Libmonster ID: RU-9758

22 февраля традиционно празднуется день рождения Государственного Исторического музея: в этот день императором Александром II был подписан указ о его создании. У истоков этого знаменитого музея - ныне второго в России по обширности коллекций (после Эрмитажа) и третьего в мире (после Британского музея) - стояло много выдающихся людей. Среди них графиня Прасковья Сергеевна Уварова, первая в России женщина-археолог.

Интерес к фигуре этой женщины может быть обусловлен и ее научными и организаторскими заслугами (о них чуть ниже), и свежей публикацией ее мемуаров ("Былое. Давно прошедшие счастливые дни"), наконец, просто масштабом ее личности. Графиня в полной мере олицетворяла самодисциплину и упорный систематический труд - качества, редкие в русском национальном характере, и тем более драгоценные.

Графиня Прасковья Сергеевна была из рода князей Щербатовых - старинного, хотя и не богатого, аристократического рода. Родилась она в 1840 году в семье, как выражались в старину, "боголюбивой и богобоязненной", получила хорошее домашнее образование, с детства усвоила твердые жизненные правила и весьма консервативный образ мысли, которому, по цельности своей натуры, осталась верна всю жизнь.

В 17 лет ее впервые вывезли в свет. Хорошенькая и неглупая, изящная и превосходно танцующая, она имела большой успех и множество поклонников. Среди тех, кто всерьез увлекался княжной Щербатовой, был и Лев Толстой. Позднее Уварова вспоминала: Появился среди наших кавалеров и граф Лев Николаевич Толстой, вернувшийся с Кавказа и уже

создавший свое "Детство" и "Отрочество" и роман "Казаки". Он усердно танцевал, знакомился, ухаживал, носился сам с собой и искал везде и во всех, по собственному признанию, героев и героинь для будущих своих произведений. Много мазурок просидела я с ним, спорила без конца о его героях и героинях, о суете мирской, о призвании человека. О соблазнах, вносимых в народные массы нашею роскошью и балами, и... остаюсь при своем мнении, что у него на чердаке уже и тогда не все было в порядке.

Увлечение не прошло для Толстого бесследно: Прасковья Щербатова стала прообразом княжны Китти Щербацкой в его романе "Анна Каренина" и была в нем вполне узнаваема, причем в обеих ипостасях - и в образе молодой девушки, и в качестве жены Левина, хозяйки и молодой матери.

Ей был 21 год, когда в Лондоне она познакомилась с А. И. Герценом. Отзыв о нем очень для нее характерен: Мы вдруг попали в омут политики, к отрицанию всего великого и хорошего в нашем отечестве, к признанию величия одной только английской культуры,

стр. 97

к воспеванию заслуг только тех, которые или бежали, или были изгнаны из России. Общество, в котором приходилось бывать, было в высшей степени несимпатично... Лучший из всей компании был сам Герцен, фантазер, мечтатель, чистый, увлекающийся человек, которому самому эта атмосфера часто претила. Но он стоял во главе движения, чувствовал себя божком этой швали, и величие это, как и всегда, вскрутило ему голову .

Прасковья Сергеевна недолго порхала по бальным паркетам: вскоре у нее появился жених - серьезный и уже не юный граф Алексей Сергеевич Уваров. Он был старше ее на 15 лет и имел за плечами довольно долгую государственную службу и весьма солидную научную карьеру. Сын президента Российской академии наук и министра просвещения в 1830-х годах известного графа С. С. Уварова, богатый и высокообразованный человек, Алексей Сергеевич стоял у истоков археологии как самостоятельной научной дисциплины. Отдав в юности дань увлечению античностью и проведя серию раскопок на юге России, он уже к 1850-м годам одним из первых начал серьезно заниматься древнерусской археологией, переключился на изучение курганных захоронений и ездил с экспедициями во Владимирскую губернию. В 1864 году Уваров выступил с инициативой создания в Москве Археологического общества и вплоть до своей смерти возглавлял его. Был он организатором и регулярных Археологических съездов, которые много способствовали развитию научной археологии в России. С 1881 года А. С. Уваров - соучредитель Исторического музея, а с момента его открытия и до своей смерти в декабре 1884 года - его директор.

Блестящий по светским понятиям брак имел неожиданные последствия. Нет, конечно, Прасковья Сергеевна полностью вошла в роль жены и помещицы. Она родила мужу семерых детей и воспитала двух дочерей и четверых сыновей (седьмая девочка умерла в младенчестве). Она успешно и даже блестяще вела обширное хозяйство, чрезвычайно рационально расходуя средства и виртуозно управляя небольшим, но слаженным штатом прислуги. Она, как полагалось даме ее статуса и состояния, занималась благотворительной деятельностью: возглавила Благотворительное общество Можайска, недалеко от которого находилось их имение Поречье, участвовала в работе земства, устраивала больницы, школы, приюты, библиотеки, постоянно их инспектировала. Перед Русско-турецкой войной (1877 - 1878) она работала в Славянском благотворительном комитете, оказывавшем помощь сербам и болгарам, во время войны участвовала в организации лазаретов для раненых.

При этом Прасковья Сергеевна проявляла постоянный интерес к научной деятельности мужа и постепенно стала принимать в ней посильное участие - сначала как ученица, потом как помощница и секретарь, наконец как коллега. Она сопровождала мужа во всех экспедициях и заграничных поездках, присматривалась, прислушивалась, задавала вопросы и впитывала в себя те знания, которыми щедро делился с нею Уваров. Это были 1860 - 1870-е годы - и такой семейный тандем в эпоху, когда женщины в России лишь начинали выходить за вековые рамки традиционных семейных устоев, был решительной новостью. К тому времени, когда граф Уваров скончался, Прасковья Сергеевна была уже подлинно профессиональным археологом. Не удивительно, что преемницей мужа на посту председателя Московского Археологического общества стала именно она.

стр. 98

Теперь на ее плечи легли подготовка Археологических съездов (всего она их организовала девять), и обширная издательская деятельность общества, и работа в Совете Исторического музея, и учреждение новых научных комиссий - Славянской, Восточной, Археографической и общества "Старая Москва", которое Уварова также возглавила. Вела она и собственные научные изыскания, по итогам которых подготовила и опубликовала более чем 170 работ. Любое дело буквально кипело у нее в руках. Спрашивается, когда она это все успевала?

Археолог В. А. Городцов, наблюдавший одно время повседневную жизнь Прасковьи Сергеевны, рассказывал: Я не знаю, можно ли лучше и разумнее жить, чем живут графини (т.е. П. С. Уварова и ее дочери). Их время, занятия, отдых, все распределено с таким умом, что выше ничего нельзя и придумать... В 9 часов они пьют чай. С 10 до 12 энергично работают. В 12 часов - легкий завтрак. С 12 до 3 - отдых и прогулки. В 3 1/2 чай. С 3 1/2 до 5 - опять работа. В 5 часов обед... После обеда с час времени легкие домашние занятия или прогулка. С 6 до 9 часов - опять серьезные занятия. В 9 часов вечера чай, после которого все члены семьи обмениваются своими впечатлениями, затем опять занятия или распоряжения по дому или хозяйству... Таким образом, эти люди, имеющие средства жить сибаритами, живут действительно трудовой разумной жизнью. Следует заметить, что описываемую здесь жизнь графини ведут на даче и считают ее отдыхом.

Во время Русско-японской, а затем и Первой мировой войн Уварова, не оставляя своей научной деятельности, вновь работала в Красном кресте, а в 1912 году получила еще и придворную должность статс-дамы, также сопряженную с некоторыми обязанностями, - так что нагрузки ее с годами, казалось, только возрастали.

Когда произошла революция, ей было уже под восемьдесят.

Покинули мы Москву в октябре 1917 года, - вспоминала она, - в те несчастные дни, когда бомбардировали Кремль и брали генерал-губернаторский дом. Наш дом имел несчастье находиться в Леонтьевском переулке, почти на задах генерал-губернаторского дома, и привлекал слишком сильно внимание осаждающих, что заставило нас перебраться в одну из квартир нашего чернышевского особняка, но и там не было покоя, снаряды летали вокруг нас, гром выстрелов слышался даже и ночью, и кроме того, несколько раз в сутки нас посещали банды большевиков, уверяя, что мы стреляем из окон и с крыши, осматривая у нас все, начиная с кроватей и кончая иконами и чемоданами. Жить в этом аду было невозможно .

Покинув Москву, графиня оказалась в Ессентуках. Потом она вспоминала: Устроились в отдельном, но невзрачном домике местного жителя казака, расположенном среди запущенного фруктового сада, где получили разрешение отмежеваться плетнем и устроить довольно просторный огород, в котором развели всякую огородную зелень, до цветной капусты включительно. Огород удался, и до поздней осени мы питались его плодами; содержали мы его настолько в чистоте и порядке, что хозяева наши им заинтересовались, пробовали и сами засадить ближайшее к ним пространство, но, не имея на то терпения, ни понимания, ничего путного не сделали и приводили только своих знакомых на наш участок, показывая нашу работу и удачу . В этом вся Уварова!

На Кавказе она продолжала научную работу, стремясь завершить свою большую книгу "Описание грузинских Евангелий", над которой работала почти десять лет. Работе этой не суждено было появиться в печати: в круговороте революции рукопись и все подготовительные материалы к ней погибли. В 1919 году Уварова и ее близкие оказались в Новороссийске, в трюме парохода добрались до Салоник, а оттуда попали в Словению. Там в июне 1924 года в возрасте 84 лет "княжна Китти" умерла.

В. Бокова


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Долгий-век-княжны-Китти

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Сева ПятовContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/BookTrader

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Долгий век "княжны Китти" // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Долгий-век-княжны-Китти (date of access: 18.06.2021).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Сева Пятов
Moscow, Russia
911 views rating
22.09.2015 (2095 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
РОССИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В КОНСТАНТИНОПОЛЕ И ЕГО РУКОВОДИТЕЛЬ Н. П. ИГНАТЬЕВ (1864-1876 гг.)
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ В СИСТЕМЕ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Yesterday · From Россия Онлайн
В оптике фундаментальной онтологии М. Хайдеггера рассматривается триада Единого «культура – цивилизация – язык». Ключевым является понимание культуры как Ответа на Вызов бытия/Бытия, что предполагает сущностное форматирование сопряженных с культурой цивилизации и языка. Исследуется состояние триады в фокусе первого и другого начал фундаментальной онтологии и возможных для них социально-политических систем. / In the optics of M. Heidegger's fundamental ontology, the triad of the Unified «culture – civilization – language» is viewed. The key thing is to understand culture as the Response to the Challenge of being/Being, which implies the essential formatting of civilization and language associated with culture. The state of the triad in the focus of the first and the other beginnings of fundamental ontology and socio-political systems possible for them is considered.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Алекс Ральчук

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Долгий век "княжны Китти"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones