Libmonster ID: RU-8398

В истории революционного движения в Чехии в 1848 г. центральное место занимает Пражское восстание. Отношение к Пражскому восстанию являлось и является в значительной степени и до сих пор одним из основных критериев при определении политической позиции и политических взглядов, как современников событий, так и чешских общественных деятелей или учёных более позднего времени, обращавшихся в той или иной связи к истории политических движений 1848 г. в Чехии. Это обстоятельство проявилось уже в ходе событий 1848 г., в особенности в период оформления чешских буржуазных политических партий того времени, на что указывает, например, Тоболка, говорящий, что "основным вопросом, разделявшим обе1 партии, было отношение к вооружённому восстанию, как средству достижения национальных целей"2 . О том же пишет и Масарик: "Различия в обеих партиях проявились с наибольшей определённостью в том, как оценивали они святодуховские события и их политические последствия"3 . О том же свидетельствует и ряд других авторов. Отметим, однако, что позиция радикалов по отношению к восстанию известна главным образом по сообщениям их политических противников, поскольку политические произведения и воспоминания руководителей и участников восстания до настоящего времени не публиковались (исключением являются воспоминания И. В. Фрича) и всячески замалчивались чешской бур-


1 Национально-либеральную и радикально-демократическую.

2 Tobolka Zd. Politicke dejiny ceskoslovenskeho naroda od r. 1848 az do dnesni doby. Dil I, s. 150. Praha. 1932.

3 Masaryk T.G. Karel Havlicek. Snahy a tuzby politickeho probuzeni. Uyd. 2. v Praze. 1904, s. 62 - 63.

стр. 97

жуазной историографией. Так, до сих пор не были изданы сколько-нибудь полно относящиеся к 1848 г. политические статьи и выступления Сабины, Арнольда, Сладковского и других радикалов. Зато мнения либералов пропагандировались весьма усиленно, а их позиция по отношению к восстанию всячески восхвалялась. По сути дела, точка зрения чешской буржуазной историографии по этому вопросу представляла собой развитие, обоснование и пропаганду взглядов, высказанных Палацким, позиция которого в этой историографии изображается как единственно правильная и соответствовавшая подлинным интересам всего чешского народа.

В наиболее определённой форме отношение Палацкого к Пражскому восстанию сформулировано им в послесловии к первому чешскому изданию его политических статей - "Radhostu" - в следующих словах: "Я не знаю ни одного события на нашей памяти, которое имело бы столь роковые и вредные последствия для народа, как это "святодуховское восстание" (12 марта и позже)"4 . Палацкий напоминает, что ещё до этого восстания он предвидел возможность революционных народных выступлений и стремился предотвратить их: "Я и по сей день5 совершенно убеждён в том, что если бы мои просьбы, высказанные мною в Национальном Комитете 12 мая (и ещё чаще в других местах), - чтобы мы не покидали своих моральных позиций и избегали бы всякой апелляции к насилию, - если бы, говорю я, эти просьбы были надлежащим образом выполнены, то народ чешский уже в течение 1848 года достиг бы той степени национальных и территориальных прав, которой он до сих пор напрасно добивается, и вся история, как чешских земель, так и Австрийской империи приняла бы значительно более утешительное направление, чем это случилось"6 .

В чём же видел Палацкий тот "непоправимый вред", который якобы нанесло чешскому народу Пражское восстание? "Наибольший вред и источник всего дальнейшего зла заключался в гибели сейма чешского королевства, созыв которого был не только назначен на июнь 1848 г., но и подготовлен. Если бы этот сейм собрался и законным образом сформулировал бы земские пожелания, нет сомнения, что он в высших инстанциях встретился бы с ещё большей уступчивостью, чем сейм венгерский"7 . Подобную же точку зрения Палацкий высказывает в своей автобиографии8 и в целом ряде других мест. Эта точка зрения была полностью поддержана политическими сторонниками Палацкого из лагеря либеральной буржуазии, такими, как Ригер, Томек9 , Малый10 и другие. Малый, например, называет восстание "несчастным, погубившим всякую общественную жизнь в Праге"11 . Такую же оценку восстанию дают, и чешские буржуазные историки более позднего времени. Ян Чёрный утверждает, что "в чешском, а, следовательно, и пражском обществе не было никаких причин для революции" и что восстание "было делом агитации гостей съезда"12 . Осуждает восстание, называя его последствия роковыми, и один из крупнейших чешских буржуазных историков - Иозеф Пекарж13 . В специально посвященной Палацкому работе14 И. Пекарж пишет: "Славянский съезд был погублен святодуховским пражским восстанием - одной из сумасброднейших и бессмысленнейших революционных выходок неопытной молодёжи". Этим сумасбродством, "столь роковым по своим последствиям", "чешские политические усилия, до сих пор столь счастливые... были скомпрометированы... и наступил период упадка и безнадёжности"15 . К точке зрения Пекаржа полностью присоединяется и Вацлав Халоупецкий в своей монографии о Палацком16 . Подобная характеристика Пражского восстания и его роли в истории чешского народа является типичной для всей чешской буржуазной историографии. Однако в этой историографии можно указать на две основных группы работ. Перечисленные выше и примыкающие к ним работы, давая общую отрицательную оценку восстания не дают конкретного описания его фактической стороны, не останавливаются "на ходе событий, всячески стремясь обойти эти события и сконцентрировать внимание читателей на деятельности чешской либеральной буржуазии и дворянства и на ходе буржуазно-национального движения. Но есть и другая группа работ, авторы которых, не расходясь принципиально с первой группой в общей оценке восстания, дают довольно подробное описание хода восстания. Сюда относятся работы Тоужимского17 , Тоболки18 , а


4 Palacky F. Radhost. Sbirka spisuv drobnych z oboru reci a literatury ceske, krasowedy, historie a politiky, dil. III, str. 281. Praha. 1871.

5 Т. е. в 1871 году.

6 Radhost, III, s. 281.

7 Там же.

8 Vlastni zivotopis Frantiska Palackeho. Vydava M. Cervinkova-Riegrova, str. 35. Praha. 1885.

9 См, его Novejsi dejepis Rakousky, s. 524. Praha. 1887; а так же: Pameti z meho zivota, dil. I. Praha. 1904.

10 Maly J. Nase znovuzrozeni. Prehled narodniho zivota ceskeho za posledniho pulstoleti; Cast II. Praha. 1880.

11 Там же, стр. 71.

12 Cerny J. M. "Slovansky sjezd v Praze r. 1848", str. 49. Praha. 1888. Речь идёт о Славянском съезде в Праге 2 - 12 июня 1848 года.

13 Pekaf Jos. "Dejiny nasi rise", s. 148, Praha. 1914.

14 Pekaf Jos. "Fr. Palacky", str. 125. Praha. 1912.

15 Там же.

16 Chaloupecky V. Fr. Palacky "Zlatoroh", sv. 10 - 12, str. 119. Praha. 1912.

17 Touzimsky Jos. "Na usvite nove doby. Dejiny roku 1848 v zemich ceskych". Dil. I - II. Praha. 1898.

18 Tobolka Zd. "Slovansky sjezd v Praze r. 1848". Praha. 1901; Tobolka "Politicke dejiny", dil. 1.

стр. 98

позже Казбунды19 и других. Эти работы вводят в научный оборот целый ряд новых документальных материалов, относящихся к восстанию, и вскрывают некоторые ранее неизвестные стороны событий. Некоторые из этих авторов несколько видоизменяют своё отношение к восстанию, отказываясь от изображения этого восстания как национальной катастрофы (Тоболка, Казбунда).

По сути дела, на такой же точке зрения стоит и Томаш Масарик, работы которого оказали значительное влияние на чешскую историографию. Масарик заявляет, что он "не считает, что святодуховское восстание имело те политические последствия, которые ему приписывают доктор Риг ер и сам Палацкий (а за ним Малый и др.)20 , указывает на важность участия в восстании рабочих21 , говорит о социальном характере восстания22 и т. п., стремясь показать отличие своей точки зрения от позиции Палацкого, Малого и других. Однако на деле, если отбросить фразеологию, Масарик солидаризируется с Палацким и изображает восстание примерно так же, как и он. Работа Масарика о Гавличке в значительной своей части посвящена компрометации чешских радикалов. Масарик говорит здесь о присущей радикализму политической близорукости23 , о политической неспособности радикалов24 , об их фантазёрстве, об отсутствии у них философских принципов25 . "Коротко говоря, - пишет Масарик, - наш радикализм 1848 года не представлял собой ни продуманных, ни осмысленных действий: радикалы не были сильной, организованной партией, выступающей с сознанием ответственности, самостоятельно и определённо, но они были политическими импровизаторами, полными революционного возбуждения и раздражения"26 . В конечном итоге Масарик стремится привести читателя к выводу о бессмысленности Пражского восстания. Он доказывает, что чехи не были подготовлены к революции, поскольку они духовно не созрели для неё27 . "Вооружённая революция (у нас) была невозможна, была бессмысленна и не совершилась. Святодуховские баррикады не были революцией"28 . Вывод ясен: неопытные политически, недостаточно образованные, неорганизованные и склонные к фантастике и необдуманным поступкам, легко возбудимые, радикалы вызвали в Праге беспорядки - не революцию - нарушившие естественный ход событий и повредившие национальным интересам. Но каков же был правильный путь? И Масарик спешит здесь солидаризироваться с Гавличком, который "понял, что вооружённая революция не нужна.., что для нас необходима революция духовная"29 . Именно доказательству необходимости отказа от вооружённой революции, пропаганде идеи духовного усовершенствования посвящены труды Масарика. Его точка зрения вполне типична для представителя уже восторжествовавшей над феодализмом буржуазии, боящейся революционных выступлений пролетариата и крестьянства и стремящейся предотвратить их. Работы Масарика знаменательны тем, что, заключая в себе значительное количество соответствующей духу времени (90-е - 900-е годы) псевдодемократической и псевдосоциалистической фразеологии, они были направлены к защите реакционной буржуазной идеологии против формирующейся и завоёвывавшей всё более широкие массы идеологии пролетарской. Не случайно основные труды Масарика посвящены борьбе с марксизмом.

Такое же положение сохранялось в чешской буржуазной и социал-демократической историографии в течение всего периода существования первой республики. Но и после окончания второй мировой войны положение первое время оставалось прежним. Целый ряд работ, изданных в Чехословакии в 1945 - 1947 гг., продолжал игнорировать Пражское восстание, посвящая ему буквально лишь по нескольку фраз. Так, в изданной в Праге в 1947 г. "Истории Чехословакии" К. Крофты30 из 914 страниц лишь 11 строчек посвящены восстанию, изображаемому как случайное столкновение пражских радикалов, главным образом студентов, с военным командованием. Совершенно обходит Пражское восстание Одложилик в вышедшем из печати в 1946 г. пятом издании его "Очерка чехословацкой истории"31 . Ольдржих Ржига, стремящийся в своей книге об экономическом и социально-политическом развитии Чехословакии в 1790 - 1945 гг.32встать на марксистские позиции, сохранил, однако, старую схему изложения причин и следствий восстания и уделил ему всего лишь несколько фраз33 . То же можно сказать и о книге Ольдржиха Фидрмуца "Обзор чехословацкой и русской истории", изданной в 1946 г.34 , и о некоторых других работах.

Вполне понятно, что подобное отношение к одному из крупнейших революционных выступлений чешских народных масс, совершенно естественное для буржуазных историков и идеологов, не могло удовлетворять обращавшихся к этому периоду чешской истории представителей пролетарской идеологии. Одним из первых выступил против буржуазной и социал-демократической концепции разбираемого вопроса один из руко-


19 Kazbunda K. "Ceske hnuti roku 1848". Praha. 1929.

20 Masaryk "Karel Havlicek", str. 80.

21 Там же, стр. 59.

22 Там же.

23 Там же, стр. 61.

24 Там же, стр. 67.

25 Там же, стр. 72, 76.

26 Там же, стр. 79.

27 Там же, стр. 72 - 73.

28 Там же, стр. 73.

29 Там же.

30 Krofta K. "Dejiny ceskoslovenske", str. 622. Praha. 1947.

31 Odlozilik O. "Nastin ceskoslovenskych dejin". Praha. 1946.

32 Riha O. "Hospodarsky a socialne-politicky vyvoj Ceskoslovenska 1790 - 1945". Praha. 1946.

33 Там же, стр. 29 - 30.

34 Fidrmuc O. "Prehled dejin Ceskoslovenskych a ruskych", str. 211 - 212. Praha. 1946.

стр. 99

водителей чешском компартии, Ян Шверма, сформулировавший свою точку зрения ещё в 1933 г. во вступительной статье к изданному чешскими коммунистами сборнику "Маркс - Энгельс - Ленин - Сталин об Австрии и чешском вопросе"35 . Выступая против изображения Пражского восстания как случайной, бессмысленной и авантюристической вспышки, Шверма доказывает, что это восстание явилось логически закономерным проявлением нараставшего в среде народных масс Чехии демократического движения. "Главным представителем радикального движения было мелкобуржуазное студенчество, - пишет Шверма, - а главной массовой силой этого движения... был чешский пролетариат... Его принципиальный классово-идеологический характер был мелкобуржуазно-демократическим"36 . Шверма показывает, что отношение радикалов и демократов к революционным методам борьбы не было проявлением их политической неопытности или сумасбродства, а, напротив того, явилось именно результатом учёта опыта политической борьбы, как в Чехии, так и в других странах. Радикалы считали, что "революция - это дело борьбы, а не фразы, что только последовательное развёртывание революционной борьбы и привлечение к этой борьбе самых широких народных масс может спасти революцию и уничтожить реакцию, что для этой борьбы необходимо объединить все действительно революционные и демократические элементы всех народов". Чешские революционеры и демократы во главе со Сладковским понимали, что "компромисс в момент борьбы - это гибель революции, и, резко выступая против трусливой и реакционной политики официальных вождей, с воодушевлением приветствовали борьбу венского студенчества и пролетариата"37 .

Мы видим здесь уже совершенно иную концепцию, совершение иную оценку чешских радикалов, вставший во главе восстания. Шверма даёт иную оценку также и самого восстания как социального выступления, отодвинувшего на задний план национальные раздоры и объединившего на баррикадах как чешских, так и немецких пролетариев и мелкую буржуазию. "Студенты и пролетарии не были достаточно "разумны" для того, чтобы считаться с конкуренцией между чешской и немецкой буржуазией, с интересами борьбы за рынки, с интересами буржуазных карманов. Между чешскими и немецкими студентами и пролетариями не было этих раздоров конкурентной борьбы, которые на смерть делили обе буржуазии"38 . Шверма даёт новую оценку и роли чешских демократов, поражение которых в Пражском восстании он объясняет не безрассудством и фантазёрством, а организационной слабостью демократического направления. Шверма правильно оценивает роль аграрного вопроса в событиях 1848 г. и одной из важнейших причин неудачи буржуазной революции считает отказ чешской буржуазии от вовлечения в политическую борьбу крестьянства - решающего резерва революции39 . Он указывает, что причиной этого явилось определённо выраженное в течение всего движения стремление буржуазии к компромиссу с реакцией, решение заранее принести в жертву интересы крестьянства, чтобы для себя выторговать у реакции уступки. Шверма пишет, что "чешская буржуазия, направлявшая всю свою политическую линию "а компромисс с реакцией, совершенно не заботилась о привлечении на свою сторону крестьянства. Требование уничтожения крепостной зависимости не могло успокоить обнищавшую массу крестьянства. Сила шляхты и нищета крестьянства коренились не только в крепостном праве, но и в монопольном праве собственности на землю, которое принадлежало шляхте. Ключ к радикальному и последовательному разрешению аграрного вопроса лежал в земельном вопросе. И это последовательно? разрешение аграрного вопроса было необходимой предпосылкой победы революции"40 . Шверма показывает далее, что целью чешской либеральной буржуазии было не развёртывание, а прекращение крестьянского движения, и именно к этой цели были направлены главные её политические усилия. Июньская революция в Праге, говорит Шверма, способствовала подъёму крестьянского движения, но не смогла организовать и возглавить его. Однако "этот недостаток не является "позором для неё - она не сделала этого не из трусости, а из-за своей слабости"41 . Говоря об отношении к Пражскому восстанию со стороны немецкой буржуазии, Шверма подчёркивает, что она, как и буржуазия чешская, не оказала восстанию никакой поддержки. Лишь венские пролетарии и студенты выражали свои симпатии по отношению к нему, и лишь один последовательный революционер призывал к поддержке восстания-Карл Маркс, говорит Шверма.

Статья Швермы явилась, по существу, первой попыткой подойти к анализу событий 1848 г. с марксистских позиций, с позиций классовой борьбы, что, несомненно, знаменовало собой начало нового этапа в историографии изучаемого нами вопроса.

В течение 15 лет, последовавших за выходом в свет статьи Швермы, в Чехословакии не появилось специальных работ о революционном движении в Чехии в 1848 г., которые подходили бы к истории этого движения с позиций марксизма. Следующая такая попытка была сделана в опубликованной в начале 1948 г. небольшой книге Арношта Клима "1848 год в Чехии"42 . Несмотря на отдельные ошибочные или спорные положения, содержащиеся в работе Арношта Клима, его книга свидетельствует о значи-


35 "Marx - Engels - Lenin - Stalino Rakousku a ceske otazce". Praha. 1933. Sverma J. "Rok 1848 v Cechach".

36 Там же, стр. 83.

37 Там же.

38 Там же, стр. 84.

39 Там же, стр. 85.

40 Там же.

41 Там же.

42 Klima A. "Rok 1848 v Cechach". Praha. 1948. См. нашу рецензию на эту книгу в журнале "Вопросы истории" N 7 за 1948 год.

стр. 100

тельном приближении некоторых чехословацких историков к марксистским позициям. Правильная оценка значения и характера Пражского восстания даётся и в работе Вацлава Гуса, опубликованной в недавно вышедшем в свет сборнике статей, посвященных славянскому съезду 1848 г. в Праге43 . Однако точка зрения Швермы, Гусы и Климы не стала ещё господствующей в чешской историографии. Мы указывали уже на целый ряд работ, вышедших в послевоенный период (Фидрмуца и др.), далёких ещё от марксистской оценки событий 1848 года. Добавим к этому, что с мнением А. Климы и В. Гусы серьёзно расходятся ещё и такие современные чешские историки, как И. Мацурек, Ф. Роубик и другие. Сошлёмся, например, на прочитанную год назад Ф. Роубиком лекцию "Святодуховское восстание и славянский съезд", опубликованную в том же сборнике статей о славянском съезде. В этой лекции наряду с целым рядом интересных наблюдений содержатся и многие сомнительные и прямо неверные положения. Роубик солидаризируется с Карлом Гавличком, "постоянно призывавшим прежде всего к повышению всеобщей образованности широчайших слоев народа, как наилучшему оружию против временного физического превосходства реакции"44 . Роубик фактически возвращается к типичной для буржуазной историографии точке зрения, видевшей главное следствие восстания в срыве славянского съезда. Он утверждает, что пользу из Пражского восстания извлёк, бесспорно, "прежде всего, Кошут и его мадьярская, антиславянская политика"45 . Ни слова Роубик не говорит о прогрессивной роли восстания в ходе общеавстрийской революции. Существенное различие между оценкой восстания Климой или Гусой, с одной стороны, и Роубиком - с другой, является одним из свидетельств отсутствия в чешской историографии единого мнения по вопросам, связанным с Пражским восстанием.

*

Для того чтобы сделать правильные выводы относительно характера Пражского восстания, обратимся к основным моментам восстания и к связанным с ним документам.

Демократическое движение в Чехии, которым руководили чешские радикалы, принадлежавшие к кругам мелкобуржуазной интеллигенции, студенчеству, отчасти ремесленникам, началось уже в первые дни мартовских событий. Не повторяя данных, приведённых уже нами в опубликованной в 1947 г. статье "К вопросу о революционном движении в Чехии в 1848 г."46 , отметим некоторые дополнительные факты, характеризующие демократическое движение в чешских землях в доиюньский период.

С началом революционного движения в Австрийской империи радикалы развернули широкую агитацию среди чешского населения и в войсках. Уже 5 марта в руки полицейских властей попала листовка, начинавшаяся словами "Братья! Италия восстала и борется против несправедливостей австрийского правительства", называвшая итальянское восстание "благородным и справедливым" и выражавшая возмущение тем, что другие австрийские народы, в том числе и чехи, принуждаются австрийским правительством проливать кровь и жертвовать жизнью для усмирения восставших итальянцев. Листовка заканчивалась словами "Братья, наступил конец всем жертвам для трона, который считает нас рабами, притесняет нас, давит жестокими налогами. Итальянцы - наши братья, мы не будем сражаться против них, ибо они так же несчастны, как и мы. Собирайте силы и не допускайте новых вербовок, восстаньте, соединяйтесь, вооружайтесь и освободитесь, сами от господского и королевского угнетения и добейтесь для себя конституции, основанной на равенстве, согласии и свободе. 20 марта 1848 года - всеобщее восстание!"47 .

7 марта в руки полиции попали ещё две листовки, призывавшие к немедленным действиям с целью завоевания конституции, свободы печати и свободы народа вообще48 . В течение последующих дней по Праге и по всей Чехии в огромных количествах распространялись листовки на чешском и немецком языках, причём часть их разбрасывалась и расклеивалась на улицах, а часть рассылалась почтой по домам49 .

Одним из главных центров, откуда выходили листовки демократического, революционного содержания, было возникшее ещё в 1846 г. тайное общество "Рипиль", объединившее наиболее радикально настроенных представителей мелкой буржуазии и студенчества. Это общество явилось инициатором и организатором первого массового политического выступления в Чехии - Святовацлавского собрания 11 марта 1848 г.50 , принявшего текст петиции к императору и создавшего первый в Чехии политический орган - Святовацлавский комитет. Организаторы собрания ориентировались главным образом на участие в нём возможно большего количества рабочих и ремесленников, о чём свидетельствует тот факт, что собрание было назначено на вечер субботы, т. е. на такое время, когда наибольшее количество рабочих свободно от рабо-


43 Husa V. "Slovansky sjezd r. 1848 s dnesniho hlediska". В кн.: "Slovansky sjezd v Praze 1848". Sbornik prednasek slovanskeho ustavu, str. 129 - 130. Praha. 1948.

44 Roubik F. "Svatodusni boure a slovansky sjezd", там же, str. 104.

45 Там же, стр. 110.

46 См. "Вопросы истории" N 5 за 1947 г., стр. 23 - 47.

47 Листовка извлечена из архива наместничества в Праге и опубликована Казбундой - "Ceske hnuti roku 1848", Priloha I, str. 361 - 362.

48 Там же, стр. 37.

49 Там же.

50 Fric J. "Pameti", sv. II, str. 247. Praha. 1891; Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 26; Kazbunda "Ceske hnutr roku 1848", str. 38.

стр. 101

ты, и что место собрания было выбрано в максимальной близости к рабочим районам города - Подскалью и Смихову. Рипилисты же подготовили и проект текста петиции, которая носила определённо выраженный социально политический характер. Только один пункт из двадцати касался национального момента - требование равенства чешского языка с немецким в школах и судах. Все остальные пункты содержали требования политических преобразований (уничтожение привилегий дворянства и духовенства, утверждение налогов и законодательства для Чехии чешским сеймом, общинное самоуправление и т. д.), реорганизации судопроизводства, демократических свобод (слова, печати, собрания, личности, вероисповеданий), ликвидации военно-политического режима (сокращение постоянного войска, учреждение гражданских гвардий, уничтожение существующей полиции), реорганизации налоговой системы. Особое значение имеют требования уничтожения барщины и других феодальных повинностей без выкупа и "организации труда и его оплаты"51 . Эти последние требования отражали нужды широких масс населения чешских земель - крестьянства и пролетариата. То обстоятельство, что рипилисты выдвинули эти требования уже в самом начале движения, подтверждает наличие у них связей с пролетариатом и крестьянством, намерение в предстоящей политической борьбе опереться именно на эти слои населения. Важно отметить, что в ходе собрания наиболее решительную борьбу с буржуазными либералами радикалы вели за требование отмены феодальных повинностей без выкупа и организации труда. Радикалов на этом собрании возглавлял поэт Карел Сабина.

Опубликование 15 марта императорского манифеста, возвещавшего скорый созыв представителей от провинциальных сеймов с усиленным представительством от городов для обсуждения проекта конституции империи, вызвало появление в чешских землях целого ряда различных толкований конституции, причём либералы всячески стремились объяснить чешскому народу, что и после введения конституции он, прежде всего, должен будет соблюдать порядок, подчиняться властям, платить налоги и выполнять феодальные повинности до тех пор, пока они не будут выкуплены52 .

Выступили со своим толкованием принципов конституции и радикалы, причём в центре их внимания было стремление разъяснить народу, прежде всего, права. Так, например, К. Сабина посвящает своё "Объяснение конституции"53 главным образом доказательству того, что основная обязанность государства состоит в соблюдении, сохранении и гарантии прав народа, что правительство обязано выполнять волю народа, а народ - постоянно контролировать действия правительства. Народ сам определяет степень и границы своих прав и контролирует законодательство.

Осуществлявшаяся в различных формах агитация радикалов находила благоприятную почву как среди крестьянства, широко развернувшего антифеодальную борьбу, так и среди пролетариата, всё решительнее выступавшего с требованиями улучшения своего экономического положения. Донесения из провинции вызывали всё большее беспокойство властей. Краевые гетманы из Локетского, Писецкого, Ичинского и других районов чешских земель доносили о волнениях среди рабочих, требовавших работы и хлеба, об усилении среди рабочих агитации радикалов54 .

17 марта 1200 пражских ситцепечатников потребовали от властей конкретных мер по улучшению их материального положения55 . Властям пришлось создать специальный комитет по обеспечению работой безработных56 , а через политическое общество чешской буржуазии - "Мещанскую Беседу" - была организована "выплата безработным небольшого пособия57 . Одновременно Святовацлавский комитет, стремясь "разгрузить" Прагу от безработного пролетариата, являвшегося наиболее опасным для существующего "порядка" элементом, вступил в переговоры с провинциальными фабрикантами о предоставлении пражским рабочим работы в провинции, а с пражскими фабрикантами о том, что пока будут продолжаться волнения, они воздержатся от дальнейших увольнений рабочих со своих фабрик58 . 17 марта среди пражской буржуазии началась паника в связи со слухами о приближении к Праге тысяч крестьян. Паника не уменьшилась, когда оказалось, что это были не крестьяне, а рабочие из района Пардубиц. Земским властям пришлось предпринять меры для концентрации вокруг Праги воинских частей в целях поддержания "порядка". Демократическая часть образовавшейся в Праге буржуазной национальной гвардии - студенческий легион - вступила в столкновение с войсками. В этой обстановке радикалы стали распространять среди солдат листовки с призывом не выступать против народа, а соединиться с ним в его борьбе, поскольку у народа и войска одни интересы и войско состоит из представителей народа. Одна из таких листовок, написанная в стихотворной форме59 , призывала солдат "не быть больше слепым орудием, рабами чужой воли", напоминала им, что "гражданин и солдат - одно тело" и что они должны выступать вместе с народом, а не против него. Примерно такого же содержания была и другая листовка, начинавшаяся обращением к "храбрым солдатам, дорогим землякам и братьям"60 .


51 Klima. Указ. соч., стр. 30.

52 См., например, статью Палацкого "Co jest Konstituce?". "Radhost", III," str. 3 - 6.

53 Sabina K. "Objasneni konstituce". ИМЭЛ. Фонд листовок 1848 года.

54 Kazbunda. Указ. соч., стр. 62.

55 Tobolka Zd. "Pocatky delnickeho hnuti v Cechach", str. 32. Praha 1923.

56 Kazbunda. Указ. соч., стр. 62.

57 Tobolka. Указ. соч., стр. 33.

58 Там же.

59 "Vojaci pozor!" Kazbunda. Указ. соч. Приложение X, стр. 372 - 374.

60 Там же, стр. 374.

стр. 102

Одновременно распространялись листовки и среди сельского населения. Обращаясь к "дорогим братьям поселянам", чешские демократы заявляли, что они стремятся к освобождению крестьян от крепостной зависимости, к тому, чтобы крестьянство стало свободным и участвовало в управлении страной. "Прага" намерена, - говорилось в одной из листовок, - взять сейм из рук господ и передать его в руки самого народа, чтобы народ сам определял для себя земское устройство"61 . Авторы листовки призывали крестьян в целях обеспечения своих прав и интересов "вооружиться и немедленно обучаться военному делу для того, чтобы иметь возможность защищаться от всех неприятелей"62 .

25 апреля правительство объявило возвещенную ещё в марте императорским рескриптом конституцию. Однако эта конституция не явилась результатом совещаний представителей от всех земских сеймов "с усиленным представительством городского сословия и с соблюдением существующих провинциальных конституций", как это было обещано в марте. В обсуждении конституции принял участие лишь небольшой круг близких к правительству лиц. Ни одного представителя от чешского королевства при этом не было.

Конституция провозглашала неприкосновенность национальности и языка, свободу совести, вероисповедания, печати, право собраний " подачи петиций, независимость судов, публичное и устное судопроизводство и суды присяжных. Вместе с тем конституция вводила двухпалатное парламентское устройство, при котором первая палата - Сенат - должна была состоять из принцев императорского дома, достигших 24-летиего возраста, из назначаемых императором пожизненных членов и из 150 представителей крупных землевладельцев. Вторая палата - палата депутатов - должна была избираться всем населением и состоять из 383 членов. Конституция предусматривала, "что способ вознаграждения за тяготеющие на земле повинности, объявленные подлежащими отмене", будет установлен рейхсратом, заранее предрешая, таким образом, что феодальные повинности будут отменены за выкуп.

9 мая в соответствии с этой конституцией был издан избирательный закон, согласно которому при выборах в палату депутатов 1 депутат должен был избираться от 50 тыс. жителей при двухстепенной системе выборов. При избрании выборщиков избирательного права лишались рабочие, получавшие подённую или понедельную плату, прислуга и лица, пользовавшиеся вспомоществованием из общественных благотворительных учреждений63 .

Опубликование этой конституции, оставлявшей без внимания все основные требования демократических элементов и организаций, вызвало выступление в Вене народных масс в защиту демократических свобод, что привело к изменениям в составе министерства и к бегству императорского двора в Инсбрук. Известия о победе народа в Вене послужили толчком для нового подъёма массового движения в чешских землях, прежде всего в Праге.

Революционные события 1848 г. пробудили к политической активности самые Широкие слои чешского народа. "В огромных количествах стали возникать в провинциальных городках политические газеты, стали в массе выходить политические брошюры и листовки. Весь народ был, втянут в политическую жизнь"64 , - пишет в своих воспоминаниях современник событий Якуб Малый. Всё более возрастал среди населения чешских земель авторитет чешских радикалов, усиливших через газеты и листовки активную агитацию в массах и организовавших целый ряд народных манифестаций65 . Низкая заработная плата рабочих, рост цен на продукты питания, безработица в городах, - неразрешённость аграрного вопроса в деревне, тяжёлое положение ремесленников - всё это создавало благоприятную почву для демократической агитации. Агитационные листовки принимали всё более широкое распространение. Наиболее революционным содержанием отличались листовки, составленные и подписанные Штепаном Доновским. Под псевдонимом Доновского выступал 24-летний безработный подмастерье Вацеслав Жижала66 . Листовки Доновского были направлены, прежде всего, против шляхты и апеллировали к силе широких слоев вооружённого народа. Доновский призывал народ обеих национальностей к совместной борьбе за конституционные свободы.

9 мая полиция захватила в типографии Веттера большое количество экземпляров отпечатанной там, на чешском и немецком языках листовки за подписью Доновского. Листовка была демократического, республиканского67 содержания и резко выступала против династии, правительства, дворянства, церкви, бюрократии, войска и конституции. В листовке указывалось, что австрийские императоры незаконно правят не избиравшим их чешским народом, что от правительства нельзя ждать никаких полезных народу дел, поскольку оно состоит из консервативных, эгоистичных людей, борющихся против свободы. Резко выступая против шляхты, заявляя о том, что от предстоящего сейма нечего ожидать, так как он будет в руках дворянства, Доновский единственную надежду и спасение видит в вооружении всего народа для защиты против королев-


61 "Mili vesnicane a bratri!" Klima. Указ. соч. Приложение III, стр. 146 - 147.

62 Там же.

63 См. о конституции 25 апреля: Бах М. "История австрийской революции", 1848 г. М. -П. 1923, стр. 216 - 219; Kazbunda "Ceske hnuti r. 1848", str. 158 - 159; Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 72 - 74.

64 Maly "Nase znovuzrozeni", II, str. 102.

65 Heidler J. "Antonin Springer a ceska politika v letech 1848 - 1850", str. 42. Praha. 1914; Traub H. "Z pocatku rozkolu v Ceske politice". "Cesky Casopis historicky". T. XXXVI, sesit I, str. 90. Praha. 1930.

66 Roubik F. "Svatodusni boure a Slovansky sjezd", str. 95.

67 Kazbunda "Ceske hnuti r. 1848", str. 172.

стр. 103

ских прислужников, против войска. Призывая к сотрудничеству между чехами и немцами, между пролетариатом обеих национальностей, Доновский указывает, что лозунги демократической, республиканской свободы вновь восстановят союз между этими национальностями, между чешскими и немецкими угнетёнными и борющимися за социальную свободу классами. Доновский ни одним словом не упоминает о разделявшем в это время чехов и немцев вопросе о Франкфурте, стремясь подчеркнуть общность интересов чешских и немецких народных масс в борьбе с феодализмом и реакцией68 . Арест в связи с отсутствием владельца типографии его служащего Гролла вызвал народное возмущение в Праге, заставившее полицейские власти освободить Гролла69 .

Всё большее участие принимает в политической жизни пролетариат. 9 апреля рабочие текстильной фабрики Пржибрама потребовали ограничения рабочего дня 10 часами в зимнее время и 12 в летнее70 . Земские власти, к которым было обращено это требование, ответили, что определение продолжительности рабочего дня является предметом добровольного соглашения между рабочими и фабрикантами. Этот ответ, разумеется, не удовлетворил рабочих Пржибрама, которые были поддержаны рабочими ряда других фабрик. В результате многочисленных выступлений рабочих им удалось на некоторых фабриках добиться сокращения рабочего дня71 . Всё сильнее раздавались требования повышения заработной платы и ограничения применения машин. Появляется множество листовок, составленных рабочими, с призывами к борьбе против фабрикантов. В этих листовках конкретно показывалось, какие колоссальные прибыли (до 360 тыс. золотых в год) получали фабриканты за счёт жестокой эксплоатации рабочих. В листовках живо описывалось бедственное положение пролетариата, хотя тон листовок был отнюдь не революционный.

"Если бы Ваш ласковый взгляд мог проникнуть в наши истекающие кровью сердца, - говорилось в одной из листовок, обращенной к пражскому населению, - в Ваших сердцах должен был бы отозваться проникновенный голос наших голодных, ломающих руки детишек: "Папочка, ради Бога, уже два часа дня, а мы ничего не ели..." Кое-кто возражает нам: работы достаточно, можете работать подённо за 20 крон, каждый вполне может быть жив. Бродячее животное тоже живо, но как? Неужели люди должны, как собаки, дохнуть на свалке, гибнуть от голода?.. Мы не в состоянии дальше выдерживать... мы уже видим перед своими глазами смерть; мы ищем справедливости, и мы её заслуживаем - ведь мы люди, сыновья одной с Вами Родины... имейте человеческое чувство, помогите, ибо мы уже на краю гибели..."72 . В конце мая началась забастовка типографских рабочих, проходившая под лозунгом борьбы за повышение заработной платы. 3 июня произошли волнения на текстильных фабриках около Праги73 , на императорских мельницах в Бубенче74 , в Карлине. Текстильщики требовали повышения заработной платы. Предвидевшие возможность возникновения волнений фабриканты ещё накануне, 2 июня, затребовал" от властей присылки на их фабрики регулярных войск. Войска были присланы, и волнения были прекращены военной силой.

Не добившись ничего от фабрикантов, рабочие ряда фабрик обратились со своими требованиями в муниципалитет, опубликовавший, однако, 10 июня заявление, призывавшее рабочих к соблюдению порядка и разрешавшее фабрикантам использование любых машин. Ответом на это заявление были новые волнения текстильщиков. Волнения происходили и среди рабочих других профессий.

Росло и антифеодальное движение в провинции. Чешские радикалы развернули революционную агитацию и среди крестьянства, выдвигая в качестве главного лозунга лозунг безвозмездной отмены феодальных повинностей. Иозеф Фрич рассказывает в своих "Воспоминаниях", что "уже в мае Гауч, Арнольд и другие завязали связи с крестьянством. Они были намерены призвать крестьян в Прагу для того, чтобы их демонстрациями ускорить решение предстоящим сеймом вопроса об отмене феодальных повинностей и крепостной зависимости вообще без всякого вознаграждения бывшим господам"75 .

Агитация в провинции, среди сельского населения приняла столь обширные размеры и радикальный характер, что стала внушать серьёзные опасения представленной в Национальном комитете чешской буржуазии, по требованию которой Национальный комитет обратился 4 мая к населению с воззванием, в котором говорилось, что "Национальному Комитету стало известно, что в провинции тут и там появляются люди, выдающие себя за представителей вышеупомянутого Комитета. В связи с этим Национальный Комитет заявляет, что он вплоть до настоящего времени... ни одного представителя в провинцию не посылал, и призывает всех не оказывать никакого доверия тем лицам, которые, выдавая себя за представителей Национального Комитета, не смогут предъявить выданного в подтверждение этого президентством удостоверения"76 . Острие демократической пропаганды было направлено, прежде всего, против шляхты, причём радикалы требовали полного уничтожения всех её привилегий. На созванном 27 мая радикалами народном собра-


68 Эта листовка Доновского опубликована в качестве приложения N XIII к книге Казбунды "Ceske hnuti r. 1848", str. 382 - 384.

69 Там же, стр. 175.

70 Tobolka Zd. "Pocatky delnickeho hnuti v Cechach", str. 34. Praha. 1923.

71 Там же, стр. 35.

72 Там же, стр. 40.

73 Там же.

74 Horacek C. "Pocatky ceskeho hnuti delnickeho", str. 26. Praha. 1933.

75 Fric Jos. "Pameti", dil. III, str. 121 Praha. 1891.

76 Maly J. "Nase znovuzrozeni". C. II, str. 90.

стр. 104

нии в Святовацлавских купальнях было принято подписанное затем 4 тыс. человек заявление, требовавшее, чтобы представители дворянства допускались в чешский сейм только в том случае, если они будут избраны народом77 .

В своей агитации чешские радикалы использовали многочисленные провинциальные филиалы "Славянской Липы" и других политических организаций, а также местную периодическую печать. Главными печатными органами радикалов в Праге были газеты "Prazske Noviny", редактировавшиеся К. Сабиной, и начавший выходить с 1 июня "Prazsky Vecerni List", вокруг которого радикальная группа стала создавать ядро будущей самостоятельной радикально-демократической партии78 . В составе чешского студенческого политического союза "Славия", имевшего радикально-демократический характер, была организована военная секция под командой Иозефа Фрича; задачей этой секции являлось изучение стратегических вопросов на случай возникновения вооружённой борьбы против войск. Чешские радикалы предвидели необходимость вооружённой борьбы, готовились к ней сами и стремились подготовить к ней народные массы.

Дошедшие в это время до Праги известия о майской революции в Вене ещё более революционизировали обстановку в чешских землях. 20 мая в Прагу прибыл для вступления в командование пражским гарнизоном князь Виндишгрец. В период мартовских событий в Вене Виндишгрец, вызвавший ненависть венского населения, вынужден был временно удалиться в своё поместье, откуда он продолжал, однако, внимательно следить за событиями в стране в уверенности, что вскоре ему удастся снова активно участвовать в этих событиях. Естественно, что особый интерес вызывала у него обстановка в чешских землях, поскольку с 1840 г. он находился в должности командующего расположенными в Чехии войсками. После майской революции в Вене и бегства императора Виндишгрец решил, что настало время действовать, и отправился в Прагу, сообщив при этом военному министру графу Латуру: "Я еду в Прагу, куда меня призывает мой долг; дело идёт о благе моего монарха, императорского дома и всех честных людей"79 .

Прибыв в Прагу, Виндишгрец имел уже давно продуманный план вооружённого подавления народного движения. Материалы военного архива в Вене показывают80 , что военным командованием ещё в марте 1848 г. разрабатывался секретный план военного захвата города. В плане указывалось на непригодность для военных целей правого берега Влтавы ввиду большой протяжённости города с его узкими улицами и большим количеством площадей81 . Вместе с тем отмечалось, что господствующие над городом позиции (Вышеград, Петржин и др.) вполне достаточны для того, чтобы держать город в руках. Особо подчёркивалось значение Вышеградской крепости, с которой можно было держать под огнём пролетарский район Праги - Подскалье82 . Действуя в соответствии с этим, разработанным заранее планом, Виндишгрец немедленно по прибытии в Прагу начал стягивать к ней войска и осуществлять ряд других военных приготовлений. С первых дней июня в Праге начинаются беспрерывные военные смотры и учения, город наводняется войсками, на бастионах Петржина и Вышеграда устанавливаются орудия.

По приказу Виндишгреца город был буквально наполнен пешими и конными военными патрулями, проходившими по всем улицам города ежедневно с 5 час. утра до 9 час. вечера на расстоянии видимости друг от друга. Ночью количество патрулей несколько сокращалось, но практически город находился на военном положении. Всё это вызывало огромное недовольство в самых различных слоях пражского населения. Редактировавшаяся Карлом Гавличком газета. "Narodni Noviny" писала 8 июня: "С огромным возмущением должен смотреть каждый честный человек на те постоянные воинские учения и демонстрации, которые совершаются перед глазами пражан. Бесчисленные патрули часто с кавалерией беспрерывно днём и ночью проходят по Праге"83 .

Особого напряжения обстановка в Праге достигла 7 июня, когда Виндишгрец провёл в центре города смотр войскам гарнизона, устроившим ему грандиозные демонстративные овации. Виндишгрец поддерживал постоянную связь с австрийскими войсками в Италии и в Галиции: успехи Радецкого и поражение краковского восстания он рассматривал как сигнал для выступления против чешской демократии. Однако чешские демократы не были напуганы военными манипуляциями Виндишгреца и готовились к отпору наступлению реакции. Инициаторами требований о прекращении военных приготовлений Виндишгреца выступили пражские студенты, поддерживавшие связи со студентами Вены. 8 июня они организовали большое собрание пражан, на котором в качестве главного оратора выступал возвратившийся незадолго до этого из Вены (где он слушал университетский курс) Карел Сладковский. Уже здесь Сладковский наряду с требованиями об устранении Виндишгреца от командования и о прекращении военных приготовлений против Праги выдвинул требование об уничтожении сословных привилегий при предстоящих выборах в зем-


77 Headler "Antonin Springer a ceska politika", str. 42.

78 Там же, стр. 42.

79 Touzimsky "Na usvite nove doby", I, str. 533.

80 Kazbunda "Ceske hnuti rokji 1848", str. 245.

81 В начале второй половины XIX в. в Праге насчитывалось 52 площади, 266 улиц и 3494 дома. См. Topograficko-statisticky slovnik Cech... sestavili Jan Orth a Frantisek Sladek, str. 589. Praha. 1870.

82 Kazbunda "Ceske hnuti roku 1848", str. 245.

83 Tobolka Zd. "Slovansky sjezd v Praze r. 1848", str. 176.

стр. 105

ский сейм84 . 9 июня студенты расклеили на улицах Праги плакаты, приглашавшие население на собрание для обсуждения угрожающего поведения войск. На следующий день, в 10 час. утра, студенты собрались в одном из университетских зданий - Клементинуме, - где сформулировали требования об устранении артиллерийских батарей с Вышеграда, Петржина и Краледворских казарм и о выдаче студенческому союзу одной артиллерийской батареи, 2 тыс. ружей и 80 тыс. боевых патронов. Специальная делегация была отправлена для вручения этих требований заместителю Виндишгреца, эрцгерцогу Карлу-Фердинанду. Сославшись на отсутствие необходимых полномочий для решения этого вопроса, эрцгерцог переадресовал делегацию непосредственно к Виндишгрецу. Прежде чем вступить с ним в переговоры, студенты обратились " населению Праги с воззванием, в котором указывали на опасность, грозившую со стороны реакции, и просили о поддержке своих требований85 .

Листовки с воззванием были расклеены по городу. По приказу земского президента графа Льва Туна и начальника национальной гвардии эти листовки были сорваны, однако на месте каждого сорванного воззвания появлялись два новых86 . Напряжение в городе возрастало. Властями была созвана находившаяся под командованием князя Лобковица буржуазная национальная гвардия. Радикалы со своей стороны обратились к поддержке пролетариата, в частности к забастовавшим за несколько дней до этого швейникам и ситцепечатникам87 . Принявший студенческую депутацию Виндишгрец отверг предъявленные ему требования, отказавшись их обсуждать и заявив: "Я поставлен на это место императором и только перед ним обязан отвечать за свои поступки"88 . Собравшиеся в актовом зале университета студенты были возмущены ответом Виндишгреца. Среди студентов присутствовали словак Гурбан и венский студент-юрист Тифтрунк, призывавшие пражан не уступать Виндишгрецу и реакции. Тифтрунк заявил при этом: "Мы должны защищать свободу и в случае необходимости строить баррикады. Мы, венские студенты, покажем вам, как это делается"89 .

На состоявшемся в тот же день в Святовацлавских купальнях собрании пражан Карел Сладковский призвал население требовать удаления Виндишгреца и отвода из Праги войск90 и принять участие в назначенном на следующий день торжественном богослужении во имя братства, с целью продемонстрировать недовольство населения Праги действиями Виндишгреца. Инициаторы этой демонстрации обратились с призывом участвовать в ней к рабочим Праги, в частности к печатникам, среди которых было особенно много безработных91 . В результате 12 июня, утром, на Конской площади, где должно было состояться богослужение, собралась огромная толпа народа, в том числе около 2500 рабочих92 . "Студенты во главе с Фричем их восторженно приветствовали, обнимались с ним и целовались, демонстрируя братство"93 . После окончания службы её участники толпами пошли по улицам Праги. Одна такая толпа направилась ко дворцу Виндишгреца для выражения протеста против его действий, но была расстреляна солдатами. Это послужило сигналом к восстанию. На улицах города немедленно возникли сотни баррикад, на которых рабочие, ремесленники, мелкая буржуазия и революционная интеллигенция вступили в сражение с войсками Виндишгреца.

Восстание вспыхнуло стихийно; оно не явилось осуществлением, какого бы то ни было определённого плана и не имело единого руководящего центра. Это легко понять, если учесть, что повод для восстания явился случайно и те революционные элементы, которые имелись в стране, не были к этому моменту достаточно организованы и подготовлены.

Напротив того, войска уже давно готовились к выступлению против народа. В распоряжении Виндишгреца находилась сорокатысячная армия, в составе которой было 25 стрелковых батальонов, 3 егерских батальона, 3 батальона гренадер, 41 кавалерийский эскадрон, 8 артиллерийских батарей, 20 специальных подразделений и т. д.94 . Значительная часть этих войск дислоцировалась в Праге. Тем не менее, ещё 11 июня Виндишгрец вызвал в Прагу подкрепления из Кутной Горы и Кралева Градца. Вслед за ними были вызваны ещё 3 батальона пехоты, подразделения кирасир и уланов из Терезина и др.95 . Уже в полдень 12 июня вызванные Виндишгрецом провинциальные гарнизоны вступили в Прагу96 и начали немедленное наступление на восставших. Мы не ставим своей задачей подробное изложение хода восстания, описанного в целом ряде работ, из которых по использованному материалу наиболее интересна работа Казбунды97 . Рассмотрим лишь те факты и документы, которые представляют интерес для характеристики отдельных по-


84 Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 102 - 103.

85 Kazbunda "Ceske hnuti r. 1848", str. 248 - 249.

86 Там же, str. 248.

87 Там же.

88 Tobolka "Slovansky sjezd", str. 178.

89 Touzimsky "Na usvite nove doby", I, str. 551.

90 Popsani vypuknuti zboureni v Praze dne 12 cervna 1848, na zaklade ouredniho vysetrovani sestavene. Otevreny list hrabete Lwa z Thunu panu Janu Slavikovi mestanu prazskemu strany udalosti prazskych za dnu svatodusnich Priloha I, str. 14. Praha. 1849.

91 Tobolka "Slovansky sjezd", str. 180; Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 103 - 104.

92 Popsani str. 14, Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 104.

93 Klima "Rok 1848 v Cechach", str. 104.

94 Эти данные, содержащиеся в дислокационном плане Виндишгреца, приведены Казбундой: "Ceske hnuti", s. 330.

95 Там же, стр. 252.

96 Tobolka "Slovansky sjezd", str. 184.

97 Kazbunda "Ceske hnuti roku 1848", str. 245 - 276.

стр. 106

литических направлений и уяснения характера восстания.

Весть о событиях в Праге привела в волнение и провинцию98 , где немедленно стали формироваться отряды для помощи пражанам.

Вставшие во главе повстанцев люди понимали важность и необходимость поддержки со стороны провинции усилий сражавшихся пражан и предприняли попытку распространить восстание на все чешские земли. Для этой цели утром 13 июня в окрестные города и деревни были отправлены делегаты, в числе которых мы видим Петра Фастра, братьев Шульц и других радикалов99 . Среди сельского населения распространялись листовки, в которых говорилось: "Не платите налогов, не исполняйте барщины и идите немедленно с цепами и косами или другим оружием в Прагу..."100 . Деревня начала волноваться. Многочисленные крестьянские отряды направились к Праге. Одним из таких отрядов была занята железная дорога Прага - Пардубице101 .

Восстание грозило распространиться на всю Чехию. В Праге повстанцами был взят в плен земский президент граф Лев Тун. Рабочее и ремесленное население района Праги Подскалье превратило свой район в крепость и выстроило понтонный мост через Влтаву, соединивший Подскалье с остальной частью города. Продолжали укрепляться и другие районы. В такой обстановке, напуганные перспективой общечешской революции, чешские либералы и консерваторы уже 13 июня предприняли попытку выступить посредниками между восставшими и Виндишгрецем, чтобы добиться прекращения борьбы. Взявшие на себя посредничество Палацкий, Шафарик, Гавличек и барон Нейберг, поддержанные бургомистром и членами магистрата102 , получили от Виндишгреца обещание прекратить военные действия, если восставшие освободят графа Туна и уничтожат баррикады. Однако, когда в результате настояний Палацкого, Шафарика и Гавличка Тун был выпущен и в одном из районов города-Малой Стороне - баррикады были разобраны, ружейный обстрел города не прекратился. Это заставило жителей Старого и Нового города продолжать борьбу. Выпущенный на свободу президент Тун немедленно опубликовал два воззвания. Первое из них было адресовано к гражданам Праги и призывало их убрать баррикады и прекратить сопротивление. В этом воззвании Тун указывал, что он "получил сообщение, что студенты и горожане отправили посланцев в провинцию, чтобы призвать к себе на помощь и сельское население"103 . Тун обещал прекратить военные действия против города в том случае, если восставшие уберут баррикады, прекратят нападения на войска и откажутся от помощи "незаконно призванных крестьян"104 . В случае выполнения этих условий Тун гарантировал отвод войск в казармы, прекращение бомбардировки города и освобождение захваченных в плен войсками студентов и горожан. Второе воззвание было обращено непосредственно к крестьянам, отряды которых уже приближались к городу. В нём говорилось: "Дорогие селяне! Вы были различными лицами призваны к тому, чтобы поспешить на помощь пражским гражданам, либо, может быть, сами полагаете, что здесь требуется Ваша помощь. Я должен Вас строго предостеречь от всякой попытки проникнуть в город. Ваша помощь здесь не требуется, так как спокойствие и порядок будут восстановлены самими пражскими гражданами. Если же Вы осмелитесь попытаться обеспечить себе проход в город силой, то против Вас будут применены, к Вашему большому вреду, законные силы. Послушайтесь же моего отцовского совета, возвратитесь спокойно назад в свои жилища и заботьтесь о том, чтоб у Вас дома покой, и порядок не были нарушены"105 .

Эти документы лишний раз подтверждают, что провинция немедленно реагировала на восстание, и что крестьянское движение с самых первых дней восстания приняло весьма широкие масштабы, серьёзно напугавшие правительственные органы. Вопреки призывам земского президента борьба продолжалась. В ответ на воззвания Туна чешские радикалы развернули массовую агитацию. 13 июня в Праге была расклеена студенческая прокламация, написанная Карелом Сладковским и Франтишком Гавличком и отпечатанная в архиепископской типографии Клементинума. В прокламации ответственность за кровопролитие возлагалась на провокационные действия Виндишгреца и на реакционное офицерство национальной гвардии. Авторы прокламации призывали солдат национальной гвардии выбрать себе новых офицеров и идти с народом. Далее в прокламации выдвигались следующие условия восстановления спокойствия: "1) Князь Виндишгрец немедленно покинет город; 2) войска останутся в Праге только в таком количестве, какое необходимо для несения стражи, которая будет, однако, нестись как в городе, так и у городских ворот, войском совместно с горожанами и студенчеством; 3) немедленно Временное правительство, как ответственное перед народом Министерство, от имени Его милости императора и короля нашего начнёт управлять чешской землёй"106 .

14 июня среди повстанцев распространилась другая прокламация, указывавшая, что отвод войск в казармы или даже вывод их


98 Там же, стр. 271, 273.

99 Tobolka "Slovansky sjezd v Praze r. 1848", str. 184.

100 Kazbunda. Указ. соч., стр. 280.

101 Ouredni zpravy obecnich starsich kr. hl. mesta Prahy o udalostech svatodusnich: Bajerova "Z ceske revoluce", str. 94.

102 Kazbunda. Указ. соч., стр. 252 - 253. Klima. Указ. соч., стр. 106.

103 Zemske presidium k obyvatelum mesta Prahy. Cerny "Boj za pravo", I, str. 306. Praha. 1893.

104 Там же.

105 Zemske presidium k venkovanum 13 cervna 1848: Cerny "Boj za pravo", I, str. 307.

106 Touzimsky "Na usvite nove doby", c. III, str. 616.

стр. 107

из города не могут решить вопроса, так как в последнем случае город оказался бы блокированным этими войсками.

Между тем Виндишгрец закончил все приготовления к бомбардировке города, и 14 утром бомбардировка началась.

Одновременно в Прагу прибыли из Вены правительственные комиссары: бывший в 30-х годах воинским начальником в Чехии семидесятилетний генерал от кавалерии граф Эммануил Менсдорф и надворный советник, референт министерства внутренних дел по чешским делам Иосиф Клецанский, - посланные Пиллерсдорфом с заданием добиться прекращения восстания. В соответствии с инструкцией, данной этим комиссарам (от 13 июня), они были уполномочены установить причины восстания, добиться освобождения Туна, в случае необходимости отстранить Виндишгреца и Туна от занимаемых ими постов, перенять у них власть, отвести частично или полностью военный гарнизон из Праги и обещать амнистию повстанцам107 . Многочисленные депутации обратились к комиссарам с просьбой о немедленном отстранении от командования Виндишгреца и о выводе войск из Праги. В течение 14 июня комиссаров посетили депутации от магистрата, студентов, из провинции (Пардубиц и др.). Виндишгрец, решив сопротивляться, вывел в ночь на 15 июня гарнизон из города и вновь подверг его бомбардировке, вызвав новое возмущение по всей Чехии.

Под влиянием народных выступлений Виндишгрец согласился, было на временную передачу командования генералу Менсдорфу. 15 июня комиссары опубликовали заявление, в котором говорилось, что "...генерал от кавалерии граф Менсдорф принимает на себя временное осуществление главного командования в Чехии. Войска будут выведены из главного города Праги по мере того, как будут убраны стоящие до сих пор баррикады, О немедленной уборке этих баррикад город позаботится сам. Патрульную службу отныне должны будут нести совместно войска и национальная гвардия..."108 .

Однако Виндишгрец вовсе не был намерен действительно отказаться от командования и при помощи офицерства организовал демонстрацию недовольства солдат вмешательством комиссаров. Немедленно была возобновлена бомбардировка города, причём от имени войск было заявлено, что в случае отстранения Виндишгреца от командования Прага будет сметена с лица земли. Виндишгрец опубликовал заявление о том, что он вновь принимает на себя командование, и 15 же июня обратился совместно с Туном к восставшим со следующей лицемерной прокламацией: "13 сего месяца вечером мною были прекращены все военные мероприятия, причём условием восстановления мира было поставлено освобождение земского президента графа Льва Туна и уничтожение в городе баррикад. Старый и Новый Город не выполнили этого условия; чтобы не продолжать кровопролития возобновлением борьбы, войско отошло вчера вечером на занимаемые им теперь позиции. Однако едва оно отошло, как было обстреляно с правого берега Влтавы. При таких обстоятельствах о переговорах не может быть уже и речи. Старый и Новый город должны теперь до 12 часов завтрашнего дня безоговорочно капитулировать и сложить всё имеющееся оружие..."109 . Однако восставшие не сложили оружия и продолжали борьбу.

Руководители восстания предприняли новые меры для привлечения в Прагу на помощь повстанцам провинциальных отрядов. 16 июня И. В. Фрич, ещё раньше отправивший в провинцию целый отряд своих представителей, сам покинул Прагу, чтобы сделать новую попытку ввести в Прагу крестьянские отряды и провинциальные национальные гвардии, направлявшиеся к столице из Кутной Горы, Хрудима, Колина110 и ряда других мест. Однако было уже поздно. Виндишгрец принимал все меры к тому, чтобы не допустить к городу эти отряды, численность которых превышала уже несколько десятков тысяч человек. Необученные, плохо вооружённые крестьяне не могли противостоять регулярным войскам и 1,7 июня были разбиты у Беховиц111 , в результате чего Пражское восстание не получило действенной поддержки извне.

Ещё 16 июня пражским бургомистром было опубликовано объявление, сообщавшее, что "придворная комиссия вплоть до сегодняшнего утра ожидала, что согласно вчерашним условиям баррикады будут устранены, и законный порядок снова восстановится". Отмечая, что восставшие не только не устранили баррикады, но стали возводить новые и что войска потребовали возвращения Виндишгреца к командованию, бургомистр сообщал, что "придворная комиссия, которая всеми средствами стремилась к восстановлению порядка в городе, вынуждена теперь отказаться от дальнейших переговоров, передать сегодня же вечером командование князю Виндишгрецу и лишь продлить срок капитуляции города до 6 часов завтрашнего утра. По истечении этого срока город будет объявлен осаждённым и подвергнется бомбардировке"112 .

Далее бургомистр выдвигает те же требования о прекращении стрельбы, уничтожении баррикад и т. п. Как одно из свидетельств большого количества жертв, имевших место в ходе восстания, отметим третий пункт требований бургомистра, в котором он предлагает восставшим, прежде всего, убрать трупы, лежавшие по всему городу и создававшие угрозу распространения болезней113 .

Восторжествовавший таким образом Виндишгрец вместе с президентом Туном предъявили восставшим новый ультиматум, в котором говорилось, что "императорско-


107 Kazbunda Указ. соч. Priloha XVII, str. 390 - 396.

108 Touzimsky "Na usvite nove doby", III, str. 627 - 628.

109 Touzimsky. Указ. соч., III, стр. 541.

110 Censky Ferd. "Z dob naseho probuzeni. Sbirka pratelskych dopisu", str. 200. Praha. 1875.

111 Kazbunda. Указ. соч., стр. 274. См. об этом ниже.

112 Touzimsky. Указ. соч. Т. III, стр. 636 - 637.

113 Там же, стр. 638.

стр. 108

королевская придворная комиссия прекратила свою официальную деятельность и просила князя Виндишгреца вновь вступить в командование" и принять необходимые военные меры против восставших. "Старый и Новый Город должны теперь безоговорочно капитулировать, уничтожить все баррикады, разрушить вновь сооружённый на Подскальи понтонный мост и сдать всё оружие. Для исполнения этого устанавливается срок до 12 часов дня и предписывается для обеспечения этого выдать в качестве заложников следующих лиц: Брабца Мартина - торговца деревом, Брадку - члена технического легиона, Фрича Иозефа - доктора прав, Фрича - его сына, Гаклика - городского кассира, Кампелика Кирилла - доктора медицины, Клауди - доктора прав, подтрибуна юридической когорты, Патрубана Карла - доктора медицины, трибуна медицинской когорты, Ратценбека Франтишка - доктора медицины, Шмидта - члена "Сворности", Сладковского - кандидата прав, Тыла Бранимира, Веземана - парикмахера, Водку - члена юридического легиона. Если же повстанцы не выполнят этих требований, земскому правительству не останется ничего другого, кроме как принудить город к сдаче обстрелом. Орудия стоят уже на необходимых местах, однако обстрел города откладывается до завтрашнего полудня"114 .

Повстанцы не вняли угрозам Виндишгреца и Туна и продолжали борьбу. Тогда граф Тун ввёл в городе осадное положение и объявил, что все арестованные за любые преступления будут предаваться военному суду и наказываться по военным законам, что войска примут самые строгие меры против баррикад, и что всякое скопление более 8 человек будет разгоняться и расстреливаться115 . Одновременно Виндишгрец отдал приказ о новой бомбардировке города. Эта бомбардировка, наиболее жестокая из всех, сломила силы восставших. В результате артиллерийского огня были подожжены староместские мельницы и городская водокачка, пылавшие всю ночь на 17 июня. 17 июня вечером город капитулировал, причём часть руководителей восстания успела бежать.

В городе заработала чрезвычайная военная комиссия, начались массовые аресты участников восстания. Специальные меры были приняты против представлявшегося властям наиболее опасным элементом - пролетариата. 18 июня был издан приказ о том, что все безработные, не принадлежавшие к пражскому населению, должны немедленно покинуть город116 . На основании этого приказа из Праги были выселены сотни людей. Власти воспользовались ситуацией для репрессий не только против радикалов я демократов, но и против либералов и даже консерваторов. Был распущен Национальный комитет, а вслед за ним и Временный правительственный совет; арестованы даже граф Дейм, барон Виллани, либералы - доктор Браунер и доктор Фрич и др.; разогнаны все виды гражданского ополчения. Властям не удалось, однако, арестовать руководителей восстания И. В. Фрича, К. Сладковского, Миковца, Кампелика и др.

Несмотря на то, что город капитулировал, Виндишгрец не ввёл в него немедленно войска, оставив их в полной боевой готовности на господствующих над городом высотах, что объясняется, прежде всего, серьёзными опасениями командующего, что распространившееся по провинции движение может вызвать возобновление вооружённого выступления в Праге, которое приняло бы в случае соединения с силами крестьянских отрядов и национальных гвардий значительно большие размеры и распространилось бы на все чешские земли. Нет никакого сомнения в том, что у военного командования и земских властей имелись серьёзные и вполне конкретные основания бояться восстания в провинции. Об этом говорит, прежде всего, целый ряд официальных документов и заявлений этого времени. Так, 16 июня к Виндишгрецу явилась делегация от Быджовского и Болеславского краёв под руководством священника Винаржицкого и крестьянина Яна Кроусского. Делегация потребовала прекращения бомбардировки Праги, поскольку эта бомбардировка могла, по мнению делегации, привести к вооружённому восстанию в провинции и придать крестьянскому движению характер "коммунистических бесчинств"117 . Казбунда указывает, что бомбардировка Виндишгрецом Праги создала ему в провинции больше врагов, чем посланные повстанцами эмиссары. Действия Виндишгреца вызвали возмущение, как среди чехов, так и среди немцев118 . Казбунда пишет: "Как и предвидел Винаржицкий, движение в провинции во многих местах проявлялось в коммунистических бесчинствах"119 . Под "коммунистическими бесчинствами" Казбунда имеет в виду осуществлявшийся крестьянами в целом ряде мест захват дворянских замков и земель. В Хоцне и Хрудимском крае велась активная агитация против шляхты. При этом использовался тот тезис, что шляхта сама намеренно вызвала восстание в Праге и других местах для того, чтобы, подавив это восстание, "снова взвалить на крестьянина барщину"120 . Во многих поместьях происходили целые сражения бунтующих крестьян с охраной замков. Один из крупнейших землевладельцев Чехии, князь Винценц Ауэрсперг, ещё во время Пражского восстания, 16 июня, вынужден был бежать из своего замка в Слатинянах, который был штурмом взят крестьянами. Со всех сторон из провинции приходили столь тревожные для земских властей сообщения, что земское президентство стало подготавливать мероприятия для введения осадного положения по всей стране. Прежде всего, были использованы издававшиеся во множестве приказы и воззвания.


114 Touzimsky. Указ. соч. Т. III, стр. 588.

115 Там же, стр. 589.

116 Tobolka Zd. "Pocatky delnickeho hnuti v Cechach", str. 42.

117 Kazbunda "Ceske hnuti r. 1848", str. 271.

118 Там же, стр. 272.

119 Там же, стр. 273.

120 Там же.

стр. 109

16 июня Тун издал и разослал следующее воззвание: "Дорогие поселяне! Многие злонамеренные люди распространяют по сёлам полное лжи сообщение о том, что в Праге войска выступили против населения для того, чтобы лишить столицу и все сельские общины тех принципов свободы, которыми Его Императорское Королевское Величество изволил их обрадовать, в частности будто бы имелось намерение отказаться от освобождения крестьян от барщины и возвратить их к выполнению этой прежней повинности. Дорогие крестьяне! Не верьте этим лживым сообщениям... и не позволяйте злонамеренным людям нарушать покой в ваших сёлах, откажитесь от того намерения, если вы уже склонились к нему, чтобы силой прорваться в Прагу и поддержать эти беспорядки... терпеливо ждите, пока в Праге восстановится и укрепится порядок"121 .

В другом воззвании (от 18 июня) Тун и Виндишгрец объясняли, почему они после капитуляции Праги оставили войска на боевых позициях. Мотивировкой служили их опасения, что восстание может возобновиться, так как руководители повстанцев "ушли в провинцию, вооружившись, чтобы возбудить сельское население и призвать его на помощь повстанцам в Праге, как это действительно и происходит злодейским способом уже с 12 сего месяца"122 .

Виндишгрец и Тун были уверены в наличии непосредственных связей пражских повстанцев с повстанцами провинциальными, что с несомненностью следует из следующей фразы того же воззвания: "Опасность возникновения нового восстания появилась из Праги, и вполне в силах пражан подавить её тем же самым способом, каким они её вызвали. До тех пор, пока это не будет сделано, войска не отойдут со своих первоначальных позиций, и объявленное осадное положение будет продолжаться"123 . Это воззвание распространялось в провинции, как на чешском, так и на немецком124 языках, что лишний раз подтверждает положение о том, что в провинциальных волнениях принимало участие и чешское и немецкое население страны. Примерно такого же содержания воззвание "Ко всем жителям Праги" было опубликовано того же 18 июня за подписями графа Туна и бургомистра Ванки125 . 39 июня Виндишгрец и Тун издали новый приказ, согласно которому категорически запрещались любые собрания и воззвания к населению, если они не получили официального правительственного разрешения126 . Целый ряд документов свидетельствует о том, что ни Пражское восстание, ни провинциальные выступления крестьян и горожан отнюдь не носили узко национального характера, но представляли собой широкое революционно-демократическое социальное движение народных масс. Приведём свидетельство графа Льва Туна по этому вопросу, содержащееся в его воззвании от 21 июня, опубликованном в начале работы следственной комиссии и имевшем целью обосновать производимые этой комиссией массовые аресты наличием некоего "широко разветвлённого заговора", охватившего все чешские земли. Несмотря на то, что следственной комиссии в конечном итоге так и не удалось доказать наличия такого заговора, это воззвание весьма интересно. В нём говорится следующее: "События, свидетелями которых мы явились, доказали всему миру то, что в течение долгого времени многими отрицалось, а именно, что и в Чехии замышлялось всеобщее восстание, подготавливаемое распространённым союзом. Без всякого повода, который подало бы правительство, каким бы то ни было несправедливым распоряжением, а также без предъявления какой-либо исходящей от всех жалобы, вспыхнуло сразу восстание в главном городе Праге. Все улицы города были покрыты баррикадами одновременно, что невозможно себе представить без определённого плана и умысла; угрозами и силой мирные граждане были принуждены принять участие в борьбе против войска нашего императора и короля, а когда оказалось, что злодейский бой на улицах против мужественного и верного войска не может принести успеха, было побуждено к восстанию сельское население. Были использованы все средства, насилие и самая гнусная ложь, чтобы каждого, в зависимости от его положения и обстоятельств, как можно вернее толкнуть к открытой борьбе против порядка. Хотя подлинный план, зависимость и цели этого гнусного предприятия только теперь вскрываются судебным следствием, всё же уже заранее ясно, что дело идёт ни о чём меньшем, как о революции, против законного правительства и уничтожении тех, кто ей мужественно сопротивлялся, о гражданской войне во всей стране со всеми её страшными последствиями"127 . Изложенная здесь точка зрения на восстание была принята затем как официальная точка зрения. Существенный интерес представляет разосланная земским президентом Туном 23 июня инструкция краевым гетманам с подробными указаниями на необходимые мероприятия для восстановления порядка в провинции. К числу таких мероприятий граф Тун, прежде всего, относит необходимость немедленного расследования всех случаев "возбуждения крепостных (poddanych) там, где оно имело какой-либо успех, или там, где оно имеет место до сих пор"128 . Президент обязывал, далее, краевых гетманов собрать и представить официальные данные на руководителей и зачинщиков волнений в провинции, "которые могли бы


121 Touzimsky "Na usvite nove dody", c. III, str. 591.

122 Там же, стр. 637.

123 Там же.

124 Там же.

125 Там же, стр. 597.

126 "Karla Havlicka. Borovskeho politicke spisy", dil. II. "Narodni Noviny" (1848 - 1850). C. I, str. 51 - 52.

127 Zemske presidium o uduseni boure svatodusni v Praze: Cerny "Boj za pravo". I, str. 312 - 313; Touzimsky, Указ. соч., III, стр. 669.

128 Cirkular c. k. gub. presidenta krajskym hejtmanum 23 cervna 1848"; Cerny "Boj za pravo", I, str. 314.

стр. 110

явиться доказательством перед судом. Эти данные должны быть немедленно представлены соответствующим уголовным судам, наиболее виновные лица арестованы, те же, чьё нарушение закона, несомненно, посажены в тюрьмы"129 . При этом Тун всячески подчёркивал необходимость ускорения всех этих мероприятий ввиду опасности дальнейшего распространения движения в провинции. Говоря далее о необходимости не вызывать своими действиями нового раздражения, Тун разъясняет, что "пражское восстание вовсе не было национальным движением славянского населения против немецкого, но это было революционное движение против правительства и вооружённых сил, движение, которое вне всяких сомнений было вызвано и поддержано агентами революционной партии венских студентов и в котором приняли участие люди революционного образа мыслей без различия национальностей, хотя большинство восставших и возмутителей и принадлежало к славянскому населению"130 . В ряде других циркуляров Тун требовал поддержки правительственных мероприятий со стороны духовенства, разоружения местных национальных гвардий там, где они попытались бы поддержать пражских повстанцев или провинциальные волнения, разоружения и ареста тех студентов, которые оказались бы в провинции с оружием131 . Со своей стороны генерал Виндишгрец организовал в провинции систему воинских мобильных колонн, предоставив право местным представителям власти в случае необходимости вызывать от ближайшего военного командования пехотные и кавалерийские части для разоружения крестьянских и городских отрядов, а также для борьбы с принявшим в деревне широкие размеры захватом крестьянами помещичьих земель, порубкой лесов и т. п. 132 . Казбунда приводит данные о том, что князь Виндишгрец и военное командование с самого начала восстания были вынуждены отправить часть войск против вооружённых крестьянских отрядов, причём указывает, что первым выступило на помощь Праге население Стржешовицкого района. Виндишгрецу пришлось выслать специальные воинские части для непрерывной рекогносцировки ближних и дальних подступов к Праге и занять железнодорожные станции. Командовавшему подразделением гусар сыну Виндишгреца Гуго было поручено занять первую станцию перед Прагой - Беховице - и не допускать продвижения крестьянских отрядов. Именно на этой станции произошло кровопролитное сражение войск с крестьянскими отрядами из Чаславского, Кутногорского и Колинского районов, пытавшимися неудачно прорваться в Прагу. Разоружив эти отряды, войска устроили беспощадную резню безоружных крестьян, встретившую полное одобрение со стороны Виндишгреца, рассчитывавшего на то, что эта резня послужит предостережением для других провинциальных отрядов133 . В результате военных мероприятий Виндишгрецу действительно удалось не допустить провинциальные отряды на помощь Праге. Однако весьма важным является факт широкого распространения в Чехии движения поддержки Пражского восстания. Кроме названных выше отрядов, на помощь Праге выступали национальные ( гвардии и крестьянские отряды из районов Ичина, Илемницка, Сушице, Раби, Бероуна134 и многих других. Важным является то обстоятельство, что в этом движении приняли участие и отряды из Гостинного, Трутнова и других немецких районов Болеславского края135 .

Однако далеко не всё немецкое население чешских земель поддержало Пражское восстание и революционное движение в провинции. Вполне естественно, что поддержка шла, прежде всего, и почти исключительно со стороны немецкого пролетариата, отчасти крестьянства, мелкой буржуазии и ремесленников и демократического крыла мелкобуржуазной интеллигенции, т. е. как раз тех же самых слоев населения, которые приняли участие в восстании и среди чешского народа. Вполне понятно, что ни немецкая, ни чешская буржуазия не участвовала в движении, хотя и по различным внешне причинам. Чешская буржуазия, напуганная массовым революционным движением, в момент восстания резко и открыто повернула в сторону реакции и прилагала все усилия для того, чтобы свернуть движение на путь национальной борьбы. Именно с этой целью уже во время восстания, а особенно непосредственно после него, чешские либералы всячески распространяли версии о том, что это восстание является делом рук различных инонациональных эмиссаров, причём одни утверждали, что это - дело рук эмиссаров немецких (эту версию поддерживал и Тун), а другие (в том числе и Палацкий) приписывали организацию восстания медьярским агентам. С целью опорочить восстание, отвратить чешские народные массы от революционных методов борьбы чешские реакционеры создали ещё в 1848 г. легенду о том, что Пражское восстание могло принести и действительно принесло пользу только "национальным противникам" чехов - немцам и венграм. Мы отмечали уже, что, как это ни странно, в некоторых чешских работах (Роубик) эта легенда благополучно дожила и до настоящего времени. Вполне очевидна необоснованность и нелепость подобной "теории". Вместе с тем вполне естественно, что эта теория была создана и распространялась чешскими буржуазными либералами, поскольку она вполне соответствовала их классовым и политическим целям и интересам.

Немецкая буржуазия, которая также из классовых соображений не поддержала и не могла поддержать восстание народных масс, в свою очередь стремилась придать событиям националистическое толкование, с той лишь разницей, что создала свою вер-


129 Там же, стр. 315.

130 Там же.

131 Kazbunda. Указ. соч., стр. 273.

132 Там же.

133 Там же, стр. 274.

134 Там же, стр. 275.

135 Marsan R. "Cechove a nemci r. 1848 a boj o Frankfurt", str. 169. Praha, 1898.

стр. 111

сию об антинемецком характере Пражского восстания и движения в провинции. Немецкая буржуазия, как и буржуазия чешская, ещё до восстания стремилась раздуть национальные противоречия между чехами и немцами. 12 июня, в момент начала восстания, у Виндишгреца находилась многочисленная делегация пражского немецкого союза, требовавшая от главнокомандующего военных мероприятий для "поддержания порядка" в столице136 . В ходе восстания эти защитники "порядка" стали распространять мнение, что Пражское восстание является антинемецким и имеет своей задачей осуществление панславистских идей, что Виндишгрец является защитником немецкого дела. Подобные же утверждения распространялись и в Вене с целью напугать венское население и настроить его против пражских повстанцев, причём главным мотивом этих слухов снова являлись утверждения о готовящемся якобы присоединении чехов к России, о предстоящей вскоре с этой целью русской интервенции и т. д.137 . Франкфуртский парламент 20 июня даже принял решение о том, чтобы призвать прусское, саксонское и баварское правительства выслать в случае необходимости на помощь австрийскому правительству или его органам в Чехии войска для защиты немцев и их имущества138 . Для опровержения слухов об антинемецком характере Пражского восстания в Вену из Праги 17 июня прибыла депутация из десяти человек, в которую входили как чехи (Сладковский, Клауди, Брабец), так и немцы (Гаазе, Гаймерль). От имени всего населения Праги они потребовали удаления из Чехии Виндишгреца, прекращения военных действий со стороны войск, амнистии участников восстания. "Депутация решительно отвергла обвинения в том, что Пражское восстание было вызвано национальными противоречиями, и требовала от правительства специального заявления по этому поводу"139 .

Наконец, чтобы покончить с вопросом о национальном моменте в Пражском восстании, приведём показания ещё одного документа - корреспонденции одного немца (имя которого не названо) из Праги от 24 июня, приводимую Марксом в статье "Внешняя политика Германии и последние события в Праге", опубликованной в "Новой Рейнской газете" 11 июля 1848 года140 . То обстоятельство, что автор корреспонденции был известен редакторам "Новой Рейнской газеты" и что его сообщение было опубликовано без каких-либо примечаний и возражений с их стороны, говорит о том, что приводимые в корреспонденции сведения заслуживают полного доверия и серьёзного внимания.

Разоблачая античешские выступления немецких газет и союзов, автор корреспонденции решительно возражает против утверждений о националистическом характере Пражского восстания. "В Германии, повидимому, повсюду господствует мнение, - пишет он, - что борьба на улицах Праги велась во имя подавления немецкой части населения и во имя основания славянской республики. О последнем мы не будем говорить, потому что такой взгляд слишком наивен. Что же касается первого, то во время боёв на баррикадах не замечалось ни малейшей тени соперничества между национальностями. Немцы и чехи стояли рядом, одинаково готовые защищаться"141 . Автор приводит ряд фактов, свидетельствующих об отсутствии у восставших единого командования, о стихийности возникновения и хода восстания, и отвергает официальную версию о наличии в Чехии антинемецкого заговора. "Операции командовавшего генерала тоже не указывают на то, что приходилось защищать немцев от чехов. Вместо того чтобы привлечь к себе немецкое население разъяснением событий, взять баррикады и охранять жизнь и собственность "верных" жителей города, - генерал... расстреливает вместе и немцев, и чехов, так как бомбы и пули, попадавшие в старый город, не могли отыскивать одних лишь чехов, а поражали одинаково всех, не справляясь с кокардой. Какие же имеются, здраво рассуждая, основания предполагать существование славянского заговора...?"142 - спрашивает автор. Далее он рассказывает о героизме защитников баррикад, возникавших неожиданно всюду, где собиралось 10 - 12 человек, о том, как "храбро" императорские войска набросились в полдень 12 июня на беззащитную толпу и как шесть часов спустя "те же императорско-королевские гренадеры обстреливали в течение получаса картечью и шестидюймовыми снарядами баррикаду на Цельтнерштрассе, которую запищало не больше двадцати человек, и всё же не взяли её до тех пор, пока её защитники не покинули её около полуночи"143 . Останавливаясь на речи немца - доктора Страдаля из Теплица, заявившего, что "пражские газеты содействовали проведению чужих интересов", под которыми должны были пониматься интересы русские, автор корреспонденции заявляет, что это - "или крайнее незнакомство с фактами, или подлая клевета"144 . Говоря о целях, которые ставила перед собой "свободная пражская печать", автор пишет, что она "не имеет других стремлений, кроме защиты независимости Богемии и отстаивания, прав обеих национальностей"145 . Автор разоблачает осуществлявшуюся в. Австрии политику стравливания национальностей, проявившуюся и в измышлениях по поводу Пражского восстания. "Отлично известно, - пишет он в заключение, - что немецкая реакция стремится спровоцировать узконационалистические тенденции, как в Познани, так и в Италии для того, чтобы подавить революцию внутри


136 Kazbunda. Указ. соч., стр. 248.

137 Там же, стр. 255.

138 Klima. Указ. соч., стр. 113.

139 Kazbunda "Ceske hnuti roku 1848", str. 266.

140 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 242 - 245.

141 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 243.

142 Там же, стр. 243 - 244.

143 Там же, стр. 244 - 245.

144 Там же, стр. 245.

145 Там же.

стр. 112

Германии, отчасти же для того, чтобы подготовить солдатчину к гражданской войне"146 .

Основоположники марксизма знали, что движение чешского пролетариата не носило ни в какой степени антинемецкого характера, о чём их информировали сами чешские немцы. Энгельс в 1890 г. вспоминал, как в 1848 г, у Маркса произошла встреча с вождём немецко-богемской фракции австрийского рейхсрата Борошем, жаловавшимся на национальную вражду между чехами и немцами. "Маркс спросил его, - пишет Энгельс, - как же в этом отношении обстоит дело с богемскими рабочими. "Ну, - ответил Борош, - это совсем другое дело; как только рабочие вступают в движение, этому приходит конец, тут уже нет речи о чехах или немцах, тут уже все - заодно"147 .

Поскольку Пражское восстание способствовало развитию революционной ситуации в Австрийской империи, оно приветствовалось и поддерживалось Марксом и Энгельсом, внимательно следившими за событиями в Праге.

Непосредственно Пражскому восстанию они посвятили две статьи в "Новой Рейнской газете". В первой из них, написанной ещё в ходе восстания и опубликованной 17 июня 1848 г. под названием "Пражское восстание", Маркс и Энгельс подробно анализируют происходившие в Праге события. Передавая кратко обстоятельства начала восстания, они прежде всего указывают, что "австрийская военщина утопила в чешской крови возможность мирного сожительства чехов и немцев"148 .

Авторы подчёркивают, что именно представитель австрийской военщины князь Виндишгрец произвёл приготовления к военному выступлению против чехов: "Концентрируются войска, и подготовляется нападение на Славянский конгресс и чехов"149 . Маркс и Энгельс совершенно отчётливо показывают, что немецкие буржуазные революционеры по отношению к чехам, как и к ряду других народов, не проявили революционной последовательности в национальном вопросе. "Французы, - пишут они, - даже там, куда они приходили как враги, умели снискать себе признание и симпатии. Немцы же нигде не признаются и нигде не встречают симпатии. Даже там, где они выступают великодушными апостолами свободы, их отталкивают с горькой насмешкой. И по заслугам"150 . Далее в статье показываются причины этого: "Нация, позволившая превратить себя на протяжении всей своей истории в орудие угнетения всех других наций, - такая нация должна раньше доказать на деле свою действительную революционность. Она должна это доказать не только двумя-тремя половинчатыми революциями, которые не имеют никаких иных результатов, кроме сохранения под другими личинами старой нерешительности, слабости и отсутствия единства, - революциями, во время которых Радецкий остаётся в Милане, Коломб и Штейнэккер - в Познани, Виндишгрец - в Праге, Позер - в Майнце, как будто ничего не случилось.

Революционная Германия должна была, особенно в отношении соседних народов,, отречься от всего своего прошлого. Вместе со своей собственной свободой она должна была провозгласить свободу тех народов, которые доселе ею угнетались. А что сделала революционная Германия? Она совершенно подтвердила и освятила старое угнетение Италии, Польши, а затем и Богемии при помощи немецкой военщины. Кауниц и Меттерних совершенно оправданы"151 .

Мы видим, между прочим, что высказанные здесь взгляды основоположников марксизма на национальную политику немецких буржуазных революционеров совпадают с высказываниями по тому же поводу великого русского революционера-демократа Н. Г. Чернышевского. "Франция и Германия, - писал Чернышевский, - страны, населённые одним племенем: число немцев во Франции, "поляков в Германии так незначительно по сравнению с господствующим племенем, что не могло иметь важного влияния на ход дел. Парижские французы, берлинские и франкфуртские немцы могли не заботиться о других народностях. В Австрии не то. Венские немцы были представителями лишь незначительного меньшинства жителей империи. Судьба и всего государства, и самой столицы зависела от того, в какие отношения австрийские немцы и представители их венские граждане станут к другим племенам. Прежняя система развила в этих племенах недоверие и вражду к немцам. Следовало бы, кажется, подумать об этом, следовало бы позаботиться о том, чтобы расположить другие народности в пользу венского движения. Венским простякам не пришло в голову такое мудрёное соображение"152 .

Известно, как резко осуждали Маркс и Энгельс реакционную теорию австрославизма, предполагавшую непременное сохранение габсбургской Австрийской империи, одного из главных врагов европейской революции. Однако Маркс и Энгельс не отвлекались от причин возникновения этой теории. Они считают естественным отказ чехов от участия в выборах во Франкфуртский парламент, их борьбу против включения Чехии в состав Германии. В цитируемой нами статье вслед за приведённым выше отрывком они: пишут: "И после этого немцы требуют, чтобы чехи им доверяли! И после этого осуждают чехов за то, что они не желают присоединиться к нации, которая, освобождаясь, сама, в то же время угнетает и оскорбляет другие нации! Осуждают их за то, что они отказались избрать депутатов в такое представительное собрание, как наше незадачливое, трусливое, за свой собственный суверенитет дрожащее франкфуртское Национальное со-


146 Там же.

147 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 53.

148 Там же, Т. VI, стр. 184.

149 Там же.

150 Там же, стр. 185.

151 Там же.

152 Чернышевский Н. Г. Предисловие к нынешним австрийским делом. Собр. соч. Т. 8, стр. 96. СПБ. 1906.

стр. 113

брание! Вменяют им в вину, что они отреклись от импотентного австрийского правительства, которое со своей беспомощностью и парализованностью, кажется, для того только и существует, чтобы не предупредить или, по крайней мере, организовать распад Австрии, а только констатировать его, - от правительства, которое само слишком слабо для того, чтобы освободить Прагу от пушек и солдат какого-нибудь Виндишгреца!"153 . Маркс и Энгельс заканчивают статью предположением, что такая политика революционной Германии неизбежно должна толкнуть чехов в сторону царской России. "Благодаря четырёхвековому угнетению со стороны немцев, которое продолжается теперь в уличных боях в Праге, чехи толкаются в объятия русских"154 . Предполагая, что в ближайшее время должна была начаться революционная война против царской России, Маркс и Энгельс пишут: "В той великой борьбе между Востоком и Западом Европы, которая вспыхнет в самое короткое время... несчастная судьба поставит чехов на сторону русских, на сторону деспотизма против революции. Революция победит, и чехи будут первыми, которые будут ею подавлены. Вину за это поражение чехов опять-таки несут немцы. Ибо немцы предали их русским"155 .

В другой своей статье, написанной спустя три недели после подавления восстания и опубликованной в "Новой Рейнской газете" 11 июля 1848 г. под названием "Внешняя политика Германии и последние события в Праге", Маркс и Энгельс приводят цитированное нами выше сообщение одного немца из Праги от 24 июня. Приводя это сообщение, Маркс и Энгельс подчёркивают, что, "несмотря на патриотический шум и завывание почти всей немецкой печати, "Новая Рейнская газета" с первого же момента выступила в защиту поляков в Познани, итальянцев в Италии, чехов в Богемии"156 . Известно, как высоко ценили основоположники марксизма революционную борьбу польского народа. Весьма важным, поэтому является то обстоятельство, что они сравнивают в приведённой цитате борьбу поляков с борьбой чехов, ставят их на одну доску. Маркс и Энгельс выражают возмущение "макиавеллистской" политикой Германии. Они с гневом пишут о том, что "в тот самый момент, когда немцы борются со своими правительствами за внутреннюю свободу, их заставляют под командой этих же самых правительств предпринять крестовый поход против свободы Польши, Богемии, Италии. Какая глубина соображения! Какой исторический парадокс!"157 . Они резко осуждают "расовую войну", "которою Германия запятнала свою новую эру"158 . Своё сочувственное отношение к революционной борьбе чешских народных масс Маркс и Энгельс подчёркивали и позже, в сентябре 1848 г., когда они в третьей статье о Шлезвиг-Гольштинской войне писали: "Уличная борьба в Праге, вопреки всем стараниям национальной прессы, будила в народе симпатии только к побеждённым, а не к победителям"159 . И дальше: "...в Италии, Познани и Праге немцы боролись против революции... Война с Данией, это - первая революционная война, которую ведёт Германия"160 . Итак, очевидно, что революционная борьба чешского народа, ведшаяся на первом этапе движения 1848 г., завершившемся Пражским вооружённым восстанием, высоко оценивалась и поддерживалась Марксом и Энгельсом, поскольку эта борьба усиливала лагерь революции. Вместе с тем очевидно и то, что антиславянская, шовинистическая политика германских буржуазных революционеров, как и националистическая политика чешской либеральной буржуазии, подверглась резкой критике и осуждению со стороны Маркса и Энгельса, поскольку она обостряла национальные противоречия и создавала предпосылки и условия для отвлечения народных масс, как чешских, так и немецких, от социальной, классовой борьбы и толкала их на путь национальной вражды.

Ограничимся приведёнными фактами и подведём некоторые итоги. Очевидно, что июньское восстание в Праге явилось следствием развития революционной ситуации в чешских землях, а не было результатом "сумасбродных и бессмысленных действий политически неопытной молодёжи", как это утверждала чешская буржуазная историография. Очевидно также, что восстание это имело определённо выраженный социальный характер, а не было националистическим антинемецким выступлением, как это утверждала немецкая буржуазная историография. Пражское восстание нашло широкий отклик в провинции, вызвав подъём антифеодального движения в деревне и усиление движения пролетариата в городах. Всё это поставило австрийскую реакцию перед вполне конкретной угрозой демократической революции в чешских землях, вынудив императорский двор сосредоточить в чешских землях сорокатысячную армию Виндишгреца, в связи, с чем эта армия не могла быть использована в этот период для подавления революционного движения в других частях империи. Несомненно, всё это способствовало ослаблению сил австрийской реакции и укреплению сил демократии. Очевидно, таким образом, что Пражское восстание сыграло важную роль в революционном движении 1848 г., способствовав развитию революционной ситуации в Австрийской империи.


153 К. Маркс и Ф. Энгельс Соч. Т. VI, стр. 185.

154 Там же.

155 Там же, стр. 185 - 186.

156 К. Маркс и Ф. Энгельс Соч. Т. VI, стр. 242.

157 Там же.

158 Там же.

159 Там же, стр. 427.

160 Там же.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПРАЖСКОГО-ВОССТАНИЯ-1848-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Елена КоучContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kouch

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. УДАЛЬЦОВ, ИЗ ИСТОРИИ ПРАЖСКОГО ВОССТАНИЯ 1848 ГОДА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПРАЖСКОГО-ВОССТАНИЯ-1848-ГОДА (date of access: 12.04.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. УДАЛЬЦОВ:

И. УДАЛЬЦОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Елена Коуч
Arkhangelsk, Russia
1595 views rating
07.09.2015 (2044 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Рассматриваются сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. - Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. - Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. - Синтез и распад ядер нуклонных объектов. - Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
16 hours ago · From Владимир Груздов
Проблемы гипотезы Большого Взрыва можно решить с помощью гипотезы Нейтронной Вселенной. В основу гипотезы Нейтронной Вселенной положена гипотеза образования Вселенной из нейтронного ядра, конечных размеров. При своём вращении нейтронное ядро распадалась на фрагменты, которые в свою очередь распадались на более мелкие нейтронные фрагменты.
Catalog: Физика 
Гипотеза построена в первую очередь на данных полученных Бюраканской астрофизической обсерваторией в середине двадцатого века. Многочисленные работы В.А. Амбарцумяна без спорно доказали образование крупных астрономических объектов из сверхплотных объектов, которые являются потенциально взаимодействующими связанными системами.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде масса дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. Когда анализируется масса-энергия при ядерных реакциях, принимается во внимание Δ
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
На последней сессии 14-го созыва Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам господин Выонг Динь Хюэ стал новым председателем Национального собрания Социалистической Республики Вьетнам. С 98,54% голосом присутствующих делегатов проголосовали за то, чтобы утвердить, член Политбюро, секретарь партийного комитета, глава ханойской делегации XIV Национального собрания (Национальное собрание) XIV созыва Выонг Динь Хюэ был избран председателем Национального собрания, председателем государственной избирательной комиссии. Это одна из четырех важнейших руководящих должностей в госаппарате. Избрание г-на Выонг Динь Хюэ председателем Национального собрания высоко оценено отечественной и международной общественностью.
4 days ago · From V. Grachev
Причины присоединения Поволжья и Приуралья к России
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
"Кристаллизация" горского освободительного движения. Размышления Б. Байтугана об истории мусульман Северного Кавказа и Дагестана
4 days ago · From Россия Онлайн
Великая княгиня Елена Павловна
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Владимир Груздов

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗ ИСТОРИИ ПРАЖСКОГО ВОССТАНИЯ 1848 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones