Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-12497
Автор(ы) публикации: Н. В. СИНИЦЫНА

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Интерес к России в Англии имеет давнюю традицию: еще во второй половине XVI в. сочинения о России писали Горсей и Флетчер, а к началу XVII в. относится появление известного словаря сотрудника Оксфорда Р. Джемса, в котором содержались интересные сведения о России. В 1696 г. в типографии Оксфорда была напечатана русская грамматика Генри Уильяма Лудолфа1 , выходца из Эрфурта, человека с обширными лингвистическими познаниями, который побывал в России в 1693 году. Эта грамматика вышла в свет за два года до визита в Англию Петра I, неофициально посетившего Оксфорд 8 апреля 1698 г.; в журнале Петра сохранилось описание Оксфорда, первое в русской литературе. С тех пор вышел в свет ряд английских работ о России. В конце XIX - начале XX в. исследование истории России в Оксфорде осуществляли У. Морфилл и его ученик и последователь Н. Форбс. Н. Форбс и Р. Митчелл перевели на английский язык Новгородскую первую летопись2 . В 1915 г. при Лондонском университете была основана специальная Школа славянских и восточноевропейских исследований, в задачу которой входило и изучение истории России. Руководителем школы стал Б. Пэре; его курс русской истории, впервые изданный в 1926 г., пользуется успехом до настоящего времени3 .

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, утверждение в России новых общественных отношений, успехи социалистического строительства вновь вызвали большой интерес зарубежной общественности к нашей стране, ко всем сторонам ее жизни, к различным аспектам культуры и истории. Новую волну работ принесло время по окончании второй мировой войны, в ходе которой Советский Союз одержал победу над фашистской Германией. В 1945 г. в Оксфордском университете, на факультете средневековых и современных языков и литературы, была основана русская кафедра, приписанная к Новому колледжу. Профессор этой кафедры С. А. Коновалов отметил, что росту интереса к русской истории и культуре способствовали "крупные победы русского оружия в последней войне, растущая международная роль СССР и перспективы развития экономических и культурных отношений между Великобританией и Советским Союзом". С учреждением в Оксфорде русской кафедры "исследования России могли развиваться отдельно от других славянских исследований; появилась возможность их специализации: они охватили историю языка, литературы и основные аспекты цивилизации"4 . В 1948 г. была создана кафедра славяноведения в Кембриджском университете, на факультете современных и средневековых языков. Хотя там и нет специально русской кафедры, но изучение истории России ведется наряду с изучением истории всех славянских стран. Профессору кафедры славяноведения Элизабет Хилл принадлежат слова о том, что "никогда раньше славяне не играли столь выдающейся роли в мировой истории, никогда наша потребность в их изучении


1 "Grammatica Russica" Henrici Wilhelmi Ludolfi. Ed. by B. O. Unbegaun. Oxford. 1959; J. S. G. Simmons. H.W. Ludolf and the Printing of His "Grammatica Russica" at Oxford in 1696. "Oxford Slavonic Papers" (далее - OSP), 1950, vol. 1; S.A. Konovalov. Oxford and Russia. An Inaugural Lecture. Oxford. 1947, pp. 12. 13.

2 "The Chronicle of Novgorod 1016 - 1471". Transl. by R Mitchell and N. Forbes. "Camden Third Series". Vol. XXV. L. 1914.

3 Последнее издание: B. Pares. A History of Russia. L.-N. Y. 1962.

4 S.A. Konovalov. Op. cit., p. 21.См. также: А. Ротштейн. Преподавание и изучение истории СССР в британских университетах. "Вопросы истории", 1957, N 5.

стр. 183

не была большей, чем теперь... Славяне заставили нас пересмотреть на более глубокой основе и с большим чувством ответственности основные проблемы, влияющие на судьбы всех и каждого"5 .

В первые послевоенные годы активизировалась также деятельность Школы славянских и восточноевропейских исследований. Как отмечал ее директор Дж. Болсовер6 , "настало время... систематического и постоянного исследования России и Восточной Европы в британских университетах". По его признанию, благоприятные возможности, возникшие для школы, состояли не только в том, что возрос приток студентов, но главным образом в том, что правительство осознало необходимость расширения этих исследований. В 1947 г. правительство приняло рекомендации специальной комиссии, рассматривавшей состояние ориенталистских, славянских, восточноевропейских и африканских исследований. Тогда же были предоставлены фонды для их развертывания. Состояние этих исследований изучал в 1959 г. специальный подкомитет под председательством Уильяма Рейтера; в 1961 г. последовали новые рекомендации7 . В 1960-е годы интерес к русскому языку и русской истории значительно возрос. В 1962 г. в Англии был опубликован доклад министерства просвещения о преподавании русского языка: "СССР - одна из великих держав и вместе с США теперь доминирует в международной жизни. Знание русского языка будет в интересах нашей торговли и промышленности... Большому числу наших государственных служащих, социологов и публицистов придется внимательно изучать советскую жизнь"8 . Английский историк Дж. Гуч в рецензии на "Историю России" Стерлея, вышедшую в 1964 г., писал: "Россия приобретает с каждым годом все большее значение для нас и для всего мира, и весьма желательно, чтобы мы больше знали о ней"9 .

За последние годы в буржуазной историографии наблюдается переоценка ценностей; идет неизбежная поляризация взглядов по ряду проблем исторического развития человечества и современности; расширяется объективное воздействие на зарубежных читателей марксистско-ленинской науки, достижения которой вынуждены признавать все серьезные буржуазные историки10 . Возрастание роли СССР на международной арене, успехи творческого развития нашей науки вызывают явления двоякого рода: с одной стороны, усиление антикоммунистической пропаганды; с другой - стремление ряда исследователей к более объективному изложению исторического прошлого нашей страны, к отказу от концепций, имеющих не столько научное, сколько определенное антирусское или антисоветское историческое и политическое содержание. Для современной английской буржуазной историографии, касающейся феодального прошлого нашей страны, характерны, как нам кажется, именно тенденции второго рода, хотя это отнюдь не исключает публикации в Англии сочинений, не имеющих отношения к подлинной науке. Одно из проявлений таких тенденций состоит, например, в том, что искажающая ход событий концепция русской истории, развиваемая Арнольдом Тойнби, вызывает все более резкие возражения и критику даже со стороны его коллег, о чем мы скажем ниже. Нельзя не отметить, что важную роль в развитии этих тенденций играют


5 E. Hill. Why Need We Study the Slavs? An Inaugural Lecture. Cambridge. 1951, pp. 1, 31. Э. Хилл (p. 1900 г.) - профессор славяноведения в Кембридже (с 1948 г.). Закончила Лондонский университет; с 1924 г. - бакалавр, с 1928 г. - доктор, с 1937 г. - магистр. В 1936 - 1948 гг. читала лекции по славяноведению в Лондонском университете; в 1939 - 1945 гг. работала в министерстве информации в качестве специалиста по славянским странам. Занимается историей древней русской литературы. См. Е. Хилл. Один вновь обнаруженный лицевой список древнерусского памятника "Похвала великому князю Димитрею Ивановичу". "Сообщение на IV Международном съезде славистов в Москве". Кембридж. 1958.

6 О работах самого Болсовера по истории России см. В. А. Георгиев. Англоамериканская буржуазная историография Восточного вопроса. "Вопросы истории", 1968, N 3.

7 "Slavonic and East European Review" (далее - SEER), 1966, vol. XLIV, N 102, pp. 18 - 30.

8 Ю. Бельчиков, Н. Кохтев. Русский язык за рубежом. "Коммунист", 1965, N 9, стр. 125.

9 "Contemporary Review", 1964, vol. CCV, N 1182, pp. 373 - 374.

10 См. А. А. Губер. XII международный конгресс исторических наук. "Вопросы истории", 1966, N 3, стр. 6, 14; Л. В. Черепнин. XII международный конгресс истериков. "История СССР", 1966, N 1.

стр. 184

усиливающиеся творческие контакты между советскими и английскими историками: в 1963 г. в Лондоне проходила третья конференция историков СССР и Англии; в 1966 г. такая же конференция состоялась в Москве11 . Английские исторические журналы помещают работы советских исследователей,12 а в СССР часто появляются в печати статьи английских авторов13 . Задачу настоящего обзора мы видим в том, чтобы проследить основные тенденции развития английской исторической науки, изучающей период феодализма в русской истории (до XVIII в.). В основном рассматривается литература с 1960 по 1966 г., но в ряде случаев мы ссылались и на более ранние работы. Чтобы создать более последовательное представление о состоянии этой отрасли буржуазной историографии, изложение будем вести по основным научным центрам, где осуществляется изучение истории СССР феодального периода: университеты в Оксфорде, Кембридже, Бирмингеме, другие вузы, а также лондонская Школа славянских и восточноевропейских исследований.

В настоящее время на русской кафедре Оксфордского университета исследовательскую и преподавательскую работу ведут Сергей Коновалов, Дмитрий Оболенский, Дж. Феннел и Дж. Симмонс; до 1965 г. профессором кафедры был также Б. О. Унбегаун (после переезда в США он остался профессором Оксфорда). Здесь с 1950 г. непериодически издаются "Оксфордские славянские записки" ("Oxford Slavonic Papers"). Редактирует издание С. А. Коновалов (с 1964 г. - совместно с Дж. Симмонсом). Подбор преподавателей в Оксфорде довольно своеобразен14 . Предметом научных интересов Д. Оболенского является преимущественно история Древнерусского государства и русско-византийские отношения15 . Им составлен раздел комментариев,


11 "Англо-советская конференция историков". "Вопросы истории", 1964, N 2; Н. М. Меньшова. IV советско-английская конференция историков. "Вопросы истории", 1967, N 3.

12 P.N. Berkov. English Plays in St. Petersburg in the 1760's and 1770's. OSP, 1958, vol. VIII; J.D. Levin. Kyukhelbeker and Grabbe. OSP, 1965, vol. XII; V.I. Malyshev. The Confession of Ivan Filippov, 1774. OSP, 1964, vol. XI; M.P. Alexeyev. William Ralston and Russian Writers of the Later Nineteenth Century. Ibid.; L.V. Cherepnin. Russian 17th Century Baltic Trade in Soviet Historiography. SEER, 1964. vol. XLIII, N 100.

13 См., например, Д. С. Г. Симмонс. Сэмюэль Джонсон "На берегах Волги". "Международные связи русской литературы". Сборник статей под ред. М. П. Алексеева. М.- Л. 1963; Ф. Томпсон. Землевладельцы, арендаторы и коммерциализация сельского хозяйства Великобритании (1815 - 1914 гг.). "Вопросы истории", 1967, N 3, и др.

14 С. А. Коновалов (р. 1899 г.) - профессор (с 1945 г.) русской истории в Оксфорде. Эмигрант из России. С 1929 г. по 1945 г. был профессором русского языка и литературы в Бирмингемском университете. В 1930 - 1945 гг. читал лекции по славяноведению в Оксфорде; Д. Оболенский (р. 1918 г.) - профессор (с 1961 г.) русской и балканской истории Оксфордского университета. Учился в Кембридже, где получил в 1940 г. степень бакалавра, в 1943 г. - доктора и в 1944 г. - магистра. В 1942 - 1948 гг. работал в Кембридже, с 1949 г. - в Оксфорде. В 1951 - 1952 и 1964 гг. читал курсы в исследовательском центре при Гарвардском университете - научной библиотеке Думбартон Оке (г. Вашингтон), а в 1957 г. - в Йельском университете (Нью-Хавен, Коннектикут); Дж. Феннел (р. 1918 г.) читает лекции по истории России в Оксфорде и возглавляет отделение славянских языков Ноттингемского университета. В 1964 г. читал лекции в Гарварде. В 1966 г. был участником советско- английской конференции историков в Москве; Дж. Симмонс - библиограф-славяновед, лектор в Оксфорде, автор статей по истории русского языка и литературы; Б. О. Унбегаун (р. 1898 г.) - профессор (с 1965 г.) по славянским языкам Нью-Йоркского университета, эмигрант из России, бывший офицер-белогвардеец (1917 - 1920 гг.). Образование получил в Москве, Петрограде, Любляне и Париже. Сотрудничал в парижском Институте славяноведения (1925 - 1937 гг.), преподавал славянскую филологию в Брюссельском университете (1936 - 1953 гг.), директор Института славяноведения при Страсбургском университете (1937 - 1953 гг.), профессор сравнительной славянской филологии в Оксфорде (1953 - 1965 гг.), член Бельгийской королевской академии и Академии наук и литературы в Майнце.

15 D. Obolensky. Byzantium, Kiev and Moscow: a Study in Ecclesiastical Relations. "Dumbarton Oaks Papers", 1957, vol XI, pp. 21 - 78; ejusd. The Heritage of Kyril and Methodius in Russia. "Dumbarton Oaks Papers", 1965, vol. XIX, pp. 45 - 66 (доклад, прочитанный в мае 1964 г. на симпозиуме "Византийская миссия к славянам: св. Кирилл и св. Мефодий" в научной библиотеке Думбартон Оке в связи с 1100-летием деятельности Кирилла и Мефодия); ejusd. Byzantium and Russia in the Late Middle Ages. "Eurgpe in the Late Middle Ages". L. 1965, pp. 248 - 275 (здесь рассмотрены русско-византийские отношения XIV-XV вв., вплоть до падения Константинополя);

стр. 185

посвященный известиям по истории Древней Руси, к трактату Константина Багрянородного "Об управлении империей"16 . В обстоятельной библиографии, открывающей этот раздел, широко представлены труды советских историков Б. Д. Грекова, А, Н. Насонова, М. Н. Тихомирова. Однако общие норманистские позиции Д. Оболенского, как уже отмечалось в печати17 , придают его комментариям односторонний характер Работы Д. Оболенского по истории русско-византийских отношений интересны полемикой с некоторыми сторонами концепции русской истории у А. Тойнби. Эта концепция уже подвергалась обстоятельному разбору и критик18 . Поэтому охарактеризуем ее лишь в общих чертах. Искусственность и ненаучность построений А. Тойнби становится очевидной уже при ознакомлении с его периодизацией русской истории. По его мнению, каждая цивилизация проходит пять стадий; генезис, рост, надлом, упадок, гибель. Россия как особая цивилизация, согласно А. Тойнби, переживала генезис в IX в., рост - в X-XI вв., в конце XI - начале XII в. наступил надлом, а начиная с того времени и по настоящее длится процесс упадка, включивший два этапа: "время беспорядков" (примерно 1075 - 1475 гг.) и период "универсально-тоталитарного" государства (с 1475 г. до наших дней). Политическая направленность этой концепции состоит в том, что краеугольным камнем представлений Тойнби о прошлом и настоящем России является давняя теория "Москва - третий Рим" и идея византийского наследия в России; основные черты этого наследия: тоталитарное государство, византийский деспотизм государственной власти, безудержная внешнеполитическая экспансия, обосновываемая и оправдываемая мессианистической идеологией. Вот, по мнению А. Тойнби, основные константы русской истории. Здесь его высказывания прямо смыкаются с антикоммунистическим шаблоном в современной реакционной печати.

Д. Оболенский еще в 1950 - 1951 гг. выступил с критикой указанных выше представлений А. Тойнби о теории "Москва - третий Рим" и характере византийского влияния. "Не все, изучающие русскую историю, смогут принять точку зрения проф. Тойнби относительно природы византийского наследия в России"19 , - писал он. Правда, Д. Оболенский в целом солидаризировался с точкой зрения Тойнби об определяющем влиянии Византии на русскую историю (первая его статья на эту тему носила то же название, что и посвященная истории России глава в работе Тойнби20 : "Византийское


ejusd. George Vernadsky as a Historian of Ancient and Medieval Russia. "Essays in Russian History. A Collection Dedicated to George Vernadsky". Haraden. - 1964, pp. 1 - 17.

16 Constantine Porphyrogenitus. De administrando Imperio. II. Commentary. L. 1962.

17 См. А. Л. Хорошкевич, А. А. Зимин. Новые зарубежные издания источников по истории феодальной России до XVIII в.: "История СССР", 1965, N 5, стр. 163 - 164.

18 См. А. Л. Гольдберг. История России в кругу "локальных цивилизаций" (концепция русской истории в трудах А. Тойнби). "Критика новейшей буржуазной историографии". Сборник статей. Л. 1967, стр. 177 - 205. Здесь же указана литература вопроса.

19 D. Obolensky. Russia's Byzantine Heritage. OSP, 1950, vol. I, p. 56. Концепция русской истории А. Тойнби вызвала возражения со стороны и других английских и американских буржуазных историков. Так, С. А. Коновалов говорил: "Оксфорд никогда не был бы тем, что он есть, если бы он отгородился стеной, чтобы защитить свой древний и бессмертный цветок гуманизма от ветров, дующих с Великорусской равнины, с Урала и Сибири; и этот бессмертный цветок потерял бы свое свойство бессмертия, если бы он мог произрастать только в "питомнике" профессора Тойнби, в "святилище" Сереро-Западной Европы" (S.A. Konovalov. Oxford und Russia, p. 23). Один из ведущих американских специалистов по России, Д. Кларксон, тоже подверг представления Тойнби о русской истории критике, отметив их бесплодную претенциозность. "Если бы кто-нибудь, - писал он в статье "Тойнби о русской и славянской истории", - выбрал из "Исследования истории" все упоминания о России и ее опыте в течение столетий, сгруппировав их в хронологической последовательности, внимательно и детально сличив разбросанные замечания об одних и тех же явлениях, то в результате получилась бы фантастическая карикатура на русскую историю". В заключение Д. Кларксон задал вопрос: "Что же в результате дает о России "Исследование истории"? - и ответил украинской пословицей: "Из большой тучи - малый дождь" (J.D. Klarkson. Toynbee on Slavic and Russian History. "The Russian Review", 1956, vol. XV, N 3, pp. 165, 166, 172). Критику взглядов Тойнби см. также R.E.F. Smith. Russian History and the Soviet Union. "Comparative Studies in Society and History", 1962, vol. IV, N 3, p. 380.

20 A.J. Toynbee. Civilization on Trial. N. Y. 1948, pp. 164 - 183.

стр. 186

наследие в России"), однако сильно разошелся с ним в оценке характера и составных частей этого византийского "наследия", которыми, по его мнению, не являются ни "тоталитаризм", ни "цезарепапизм", ни "мессианистическая нетерпимость к Западу". Д. Оболенский вообще выступил против широко распространенного тогда у буржуазных авторов стремления проводить аналогию между "советским империализмом" и "русским национализмом" XVI в.: "Историк может испытывать законное сомнение в ценности метода, который... имеет результатом объяснение происхождения современных русских идей и институтов 'гипотетическим или воображаемым византийским прошлым... От византийского универсализма к русскому религиозному национализму, и от последнего к доктрине мировой революции - расстояние слишком значительнее"; проведение подобного рода аналогий "может стать реальным препятствием для нашего понимания как России, так и Византии"21 .

В специальном письме, направленном А. Тойнби, Д. Оболенский отмечал: "Никто, ни последовательно сменявшие друг друга русские правительства XVI в., ни в целом современные русские писатели и историки, кажется, не принимали всерьез теории "Москва- третий Рим"; для московских правителей, начиная с Ивана III, Москва была скорее "вторым Киевом", чем "третьим Римом"22 . Д. Оболенский считал, что главной и определяющей чертой "византийского наследия в России" явилось христианство, а Отношения между церковью и государством, которые сложились в Византии и в средневековой России, следует характеризовать не как "тоталитаризм" (контроль государства над всеми сторонами жизни подданных) или "цезарепапизм" (подчинение духовной власти светской), а как "параллелизм" и "гармонию", В этом нельзя не увидеть идеализации как византийского, так и русского прошлого. Советские исследователи показали, что отношения между церковью и государством и в Византии и в России носили гораздо более сложный и противоречивый характер23 . В работах Д. Оболенского по истории русско-византийских отношений можно, однако, наблюдать эволюцию. Если в статье 1950 г. он допускал недостойные высказывания по поводу" внутренней и внешней политики СССР, то последняя его работа выдержана в строго академическом стиле. Хотя автор по-прежнему говорит о "необъятности долга" России, которая во многом "была обязана цивилизации Византийской империи" ("...религия и право, литература и искусство несли в себе доказательство факта, что русские, несмотря на все самобытные черты их культурной жизни, были учениками Восточного Рима"), тем не менее он уже не сводит русско-византийские отношения к одностороннему усвоению русскими византийского влияния, считая, что и Византия извлекала из этих отношений выгоды, как экономические (торговля), так и военно-политические: "Добиваться дружбы и лояльности народов", которые жили к северу от Черного моря, "было кардинальным принципом внешней политики империи во время её расцвета в IX, X и XI вв., когда византийское влияние и престиж в Восточной Европе достигли высшей степени; в XIV и начале XV в., когда Византия стала второстепенной державой, борющейся за свое существование, такая политика сделалась более важной, чем когда-либо"; Д, Оболенский подчеркивает теперь отсутствие единообразия в отношении русских к Византии, которое на протяжении всей истории русско-византийских связей представляло собой сложное сочетание "притяжения, и отталкивания"24 .


21 D. Obolensky, Russia's Byzantine Heritage, pp. 56, 61.

22 Это письмо А. Тойнби цитирует в работе "Исследование истории" (A. Toynbee. A Study of History. Vol. VII. L. 1954, pp. 577 - 579). Здесь же А. Тойнби приводит критические высказывания по поводу его представлений о теории "Москва - третий Рим" другого видного английского историка, Б. Сэмнера, автора неоднократно переиздававшегося курса истории России (см. В. Н. Sumner. A Short History of Russia. L. 1961).

23 См. Я. С. Лурье. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начала XVI в. М. -Л. 1960; Л. В. Черепнин. Образование Русского централизованного государства. М. 1960; А. А. Зимин. Митрополит Филипп и опричнина. "Вопросы истории религии и атеизма". XI, 1963; А. М. Сахаров. Церковь и образование Русского централизованного государства. "Вопросы истории", 1966, N 1; Я. М. Щапов. З і;сторі;ї; давньоруської; церкви X-XII ст., "Украї;нський і;сторичнии журнал", 1967, N 9.

24 D. Obolensky. Byzantium and Russia in the Late Middle Ages, pp. 248 - 251, 263, 264, 272.

стр. 187

Однако и тут при характеристике того, что привлекало русских к Византии, тех черт, которые были "преобладающими" и "спонтанными" в этом отношении, Д. Оболенский допускает явную идеализацию. Так, он считает, что эти черты наиболее ярко выразились в отношении русских к Константинополю, который был для них "святым" городом, поскольку являлся местонахождением императора и вселенского патриарха и хранил "видимые знаки божественного расположения", "сверхъестественные силы": "многие реликвии страстей Христа и святых, многочисленные церкви и монастыри... и прежде всего покровительство небесных патронов города - божественной мудрости;.. и богоматери...". Отмеченные Д. Оболенским черты в какой-то степени имеют значение для понимания психологии людей того времени, в сознании которых религия занимала немаловажное место. Однако эта сторона отношения русских к Византии никак не являлась некоей метафизической первоосновой, будучи сама результатом сложных социально-политических и культурных факторов; автор же этого даже не касается. Нельзя согласиться и с тем, что факт наличия в России и Византии общей религии Д. Оболенский положил в основу характеристики русско- византийских политических отношений, которые, по его мнению, невозможно выразить "в точных юридических или конституционных терминах" и нельзя объяснить "ни с точки зрения средневекового сюзеренитета и вассалитета", ни с точки зрения "современного различия между суверенными и национальными государствами"; они могут быть поняты лишь "в контексте наднациональной общности христианских государств - византийской ойкумены, центром которой был Константинополь, а вся Восточная и Юго-Восточная Европа - доменом" (отметим противоречивость между утверждением, что отношения Византии и России не были отношениями "сюзеренитета" и "вассалитета", и отнесением России, а также Восточной и Юго-Восточной Европы к "домену" византийской ойкумены). Д. Оболенский стремится показать, что не только русская церковь подчинялась юрисдикции константинопольского патриарха, но и византийский император обладал в России некоторой юрисдикцией, определенными политическими прерогативами, а русские князья "признавали, по крайней мере молчаливо, вселенскую юрисдикцию императора". Правда, Д. Оболенский считает, что "прямых свидетельств по этому вопросу немного, и, без сомнения, на это есть причины"; здесь отразилось действительное положение вещей: стремление русских правителей к сохранению собственных политических прерогатив и государственного суверенитета. Автор признает, что "на практике русские суверены никогда не допускали, кроме как в церковных делах, никакого вмешательства императора во внутренние дела их княжеств". Существует прямое свидетельство источников, что великий князь Василий I "отверг универсалистские политические притязания императора", приказав московскому митрополиту опустить императорское имя в памятном диптихе и заявив: "Мы имеем церковь, а не царя". Тем не менее Д. Оболенский считает это свидетельство проявлением "бравады" Василия I и исключением из обычной практики; правило же он выводит из рассмотрения косвенных свидетельств источников. Все свидетельства он толкует расширительно и подчас произвольно. Текст же их не дает оснований для вывода о наличии в России хотя бы "некоторой юрисдикции" византийского императора25 .

Д. Оболенский не приемлет вывода советской исторической науки26 о том, что русско-византийские отношения были отношениями двух равноправных и независимых держав. Но и здесь в его взглядах можно наблюдать изменения. В докладе на XII конгрессе византинистов в Охриде (1961 г.) он охарактеризовал Болгарию, Сербию и Русь как византийских "сателлитов"27 . Такое определение было подвергнуто справедливой критике28 . Через четыре года Д. Оболенский использует уже иную терминологию: "Византийцы сами применяли иногда к христианским народам Восточной Европы категории римской администрации и описывали их отношение к правительству импе-


25 Ibid., pp. 260 - 263.

26 См. Г. Г. Литаврин, А. П. Каждан, З. В. Удальцова. Отношения Древней Руси и Византии в XI - первой половине XIII в. "XIII International Congress of Byzantine Studies". Oxford. 1966.

27 D. Obolensky. The Principles and Methods of Byzantine Diplomacy. "Actes du XIIe Congres International des Etudes Byzantines". Belgrade. 1963, pp. 45 - 61.

28 З. В. Удальцова XII международный конгресс византинистов в Охриде. "Византийский временник". Т. XXII. 1963, стр. 289.

стр. 188

рии с помощью терминологии, некогда использованной для определения статуса "федератов"... автономных подчиненных - союзников Римской империи"29 . Здесь, как видно, дана слишком односторонняя основа для определения характера русско- византийских отношений - лишь позиция византийцев. Не менее важны такие вопросы, как терминология русских источников и самосознание жителей Руси в целом. Однако этой стороны дела Д. Оболенский не рассматривает.

Другой сотрудник Оксфорда, Дж. Феннел, исследует проблемы истории России XIV-XVI вв., в особенности связанные с внутренней и внешней политикой, а также идеологической борьбой в стране30 . Его заслугой является перевод на английский язык двух важных источников по истории политической и идеологической борьбы XVI в. - переписки Ивана Грозного с князем Андреем Курбским и "Истории о великом князе Московском" Курбского. Работы Феннела носят серьезный научный характер и положительно оцениваются советскими исследователями. Наличие ряда рецензий и откликов на его работы избавляет нас от необходимости детального их рассмотрения. Перу Дж. Феннела принадлежат, в свою очередь, рецензии, на книги И. И. Смирнова "Очерки политической истории Русского государства 30 - 50-х годов XVI века" (М. -Л. 1958), А. А. Зимина "Реформы Ивана Грозного" (М. 1960) и И. Б. Грекова "Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV - XVI вв." (М. 1963)31 . В первой работе Дж. Феннела, посвященной еретическому движению конца XV в. и отношению к нему иосифлян и нестяжателей, точка зрения автора на взаимоотношения между этими идеологическими направлениями, популярная в западной историографии тех лет, совпадала с традиционной характеристикой их в русской научной литературе конца XIX - начала XX века. Но уже в книге "Иван Великий Московский" (1961 г.) он, ознакомившись с новыми советскими исследованиями по истории политической борьбы конца XV в, и самостоятельно изучив источники, пересмотрел свои взгляды на династическую борьбу конца XV века. Хотя недостатки работы Феннела (непоследовательность источниковедческих принципов, отказ от обобщений и выявления причинных связей между описываемыми явлениями) очевидны, в целом наша печать отмечала, что издание Дж. Феннелом "Истории" Курбского имеет самостоятельное научное значение и является примером серьезного и вдумчивого отношения зарубежного ученого к исследованию истории России32 .


29 D. Obolensky. Byzantium and Russia in the Late Middle Ages, p. 261.

30 В 1951 г. вышла работа Дж. Феннела "Отношение иосифлян и заволжских старцев к ереси жидовствующих"; в 1955 г. он издал переведенную им на английский язык переписку Ивана Грозного с Курбским; в 1958 г. в третьем издании "Кембриджской новой истории" появилась его статья о России; в 1960 г. - статья о "династическом кризисе" 1497 - 1502 гг.; в 1961 г. - книга "Иван Великий Московский" - исследование, посвященное истории внешней и внутренней политики России в 1462 - 1505 гг.; в 1965 г. Феннел опубликовал переведенную им на английский язык "Историю о великом князе Московском" А. М. Курбского. В последнее время Феннел занимается исследованием истории России XIV в., причем внимание автора привлекают преимущественно источниковедческие проблемы: "The Correspondence between Prince A. M. Kurbsky and Tzar Ivan IV of Russia, 1564 - 1576". Transl. and ed. by J.L.I. Fennell. N. Y. - L. - Cambridge. 1955; "Prince A. M. Kurbsky's History of Ivan IV". Ed. with a transl. and Notes by J.L.I. Fennell. Oxford-Cambridge. 1965; J.L.I. Fennell. The Attitude of the Josephians and the Trans-Volga Elders to the Heresy of Judaisers. SEER, 1951, vol XXIX, N 73; ejusd. Russia, 1462 - 1583. "The New Cambridge Modern History". Vol. II. Cambridge. 1958 (см. рецензию Г. А. Некрасова в сб. "Критика буржуазных концепций истории России периода феодализма". М. 1962); ejusd. The Dynastic Crisis 1497 - 1502. SEER, I960, vol XLIX, N 92; ejusd. Ivan the Great of Moscow. N. Y. 1962; ejusd. The Campaign of King Magnus Eriksson against Novgorod in. 1348: an Examination of the Sources "Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas". Bd. XIV. 1966, Hf. 1.

31 "Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas". Bd. IX, 1961, Hf. 4; Ibid., Bd. XIII, 1965, Hf. 3.

32 См. С. М. Каштанов. Социально-политическая история России конца XV - первой половины XVI века. М. 1967, стр. 23 сл.: В. Б. Кобрин. "История о великом князе Московском" Курбского в двух зарубежных изданиях. "Вопросы истории", 1965, N 10; Я. С. Лурье. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начале XVI в. М. -Л. 1960, стр. 25, 26, 293; "Послания Иосифа Волоцкого". М. -Л. 1959, стр. 26 - 27; "История СССР", 1962, N 4; о некоторых рецензиях на книгу Феннела в английской печати см. А. Ротштейн. Политическая спекуляция вместо научного разбора. "История СССР", 1962, N 6.

стр. 189

Если Д. Оболенский и Дж. Феннел занимаются изучением истории России XI - XVI вв., то С. А. Коновалов избрал предметом своих исследований XVII столетие. Его привлекают главным образом две темы: русско-английские отношения и свидетельства иностранцев о России. Полезны осуществляемые им публикации имеющихся в британских архивах источников по этим темам. К прежним его работам (см. о них - "История СССР", 1958, N 1) прибавились новые. В 1958 г. он опубликовал посланий царя Михаила Романова и патриарха Филарета, относящиеся ко второй четверти XVII в. и хранящиеся преимущественно в Британском публичном архиве (19 писем из 20; одно - в колледже св. Иоанна); в 1960 г" - семь посланий Михаила английскому королю Карлу I (письма 1634 - 1638 гг.; хранятся в Публичном архиве). В качестве приложения здесь же опубликованы три донесения (1636 - 1637 гг.) Симона Дигби, агента Русской компании, главному Государственному секретарю Джону Коку, а также прошение (1638 г.) королю Карлу I по поводу некоей Анны Бернслей, заключенной в России в тюрьму33 . Интересные сведения содержат материалы Бодлеянской библиотеки о трех посольствах, которыми Россия и Англия обменялись в 1662 - 1665 тт. (посольство Прозоровского 1662 - 1663 гг., ответное посольство Карлейля 1663 - 1664 гг. и новое посольство в Англию Дашкова 1664 - 1665 гг.). Коновалов опубликовал также семь неизвестных ранее донесений генерала Патрика Гордона из России (1667 г.), со хранившихся в Публичном архиве. Они адресованы Джозефу Вильямсону, будущему государственному секретарю Англии, который был в то время издателем "London Gazette"; среди прочих сведений здесь имеются материалы о внешней политике России и её взаимоотношениях с соседними странами. В донесении от 20 августа 1667 г. Гордон сообщает о восстании Степана Разина: "Река Волга все еще наводнена мятежными казаками, которые, как говорят, насчитывают 15 или 20 тысяч человек". Свидетельства Иностранцев о восстании под руководством С. Т. "Разина не раз привлекали внимание С. А. Коновалова. К прежней его публикации, посвященной известиям Людвиг га Фабрициуса о восстании, прибавилась новая. Она посвящена докторской диссертации Иоанна Юстуса Мартиуса (родился в Мюльхаузене, Тюрингия), озаглавленной "Стенко Разин, донской казак, изменник"34 . Датирована диссертация 29 июля 1674 года. В этом году она была напечатана на латинском языке в Виттенберге переиздана в Лейпциге в 1679 г., снова в Виттенберге в 1683 г. и опять в Лейпцигев 1698 году; Коновалов привел в английском переводе четыре заключительных параграфа сочинения Мартиуса, повествующие о казни Степана Разина, но не поставил своей целью сравнить этот документ со свидетельствами других источников о восстании и выяснить, какое влияние оказали на эту диссертацию другие сочинения XVII века. Второе свидетельство о казни С. Т. Разина, опубликованное Коноваловым там же и имеющее, по его мнению, первостепенное значение, - описание событий, сделанное в России одним из английских купцов, Томасом Хебдоном, в его письме от 6 июня 1671 г. к Ричарду Даниэлю, английскому коммерческому агенту в Риге. Это письмо хранится в Публичном архиве.

Как уже отмечалось, русская кафедра Оксфорда непериодически издает "Оксфордские славянские записки"35 . В 1958 - 1965 гг. вышло 5 выпусков (тт. VIII-XII). Здесь печатаются статьи и публикации по русской литературе и истории, а также исследования по истории русского языка (Б. О. Унбегауна и других)36 . Среди материалов, посвященных истории России, главное место занимают уже упоминавшиеся пуб-


33 S.A. Konovalov. Twenty Russian Royal Letters (1626 - 1634). OSP, 1958, vol. VIII; ejusd. Letters of Tsar Mikhail to King Charles I, 1634 - 1638. OSP, 1960. vol IX.

34 S.A. Konovalov. England and Russia: Three Embassies. 1662 - 1665. OSP, 1962, vol. X; ejusd. Patrick Gordon's Dispatches from Russia, 1667. OSP, 1964, vol. XI; ejusd. Ludvig's Fabritius's Account of the Razin Rebellion. OSP, 1956, vol. VI; ejusd. Razin's Execution: Two Contemporary Documents. OSP, 1965, vol. XII.

35 Обзор первых выпусков см.: В. Д. Кузьмина, А. Л. Хорошкевич. Вопросы истории СССР в "Оксфордских славянских записках" (1950 - 1957, vol. I-VIII). "История СССР", 1958, N 1.

36 B.O. Unbegaun. Russian Grammars before Lomonosov. OSP, vol. XIII: ejusd. The Language of Muscovite Russia in Oxford Vocabularies. OSP, 1962, vol. X; V.Du Feu. Some Features of the Vocabulary of Russian Royal Letters (1613 - 1638). OSP, vol. VIII. В. Дю Фё - лектор по истории России в Манчестерском университете.

стр. 190

ликации Коновалова. К ним примыкает тематическая публикация сотрудника Публичного архива Н. Эйанса по истории англо-русских отношений37 . В. Аллен сообщает о посольстве М. И. Татищева в Картлию и Кахетию в 1604 - 4605 гг.. с целью выяснения возможности заключения браков детей Бориса Годунова с представителями местных царствующих домов. В статьях американского исследователя Г. Дьюи рассматриваются вопросы права, и местного управления Русского централизованного государства38 . Внимание исследователей, занимающихся общественной мыслью России XV - XVI вв., привлечет сообщение В. Райана, сотрудника музея истории науки Оксфордского университета, о хранящемся в Бодлеянской библиотеке списке (корца XV в.) русского перевода апокрифического средневекового памятника европейской научной философской литературы "Тайная тайных". Этот список во многом отличается от текста Виленской рукописи, опубликованного в свое время М. Н. Сперанским39 . Разное чтение, приведенные Райаном (к сожалению, они даны отрывочно, вне контекста, и потому оценить их значение в целом весьма затруднительно40 ), очень значительны, Однако автор не ставит вопрос первостепенной важности: какой текст, первичен и который из списков восходит к более раннему протографу. Райан исходит как будто из того, что Оксфордская рукопись - копия Виленской. Он пишет, что "русские или западнорусские формы" Виленской рукописи в Бодлеянской "заменены, славянскими". Однако замена могла быть и обратной; это вопрос, требующий дальнейшего исследования. Интересны наблюдения автора над интерполяциями в русском тексте, который он сравнил с английским переводом еврейского оригинала, осуществленным. М. Тестером41 . Эти особенности русского текста могут иметь публицистическое значение. Издание полного текста Оксфордской рукописи, которое намеревается осуществить В. Райан, следует приветствовать.

Перейдем к Кембриджскому университету" где также изучается история России. Здесь работает Н. Е. Андреев, занимающийся историей России XVI века42 . Н. Е. Андреев тщательно следит за советской литературой и знакомит с ней английских читателей43 . Интерес представляют его статьи о приписках к Царственной книге, а также о времени и обстоятельствах возникновения теории "Москва - третий Рим", Эти статьи вызвали оживленную научную полемику. Скорописные приписки на лицевых летописных сводах XVI в. (Синодальный список Никоновской летописи и Царственная


37 N. Evans. Queen Elisabeth I and Tsar Boris: Fife Letters, 1597 - 1603. OSP, vol. XII.

38 W.E.D. Allen. The Georgian Marriage Projects of Boris Godunov. OSP. vol. XII; H.W. Dewey. Trial by Combat in Muscovite Russia. OSP, vol. IX; ejusd. The Decline of the Moscovite Namestnik. OSP, vol. XII. Г. Дьюи - профессор славянских языков, литературы и русской истории Мичиганского университета.

39 W.F. Ryan. A Russian Version of the Secreta Secretorum in the Bodleian Library, OSP, vol. XII; М. Н. Сперанский. Из истории отреченных книг, IV. Аристотелевы врата или Тайная тайных. СПБ. 1908.

40 Такая же методика публикации разночтений характерна и для другой статьи В. Райана -"Pathborne's Survejor (1616/1625): the First Russian Translation from English?". OSP, vol. XI. Вряд ли рационально приводить список разночтений при отсутствии полного текста.

41 M. Gaster. The Hebrew Version of the "Secretum Secretorum". "The Journal of the Royal Asiatic Society". L. 1907, pp. 879 - 912; 1908. January, pp. 111 - 162; October, pp. 1065 - 1084.

42 Н. Е. Андреев - лектор по славяноведению в Кембридже, эмигрант. Учился в Праге (Карлов университет), работал в эмигрантском институте имени Кондакова (Прага). Более ранние его работы: The Pskov-Pechery Monastery in the 16th Century. SEER, 1954, vol. XXXII, N 79; ejusd. Kurbsky's Letters to Vas'jan Muromtsev. SEER, 1955, vol. XXXIII, N 81. В 1964 г. им была издана (со вступительной статьей) вторая часть "Очерков по истории русской культуры" П. Н. Милюкова ("От предыстории к истории").

43 См. его рецензии на работы: А. А. Зимин. И. С. Пересветов и его современники. М. 1958. SEER, 1959, Vol. XXXVII, N 89; И. И. Смирнов. Очерки политической истории Русского государства 30 - 50 годов XVI в. М. -Л. 1958. SEER, 1960, vol. XXXVIII, N 91; А. А. Зимин. Реформы Ивана Грозного. М. 1960. SEER, 1961, vol. XL, N 94; Я. С. Лурье. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начала XVI в. SEER, 1962, vol. XL, N 95; Д. С. Лихачев. Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого. М. -Л. 1962. SEER, 1963 vol. XLII, N 98.

стр. 191

книга) давно обратили на себя внимание ученых. Советский исследователь Д. Н. Альшиц в 1947 г. выступил с гипотезой, что автором приписок был Иван Грозный. М. Е. Андреев, возражая Д. Н. Альшицу, выдвинул предположение, что автором был не Иван IV, а дипломат и печатник, думный дьяк Иван Висковатый. Эта работа Н. Е. Андреева была подвергнута Д. Н. Альшицем, который не согласился с мнением английского ученого, критическому разбору. Отдел древнерусской литературы Пушкинского дома (Ленинград) предоставил Н. Е. Андрееву возможность выступить на страницах своих "Трудов" и изложить на русском языке свои взгляды с более развернутой их аргументацией44 . Эта дискуссия еще не закончена.

Коснемся других вузов Англии. Необходимо отметить работы сотрудников Бирмингемского университета Питера Сойера и Роберта Смита, которые стремятся к объективному изложению исторических событий. Молодой исследователь Сойер в книге "Век викингов" рассматривает вопрос о походах варягов в рамках не только Англии, но Скандинавии и Руси. Как отмечал И. П. Шаскольский, а также в рецензии на эту книгу Д. А. Авдусин45 , она представляет пока исключительное явление в западноевропейской литературе, пронизанной в целом норманистскими взглядами. Хотя автор не избежал некоторого воздействия норманистской историографии, тем не менее археологический материал по данной проблеме освещен им вполне объективно. Сойер делает вывод, что, как ни понимать скандинавскую деятельность на Руси, ясно одно: норманны никогда не могли играть здесь серьезной роли, причем нет никаких археологических данных, подтверждающих версию об обширных и частных скандинавских поселениях на Руси. Эта работа свидетельствует о том, в какой степени критика советскими учеными современного буржуазного норманизма и приводимые ими факты оказывают воздействие на некоторых зарубежных авторов.

Роберт Смит - единственный английский историк, который занимается исследованием социально-экономической истории России феодального периода и развитием прозводительных сил. В работе о происхождении земледелия в России он подчеркивает, что история России - часть общеевропейской, и признает наличие феодализма на Руси, понимая этот термин "в широком экономическом смысле"46 . Изучение им социально- экономической, истории России на основе привлечения широкого круга источников привело к тому, что Смит иначе, чем другие исследователи, подошел к традиционной для них теме о соотношении истории России и западноевропейских стран. В статье "Русская история и Советский Союз" он отметил, что можно наметить три основных подхода к этой теме среди английских историков. Такие историки, как Фишер, "просто игнорируют Россию, насколько они это могут"; "большинство авторов наших книг по истории, - иронически отметил Р. Смит, - не считает нужным отягощать их включением района, занимающего более половины Европы. Славяне, среди


44 N. Andreyev. Filofey and his Epistle to Ivan Vasilyevich. SEER, 1959, vol. XXXVIII, N 90; Н. Н. Масленникова. К истории создания теории "Москва - третий Рим" (по поводу статьи Н. Е. Андреева "Филофей и его послание к Ивану Васильевичу"). "Труды" Отдела древнерусской литературы (далее - ТОДРЛ). Т. XVIII. М. -Л. 1962; Д. Н. Альшиц. Иван Грозный и приписки к лицевым сводам его времени. "Исторические записки". Т. XXIII. М. 1947; его же. Происхождение и особенности источников, повествующих о боярском мятеже 1553 г. "Исторические записки". Т. XXV. М. 1948; N. Andreyev. Interpolations in the 16th Century Muscovite Chronicles. SEER, 1956, vol. XXXV, N 84; Д. Н. Альшиц. Царь Иван Грозный или дьяк Иван Висковатый? ТОДРЛ. Т. XVI. М. -Л. 1960; Н. Е. Андреев. Об авторе приписок в лицевых сводах Грозного. ТОДРЛ. Т. XVIII. М. -Л. 1962.

45 P.H. Sawyer. The Age of Vikings. L. 1962; И. П. Шаскольский. Норманнская теория в современной буржуазной науке. М. -Л. 1965, стр. 30, 104 сл.; рец. см. "Вопросы истории", 1963, N 9.

46 R.E.F. Smith. The Origins of Farming in Russia. Paris-La Haye. 1959; ejusd. Le Haut moyen age russe. A propos d'ouvrages recents. "Annales", an. 13, N 4. P. 1958; ejusd. Some Recent Discoveries in Novgorod. "Past and Present". L. 1954, N 5, pp. 1 - 10. См. также его рецензию на работу Х. Пашкевича ("The Making of the Russian Nation". L. 1963) в "History", L. 1963, vol. XLVIII, N 164, pp. 348 - 349. См. В. Т. Пашуто. Голодные годы в Древней Руси. "Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы". Минск. 1962, стр. 62 - 63; его же. Аграрный вопрос в России в освещении современной буржуазной историографии. "Вопросы истории", 1964, N 7, стр. 97 - 99; см. также В. П. Шушарин. Современная буржуазная историография Древней Руси. М. 1964, стр. 26, 42 - 43 и др.

стр. 192

которых русские составляют больше половины, - это около трети всего европейского населения. Очевидно, что славянской Европе необходимо уделить гораздо больше внимания, чем это обычно делается в настоящее время". Другой подход состоит в том, чтобы рассматривать Россию как азиатское государство (Макинджер, "евразийская школа", Виттфогель). Третий подход - представить Византию как некую исходную систему отсчета для русской истории (А. Тойнби, отчасти Д. Оболенский)47 . Сам Смит считает, что для правильного понимания сходства и различий в истории России и стран Западной Европы необходимо прежде всего исследовать производительные силы России, ее хозяйство. В настоящее время Смит подготовил к печати осуществленный им перевод на английский язык документов по истории русского крестьянства XII-XVII веков48 . Перевод сделан на основе новейших советских публикаций, а в комментариях учтены последние достижения нашей науки. Этот перевод - крупная научная заслуга Смита. Появление на английском языке ряда важных источников по социально-экономической истории России и по истории основного производящего класса феодального общества - крестьянства будет способствовать накоплению фактического материала, более серьезному исследованию нашей истории за рубежом, углублению представлений о нашей стране среди зарубежной интеллигенции и широкого круга читателей.

Одним из центров по изучению истории России является также Школа славянских и восточноевропейских исследований (The School of Slavonic and East European Studies), основанная при Лондонском университете в 1915 г. специалистом по истории России Б. Парсом. С 1947 г. директором школы состоит Дж. Болсовер49 . В 1965 г. школа отметила пятидесятилетие своего существования. В ней - три основных отделения: языка, литературы и истории. Школа имеет четыре категории студентов. К первой относятся лица, зарегистрировавшиеся в этой школе с целью закончить ее, получить степень и диплом. Ко второй группе - студенты, записанные в других учебных заведениях (колледжах), но некоторые курсы они слушают здесь. Третья - студенты, находящиеся на государственной службе, главным образом офицеры вооруженных сил, для которых школа имела специальные языковые курсы с целью подготовки их к экзаменам на переводчиков (эти курсы прекратили свое существование в 1958 г.). Четвертая группа - непостоянные студенты, посещающие вечерние языковые занятия без права получения степени или диплома. При школе имеется библиотека, насчитывавшая к 1962 г. 80 тыс. томов (к концу второй мировой войны было 20 тыс. томов)50 . Школа издает с 1922 г. "Славянское и восточноевропейское обозрение" ("The Slavonic and East European Review"), выходящее дважды в год51 . Круг тем, исследованием которых занимаются сотрудники школы, ограничен: некоторые проблемы Древнерусского государства XVII в., историко- терминологические вопросы.

А. Д. Стоке в статьях, посвященных балканским походам Святослава Игоревича, широко использует русские, болгарские, византийские и другие источники; события рассматриваются в тесной связи с историей Болгарии и Византии. Статья К. Эриксон о крещении Руси представляет известный интерес, но она основана на произвольных допущениях и весьма гипотетична52 . В работе о "режиме патриарха Филарета" Дж.


47 R.E.F. Smith. Russian History and Soviet Union. "Comparative Studies in Society and History". 1962, vol. IV, N 3, p. 376.

48 "Documents relating to the Enserfment of the Peasants in Russia". Transl. by R.E.F. Smith. Birmingham ("Discussion Papers", July 1966).

49 Дж. Болсовер (р. 1910) - директор Школы славянских и восточноевропейских исследований. Образование получил в университетах Ливерпуля и Лондона. В 1931 г. - бакалавр, с 1933 г. - магистр и доктор. В 1937 - 1938 гг. работал в Бирмингемском университете, в 1938 - 1943 гг. - в Манчестерском университете. В 1943- 1947 гг. - атташе и первый секретарь британского посольства в Москве. Специализируется в области изучения внешней политики России XIX в. См. также его статью "Ivan the Terrible in Russian Historiography". "Royal Historical Society. Transactions". 5th Series. Vol. VII. L. 1957.

50 См. SEER, 1966, vol. XLIV, N 102.

51 Обзор журнала за 1959 г. опубликован В. А. Федоровым ("Вопросы истории", 1961, N 4).

52 A.D. Stokes. The Background and Chronology of the Balkan Campaigns of Svyatoslav Igorevich. SEER, 1961. vol. XXX, N 94; ejusd. The Balkan Campaigns of Svyatoslav Igorevich. SEER, 1962, vol. XL, N 95; А. Д. Стоке - лектор по русскому

стр. 193

Кип исходит из представления об "аморфном состоянии" русского общества после "гражданской войны" начала XVII в., что и послужило, по мнению автора, главной причиной успехов Филарета в объединении и усилении власти церкви и государства. "Русский абсолютизм, - утверждает он, - не встретил ни гласной оппозиции, ни достойно организованных социальных сил и оформленных учреждений, с которыми он вынужден был бы торговаться за власть". Характеристика, которую дает Филарету Дж. Кип, противоречива. С одной стороны, он считает, что Филарет являлся наиболее значительным после царя Алексея Михайловича правителем XVII столетия, который продолжил централизаторские традиции Ивана Грозного и Бориса Годунова и в известной степени расчистил путь Петру I. С другой стороны, Кип полагает, что "представление о прогрессе не имело места" в мышлении Филарета, реакционера, стремившегося "решать современные проблемы, применяя старые рецепты... К западной культуре он относился пренебрежительно и вдохновлялся византийскими традициями русского прошлого. Он мог быть ограниченным до фанатизма. В своем стремлении оградить чистоту ортодоксии от растления еретическими идеями он пытался изолировать Московию идеологическим занавесом, который задерживал интеллектуальное развитие страны"53 .

Сотрудница школы К. Кант интересуется деятельностью протопопа Аввакума54 . Она сравнивает жизненный путь и взгляды Аввакума и его шотландского современника, руководителя оппозиционных "ковенантов" Александра Педена. Обнаружив некоторое сходство в их мировоззрении, автор, однако, не вскрывает причин сходства и не выясняет, что было общего и различного в социально-политических условиях Шотландии и России второй половины XVII века. На страницах "Обозрения" печатаются и историко- филологические исследования (по XVII в.)55 . Интерес представляют статьи бывшего библиотекаря школы, эмигранта из фашистской Германии Лео Левенсона, посвященные изданиям XVII-XVIII вв. (книги, листовки), где содержатся сведения о России того времени; соответствующие тексты опубликованы им полностью или в извлечениях56 . Нельзя не отметить, что выходящие в Англии поверхностные, чисто


языку и литературе в Школе славянских и восточноевропейских исследований. В 1959 г. он защитил в Кембридже докторскую диссертацию на тему "Русско-болгарские отношения в XII веке". См. также более ранние работы А. Д. Стокса: "The Status of the Russian Church 988 - 1037". SEER, 1959, vol. XXXVII, N 89; "Tmutarakan". SEER, 1960, vol. XXXVIII, N 91; K. Ericsson. The Earliest Conversion of the Rus to Christianity. SEER, 1966, vol. XLIV, N 102; eiusd. Das Anfangsdatum der Laurentiuschronik, A. M. 6360. "Annales Instituti Slavici", Wiesbaden, 1966, vol. I/II. К. Эриксон - лектор по русскому языку и литературе в Школе славянских и восточноевропейских исследований.

53 J.L.H. Keep. The Regime of Filaref (1619 - 1653). SEER, 1960, vol. XXXVIII. N 91. Дж. Кип - лектор по современной русской истории в Школе славянских и восточноевропейских исследований. Более ранние статьи Дж. Кипа: "Bandits and the Law in Muscovy". SEER, 1956, vol. XXXV, N 84; "The Decline of the Zemsky Sobor". SEER, 1957, vol. XXXVI, N 86.

54 C.B.H. Cant. The Archpriest Avvacum and his Scottich Contemporaries. SEER, 1966, vol. XLIV, N 103. См. также ее рецензию на книгу P. Paskal. Avvacum et les debuts du Raskol. The Hague. 1963. SEER, 1966, vol. XLIV, N 102.

55 См. B.O. Unbegann. Cards and Card-Playing in Muscovite Russia. SEER. 1962, vol. XLI, N 96; H. teeming. Polich and Polich-Latin Medical Terms in Prepetrine Russia. SEER, 1963, vol. XLII, N 98. Х. Лиминг - лектор по сравнительной славянской филологии в Школе славянских и восточноевропейских исследований; S.C. Gardiner. Translation Technique in 17th Century Russia. SEER, 1963, vol. XLII, N 98. Статья не только рассматривает технику перевода, но и содержит параллельную публикацию английского оригинала и русского перевода послания Карла II Алексею Михайловичу от 1672 года. С. Гардинер - сотрудник отделения современных языков в колледже науки и техники при Манчестерском университете. См. также его работу "German Loanwords in Russian, 1550 - 1690". Oxford. 1965.

56 L. Loewenson. The Moskow Rising of 1648 SEER, 1948, vol. XXVII, N 68, ejusd. Lady Rondeau's Letters from Russia (1728 - 1739). SEER, 1957, vol. XXXV, N 85; ejusd. Sir Roger Manley's History of Muscovy: The Russian Imposter (1674). SEER, 1952, vol. XXXI, N 76; ejusd. The Works of Robert Boyle and "The Present State of Russia" by Samuel Collins (1671). SEER, 1955, vol. XXXIII, N 81; ejusd. The First Interviews between Peter I and William III in 1697: Some Neglected English Material. SEER, 1958, vol. XXXVI, N 87; ejusd. People Peter the Great met in England. Moses Stringer, Chymist and Physician. SEER, 1959, vol. XXXVII, N 89; ejusd. Some Details of Peter the Great's Stay in England in 1698: Neglected English Material SEER, 1962, vol. XL, N 95.

стр. 194

"общие" работы, не имеющие исследовательского значения и лишенные иногда научной добросовестности, уже не удовлетворяют зарубежного читателя и встречают отрицательные отзывы со стороны самих буржуазных ученых. Так, Л. Кохэн57 поставил своей целью показать, как "Киевское государство X, XI и XII вв. превратилось в Советский Союз сегодняшнего дня". В предисловии он сам вынужден признать: "Чтобы сделать эту эволюцию понятной, я должен был писать скорее выборочно, чем исчерпывающе". Метод "исторического отбора", примененный автором, вызвал явное сомнение у его коллеги В. Моосе (Глазго)58 . Другой рецензент, Д. Кларксон (Бруклинский колледж), упрекал Кохэна в том, что он не имеет представления о каких-либо объективных факторах в истории, почти полностью игнорирует экономическое и социальное развитие, лишь изредка вспоминая его и характеризуя как побочный продукт деятельности политиков и правителей. Кларксоя отмечал небрежность как главную особенность работы Кохэна59 . Работа Х. Пашкевича "Образование русской нации", как и предыдущее его сочинение "Происхождение России"60 , по форме напоминает академические издания и отражает стремление современной реакционной историографии придать видимость научности тезису о подчинении славян норманнами. Автор ставит под сомнение иные выводы русской и советской историографии и с точки зрения норманнской теории старается обосновать "скандинавское происхождение" русского народа. Эти работы уже подвергались критическому рассмотрению в советской историографии61 .

Таким образом, в конце 50-х - первой половине 60-х годов английские историки уделяли и продолжают уделять большое внимание изучению истории России феодального периода. Среди тем, которыми больше всего интересуются английские исследователи, как видим, идеологическая борьба, история церкви и в связи с этим русско-византийские отношения, внешняя политика, свидетельства иностранцев о России. Меньше внимания уделяется социально-экономической истории, политическим событиям, истории культуры. Отсутствуют исследования, посвященные классовой борьбе. Преимущественное внимание уделяется Древнерусскому государству, Русскому централизованному государству конца XV-XVI вв., особенно времени Ивана III и Ивана IV, некоторым аспектам истории XVII века. На английский язык переводятся источники и публикуются документы на русском языке, сохранившиеся в британских архивах. Мы можем констатировать, что для этих работ характерен различный научный уровень. В ряде случаев те исследователи, которые самостоятельно изучают источники, осуществляют их перевод и публикацию, владеют фактическим материалом, знают дореволюционную и советскую литературу и стремятся к объективному изложению событий, - создают работы, содержащие немало верных наблюдений по некоторым проблемам и периодам истории нашей страны. Это положительный факт. Другие авторы руководствуются ненаучными и антиисторическими политическими побуждениями. Но симптоматично, что, скажем, концепция русской истории А. Тойнби, отличающаяся явной искусственностью и предвзятостью, вызвала критику со стороны многих исследователей, специально занимающихся изучением истории России (С. Коновалов, Д. Оболенский, Р. Смит, Б. Сэмнер, Д. Кларксон). Таким образом, ко всем работам по истории феодальной России, выходящим в Англии, необходим строго дифференцированный подход.


57 L. Kochan. The Making of Modern Russia. L. 1962; Baltimore. 1963. Л. Кохэн (p. 1922) - лектор по современной русской истории в Эдинбургском университете.

58 "Soviet Studies", L. 1963, vol. XIV, N 4, p. 460.

59 "Slavic Review", 1964, vol. XXIII, N 3, pp. 579 - 580.

60 H. Paszkiewicz. The Making of Russian Nation. L. 1963; ejusd. The Origin of Russia. L. 1954. Хенрик Пашкевич (р. 1897) - эмигрант из Польши, бывший профессор Варшавского университета, ныне живет в Англии.

61 См. В. П. Шушарин. Современная буржуазная историография Древней Руси. М. 1964, стр. 248 - 258; И. П. Шаскольский. Вопрос о происхождении имени "Русь" в современной буржуазной науке. Сборник "Критика новейшей буржуазной историографии", стр. 128 - 176.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗУЧЕНИЕ-В-АНГЛИИ-ИСТОРИИ-ФЕОДАЛЬНОЙ-РОССИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Alexander KlepatskiКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Klepatski

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. В. СИНИЦЫНА, ИЗУЧЕНИЕ В АНГЛИИ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОЙ РОССИИ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 27.10.2016. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗУЧЕНИЕ-В-АНГЛИИ-ИСТОРИИ-ФЕОДАЛЬНОЙ-РОССИИ (дата обращения: 22.02.2019).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. В. СИНИЦЫНА:

Н. В. СИНИЦЫНА → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Alexander Klepatski
Arzamas, Россия
658 просмотров рейтинг
27.10.2016 (849 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Похожие статьи
В период производства гоминидами орудий многократного использования формируется система понятий «моё – не моё орудие». В период образования парных союзов, взамен гаремов, формируются системы понятий «моя – не моя женщина», «мой – не мой мужчина». В конфликтах, возникающих в связи с рождением в стаде животных человеческих (правовых) отношений, больше шансов выжить получали те популяции гоминид, особи которых с меньшим количеством нарушений рождающихся правоотношений формировали условные рефлексы, тормозящие эти нарушения. Мать, осознав систему понятий «мой – не мой ребенок» и сформировав собственное «я», сразу же стала помогать своим детям (посредством второй сигнальной системы) осознавать системы понятий «моё – не моё», «я – не я», что сразу же сделало мозговые ресурсы человека современного вида на 95% излишними.
Каталог: Философия 
3 часов(а) назад · от Геннадий Твердохлебов
Антропосоциогенез есть процесс формирования социальных законов, посредством неопределенной и комбинативной изменчивости генотипов с элиминацией тех популяций, особи которых были наименее приспособлены подчинять свою деятельность зарождающимся правоотношениям. Правоотношения зарождались в период систематической трудовой деятельности гоминид по изготовлению орудий многократного использования, когда производители орудий стали требовать признания права собственности на орудие собственного изготовления.
Каталог: Право 
2 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Основой движения и всех изменений в материальном мире признается ЭФИР.
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Александр Кумин
Суть и форма портала миров. The essence and form of the portal of worlds.
Каталог: Философия 
3 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Диалектику нередко называют инструментом познания природы. Но, по мнению автора этой статьи, инструмент этот пока настолько же несовершенен, насколько были бы несовершенны ножницы, без объединяющего два лезвия этого инструмента центрального винтика. Этим "винтиком" в диалектике является тот факт, что "борьба" противоположностей, - являющаяся движущей силой развития всех процессов природы, -не абсолютна. "Борьба" рождается при отклонении диалектической системы от состояния равновесия, и цель этой "борьбы" восстановление утраченного равновесия системы.
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Около двух с половиной тысяч лет тому назад Зенон Элейский пытался обратить внимание исследователей на то, как важно точно (адекватно реальности) определять понятия, которые используются в описании тех или иных процессов. Но, видимо, его попытки оказались тщетны, ибо исследователи, и поныне, не уделяют должного внимания определению базовых понятий при описании, в частности, физических процессов.
Каталог: Философия 
7 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Событие №-90 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над городом Шайенн в штате Вайоминг необычного солнечного столба.(США.2018 г.) Событие №-91 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Киевом необычно яркого разноцветного заката.(Украина.2018 г.) Событие №-92 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Набережными Челнами полукруглого гигантского облака.(Россия.2018 г.)
Каталог: Философия 
11 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
АНГЛИЯ В ВОЙНЕ ЗА ФОЛКЛЕНДЫ (МАЛЬВИНЫ)
Каталог: Военное дело 
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн
И. Л. ФАДЕЕВА. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКТРИНЫ В ИДЕОЛОГИИ И ПОЛИТИКЕ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ (ОСМАНИЗМ - ПАНИСЛАМИЗМ). XIX - НАЧАЛО XX В.
Каталог: История 
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ПЕРВЫЙ АНТИСОВЕТСКИЙ СГОВОР ИМПЕРИАЛИСТОВ: влияние на Россию через Украину и Кавказ (СЕНСАЦИЯ!)
13 дней(я) назад · от Россия Онлайн

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Русский Либмонстр, последние СТАТЬИ:

Русский Либмонстр, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ИЗУЧЕНИЕ В АНГЛИИ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОЙ РОССИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру($)

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2019, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов