Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15396
Author(s) of the publication: А. М. ВАСИЛЬЕВ

Share with friends in SM

За последние четыре десятка лет Египет пережил крутые повороты в своей социально- экономической и политической ориентации и изменения в политической структуре. Революционные преобразования 50 - 60-х годов привели к переходу страны от буржуазно- помещичьей псевдолиберальной модели политической структуры с элементами полуколониальной зависимости к ее революционно-демократической модели. После контрреволюции начала 70-х годов в стране сложилась в конце 70-х - начале 80-х годов авторитарная, капиталистически ориентированная политическая структура, прикрытая элементами "контролируемой демократии". Неся в себе черты национального своеобразия и уникального исторического опыта, эволюция политического устройства Египта предвосхитила многие черты развития других стран Азии и Африки.

Насеровская революция 1952 г. родилась в результате кризиса зависимого, полуколониального общества, который привел к разложению его политической надстройки, не способной решить ни национальных, ни социально-экономических проблем, стоявших перед страной. Революцию совершила организация "Свободные офицеры", с самого начала неоднородная, выражавшая различные социально- политические тенденции, которые впоследствии вылились в столкновения. Революционно-демократическое развитие Египта прошло несколько периодов. Пик его левого направления приходится на 1963 - 1967 годы. В 1967 - 1970 гг. началась эрозия режима, а смена президента в 1970 г. вылилась в контрреволюционный переворот. Революционно-демократические структуры складывались постепенно в ходе практики, находя потом правовое выражение или идеологическое оправдание.

В области внешней политики насеровский режим решил ряд национально- освободительных задач: вывод английских войск с территории Египта, возвращение ему суверенитета над Суэцким каналом, ликвидация позиций иностранного капитала внутри страны, установление ее сотрудничества с Советским Союзом и другими социалистическими странами на международной арене, противодействие империалистической политике на Ближнем Востоке. После арабо-израильской войны 1967 г. встали задачи освобождения оккупированных территорий и борьбы за возвращение национальных прав арабского народа Палестины.

Революционные демократы достаточно успешно решили одну из острых внутренних проблем Египта - провели аграрную реформу, буржуазно-демократическую по своей сути, приведшую к расковыванию


ВАСИЛЬЕВ Алексей Михайлович - доктор исторических наук, заместитель директора Института Африки АН СССР.

стр. 28


сил капиталистического развития в деревне. В городе мелкий капитал и часть среднего были освобождены от конкуренции инонационального капитала, действовавшего до революции в Египте. Но индустриализация с помощью буржуазии, экономическое развитие с опорой на свободною игру рыночных сил не удались. В результате, исходя из практики, революционные демократы пошли на антикапиталистические преобразования, национализацию собственности крупной и значительной части средней буржуазии и объявили о своем намерении строить в Египте "социалистическое общество".

Создав мощный государственный сектор, взяв в руки государства экономические рычаги, они начали осуществлять экономические задачи: индустриализацию, строительство высотной Асуанской плотины, а также предприняли ряд социальных мероприятий в интересах трудящихся. При проведении своей политики революционные демократы в военной форме опирались на армию и репрессивный аппарат. Сложился режим личной власти президента, выполнявший национальные, буржуазно-демократические, а затем антикапиталистические задачи. Но этому режиму были необходимы приводные ремни, соответствующие политические структуры и институты. Поисками подходящих политических структур и их эволюцией был наполнен весь период революционно- демократического развития Египта.

После революции 1952 г. в стране были запрещены все старые партии, а затем и религиозно-политическая ассоциация "Братья-мусульмане". Начался поиск путей создания единой партии или надпартийной организации. Сначала была учреждена Организация освобождения, затем Национальный союз, наконец, в 1962 г. - Арабский социалистический союз (АСС). Эта организация носила черты как партии, так и широкого блока политических сил, поддерживавших революцию. Одновременно функционировал парламент - Национальное собрание (затем - Народное собрание). Была сделана попытка ввести во все выборные органы рабочих и крестьян путем установления для них 50% квоты, однако без четкого указания, кто входит в эту категорию. Определенное политическое влияние стала оказывать пресса. Демократизация общества, поворот влево в 1963 - 1967 гг. сопровождались усилением позиций левых сил в средствах массовой информации.

Параллельно с официальными политическими структурами и институтами над ними или внутри них существовала традиционная для Египта система групповых и клановых связей и влияния, замыкавшаяся на президенте. Временами она была более действенной в смысле принятия политических решений, чем официальная.

Революционно-демократический курс нашел законодательное оформление в нескольких конституциях. Но главными политическими документами революционных демократов стали Хартия национальных действий, принятая в 1962 г., и Программа 30 марта 1968 г., в которых провозглашался курс на строительство в Египте социалистического общества, но отвергались такие положения марксизма, как классовая борьба и необходимость диктатуры пролетариата. "Союз трудовых сил народа" был объявлен основой АСС1 , а Программа 30 марта 1968 г. провозглашала "верховенство власти народа", включая в понятие "народ" рабочих, крестьян, военнослужащих и национальный "неэксплуататорский" капитал2 . АСС считался "единственным выразителем интересов трудового народа". Его роль была закреплена и в конституции 1971 г., принятой при А. Садате, но разработанной во времена Г. А. Насера.

Оппозиция, нелегально существовавшая внутри страны, сначала была представлена коммунистическими группами и "Братьями-мусульмана-


1 Национальная хартия. Каир. 1962, с. 64 - 65 (на араб. яз.).

2 Программа 30 марта 1968. Каир. 1968, с. 3 - 4 (на араб. яз.).

стр. 29


ми". Репрессии обрушились на оба эти политических течения. Однако о 1963 - 1904 гг. коммунисты стали сотрудничать с насеристами и были кооптированы в органы АСС, хотя и не на первые роли. Фундаменталисты отвергали революционно-демократический режим и представляли для него растущую опасность. Но главной формой политической борьбы стало не столкновение революционно-демократического режима и нелегальной оппозиции, а борьба внутри политических структур - внутри АСС, правительства, Народного собрания, в средствах массовой информации. Шла борьба между революционной и буржуазной, точнее, между революционно-демократической, антикапиталистической и капиталистически ориентированной тенденциями.

Определенную роль играл и внешний фактор. Естественно, что тесное сотрудничество с СССР оказывало благоприятное воздействие на укрепление революционно- демократических сил. В то же время сохранявшаяся, хотя и уменьшившаяся связь Египта с мировым капиталистическим рынком оказывала противоположное воздействие. Пробуржуазная тенденция особенно усилилась в результате поражения 1907 г. в войне с Израилем, когда революционные демократы оказались вынуждены в своей внутренней политике учитывать ту помощь, которую оказывали Египту нефтяные арабские монархии.

На политический процесс в Египте существенно воздействовали личности президентов страны, их жизненный и интеллектуальный опыт, эволюция их взглядов. И Насер, и Садат, и Х. Мубарак были выходцами из той среды, которая в России получила название "разночинцев". Однако, как показывает практика, они стали выразителями различных тенденций политического развития. Смена Насера Садатом на рубеже 70-х годов была важным событием, развязавшим силы контрреволюции, которая вернула страну на путь капиталистического развития.

Насер создал и руководил организацией "Свободные офицеры", которая совершила революционный переворот 1952 г., стал первым едва ли не с птоломеевских времен выходцем из коренных египтян, занявшим пост главы Египетского государства. Тонко чувствуя настроения населения, как национальные и религиозные, так и социальные, Насер был убежден, что все египетское общество - это единая семья, и теорию классов и классовой борьбы на первом этапе своей деятельности отвергал категорически. Однако социально-политическая действительность заставила его отказаться от многих взглядов.

Насер - был трибуном и организатором, крупномыслящим политическим деятелем и гибким прагматиком. Проделав за годы своего президентства значительную эволюцию в сторону научного социализма, он так и не стал социалистом, оставшись по своим убеждениям революционным демократом. У него были недостатки: недоверие к массам, определенные политические просчеты и неудачи - выход Сирии из состава Объединенной Арабской Республики, поражение в войне с Израилем в 1957 г., неудачный ход операций в Йемене. Но он не терял стратегической цели - укрепления независимости Египта, поисков механизма его экономического развития.

Насер - человек горячего темперамента, оказывался легкоранимым, когда речь шла о национальном или человеческом достоинстве. Ряд вопросов он решал эмоционально. Но трезвый политик в Насере всегда побеждал, и решения он принимал после взвешенного анализа. Учитывая враждебное отношение к Советскому Союзу, созданное западной пропагандой в глазах египтян, решение Насера установить дружеские связи с СССР и приобрести советское оружие можно считать мужественным, но одновременно и продуманным шагом. Насер пошел далее на широкое сотрудничество с СССР, считая ого жизненно важным для своей страны. Его вообще отличала готовность к решительным и мужественным действиям, о чем свидетельствует не только переворот 1952 г., но и национа-

стр. 30


лизация компании Суэцкого канала, "египтизация" западных капиталов, отказ капитулировать после вторжения Израиля, Англии и Франции в 1950 г. и после поражения 1967 г. в войне с Израилем.

Имя Насера, возродившего у арабов веру в свою историческую миссию, вернувшего им человеческое и национальное достоинство, пользовалось огромной популярностью от Атлантики до Персидского залива. Этому немало способствовал его талант оратора. Его голос благодаря транзисторным радиоприемникам звучал в домах десятков миллионов арабов. Популярность Насера была такова, что, когда он подал в отставку с поста президента страны после поражения в 1967 г., миллионы египтян вышли на улицы, чтобы вернуть его на этот пост.

Насер знал колебания и влево, и вправо. Репрессии обрушивались и против коммунистов и других левых, и против религиозно-политической организации "Братья-мусульмане". Но логика политической борьбы приводила Насера к выбору внутренних и внешних союзников, которые обеспечивали продвижение страны по революционному пути. Насер как революционер и политик был противоречив, но в этих противоречиях сказался опыт революционных демократов на новом этапе развития освободившихся стран. Когда Насер скончался, он оставил семье скромный дом, который ему принадлежал еще до 23 июля 1952 года. У него не было счетов в иностранных банках, он вел скромный, пожалуй, пуританский образ жизни и работал по 18 часов в день.

Садат был связан с Насером со времени совместной учебы в военной академии. С первых шагов своей общественной деятельности он проявил авантюристические склонности и правые убеждения. Он был связан с организацией "Братья-мусульмане". Во время рискованного военного переворота в 1952 г., Садат, тем не менее, зачитал с пафосом, но радио первое заявление организации "Свободные офицеры", взявшей власть в Египте.

Долгое время при Насере он был в тени. Именно потому, что Насер не рассматривал его в качестве своего политического преемника или соперника, он назначил его вице- президентом. Насера окружали гораздо более сильные политические деятели, и комплекс неполноценности в Садате, совмещавшийся с необузданным честолюбием, проявился в полной мере, когда он получил президентскую власть. "Переиграв" своих противников в борьбе за руководство страной и расправившись с насеристами, Садат резко повернул вправо руль государственного управления. Новый, пробуржуазный египетский классовый конгломерат нашел в нем лидера и выразителя своих интересов.

Став президентом, Садат не отказался от авантюр - и таких крупных, как приостановка операций на восточном берегу Суэцкого канала после успешного его форсирования в первые часы войны 1973 г., и мелких - посылки египетских "командос" с целью захватить авиалайнер в Ларнаке, где несколько террористов держали заложников, в том числе и египтян, и где многие погибли. Национальные интересы страны Садат понимал как собственные, свободу мнений как официально разрешенное восхваление своей персоны, Международные встречи как телевизионное шоу. В своих политических заявлениях он не чуждался клеветы и грязных приемов, в особенности когда сжигал мосты сотрудничества с Советским Союзом, к которому питал личную ненависть. Дремучий антисоветизм стал важнейшим компонентом его внешней политики.

Неудавшийся артист и посредственный писатель в прошлом, Садат как будто брал реванш за прежние провалы, наполняя телевизионное время своими речами и приемами, газеты - бесконечными интервью и книжные магазины - собственными книгами. Он пытался уверить себя и свой народ, будто его судьбой водила рука провидения. Изображая себя радетелем национальных интересов и "отцом нации", Садат не брезговал обогащением, особенно через родственников. Он оставил после себя "са-

стр. 31


датовский клан" - тесно связанную между собой группу или мафию преуспевающих дельцов, спекулянтов, высших чиновников государственного аппарата, соединенных деловыми и родственными узами.

Обмениваясь поцелуями с М. Бегином, правосионистским лидером Израиля, сделав ставку на американскую поддержку, Садат в силу неумолимой логики развития перешел от капитуляции перед Израилем и США к проведению курса, враждебного интересам арабских народов и коренным национальным интересам самого Египта. Он заигрывал с мусульманскими фундаменталистами в надежде создать противовес левым, демократическим силам. Он поздно осознал, что выпустил джинна из бутылки, и после того, как "Братья-мусульмане" и другие мусульманские организации отвергли сепаратный мир с Израилем, обрушил на них репрессии... чтобы пасть затем от пуль мусульманских боевиков. Характерный для него авантюризм, утрата чувства реальности и самоконтроля, элементарного здравого смысла особенно проявились в конце его правления.

И все же объяснять садатовскую контрреволюцию личностью нового президента, его симпатиями и антипатиями и даже политическими убеждениями означало бы игнорировать реальные особенности эволюции египетского общества, объективные предпосылки контрреволюции. Революционно-демократическая власть в любом обществе по сути своей противоречива. Она несет в себе взаимоисключающие элементы, хотя продолжительность их сосуществования, переплетения, борьбы, а также победы или поражения зависит от конкретных исторических условий, национальных и других особенностей, накала классовой борьбы, соотношения сил на мировой арене. В условиях Египта революционные демократы, с одной стороны, содействовали развитию капиталистических отношений в деревне и в городе, а с другой - осуществляли антикапиталистические мероприятия: проводили социальные мероприятия в интересах трудящихся и способствовали росту богатства и привилегий бюрократической военной и гражданской верхушки; заявляли о необходимости расширить участие масс в выработке и осуществлении политических решений и лишали их доступа к реальным рычагам политического влияния; создавали некое подобие массовой партии (АСС), но в управлении страной опирались на армию, органы безопасности, на административно- бюрократический аппарат, в придаток которого была превращена сама партия; говорили о социализме, но отвергали классовую борьбу, провозглашали опору иа религию; сотрудничали с левыми и марксистами после периода репрессий против них, но на ключевые посты ставили людей правых убеждений.

Если Насер и некоторые его ближайшие сподвижники эволюционировали влево, то большая часть революционных демократов - вправо, вплоть до полного перерождения в бюрократическую буржуазию. В недрах египетского революционо-демократического режима набирал силу классово-социальный конгломерат, или альянс, состоявший из обуржуазившейся военной и гражданской верхушки, окрепшей подрядной и спекулятивной ("паразитической") буржуазии, альянс, опиравшийся на массовую базу кулачества в деревне и мелкой и средней буржуазии в городе. Его объективные требования, отнюдь не всегда четко выраженные идеологически, включали в себя прекращение и свертывание антикапиталистических мероприятий, превращение госсектора в государственно-капиталистический, ограничение мероприятий, проводимых в интересах трудящихся, гарантии собственности и обогащения, вытеснение левых из политических структур, переориентацию внешней политики на союз и сотрудничество с Западом.

Главным препятствием на пути этой тенденции было личное влияние Насера, принципиально важная роль президента во всей структуре власти египетского общества. Политической организации, которая обеспечи-

стр. 32


ла бы преемственность курса Насера после его смерти, создано не было. Партия "Авангард социалистов" осталась в зародыше и формировалась сверху не на политической платформе, а на основе преданности тем или иным личностям, а АСС состоял из бюрократизированных высших органов, лишенных связи с массами и реального воздействия на политику3 . Поэтому если чрезвычайно сильная президентская власть в период Насера способствовала развитию революционной демократии влево и сдерживала или ограничивала правых, то, очутившись в руках представителя правого крыла, она стала орудием контрреволюции. Именно традиции сильной президентской власти помогли Садату сначала "переиграть", а затем расправиться со своими соперниками, стоявшими во главе АСС, органов безопасности, ключевых министерств.

Определенную роль в вызревании контрреволюции сыграли и внешние факторы. К ним относятся и неудачная война в Йемене на стороне республиканцев, и поражение в июньской арабо-израильской войне 1967 г., приведшей к израильской оккупации Синая, закрытию Суэцкого канала, значительным экономическим трудностям. Внешнеполитические и военные неудачи ослабляли революционное крыло насоровского руководства. Но при всей весомости внешних факторов главными были внутренние: саморазвитие противоречий революционно-демократического режима. Широкие полномочия президента, сложившиеся еще при Насере, были закреплены конституцией 1971 г., которая расширила власть президента, но сравнению с насеровским периодом. Опираясь на них, Садат создал авторитарный капиталистически ориентированный режим.

Сильная центральная власть - феномен отнюдь не только последних десятилетий в истории Египта. Политическую структуру современного Египта сформировал комплекс факторов. Детерминанты политического процесса включают географию, историю, социально-классовую структуру, культуру, сочетание традиционных и современных институтов, уровень и особенности экономического развития. На протяжении тысячелетий взаимодействие этих факторов формировало определенный вид политического поведения и параметры, в которых происходят политические процессы, в том числе современные. В этом контексте нужно отметить постоянную тенденцию к централизации власти - местной, египетской или делегированной извне имперскими правителями, господствовавшими в Египте, тесную связь экономики с политикой (экономика - главная забота в деятельности государства, начиная с поддержания единой системы ирригации и кончая, руководством государственным сектором), увязку внутренней и внешней политики - постоянную заботу президента, наконец, готовность египтян ожидать и принимать сильное руководство и уважать его прерогативы.

Естественно, что социально-классовое содержание власти менялось на различных этапах истории, а процесс вестернизации, модернизации политических структур, начатый со времени французской экспедиции в конце XVIII в., не завершен в Египте и поныне. Согласно Конституции 1971 г., его президент избирается Народным собранием - однопалатным законодательным органом - большинством в 2/3 голосов, а потом утверждается на всенародном референдуме. Власть Народного собрания, однако, лишь теоретически велика при избрании президента. На самом деле состав парламента заранее подбирается президентом. Противостояния президента и Народного собрания в истории республиканского Египта ни разу не наблюдалось4 .

Президентская власть в Египте более чем какой-либо другой государственный институт - центр, фокус власти в обществе. Арабский термин


3 Аль-Ахрам, 16.V.1972.

4 Хильми М. Конституция современной АРЕ. Б. м. 1983, с. 44 (на араб. яз.).

стр. 33


для обозначения президентской власти - ар-рияса - предполагает более могущественный институт, чем русский, английский или другой эквивалент этого слова. Комплекс традиций, статуса и социально-культурной обстановки предоставляет в руки президента огромную власть, характеризуемую колоссальной ответственностью. Функции исполнительной власти, находящиеся в руках президента, более широкие, чем у президента США или Франции, или даже британского премьер-министра. В своей исполнительной власти президент обладает широкими административными полномочиями. Он может назначать не только вице-президента или нескольких вице- президентов, но также членов Совета министров, советников и других высших чиновников. Особенно важна его роль в выборе руководителей военного ведомства, полиции, разведки5 . При Садате бюрократический аппарат собственно президентства вырос до 4 тыс. чиновников по сравнению с небольшой канцелярией при Насере.

Сочетание исполнительной власти и права назначать на административные должности превращает президента в главного правительственного бюрократа. Через премьер- министра и других министров он контролирует обширный бюрократический аппарат, состоящий из министерств и большого количества различных ведомств, которые действуют на национальном, провинциальном или местном уровне. Практически каждый, кто работает на государство, считается чиновником, а это означает, что бюрократический аппарат охватывает 20% рабочей силы. Но эта цифра нередко вводит в заблуждение, поскольку в это число входят и рабочие на предприятиях госсектора, учителя и врачи.

При Насере революционное правительство попыталось поставить бюрократический гражданский аппарат под контроль революционных офицеров. По закону 1964 г. было ликвидировано различие между администраторами, технократами и другими типами функционеров6 . Реформа 1965 г. была вызвана массовой национализацией частных предприятий на основе законов 1962 года. В 1969 г. тех, кто получал зарплату от государства, было 900 тыс. человек, в 1980 г. - 2 млн. человек7 , в 1987 г. - более 3 миллионов8 . Государство было обязано принимать на работу всех оставшихся не у дел выпускников университетов, хотя в последнее время в эту практику введены ограничения9 .

Сохранение автономности или даже независимости государственной машины, бюрократии - характерная черта политической структуры Египта как в революционной демократии, так и при авторитарно-буржуазном режиме. В стране существует определенный баланс классовых сил, проявляющийся в конкретно-исторических и национальных условиях, который не позволил ни пролетариату возглавить движение по пути революционно-демократических преобразований, к социализму, ни буржуазии получить власть для движения по пути капиталистического развития на своих условиях. История Египта продемонстрировала отнюдь не уникальный пример, как из среды военной части государственной машины выходят деятели для осуществления сверху как революционных, так и контрреволюционных перемен. Государственная машина обладает не только политическими, административными, но и экономическими рычагами, начиная от идущего с древности контроля над ирригационными работами и кончая появлением мощного государственного сектора в экономике.

С некоторыми оговорками к ситуации в египетском обществе, как во времена президента Насера, так и после него, может быть применено


5 Там же, с. 48.

6 Аль-Ахрам, 20.III.1964.

7 Borthwick M. Comparative Politics of the Middle East, New Jersey. 1980, pp. 170 - 171.

8 The International Herald Tribune, 21.VII.1987.

9 The Washington Post, 3.I.1937.

стр. 34


высказывание Ф. Энгельса: "В виде исключения встречаются... периоды, когда борющиеся классы достигают такого равновесия сил, что государственная власть на время получает известную самостоятельность по отношению к обоим классам, как кажущаяся посредница между ними"10 . В результате роста размеров и функций египетской бюрократии она становится обширной социальной прослойкой общества, несущей в себе определенные классовые черты. В своей совокупности, но прежде всего в высшем эшелоне, она стала коллективным эксплуататором общества, в котором лишь часть ее выполняет нужные обществу полезные функции, а большая часть является просто паразитическим наростом. Поэтому у египетской бюрократии есть собственные интересы, которые могут не совпадать с интересами, с политической линией режима, приводным ремнем которого она формально является.

В период правления Насера египетская бюрократия успешно саботировала его революционно-демократические преобразования, будучи объективно к ним враждебна. Но и при Садате и Мубараке она отнюдь не является носителем капиталистической тенденции в чистом виде, а тормозит развитие национального капитала, представляет собой питательную среду для бюрократического, "паразитического" капитала. Развитие частного предпринимательства лишь в незначительной степени сократило вес бюрократического аппарата в египетском обществе, и президентская власть вынуждена с ним считаться.

Египетская политическая традиция предполагает, что президент страны, в отличие от американского, несет обязанности настоящего главнокомандующего вооруженными силами, в особенности во время войны, и осуществляет контроль над военными операциями. Как верховный главнокомандующий он возглавляет Совет национальной обороны11 . Несмотря на падение роли вооруженных сил в садатовском Египте по сравнению с насеровским, они остаются ключевым фактором во внутренней политике и гарантом существования режима. Участие вооруженных сил в подавлении "бунта полицейских" в 1986 г. было новым реальным проявлением зависимости режима от лояльной к нему армии. Садах рассматривал высших генералов армии как своих соперников. Поэтому он последовательно убирал министров обороны, начальников генерального штаба, других генералов с их постов. Постоянная и большая роль министра обороны Абу Газаля при Мубараке - скорее аномалия для Египта, чем правило. Со стороны какой-то части армии наблюдалась оппозиция действиям Садата, особенно в результате его курса на сепаратный сговор с Израилем. Эта оппозиция проявлялась даже в некоторых вооруженных выступлениях. Поэтому президент вынужден был проводить чистки в армии, сочетая их с предоставлением ряда привилегий офицерам, лояльным режиму.

В Египте внешняя политика - постоянная забота президента и воздействует на его внутреннюю политику. Президент ответствен за главные внешнеполитические акции. Он может объявлять войну с согласия Народного собрания, вводить чрезвычайное положение и призывать к национальному референдуму по важным вопросам. Народное собрание может предоставить президенту право издавать указы, имеющие силу закона12 .

Подразумевается, что президент в качестве главы административно-бюрократического аппарата отвечает и за экономику, социально-экономическую ситуацию в стране, хотя на практике значительная часть экономических функций передается кабинету министров. В условиях Египта государство рассматривается как главный гарант социального и


10 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21, с. 172.

11 См. Хильми М.. У к. соч., с 54.

12 Там же, с. 50.

стр. 35


экономического благосостояния, и президент претендует на роль патриархального традиционного лидера в отношении населения, на патерналистское отношение к обществу. В особенности Садат пытался выступать в качестве "отца нации". Он говорил "мой народ", "моя армия", "мои дети (студенты)". По иронии судьбы именно в этом качестве он оказался банкротом, а его социально-экономическая политика привела к резкому росту неравенства в доходах и была одним из главных катализаторов роста оппозиции его режиму.

Вице-президент не обладает реальной властью и полностью зависит от назначившего его президента. Выбор Мубарака соответствовал традициям назначения президента из числа военных, но Садат не рассматривал его ни в качестве конкурента, ни в качестве преемника. Вице-президент не обязательно становится президентом даже после смерти главы государства. В случае смерти президента или его полной недееспособности, функции главы государства временно исполняет спикер Народного собрания. Если последнее распущено, то в течение 60 дней временным президентом является председатель Высшего конституционного суда13 .

Совет министров - это институциализированное продолжение президентской власти. Он состоит из премьер-министра, нескольких его заместителей, министров и государственных министров14 . Министерство ответственно перед Народным собранием, но главный, перед кем отчитывается кабинет министров, - это президент. Кабинет министров в Египте более схож с правительством США, но власть отдельных министров, их участие в определении политики меньше, чем у членов американской администрации. Начиная с 1953 г. в правительство входят офицеры. Наибольшее число военных в правительстве (65%) наблюдалось в июне 1967 г., но в 1980 г. из бывших офицеров было лишь 7% министров. Это было частью кампании Садата по дополитизации армии. В правительствах, назначенных Мубараком, также мало военных15 .

До 1953 г. в Египте действовали сразу три юридические системы: гражданский и уголовный кодексы, экстерриториальное право для иностранцев и шариат. Юрисдикция религиозных судов охватывала гражданский статус, включая браки, разводы, наследование. В 1966 г. все религиозные суды были запрещены и их функции переданы гражданским судам. Юридическая система дополняется системой генеральной прокуратуры16 . Кроме обычного прокурора, есть и "социалистический"; должность была введена в 1971 г. с целью создать орган, призванный оберегать "социалистические завоевания" народа. Этот прокурор, назначаемый лично президентом, по формально подотчетный Народному собранию, получил чрезвычайно широкие полномочия уголовного и другого преследования граждан, воздействия на суд и на судебный процесс17 . Институт "социалистического" прокурора стал орудием в руках исполнительной власти для подавления оппозиции. Против него выступают и левые, и буржуазно-либеральные круги, и практически все юристы и судебные органы.

Убрав соперников и сторонников революционно-демократических преобразований из высшего руководства в 1971 г., Садат стал готовить условия для возвращения страны на путь капиталистического развития. При этом в первые годы своего правления он почти не ломал политических структур, в том числе АСС, унаследованных от Насера, но пытался наполнить их новым содержанием, прикрываясь лозунгами своего предшественника. До поры до времени он делал вид, что соблюдает прежнюю внешнеполитическую ориентацию. Но уже в 1971 г. Садат стал отказы-


13 Там же, с. 92.

14 Там же, с. 101.

15 Cooper M. N. The Transformation of Egypt. Lnd. - Canberra. 1982, p. 145.

16 Egypt. The American University. 1983, pp. 184 - 185.

17 Аль-Ахрам, 2.I.1977.

стр. 36


ваться от секвестра имущества крупных собственников, выплачивать помещикам компенсацию за отобранную землю, провозглашать "суверенитет закона" в отличие от "революционной законности", намекая на то, что им взят курс на защиту частной собственности и предпринимательской деятельности18 . Были расширены возможности инвестиций иностранного капитала.

Но реальные меры по "либерализации" экономики, получившие название "инфитаха" (приблизительный перевод - "политика открытых дверей"), начали реализовываться с 1974 г., когда стал действовать закон N 43 об арабских и иностранных инвестициях и свободных зонах19 . Он предоставлял широчайшие возможности для деятельности иностранного капитала. За последующие годы было издано более 100 законов, законодательных актов и распоряжений, облегчавших и поощрявших деятельность иностранного и египетского частного капитала, ограничивавших сферу деятельности государственного и кооперативного секторов. Все это дополнялось рядом законов, менявших отношения между трудом и капиталом в пользу капитала. К началу 80-х годов были отменены секвестры, повышена арендная плата за землю в деревне20 .

Развитие событий показало, что капиталистическая ориентация режима требовала новых политических структур, которые могли бы отвечать и интересам египетской буржуазии, и политическим идеалам Запада или, по крайней мере - нового фасада авторитарной власти. Идеологические пробуржуазные установки режима достаточно ясно были сформулированы в Октябрьском документе 1974 г., первом программном манифесте садатовского режима. В нем содержались намеки на необходимость новой политической структуры. На практике шел отказ и от Хартии национальных действий 1962 г., и от Программы 30 марта 1968 года. Для правых АСС был враждебной организацией, в которой якобы "объединились насеризм и коммунизм на базе вражды к политической свободе и демократии"22 . На это левые силы отвечали, что на самом деле АСС недоставало подлинной связи с массами, он плелся в хвосте исполнительной власти и во главе его стояли бюрократы23 .

Прежние институты, созданные для проведения в жизнь социалистической ориентации, - пусть непоследовательной, смутно выраженной, половинчатой - стали препятствием для осуществления курса на капиталистическое развитие. С 1975 г. начался процесс организационного разрушения АСС с помощью "трибун" - трех политических организаций (правой, левой и центристской), разрешенных в его рамках, затем произошло преобразование "трибун" в политические партии с сохранением за ЦК АСС функций органа, контролирующего политическую жизнь в стране. Потом ЦК АСС был заменен на т. и. консультативный совет, на две трети выборный, на одну треть назначаемый президентом. К этому совету перешли функции контроля за политической деятельностью24 .

В Египте, начиная с 1975 г., шло создание фасада "плюрализма", возвращение видимости буржуазной демократии, хотя новый закон о партиях - (1977 г.) запретил их образование на "классовой, социальной и религиозной основе", поставил ряд преград на пути возникновения новых политических организаций, не подконтрольных властям25 Закон о партиях формально противоречил Конституции, а также закону о национальном единстве 1972 г., запрещавшему учреждать организации вне


18 Садат А. В поисках самого себя. Каир. 1978, с. 285 (на араб. яз.).

19 См. подробнее: Раковский Н. С. Иностранный капитал в экономике Египта. М. 1983.

20 Аль-Ахрам, 13.IX.1981.

22 Аль-Ахбар. 25.I.1976.

23 Ат-Талиа, 1976. N 3.

24 Аль-Ахбар, 20.XI.1975.

25 Аль-Ахрам, 21.VI.1977.

стр. 37


рамок АСС26 , но с прежними правовыми законодательными актами не посчитались.

Авторитарный характер режима начал драпироваться покровами "контролируемой демократии". Ему нужны были политические рычаги, политические организации или партии, а не просто личности. Это означало бы и большую устойчивость политической системы, и возможность перекладывать ответственность за неудачи на определенные политические структуры и институты или конкретных их представителей. Одновременно буржуазии давалась надежда на будущее соучастие в политических делах, а для Запада демонстрировалась "демократизация", якобы проходившая в стране. Левым предоставлялась возможность под контролем правительства играть роль легальной оппозиции, причем из игры выводилась часть насеристов, которые не имели права организовать самостоятельную партию, а из легальных политических структур - коммунисты, которым оставалось только действовать в подполье.

Многопартийный режим на первом этапе олицетворяли правая партия (либералы- социалисты), левая (национально-прогрессивный юнионистский блок, или Национально- прогрессивная партия) и центристская Арабская социалистическая партия (АСП). На первых порах президент оставался вне партий и якобы стоял над партийной борьбой в качестве "отца нации".

Просуществовавшая немногим более двух лет АСП представляла собой союз всех преданных режиму или оппортунистически поддерживающих его политических сил - от представителей бюрократии и торгово-спекулятивной буржуазии в городе до кулачества в деревне и официального духовенства. Программа "центристов" полностью совпадала с Октябрьским документом 1974 года. Она выступала за классовый мир, "социальную справедливость", отказ от политики национализации, углубление "инфитаха", поощрение частного сектора при сохранении государственного в качестве основы экономики27 . Внешнеполитическая программа и последующие декларации полностью поддерживали переход Садата к ориентации на союз с США и Западом, фактический разрыв сотрудничества с СССР, курс на сепаратный мир с Израилем. АСП, во главе которой стоял бывший министр внутренних дел, а затем премьер-министр М. Салем, настолько отождествлялась с правительством и госаппаратом, что общественное мнение не воспринимало ее как самостоятельную политическую партию.

Либерально-социалистическая партия, призванная играть роль "правой оппозиции", была близка к режиму, и различия между программами ее и АСП были трудно уловимыми. Лишь благодаря усилиям Садата депутаты от этой партии в парламенте не перебежали в правящую партию и не испортили игру в "плюрализм". В составе партии были некоторые представители государственных служащих, студентов, лиц свободных профессий, национальной буржуазии. В ее программе большой упор был сделан на обеспечение "свободной экономики" при гарантии основных демократических свобод. Партия настаивала на большей свободе частного сектора, передаче ему легкой промышленности. Среди требований партии была защита национального капитала в конкурентной борьбе с иностранным и торгово-спекулятивным ("паразитическим")28 . По основным политическим вопросам либералы-социалисты во главе с одним из представителей промышленной буржуазии Египта, М. К. Мурадом, проявляли полный конформизм. Однако их критика правительства по частным вопросам порой была острой, особенно когда речь шла о коррупции отдельных звеньев государственного аппарата.


26 О развитии демократии в Египте. Кувейт. 1977 (на араб. яз.).

27 Программа Арабской социалистической партии Египта. Каир. 1977 (на араб яз.).

28 Партия либералов-социалистов. Программа партии. Каир. Б. г. (на араб. яз.).

стр. 38


Национально-прогрессивная юнионистская партия (НПП) во главе с бывшим членом организации "Свободные офицеры" Х. Мохи эд-Дином объединяла тех, кто поддерживал курс революционной демократии. В ее рядах были насеристы, убежденные, что необходимо бороться за осуществление лозунгов революции 1952 г. - "Свобода, социализм, единство". В партию вошли марксисты из числа бывших членов Египетской коммунистической партии (ЕКП) и других коммунистических групп. Арабские националисты, разделявшие лозунги панарабизма, также нашли в партии подходящую организационную форму для своей деятельности. К ней присоединились и религиозные деятели, стоявшие на патриотических позициях.

Программа НПП исходит из задач завершения национально-освободительной революции, углубления ее социальных преобразований, создания основ для перехода в будущем к социализму, критикует курс режима в экономической и социальной областях, требует изменения политической структуры с целью ее демократизации. В области внешней политики партия призывает к совместной борьбе арабских народов против империализма во главе с США, сионизма, арабской реакции, против сепаратного мира с Израилем. НПП выступает за развитие всесторонних отношений с Советским Союзом29 .

Не все левые течения вошли в НПП. Часть насеристов во главе с депутатом парламента К. Ахмедом, которым Садат не позволил создать самостоятельной партии, выступала в качестве независимых насеристов. На позиции независимых остается и ряд других деятелей, имеющих левые настроения.

В мае 1975 г. была нелегально восстановлена компартия, объединившая несколько групп марксистов30 . Члены прежней ЕРШ в 1965 г. объявили о самороспуске. Первый съезд ЕКП, принявший программу и устав, состоялся в 1980 году. Партия заявила, что ее идеология базируется на принципах марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма. В программе отмечалось, что партия - часть арабского национально- освободительного движения и отряд мирового коммунистического движения. Во внутренней политике ЕКП высказалась за демократизацию общества, во внешней - против кэмп-дэвидских соглашений, за устранение американского военного присутствия в стране, за возвращение внешней политики Египта в рамки антиимпериалистического курса31 .

Спектр политических партий дополнила возрожденная либерально-буржуазная партия "Новый Вафд" во главе с Ф. Сираг эд-Дином и рядом других бывших лидеров старого "Вафда". Опираясь на закон о партиях, они собрали необходимое число депутатов парламента (согласно закону, их должно быть не менее 20), достаточное число учредителей и зарегистрировали партию в феврале 1978 года. Всего к неовафдистам присоединилось 40 членов Народного собрания. Программа этой партии не отличалась резко от программы центристов. Требования ограничить государственный сектор и дать большую свободу частному предпринимательству сближали ее с социалистами либерального толка32 .

Однако появление этой партии отнюдь не по воле президента, а, так сказать, "снизу" означало политический вызов режиму Садата со стороны той части буржуазии, которая не хотела быть ведомой и делегировать власть "разночинцам" и бюрократам. Дело в том, что как во времена


29 Программа Национально-прогрессивной юнионистской партии. Каир. Б. г. (на араб. яз.).

30 Михайлов А. М. 60 лет коммунистического движения в Египте. - Вопросы истории КПСС, 1981, N 8, с. 108.

31 См. подробнее: Бакланов А. Г. Рабочий класс современного Египта М. 1981, с. 177 - 185.

32 Ахмед М. Будущее партийного режима в Египте. Каир. 1984, с. 90 - 92 (на араб. яз.).

стр. 39


Насера, так и в период правления Садата, а затем Мубарака рычаги власти находились в руках "разночинцев", сознательно проводивших определенную классовую политику - революционно-демократическую при Насере и капиталистически ориентированную при Садате и Мубараке. Буржуазия реально не обладала властью, но могла оказывать давление на нее, на политический курс, на законодательство, формировать политические организации с претензией на долю власти или на ее полный захват. Но как Садат, так и Мубарак были представителями военных "разночинцев", не желавших делить власть с классом, реальные интересы которого они выражали.

Социальной базой "Нового Вафда" стала национальная буржуазия, часть сельских капиталистов, либерально-буржуазной интеллигенции, коптов, интересам которых отвечало положение программы неовафдистов, что шариат - органический, но не единственный источник законодательства. Садат почувствовал реальную угрозу со стороны неовафдистов и нанес ответный удар, уже не заботясь о "демократическом" фасаде своего режима. На референдуме в мае 1978 г. был "одобрен" закон о национальном единстве и социальном мире, который, в частности, запрещал участие в любой политической деятельности ряду лиц, не угодных режиму, как справа, так и слева33 . В "черный список" попали лидеры "Нового Вафда", которые вынуждены были после этого объявить о самороспуске партии34 .

Недолгое существование "Нового Вафда" продемонстрировало слабость центристов - АСП. Режим все болезненнее ощущал критику внутренней коррупции и непотизма, антидемократических действий, а также сепаратных переговоров с Израилем и односторонней ориентации на США. Чтобы перегруппировать силы своих сторонников и укрепить позиции нового режима, Садат решил отказаться от роли лидера, стоящего "над партиями", и основать в 1978 г. собственную партию, названную им Национально- демократической35 . Суть нового названия была двойственной. Во-первых, из него исключалось слово "социализм", во-вторых, Садат апеллировал к ранней националистической партии М. Кямиля, существовавшей в начале века под названием Национальная партия и ставшей затем соперником "Вафда". Программы НДП и АСР существенно не отличались36 . С первых ролей был убран "лидер" АСП М. Салем, практически все ее члены тут же перебежали в НДП. Председателем ее стал Садат, генеральным секретарем - копт Ф. М. Убейд, заявивший, что партия является "национальной, демократической, социалистической, научной, народной, революционной, верящей в бога и духовные ценности"37 .

Садат попытался избавиться также и от НПП, создав Социалистическую партию труда (СПТ) во главе с бывшим министром освоения земель И. Шукри в качестве "честной оппозиции" слева38 . Ядро новой партии составили сторонники немногочисленной националистической партии 30 - 40-х годов "Миср-аль-фатат" ("Молодой Египет"). Вначале партия неукоснительно следовала линии президента, а затем все более решительно стала критиковать и коррупцию в высших сферах бюрократического аппарата, и сепаратный договор с Израилем, и экономическую политику правительства. Постепенно СПТ стала выразителем интересов левоцентристского крыла буржуазии.


33 Maghreb-Mashrek, Р., 1984, N 106, с. 67.

34 Le Monde, 1.VI.1977; 25.I, 7.II, 20.V, 14.VI.1979 г. Аль-Ахрам, 2.VI.1978.

35 Аль-Ахрам, 2.VIII.1978.

36 Программа национально-демократической партии. Каир. 1979 (на араб. яз.); Mirel P. Egypte: Du parti unique au parti dominant, 1975 - 1979. - Le moi en Afrique, iuin- juillet 1980, N 174 - 175, pp. 75 - 76.

37 Аль-Ахрам, 12.VIII.1978.

38 Программа социалистической партии труда. Каир. Б. г.

стр. 40


Особенностью политического процесса как при Садате, так и при Мубараке было частое обращение к массам через голову конституционных органов и партии. Ряд законов был принят с помощью заранее подготовленных "народных референдумов". Таким путем был одобрен, в частности, упоминавшийся закон о национальном единстве и социальном мире39 , а также "Закон о пороке"40 , наложивший жесткие ограничения на политическую деятельность лиц, неугодных режиму.

В условиях растущей неустойчивости определенную оппозиционную политическую роль стали играть союзы адвокатов, журналистов, инженеров и т. п., в которых сохранились традиции уважения к демократии, законности, национальным интересам. Садат распустил эти союзы, ссылаясь на "Закон о пороке"41 .

Не имея реальных каналов для того, чтобы их голос был услышан, массы, как во времена Насера, так и при Садате и Мубараке, выходили на улицы, демонстрируя свою политическую волю. Но если при революционно-демократическом режиме они выражали поддержку этому режиму и олицетворявшему его Насеру, то после контрреволюционного переворота стали выступать против него. Массы вернули Насера на пост президента после его отставки в результате поражения в июньской войне 1967 года. Массы выразили поддержку курсу Насера, выйдя миллионами на его похороны. Практически весь народ своими антиправительственными выступлениями в январе 1977 г. добился отмены решения правительства об отказе от субсидий на товары первой необходимости, в результате чего выросли цены. Бойкотируя похороны Садата, массы тем самым продемонстрировали свое отношение к его правлению. В меньших масштабах Египет знал волнения и выступления масс при Мубараке - от "бунта полицейских" до стихийных "незаконных" забастовок и других волнений. "Законные" демонстрации и митинги оппозиционных сил были исключением, а не правилом.

К началу 80-х годов система "контролируемой демократии" трещала по швам. В оппозиции режиму оказались не только левые и насеристы, но и многие представители национальной буржуазии, буржуазно-либеральные круги, интеллигенция, копты, многие независимые, "Братья-мусульмане", мусульманские экстремисты.

Мощное движение мусульман-фундаменталистов, - как правило, нелегальное, а в отдельные периоды полулегальное - находилось в оппозиции к революционно- демократическому, и к буржуазно-авторитарному режиму. Это движение существовало в виде организации "Братья-мусульмане" и ряда ответвлений от нее, в том числе экстремистских, которые в настоящее время представляют собой единственную вооруженную оппозицию режиму. "Братья-мусульмане" были одновременно политической организацией, культурным и образовательным союзом, экономической компанией и социальной идеей. Ислам для них был "доктриной, культом, национальностью, религией, государством, духовностью, действием, Кораном, копьем"42 .

Ряд депутатов парламента был известен своими фундаменталистскими настроениями43 . Сводить движение фундаменталистов просто к религиозным вопросам, к взаимоотношениям религии и государства, религии и светской идеологии, наклеивать на него ярлыки "реакционного" или "прогрессивного" означало бы давать искаженную картину социально-политической обстановки в Египте, уходить от выяснения глубинных причин возрождения влияния "религиозного фактора" на политическую и не только политическую жизнь.


39 Аль-Ахрам, 2.VI.1978.

40 Аль-Ахрам, 30.IV.1980.

41 Князев А. Г. Египет после Насера 1970 - 1981. М. 1986, с. 245.

42 Mirel P. Op. cit, p. 76.

43 Ibid.

стр. 41


В условиях Египта, как и всего мусульманского Востока, ответ на вопрос о выборе пути социально-политического и экономического развития искали разные социально- политические течения - буржуазно-либеральное, выступавшее за движение по западному, буржуазному пути, революционно-демократическое, искавшее свою модель движения к социализму, марксистское, призывавшее к переходу к научному социализму, но одновременно и мусульманско-фундаменталистское. Если резюмировать установки последнего, то они сводились к провозглашению превосходства мусульманской "духовности" над западным "материализмом", будь это капитализм или социализм. Отвергая как буржуазную демократию (парламент, партии, игру политических сил и т. п.), фундаменталисты одновременно отвергали и социализм, социалистическую демократию44 . Путь к возвращению "золотого века ислама" они видели в установлении "мусульманского государства", основанного на шариате, в котором сольются светское и духовное начала и будет обеспечена социальная гармония и экономический прогресс45 .

В Египте сохранялись многочисленные традиционные и нетрадиционные социальные структуры (деревенская или соседская община, большая семья, религиозное братство и т. п.) со свойственными им политической культурой и политической организацией. В условиях, когда капиталистическая модернизация шла я а счет масс, входивших как раз в традиционные социальные структуры, свой политический протест они выражали в привычной им религиозной форме, придавая политическое направление религиозным организациям. Впрочем, речь шла не только о массах, но и об интеллигенции, части чиновничества, студенчества. И в период существования революционно- демократического режима, когда часть масс получила определенные блага, другая или страдала от ухудшения экономического положения в конце 60-х годов или ее большие ожидания оказались обманутыми. Это подогревало религиозные настроения, в том числе и политическую оппозицию в религиозной форме. Отсутствие канала для выражения интересов масс также подталкивало их к религиозной форме деятельности.

В своей борьбе с революционными демократами Садат попытался опереться на фундаменталистов. Организация "Братья-мусульмане" приобрела полулегальный статус, фундаменталисты установили контроль над студенческими организациями, стали легально выходить их печатные издания, резко усилилась религиозная пропаганда по радио и телевидению. Шариат был объявлен "одним из источников законодательства". Согласно конституции 1971 г., мусульманская религия была поставлена в привилегированное положение46 . Статьи о свободе совести в конституции 1971 г. отсутствовали. В 1979 г. была принята поправка к конституции, и исламские законы были объявлены "главным источником законодательства"47 .

Но, разделяя враждебность Садата к революционным демократам и коммунистам, фундаменталисты отнюдь не принимали его "инфитаха" и внешней политики, особенно сепаратного мирного договора с Израилем, диктаторских действий президента, коррупции его аппарата, роста западного (американского) культурного и политического влияния в Египте, разрыва с арабо-мусульманским миром. Религиозная система оказалась расколотой на прорежимный, институциализированный ислам во главе с мусульманским университетом Аль-Азхар и на оппозиционный, независимый ислам - десятки тысяч самостоятельных мечетей, ре-


44 См. Кутб С. Битва ислама и капитализма. Каир. 1952, с. 7, 47 - 66 (на араб. яз.).

45 См. Smith W. С. Islam in Modern Fisfory. Ch. 1. Princeton - N. Y. 1057.

46 Cm. Iwasiow - Pardus B. Islam w konsiytiicjach Egiptu republikanskiego. -Studia Religiologica, Warzava -Krakow. 1977. N 1, s. 96 - 97.

47 The International Herald Tribune, 27.VII.1987.

стр. 42


лигиозных организаций - от обществ взаимопомощи до вооруженных боевиков.

Водоразделом во взаимоотношениях режима с религиозными организациями стал сепаратный договор с Израилем. Его осудили "Братья-мусульмане", а наиболее экстремистские группировки, такие, как "Ат - такфир уаль-хиджра", "Гунуд аллах", "Джихад", встали на путь вооруженных акций. Именно группа боевиков из "Джихада" совершила убийство Садата во время военного парада в октябре 1981 года48 . Надежды этих организаций вызвать широкие волнения в Египте в результате смерти Садата и прийти к власти оказались, однако, химерическими. На религиозных экстремистов обрушились репрессии. Одновременно режим Мубарака пытается найти способ сосуществования с более умеренными фундаменталистами, рассчитывая кнутом и пряником предотвратить расширение их влияния и воздействие на политику. Однако усиление фундаментализма продолжается.

Религиозная ситуация в стране обостряется, особенно из-за учащающихся столкновений мусульман и христиан. Значительная христианская община, составляющая 7 - 10% населения Египта49 , оказывает политическое влияние на режим через коптскую церковь, в частности через институт коптского папы. Учитывая наличие среди коптов значительной прослойки буржуазии и их буржуазно-либеральные традиции, их опасения в отношении мусульманских эктремистов, можно понять, почему коптская верхушка традиционно выступает за светский характер государства, за буржуазно-либеральный курс, отдавая предпочтение египетскому национализму против панарабизма. Требования верхушки коптов близки установкам "неовафдистов".

Итак, режим Садата оказался несостоятельным во внутриполитическом и внешнеполитическом плане. В последние месяцы своего правления Садат начал метаться, нанося удары по всем направлениям. В сентябре 1981 г. были арестованы более 1500 деятелей оппозиции50 : от членов НПП до лидеров "Братьев-мусульман". Был снят и сослан в отдаленный монастырь коптский папа Шенуда III. Последовали новые аресты. Затем произошло убийство Садата и к власти пришел Мубарак.

Мубарак был кадровым военным, не имевшим политических амбиций. Определенное время он провел в Советском Союзе на учебе, но вернулся на родину без симпатий к социализму. Он стал отличным боевым летчиком, вырос до командующего египетской авиации. Последние годы правления Садата, который назначил его вице-президентом, Мубарак держался в тени. Убийство Садата вывело его на роль лидера Египта. Личная честность и национализм помогли ему заняться постепенно корректировкой внешнеполитического курса страны, нормализацией отношений с СССР и рядом арабских стран. Внутри страны он попытался повернуть садатовский "инфитах" в направлении развития производительных сил, снизить социальную напряженность. Он вернул в Египет некоторые элементы буржуазной демократии, сменил руководство правящей партии и укрепил свои позиции, справившись с оппозиционными выступлениями, в том числе вооруженными. Он продемонстрировал себя гибким и прагматическим деятелем, который в состоянии поддерживать баланс между противоборствующими силами в египетском обществе.

Смена президента привела к изменению стиля политики авторитарного режима и к восстановлению функционирования "контролируемой демократии", созданной и разрушенной Садатом. Несколько облегчена


48 The Middle East Magazine, January 1982, N 87, pp. 17 - 19.

49 По официальным данным, несколько меньше (см. Соловьев А. К. К вопросу о значении коптской общины в Египте. В кн.: Ближний и Средний Восток (экономика, история). М. 1976, с. 184).

50 Аль-Ахрам, 3, 6, 7.IX.1981; Згорский Д. Охота за ведьмами. - Новое время, 1981, N 38, с. 14 - 15.

стр. 43


была деятельность партий. Возродилась и стала значительной силой партия "Новый Вафд". Была создана шестая партия "Аль-Умма", стоящая на националистических позициях. Однако механизм "выборов" действовал по-прежнему, обеспечивая подавляющее большинство в парламенте правящей партии51 и в 1984 и в 1987 гг., несмотря на увеличение численности избираемых депутатов до 448. На партию, олицетворявшую истэблишмент и связанную с президентом, работали деполитизация масс, традиционная сакрализация власти в египетском обществе, реальные рычаги воздействия на общественное мнение в виде средств массовой информации, давление и репрессии в ходе выборов, их прямая фальсификация. Оппозиция, допущенная к существованию, по-прежнему контролируется с помощью законодательных ограничений, нарушения политических свобод и ударов по парламентскому иммунитету. Новый закон о выборах, принятый в 1983 г., установил жесткий ценз в отношении оппозиции: партия, набравшая менее 8% голосов, лишалась права на места в выборных органах. Одновременно затруднялась возможность создавать блоки левых партий52 .

Режим Мубарака вновь начал использовать насеровское знамя для привлечения на свою сторону симпатий определенной части общества. В 1983 г. был опубликован проект документа "Идеологические рамки Национально-демократической партии"53 . В нем признавалась важность революционных завоеваний Египта в 50 - 60-е годы, были ссылки на Хартию национальных действий и Программу 30 марта 1968 г., в то время как в прежней программе правящей партии такие ссылки отсутствовали. В качестве реверанса в сторону фундаменталистов большое место уделялось в проекте исламу как источнику законодательства и взглядов египтян. Во внешнеполитической части новой программы говорится о необходимости "бороться за поддержание мира во всем мире", о законных правах арабского народа Палестины, опущены определенные антисоветские выпады прежней программы. Больший учет интересов национальной буржуазии стал особенностью режима Мубарака, хотя влияние "инфитаховской" "паразитической" буржуазии отнюдь не подорвано.

Революционная демократия остается действенным фактором оппозиции режиму на внутриполитической арене, но ее успех зависит от многих факторов, как внешних, так и внутренних, прежде всего от того, в состоянии ли режим справиться с растущими социально-экономическими трудностями. Неясно, как будет развиваться движение набирающих силу мусульманских фундаменталистов, питаемое острыми социальными противоречиями быстро трансформирующегося египетского общества. Неустойчивость ситуации усиливается и тем, что политические структуры, в целом скопированные с Запада, ориентированы на него, а политическая культура масс опирается, прежде всего, на ислам, на традиционную систему ценностей. Столкновение этих двух политических культур препятствует нормальному функционированию политических институтов. Внутренние социально-экономические противоречия египетского общества, его внешнеполитические сложности и мощь оппозиционных сил будут определять будущую трансформацию политической структуры Египта.


51 Maghreb-Mashrek, pp. 56, 70.

52 Ibid., p. 71.

53 Маю, 14.II.1983.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЕГИПЕТ-ЭВОЛЮЦИЯ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-СИСТЕМЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. М. ВАСИЛЬЕВ, ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЕГИПЕТ-ЭВОЛЮЦИЯ-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-СИСТЕМЫ (date of access: 15.10.2019).

Publication author(s) - А. М. ВАСИЛЬЕВ:

А. М. ВАСИЛЬЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Реплика. Компрессия данных
14 hours ago · From Михаил Идельчик
В макроскопической реальности гравитация определяется массой. В микроскопической реальности, где масса частиц практически нулевая, действует вращательный вид гравитации. Вращательный вид гравитации формируется посредством вращающихся микрочастиц, которые закручивают вокруг себя гравитонные сферы, которые, как в водовороте, притягивают микрочастицы друг к другу.
Catalog: Физика 
Энтропия и релятивизм 2
Catalog: Философия 
16 hours ago · From Михаил Идельчик
Текстовый фрактал
Yesterday · From Михаил Идельчик
Реплика. Пятый постулат в теории информации
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Опыты с Информацией
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Информация. Критерий Винера
Catalog: Философия 
Yesterday · From Михаил Идельчик
Родителем нашей науки как зданья, единого принципом, есть Аристотель, оперший Познанье на имманентизм — примат зримого, бренного мира над тайным нам миром Причины: над Богом, Творцом — Сатаны, Его тени, над Сердцем — Ума.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
КТО ПРОТИВ КОГО УСТРОИЛ ЗАГОВОР?
4 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ МАСОНЫ XX ВЕКА
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЕГИПЕТ: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones