречий, а это в конечном итоге также способствует укреплению безопасности. Опыт истории также говорит о том, что при всей твердости позиций обеих сторон и в СССР и, надо думать, в руководящих кругах США отдают себе отчет в поистине немыслимых разрушениях, к которым привела бы обе страны ядерная война, и в том, что главный интерес безопасности каждой из сторон - предотвращение такой войны. Существенным расхождением на данном этапе является то, что Советский Союз считает наиболее эффективным и самым дешевым способом обеспечить такую безопасность путем договоренности о регулировании военного соперничества, прекращения гонки ядерных вооружений, в то время как кое-какие американские круги все еще лелеют мечту укрепить безопасность США за счет усиления угрозы безопасности другой стороны, осуществления "ядерного сдерживания" путем неконтролируемой гонки вооружений.

Наконец, можно сделать и такой вывод: разработанная основателем Советского государства политика мирного сосуществования действительно является единственно возможной и разумной политикой сожительства на одной планете государств, представляющих различные общественные системы. Этот вывод особенно актуален в ядерную эпоху. Мирное сосуществование с СССР-это не благодеяние, которое Вашингтон может дать, а может и отнять; это категорический императив современности. Иной путь с неизбежностью ведет к военной конфронтации, к ядерной войне, опасность которой понимают даже американские "ястребы". Альтернатива такова: либо мирное сосуществование, либо мир на гигантском кладбище человечества. Выбирать, как говорится, не из чего. Полувековой опыт советско-американских дипломатических отношений наглядно показывает, как и что надо делать и чего не надо делать, чтобы избежать военного столкновения. С советской стороны есть и желание и готовность развивать конструктивный диалог с США, договариваться на равных об ограничении и сокращении вооружений, совместными усилиями распутывать сложные узлы нерешенных международных проблем. Коммунистическая партия Советского Союза, Советское правительство проводят именно такую политику. "У советского руководства не возникает вопроса, какой линии следовать в международных делах и в нынешней острой обстановке, - подчеркивается в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Ю. В. Андропова. - Наш курс по-прежнему нацелен на сохранение и упрочение мира, на разрядку напряженности, на обуздание гонки вооружений, на расширение и углубление сотрудничества между государствами" 66 . Но для того чтобы СССР и США могли продолжать идти по пути мирного сосуществования и сотрудничества, политика другой стороны также должна быть ответственной и реалистичной, нацеленной на укрепление мирного сосуществования, а не на гонку вооружений и военное противоборство.


66 Там же, 29. IX. 1983.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Дипломатические-отношения-между-Советским-Союзом-и-Соединенными-Штатами-Америки

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. А. Трофименко, Дипломатические отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 23.06.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Дипломатические-отношения-между-Советским-Союзом-и-Соединенными-Штатами-Америки (date of access: 24.01.2021).

Publication author(s) - Г. А. Трофименко:

Г. А. Трофименко → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
529 views rating
23.06.2018 (946 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Первоначально Вселенная представляла собой Нейтронный Объект, однородной нейтронной структуры. Этот Нейтронный Объект имел высокую, угловую скорость вращения. Масса Нейтронного Объекта порядка 〖10〗^53 Kg, в современной метрике. Физические значения определяющие его внутреннюю структуру, изменялись при изменении потенциала взаимодействия структур энергии нейтронов.
Catalog: Физика 
2 hours ago · From Владимир Груздов
Содержание видеофильма ОАО ТРК «Звезда» Вооруженных сил Российской Федерации о Фиделе Кастро от 17.08.2017г - насквозь классово враждебное, клеветническое, как для уважаемого нами Героя Кубинской революции и Героя Советского Союза, так и для каждого из участников Карибского фронта – погибшего там, умершего на Родине или всё еще живого! Достаточно прочитать подлинные письма Ф.Кастро, Хрущева Н.С., телеграмму Алексеева А.И. и, тем более, объяснения последнего в Записках посла (изданных еще в 90-годах!): четко видно и понятно, что Фидель Кастро никогда не просил Хрущева Н.С. нанести предупреждающий ракетно-ядерный удар по США.
8 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мы ОСКОРБЛЕНЫ, ВОЗМУЩЕНЫ! Очередным «подарком» от псевдолибералов и псевдодемократов, приготовленным к 55-й годовщине Карибского кризиса и ВСО «Анадырь». ... в День ракетных войск и артиллерии (19.11.2017) повторенным на ТВ-канале «Звезда» в телепрограмме "Код доступа". ... курирует Министерство обороны Российской Федерации посредством ОАО «Телерадиокомпания Вооружённых сил Российской Федерации „Звезда“».
9 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Крайне возмущен пассивным поведением участников Военной стратегической операции «Анадырь», граждан и властей на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье - в связи с 55-й годовщиной, удачного для жителей планеты Земля, завершения Карибского кризиса и ВСО «Анадырь»
10 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мнение Рядового Карибского фронта Дмитриева А.А. об Альтернативной истории Карибского кризиса и ВСО "Анадырь", необходимых действиях Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев".
11 hours ago · From Анатолий Дмитриев
VII конференция ОРКД
Yesterday · From Россия Онлайн
Неизвестные письма Сун Цинлин и Сунь Ятсена М. М. Бородину
Yesterday · From Россия Онлайн
Яковлев А. Г. Россия, Китай и мир
Yesterday · From Россия Онлайн
Проблемы приграничного сотрудничества между Россией и Монголией
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
К вопросу о "консенсусе 92 г."
Yesterday · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Дипломатические отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones