Libmonster ID: RU-17739

Активные военные действия в период Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии привели к обесцениванию национальной валюты, чему также способствовало распространение фальшивых ассигнаций, выпущенных Наполеоном и завезенных в страну в 1812 г. во время похода Великой армии. Предотвратить попадание в обращение фальшивых банкнот вместе с возвращающейся армией должна была специально созданная система пересылки ассигнаций, а также обмен бумажных денег старого образца на новые, которые изготавливали на передовом по тому времени производстве.

Active military operations during the Patriotic War of 1812 and foreign campaign of the Russian army resulted in denomination of the national currency. Among others, it was caused by the widespread of counterfeit assignations, issued by order of Napoleon and imported into the country during the Great Army's campaign in 1812. To prevent the retreating army from spreading counterfeit banknotes, a special system of assignations remittance was introduced; furthermore old-type banknotes were exchanged into the new ones, printed with the use of the best practices of the age.

Ключевые слова: Отечественная война 1812 г., фальшивые ассигнации, Д. А. Гурьев, А. А. Бетанкур, Экспедиция заготовления государственных бумаг.

Великие военные потрясения, в том числе и Отечественная война 1812 г., всегда становились тяжелым испытанием для финансовой системы страны и народного хозяйства в целом. Активные военные действия потребовали мобилизации всех имеющихся ресурсов и заставили российское правительство прибегнуть к масштабной эмиссии бумажных денег, обесценивание которых угрожало экономической стабильности Российской империи. Ситуация осложнялась угрозой распространения значительного количества фальшивых русских ассигнаций, выпущенных Наполеоном и завезенных в страну в 1812 г. во время похода Великой армии. Таким образом, Россия столкнулась с практикой применения фальшивых денег для подрыва экономики и податной системы, которая до этого уже использовалась в противостоянии европейских государств. История хождения подделок позволяет осветить ряд существенных аспектов финансовой политики правительства Александра I в период Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии, их влияния на внутреннюю и внешнюю политику Российской империи.

Во второй половине XVIII в. в денежном обращении Российской империи произошли существенные изменения. Медные деньги были неудобным средством


Марней Людмила Петровна канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 78

обращения из-за их тяжеловесности, затруднения в приеме и выдаче крупных сумм, частых изменениях внутреннего достоинства. Добывающие мануфактуры не обеспечивали монетные дворы необходимым количеством исходного сырья, что приводило к их неравномерному функционированию. Поэтому появление в 1769 г. бумажных денег стало необходимым и оправданным шагом. Правительство прибегало к выпуску ассигнаций для покрытия экстраординарных расходов в ходе русско-турецкой войны 1768 - 1774 гг. и в последующие годы, в зачет налоговых поступлений и еще неначеканенной монеты [1. С. 786; 2. С. 23 - 143; 3. Т. 5. С. 84; 250; 256].

Производство бумажных денег - сложный технологический процесс, который начинается с изготовления специальной бумаги с водяными знаками. При этом высокая производительность оборудования должна была сочетаться с низкой себестоимостью готовой продукции. Выполнить это требование было не просто, так как сезонный характер работы бумажных мануфактур, связанный с использованием водяных мельниц, был существенным препятствием на пути повышения их производительности, несмотря на то, что правительство предпринимало некоторые шаги в этом направлении. Так в 1785 г., изготовление специальной ассигнационной бумаги из Красносельской мануфактуры Карла Сиверса было перенесено в Царское Село. Для созданного предприятия закупили за границей специальное оборудование и пригласили мастеров. Изготовленная износостойкая бумага поступала в типографию, где происходило печатание ассигнаций, на которых, при помощи специальной машины, проставляли порядковые номера. Затем наступала очередь чиновников Ассигнационного банка, подписывавших коричневыми чернилами готовые банкноты. Для крупных номиналов использовали белую, рублевых желтую, пятирублевых синюю, десятирублевых красную бумагу. Это позволяло обеспечивать дополнительную защиту от подделок, и давало возможность неграмотным людям без особого труда различать достоинства ассигнаций. Несмотря на то что возможность быстро и легко подделать ассигнации была основной причиной изменения их внешнего вида в 1786 г., процесс производства бумажных денег в начале XIX в. не подвергся существенной модернизации. Поэтому подделать ассигнации второго выпуска было достаточно легко, а вот защитить их "при помощи одних только водяных знаков и подписей директоров банков", не используя "сложных типографских способов воспроизведения каких-либо фигур, гербов, сеток, узоров" оказалось практически невозможно [4. С. 151; 5. С. 80, 85].

Изготовление фальшивых банкнот во многих европейских странах считалось тяжким преступлением, однако, правительства обращались к этому порицаемому способу подрыва финансов своих противников. Франция, по законам которой фальшивомонетчество каралось смертной казнью, испытала на себе последствия от наводнивших страну английских подделок и "произведений" франкфуртских умельцев. Однако именно в Париже изготавливались фальшивые бумажные деньги ряда европейских государств. С 1809 г. и до апреля 1810 г., во время войны с Австрией, подделывались (хотя и в незначительном количестве) бумажные деньги венского двора. Затем очередь дошла до российских ассигнаций, чаще всего достоинством в 25 и 50 рублей и английских банковых билетов. В 1813 г., наряду с возобновлением выпуска австрийских фальшивых денег достоинством в 500 и 1000 гульденов, которых было произведено на сорок миллионов, в обращение попала лишь незначительная часть [6. 1865. Стлб. 1058, 1069; 7. С. 745 - 747; 8. 1900. N 11. С. 323 - 330; 9. С. 50 - 52; 10. С. 6], в небольшом количестве подделывали так называемые papiers de coalition (очевидно, речь идет о "федеративных деньгах", выпуск которых был предусмотрен конвенцией о субсидиях и союзной помощи между Россией и Великобританией, подписанной в Рейхенбахе 3 (15) июня 1813 г., и англо-русской конвенцией, заключенной 18 (30) сентября 1813 г. в Лондоне. Федеративные бумаги, выпускаемые от имени Великобритании, России и

стр. 79

Пруссии, предназначались только на военные расходы и "содержание действующих войск") [11. С. 165 - 173, 189 - 195; 3. Т. 7. С. 132 - 137, 250 - 254, 429 - 431, 386, 709, 758].

История фальшивомонетчества окутана тайной. Письменные документы, которые могли бы пролить свет на происходившие события, как правило, уничтожены, поэтому исследователю остается обращаться к довольно скудным воспоминаниям современников и запискам непосредственных участников. Несмотря на стремление французов сохранить выпуск фальшивых российских ассигнаций в тайне, известно, что вначале их печатали в Париже. Сведения о том, что в большом количестве фальшивые банкноты были обнаружены в Дрездене, Варшаве и Москве, способствовали возникновению предположения об организации монетных дворов в этих городах, либо функционировании передвижной мастерской, использовавшей оборудование парижской типографии [7. С. 745 - 747; 8. 1900. N 11. С. 323 - 330; 6. 1912. N 1. С. 129 - 130].

В Дрездене с проблемой фальшивых бумажных денег столкнулся князь Н. Г. Репнин, назначенный после Лейпцигской битвы генерал-губернатором Саксонии. В начале своего управления Н. Г. Репнин объявил, что те, кто "в течение назначенного срока" не предъявят фальшивые ассигнации, будут подвергнуты военному суду, ссылке в Сибирь и штрафу, в пять раз превышающему сокрытую сумму. Однако столь суровые меры не дали желаемых результатов и найти еще миллион фальшивок, помимо уже обнаруженных шести, не удавалось. В причастности к укрывательству этих денег подозревали королевского банкира Фреге. Воспоминания обер-аудитора А. О. Имберга сохранили интересные подробности этой истории. В 9 ч. утра А. О. Имберг направился "в контору Фреге", спрятав "около дома двух гусар". Ему было необходимо очень деликатно решить столь щекотливый вопрос и сохранить репутацию банкира, в случае неверности сведений. Поэтому сначала он обратился к сыновьям Фреге, чтобы "не испугать старика". А. О. Имберг откровенно объяснил им, по какой причине он оказался в доме, и просил "без всяких изворотов" рассказать ему, "когда и от кого они получили фальшивые [...] ассигнации и почему, согласно публикации, не представили их правительству?". Сыновья банкира ни в чем не сознавались и уверяли, что все подозрения ложные. Обращение непосредственно к их отцу результатов не дало, однако Имберг, просматривая главную книгу ("Gross-Buch"), заметил странную запись: "Friedrich-August Winter - миллион", т.е. "имя короля (Саксонии. - Л. М.), и к нему прибавлено Winter". После этого Фреге вынужден был сознаться, что сначала долг подданного по отношению к своему королю, от которого он получил эти деньги, заставлял его молчать, "а потом боялся уже того наказания, которому он подвергался согласно публикации". Имберг отказался взять предложенные банкиром 400 тыс. руб. ассигнациями, чтобы замять дело, и потребовал предоставить фальшивые бумажные деньги. Оказалось, что в обращение поступило 22 тыс. руб., остальными набили два мешка, которые торжественно вынесли сопровождавшие Имберга два гусара. Искусно выполненные фальшивые ассигнации отослали для уничтожения в Петербург. Судьбу подвергнутого "домашнему секретному аресту" Фреге решал Александр I, находящийся в то время в Вене. Банкир получил "совершенное прощение" российского императора "со взысканием только [...] выпущенных им 22 тысяч рублей" [6. 1870. Стлб. 390 - 392].

История с фальшивыми русскими ассигнациями в Саксонии была не единственной. Согласно данным волынского губернатора, при содействии министра иностранных дел Франции герцога Бассано и банкира Френкеля, в Княжестве (Герцогстве) Варшавском было выпущено до 20 млн. фальшивых ассигнаций 100-, 50-, 25- и 5-рублевого достоинства, из которых от полумиллиона до полутора миллионов, по сведениям разных источников, находилось в Бродах. Отсюда они, при помощи купцов поступали в Одессу, но больше всего в Главную квартиру россий-

стр. 80

ской армии [3. Т. 7. С. 54 - 55, 710 - 711; 12. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 724. Ч. 1. Л. 3 - 4 об.; 13. N8. S. 101 - 102, 228; N 29b. S. 46; 6. 1911. N 9. С. 129 - 130, 138 - 139, 145, 148 - 151, 155 - 156; 6. 1865. Стлб. 1066 - 1067; 14. 1801. Д. 1. Л. 373 - 373об.].

В Москве, если согласиться с версией о создании стационарной или использовании передвижной типографии, было организовано, очевидно, два филиала. Один в центре города. Основанием для подобного утверждения служат воспоминания К. Мартенса, служившего адъютантом при генерале А. Х. Бенкендорфе. Когда 10 (22) октября 1812 г. они вступили в Москву вместе "с передовыми отрядами русских войск" и расположились в доме "кн. Шаховского близ Тверского бульвара", то "в одном из полуобгоревших дворцов" не только обнаружили "благоустроенную фабрику фальшивых бумаг, все нужные для этого машины и инструменты", но и "массу готовых ассигнаций", сделанных "так искусно, что почти не было возможности отличить их от настоящих". Другой филиал располагался на находящемся в то время за городом Преображенском кладбище, в одном из помещений которого до 1846 г. жили жандармы и стоял станок для изготовления фальшивых банкнот [8. 1902. N 2. С. 413; 6. 1912. N 1. С. 129 - 130; 15. С. 141; 16. С. 53].

С версией о производстве подделок в Дрездене, Варшаве и Москве или о существовании некой передвижной мастерской не согласна М. Б. Маршак, которая полагает, что очень сложно было бы организовать мобильное перемещение значительного запаса бумаги, а также непригодных для походной транспортировки тяжелых и многочисленных типографских машин для изготовления фальшивок [9. С. 57 - 58]. Более вероятным представляется точка зрения об организации для изготовленных в Париже и, возможно, в Варшаве фальшивых ассигнаций специального склада в Вильно [17. С. 87 - 89; 18. 2010. N 1. С. 37]. Коленкур в воспоминаниях описывал с каким нетерпением Наполеон "ждал сообщений от герцога Бассано, а еще больше его приезда, чтобы узнать, действительно ли он уничтожил фальшивые русские ассигнации, которые имелись у него в Вильно". "Они были способны забыть их там, - сказал мне император, - или поручить кому-нибудь их уничтожение. Но то лицо, которому дадут такое поручение, постарается воспользоваться этим, и будет более чем неприятно, если русские обнаружат эти ассигнации. По словам императора, - писал Коленкур, - тот знал из частного донесения, что после его проезда через Вильно эти деньги были пущены в оборот; это сообщение и было главной причиной его беспокойства" [19. С. 529].

Какие цели преследовал Наполеон, выпуская фальшивые ассигнации? Одни исследователи полагают, что таким образом он старался подорвать экономику, нанести сокрушительный удар финансам и кредиту. Другие считают, что он хотел содержать за счет противника свою армию. Эта версия подкрепляется тем, что фальшивомонетчики стремились достичь максимального сходства с оригиналом. М. Б. Маршак отмечает, что "бумага французских фальшивых ассигнаций имеет те же филиграни, что и подлинные денежные знаки, но они более четкие", на них "резче воспроизведен и рисунок тиснения", а каждый лист изготавливался "в маленькой черпальной форме" [9. С. 57]. Возможно Наполеон, как и российское правительство, которое, начиная с XVIII в., чеканило специальные монеты, предназначенные для обращения в определенных регионах ("ливонезы", сибирские и таврические монеты), предполагал использовать после победы высококачественные фальшивки на вновь присоединенных территориях [7. С. 745 - 747; 6. 1869. Стлб. 1457 - 1459; 1912. N 1. С. 129 - 130; 8. 1900. N 11. С. 323 - 330; 4. С. 139 - 145; 20. С. 47 - 49; 17. С. 87 - 89].

Изготовленные французами фальшивые российские ассигнации распространялись при помощи мелких агентов, а наполеоновские генералы, в соответствии с полученными приказами, должны были раздавать их как случайно захваченную добычу. Предполагалось оплачивать фальшивыми банкнотами "закупки про-

стр. 81

довольствия и фуража", выплачивать жалованье армии, оценивая их в четверть номинальной стоимости [7. С. 745 - 747; 21. С. 354 - 355; 9. С. 58, 61 - 62; 4. С. 168]. Желая избавиться от российских бумажных денег, французские солдаты и офицеры, которые, вероятно, и не подозревали, что имеющиеся у них банкноты фальшивые, организовали в Москве у Каменного моста меняльные лавки, предлагая жителям, оставшимся в захваченном городе, за серебряный рубль пятирублевую ассигнацию. Сохранилось предание о том, что Наполеон, оплачивал выступления приглашенных в Кремль итальянских певцов фальшивыми купюрами. Подделки выявляли и при перлюстрации писем [6. 1865. Стлб. 1059; 1869. Стлб. 1429; 1911. N 9. С. 132 - 134; 13. N. 8. S. 109 - 112; N 108. S. 1].

Современники определяли фальшивые ассигнации по печатным подписям чиновников. Так, Е. Ф. Канкрин отмечал, что "когда повелитель Франции сам приказал заготовить на 1812 год и выпустить в обращение фальшивые русские банковые билеты и при том еще такие, которые очень удобно было распознавать, так как подписи на них все были печатные, а не подписанные отчасти чиновниками собственноручно" [22. С. 114]. Отличали фальшивки орфографические ошибки (государственный вместо государственный и холячею вместо ходячею), формат и более ровные строки печатного текста, четкие водяные знаки и тиснение. В исследовании М. Б. Маршак детальным образом рассмотрены и другие не столь очевидные для современников признаки подделок [9. С. 63].

Начавшаяся в 1812 г. война усугубила и без того сложное положение, в котором находилось денежное обращение в Российской империи. Практически безостановочно работающий печатный станок обеспечивал покрытие чрезвычайных, в том числе и военных расходов. 13(25) января 1813 г. последовал рескрипт на имя фельдмаршала М. И. Кутузова об обращении ассигнаций 25-, 10- и 5-рублевого достоинства в Пруссии и Княжестве (Герцогстве) Варшавском. Серебряный рубль был приравнен к четырем рублям ассигнациями, для обмена которых были созданы две променные конторы - при главной квартире М. И. Кутузова и при армии П. В. Чичагова. Попытки министра финансов Д. А. Гурьева остановить обращение ассигнаций за границей не увенчались успехом. В дальнейшем он предлагал различные меры, которые в той или иной степени могли предотвратить как финансовые махинации, так и остановить распространение фальшивых бумажных денег. Правительство попыталось воспрепятствовать переводу обращающихся за границей русских ассигнаций в Россию, чтобы не допустить падения их курса внутри страны [23. Т. 32. N 25315. С. 505 - 506; 12. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 724. Ч. 1. Л. 8; 24. Вып. 3. С. 11; 25. Т. 7. С. 128 - 129]. В докладе Александру I от 4 (16) февраля 1813г. Д. А. Гурьев отметил, что если в январе предлагалось для укрепления доверия к "российским государственным ассигнациям и для облегчения их хода в местах, занимаемых войсками", разрешить свободно провозить их в империю, "или обнародовать обещание о вымене их на звонкую монету по заключении мира", то теперь ситуация изменилась. Министр финансов считал необходимым "объявить всем заграничным жителям", что "пропуск в Россию государственных ассигнаций запрещен". Однако для "облегчения свободного их обращения желающие перевести их в пределы России" могли "представлять их во всякое время в одну из учрежденных при армиях променную контору с объявлением, в котором из пограничных городов - в Гродне, Вильне, Риге или же в С. -Петербурге" желали "они получить вносимую ими сумму". Контора должна была выдавать предъявителю квитанцию по установленной форме, а казенная палата, после представления этой квитанции, означенную в ней сумму. Предложения министра финансов были одобрены императором [3. Т. 7. С. 55; 26. С. 77 - 79].

Через год Гурьев как и ранее пытался остановить обращение российских ассигнаций за границами империи, мотивируя это тем, что установление официального курса в четыре рубля ассигнациями за один серебряный рубль приводило к тому,

стр. 82

что иностранцы стремились "променивать их на деньги переводом в Россию", что значительно снижало достоинство ассигнаций и косвенно могло способствовать проникновению фальшивых банкнот. Остановить обесценивание бумажных денег, находящихся в обращении в германских государствах и Княжестве (Герцогстве) Варшавском Гурьев предлагал путем обмена их "на новые кредитные бумаги, которые были бы писаны на монету прусскую". Таким способом правительство надеялось изъять из обращения и уничтожить 50 млн. руб. ассигнаций. Однако этот проект, изложенный в докладе Александру I от 13 (25) февраля 1814 г. "О вымене в Пруссии и Германии российских ассигнаций", не получил высочайшего одобрения и не был реализован [3. Т. 7. С. 578 - 581,784; 12. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 724. Ч. 1. Л. 18об. -24об.; 24. Вып. 1. Второй отдел. С. 56 - 57; Вып. 2. С. 421 - 423].

26 июня (8 июля) 1814 г. Гурьев вновь внес уже в Комитет министров проект распоряжений, направленных на предотвращение ввоза в Россию запрещенных товаров и фальшивых ассигнаций. Министр финансов отметил, что во время войны был принят ряд мер для обеспечения удобного обращения ассигнаций за границей и создания условия для перевода их в Россию. Так, за границы империи первоначально были выпущены только ассигнации 25-, 10- и 5-рублевого достоинства [23. Т. 32. N 25315. С. 505], для того, чтобы предотвратить обращение фальшивых ассигнаций 100- и 50-рублевого достоинства, выпущенных французским правительством. Однако это положение не было выполнено, несмотря на протесты министра финансов. Для перевода ассигнаций в Россию и для проверки их подлинности были созданы четыре банковские конторы. Гурьев настаивал на строжайшем запрещении ввозить ассигнации в Россию "иными способами, кроме перевода чрез конторы, каковое запрещение распространено и на курьеров с тем, чтобы они ни от кого не брали и не имели при себе, проезжая [...] в Россию, ассигнаций более того числа, сколько выдается на прогоны и на необходимое в пути содержание; в противном случае если обнаружится, что кто-либо под каким бы то предлогом ни было ввез в Россию ассигнации, то не только оные будут конфискованы и взяты в казну безвозвратно, но и самые провозители, яко нарушающие постановления законные, преданы будут военному суду". Перевозить или пересылать ассигнации из-за границы, под страхом конфискации, было запрещено указами от 13 (25) августа 1814 г. и от 13 (25) июля 1817 г. [14. 1817. Д. 1. Л. 1 - 6]. В случае обнаружения фальшивых ассигнаций "у чинов армий" министр финансов предлагал платить по ним только с разрешения главнокомандующего и при решении, что "фальшивая ассигнация принята независимо и не с намерением и что лишение оной было бы отяготительно по состоянию предъявителя". Так как в Пруссии и Княжестве (Герцогстве) Варшавском выпускались ассигнации только 25-, 10- и 5-рублевого достоинства, то, по мнению Гурьева, 100- и 50-рублевые ассигнации не следовало признавать и, соответственно, не производить по ним никаких платежей. Строгое соблюдение законов должно было, по его мнению, "обеспечить каждого благомыслящего сохранением принадлежащей ему собственности, а злонамеренных удержать сколь возможно от поползновения к тайному ввозу фальшивых ассигнаций" [12. Ф. 560. Оп. 4. Д. 50. Л. 8об. -15об.].

Предотвратить попадание фальшивых ассигнаций в обращение, после Отечественной войны 1812 г., стремились путем повышения уровня защиты ассигнаций от подделок. С этой целью на Царскосельской бумажной мануфактуре предпринимались безуспешные попытки усовершенствования состава ассигнационной бумаги. Несмотря на все усилия, достичь желаемого результата на старом оборудовании не удалось. Бумага по-прежнему "сохраняла [...] свою грубость" [27. С. 7 - 8; 28. С. 7]. Поэтому еще в декабре 1813 г., наряду с другими предложениями, высказанными им в начале и середине этого года, Гурьев представил Александру I доклад, в котором указывал на необходимость замены существующих ассигнаций новыми и создания для этих целей специального предприятия. Таким образом,

стр. 83

министр финансов предложил использовать способ избавления от фальшивых бумажных денег путем замены старых ассигнаций на новые. Необходимость подобной перемены возникла еще в начале XIX в., однако, осуществить ее тогда не смогли [29. Стлб. 699 - 707; 30; 31. С. 641,645]. В условиях обращения российских бумажных денег за границами империи обезопасить казначейство от наплыва фальшивок стремились путем изменения их внешнего вида, повышения уровня защиты, усложнения технологии производства бумаги.

За помощью в решении поставленной задачи обратились к испанскому инженеру Августину Августиновичу Бетанкуру, который обследовал существовавшие в то время бумажные мануфактуры и пришел к выводу, что нецелесообразно было вкладывать средства в улучшение технического состояния этих предприятий. Необходимо было создать новое предприятие, на котором, по его мнению, должно было быть объединено изготовление бумаги и печать ассигнаций. Для того чтобы как можно быстрее выпустить необходимое количество бумажных денег и гербовой бумаги, Бетанкур предложил использовать на производстве паровые машины, которые тогда начинали внедрять на европейских предприятиях, что потребовало строительства новых каменных зданий и исключало возможность приспособить под производство деревянные постройки [27. С. 8; 28. С. 7; 32. С. 64 - 66; 33. С. 54 - 55; 34. С. 112].

В июле 1815 г. на левом берегу реки Фонтанки казна выкупила около двадцати двух гектаров земли для строительства новой фабрики. 4 (16) марта 1816 г. Александр I утвердил проект Бетанкура и поручил ему возглавить строительство фабрики и обеспечить ее необходимым оборудованием. Поставленная задача была полностью выполнена: построены "здания бумажной фабрики, типография, механическая, граверная, нумерационная и формная мастерские, правление, квартиры для чиновников и служащих, казармы для рабочих, магазин, караул". Оснащение производственных помещений "состояло из: 6 роллов для размалывания в бумажную массу пеньки и тряпья, 12 черпальных чанов для ручного отлива бумаги, 4 литографских, 2 винтовых печатных и 2 гидравлических прессов, нумерационной и одновременно грифовальной машины, паровой машины, двух медных паровых котлов". Сконструированные Бетанкуром паровые машины и оборудование были изготовлены в Петербурге на заводе Берда и частично привезены из Англии. Талантливым испанским инженером был разработан "специальный рецепт изготовления бумаги из русской пеньки и льняного тряпья", а также "способ получения водяных знаков самых сложных рисунков". Изготавливаемая на новом предприятии ассигнационная бумага была столь высокого качества, что рецепт ее приготовления приходилось строго оберегать от желания английских и шведских представителей ознакомиться с ним. Кроме того, Бетанкур разработал образцы ассигнаций, которые, после внесения изменений, были утверждены Александром I. Впервые на ассигнациях появилось изображение государственного герба [28. С. 8 - 14, 19, 22; 35. С. 131 - 135; 18. 2002. N 2. С. 43 - 49; 33. С. 55 - 59, 67 - 68; 34. С. 112 - 114; 36. С. 10; 37. С. 80 - 82].

21 августа (2 сентября) 1818г. Государственный совет утвердил проект создания и временный штат Экспедиции заготовления государственных бумаг. Экспедиция была открыта, и на основании указа от 1(13) мая 1819 г. начался выпуск ассигнаций номиналами в 5, 10, 25, 50, 100 и 200 рублей, которые заменили в течение трех лет бумажные деньги прежнего выпуска. Мощность типографии позволяла изготавливать ежегодно 2 млн. листов ассигнаций и 9 - 10 млн. листов гербовой бумаги [23. Т. 35. N 27496. С. 531 - 534; Т. 36. N 27784. С. 159 - 165; 32. С. 66 - 68].

При обмене ассигнаций неизбежно возникал вопрос о появлении фальшивых денег. К решению вопроса подходили дифференцированно. Если подложность могла быть определена с первого взгляда, тогда никаких выплат по таким ассиг-

стр. 84

нациям не производили. А если среди принесенных к обмену обнаруживались "фальшивые, известной подделки, отличающихся от прочих тем, что на оных подписи вместо рукописных печатные, которые с 1813 года не были в казенных местах принимаемы", то в соответствии с правилами обмена, чиновники банка не выдавали за них новые купюры, а должны были записывать в книгу год и достоинство ассигнаций, а также "звание и имя приносителя и показание его от кого, когда и за что он их получил". После этого выявленные фальшивки должны были отправлять в правление Ассигнационного банка, а приноситель получал расписку. Учитывая, "что подлог ассигнаций с печатными подписями мало заметен", разрешалось сразу обменять одному лицу ассигнаций на сумму не более ста рублей, если он обращался с такой просьбой первый раз, получив при этом объяснения, каким образом у него оказалась подобная купюра. Если же вторично одним и тем же лицом предъявлялось к обмену фальшивых бумажных денег более, чем на сто рублей, то решение об обмене должно было принимать правление Ассигнационного банка [23. Т. 36 N 27784. С. 161 - 162]. С 1786 г. по 1812 г. в банк поступило фальшивых ассигнаций на 1 200 000 руб., а с 1813 г. по 1817 г. -5 614 380 руб. (987 330 руб. в 1813 г., 2 830 655 руб. в 1814 г., 883 965 руб. в 1815 г., 626 450 руб. в 1816 г.) [31. С. 647; 33. С. 54; 18. 2003. N1. С. 27 - 34]. И. С. Блиох и К. В. Сивков отмечали, что в 1820 г. за предъявленные к обмену фальшивые ассигнации было выплачено 6 857 155 рублей [38. С. 137; 25. С. 129]. По данным П. А. Шторха на эти цели потратили в 1819 г. 1 578 500 руб., в 1820 г. -1 461 055 руб. и в 1821 г. - 3 754 965 руб. Итого - 6 794 520 руб., при этом не было предъявлено к обмену ассигнаций на сумму 10 940 510 руб. [1. С. 816, 820].

Ситуация осложнилась несколькими значительными выпусками бумажных денег, санкционированными российским правительством, для покрытия расходов, вызванных Отечественной войной и заграничными походами русской армии в период с 1812 по 1815 г., и сведениями о российских фальшивых ассигнациях, выпущенных Наполеоном I. К тому же крестьяне отказывались от использования любых бумажных денег. По мнению префекта полиции Э. -Д. Паскье, "во время похода в Россию" распространили лишь небольшую часть фальшивых ассигнаций, "остальные пришлось сжечь после возвращения в Париж". Е. Ф. Канкрин отмечал, что при обмене старых ассигнаций на новые "оказалось относительно незначительное количество фальшивых билетов в массе старых билетов, предъявленных к обмену" [7. С. 745 - 747; 6. 1912. N 1. С. 129 - 130; 22. С. 114]. Однако некоторые авторы утверждают, что при обмене ассигнаций "из 832 миллионов находившихся в обращении, более 70 миллионов было поддельных" [16. С. 53; 20. С. 47 - 49].

По мнению современников и последующих исследователей, фальшивые ассигнации не оказали существенного влияния на денежное обращение в России. Косвенным подтверждением этому служит лучшая сохранность фальшивых ассигнаций по сравнению с подлинными деньгами, которая объясняется либо отличным качеством бумаги, либо тем, что в обращении они практически не были, а в музейные собрания и личные коллекции попадали вероятнее всего те банкноты, которые были конфискованы [4. С. 168; 9. С. 59 - 62; 39. Кн. 1. С. 114 - 115].

Во внутренних губерниях Российской империи фальшивые ассигнации распространились "сравнительно мало, потому что крестьяне не продавали врагам почти ничего, а в городах фальшивые деньги ходили наравне с настоящими, и рубль в цене не упал" [6. 1912. N 1. С. 129 - 130]. Определенную роль сыграл и манифест от 9 (21) апреля 1812 г., в соответствии с которым сделки между частными лицами основывались или на серебре, или на ассигнациях по биржевому курсу. Платежи между казной и частными лицами производились только ассигнациями в соответствии с регулируемым ежегодными указами податным курсом. Этого оказалось достаточно, чтобы на большей части территории Российской империи

стр. 85

ассигнации вытеснили из обращения медную и серебряную монету. Исключение составляли западные и прибалтийские губернии, где не питали доверия к ассигнациям (несмотря на указ от 9 (21) апреля 1812 г.), поэтому распространять здесь фальшивки, изготовленные по приказу Наполеона, было бессмысленно [23. Т. 32. N 25080. С. 280 - 282; 40. С. 68 - 69; 41. С. 88 - 91; 42. С. 286 - 287].

Проделанная А. А. Бетанкуром работа по организации Экспедиции заготовления государственных бумаг и ее технического оснащения была высоко оценена Александром I. Ему был пожалован орден Св. Владимира 2-й степени, и поручено строительство Монетного двора в Варшаве. Новый проект, подготовленный и разработанный А. А. Бетанкуром совместно с Вильгельмом Треттером, реализовал в 1823 г. Рафаэль Бауса [32. С. 68; 43. С. 163; 44. С. 80].

Таким образом, история изготовления и попыток распространения фальшивых российский ассигнаций Наполеона I в период Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии показывает, что, несмотря на все трудности, российскому правительству удалось не только предотвратить попадание значительного количества фальшивых денег в обращение и тем самым не допустить финансовую катастрофу, но и использовать эту ситуацию для совершенствования производства гербовой бумаги и ассигнаций. Обмен бумажных денег старого образца на новые происходил в течение 1819 - 1821 гг. В обращении ассигнации третьего выпуска находились вплоть до реформы 1843 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Шторх П. А. Материалы для истории государственных денежных знаков в России с 1653 по 1840 год // Журнал Министерства народного просвещения. 1868. Ч. 137. Т. 3.

2. Уздеников В. В. Объем чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах 1700 - 1917. М., 1995.

3. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел. М., 1960 - 1972. Сер. 1. Т. 1 - 8.

4. Мельникова А. С., Уздеников В. В., Шиканова И. С. Деньги в России. История русского денежного хозяйства с древнейших времен до 1917 г. М., 2000.

5. Участкина З. В. Развитие бумажного производства в России. М., 1972.

6. Русский архив.

7. Исторический вестник. 1914. N 5.

8. Русская старина.

9. Маршак М. Б. Наполеоновские подделки русских ассигнаций // Труды Государственного ордена Ленина Эрмитажа. Л., 1986, Т. 26. Нумизматика. Вып. 6.

10. Блос В. Бумажные деньги в эпоху французской революции. СПб., б. г.

11. Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. СПб., 1895. Т. 11.

12. Российский государственный исторический архив.

13. Archiwum Glowne Akt Dawnych w Warszawie. Kancelaria senatora Nowosilcewa.

14. Архив внешней политики Российской империи. Ф. 1. Oп. II-29.

15. Липранди И. П. Материалы для Отечественной войны 1812 года. Собрание статей. СПб., 1867.

16. Мирский Д. Я. Титулованные фальшивомонетчики // Наука и жизнь. 1969. N 10.

17. Вермуш Г. Аферы с фальшивыми деньгами. М., 1990.

18. Нумизматический альманах.

19. Коленкур А.де. Мемуары: Поход Наполеона в Россию. М., 2002.

20. Польской Г. Н. Рыцари фальшивых банкнот. М., 1982.

21. Михайловский-Данилевский А. И. Описание Отечественной войны в 1812 году. М., 2008.

22. Граф Канкрин и его очерки политической экономии и финансии. СПб., 1894.

23. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. СПб., 1830.

24. Сборник исторических материалов, извлеченных из архива первого отделения Собственной его императорского величества канцелярии. СПб., 1876 - 1890. Вып. 1 - 3.

25. Сивков К. В. Финансы России после войны с Наполеоном // Отечественная война и русское общество 1812 - 1912. М., 1912.

26. Дубровин Н. Ф. Письма главнейших деятелей в царствование императора Александра I (1807 - 1829). М., 2006.

27. Гознак за 150 лет. М., 1969.

стр. 86

28. Экспедиция заготовления государственных бумаг. 1818 - 2008. Федеральное государственное унитарное предприятие "Гознак". История в событиях, датах, судьбах. М., 2008.

29. Архив Государственного совета. Царствование императора Александра I (1801 - 1810 гг.). СПб., 1878. Т. 3.

30. Шишанов В. А. Русские ассигнации образца 1802 - 1803 гг. Витебск, 1997.

31. Печерин Я. И. Наши государственные ассигнации до замены их кредитными билетами // Вестник Европы. 1876. N 8.

32. Павлов В. Е. Русский испанец. К 250-летию со дня рождения Августина Августиновича Бетанкура. СПб., 2007.

33. Вознесенский СВ. Первые сто лет истории Экспедиции заготовления государственных бумаг (1818 - 1918 гг.). СПб., 2009.

34. Валунов А. О., Воробьева О. В. А. А. Бетанкур - организатор строительства Экспедиции заготовления государственных бумаг // Известия Петербургского университета путей сообщения. СПб., 2008. Спец. вып.

35. Ренкель А. Испанский гений на службе России. К 250-летию со дня рождения А. А. Бетанкура // Снабженец. 2008. N 8.

36. История Ленинградской бумажной фабрики Гознака. Л., 1988.

37. Боголюбов А. Н. Августин Августинович Бетанкур. 1758 - 1824. М., 1969.

38. Блиох И. С. Финансы России XIX столетия. История-статистика. СПб., 1882. Т. 1.

39. Щелоков А. А. Бумажные деньги. Исторические факты, легенды, события. М., 2009.

40. Гурьев А. Н. Денежное обращение в России в XIX столетии. Исторический очерк. СПб., 1903.

41. Туган-Барановский М. И. Бумажные деньги и металл. Петроград, 1917.

42. Шишанов В. А. К вопросу об обращении русских ассигнаций в губерниях, "от Польши присоединенных", на рубеже XVIII-XIX вв. // Нумизматический сборник ГИМ. М., 2003. Т. 16. Труды Государственного Исторического музея. Вып. 13.

43. Никольский Д. В. Августин Бетанкур. Взгляд сквозь эпохи. Промышленный переворот в Испании и России во второй половине XVIII - первой четверти XIX века. СПб., 2007.

44. Барышников С. О., Емельянова Т. В. Августин Бетанкур - открывая заново // Университетская книга. 2008. N 5.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-НАПОЛЕОНОВСКИХ-ПОДДЕЛОК-РУССКИХ-АССИГНАЦИЙ-В-НАЧАЛЕ-XIX-ВЕКА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. П. МАРНЕЙ, ИЗ ИСТОРИИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ПОДДЕЛОК РУССКИХ АССИГНАЦИЙ В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 04.08.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-НАПОЛЕОНОВСКИХ-ПОДДЕЛОК-РУССКИХ-АССИГНАЦИЙ-В-НАЧАЛЕ-XIX-ВЕКА (date of access: 19.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. П. МАРНЕЙ:

Л. П. МАРНЕЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
44 views rating
04.08.2022 (15 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
STUDIA BYZANTINO-SLAVICA: ПЕРВЫЕ ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ГЕННАДИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ЛИТАВРИНА
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
КОНФЕРЕНЦИЯ "ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД И ЕГО РОЛЬ В ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОЦЕССЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ"
Yesterday · From Россия Онлайн
J. DORUL'A. Carovny svet a skutocny zivot v slovenskej rozpravke
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
ЙОЖЕФ ЭТВЕШ И НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ
Yesterday · From Россия Онлайн
Концепция перемещения частиц с высокого энергетического уровня на низкий энергетический уровень предполагает сохранения полной энергии частицей при любых процессах и в любых средах. При этом не происходит расходования внешних энергий. Перемещение происходят под действием энергетических структур ПВСЭ частиц, которые созданы полными энергиями частиц =const и стремятся занять максимально допустимый геометрический объём.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ЙОЖЕФА ЭТВЕША И КОНСТИТУЦИОННО-НАЦИОНАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ "ПАРТИИ" ФЕРЕНЦА ДЕАКА, 1860-1868 ГОДЫ
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОБЛЕМА ГОЛОДА 1932-1933 ГОДОВ НА УКРАИНЕ В УКРАИНСКОЙ И РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИЯХ 1991-2013 ГОДОВ
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Россия Онлайн
Несколько слов в связи с выходом в свет новой книги о Ф. В. Булгарине
3 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ХОЛМСКОЙ ГУБЕРНИИ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
КОНФЕРЕНЦИЯ "РОМАНОВЫ В ДОРОГЕ: ПУТЕШЕСТВИЯ И ПОЕЗДКИ ЧЛЕНОВ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ ПО РОССИИ И ЗА ГРАНИЦУ"
4 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗ ИСТОРИИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ПОДДЕЛОК РУССКИХ АССИГНАЦИЙ В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones