Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8223

Share with friends in SM

Проф. Н. П. Киселев

(К 500-летию книгопечатания)

Введение

Известно, сколь большое значение придавали изобретению книгопечатания великие ученые XIX вежа, основоположники научного социализма. В первом разделе "Диалектики природы", перечисляя причины, вызвавшие возрождение наук в XV-XVI веках, Фридрих Энгельс наравне с основными производственными факторами, такими, как развитие промышленности, усиление связи между народами Западной и Центральной Европы и великие географические открытия, называет также "печатный станок". К последним словам Энгельс делает примечаете, полное глубокого смысла: "До сих пор хвастались лишь тем, что производство обязано науке, но наука бесконечно большим обязана производству"1 .

В другой работе ("Крестьянская война в Германии") Энгельс назвал книгопечатание блестящим изобретением2 . Маркс подчеркнул, что оно является необходимой предпосылкой буржуазного развития3 .

Однако в широких кругах образованных людей редко встречается знакомство с фактами истории и техники книги, хотя, казалось бы, этот предмет должен интересовать каждого читающего, независимо от его специальности. Напротив, широким распространением пользуются различные предрассудки, давно ликвидированные в специальных исследованиях, но с необыкновенной живучестью удерживающиеся в общей литературе. Один из таких предрассудков состоит в том, будто типографский процесс изобретен на основе практики изготовления ксилографических, т. е. гравированных на дереве, книг. Другим предрассудком является мнение, будто в первых произведениях печати буквы были вырезаны из дерева. На самом деле даже поверхностное изучение шрифта в древнейших памятниках книгопечатания обнаруживает, что все они изготовлены при помощи шрифтов, отлитых из металла. В технике отливки литер и состояла оригинальность и величие изобретения, давшего жизнь печатной книге, ибо процесс тиснения сам по себе не яв-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. XIV, стр. 439.

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. VIII, стр. 116.

3 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. XXIII, стр. 131.

стр. 77
лялся чем-то новым, а в различных формах существовал и ранее.

Если сущность изобретения представляется в настоящее время несомненной, то вопрос о происхождении печатания книг литыми металлическими литерами, т. е. о том, когда, где, кем, при каких обстоятельствах оно изобретено, принадлежит к числу наиболее сложных и спорных исторических вопросов. Как всегда, когда положительные и неоспоримые данные отсутствуют или недостаточны, открывается широкое поле для всякого рода догадок. В этом отношении книгопечатание имело обычную судьбу великих новых явлений, открытий и изобретений. Поколения исследователей подвергли детальнейшему критическому изучению факты начального периода книгопечатания, но выводы исследователей крайне противоречивы.

Даже после того, как значительная часть существующих в литературе утверждений отнесена к области легенд, остается огромная трудность - связать факты и памятники первоначальной печати с определенной исторической личностью изобретателя. В качестве такового наиболее упорно выдвигались следующие семь человек: Прокоп Вальдфогель в Авиньоне, Памфило Кастальди в Фельтре, Иоганн Ментелин в Страсбурге, Иоганн Брито в Брюгге, Иоганн Фуст в Майнце, Лауренс Янсзон Костер в Гарлеме, Иоганн Генсфлейш цум Гутенберг в Майнце.

Каждый из этих кандидатов в "изобретатели книгопечатания" имел своих защитников, причем вопрос дебатировался с исключительною страстностью. Более или менее общепринятая в исторической и библиологической науке точка зрения признает изобретателем книгопечатания Иоганна Гутенберга, и только о нем будет идти речь в этой статье.

Время возникновения книгопечатания относится к периоду между подвигами французской народной героини Жанны д'Арк (1429 - 1431) и взятием Константинополя турками (1453); последний факт оказал влияние на содержание книжной продукции. В социально-экономическом и культурном отношениях весь XV век представляет особенный интерес. С одной стороны, это была эпоха завершения борьбы между демократией и аристократией в средневековых городах, с другой - расцвета гуманизма и начала невиданного роста художественного творчества. Чувствовались также первые предвестия крупных классовых битв, облеченных в религиозную форму (1415 - сожжение Яна Гуса).

Чрезвычайно яркую характеристику эпохи Возрождения дал Фридрих Энгельс в "Старом; введении к "Диалектике природы" (1880). По мнению Энгельса, эта эпоха начинается "со второй половины XV столетия". В "Диалектике природы" Энгельс называет 1453 год, т. е. год падения Константинополя, "концом средневековья". Таким образом, Энгельс решительно отступил от общепринятой исторической концепции, которая начинала гожую эпоху не с половины, а с конца XV века, с открытия Америки. Хронологическая дата, данная Энгельсом, как раз совпадает с тем временем, когда книгопечатание начало распространяться из мест своего возникновения в другие города и страны. Анализируя основные черты этой эпохи, Энгельс говорит: "Это был величайший прогрессивный переворот, пережитый до того человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страстности и характеру, по многосторонности и учености. Люди, основавшие современное господство буржуазии, были чем угодно, но только не буржуазно-ограниченными. Наоборот, они были более или менее обвеяны авантюрным характером своего времени"1 . Трудно подобрать более меткие, более красочные слова дм характеристики человека эпохи Возрождения, чем это сделал Энгельс, и опять-таки эта характеристика целиком приложима к изобретателю книгопечатания Гутенбергу.

В XIII и XIV веках основную массу населения германских городов составляли ремесленники, об'единенные в цехи; однако большинство ремесленников не участвовало в решении городских дел: все управление городом было сосредоточено в руках немногих родов городской знати. Эти городские патриции считались ниже феодального землевладельческого дворянства, осуществлявшего политическую власть в стране, но всячески старались вступить в его круг; подобно этому и цеховые ремесленники, разбогатев, стремились войти в круг патрициев. То и другое становилось возможным, так как допускались смешанные браки. Хозяйничанье городской аристократии нередко приводило к печальным для города последствиям: финансы приходили в расстройство, а в низших классах возрастало недовольство вследствие несправедливого податного обложения. Если добавить, что патрициат ревниво охранял свои привилегии и не желал делиться с цехами хотя бы частицей власти, то станет ясно, что в средневековых городах имелись налицо достаточные условия для возникновения обостренной классовой борьбы. Эта борьба началась еще в XIV веке, а в XV она закончилась победой мелкой городской буржуазии, причем во многих

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. XIV, стр. 476.

стр. 78


Майнц. Гравюра на дереве. 1493 год

местах борьба доходила до прямых революционных выступлений.

Местом возникновения книгопечатания является область среднего течения реки Рейна - та земля, которая с незапамятных времен служила ареной военных столкновений, где каждая пядь земли пропитана кровью. В более узком смысле местами деятельности Гутенберга, поскольку они нам известны, были два прирейнских города - сначала Страсбург, потом Майнц. До последнего времени в этих городах насчитывалось: в первом - 200 тысяч, во втором - более 100 тысяч человек; а в XV веке в них насчитывалась едва одна десятая часть этого числа жителей. Борьба демократической и аристократической партий в Страсбурге закончилась раньше чем в других городах победою цехов (1332 - 1334), после чего часть городской знати была вынуждена покинуть город. Особенно сильно революционное движение цехов разгорелось в XV веке. В Майнце оно имело место, когда Иоганн Гутенберг был еще мальчиком или юношей, в 1411 и 1420 годах; в эти годы значительное число майнцских патрициев бежало или было изгнало из города.

В культурном отношении существенным различием между двумя городами было то, что Майнц является центром одного из важнейших архиепископств, тогда как в Страсбурге церковное влияние чувствовалось слабее; зато в нем успешно развивалось гуманистическое движение.

Жизнь Гутенберга

К майнцским патрицианским родам принадлежали родители изобретателя книгопечатания: отец - Фриле Генсфлейш, мать - Эльза Вирих цум Гутенберг; последнее наименование принадлежало ее родовому дому в Майнце. У Фриле и Эльзы было два сына и дочь; младший сын получил имя Иоганна (или Хенне) Генсфлейш цум Гутенберг. Старший сын, Фриле, умер в 1447 году; дочь Эльза была еще жива в 1443 году. Генсфлейш имели наследственную привилегию чеканки монеты, откуда становится понятным знакомство младшего сына с ювелирными работами.

Во время восстаний цехов 1411 и 1420 годов некоторые члены рода Генсфлейш и родственных им семейств были вынуждены удалиться из Майнца; в 1420 году та же судьба постигла семью Фриле Генсфлейша. Сперва они поселились в городке Эльтвиле, в 10 километрах ниже Майнца, на противоположном берегу Рейна. Эльтвиль остался, повидимому, местом жительства Фриле-младшего, который упоминается здесь в 1434 году. Правда, в одном страсбургском документе 1429 года упоми-

стр. 79
нается Фриле Генсфлейш из Майнца, но некоторые исследователи склонны думать, что в этом случае подразумевается Фриле-отец и что в Страсбурге он проживал вместе с младшим сыном. Вот и все данные о первых 35 годах жизни Иоганна Гутенберга. Ни об его образовании, ни об его образе жизни, ни об его местопребывании или путешествиях ничего не известно. В 1430 году состоялось соглашение между цехами и знатью, согласно которому многие эмигранты получили право вернуться в родной город. В тексте договора среди других указано имя Хенхен (уменьшительное от Иоганн) цум Гутенберг, однако имеются сведения, что он тогда не воспользовался этим разрешением; несомненно, вернулась в Майнц его мать. Из текста договора заключают также, что и в момент восстания цехов (1420) Гутенберг не находился в Майнце и был приговорен к изгнанию заочно.

Определенные биографические данные о жизни Гутенберга начинаются лишь с 1434 года. Достоверный документ свидетельствует, что в это время Гутенберг проживал в Страсбурге, в 180 километрах от Майнца вверх по Рейну. Обстоятельства, вызвавшие появление этого документа, показывают, что Гутенберг был в хороших отношениях с городским советом Страсбурга и старался выказать свое уважение к нему; однако он не являлся полноправным гражданином города.

В Страсбурге Гутенберг занимался делом, близким к традициям его семьи: он был золотых дел мастером. Будучи одарен выдающимися техническими способностями, Гутенберг соединил с этим основным занятием и другие, как например шлифование камней, применявшихся для ювелирных работ. Несомненно, он был знатоком своего дела, потому что два страсбургских горожанина, Андрей Дритцен и Андрей Хейльман, пожелали поступить к нему в обучение и образовать совместно с ним товарищество, за что заплатили по 80 гульденов. К этим трем мастерам присоединился еще четвертый, Ганс Риффе, ограничивавшийся финансированием предприятия и получавший за то часть прибыли. Образование этого товарищества произошло, вероятно, около 1436 года.

Одновременно с ювелирными работами Гутенберг производил еще какие-то опыты, о которых ничего не сообщал своим компаньонам. Для этих опытов потребовалось изготовление деревянного пресса, закупались свинец и другие материалы; хранились эти предметы или некоторая их часть в доме Андрея Дритцена. В декабре 1438 года Дритцен заболел и умер. Незадолго до смерти Дритцена Гутенберг направил в его дом своего слугу с поручением уничтожить "формы". По этому поводу Гутенберг выражал сожаление, но взяли верх опасения, что посторонние проникнут в тайну его работ. Когда Дритцен умер, Гутенберг послал в дом Дритцена столяра, чтобы разобрать на составные части "пресс"; однако это намерение не удалось привести в исполнение, так как станок исчез: возможно, был припрятан братом умершего. После смерти Дритцена между его наследниками и компаньонами возникли споры из-за денежных дел. Отсюда судебное дело в большом совете города Страсбурга; протоколы его, найденные двести лет назад, раскрыли некоторые подробности страсбургских опытов Гутенберга. Особенно любопытно свидетельство золотых дел мастера Ганса Дюнне, что он благодаря Гутенбергу заработал в 1436 году около 100 гульденов посредством "того, что относится к печатанию (zu dem trucken)". Однако вряд ли было бы правильно истолковать это выражение в том смысле, будто он продал на сто гульденов печатной продукции; скорее всего имеется в виду оплата каких-нибудь работ, связанных с изготовлением инструментария для экспериментирования или приобретением материалов. Если все-таки понимать это высказывание в смысле печатания каких-то книг и однолисток, то все равно невозможно до-

Остатки печатного станка Гутенберга, найденного в Майнце. 1856 год.

стр. 80
казать, что они были изготовлены при помощи подвижных литер, а, не другим способом; гораздо проще предположить, что речь идет о ксилографических книгах или о каком-либо ином производстве. Допустить, что это были книги, размноженные типографским путем, вряд ли можно, так, как ни один из сохранившихся остатков ранних произведений печати, по общему мнению исследователей, но может бить приурочен к Страсбургу. Пришлось бы, следовательно, допустить и то, что вся страсбургская продукция 1436 - 1444 годов исчезла без всякого следа, а это весьма неправдоподобно.

Решение суда последовало через год после стерта Дритцена, в декабре 1439 года, и было в общем благоприятно для Гутенберга. Однако его денежные дела уже находились в плохом состоянии. Средства, оставшиеся от его наследственного имущества, были израсходованы, и вся дальнейшая жизнь Гутенберга прошла в поисках денег для реализации своего изобретения. Некоторые известия о его денежных делах рассеяны в архивных документах города Страсбурга; последнее из них: датировано 12 марта 1444 года. Вскоре после этой даты Гутенберг покинул Страсбург и возвратился в родной Майнц.

В Майнц Гутенберг привез вполне разработанную идею изобретения и в 1445 или 1446 году, но никак не позднее чем в 1447 году приступил к непрерывному печатанию книг; документально пребывание его в Майнце засвидетельствовано 17 октября 1448 года. Как увидим дальше, первые произведения Гутенберга представляли собою небольшие брошюры и однолистки; для более крупных: работ он не имел капитала и должен был искать его у других. В начале 1450 года Гутенберг вступил в сообщество с богатым майнцским бюргером Иоганном Фустом, одолжившим ему необходимые денежные средства. Это сообщество не оказалось удачным, ибо в ноябре 1455 года, в самый разгар работ над 42-строчной Библией, Фуст потребовал возврата ссуды. Вследствие невозможности для Гутенберга уплатить весьма значительные суммы возникло судебное разбирательство, закончившееся трагически для Гутенберга: он лишился не только всей второй типографии, служившей обеспечением займа, вместе с находившимися в ней чистыми листами 42-строчной Библии, но и значительной части оборудования своей первой типографии. В составе утраченного были, повидимому, и матрицы первого гутенберговского шрифта; сам же шрифт, уже сильно сбитый, остался собственностью Гутенберга. Но наиболее тяжким ударом было то, что тайна печатания перестала быть тайной, и тем самым: Гутенберг утратил монополию применения изобретенного им процесса. При таких условиях он не мог выдержать конкуренции своего богатого соперника и, выпустив несколько небольших книг, должен был прекратить дело. Возобновить печатание ему удалось лишь на краткий срок, в 1460 - 1462 годах, о чем будет сказано ниже. После этого времени, т. е. после разграбления и пожара Майнца 28 октября 1462 г., Гутенберг не выступал более в роли печатника. В начала 1465 года Адольф Нассауский, архиепископ Майнцский, в награду за заслугу в деле печатания включил Гутенберга в свой придворный штат, что по тем временам равнялось назначению пенсии. Гутенберг скончался между 24 ноября 1467 и 24 февраля 1468 года и схоронен в Майнце, в церкви францисканце".

Первые произведения печати

Такова печальная, законченная в своей трагичности история жизни Иоганна Гутенберга. Что касается истории книгопечатания первого десятилетия (1447 - 1457), то она, собственно говоря, сводится к истории типографских шрифтов. От принятия той или иной точки зрения на последовательность отливок шрифтов будет зависеть хронологическая последовательность типографских мастерских.

Новые фрагменты гутенберговской печати находят довольно часто, иногда в самых неожиданных местах и неожиданным образом. В то же время рассчитывать на открытие архивных документов о Гутенберге не приходится: оно могло бы произойти лишь как исключительно счастливая случайность.

Наибольший интерес представляет, естественно, самый первый шрифт Гутенберга - крупный готический шрифт, высота 20 строк которого равна 164 миллиметрам. Он называется "шрифт 36-строчной Библии" и обозначается B36 . Напечатанные этим шрифтом книги объединяются в четыре группы соответственно четырем стадиям его развития, частью представляющим новые отливки. Во всех четырех состояниях шрифт B36 широко использовался для печатания доната, т. е. краткого учебника латинской грамматики, автором которого был римлянин Элий Донат, живший в середине IV века. При небольшом об'еме, облегчавшем изготовление, этим учебникам был обеспечен верный и быстрый сбыт. Печатались книги в 1440-х годах большей частью на пергаменте, но иногда на бумаге. Выходных сведений не было.

Первым состоянием шрифта напечатаны несколько 27-строчных донатов и так на-

стр. 81


Отрывок из "Сивиллиной книги". Одно из первых произведений, напечатанных Гутенбергом.

зываемая "Сивиллина книга" - поэма на немецком языке. В настоящее время она не известна ни в одном экземпляре, и до конца XIX века никто не подозревал о ее существовании. В 1892 году был обнаружен в Майнце небольшой клочок бумаги, содержащий 11 строк на передней стороне и 11 - на обороте, - все, что осталось от книги, имевшей приблизительно 74 страницы, по 28 строк на каждой. Этот клочок бумаги, по своему содержанию получивший название "фрагмент о страшном суде", хранится в Гутенберговском музее в Майнце и признается древнейшим памятником печати подвижными литерами, хотя не исключено, что ему предшествовал один из 27-строчных донатов.

Второе состояние шрифта, показывает его в полной законченности и на высоком техническом уровне. Кроме нескольких донатов им был напечатан астрономический календарь на немецком языке - однолистка, предназначавшаяся для прикрепления к стене. Содержащиеся в календаре данные позволили вычислить, что календарь составлен на 1448 год, следовательно, напечатан в конце 1447 года. В полном экземпляре было 3 столбца, приблизительно по 55 строк; в настоящее время известен только первый столбец. Уцелевшие фрагменты, печатанные на пергаменте, принадлежат областной библиотеке в Висбадене.

Третье состояние шрифта относится к 1455 - 1457 годам, после того, как Гутенберг и Фуст уже расстались. Им печатались донаты, а также некоторые весьма интересные произведения, по счастью, уцелевшие целиком, хотя лишь в одном экземпляре каждое. Два из них касаются животрепещущего в середине XV века вопросу о борьбе с турками. Одно озаглавлено: "Увещание к христианам против турок" и называется также "Турецкий календарь", ибо имеет форму стихотворного календаря на 1455 год (на немецком языке); другое представляет немецкий перевод буллы папы Каликста III против турок (1456). Далее, этим шрифтом были напечатаны медицинский альманах на 1457 год на латинском языке и "Cisioianus" на немецком - мнемонические стихи для запоминания календаря (около 1457 года). Сюда же относится уникум, открытый в апреле 1935 года Борисом Ивановичем Зданевичем и находящийся в библиотеке Украинской академии наук в Киеве, - "Provinciale Romanum" - перечисление епископств католической церкви на латинском языке (см. Б. І. Зданевич. Нові дані до історії початків друкарства; в "Вісті Академії Наук УРСР" N 40, жовтень - грудень 1936, столб. 9 - 24).

В четвертом виде шрифт B38 уже не составлял собственности Гутенберга и, весьма вероятно, вскоре после отливки был перевезен из Майнца в Бамберг. Предположительно в Бамберге в 1458 - 1459 году возникла 36-строчиая латинская Библия, о которой сказано ниже.

Таким образом, шрифт B36 , пока он на-

стр. 82
ходился в руках своего творца, служил исключительно для печатания одного небольшого учебника, и нескольких мелких брошюр народного характера; нечего капитального в то время не было создано, да и не могло быть создано вследствие недостаточности денежных средств у изобретателя.

В начале 1450 годов проект такого капитального издания начал овладевать мыслями первопечатника и окружавших его лиц - проект по тому времени грандиозный, с которым не может идти в сравнение ничто из напечатанного ранее. Предположено было издать полный текст Библии на латинском языке. Именно для этой работы Гутенбергу пришлось занимать у Иоганна Фуста большие суммы денег, и можно думать, что Фуст давал их охотно, предвкушая немалые прибыли. Есть известия, что для печатания Библии была оборудована самостоятельная мастерская; шрифт было решено отлить новый, и таким образом возник второй шрифт Гутенберга - B42 , в котором высота 20 строк составляет 140 миллиметров. Следует подчеркнуть, что первая по времени Библия напечатана, вторым шрифтом, а вторая Библия - первым шрифтом. Долгое время первая Библия починалась как первая печатная книга вообще; теперь мы знаем, что это не так, но все же она является первой книгой, в собственном смысле слова, ибо книги, выходившие ранее, по своему об'ему, скорее, заслуживают названия брошюр. Кроме того это первая книга, дошедшая до нас целиком, притом в довольно большом числе экземпляров, тогда как все предшествовавшие ей сохранились лишь во фрагментах. В процессе печатания несколько менялась полоса, и увеличивался тираж; сначала Библия набиралась по 40 строк на странице, но потом - по 41, наконец - по 42. От последнего числа она получила название 42-строчной Библии. По своему оформлению она принадлежит к числу прекраснейших книг всех веков, а что касается ее продажной стоимости в XIX и XX веках, то ни за какую другую книгу не уплачивались столь баснословные суммы. На беду, после того как печатаное было начато, произошел разрыв между Гутенбергом и Фустом, приведший к устранению Гутенберга от работ второй типографии. Гениальный творческий замысел Гутенберга и Шеффера был закончен, повидимому, одним Шеффером; барыши, полученные после выхода Библии в свет, потекли в широкий карман Иоганна Фуста.

Создание шрифта B42 совпадает с существенным поворотом в направлении издательской деятельности первопечатников. Как было изложено выше, первые книги, напечатанные подвижными литерами, и по содержанию, и по языку, и по небольшому об'ему относятся преимущественно к числу народных изданий, предназначенных для ладей грамотных, но не для ученых и не для церковников. С 50-х годов XV века, новое изобретение начинает эксплоатироваться для практических и ученых нужд церкви; насколько можно проследить, начало применения книгопечатания для церковных потребностей относится к 1454 году. В это время печатание латинской Библии уже заканчивалось, одновременно начали усиленно печатать бланки так называемый, индульгенций, т. е. отпущений грехов за деньги. Индульгенции выпускались церковниками по какому-нибудь специальному поводу для того, чтобы экстренно собрать значительную сумму денег, так например они были выпущены при построении собора Петра в Риме. В тексте индульгенции оставлялось место для вписывания имени жертвователя, временя и размера, пожертвования; иногда для мужчин и для женщин изготовлялись различные формуляры. Так как самый текст занимал два-три десятка строк и так как число продаваемых индульгенций было велико, то понятно, какой колоссальной работы требовало размножение их путем переписывания и сколь значительную выгоду представлял типографский способ раз-

Страница из 42-строчной Библии. Майнц.

1454 - 1455 годы.

стр. 83
множения. То отпущение, текст которого был впервые воспроизведен печатью, возникло с дозволения папы Николая V, по просьбе короля кипрского Иоанна II, которому сильно угрожали турки. Распространением индульгенций ведал советник и посол короля, Павлин Chappe или Zappe, а вырученные суммы предназначались для ведения войны против турок и защиты от них острова Кипра. Для печатания индульгенций майнцские типографы отлили два новые шрифта мелкого размера, близкие к формам скорописи. В одном случае высота 20 строк шрифта была 96 миллиметров, для заглавий при нем употреблялся шрифт B38 , текст занимал 31 строку. В другом случае высота 20 строк - 90 миллиметров, для заглавий пользовались шрифтом B42 , текст укладывался в 30 строк вследствие того, что строка была несколько длиннее. В настоящее время 30-строчная индульгенция известна в 6 вариантах набора или последовательных изданиях, 31-строчная - в 7. Большое число вариантов об'ясняется тем, что в неразобранном наборе производились небольшие исправления.

Иоганн Фуст получил возможность эксплоатировать чужое изобретение. Обладая капиталом, но не имея достаточной технической опытности, он привлек в качестве технического помощника Петера Шеффера, ученика Гутенберга, который во время процесса 1455 года свидетельствовал в пользу Фуста, против своего хозяина. Частично используя доставшиеся от Гутенберга материалы, но приступив немедленно и к самостоятельной отливке новых шрифтов, эти два ловких человека образовали фирму "Иоганн Фуст и Петер Шеффер". Эта третья печатня Майнца была первой в истории коммерчески поставленной типографией. Десять лет, до смерти Фуста осенью 1466 года, предприятием руководили Фуст и Шеффер совместно, причем второй занимался печатными работами, а, первый ведал распространением готовой продукции, между прочим, и экспортом ее в Париж. За время до смерти Фуста было выпущено 10 книг более крупного об'ема и много однолисток. После смерти Фуста Шеффер, женатый на его дочери, сделался единоличным хозяином предприятия и продолжал дело в течение еще 36 лет, до самой своей смерти в декабре 1502 или в начале 1503 года. Считая годы обучения у Гутенберга, Шеффер проработал в типографской промышленности не менее 50 лет, производя книги, высоко совершенные по шрифтам, верстке и печати.

Первая книга, вышедшая из мастерской Фуста и Шеффера, так называемая майнцская Псалтирь, во многих отношениях представляет памятник первостепенной важности. Она является первой книгой, имеющей полные выходные данные, т. е. наименование типографии и дату выхода в свет. Колофон, т. е. выход, гласит: "Настоящий том Псалтири, украшенный красивыми заглавными буквами и в достаточной мере разделенный рубриками, оличен так помощью искусного изобретения печати и изготовления литер, без какого-либо писания даром, и трудолюбно закончен Иоганном Фустом, гражданином Майнцским, и Петером Шеффером из Гернехейма, в лето господне 1457, накануне Успения", т. е. 14 августа. Это заявление не оспаривалось потомками: дивная красота инициалов производит и на человека XX века сильнейшее впечатление. Не удивительно, что высказывания библиологов об этом шедевре представляют единодушный хор похвал. Да и не только благодаря инициалам, а вообще с точки зрения оформления и техники "на эту Псалтирь можно смотреть только как на чудо". Сохранилось ее до наших дней 10 экземпляров, все на пергаменте.

Также весьма замечательна выпущенная Фустом и Шеффером 14 августа 1462 года латинская 48-строчная Библия - первая книга, имеющая типографскую марку.

Дата выхода майнцской Псалтири представляет бесспорную и незыблемую отправную точку, с которой начинается история распространения книгопечатания. Предшествующий ей 20-летний подготовительный период явственно расчленяется на два десятилетия: 1436/1437 - 1446/1447 - время разработки общих принципов изобретения и первых попыток преодоления технических трудностей, 1446/1447 - 1456/1457 - время появления первых произведений печати. Таким образом, три основные вехи, отмечающие зарождение и первые шаги типографского искусства, приходятся на одни и те же 6-е или 7-е годы трех десятилетий.

Материальная катастрофа, постигшая Гутенберга в конце 1455 года, не сломила, его настойчивости и самоотверженной преданности идее, которой он стремился дать воплощение. Документально известно, что ему удалось еще раз найти необходимые средства для возобновления типографских работ. С другой стороны, существует печатное издание книги Иоганна Бальба под заглавием "Catholicon" с выходными сведениями "Майнц 1460", но без имени печатника. Этот Бальб (умер в 1298 году) был доминиканским монахом, родом из Генуи, а книга его, весьма об'емистая, представляющая соединение латинской грамматики и словаря, закончена составлением в 1286 году. Для издания был специально отлит мелкий готический шрифт, характеризую-

стр. 84


Бланк индульгенции. Майнц. 1454 год.

щийся кругловатыми очертаниями (20 строк = 82 миллиметрам). Этим же шрифтом были напечатаны, без выходных сведений, две работы небольшого об'ема: в 1459 пли 1460 году, ранее "Католикона", сочинение Фомы Аквинского "Сумма об артикулах веры"; в 1460 году, одновременно с "Католиконом", "Разговор разума и совести", составленный профессором теологии в Праге Матвеем Краковским (умер в 1410 году). Последняя книжка имеется в Ленинской библиотеке и представляет собой самое старое произведение печати, имеющееся в Библиотеке. В 1461 году была произведена новая отливка шрифта "Католикона" и обновленным шрифтом напечатаны бланки двух индульгенции в пользу церкви святого Кириака в Нейхаузене: 15-строчная в 1461 и 18-строчная в 1462 годах. На этом деятельность "Печатника Католикона" оборвалась; причиной прекращения явилось, вероятно, разорение Майнца войсками Адольфа Нассауского в конце октября 1462 года. А через 5 лет этот шрифт, как и некоторые части шрифта 31-строчной индульгенции, оказался собственностью братьев Бехмермюнце в Эльтвиле, дальних родственников Гутенберга. Казалось бы, из сказанного, естественно, вытекает, что под так называемым "Печатником "Католикона" скрывается последняя типография Иоганна Гутенберга. Таково, действительно, преобладающее мнение; однако находились исследователя, возражавшие против этого отожествления, хотя, как кажется, без достаточных оснований.

Распространение книгопечатания

С первоначальной майнцской печатью теснейшим образом связана, печать баварского города Бамберга, который, повидимому, был вторым местом, где стали выходить печатные книги. Согласно новейшим исследованиям, именно в Бамберге, а не в Майнце была напечатана вторая латинская Библия, так называемая 36-строчная. Выходных сведении она, как и 42-строчная, не имеет, но ввиду того, что шрифт, послуживший для ее напечатания, немногими годами позднее оказался в руках бамбергского печатника Альбрехта Пфистера, считали возможным приписать 36-строчную Библию ему и даже именовали ее "Пфистеровская Библия". Это представляется невозможным с точки зрения техники 36-строчной Библии, которая резко отличается от позднейших несомненных изданий Пфистера и стоит на более высоком уровне; точно так же трудно признать, что Библия напечатана самим Гутенбергом. В настоящее время ее приписывают неизвестному печатнику, обозначаемому как "Печатник 36-строчной Биб-

стр. 85
лии"; но и такой выход, вернее говоря, отход затруднений, нельзя считать окончательным, и все гипотезы относительно ее творца до сих пор остаются висеть в воздухе.

Поучительный промер 36-строчной Библии ярко обнаруживает, сколь неустойчивы и спорны взгляды ученых на различные вопросы, относящиеся к начальному периоду книгопечатания. Но основным вопросам - относительно времени, места и печатника - существуют резкие разногласия. То утверждали, что 36-строчная Библия напечатана ранее 42-строчной, то, что - позднее; то, что печатник был Гутенберг, то, что Пфистер, то, что Иоганн Нумейстер, то, что неизвестный; то, что в Майнце, то, что в Бамберге. Если вопрос о времени можно считать решенным окончательно, в там смысле, что выпуск 42-строчной Библии приурочивается к 1454 - 1455, а выход 36-строчной - к 1458 - 1459 годам, то прочие два весьма далеки от удовлетворительного разрешения. Кроме всего этого назойливо всплывал вопрос о роли резных (не отлитых) букв из металла или даже из дерева в печатании 36-строчной Библии.

Что касается Альбрехта Пфистера, то он напечатал в Бамберге между 1460 и 1464 годами шрифтом B38 , уже несколько сбитым, 9 изданий, в большинстве народного характера и на немецком языке. Некоторые издания Пфистера имеют гравюры на дереве и являются первыми иллюстрированными печатными книгами.

Третьим городом, в котором появилось книгопечатание, был Страсбург - один из крупнейших центров немецкого гуманизма. Однако если 36-строчная Библия была напечатана в Майнце, а не в Бамберге, то Страсбург займет второе место, а Бамберг - третье. Первопечатником Страсбурга был тамошний гражданин Иоганн Ментелин. Неизвестно, где и при каких обстоятельствах Ментелину была открыта тайна печатного процесса, до начала 60-х годов строго засекреченного: узнал ли он ее от Гутенберга или от Фуста и Шеффера? Как бы то ни было, уже в 1458 году Ментелин приступил к оборудованию типографии в Страсбурге. Первое произведение его станка, латинская 49-строчная Библия, печаталось в течение 1459 - 1461 годов; в 1460 году был выпущен в продажу том I, в 1461 - том II.

Вторым: печатником Страсбурга был так называемый "Печатник с причудливым R". Причудливость состоит в том, что в его латинском шрифте прописная буква R как бы слита из A и R. В новейшее время установлено, что его звали Адольф Руш, что он был женат на дочери Ментелина и умер в 1489 году. Руш был одним из значительнейших печатников XV века и первый в Германии ввел шрифт антиква в печатные книги.

После Страсбурга наступил перерыв в 5 - 6 лет, и затем, начиная с 1465 года, типографское искусство совершает свое победное шествие по Европе, с неудержимой быстротой перекидываясь из страны в страну, так что каждый год в нескольких новых городах возникают типографии. Правда, печатные мастерские XV века были вовсе не похожи на огромные книжные фабрики XX века, организованные на капиталистических основаниях и рассчитанные на длительный период деятельности: в большинстве печатни XV века представляли предприятия эфемерные, иногда кочевого типа. Тем не менее они выпускали книги несравненной, недосягаемой красоты, оформлению которых современные полиграфические гиганты могут только завидовать. Заметим кстати, что в XV-XVI веках первопечатниками становились люди с самобытным, сильным характером, одаренные талантами и предприимчивостью, обладавшие серьезными для своего времени знаниями; многие из них оставляли по себе след не только как печатники, но и как писатели. Такими самородками были, не говоря об Иоганне Гутенберге, Петер Шеффер, Иоганн Нумейстер, Тьерри Мартене, Уильям Кекстон, наши Франциск Скорина и Иван Федоров.

Основные направления в распространении книгопечатания, а также интенсивность печатной продукции в разных странах развивались неравномерно. Из среднерейнской области книгопечатание прежде всего перекинулось через Альпы на юг и почти одновременно на запад, потом на север, где долго не получало заметного развития, наконец, на восток, где оно в течение столетий едва-едва прозябало. Таким образом, изобретение Гутенберга распространялось со своеобразной постепенностью, которой точно соответствуют, во-первых, интенсивность работы типографского станка, во-вторых, качество продукции.

До 1800 года книгопроизводственное творчество было особенно интенсивным на территории 6 - 7 стран: Германии, Италии, Франции, Нидерландов, Испании и Англии; в совокупности они составляют немного более 1/5 части поверхности Европы (22%) и менее чем 1 1/2% всей суши земного шара. В этом узком кругу сосредоточивался в течение 350 лет весь технический прогресс типографского дела.

В Германии вслед за Майнцем, Бамбергом и Страсбургом получили

стр. 86


Цветной инициал из Псалтири, напечатанной Фустом и Шеффером. Майнц. 1457 год.

книгопечатание Кельн (около 1465), Эльтвиль (1467), Аугсбург (1468) и Нюрнберг (1470). Первопечатникам Кельна сделался Ульрих Целль, изучивший в Майнце технику типографского искусства и с 1464 года имматрикулированный в Кельнском университете. При покровительстве университета он и приступил к печатанию книг. В противоположность другим товарищам по ремеслу Целль начал свою деятельность изданиями исключительно в 4-ю долю листа. Этот формат составляет одну из характерных особенностей его печатни. И с экономической и с типографской точек зрения Целль совершил великое деяние, перегнув лист дважды и облюбовав формат in-quarto, который до него почти не применялся. В полном смысле слова Целль сделался первым популяризатором книги, обратившись к печатанию небольших по об'ему и портативных брошюр; несомненно, и цена его изданий должна была быть доступнее чем у других. Прямым результатом этого практического подхода было то, что из всех ранних печатников Целль обладал наиболее обширным издательским каталогом и с большой выгодой вел свои дела.

Небольшой городок Эльтвиль, о котором упоминалось выше в связи с жизнью Гутенберга, обладал типографией с 1467 до 1476 года; хозяевами ее были братья Гейнрих и Николай Бехтермюнце. Гейнрих умер во время печатания первой книги, а Николай в течение десятка лет издал несколько небольших книг, среди которых та же "Сумма об артикулах веры" Фомы Аквинского, которою начал свою работу "Печатник Католикона" в Майнце, и четыре издания латинского словаря. После того типографские работы в Эльтвиле прекратились, и в позднейшей истории книгопечатания он не играет никакой роли.

Зато огромное значение для развития книжного производства и книжного искусства имели два следующие города: Аугсбург и Нюрнберг. Аугсбург, первопечатником которого сделался Гюнтер Цайнер (печатал в 1468 - 1478 годах), оказал огромное влияние на развитие книжной иллюстрации и орнаментики и количественно уступает лишь немногим германским городам XV века. В Нюрнберге печатание начал Иоганн Зензеншмидт в 1470 году, и оно быстро развилось как в количественном, так и в качественном отношении. Здесь в течение 43 лет развернулась типографская и издательская деятельность Антона Кобергера (около 1445 - 1513), вероятно, крупнейшего немецкого печатника XV века и, бесспорно, одного из замечательнейших печатников за все полутысячелетнее существование книгопечатания. Кобергер имел в своей печатне 24 печатных станка и пользовался трудом более 100 рабочих. В течение 30 последних лет XV века Кобергер напечатал приблизительно 250 названий, в большинстве весьма об'емистых и тяжеловесных изданий, часто многотомных. Почетное место среди этих изданий занимают иллюстрированные книги исторического содержания. В XVI веке книгопечатная деятельность Кобергера несколько ослабевает, потому что он предпочитает отдавать свои издания для напечатания в чужие типографии и усиленно занимается книжной торговлей.

Книгопечатание Швейцарии многими нитями связано с германским. Главный культурный, гуманистический и университетский центр Швейцарии Базель в XV и XVI веках приобрел мировое значение как один из крупнейших центров книжного производства, наряду с Парижем и Венецией. Первопечатником Базеля был Бертольд Руппель (умер в 1494 - 1495 году) из Ганау, ученик Гутенберга, выступивший свидетелем в его пользу во время тяжбы с Фустом. Точная дата начала деятельности Румпеля в Базеле неизвестна, но, повидимому, относится к 1468 году. В 1470 - 1473 годах в Беромюнстере, маленьком городке кантона Ааргау, работала печатня каноника Элиаса Элиэ из Лауфена. Он напечатал всего 6 книг, среди которых интересен трактат о кометах (около 1472).

стр. 87
После Германии первое место в книгопроизводстве XV века принадлежит Италии.

В Германии еще не была изжита средневековая готика, а в Италии все помыслы, все творчество была устремлены на освоение новых форм, создание нового стиля, известного под именем ренессанса. В Германии шрифт антиква, распространялся медленно и встречался не часто, а в Италии он нашел самое широкое применение и появился в столь совершенных формах, что они оказывали влияние на развитие европейского шрифта в течение нескольких столетий. Этот шрифт антиква соответствовал содержанию произведений: в то время как в Германии долго преобладала, церковная литература, в Италии главное внимание было направлено на издание древнеклассических писателей.

Первым очагом книгопечатания в Италии был монастырь Субиако, близ Рима, где в 1465 - 1467 годах работали печатники Конрад из Овейнхейма (близ Майнца) и Арнольд Паннартц из Праги. В Субиако они напечатали всего 4 книги; четвертою было сочинение Августина "О граде божием" (12 июля 1467 года) - большая редкость, имеющаяся в Ленинской библиотеке, с собственноручной надписью императора Карла V. В 1468 году оба мастера перенесли свою деятельность в Рим, где 24 января 1469 года выпустили сочинение Цицерона "Об обязанностях". Римские издания Свейнхейма и Паннартца принадлежат к числу прекраснейших произведений типографского искусства.

В том же, 1469 году книгопечатание было принесено в Венецию двумя братьями, происходившими из прирейнского города Шпейера. Печатню основал Иоганн Шпейерский, и первыми книгами, вышедшими в Венеции в 1469 году, были "Письма к друзьям" Цицерона и "Естественная история" Плиния. После смерти Иоганна дело продолжал Венделин Шпейерский, известный тем, что он напечатал первую Библию на итальянском языке (1 августа 1471 года) и четвертое издание "Божественной комедии" Данте (1477). Вторую мастерскую в Венеции имел в 1470 - 1480 годы Николай Иенсон, или Жансон, который по повелению французского короля Карла VII ездил в 1458 году для изучения искусства печати в Майнц, к Иоганну Гутенбергу; последний характеризуется в тексте приказа как "человек искусный в гравировании букв и пунсонов, который произвел на свет изобретение печатать пунсонами и литерами". Иенсон в полной мере овладел искусством Гутенберга и сделался одним из наиболее прославленных печатников XV века, особенно благодаря удачному усовершенствованию шрифта антиква - того шрифта, который является прародителем множества позднейших латинских шрифтов. Третий печатник Венеции, Христофор Вальдарфер, печатал там в 1470 и 1471 году. Он широко известен благодаря тому, что выпустил первое датированное издание "Декамерона" Боккаччио (1471). В настоящее время эта книга является одной из наиболее дорогих и самых редких; известно во всем мире 4 экземпляра, из которых 2 не совсем полны.

Лишь через 25 лет после изобретения книгопечатания, когда типографское искусство уже широко применялось в ряде городов Германии, Италии и Швейцарии и когда книги из Майнца массами импортировались в Париж, оно было введено во Франции. Инициаторами этого дела были доктор Сорбонны Гильом Фише и ректор университета Иоганн Хейнлин фон Штейн. В 1470 году Хейнлин пригласил в Париж в качестве печатника Ульриха Геринга из Констанца, изучавшего технику печатания в Майнце, а Геринг привез с собою двух товарищей: Мартина Кранца из Базеля и Михаэля Фрибургера из Кольмара. Эти три первопечатника Парижа и Франции устроили типографию в самом здании Сорбонны и в том же, 1470 году выпустили первую книгу. Несмотря на то что Сорбонна славилась прежде всего как высший авторитет в области теологии, выпускавшиеся книги носят отнюдь не церковный, а гуманистический характер; преимущественно это были издания римских классиков. Весьма любопытен и тот факт, что первым шрифтом типографии был антиква, а не готик. Сообщество трех печатников продолжалось недолго: в 1478 году имена Кранца и Фрибургера исчезают. Ульрих Геринг остался в Париже и продолжал печатать то один, то в компании с другими печатниками вплоть до своей смерти, последовавшей 23 августа 1510 года.

Выше рассказано о первых шагах книгопечатания, от его изобретения до 1470 года, т. е. приблизительно за 25 лег. В течение двух последующих десятилетий оно проникло почти во все страны Западной Европы. Хронологически это движение выражается следующими датами:

1473 - Бельгия, Испания и остров Сицилия.

1476 - Англия.

1482 - Австрия и Дания.

1483 - Швеция.

1487 - Португалия.

1493 - Сардиния.

В XVI веке:

1508 - Шотландия.

[1530/34] - Исландия.

1551 - Ирландия.

стр. 88
После этого без типографии оставался лишь атлантический берет Скандинавского полуострова, т. е. Норвегия, где первая книга была напечатана через 200 лет после Гутенберга, в 1634 году.

В Восточной Европе книгопечатание распространялось и развивалось неравномерно. Так было, например, в Венгрии, где первые книги появились в 1473 году, после чего последовал длительный перерыв. Регулярно и довольно интенсивно печатались книги в Польше, начиная с 1474 года (с перерывами в 1476 - 1490 и 1492 - 1500 годах) и в Чехии начиная с 1476 года.

Что касается группы стран, находящихся на Балканском полуострове, то здесь положение книгопечатания до XIX века было самое несчастное, потому что в Турецкой империи, в состав которой они входили, книгопечатание было запрещено государственной властью. Некоторые послабления допускались только для немусульман, изредка появлялись книги на еврейском, церковно-славянском, румынском, греческом, армянском языках.

Первой из балканских стран получила книгопечатание Югославия - в 1493 году; Румыния - в 1508. В Константинополе евреи начали печатать - с 1505, в Салониках - с 1515 года. Заезжий из Венеции типограф напечатал одну книгу в Албании в 1563 году, после чего здесь последовал перерыв в книгопечатании до 1731 года, а затем вскоре - второй перерыв, более чем на столетие. В Болгарии не было напечатано ни одной книги вплоть до середины XIX века.

Из стран, лежащих на восточном берегу Балтийского моря, книгопечатание проникло сначала в Литву (1525), благодаря усилиям ученого и талантливого белорусса Франциска Скорины, после которого в Литве ничего не печатали целых 50 лет. За Литвою печатать книги начали Латвия (1588), Эстония (1632) и Финляндия (1642).

В России, Белоруссии и на Украине (беря все три республики в границах 1940 года) книгопечатание появилось почти одновременно в течение третьей четверти XVI века. Москва, столица Руси, опередила все прочие города, однако история появления книгопечатания в Москве представляет немало загадочного и спорного. Нельзя дать определенного ответа прежде всего на два основные вопроса: какими путями и через каких лиц пришло оно в Москву, и когда точно появились первые напечатанные здесь книги. В 1555 - 1557 годах в Москве начала работать группа из нескольких печатников, причем имена первых по времени остаются неизвестными.

В одном письме Иоанна Грозного от 1556 года упоминается мастер печатных книг Маруша Нефедьев, но о том, каково было его положение в типографии и печатал ли он какие-либо книги, ничего не говорится. Важное значение, особенно по своим связям с Западом, несомненно, имел Петр Тимофеев, родом из белорусского города Мстиславля. Но наиболее известным, безусловно самым одаренным из всех печатников Москвы, был коренной москвич Иван Федоров, выпустивший совместно с Петром Тимофеевым первую книгу с полными выходными сведениями - "Апостол", законченный 1 марта 1564 года. В Белоруссии первая книга вышла в Бресте в 1559 году, но политика угнетения, проводившаяся польскими панами, не давала развиться белорусской печати, и количество книг, вышедших на этой обширной территории до 1800 года, совершенно ничтожно. Первопечатником Украины является москвич Иван Федоров, 15 февраля 1574 года выпустивший во Львове "Апостол" - довольно близкое повторение московского.

Таково было начало книгопечатания у русского народа и его единокровных братьев - белоруссов и украинцев. А что было дальше, какова мощь и распространенность книгопечатания в настоящее время, - это известно каждому. Чтобы ощутить их, достаточно осмотреть хорошую типографию, посетить хранилище или читальный зал крупной библиотеки, зайти в книжный магазин, взглянуть на толпы людей, расхватывающих миллионы газет. При этом надо учесть, что книгопечатание еще далеко не исчерпало всех своих возможностей, не дошло до своего предела. То, что было до сих пор, является не более, как предвестием того, что будет. Полного расцвета типографское искусство достигнет в ближайшие десятилетия в стране социализма.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗОБРЕТЕНИЕ-КНИГОПЕЧАТАНИЯ-И-ПЕРВЫЕ-ТИПОГРАФИИ-В-ЕВРОПЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. П. КИСЕЛЕВ, ИЗОБРЕТЕНИЕ КНИГОПЕЧАТАНИЯ И ПЕРВЫЕ ТИПОГРАФИИ В ЕВРОПЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗОБРЕТЕНИЕ-КНИГОПЕЧАТАНИЯ-И-ПЕРВЫЕ-ТИПОГРАФИИ-В-ЕВРОПЕ (date of access: 30.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. П. КИСЕЛЕВ:

Н. П. КИСЕЛЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
3841 views rating
31.08.2015 (1856 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны. Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны..... Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже..... 22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова..... Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк..... Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна
Catalog: История 
В статье рассматривается отражение образа Соловья-разбойника в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" в связи с эпизодом свиста Бегемота и Коровьева при прощании героев с Москвой, а также связь образа Бегемота с образом Соловья-разбойника и героя древнеиндийского эпоса - Панду, а шире - связь русской литературы через "Закатный роман" Булгакова и поэму "Руслан и Людмила" А. С. Пушкина с древнеиндийскими произведениями: "Махабхаратой" и "Рамаяной".
Солнечная система является фрагментом распада нейтронного ядра нашей Галактики Млечный путь. Выброс нейтронного фрагмента Солнца из нейтронного ядра нашей Галактики произошёл приблизительно 10млр. лет назад. Всё это время нейтронный фрагмент перемещается по одному из спиральных рукавов нашей Галактики. Расширение происходит примерно по гиперболической траектории, которая вращается вокруг центра. Полный оборот вокруг центра нейтронного ядра Галактики, Солнце совершает примерно за 230млн.лет. Удаление от центра Галактики до Солнечной системы \simeq27700св. ле
Catalog: Физика 
18 days ago · From Владимир Груздов
Раскрытие тайны диалектики идеального и материального в реальном мире и в сознании человека
Catalog: Философия 
28 days ago · From Аркадий Гуртовцев
Энергия частицы является ключевым объяснением расширения Вселенной. В процессе расширения Вселенной участвуют пять частиц. Четыре массовые - нейтрон, протон, электрон и позитрон. Пятая частица условно без массовая - фотон. Позитрон и фотон не являются строительными кирпичиками материи Вселенной. Эти частицы выполняют вспомогательные функции в процессах преобразования материи и расширения Вселенной. Окружающий материальный мир организован из нейтронов, протонов и электронов. Сочетания, комбинации и перестановки этих трёх частиц, образуют окружающий нас мир
Catalog: Физика 
31 days ago · From Владимир Груздов
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
47 days ago · From Владимир Груздов
Жан Ланн
Catalog: История 
52 days ago · From Россия Онлайн
Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.
Catalog: Экономика 
52 days ago · From Россия Онлайн
Благотворительная деятельность предпринимателей Парамоновых на Дону. 1914-1915 гг.
Catalog: История 
52 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·139 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗОБРЕТЕНИЕ КНИГОПЕЧАТАНИЯ И ПЕРВЫЕ ТИПОГРАФИИ В ЕВРОПЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones