Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15357

Share with friends in SM

Дневники для историка как источник особенно привлекательны. Они не только передают "аромат" эпохи, сообщают точно датированные факты, но и предоставляют редкостную возможность увидеть, как современники оценивали происходящее, как они понимали события, последствия которых им были еще неведомы. Ценность дневников, естественно, тем больше, чем ближе стоит их автор к эпицентру крупных событий. В этом отношении дневники монархов для исследователя вообще уникальны, ибо при самодержавии "самодержец" и есть главный элемент политического строя.

Можно себе представить, с каким интересом открывает историк 50 объемистых тетрадей в сафьяновом переплете - поденные записки Николая Александровича Романова, последнего российского самодержца. Записки начаты им 1 января 1882 г. - в том году Николаю исполнилось 14 лет. Он вел их 36 лет, вплоть до 30 июня 1918 г., не пропустив ни одного дня1 . Но чем больше читаешь сделанные ровным, аккуратным почерком записи, тем больше разочаровываешься. Ни одной мысли, ни одного раздумья, ни одного сомнения! Только чисто внешняя канва событий, прошедших перед глазами за прожитый день. Сначала закрадывается подозрение: может быть, автор дневников сознательно утаил в них оценку всего виденного? Ведь не мог же "хозяин земли русской" (как царь сам определил свою профессию при всеобщей переписи 1897 г.), земли, раскинувшейся на одной шестой части суши и пережившей за неполных 20 лет две большие войны и три революции, быть таким безразличным и бездумным! Но дневники явно не предназначались ни для истории, ни для чтения чужим глазом: в них слишком много личных и даже интимных подробностей. В чем же дело? Ответ может быть лишь один: царь записывал то, что ему было интересно, а интересовало его только то и исключительно то, что касалось его семьи. Разумеется, следует помнить: Николай Александрович твердо считал, что сохранение самодержавия в стране - это тоже чисто семейное дело, в которое никто не имеет права "совать нос"!

Но если для понимания хода событий дневники почти ничего не дают, то они ярко рисуют характер человека, почти четверть века стоявшего у кормила крупнейшей мировой державы и сыгравшего роковую роль в судьбах народов Российской империи, всей династии Романовых и своей собственной семьи. Он, и только он, несет главную ответственность за все те трагические события, которые сотрясали страну в первые два десятилетия XX века. Путь его в дом купца Ипатьева в Екатеринбурге, где он был расстрелян в 1918 г., им добровольно не выбирался, но он стал неизбежным следствием его бесславного царствования. Кому много дается, с того много и спрашивается. Эта поговорка применима и к персонам истории. О последнем мы, к сожалению, часто забывали в течение многих


1 Из этих дневников в "Красном архиве" опубликованы записи с 1 по 31 июля 1914 г. (1934, N 3 (64) и с декабря 1916 по 30 июня 1918 г. (1927, N 1 - 3 (20- 22); 1928, N 2 (27).

стр. 105


десятилетий, все сваливая на "объективные законы истории", на "железную необходимость" и упуская из виду, что эти реально существующие законы и эта необходимость осуществляются людьми, которые своим характером и интеллектом накладывают иной раз не только заметный, по часто даже решающий отпечаток на ход событий.

Человеческий фактор важен не только в настоящем, но и в прошлом. Никто не подумает обвинить В. И. Ленина в отрицании "железных законов исторического материализма", а ведь именно он в сентябре 1906 г., учитывая почти двухлетний опыт первой российской революции, написал о реальной возможности различных решений одного из важнейших и самых болезненных вопросов того времени: "Выкуп помещичьих и других земель по типу кадетской аграрной реформы помазал бы по губам все крестьянство и великолепно достиг бы той цели, к которой по-медвежьи "ломит" самодержавие, именно: укрепил бы страшно крестьянскую буржуазию, сделав из нее оплот "порядка". Но, - добавлял Ленин, - Романовы, Треповы, Игнатьевы и Столыпины слишком глупы, чтобы понять это"2 . Перед Николаем II реально стояли различные альтернативы. Почему же осуществилась та, которая привела его, горячо им любимых жену и детей в подвал Ипатьевского дома? Вот на этот вопрос дневники позволяют получить ответ, и в этом их бесспорная ценность.

Перед читателем дневников проходит вся жизнь 50-летнего человека, вырисовывается сложный характер, понять который до конца можно, только зная и то, о чем не пишется в дневнике, что рассыпано во многих архивах в виде его резолюций на полях "всеподданнейших докладов" министров и губернаторов, занесено в дневники и воспоминания людей, часто встречавшихся с царем.

С детских лет автору дневников был присущ необычайный педантизм. За всю жизнь (кроме лета 1918 г.) не было ни одного радостного или печального дня, который помешал бы Николаю II вписать в дневник хоть несколько строк. Он педантичен до мелочей: во фразе "лег спать в 10 с половиной часов" он мог исправить "половину" на "четверть"; перечисляя десяток обедавших (это отмечалось в дневнике, за малым исключением, ежедневно), на другой день вставить пропущенных "тетю Эллу" или "дядю Николашу". Столь же аккуратно Николай II фиксирует состояние погоды и ее изменения в течение дня. Мы не узнаем из дневников, чему учился будущий царь в детстве, что поразило или хотя бы удивило его; но что в январе - феврале 1882 г. он читал "Хижину дяди Тома", это отмечено3 . Отмечено, сколько щук он поймал на рыбалке, а позже - сколько дичи застрелил на "охоте" (вряд ли можно назвать охотой избиение живности, которую выгоняли на него загонщики). Конец 1895 г. завершается в дневниках подсчетом: "За все время убито мною 3 зубра. 28 оленей, 3 козы, 8 кабанов, 3 лисицы = 45". Перечислив по такой же схеме успехи других 14 "охотников", он подводит итог первому году царствования: "Итого 11 зубров, 1 лось, 190 оленей, 69 коз, 31 лиса, 134 кабана. Всего 474. Выстрелов 1679" (д. 248. л. 181). Если нет под рукой зубров и оленей, в ход идет другая живность: "Гулял и убил ворону" (8 ноября 1904 г.); "убил кошку. После чая принял князя Хилкова, который только что вернулся из поездки на Дальний Восток" (8 мая 1905 г.). Что рассказывал вернувшийся с войны Хилков, куда менее важно, чем убитая кошка.

Россия шла к революции. Заколебалось даже "благонамеренное общество". 6 - 9 ноября 1904 г. в Петербурге состоялся общеземский съезд,


2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 13, с. 386.

3 Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления (ЦГАОР) СССР, ф. 601 (личный фонд Николая II), оп. 1, д. 217, л. 27 (далее ссылки на этот фонд даются в тексте с указанием номера дела и листа).

стр. 106


на котором большинство делегатов высказалось за введение в стране законодательного собрания, политических свобод, за амнистию политическим заключенным. Перепуганный министр внутренних дел спешно просил у царя разрешения на внеочередной доклад. Что же взволновало Николая II в эти дни? Вот запись от 11 ноября 1904 г.: "Убил 144 фазана; всего убито 522. Фазанов 506, зайцев 16. Вернулся в Царское Село в 4 часа. Милица (жена вел. кн. Петра Николаевича. - К. Ш.) пила с нами чай. Принял доклад Мирского" (д. 248, л. 34).

Но вернемся в еще спокойные, безоблачные дни отрочества и юности. Учеба нелегко давалась будущему императору. Единственное, что он основательно выучил, - это языки. Свободно говорил и писал по-английски, французски и немецки. Однако русский язык его был убог, а часто и просто безграмотен. "Пожарные поливали сад, и мы вымочились там", - записывает он в дневнике в 14 лет (д. 217, л. 37); "подходя к Севастополю, начало покачивать" (д. 233, л. 122) - в 26 лет.

В 26 лет Николай - послушный сын, внимательный муж и отец. Уже императором он, не любивший шумного Петербурга с его надоедливыми министрами и приемами, радостно записывает: "Получил вчера телеграмму от милой мама о том, что мы можем остаться тут (в Царском Селе. - К. Ш.) еще день" (26 ноября 1894 г., там же, л. 151). Но и любовь к родителям, к отцу - какая-то бездушная, казенная, отдает холодом и безразличием. Молодость есть молодость. Ей часто не только трудно, но просто невозможно представить смерть, ее необратимость. Молодость всегда весела и беспечна, но отнюдь не всегда равнодушна. Отец, император Александр III, приговорен врачами к смерти и увезен в Ливадию. Вся семья и ближайшие родичи рядом с ним. Что же пишет в дневниках наследник престола, знающий, что "дорогой папа" обречен?

За три недели до смерти отца он отмечает следующее знаменательное событие: "Утром после кофе вместо прогулки дрались с Ники (по всей вероятности, греческий принц Николай. - К . Ш.) каштанами, сначала перед домом, а кончили на крыше" (27 сентября 1894 г.). Через два дня вновь: "Опять дрался с Ники шишками на крыше", и только после этого важного события: "У дорогого папа вид как будто получше, но самочувствие скверное по-прежнему - его все мутит, а опухоль в ногах мешает ходить" (29 сентября 1894 г., там же, л. 95). В день смерти отца, 20 октября 1894 г., он искренне скорбит: "Это была смерть святого! Господи, помоги нам в эти тяжкие дни!" (там же, л. 115). Но уже на следующий день приходит утешение: "21 октября. Пятница. И в глубокой печали господь дает нам тихую радость: в 10 часов в присутствии только семейства моя милая дорогая Алике (невеста, Александра Федоровна, принцесса Гессен-Дармштадтская, переход которой в православие был давно решен. - К. Ш.) была миропомазана, и после обедни мы причастились вместе с нею, дорогой мама и Эллой (родная сестра царицы Елизавета Федоровна. - К. Ш.) . Алике поразительно хорошо и внятно прочла свои ответы и молитвы! После завтрака была отслужена панихида, в 9 часов - другая" (там же, лл. 116 - 117).

22 октября Николай вообще уже не упоминает о "глубокой печали", его не занимают проблемы жизни и смерти, не заботит тяжесть порфиры и шапки Моиомаха, он весь поглощен другим. В первый и, кажется, последний раз он упоминает в дневниках о "брожении умов". Может быть, он размышляет о самодержавии, о конституционной монархии, о необходимых стране реформах? О нет! Его волнует совсем другое: "Происходило брожение умов по вопросу о том, где устроить мою свадьбу. Мама, некоторые другие и я находим, что всего лучше сделать ее здесь, спокойно, пока еще дорогой папа под крышей дома (!), а все дяди против этого и говорят, что мне следует жениться в Питере после похорон. Это мне кажется совершенно неудобным. Днем ходили к морю - прибой был громадный. Погода потеплела и стояла ясная" (там же, л. 118).

стр. 107


Можно ли найти в истории другой подобный пример эмоциональной тупости? "Дорогой папа", едва остыв, лежит на первом этаже, а любящий сын и мысли не допускает о том, что свадьбу можно отложить хотя бы на полгодика, и готов пировать над трупом отца этажом выше... Три дня он не заходил в комнату к покойному отцу, ему "тяжело разрушить то дневное впечатление, которое осталось от первого дня! Днем катался с Алике, гуляли у берега моря в Ореанде. Вечером сидел у нее" (24 октября 1894 г., там же, л. 120). По усопшему отцу служат панихиды. Какие же чувства вызывают они у любящего сына? Да никаких, кроме самых приятных! "В два часа все собрались к панихиде. Гулял в саду, воздух теплый. Моя дорогая Алике приехала в 4 часа - только в это время, да и после чая, и вижу ее наедине! После панихиды обедал с ней у себя в 9 часов - очень уютно" (4 ноября 1894 г., там же, л. 131).

Стоит ли удивляться, что эта эмоциональная недоразвитость, когда дело касается близких, трансформируется в кровавую жестокость, когда дело касается безликих и неведомых подданных "белого царя"? В день коронации в Москве, 18 мая 1896 г., случилась знаменитая "ходынка". Было задавлено около полутора тысяч человек (по официальным данным, 1389 погибло на месте, а 1300 получили тяжелые увечья). Вечером Николай II как ни в чем не бывало пирует на приеме у французского посла.

Легковерные обыватели всех времен и народов убеждены, что в совершившихся кровавых зверствах всегда виноваты местные власти, а не высшие ее эшелоны - цари, шахи или другие "добрые вожди". Были попытки оправдать "верховного вождя армии" (и такой титул носили русские самодержцы) в том, что он якобы не причастен к расстрелу 9 января. Эта нелепость не требует опровержений, но все же сопоставим дневниковые записи трех разных лиц. Накануне отъезда в Царское Село, 4 января 1905 г., Николай II записал в дневнике: "Вышел гулять в 4 1/4. После чая за докладом Мирского имел с ним крупный разговор. Обедал Соловой (деж [урный])" (флигель-адъютант царя. - К . Ш.) (д. 248, л. 70). О чем был этот "крупный разговор", царь, как всегда, не счел нужным упомянуть. Но суть его мы можем восстановить. Дело в том, - что кн. П. Д. Святополк Мирский всегда делился с женой своими служебными горестями и радостями, а последняя регулярно вела дневник.

Святополк Мирский видел, что "Россия обратилась в бочку пороха" и доведена "до вулканического состояния"4 . Завел он разговор об этом и 4 января 1905 г., ссылаясь на шумную банкетную кампанию, только что проведенную либералами, которые требовали политических свобод и представительного учреждения. В 34 городах России прошло тогда более 120 собраний, на которых побывало около 50 тыс. человек. Николай II заявил, что "нужно запретить собираться и говорить". Мирский спросил: "Как же запретить людям собираться и говорить, тогда нужно всех запереть, объявить осадное положение". На это самодержец спокойно ответил: "Ну что же, может быть, и придется объявить"5 . Как видим, решение об осадном положении было принято не без ведома императора. О готовящемся расстреле знали многие, и не только в Петербурге, где делегация демократической интеллигенции накануне расстрела встречалась с председателем Комитета министров С. Ю. Витте и другими высшими чиновниками, хладнокровно, с ведома царя готовившими воскресную бойню6 . Об этом знали даже в далеком Париже, где член "Союза освобождения" (позже член ЦК кадетской партии) умная и дальновидная А. В. Тыркова 8 января записала в дневнике, что ей известно о пред-


4 Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), ф. 1287, оп. 1, д. 5064, л. 22, письмо П. Д. Святополк Мирского Д. С. Шереметеву, ноябрь 1904 года.

5 Святополк Мирская Е. А. Дневник, запись от 5 января 1905 г. В кн.: Исторические записки. Т. 77, с. 271.

6 См. Горький М. Собр. соч. в 18-ти тт. Т. 18. М. 1963, с. 233.

стр. 108


стоящей на следующий день манифестации рабочих и о возможных последствиях ее; что она волнуется и ждет: как обернется дело? "Как подошел этот давно жданный и все-таки жуткий революционный год?" - заканчивала Тыркова свою субботнюю запись7 .

Возвратимся, однако, к дневникам царя: "9-го января. Воскресенье. Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!" - и без всякого перехода: "Мама приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей (родной брат Николая II. - К . Ш.). Мама осталась у нас на ночь" (д. 248, лл. 71 - 72). На другой день он и вовсе утешился. Бочонок черной икры, подаренный уральскими казаками, теперь занимает его куда больше, чем все, что произошло в день, с которого началась первая народная революция в России - "генеральная репетиция 1917 г.", лишившая бездушного императора трона, а в конце концов его и всю семью самой жизни. "10 января. Понедельник. Сегодня особых происшествий в городе не было. Были доклады. Завтракал дядя Алексей. Принял депутацию уральских казаков, приехавших с икрою. Гулял. Пили чай у мама. Для объединения действий по прекращению беспорядков в Петербурге решил назначить ген[ерал]-м[айора] Трепова генерал-губернатором столицы и губернии. Вечером у меня состоялось совещание по этому поводу с ним, Мирским и Гессе. Обедал Гессе (деж[урный])>> (дворцовый комендант, - К. Ш.) (там же, л. 72).

По-человечески можно даже пожалеть этого человека, лишенного умения широко, по-государственному, мыслить, явно тяготившегося властью, крайне застенчивого. В дневнике постоянно встречаются указания на это. "31 октября [1894 г.]. Понедельник. Утром встал с эмоциями, так как в 9 3/4, идя с мама в Архангельский] соб[ор] через залы, должен был сказать несколько слов собравшимся сословиям в Георг [невском] зале. Это сошло, слава богу, благополучно" (д. 233, л. 125). "Пришлось опять говорить" (на сей раз в Государственном совете - запись от 2 ноября того же года). Через день снова: "В З'/г принимал всю свиту, опять пришлось сказать несколько слов" (там же, д. 233, л. 128). Еще через день, 4 ноября, он впервые в качестве императора принимает доклады двух важнейших министров - финансов и иностранных дел. Что же осталось в дневнике от этих принципиально важных встреч? А вот что: "Имел два доклада Н. К. Гирса и Витте. Вследствие этого опоздал к завтраку" (там же, л. 131). Вот все, что узнает историк о первой встрече императора с руководителями внешней политики и экономической жизни страны. И в последующие дни: "Отвечать приходится на всякую всячину вопросов - так что сам теряешься и столку (написано вместе. - К. Ш.)сбиваешься. Погулял в саду. Моя Алике приехала" (9 ноября 1894 г., там же, л. 137).

Подобные записи - не редкость не только в первые дни царствования Николая, но и во все последующие годы: "С утра жизнь вошла в обычную колею. Радостно было увидеть детей, но не министров" (12 июля 1905 г., д. 248, л. 181). А вот последние записи о приемах "всеподданнейших докладов" в 1917 г., происходивших уже в Ставке в ходе Февральской революции: "25-го февраля. Суббота. Встал поздно. Доклад продолжался полтора часа. В 2 1/2 заехал в монастырь и приложился к иконе божьей матери. Сделал прогулку по шоссе на Оршу. В 6 ч. вечера пошел ко всенощной. Весь вечер занимался. 26-го февраля. Воскресенье. В 10 часов пошел к обедне. Доклад кончился вовремя. Завтракало много народа и все наличные иностранцы. Написал Алике и поехал по Бобруйскому шоссе к часовне, где погулял. Погода была ясная и морозная. Пос-


7 ЦГАОР СССР, ф. 629 (личный фонд А. В. Тырковой), оп. 1, д. 16, л. 8.

стр. 109


ле чая читал и принял сен[атора] Трегубова до обеда. Вечером поиграл в домино"8 .

Самодержавного царствования он "боялся всю жизнь". Это для него - "непоправимое горе". Месяц, проведенный в конституционной Англии, он считал "месяцем райского блаженного жития" (11 июля 1894 г., там же, л. 15). Государственные дела для него настолько утомительны, что он не читает "всеподданнейших докладов" даже председателя совета министров, охотно поручая это другим: "Тренов [Д. Ф.] для меня незаменимый, своего рода секретарь. Он опытен, умен и осторожен в советах. Я ему даю читать толстые записки от Витте, и затем он мне их докладывает скоро и ясно; это, конечно, секрет для всех!" - пишет он матери9 . Это был "секрет полишинеля", о котором знали все, что и поведал миру в своих "Воспоминаниях" автор "толстых записок" С. Ю. Витте. Зачем отличному семьянину, лично выбиравшему занавески для окон в жилых комнатах Зимнего дворца, ковры и обои (д. 233, л. 151), зачем ему неограниченное самодержавие? Ведь он совершенно искренне пишет: "Каждый день, что проходит, я благославляю господа и благодарю его от глубины души за то счастье, каким он меня наградил. Большего или лучшего благополучия на этой земле человек не вправе желать. Моя любовь и почитание дорогой Алике растет постоянно!" (24 ноября 1894 г., там же, л. 150).

Первую половину ответа на этот вопрос мы дали выше: самодержавный режим Николай II искренне считал чисто семейным делом и был уверен, что "дорогому бэби" (как называют царь с царицей долгожданного наследника Алексея, пятого ребенка в семье после четырех дочерей) он должен передать всю полноту власти, полученной от "дорогого папа". А вторую часть ответа мы узнаем из дневников княжны О. Н. Трубецкой, записавшей разговор, состоявшийся между ее старшим братом, московским губернским предводителем дворянства кн. П. Н. Трубецким и царем в середине декабря 1904 гола. Николай II заявил, что вопрос о возможности введения конституции в России он ставил перед собой не раз, "душой переболел над ним" и пришел к такому выводу: "Не для меня, конечно, не для меня - для России я признал, что конституция привела бы сейчас страну в такое положение, как Австрию. При малой культурности народа, при наших окраинах, еврейском вопросе и т. д. одно самодержавие может спасти Россию. Притом мужик конституции не поймет, а поймет только одно, что царю связали руки, тогда я вас поздравляю, господа!"10 . Как видим, у Николая II была "стройная теория", которая, не избавляя его от бремени власти, оправдывала все то коварство, ту жестокость и тот фатализм, которые мало отразились в дневниках, но ярко проявились в судорожной хватке за самодержавный трои.

В начале января 1905 г. в первом номере большевистской газеты "Вперед" Ленин писал: "Россия переживает новую волну конституционного движения. Современное поколение не видало еще ничего подобного теперешнему политическому оживлению. Легальные газеты громят бюрократию, требуют участия представителей народа в государственном управлении, настойчиво заявляют о необходимости либеральных реформ. Всевозможные собрания земцев, врачей, юристов, инженеров, сельских хозяев, городских гласных и пр. и пр. выносят резолюции, более или менее ясно высказывающиеся за конституцию. Всюду слышатся необычно смелые, с точки зрения русского обывателя, политические обличения и страстные речи о свободе")11 . Святополк Мирский в ноябре - декабре


8 Красный архив, 1927, т. 1(20), с. 136.

9 Там же, т. 3(22), с. 153.

10 Центральный государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ) СССР, ф. 503, оп. 1, д. 22, л. 9, запись от 8 декабря 1904 года.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 9, с. 126.

стр. 110


1904 г. вместе с другими влиятельнейшими сановниками решительно настаивал на проведении реформы.

Что же по этому поводу заносит царь в свои дневники? 11 ноября 1904 г. после перечисления убитых фазанов, зайцев и упоминания, кто с ним пил чай, - одну фразу: "Принял доклад Мирского" (д. 248, л. 34). Еще через неделю: "Я убил двух хороших лосей на месте. Димка Голицын (реакционный писатель, выступавший под псевдонимом "Муравлин". - К. Ш.)большого быка. Вернулся в Царское ровно в 4 часа. После чая принял Мирского" (там же, л. 38). Надоедливый Мирский и его единомышленники упорно гнут свою линию и грозят отставкой. 21 ноября Николай II записывает в дневнике: "Гулял. Получил сразу две просьбы об увольнении от должности - от Муравьева (министр юстиции. - К. Ш.) и Мирского. Второе меня очень рассердило. Читал. Вечер провели вчетвером" (там же, л. 48).

Что же рассердило обычно спокойного и равнодушного царя? Жена Мирского свидетельствует. Потребовав отставки, министр внутренних дел заявил: "Если не сделать либеральные реформы и не удовлетворить вполне естественные желания всех, то перемены будут уже в виде революции". Развивая далее свою мысль, он продолжал: "Разве у нас теперь законность существует? Что-нибудь не нравится министру - он бежит к вам и выхватывает высочайшее повеление, не заботясь, хорошо это или дурно, а просто потому, что ему так нравится. А Москва теперь вне закона (в Москве генерал-губернатором был дядя царя, крайний реакционер вел. кн. Сергей Александрович. - К. Ш. ), для Москвы теперь исключительные законы пишутся, она вне империи. Кроме того, должна быть уверенность у каждого человека, что его какой-нибудь губернатор не может взять и сослать в Пермь или Сибирь". Когда Мирский сказал, что уже со вступления Николая II на престол все жаждут либерального царствования, но в ответ услышал: "Отчего могли думать, что я буду либералом? Я терпеть не могу этого слова". Подчеркнув, что "перемены хотят только интеллигенты, а народ этого не хочет"12 , царь не принял отставку министра.

"Несчастный человек! - комментирует поведение царя Мирская. - Я его ненавидела прежде, но теперь жалею. Тип немощного вырождения, вбили в голову, что он должен быть тверд, а хуже нет, как когда слабый человек хочет быть твердым. И кто это имеет такое дурное влияние? Кажется, Александра Федоровна думает, что так нужно. Мария Федоровна (мать царя. - К . Ш.) другого мнения. Она Пепке (так Мирская называла в дневниках своего мужа Петра. - К. Ш.) сказала: "Эти свиньи заставляют моего сына делать бог знает что, говорят, что мой муж этого хотел". Но кто эти свиньи?"13 . Сохранившаяся переписка Николая II с "дорогой Алике" в годы первой мировой войны подтверждает правильность предположения княгини Мирской. "Россия любит кнут! - убеждает бывшая немецкая принцесса незадачливого русского царя. - Будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом - сокруши их всех!"14.

22 ноября 1904 г. царь записал в дневнике: "Имел обычные доклады. Дядя Алексей завтракал. Принял Мирского, с которым объяснился. В 4 1/4 поехал в Гатчину поздравить мама с днем рождения Миши. Долго разговаривал с нею. Алике и Элла приехали к обеду. Вернулись вдвоем в Царское Село. Началась оттепель" (там же, л. 40). Может быть, во время этого "долгого разговора" дальновидная Мария Федоровна, сочувствовавшая требованиям земских либералов и поддерживавшая министров типа Мирского, который и был назначен на этот пост под ее давлением, пригрозила строптивому сыну, что если он не пойдет на уступки, то она уедет в Данию? Во всяком случае после одной из последую-


12 Святополк Мирская Е. А. Ук. соч., с. 259.

13 Там же, с. 248.

14 Переписка Николая и Александры Романовых. 1916 - 1917 гг. Т. V. М. 1927, с. 185, 189.

стр. 111


щих встреч с царем (30 ноября 1904 г.) Мирскому удалось настоять на созыве специального совещания для обсуждения решения земского съезда 6 - 9 ноября 1904 г. (земцы потребовали амнистии политическим заключенным, введения политических свобод, представительного учреждения, причем большинство из них высказалось за то, чтобы это учреждение имело законодательный, а не законосовещательный характер) и своего объемистого "Всеподданнейшего доклада о необходимости реформ государственных и земских учреждений и законодательства", который он подписал 24 ноября 1904 года.

Главная мысль Мирского состояла в том, чтобы ввести в состав государственного управления выборных представителей от общественных учреждений (губернских земств), укрепить законность, сломать крестьянскую общину и смягчить полицейские строгости. Совещание состоялось, но из царского дневника толком ничего о нем узнать нельзя. "2 декабря четверг. В 11 часов в новом кабинете у меня происходило совещание о мерах, которые надлежит принять, чтобы прекратить смуту последних месяцев. Завтракал Миша (деж[урный]), кот[орый] тоже присутствовал. Заседание продолжалось с 2 1/2 до 4 1/2. Тетя Ольга (жена короля Греции Георга I. - К. Ш.) приехала к чаю проститься перед отъездом в Грецию, Минни и Георгий (великий князь. - К . Ш.) тоже пили чай. Обедали: Миша, Милица и Соня Ден (жена Д. В. Дена, помощника начальника "военно-походной канцелярии". - К. Ш.). Вечером еще занимался" (там же, л. 46).

Как обычно - кто обедал и пил чай...

А на совещании происходило вот что. Спор развернулся вокруг § 3 проекта царского манифеста, в котором речь шла о возможности "привлечения местных общественных учреждений и выбранных ими из своей среды лиц к участию в разработке законодательных предначертаний наших до рассмотрения их Государственным советом"15 . На совещании присутствовали столпы царской бюрократии, верная опора трона, и тем знаменательнее, что все они признали необходимость "удовлетворения желаний умеренного и благоразумного общества" (т. е. либеральных требований). "Мне пришлось говорить первому, - вспоминал Витте. - Я высказал свое решительное мнение, что вести прежнюю политику реакции совершенно невозможно, что это приведет нас к гибели. Меня поддержали: граф Сольский, Фриш, Алексей Сергеевич Ермолов, Николай Валерианович Муравьев и Владимир Николаевич Коковцов"16 (т. е. председатель Государственного совета; член Государственного совета; министр земледелия и государственных имуществ, также член Государственного совета; министр юстиции; министр финансов). Последний заявил, в частности, что проводимая реакционная внутренняя политика ведет к потере доверия в заграничных финансовых кругах, а это может вызвать полный крах всей финансовой системы, испытывавшей крайнее напряжение из-за неудачно идущей войны с Японией.

Против введения в Государственный совет выборных представителей от земств выступил только обер-прокурор Синода, член Государственного совета К. П. Победоносцев, как всегда, долго и нудно развивавший свою "глубокую" мысль о том, что любые реформы вредны, ибо в России "самодержавие имеет не только политическое значение, но и религиозный характер, и государь не вправе ограничивать свою миссию, возложенную божественным промыслом"17 . Николай II был полностью согласен с Победоносцевым, но большинство сановников оказалось не на их стороне. Царь решил созвать еще одно заседание, на которое пригласил в помощь


15 Центральный государственный исторический архив ( ЦГИА) СССР, ф. 727 (личный фонд Э. Нольде), оп. 1, д. 1, л. 1, проект царского манифеста.

16 Витте С. Ю. Воспоминания. Т. 2. М. 1960, с. 327.

17 Полнер Г. И. Жизненный путь князя Георгия Евгеньевича Львова. Париж. 1932, с. 99.

стр. 112


великих князей. "Было очевидно, -вспоминал директор Департамента полиции А. А. Лопухин, - что они приглашены вследствие создавшейся в первом заседании недостаточности для провала проекта Мирского сил одного Победоносцева"18 . Действительно, пунктуальный Николай II записал в дневнике: "8 декабря. Среда. Утром гулял с д[ядей] Сергеем. В 11 часов у меня началось второе заседание - продолжение первого. Кроме тех же присутствовали: дяди Владимир, Алексей, Сергей, Фредерике (министр двора и уделов. - К. Ш.) и бар[он] Нольде (управляющий делами Комитета министров. - К. Ш.). Читался и обсуждался проект сообщения и указа Сенату, при этом видоизменялась редакция. Был сделан перерыв для завтрака. Потом сидели с 2 1/2 до З 1/2. Погуляли в темноте. Обедали втроем, так как Элла уехала в Москву" (там же, л. 50).

Однако и это совещание сохранило главный пункт указа - о создании при Государственном совете выборного совещательного органа из представителей земств. Через три дня, 11 ноября 1904 г., в дневнике появляется новая запись: "После чая принял Витте и д[ядю] Сергея по вопросу об указе и некоторой в нем перемене. Обедали втроем" (там же, лл. 51- 52). Видимо, тогда-то Николай II и вычеркнул собственноручно злополучный § 3 указа19 .

14 декабря 1904 г. жена Святополк Мирского записала в дневнике: "Сегодня появился указ. Мне хотелось плакать, когда я читала. Когда подумаешь, чем это могло быть, досадно до боли. Но что же можно с таким человеком сделать? Всех своих министров в дураках оставил, потихоньку от них меняет то, что сообща решили"20 . Разумеется, можно по-разному оценивать, что получилось бы, удовлетвори царь требование земского меньшинства, поддержанное всеми министрами, а не вычеркни его единолично. Но факты однозначно свидетельствуют, с одной стороны, о наличии альтернативы тому курсу, который проводил царь, с другой - о его коварстве, упрямстве и реакционности.

Но историю не перехитришь! То, что Николай II не дал добровольно в середине декабря 1904 г., было вырвано революцией у него всего через два месяца: 18 февраля 1905 г. он опубликовал рескрипт на имя нового министра внутренних дел А. Г. Булыгина, в котором объявлялось о созыве законосовещательного собрания. Но было уже поздно. Нараставшая революция не дала осуществиться этой затее, и через восемь месяцев, 17 октября 1905 г., Николай II был вынужден подписать манифест с обещанием "даровать" законодательную Думу и политические свободы, т. е. то, что за 11 месяцев до этого мирно просило левое крыло земских либералов и "Союз освобождения". "Даровать" неискренне, постоянно надеясь, что рано или поздно ему удастся забрать свой "дар" обратно.

Попятное движение, которое так упорно лелеял в своих мыслях Николай II, было невозможно. Но даже если не по силам было двигаться назад, то, по твердому убеждению царя, пи в коем случае не следовало двигаться и вперед. Как французские Бурбоны, Николай II ничего не забыл и ничему не научился. Оказавшийся в одиночестве, окруженный лишь полусумасшедшими мракобесами типа последнего министра внутренних дел А. Д. Протопопова и "святыми" людьми типа Г. Е. Распутина, он стал поперек пути исторического прогресса России. Революция, бывшая неизбежной в результате многих причин (в том числе - и правления Николая II), не ограничилась Февралем 1917 г. и переросла в Октябрь. Удивительно ли, что тяжелые жернова неумолимой и не останавливающейся истории смололи в порошок и царя, и его семью, и некоторых великих князей, как и сотни тысяч других людей, втянутых в гражданскую войну.


18 Лопухин А. А. Отрывки из воспоминаний. М. 1923, с. 50.

19 ЦГИА СССР, ф. 707, оп. 1, д. 1, л. 1.

20 Святополк Мирская Е. А. Ук. соч., с. 226.

стр. 113


Публикуемые ниже страницы дневника Николая II относятся ко времени высшего подъема первой российской революции. Посмотрите, читатель, как воспринимал эту репетицию 1917 года "самодержец всея Руси".

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и примечания К. Ф. Шацилло.

1-го октября. Суббота*.

День стоял серый, накрапывал дождь. Утром немного погулял. Завтракала А. Н. Нарышкина1 . Много читал. К 5 час. погода поправилась. Обедали: кн. Барятинская, Мамонов, Огильви, ком[андир] "Ерша", два механика с Полярной, врач.

2-го октября. Воскресенье.

Стоял холодный серый день. Поехал к обедне с детьми в 10 1/2. К 12 час. дядя Владимир привез из города Фридриха Леопольда2 , который вернулся с Дальнего Востока. Они завтракали у нас. Имел разговор с д[ядей] Владимиром] по поводу последствий свадьбы Кирилла и Даки3 .

Вышел поздно на прогулку. Много занимался. Обедали: Петюша и Стана4 . Провели с ними вечер.

3-го октября. Понедельник.

День стоял солнечный. Утром был один доклад, а то все принимал. Завтракали с детьми.

Гулял. Очень много занимался. После обеда приехал Бирилев5 ; он с нами провел вечер.

4-го октября. Вторник.

Все утро был занят. В 12 час. поехали в Уланский манеж на парад конвоя. Казаки представились отлично. Завтракали с офицерами на Ферме6 . Принял доклад гр[афа] Ламздорфа7 . В 4 часа поехали к Елене8 . Пили у нее чай и осмотрели комнаты. Принял Палицына9 . Читал до обеда. Затем у нас сидел Бенкендорф10 . Легли спать рано.

5-го октября. Среда.

Именины нашего "маленького сокровища". День был занятой. После доклада лезла масса поздравителей. Из-за этого опоздали к обедне. К завтраку на Ферме приехали: Фридрих-Леопольд, Стана, т[етя] Евгения, Алек, Елена и др.

Принимал от 3 час. до 4 1/2 представляющихся и раненых. Погулял. Было холодно и тихо. Обедали и провели вечер одни.

6-го октября. Четверг.

Хороший тихий день. Утром поспел со всеми делами и докладами к часу. Завтракал (деж[урный]) Дрентельн11 . Приняли принца Максимилиана Саксон[ского], католического священника и профессора богословия. Гулял долго. После чая занимался. Стана обедала и провела с нами вечер.

7-го октября. Пятница.

В 8 7г утра отправился с Дрентелыюм за Настолово на охоту. День стоял холодный; пошел снег, который остался лежать. Тем не менее облава вышла веселая и удачная. Всего было убито 326 штук, из них пера 81.


ШАЦИЛЛО Корнелий Федорович - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории СССР АН СССР.

* Орфография подлинника сохранена.

стр. 114


Мною: 1 фазанка, 1 глухарка, 12 тетеревей, 2 вальдшнепов, 3 сер[ых] куропатки, 4 русака и 12 беляков всего - 35 штук. Вернулся домой в 5 1/4. Принял кн. Хилкова. Обедали у Алекса и т[ети] Евгении.

Играл с маркером яхт-клуба на биллиарде. Раз обыграл его из 4 партий.

8-го октября. Суббота.

День стоял тихий хороший, снег почти весь стаял. Все утро принимал доклады. Завтракал Руднев (деж[урный])12 . Принял много иностранных воен[ных] агентов, возвратившихся с войны. Гулял и катался в байдарке до 5 ч. Читал. Обедали: Стана, Орлов и Чагин13 .

9-го октября. Воскресение.

Ночью немного замерзало. День стоял туманный и тихий. Поехали к обедне и завтракали на Ферме. Приняли Витте вместе. Гулял. Аликс ездила на Сергиевку, где было собрание детей. После чая читал. Обедали: Соня Орбелиани, Соллогуб с женою, Дабич (деж[урный])14 , кн. Орлов и Чагин. Затем играли по привычке в дутье. Пили чай и болтали до 12 1/2.

10-го октября. Понедельник.

Встали поздно. Утро было занятое. Завтракали: Фридрих Леопольд и Чагин (деж[урный]). Простились с первым, завтра он уезжает. Принял на Ферме депутацию в 10 чел[овек] от московской добровольной охраны. Трогательные люди непременно хотели увидеть Аликс и маленького - и достигли своего. Играл с Сергеем на биллиарде. Пили чай дома.

11-го октября. Вторник.

Тихий теплый день. После докладов принял Фредерикса, который завтракал с нами; он едет в отпуск заграницу. Потом Гардинга английского] посла. Покатался с Аликс в тузике15 . Посетили лодку "Ерш", кот[орая] уже пятый месяц торчит против наших окон. Море было как зеркало. После чая принял Булыгина. Вечером довез Аликс до Сони Орб[елиани] и вернулся домой. Весь вечер читал.

12-го октября. Среда.

Забастовки на железных дорогах, начавшиеся вокруг Москвы, дошли до Петербурга и сегодня забастовала Балтийская. Манухин16 и представляющиеся еле доехали до Петергофа. Для сообщения с Петербургом два раза в день начали ходить "Дозорный" и "Разведчик". Милые времена!!

Вследствие запоздалого приема сели завтракать в 2 часа. Погуляли вдвоем. Погода была скверная, дождь и ветер. Много читал. Принял Горемыкина17 , Стана обедала с нами.

13-го октября. Четверг.

Погода поправилась, снова заштилело. Утром принял Чихачова и Будберга, после завтрака Бахметева18 - все прибыли морем. Погуляли вдвоем. Стана провела у нас вечер.

14-го октября. Пятница.

Очень занятой день. Принимал Витте, до и после завтрака обсуждая программу будущих мероприятий. Это продолжалось до 5 час. Вышел не надолго в сад. Читал. После обеда сидел с Енгалычевым19 и кн. Орловым. Стана провела вечер.

стр. 115


15-го октября. Суббота.

Тоже весьма занятой день. Утром прибыл Николаша20 . Имел с ним, Витте, Рихтером21 и Фредериксом длинное совещание по тому же вопросу о реформах. Оно продолжалось до 4 час. Погуляли вместе. День был теплый. Петя обедал с нами. Вечером у меня были: Горемыкин и Будберг.

16-го октября. Воскресение.

День стоял сырой и тихий. После завтрака сидел долго с Горемыкиным, Фредериксом и Будбергом над редактированием манифеста. Гулял с Аликс. Читал весь вечер. Стана обедала с нами.

17-го октября. Понедельник.

Годовщина крушения!

В 10 час. поехали в казармы Сводно-Гвардейского баталиона. По случаю его праздника отец Иоанн отслужил молебен в столовой. Завтракали Николаша и Стана.

Сидели и разговаривали, ожидая приезда Витте. Подписал манифест в 5 час. После такого дня голова сделалась тяжелою и мысли стали путаться. Господи, помоги нам, спаси и умири Россию!

18-го октября. Вторник.

Сегодня состояние духа улучшилось, так как решение уже состоялось и пережито. Утро было солнечное и радостное - хорошее предзнаменование. Принимал все время до завтрака. Погуляли вдвоем. Читал весь вечер. Получил много телеграмм. Стана обедала у нас.

19-го октября. Среда.

Все находятся в каком-то чаду! Принял два доклада. Завтракали: Милица, Николаша, пришедший на пароходе из города, и Стана. Погуляли вдвоем. Много занимался и писал.

20-го октября. Четверг.

11-я годовщина горестной кончины безгранично любимого Папа. В 10 час. поехали на панихиду. Все утро был занят. Морской агент Гинце22 прибыл с двумя герман[скими] миноносцами из Мемеля с почтой посольства. Завтракал Извольский, кот[орый] вчера привез мне письмо от Мама из Дании.

Гуляли. Стоял туман, было очень тепло и тихо. Занимался. Принял Фредерикса и Николашу. Обедали: он, Милица и Стана.

21-го октября. Пятница.

Утро было немного свободнее, успел погулять. Погода стояла отличная, серая и тихая. Принял обоих командиров немецких миноносцев.

Завтракали: Милица, Стана, Николаша и Петя (деж[урный]).

Погуляли вдвоем. Вечером занимался исправлением манифеста для Финляндии, кот[орый] я подписал только в час ночи. Петя и Стана обедали и провели вечер с Аликс.

22-го октября. Суббота.

Утром занимался и принимал до часу. Завтракал Тотлебен (дежурный]). Потом был еще доклад Лукьянова23 . Гулял долго и разошелся с Аликс, так как она вышла позже.

Занимался целый вечер.

Стана обедала с нами.

23-го октября. Воскресение.

Тихий серый день, слегка морозило. Прибыла вторая пара герман-

стр. 116


ских миноносцев; оба командира представлялись после завтрака. Принял Николашу и Витте. Гулял два раза. Вечером занимался. Стана обедала и провела вечер.

24-го октября. Понедельник.

Утром не выходил. Принял доклады: адм[ирала] Дикова, Икскуля и Шванебаха; потом - двух Шиповых24 и Немешаева.

Завтракал Дабич (деж[урный]). Был еще Трепов, бывший Таврический] губернатор].

Гуляли вдвоем. Погода хорошая, тихая. Читал до 8 час.

Обедали: Стана, Орлов, Дабич, Чагин.

25-го октября. Вторник.

Ночью мороз дошел до 3°. Днем было менее холодно. Утром поехали к конюшням, на лужайке перед которыми расположен был беспроволочный телеграф для переговоров эти дни с Петербургом. Поблагодарив офицеров и команды, вернулись домой к 11 час. Имел три доклада. Завтракали: Петюша, Милица и Стана.

Погуляли вдвоем. Читал до и после обеда. Стана провела вечер.

26-го октября. Среда.

Стало опять тепло. Николаша приезжал по делам. Он и Руднев (деж[урный]) завтракали. Гуляли долго вдвоем. Занимался и писал много. Обедали Стана и Петя, приехавший из Царского.

Из Финляндии совсем успокоительные сведения.

27-го октября. Четверг.

Сегодня случилось несколько перемен: д[ядя] Владимир ушел, па его место назначен Николаша; Трепов покинул должность Петербургского ген[ерал]- губернатора] и назначен дворцовым комендантом. Извольский завтракал, он завтра возвращается в Данию морем.

Принял Витте и затем Трепова. Гулял недолго в темноте. Читал целый вечер. Стана обедала.

В Кронштадте со вчерашнего дня начались беспорядки и разгромы. Добиться известий было трудно, т. к. телефон не действовал.

Ну уж времена!!

28-го октября. Пятница.

Стоял тихий хороший день, к вечеру вышло солнце и стало подмораживать. Докладов не было, принимал разных лиц. Завтракал Чагин (деж[урный]).

Погуляли вдвоем. Вечер провели одни.

Бирилев вернулся с Черного моря и немедленно отправился в Кронштадт. Там все успокоилось после серьезных беспорядков среди морских команд и креп[остной] артиллерии на пьяной почве.

29-го октября. Суббота.

Погода была серая и холодная. Успел утром погулять. Обычные три доклада. Тетя Вера завтракала, она простилась с нами перед отъездом в Виртемберг.

После доклада Линдера25 пошли гулять. Вечером занимался. Стана обедала у нас.

30-го октября. Воскресение.

Морозило целый день, дул свежий NO. Были у обедни и завтракали на Ферме. Принял гр. И. И. Толстого нового Мин[истра] Народ[ного] Просв[ещения], Фредерикса и Трепова.

стр. 117


Гуляли вдвоем. Много читал. Елена пила у нас чай. Петя обедал. Легли рано.

31-го октября. Понедельник.

Мороз продолжался, ветром угнало всю воду. Бирилев был с докладом и завтракал с нами.

На Ферме приняли 67 раненых увечных солдатиков. После этого гулял недолго. Занимался до 8 час.

Обедали: Николаша, Петюша, Милица и Стана. Они остались до 11 час.

1-го ноября. Вторник.

Холодный ветреный день. От берега замерзло до конца нашего канала и ровной полосой в обе стороны. Был очень занят все утро. Завтракали: кн. Орлов и Ресин (деж[урный]). Погулял. В 4 часа поехали на Сергиевку. Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божиим Григорием26 из Тобольской губ.

Вечером укладывался, много занимался и провел вечер с Аликс.

2-го ноября. Среда.

Холодный серый день с резким восточным ветром. Утром укладывался, принимал и читал. Завтракали одни. Приехал Миша прямо из Айтодора. В 2 1/2 простились с Уланами, Конно-гренадерами, Драгунами и моряками, сели в поезд и поехали чрез Красное и Гатчину в Царское Село, куда прибыли в 5.20. Кроме начальства нас встретила депутация от города Ц. С. с хлебом-солью. Приятно было попасть в старые и уютные комнаты. Ольга27 и Петя пили чай. Миша обедал. Раскладывал бумаги. Занимался, как всегда.

3-го ноября. Четверг.

Спали долго. Сегодня Ольге десять лет. Принимал с 10 1/2 до часу. Завтракал Миша. От 3 до 6 час. у меня заседал Совет Министров. Обсуждались: манифест о сложении выкупных платежей и усилении деятельности крест[ьянского] банка по покупке земель и вопрос о стачках. Дядя Владимир пил чай с Аликс. Потом принял Витте и Трепова.

Обедали: Миша и Ольга.

Играл с ним на биллиарде.

4-го ноября. Пятница.

Утром принял Нилова28 . В 12 час. Синод поднес икону. Принял затем митр[ополита] Антония и кн. А. Д. Оболенского29 .

Наконец удалось погулять в первый раз после переезда. К чаю приехали: Ольга, Стана и Петя.

Принял Трепова. Миша отправился на Сергиевку на своем моторе и привез детей Станы. Она уехала с ними в 12 час. в город по нашей ветке, вследствие забастовки на других ж[елезных] д[орогах].

5-го ноября. Суббота.

Стоял ясный морозный день. Был занят с утра до завтрака. В 3 часа поехали к д[яде] Владимиру и т[ете] Мнхень30 . Видели у пих детей Ники и Елены. Вернувшись домой, пошел гулять. Трепов сидел у меня до 8 час. Обедали: Миша, Ольга и Петя. Занимался.

6-го ноября. Воскресение.

Началась оттепель. Утром было солнце. В 11 1/2 поехал с Мишей в большой манеж на церковный парад лейбгусар. Соловой представлял полк в первый раз. Парад был блестящий. Назначил его в свиту с

стр. 118


производством в г[енерал]-м[айоры], а флигель-адъютантами: Скалона31 , кн. Мещерского и Сашку Воронцова.

Завтрак был у нас в круглой зале. Разговоры окончились до 3 час. Погулял. Милица пила у нас чай и обедала. Имел длинный доклад Николаши. Он обедал у гусар и затем заехал за Милицей.

7-го ноября. Понедельник.

Начался мороз. Утро провел в приемах вновь назначенных вчера и за тремя докладами. Завтракал Петя (деж[урный]). Гулял. После чая много читал. Обедали: Миша, Ольга и Петя32 . Играл с ним (Мишой) на биллиарде.

8-го ноября. Вторник.

Снова начало таять. Имел четыре доклада. Завтракали одни. В 3 ч. поехали в казармы стрелков Им[ператорской] Ф[амилии] к Ольге и Пете. Осмотрели их прекрасную квартиру. Погулял. Тетя Ольга пила у нас чай. Обедал Миша (деж[урный]).

9-го ноября. Среда.

Полная оттепель. С 11 1/2 до 1 1/2 в новом кабинете состоялось заседание Совета Министров.

Завтракали: Миша и Княжевич (деж[урный]). Погулял. Много читал. Обедали у Ольги и Пети с офицерами батальона. Молодой Гартман услаждал наш слух великолепною игрою на фортепиано. Вернулись в 12 ч.

10-го ноября. Четверг.

Оттепель продолжалась, весь снег сошел. Гулял только днем. Писал целый день: сначала Мама, потом Вильгельму33 до ночи. Миша обедал.

11-го ноября. Пятница.

Утром погулял с четверть часа. Имел три доклада и прием.

Завтракали: Миша и Дрентельн (деж[урный]). Принял Герарда, кот[орый] только что назначен Финляндским генерал-губернатором. Гулял с Аликс. Читал до 8 час. Обедала Стана; она провела вечер с Аликс.

12-го ноября. Суббота.

В Севастополе возникли беспорядки в морских казармах и даже в некоторых частях гарнизона.

Принял Редигера34 и Бирилева вместе по этому поводу.

Завтракал Фредерике. Принял его доклад и еще Философова (Гос[ударственного] Контр[олера]).

Погулял. Читал после чая. Поехали в Павловск в автомобиле Миши. Обедали с т[етей] Ольгой, Костей, Маврой, Митей35 и детьми. Ольга и Петя также были. Вернулись домой в 11 час.

13-го ноября. Воскресение.

Встали поздно. Пошли к обедне в походную церковь. Завтракали: Миша, Ольга, Петя и Дабич (деж[урный]). Петюша и Милица приехали из города на два часа. Приняли арх[иерея] Феофана - инспектора Петербургской] духов [ной] академии. Погулял в темноте. Много читал. Обедали: Миша и Дабич. Вечером еще занимался.

14-го ноября. Понедельник.

День рождения дорогой Мама и 11-летняя годовщина нашей свадьбы! Были у обедни в Большом дворце и завтракали в Александровском в круглой зале, как по воскресениям. Принял трех губернаторов. Гулял,

стр. 119


была форменная слякоть. Принял доклад Бирилева. Обедали: Миша, Ольга и Петя. Провели с ними вечер.

15-го ноября. Вторник.

Утро было солнечное, погулял. Имел три доклада до часа и один после. Завтракал Гольтгоер (деж[урный]). Обедали у Ольги и Пети с Мишой, Соней Ден, кн. Орбелиани, Чагиным, Деном и Сережей Шереметевым36 . Вечером Гартман снова играл.

16-го ноября. Среда.

Сильный ветер, оттепель и солнце. После доклада был довольно большой прием и раненых офицеров также.

Завтракали: Миша и Свечин (деж[урный]). Гуляли вдвоем. Много читал. Принял Фредерикса с докладом. Обедали одни. Еще занимался.

17-го ноября. Четверг.

Начало морозить, было ясно. Завтракали: Миша, Ольга, Петя и Руднев (деж[урный]). Гуляли вдвоем. Стана обедала. Занимался вечером.

18-го ноября. Пятница.

Весьма занятой день. Утром доклады и прием. Завтракал Оболенский 2-й (деж[урный]). От 3 час. до 7 ч. у меня происходило заседание Совета Министров. Говорили и спорили много.

Перед обедом вышел погулять. Читал вечером за весь день.

19-го ноября. Суббота.

Сегодня все доклады кончились своевременно. Завтракал кн. Мещерский, в первый раз дежурный. Сделал хорошую прогулку; опять стало таять. Обедали и провели вечер вдвоем. - Немного болела голова, вероятно, от вчерашней усталости.

20-го ноября. Воскресение.

Были у обедни и завтракали со всеми. В 2 часа явилась депутация от яхты "Александрии" с иконою для маленького Алексея в память первого перехода его на яхте. Гуляли вместе. Читал до 8 час.

Днем Л[ейб]-Гв[ардии] Семеновский полк вступил в Царское. Все офицеры обедали у нас. Разговаривали до 10 1/2 час. Приятно было видеть их.

21-го ноября. Понедельник.

Теплый серый день. В 11 час. поехал к Большому дворцу, перед которым произошел блестящий парад Семеновцам и 1-й конной батареи. Оба представились великолепно.

Завтракали в большой галлереи. Назначил Пантелеева генерал-адъютант [ом], полковника Мин флигель-адъютант[ом]37 . Слава Богу,, все прошло удачно и настроение было у всех приподнятое. Вернулись в 2 1/2. Вышел погулять через час. Читал до 8 ч.

Обедали и провели вечер вдвоем.

22-го ноября. Вторник.

Весь день стоял туман. Имел три доклада. Завтракали: Ольга, Петя и Сашка Воронцов (деж[урный]). Гулял. В 6 час. принял Дурново - Москов[ского ] ген[ерал]-губ[ернатора ].

Сегодня в Саратове убит В. В. Сахаров38 , кот[орый] был туда послан для усмирения крестьянских беспорядков.

Миша обедал. Покатались вдвоем.

стр. 120


23-го ноября. Среда.

Хороший светлый день, начало подмораживать. Был большой прием. Завтракал Миша. В 27г поехали к Большому дворцу, перед которым] были выстроены команды учителей 1-го арм[ейского] корпуса, прибывших из Манчжурии. Они представились молодцами. Приехало 64 офицера и 800 нижних чинов. Георгиевских кавалеров было 45, я наградил крестами 55 раненых, бывших в строю. Вернувшись домой, принял Николашу. Обедали у Ольги и Пети с кирасирскими офицерами, празднуя вчерашний день рождения Миши.

24-го ноября. Четверг.

Утомительный день. Успел выбежать в сад на 1/4 часа. Имел три доклада. После завтрака принял депутацию Тульского губ[ернского] зем[ского] собр[ания] с Бобринским во главе. Затем Витте. Поехали в лазарет Аликс. Осмотрели мастерскую. Разговаривал с каждым офицером и нижним чином. Роздал не имевшим - знаки отличия Военного ордена. Вернулись в 6 час. домой. Принял Струкова из Тамбовской губернии] и бар [она] Меллера- Закомельского39 , успешно подавившего бунт в Севастополе.

Обедали: Миша, Ольга, д[ядя] Владимир, Петя и свои. Другие играли в карты, разговаривал с Треповым.

25-го ноября. Пятница.

Принял три доклада и после завтрака представляющихся. Завтракал Увлункский (деж[урный]). Гуляли вдвоем, было тепло и темно. Занимался до 8 час.

Обедали: Николаша, Петюша, Милица и Стана. Они остались ночевать у нас в доме.

Сегодня вечером в городе скончался Лобко40 , мой старый профессор Воен[ной] Администрации.

26-го ноября. Суббота.

В первый раз Георгиевский праздник происходил в здешнем дворце. Поехал туда до 11 час, и обошел внизу знамена и штандарты, а наверху части Георгиевских кавалеров, отставных и запасных - добровольцев. В церковь к молебну были принесены знамена. После относа их в зал у церкви были собраны все люди, участвующие в параде, там я пил здоровье. Затем пошли в комнаты Марии Феодоровыы, где мы закусили. Завтракали в галлереи. Долго разговаривали. Дома принял Дубасова41 и Грязнова. Пили чай с Милицей и Станой. Имел доклад Фредерикса. Погулял. Обедали: Миша, Ольга, Петя и Чагин (деж[урный]).

27-го ноября. Воскресение.

Были у обедни и завтракали со всеми. Принял Нилова. Сделали большую прогулку под проливным дождем. Весь снег сошел, и даже лед на прудах исчезает. Читал.

Обедали: кн. Орбелиани и Скалой (деж[урный]). Вечер провели вдвоем.

28-го ноября. Понедельник.

Солнечный морозный день. Имел один только длинный доклад Бирилева. Погулял до часу. Завтракала княгиня Юсупова. Приняли депутацию от Холмской епархии.

Дядя Владимир пил чай. Читал и писал. После обеда принял Фредерикса и Трепова.

стр. 121


29-го ноября. Вторник.

Было потеплее. Завтракали: Миша и Гольтгоф (деж[урный]). Вместе с Аликс принял 14 раненых офицеров. Погулял хорошо. После чая принял ген[ерала] Сологуба, назначенного временным Прибалтийским генерал-губернатором. Обедали вдвоем. Покатались вокруг Баболова.

30-го ноября. Среда.

День был занятой. После приема, до завтрака, приняли 50 раненых нижних чинов. Гулял в темноте. Была буря со снегом, повалило много деревьев. Читал до 8 час. Обедали все офицеры Л[ейб]-Гв[ардии] Московского полка, пришедшего сегодня из города. Разговаривали с ними до 10 1/4. Вечером принял Николашу.

1-го декабря. Четверг.

В 107г поехал в экзерциргауз, где произвел смотр Московскому полку, который представился блестяще. Снялись группой с офицерами на подъезде. Вернувшись домой в 117г, принял Дубасова, несколько депутаций из Москвы и Будберга. После завтрака принял Витте и Пратасова. Гулял мало.

Обедали: Петюша, Милица и Стана. Вечером долго читал.

2-го декабря. Пятница.

Выпало много снега и опять настала оттепель. Принял Альвенслебена42 в прощальной аудиенции. Завтракали: Миша и Княжевич. Удалось хорошо погулять. После чая принял Дурново Внутренних] Дел с докладом.

Сегодня пришел Преображенский полк. Обедали в 8 час. с офицерами. Потом у меня сидел Николаша.

3-го декабря. Суббота.

В 107г поехал с Мишой к Большому дворцу; на площадке произошел блестящий смотр Преображенцам. Аликс взяла с собою маленького Алексея, который в первый раз присутствовал на параде. Зачислил Николашу в списки полка. Погода была мягкая, шел снег.

Принимал долго - до 4 час.

Завтракала Тютчева. Обедал Миша. Покатались вдвоем.

4-го декабря. Воскресение.

Были у обедни и завтракали со всеми. Принял Редигера, Герарда и Эрштрена с докладами. Гулял около часу. Было холодно и ветрено. Принял до часу Татищева43 , который назначается состоять при Вильгельме. После чая ко мне явился ген[ерал] Харкевич, бывший начальник штаба Манчжур[ской] армии. Обедали: Миша, Ольга и Петя. Весь вечер занимался.

5-го декабря. Понедельник.

В 11 час. в Большом дворце происходило заседание совещания по вопросу о выборах. Перерыв был для завтрака. Затем сидели до 7 час. Вернулся изведенный и мокрый.

В 8 час. у нас был обед для офицеров: Гвардейского Экипажа, Стрелкового полка и 4-го Стр[елкового] Им[ператорской] Ф[амилии]. Первые две части прибыли походным порядком. Долго разговаривали с ними. Николаша, Петюша, Милица и Стана сидели у нас и пили чай.

6-го декабря. Вторник.

День простоял светлый, солнечный и морозный. В походной церкви были у обедни. Элла, Мари и Дмитрий44 прибыли из Москвы. В 11 час.

стр. 122


поехал с Аликс в старый Гусарский манеж, где был короткий парад мелким частям. Затем я перешел в экзерциргауз, где были собраны остальные части. Все представились блестяще. Во дворце был большой завтрак только военным. Вернулись в 3 часа. Хорошо погулял. Получил массу телеграмм. В 7 час. поехали к обеду в Большой дворец - Государственному Совету и министрам. Вернувшись в 97г, занялся бумагами.

7-го декабря. Среда.

В 11 час. поехал с Мишой во дворец на второе совещание, которое продолжалось с 11 до часу и с 27г до 7 час. Все-таки не кончили дела.

Завтракали: Элла, Миша, Мари, Дмитрий и Дабич. Вечером был очень занят и много читал.

Отвечал на последние телеграммы.

8-го декабря. Четверг.

Утро было посвободнее. Принял адм[ирала] Рожественского45 ., на днях возвратившегося из плена. Вид у него был лучше, нежели я думал.

Завтракали семейно. После доклада Дурново пошел гулять. Читал до 8 ч. Сегодня пришли кавалергарды. Все офицеры обедали у нас. Разговаривали до 10 час.

9-го декабря. Пятница.

Погода стояла теплая и серая. В 107г отправился с Мишой верхом ко дворцу, на площадке кот[орого] был выстроен Кавалергардский полк в конном строю. Пропустил полк три раза разными аллюрами. Кавалергарды представились замечательно хорошо.

Назначил Юсупова в свиту, а шт[аб] р[отмистр] Скоропадского46 флигель-адъютантом. От 11 1/2 до часу обычные доклады. После завтрака поехал во дворец на третье заседание, продолжавшееся до 7 1/2 час. По крайней мере кончили рассмотрение вопроса о выборах.

В 8 час. был обед Альвенслебену и его жене по случаю их отъезда. Весь вечер читал до часу.

10-го декабря. Суббота.

Утром доклады окончились вовремя. Днем хорошо погулял. Обедали: Элла, Мари и Дмитрий. Вечером принял Трепова и много занимался.

11-го декабря. Воскресение.

Встали поздно. Принял Мейндорфа47 , Юсупова и Скоропадского до обедни. Завтракали со всеми. Гулял долго. Сегодня вступил Л[ейб]-Гв[ардии] Финляндский полк. В 8 час. обедали все офицеры. Принял Николашу и Трепова.

Вчера в Москве произошло настоящее побоище между войсками и революционерами. Потери последних большие, но не могли быть точно выяснены.

12-го декабря. Понедельник.

В 107г в экзерциргаузе был церковный парад: 1-й роте Пажеского корпуса, Финляндскому полку и взводу Волынского полка. Алексей тоже присутствовал и вел себя очень хорошо. Когда духовенство окропляло войска, я его взял на руки и пронес вдоль фронта! Первый раз, что Финляндцы и их шеф видели друг друга.

Завтракали в Большом дворце. Снялись с офицерами группой у подъезда. Вернулись домов в 2 часа. Принял доклады - Бирилева и Кутлера 48 Гулял. Занимался до 8 час. Обедала Элла.

стр. 123


13-го декабря. Вторник.

Всю ночь и целый день шел снег. Утром погулял. Имел три доклада. После завтрака принял с Алике 41 раненого ниж[него] чина из лазарета Мама. В 6 час. принял Танеева49 . Читал.

В Москве после крупных столкновений начались мелкие стычки и внезапные нападения на войска.

Потери все еще не выяснены.

14-го декабря. Среда.

Масса снега выпала за эту ночь. Утро было занятое с 10 час. Принял довольно много представляющихся. Завтракали семейно и Гольдгоф (деж[урный]). Послал его в город передать привет Семеновскому полку, кот[орый] сегодня отправляется в Москву. Гулял. После обеда Витте имел у меня длинный доклад.

15-го декабря. Четверг.

Мороз держался ровный - 9°. Утром принял сенатора Акимова и предложил ему место Министра Юстиции. После завтрака виделся с Коковцовым, кот[орый] уезжает за границу с секретным поручением. Гулял. В 6 час. принял доклад Дурново. Вечером читал.

16-го декабря. Пятница.

Солнечный морозный день. Принимал с 10 1/2 до 1 1/2г. Завтракали: Миша и Дрозд-Бонячевский (деж[урный]). Приняли 45 раненых нижних чинов. Гулял. Усиленно занимался до 8 час.

Обедали: Элла, Миша, Ольга и Петя. Разбирали с ними подарки офицерам на елку, что продолжалось почти два часа.

17-го декабря. Суббота.

Мороз продолжался. Принимал с 10 1/2 до часа. После завтрака у меня были три митрополита.

Гулял. Занимался и читал до 8 час. Вечером окончили разбор рождественских подарков.

18-го декабря. Воскресение.

14° мороза. Утром у меня был Николаша. После обедни завтракали со всеми. Гулял больше часа. В 6 час. принял ген[ерал]-адъют[анта] Мейндорфа по случаю его командировки в Москву для передачи моей благодарности войскам и расследования причин беспорядков в некоторых гренадерских полках. После обеда занимался.

19-го декабря. Понедельник.

Мороз немного уменьшился. После доклада своего Бирилев с нами завтракал. Гулял долго. В 6 час. принял Трепова с длинным докладом. Читал весь вечер.

В Москве, слава Богу, мятеж подавлен силою оружия. Главное участие в этом приняли: Семеновский и 16-й пех[отный] Ладожский полки.

20-го декабря. Вторник.

Утром погулял. Погода сделалась мягкая. После завтрака приняли вместе 22 раненых офицеров.

В 6 1/2 принял бар[она] Икскуля и затем Трепова. Обедали: Николаша, Петр, Милица и Стана.

Читал весь вечер.

стр. 124


21-го декабря. Среда.

Утром представлялся генерал Якоби50 , назначенный состоять при мне. Был с первым докладом Акимов51 , вновь назначенный Министром] Юстиции. Завтракал Свечин (деж[урный]).

Гулял долго. Погода была мягкая. После чая принял А. Оболенского. Обедали Ольга и Петя. Читал.

22-го декабря. Четверг.

Чудный солнечный день при 4° мороза. Успел погулять до завтрака. Представлялись уходящие и прибывшие люди Сводно-Гвардейского батальона.

В 3 часа отправился верхом вокруг Баболова, наслаждался прогулкой. Вступила Конная Гвардия.

В 8 час. был обед со всеми офицерами. Разговаривали до 10 час. Принял доклад Николаши.

23-го декабря. Пятница.

Утро было солнечное при 9° мороза. В 10 1/2 на площадке Большого дворца происходил отличный смотр Л[ейб]-гв[ардейского] Конного полка. Назначил Фредерикса шефом 4-го эскадрона, Багратиона-Мухранского в свиту и молодого гр. Нирода - флигель-адъютантом. После доклада принял большую депутацию с Дубровиным52 во главе.

В 2 1/2 представлялся новый германский посол Шён, старый знакомый по Кобургу. Гулял очень недолго. После чая принимал Дурново. Читал весь вечер.

24-го декабря. Суббота.

Встали непозволительно поздно, должно быть от трудов дневных. В 11 1/2 поехали вдвоем к вечерне с обеднею. После завтрака принял Оболенского и Фредерикса с докладами. В 4 часа была елка детям наверху. Ольга лежит, маленький встал. В 67г пошли ко всенощной в походную церковь. На нашей елке были: Элла, д[ядя] Владимир, Миша, Ольга, Петя, Дмитрий и Мари. Кроме д[яди] Влад[имира] все обедали с нами. Усиленно занимался целый вечер.

25-го декабря. Рождество Христово.

В 11 час. поехали к обедне и молебну. Завтракали со всеми. В 2 часа была елка Конвою и Сводному батальону. Сделал хорошую прогулку.

Все дети сидят в комнатах, заразивши друг друга насморками. Занимался. Принял Трепова, а после обеда кн. Орлова.

26-го декабря. Понедельник.

Праздничное утро прошло в докладах. Завтракал гр[аф] Ламбздорф, возвращающийся в Германию, за назначением сюда Якоби. В 2 1/2 поехали на вторую елку в манеж. Гулял. Обедали: Ольга и Петя. Принял Трепова и занимался весь вечер.

27-го декабря. Вторник.

В 107г начался церковный парад стрелкам Имп[ераторской] Фамилии по случаю празднования 50-летия существования баталиона. После парада, которым отлично командовал Петя, заехали в столовую нижних чинов, где пили здравицы. В 12 час. у нас завтракали офицеры, их жены и служившие раньше.

Назначил Мандрыку флигель-адъют[антом]. Принимал доклады до 4 ч. Погулял. Элла отправилась в Москву. В 8 час. поехал в собрание 4-го батальона к обеду; незаметно дошло время до ужина, после кот [о-

стр. 125


рого] я еще долго оставался. Вернул батальону прежнюю основную форму - без воротников и с малиновыми рубашками. Восторг был большой. Зачислил Димку Голицына в списки батальона.

28-го декабря. Среда.

Вернулся домой в 674. Спал до 10 ч. Имел доклад и небольшой прием. Митрополит с братией приезжал славить. После завтрака приняли Гардинга53 , уезжающего в Англию.

В 37г поехал с Аликс, Мари и Дмитрием в лазарет на елку раненым. Весь вечер читал. Убрал рождественские подарки по комнатам.

29-го декабря. Четверг.

Утром было всего два доклада. После завтрака отлично поездил верхом. Погода стояла мягкая и тихая. Много читал. Обедали: Стана и Чагин (деж[урный]).

30-го декабря. Пятница.

Были три доклада, окончившиеся к часу. Завтракали: Мари и Дмитрий. Принял ген[ерала] Штакельберга, вернувшегося из Москвы. Погулял недолго. В 4 часа поехали в военный госпиталь на елку больным. Вернулись к чаю. В 8 час. обедали офицеры лейбказаки. Полк сегодня пришел из города.

31-го декабря. Суббота.

В 107г отправился верхом к Большому дворцу. Произвел смотр Л[ейб]- гв[ардии] Казачьему полку, который представился блестяще.

Имел три доклада до завтрака и один после. Принял депутацию от Русского Собрания. Гулял очень мало. В 47г была елка офицерам. Обедали: Миша, Ольга, Петя, Мари, Дмитрий и Сашка Воронцов (деж[урный]). Занимался усиленно до 117г. Пошли к молебну; к нему приехал д[ядя] Владимир.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Нарышкина А. Н. - жена Э. Д. Нарышкина, обер-камергера императорского двора.

2 Фридрих Леопольд Прусский - шеф пехотного Либавского полка, был женат на сестре Вильгельма II.

3 Речь идет о женитьбе вел. кн. Кирилла Владимировича на разведенной жене вел. герцога Эрнста Людвига (брата царицы Александры Федоровны) - Виктории Федоровне.

4 Петр Николаевич, вел. кн. - генерал-инспектор по инженерной части (1904- 1909 гг.); Стана - Анастасия Николаевна, дочь черногорского князя, жена вел. кн. Николая Николаевича, сестра Милицы Николаевны.

5 Бирилев А. А. - вице-адмирал, морской министр (1905 - 1907 гг.).

8 Ферма - небольшое имение царя под Петергофом.

7 Ламздорф В. Н. -министр иностранных дел (1900 - 1906 гг.).

8 Елена Владимировна - вел. кн.

9 Палицын Ф. Ф. - генерал от инфантерии, начальник главного управления Генерального штаба (1905 - 1908 гг.), член Государственного совета.

10 Бенкендорф П. К., граф - генерал-адъютант, генерал от инфантерии, обергофмаршал императорского двора.

11 Дрентельн А. А. - генерал-майор свиты.

12 Руднев - флигель-адъютант.

13 Орлов В. Н., князь - флигель-адъютант, помощник начальника (1901 - 1906 гг.) военно-походной канцелярии императора; Чагин И. И. - контр- адмирал, командир императорской яхты "Штандарт", затем сотрудник военно- походной канцелярии.

14 Соллогуб В. У. -прибалтийский генерал-губернатор (1905 - 1906 гг.); Дабич Н. Д. - капитан 1-го ранга, командир крейсера "Громобошч флигель- адъютант.

15 Тузик - двухместная шлюпка.

16 Манухин С. С. - товарищ министра юстиции (1901 - 1905 гг.), министр юстиции (1905 г.), член Государственного совета.

17 Горемыкин И. Л. - сенатор, член Государственного совета, министр внутренних дел (1895 - 1899 гг.), председатель Совета министров (1906 г.).

стр. 126


18 Чкхачев Н. М. - адмирал, генерал-адъютант, член Государственного совета; Будберг А. А., барон - главноуправляющий канцелярии прошений на высочайшее имя (1899 - 1913 гг.); Бахметьев Г. П. -посол в Японии (1906 - 1908 гг.).

19 Енгалычсв П. Н., князь - генерал, дворцовый комендант (1905 г.), затем состоял в распоряжении командующего императорской квартирой.

20 Николай Николаевич, вел. кн. - командующий войсками гвардии и Петербургского военного округа (1905 - 1914 гг.).

21 Рихтер О. Б. - генерал-адъютант, член Государственного совета.

22 Гинце - капитан 2-го ранга, морской атташе при германском посольстве.

23 Лукьянов С. М. -товарищ министра народного просвещения (1902 - 1905 гг.).

24 Диков И. М. -адмирал, морской министр (1907 - 1909 гг.), затем член Государственного совета; Икскуль фон Гильдебракдт Ю. А., барон - сенатор, государственный секретарь (1904 - 1909 гг.), член Государственного совета; Шванебах П. К. - товарищ министра земледелия (1903 - 1905 гг.), главноуправляющий земледелием и землеустройством (1905 г.), государственный контролер (1906 г.), член Государственного совета; "Два Шиповых" - Шипов Д. Н., один из известных земских деятелей, и Шипов И. П., министр финансов (октябрь 1905 г. - апрель 1906 г.), министр торговли и промышленности (1908 - 1909 гг.).

25 Линдер К. К. -статс-секретарь Великого княжества Финляндского (1905 г.), член Государственного совета.

26 Распутин Г. Е. стал самым "известным" из царских фаворитов.

27 Ольга Николаевна - старшая дочь Николая II.

28 Нилов К. Д. - адмирал, флаг-капитан Николая II.

29 Оболенский А. Д. -товарищ министра финансов (1902 - 1905 гг.), обер-прокурор Синода (1905 - 1906 гг.), член Государственного совета.

30 Мария Павловна, вел. кн. - жена вел. кн. Владимира Александровича, в девичестве герцогиня Мария Мекленбург-Шверинская.

31 Скалой Г. Г. - офицер лейб-гвардии гусарского полка.

32 Ольга Александровна, вел. кн. - сестра Николая II; Ольденбургский Петр - муж вел. кн. Ольги Александровны.

33 Вильгельм II - германский кайзер.

34 Редигер А. Ф. - генерал от инфантерии, начальник канцелярии военного министерства (1890 - 1905 гг.), военный министр (1905 - 1909 гг.).

35 Великие князья и княгини.

36 Шереметев Д. С., граф - член Государственного совета.

37 Пантелеев А. И. - член Государственного совета, командовал отрядом карателей в конце 1905 г.; Мин Г. А. - командир лейб-гвардии Семеновского полка, "отличившегося" при подавлении Декабрьского вооруженного восстания в Москве. За это был произведен в генералы.

38 Сахаров В. В. - генерал-адъютант, генерал от инфантерии, военный министр (1904 г. - июнь 1905 г.).

39 Меллер-Закомельский А. П.. барон - генерал от инфантерии, усмирял восстания в Севастополе, Сибири; будучи прибалтийским генерал- губернатором (1906 - 1909 гг.), зверски расправлялся с крестьянскими выступлениями. Член Государственного совета.

40 Лобко П. Л. - генерал, государственный контролер (1899 - 1905 гг.).

41 Дубасов Ф. В. - адмирал, возглавлял карательные экспедиции по подавлению крестьянских движений в Черниговской, Полтавской, Курской губерниях, руководил разгромом Декабрьского вооруженного восстания в Москве. Московский генерал-губернатор (ноябрь 1905 г. - апрель 1906 г.), член Государственного совета.

42 Альвенслебен - германский посол в Петербурге (1901 - 1905 гг.).

43 Татищев И. Л. - генерал-майор свиты, с декабря 1905 г. был личным представителем Николая II при Вильгельме II.

44 Дмитрий Константинович - вел. кн.

45 Рожественский З. П. - начальник главного морского штаба, командующий Тихоокеанской эскадрой, разгромленной под Цусимой. Был ранен и пленен.

46 Юсупов Феликс, князь, граф Сумароков-Эльстон - генерал-адъютант, отец Феликса Феликсовича - одного из убийц Распутина; Скоропадский П. П. - флигель-адъютант, будущий "гетман Украинской державы", созданной немцами в апреле 1918 года.

47 Мейендорф Ф. А., барон - генерал-адъютант, генерал-майор свиты, начальник императорского конвоя.

48 Кутлер Н. Н. - главноуправляющий земледелием и землеустройством (1905 г. - январь 1906 г.).

49 Танеев А. С. - статс-секретарь, обер-гофмейстер, член Государственного совета, главноуправляющий собственной е. и. в. канцелярии (отец Анны Вырубовой).

50 Якоби фон - германский генерал, личный представитель Вильгельма II при Николае II.

51 Акимов М. Г. -министр юстиции (с декабря 1905 г. по апрель 1906 г.), председатель Государственного совета (1907 - 1914 гг.).

52 Дубровин Н. А. - председатель черносотенного Союза русского народа.

53 Гардинг - посол Англии в Петербурге (1904 - 1905 гг.).

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ДНЕВНИКОВ-ПОСЛЕДНЕГО-РУССКОГО-ЦАРЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ИЗ ДНЕВНИКОВ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ЦАРЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.07.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ДНЕВНИКОВ-ПОСЛЕДНЕГО-РУССКОГО-ЦАРЯ (date of access: 15.10.2019).

Found source (search robot):


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes

Related Articles
Реплика. Компрессия данных
19 hours ago · From Михаил Идельчик
В макроскопической реальности гравитация определяется массой. В микроскопической реальности, где масса частиц практически нулевая, действует вращательный вид гравитации. Вращательный вид гравитации формируется посредством вращающихся микрочастиц, которые закручивают вокруг себя гравитонные сферы, которые, как в водовороте, притягивают микрочастицы друг к другу.
Catalog: Физика 
Энтропия и релятивизм 2
Catalog: Философия 
21 hours ago · From Михаил Идельчик
Текстовый фрактал
2 days ago · From Михаил Идельчик
Реплика. Пятый постулат в теории информации
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Опыты с Информацией
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Информация. Критерий Винера
Catalog: Философия 
2 days ago · From Михаил Идельчик
Родителем нашей науки как зданья, единого принципом, есть Аристотель, оперший Познанье на имманентизм — примат зримого, бренного мира над тайным нам миром Причины: над Богом, Творцом — Сатаны, Его тени, над Сердцем — Ума.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
КТО ПРОТИВ КОГО УСТРОИЛ ЗАГОВОР?
5 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ МАСОНЫ XX ВЕКА
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗ ДНЕВНИКОВ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ЦАРЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones