Libmonster ID: RU-8176

1

Первые русские сведения о Японии относятся к XVI - XVII векам.

Немало таких сведений имелось в известиях иностранцев, побывавших в Китае и Японии. В XVI - XVII веках из-за границы в Москву вывозилось большое количество книг исторического и географического характера, особенно по Востоку, содержавших в себе известия о путешествии братьев Поло, сведения о поездке японской миссии в Рим, к папе Сиксту V и т. п.

В конце XVI века в Риме было издано на итальянском языке описание путешествия японского посольства к лапе Сиксту V. В 1590 году описание этого путешествия было издано также и в Манию на латинском и японском языках. В 1604 году в Нагасаки патер Родригез напечатал грамматику японского языка. В 1615 году натер Амати издал в Риме первый труд по истории Японии. В 1669 году голландец Арнольд Монтанус выпустил свою книгу о Японии. Немного позже напечатал книгу о Японии шведский ботаник Энгельберт Кемпфер, который в 1690 - 1692 годах находился на службе у голландских купцов в Японии.

Географические незнания русских также обогащались известиями из так называемых космографии, издававшихся в Западной Европе я переводившихся на русский язык переводчиками Посольского приказа в Москве. Наиболее широкое распространение в Московской Руси имели космографии Аврама Артелия и Герарда Меркатора.

Московские бояре и купцы задолго до первых попыток завязать сношения с Японией надели о ней немало сведений, почерпнутых из иностранных книг.

С другой стороны, завоевание и освоение Сибири территориально приблизило Московское государство к Японским островам и, естественно, расширило географические знания русских о Японии. В 1483 году русские совершили первый поход в Сибирь, к низовьям Иртыша и Оби. В 1581 - 1585 годах казаки во главе с Ермаком завоевали необ'ятные просторы Сибирской земли. Экспедиции Пояркова (1643 - 1646 годы), Хабарова (1647 - 1650 годы) и других сыграли огромную роль в исследовании Сибири, о которой до того времени европейцы имели весьма смутное представление. Эти экспедиции вывели границы Московского государства к водам Охотского моря и Тихого океана.

Из всех русских экспедиций XVII века ближе всех подходил по направлению к Японии Поярков, когда двигался по Амуру к Охотскому морю. Вскоре на берегах

стр. 103

Старинное русское морское судно.

С гравюры XVI века.

Охотского моря появилось первое русское поселение - Косой Острожок, основанный в 1648 году. В конце XVII века к Московскому государству был присоединен Камчатский полуостров.

Япония - легендарное царство Зипангу - была совсем не далеко.

Таким образом, русские разведали пути к Тихому океану и положили начало освоению территории Сибири.

"Греция, Рим, Старый и Новый свет, - писал исследователь Сибири Фишер, - могут хвалиться ироями своими, сколько хотят; я не знаю отважились ли бы они на то, что Сибирские ваши ирои Буза, Перфирьев, Бекетов, Нагиба, Хабаров, Степанов и многие еще другие действительно учинили" (Фишер И. "Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием", стр. 630. СПБ. 1774).

Конечно, эти исследователи приносили в Московию сведения о далеких странах, которые граничат с Сибирью и Китаем.

Многие известия о Японии приносились московскими послами, побывавшими в восточных странах, особенно в Китайской империи. В 1616 - 1620 годах тобольский воевода послал в Монголию и Китай Василия Тюменца, Ивана Петлина и Андрея Мундова. Томский казак Иван Петлин первым из русских в сентябре 1618 года прибыл в Пекин. В середине XVII века завязываются русско-китайские сношения. В 1656 году русский посол, боярский сын Банков достигает Пекина. В 1675 году в Китай было отправлено русское посольство во главе с Николаем Спафарием.

Спафарий, отправляясь в Китай, получил в числе других задание разузнать в Китае все, что известно о Японии. Описывая свою дипломатическую деятельность в Китае, Спафарий сообщает, между прочим, что "писано же мало нечто и о сем острове японском, которого описание имеется здесь в России особливая пространная книжица".

Из этой "отписки" можно заключить, что в конце XVII века московские бояре и купцы имели довольно обширные для своего времени сведения о Японии.

С другой стороны, в Японии в начале XVIII века также настойчиво пропагандируются идеи сближения с народами Европы и Азии, с их культурой. Знаменитые японские ученые Сугита Гемпаку и Маэно Ристаку преследовались японским правительством за пропаганду этих идей. Даже сегун Иосимуне подпал под влияние этих идей, выстроил для себя в Эдо обсерваторию и отменил запрет на ввоз в Японию европейских книг.

Безусловно, разложение феодализма в Японии и тяга к сближению с народами Европы и Азии об'ективно способствовали возможности установления торговых и дипломатических сношений между Россией и Японией.

2

Первые попытки к установлению сношений России с Японией относятся к на-

стр. 104
чалу XVIII века, когда Петр I создал обширную централизованную империю, имевшую прочные торговые и дипломатические сношения с другими государствами Европы и Азии.

При Петре I дипломатическая служба русского правительства имела огромный размах. Браушнвейг-Люнебургский резидент при Петре I Фридрих Вебер в своих записках, изданных в 1721 году, тате характеризовал русскую дипломатическую службу: "Нет в целом свете (дипломатической) канцелярии, в которой бы велись дела на стольких языках, как в русской" ("Русский архив", стр. 1107. 1872).

Связи России с Китаем при Петре I чрезвычайно усилились. Несколько позднее Буринский (1727 год) и Кяхтинский (1728 год) трактаты между Россией и Китаем установили торговые и дипломатические сношения между Россией и Китаем. "...обоих государств вечной мир накрепко утвердили, уложили и договорили" (Обор-пик договоров России с Китаем. 1689 - 1881 годы, стр. 74. СПБ. 1889). В это время русские купцы вели торговлю с Персией, Бухарой, Хивой я Китаем. Они проникали в восточные страны и искали все новые и новые рынки для выгодной торговли. Русские промышленники на свой страх и риск пускались в плавание по необозримым просторам Тихого океана, открывая и колонизируя новые острова. Ученые экспедиции Российской академии наук пядь за пядью исследовали Сибирь и северо-восточные пространства Тихого океана.

В начале XVIII века русские промышленники стремились отыскать ближайший путь из Сибири в Америку и к Японским островам. Камчатка стала опорным пунктом для русских экспедиций в Америку и Японию.

В первом десятилетии XVIII века, намечаются два пути в Японию: первый - через острова Курильской гряды из Камчатки и второй - через Шантарские острова. Отправным пунктом для русских экспедиций в Японию все же становится Камчатка с ее Большерецким портом.

Уже в конце XVII века на берета Камчатки бурями выбрасывались японские суда, плававшие по Охотскому морю. Еще тогда казак Лука Морозно нашел на Камчатке несколько японских рукописей, выброшенных на берег, видимо, вместе с японскими судами. В начале XVIII века пятидесятник Владимир Атласов встретил на Камчатке потерпевшего кораблекрушение японца Денбея, которого Петр I велел прислать в Артиллерийский приказ для обучения русских учеников японскому языку и грамматике.

В то же время, как рассказывает Вебер, два русских купца вшили в Сенат с представлением о необходимости соединения каналами рек и озер в России так, чтобы корабли с товарами свободно проходили из Архангельска в Тихий океан для торговли с Ост-Индией и Японией. Вебер утверждает, что Брюс получил, согласие Петра на посылку судна к Японским островам, но это судно будто бы, возвращаясь обратно, погибло во время бури. Брюс не оставлял мысли о посылке к Японским островам хорошо оснащенных кораблей, которые "...наверное откроют нечто новое и найдут путь к наиполезнейшим сношениям с Японией...", с государством, "о географическом положении которого до сих пор еще верного не знают" ("Русский архив", стр. 1410, 1413. 1872).

Планы Брюса, видимо, активизировали попытки местных властей и промышленников Сибири открыть Японию.

Известно, что в 1706 гаду приказчик Камчадальских островов Василий Колосов ходил на Курильские острова я видел от Курильского острога за переливами землю, за которою было "Матмасское и Апонское государство".

Сибирские масти, посылая в 1710 гаду якутского казачьего десятника Василия Севастьянова на службу на Камчатку, наказывали ему: "и домогатца ему всякими мерами, по которое время прислан будет с Москвы из спалников, и чтоб учинить с Японским государством меж рускими людми торги не малые, как и у китайцов с рускими людми бывают торги и посылаютца с Москвы великого государя с товары купчины, чтоб в тех новоприискных торгах великого государя казне учинить многую прибыль, И проведывать ему, какие у них в Японском государстве узорочные товары обретаютца, также и руские товары в том государстве, какие надобны, и на которые походу болши бывают, и станут ли они с рускими людей торги иметь; и воинские епонские люди какое у себя имеют оружие и битву, и к воинскому делу каковы удобны, и какими пути проезд к ним бывает, о том вышеписанном о всем осведомитца подлинно и писать в скорости... к великому государю к Москве в Сибирской Приказ" ("Памятники Сибирской истории XVIII века". Кн. 1-я, стр. - 418 - 419. СПБ. 1882).

Мы не знаем, как Севастьянов выполнил поручение разведать путь в Японию и с нею "учинить торг". Однако весной 1711 года в челобитной 75 служилых людей Камчатки, поднявших бунт и убивших поставленных над ними приказчиков Липина и Чирикова, встречаются сведения о том, что этим приказчикам вменялось в

стр. 105
обязанность проведывать Японские острова, завести сношения с японцами. Но приказчики "о проседании новых землиц радения не показали", и служилых людей, вызвавшихся охотой ехать проведывать Японию, "поверстали в бунт", заковали в железа и морили голодом. В челобитной рассказывается, что в 1710 году в Калигурскую тубу Камчатского бобрового моря, где жители еще не были об'ясачены, принесло и разбило о берег разбойную бусу1 с 10 японцами. Эти жители, водимо, имевшие свои счеты с японскими пиратами, "боем на них напущали" и 6 японцев убили, а 4 взяли в плен. Двое из этих японцев в 1711 году уже научились говорить по-русски: "дозвались малое число" и кое-что рассказали русским о своей стране.

"А оказывают государство свое Эдо, а около того их государства стоят 7 городов не по далному расстоянию, но поблизку город от города. А стоит их государство против Камчатского носу на Пенжинском море на острову. А сказывают в своем государстве и в городах золото и сребро родился, камки, китайки, и дабы делают; а про иные свои товары, и которые наши им удобны сказать в достаток не знают, для того, что они рускому всему разговору вскоре не навыкли" ("Памятники: Сибирской истории XVIII века". Кн. 1-я, стр. 442. 1882).

Двое японцев в 1712 году были увезены в Якуток, а двое умерли:

Немного позже, в 1713 году, была организована одна из первых русских экспедиций в Японию. В апреле этого года из Камчатки на нескольких мелких судах отплыл для "проведывания" новых, еще не открытых островов и Японии служилый человек Иван Козыревский. В экспедиции участвовало 55 служилых людей и промышленников и 11 ясачных жителей. При экспедиции находился толмач - японец Сана. На всякий непредвиденный случаи Козыревский захватил 2 медных пушки, 20 ядер, пищаль, 15 фунтов свинца, 6 фунтов пороха и 16 фунтов олова в блюдах.

Экспедиция добилась некоторых успехов. Были проведаны на море против Камчатского носа три острова, и с двух острогов "языки" были взяты. Из дошедших до нас известий видно, что "...одежды крапивныя и дабинныя и шелковыя, и сабли и котлы он Иван взял же". Козыревский составил чертежи этих островов: "даже и до Матманского острова", то есть до одного из главных островов Японии - Хоккайдо.

Кроме того Козыревский со встретившихся ему в море у Курильских островов "разбойных бус Апонского государства" снял и доставил на Камчатку 22 золотника золота "в плашках и в кусках, а все с надписанием их языка" ("Памятники Сибирской истории XVIII века". Кн. 2-я, стр. 45, 46. СПБ. 1885).

Несколько раньше, в 1709 году, имела место экспедиция Сорокоумова к Японским островам, которых он пытался достичь другим путем: через Шантарские острова.

Сибирский губернатор Гагарин, стремясь отыскать путь в Японию и открыть с нею русский торг, видимо, руководствовался теми правительственными указаниями, о которых рассказывает Вебер.

Русские экспедиции петровских времен уже отыскали наиболее близкий для плавания кораблей того времени путь в Японию. Этот путь проходил из Камчатки к Японским островам вдоль Курильской гряды.

Оставалось только завязать сношения с этой таинственной страной. Этой цели были посвящены все последующие русские путешествия в Японию.

Некоторые меры в этом отношении предпринимали царские дипломаты в Китае, всячески разузнавая об экономических ресурсах Японии и о возможности завести с ней торговлю.

В реляции Ланга и Крисница о торговле с Китаем и Японией, составленной в 1722 году, изложены любопытные известия о внешней торговле Японии, осуществлявшейся через посредство голландцев. Крисниц указывают, что голландцы хорошо наживаются на торговле сыромятными кожами, которые они меняют на японское золото и серебро. Голландских купцов, приезжавших в Японию, японские власти, по слотам Крисница лишали оружия и отвозили в "фортецию" под караул и выпускали в город только тех купцов, которые "кидали себе под нога кресты" в доказательство того, что среди них нет христианских миссионеров. Сообщая о размере голландской торговли с Японией, Крисниц указывал, что для торгу с Японией проводит в год только около 5 голландских кораблей.

"Япония, - писал Крисниц, - состоит во многих островах. Оные имеют малое число кораблей, и те невелики. Оные мало употребляют огненного оружья, но болшую часть стрел" ("Памятники Сибирской история XVIII века". Кн. 2-я, стр. 384. СПБ. 1885).

Когда в 1725 году в Китай был послан граф Саша Владиславич для заключения нового трактата, ему Коммерц-коллегией было предписано разведать "...о торговле

1 Буса - мелкое японское судно.

стр. 106

Японское торговое судно XVII века.

С японской гравюры.

с Япониею, ибо когда будет устроено судоходство по р. Амуру, то наверное из всех торгов российских этот торг будет прибыльнейший, а у голландцев это купечество самое важное" (Уляницкий В. А. "Русские консульства за границею в XVIII веке". Ч. 1-я, стр. 179. М. 1889).

Однако не только поиски торговых выгод, которые обещал русским купцам японский рынок, толкали царскую Россию на установление связей с Японией. Значительную роль в попытках установить эти связи сыграл в XVIII веке вопрос о морских путях, связывающих Сибирь с Аляской, Командорскими и Алеутскими островами.

Показателем стремления русских установить торговые сношения с Японией является появление в России первых школ по изучению японского языка.

Еще в 1702 году Петр I приказал прислать из Якутска в Артиллерийский приказ японца Денбея для того, чтобы Денбей выучил японскому языку и грамматике 4 - 5 русских учеников. В 1705 году Петр вновь запросил, как выполнен его указ о Денбее. Есть известия о там, что в это время в Петербурге была создана школа по изучению японского языка. По этим известиям, ею руководили японцы Денбей и Санима, доставленные в 1714 году из Камчатки. Эта пикала существовала, видимо, недолго, ибо в 30-х годах XVIII века в Петербурге вновь была организована японская школа.

В 1729 году два японских судна во время бури были выброшены на камчатский берег. Пятидесятник Штинников перебил почти всех японцев, оказавшихся на русской земле. Штинникова за это самовольство казнили, а уцелевших японцев в 1734 году привезли в Петербург, показали императрице Анне Иоанновне, окрестили и сделали учителями японского языка. В 1736 г. при Академии наук была создана японская школа, в ученики которой были определены солдатские дети. Учителями школы стали эти японцы, перекрещенные в Кузьму Шульца и Демьяна Поморцева. Общий надзор над школой был поручен архивариусу и помощнику библиотекаря Академии наук крещеному японцу Андрею Богданову, заодно обучавшему Шульца и Поморцева русскому языку. В дальнейшем преподавательский состав школы пополнялся за счет японцев, попадавших на берега Камчатки. В 1753 году эта школа была переведена в Иркутск, где продолжала существовать до 1816 года.

Нужда в переводчиках японского языка была острой, ибо квалифицированных переводчиков этого языка в России почти не было. В 1742 году, например, ни в Сенате, ни в Коллегии иностранных дел не смогли прочесть двух японских писем, попавших в Сенат. Тогда послали эти письма для перевода в Сибирскую губернскую канцелярию. Однако канцелярия через год вернула эти письма, обратно с отношением, в котором говорилось, что переводчиков японского языка в Тобольске нет.

В то же время в России появились новые книги о Японии на русском языке. Андрей Богданов, архивариус и помощник "библиотекаря Академии наук, был японец, родившийся в Сибири. Он много занимался японоведением. В 1734 году Богданов перевел на русский язык книгу

стр. 107
"Описание Японии с историей гонения на христиан японских". Кроме того он сочинил "Грамматику, разговоры и краткий словарь японского языка" и др. В этом же, 1734 году Академия наук издала переведенное Коровиным и Горлицким с нередкого "Описание о Японе, содержащее в себе три части, то есть: известие о Японе и о вине гонения на христиан; историю о гонении христиан в Японе и последование странствования Генриха Гагенфа, которое исправною ландкартою и изрядными фигурами украшено", переизданное затем в 1768 году. В атласе, изданном Академией наук в 1745 году, на XIX карте видна часть Японских островов.

Организация шкал японского языка, издание на русском языке книг и карт Японии - все это говорило об усиливающемся внимании правительства, купцов и ученых кругов царской России к Японии. Вторая камчатская экспедиция Беринга главным образом преследовала цель отыскать путь к Америке и к Японии.

Еще в 1738 году Адмиралтейская коллегия по предложению Беринга снарядила экспедицию для исследования берегов Японии и описания Курильских островов и реки Амура. Во главе экспедиции был поставлен капитан Мартын Петрович Шпанберг, участвовавший еще в первой камчатской экспедиции Беринга.

В состав судов экспедиции, направившихся из Охотска в Большерецк и оттуда по направлению к Японии, входили: командорское судно-бригантин "Архангел Михаил", дубедь-шлюп "Надеждам и бот "Гавриил". Суда были хорошо обеспечены провизией, пресной водой и "артиллерными припасами". Для переговоров с японцами к экспедиции было прикомандированы два ученика академической школы японского языка.

16 июля 1738 года суда экспедиции достигли Курильских островов и 30 июля приплыли к "Черным братьям" - островам Курильской гряды, недалеко от японского острова Хоккайдо. Однако Шпанберг, не доплыв до Японии, повернул корабли обратно. Как видно из корабельного журнала командорского судна "Архангел Михаил", это произошло потому, что дубель-шлюп "Надежда" и бот "Гавриил" отстали от "Архангела Михаила", запасы сухарей на кораблях были на исходе и вдобавок наступала "поздняя пора": близилась осень.

14 августа суда экспедиции бросили якорь у Большерецка и остались здесь на зимовку. 23 мая 1739 года они вместе с вновь выстроенным ботом "Большерецк" вышли из порта и отплыли "в японский вояж".

На этот раз Шпанбергу посчастливилось: 16 июня 1739 года матросы увидели неведомую землю - "остров или берег", - чаек и плывущие по морю стволы деревьев. Вскоре на этой земле показались люди. У берегов земли участники экспедиции увидели много мелких судов и одно большею судно, величиной с бот "Гавриил". Эта земля была, видимо, японским островом Хонсю.

18 июня 1739 года в корабельный журнал бригантина "Архангел Михаил" была внесена запись: "Увидели в западной стороне, близ земли: разных малых бус или судов японских под парусами и иных на якорях. А по тон земле место каменистое, с на тех камнях лес великой растет, а какой про то неведомо. Також в 4 местах видели жилье и близ того жилья насеяно было: видно хлеба, а какого то не видно... Жилье было видно каменное и деревянное" (Государственный архив феодально-крепостнической эпохи. Портфели Миллера N 535. л. 151).

Японцы, под'ехав па лодке к бригантину, махали руками, призывая русских на берег. Русские тоже, махая руками, звали японцев к себе на корабль. Что кричали японцы, корабельный толмач расслышать не мог из-за противного ветра. Однако ни русские, ни японцы не рискнули встретиться. Русские имели основания опасаться неприятных неожиданностей. Когда 20 июня "Большерецк" пошел к берегу взять воды, неожиданно появилось 10 японских судов "с носу на подобие галер" и на берегу внезапно показались толпы людей. Шпанберг, опасаясь "нечаянного нападения" и избегая столкновения с ними, дал сигнал "Большерецку" вернуться обратно.

Через два дня Шпанбергу удалось завязать товарообмен с жителями этого острова. В обмен на русские сухари и товары японцы снабдили русские корабли рыбой, рисом, табаком, редиской, огурцами и другими "мелочными товарами". Кроме того японцы приносили на корабли, приставшие к берету, червонцы чистого золота, "А покупали оне и выменивали больше охотно портища: суконные и короткие синие" (там же).

Интересно описание японцев, составленное офицерами экспедиции:

"Они японцы росту среднего, и малого росту довольно, а большого росту довольно мало мы видели; а на тело смуглые: глаза черные и немалые, волосы також черные, а головы бритые с самого лба и за верховище, а назади волосы у каждого причесаны глатко и клеем наклеены и белой бумагой обвиты и перевязаны, а самые концы волосов отрезаны, а у молодых робят самое верховище квадратно выбрито на вершок и також волосы причесаны и наклеены и со лба и сзади вместе связаны; у них японцев носы небольшие с пережибиною тупые

стр. 108

Японский военный корабль начала XVII века.

С японской гравюры.

и Остроносых мало. Платье на них долгое и подпоясано и рукава широкие... Носят спальные шлавары токмо (не разобрано. - В. С. ), а которых мы видели: все были босы и без порток, а вместо порток закрывают или завязывают свой срам полотном" (там же, л. 153). Вскоре к Шпанбергу на корабль приехали японские чиновники. Он их встретил ласково, "подчивал водкою и кушаньем", а они сидели на корточках и "минами" (мимикой. - В. С.) сказывали о том, что эта земля есть Нифония (остров Пилион, теперь - Хонсю), что в их государстве есть еще остров Масму (остров Матсмай, тетерь - Хоккайдо) и т. д. Местные японские чиновники не препятствовали торговле русских с японцами. Эта торговля за время стоянки судов была оживленной. Однако суда Шпанберга стояли здесь недолго.

Видимо, не до говорившись с японскими чиновниками, Шпанберг 27 июня 1739 года повел корабли вдоль побережья "Ниппонского острова", приплыл к неведомым островам, где люди были "сходны по перронам с курильским народом", и месяц спустя вернулся в Охотский порт, а затем - в Большерецк, так как почти все его спутники были больны.

Экспедиция Шпанберга была первой русской экспедицией, которая достигла Японии. Однако Шпанбергу, не обладавшему достаточными полномочиями, не удалась положить начало прочным сношениям между Россией и токугавской Японией.

Вернувшись в Охоток, Шпанберг предложил Берингу организовать новую экспедицию к Японским островам. Беринг направил его в Петербург. Однако здесь над отважным моряком устроили следствие. Чиновники Адмиралтейской коллегии обвинили Шпанберга в том, что он якобы вместо Японии попал в Корею. Шпанберг сумел доказать, что он действительно был в Японии, а не в Корее.

В 1740 году Шпанберг стал готовиться к новому путешествию в Японию. К нему для этой цели были прикомандированы ученики японской школы - солдатские дети Шенаныкин и Фенев. Летом 1741 года корабли Шпанберга вновь вышли в "японский вояж", но из-за густых туманов они дальше Курильских островов проникнуть не могли.

Вскоре вышел царский указ о приостановлении этой экспедиции.

Примеряю в это же время закончил свое сибирское путешествие известный историограф Герард Миллер, который начал его 8 июля 1733 года и проделал 33025 верст пути. Как Миллер, так и Крашенинников, исследовавший в 1737 - 1740 годах Камчатку, очень интересовались Японией и принимали активное участие в подготовке экспедиции Шпанберга. Перу Миллера, путешествовавшего "для учинения в истории и географии всяких исследований", принадлежит, между прочим, сохранившееся в рукописи историческое и географическое описание земли Иессо (острова Хоккайдо)1 .

Приостановив экспедицию Шпанберга, центральные и местные сибирские власти не отказались от стремления войти в сношения с Японией.

1 Государственный архив феодально-крепостнической эпохи. Портфели Миллера N 530, тетрадь 16.

стр. 109
Когда, в конце 40-х годов XVIII века на Курильские острова, принадлежавшие России1 , была выброшена японская буса, с людьми, было приказано этих людей опросить, а затем "более знатных и смышленых" из них отослать в Петербург, в Адмиралтейскую коллегию2 .

Правительство неспроста вызывало наиболее "знатных и смышленых" японцев с Петербург. Видимо, уже в это время созрел план установления сношений с Японией путем поездки русских кораблей к. Японским островам под предлогом возвращения на родину потерпевших кораблекрушение японцев.

Именно под таким предлогом русские корабли во второй половине XVIII века направились к берегам Японии.

3

В середине XVIII века знаменитый русский ученый М. В. Ломоносов, стоявший во главе Географического департамента Академии наук, предложил отыскать Северный морской путь в Тихий океан.

В 1764 году он составил проект экспедиции и для этой цели выработал инструкцию для ее руководителей. Эта экспедиция по настоянию Ломоносова была организована. Через год, 9 мая 1765 года, экспедиция под начальством Чичагова отправилась отыскивать Северный морской путь через Ледовитый океан в Северную Америку, Японию, Китай и Индию. Однако она не увенчалась успехом3 .

Более активно в это время пытаются завести торговлю с Японией вольные промышленники, искавшие удачи в безбрежных просторах Тихого океана. "...Самые океаны не в состоянии были положить препону и наметить границы разгоревшейся страсти к барышам и наживам" ("Памятники Сибирской истории XVIII века". Кн.. 1-я, стр. VII. СПБ. 1882).

В 1766 году русские промышленники высадились на острове Уруп, совсем недалеко от острова Хоккайдо.

Бениовский, сосланный на Камчатку за службу в войсках польских конфедератов, также замышлял отправиться в Японию. Весной 1771 года, став во главе 70 взбунтовавшихся ссыльных офицеров и местных казаков, Бениовский на галиоте "Святой Петр" вышел в море и направился вдоль Курильских островов в Японию. Однако в Японию ему попасть не удалось. Японцы встретили его ружейным огнем. Возможно, именно об этом событии сообщает летопись дома Мацумаэских даймио, когда указывает, что в это время эззосцы (жители острова Эззо, или Хоккайдо) убили 20 русских, приплывавших к японским берегам, а остальных обратили в бегство.

Эта же летопись сообщает, что в 1778 году 29 русских приплыли, к острову и ходатайствовали о разрешении торговать с населением. Местный японский чиновник ответил им, что ответ будет дан по получении инструкций из Мацумаэ. Тогда русские, пообещав приехать через год, уплыли обратно. В 1779 году они вернулись вновь, но ничего не добились и вскоре покинули Японию.

В 1786 году японской чиновник Мотами Токунаи, отправившись на Курильские острова, арестовал и увез в Японию находившихся там русских. Вскоре он, однако, освободил их и выслал с наказом: "Вход в японские пределы иностранным подданным воспрещается строжайшим образом. Поэтому я предписываю вам самым скорым образом возвратиться в Ваше государство".

Отдельные промышленники, конечно, не могли добиться серьезных успехов в торговле с японцами.

Первые успешные попытки в этом отношении во второй половине XVIII века связаны с деятельностью крупных сибирских торговых компаний, в частности с деятельностью компании4 , возглавлявшейся известным купцом Г. И. Шелеховым, основателем Российско-Американской торговой компании.

Еще в 1777 году Шелехов снаряжал судно для плавания к Курильским островам и к берегам Японии. Однако его в это время отвлекла колонизация северо-западных беретов Америки, где в 1784 году Шелехов положил начало русским поселениям. К началу организации компании вольные промышленники уже основали ряд русских поселений на Алеутских островах, Кадьяке и др.

Постепенно возникали новые укрепленные поселения на побережье Северней Америки - и Берингово море замыкается русскими владениями.

Компания не ограничивалась этим: в 1812 году в Калифорнии было основано русское укрепление "Росс".

Пользуясь поддержкой правительства и монопольно осуществляя колонизацию вновь открытых земель на Тихом океане, Шелехов ни на минуту не забывал о Японии, манившей его огромными торговыми

1 Курильские острова были отданы царским правительством Японии в мае 1875 пода в обмен на остров Сахалин (Карафуто).

2 "Описание дел Архива Морского Министерства". Т. VII, стр. 387. СПБ. 1896.

3 "Московский телеграф" N 11, стр. 289 - 314. И. 21-я. 1828.

4 На базе которой в 1799 году была учреждена Российско-Американская компания.

стр. 110
выгодам и своим положением на главных морских путях в Тихом океане.

С именем Шелехова связаны активны" стремления царского правительства завести торговлю с Японией, в частности связана история экспедиции Лаксмана в Японию в конце XVIII века.

Уже в 1786 году была задумана посылка в Тихий океан экспедиции "для охранения прав России и русской торговли на этом океане".

Экспедиция должна была, состоять из 4 вооруженных судов. Участвовать в экспедиции были приглашены известные ученые, профессор Паллас и Форстер, ботаник Рудольф и историограф Рейнегс. Начальником экспедиции был назначен капитан 1-го ранга Муловский. Для экспедиции была изготовлена "генеральная карта". Царским указом было предписано снабдить экспедицию товарами для открытия торговля с Японией, медалями и гербами для "ознаменования островов, открытых нашими мореплавателями".

Начавшаяся в 1789 году во Франции буржуазная революция отвлекла на время русское правительство от экспедиций в далекие страны. 16 октября 1789 года Екатерина II приказала приостановить экспедицию в Тихий океан.

Бурные события этих лет не смогли надолго остановить отправку русских экспедиций в Японию, а скорее способствовали им, ибо Англия, Франция и Голландия, соперничавшие между собой в Тихом океане, теперь были отвлечены делами на европейском континенте.

Именно в 1792 - 1793 годах царское правительство при активном участии Шелехова и Академии наук организовало удачную экспедицию в Японию. Эта экспедиция была самой успешной из всех русских экспедиций в Японию за весь период с начала XVIII века по 1853 год. Ее начальником был назначен исправник поручик Адам Лаксман. Его отец, академик Эрик Лаксман, выработал наставление экспедиции и доставил в Охотск японцев, которых экспедиция должна была отвезти на родину. Торговую часть экспедиции готовил Шелехов. Для экспедиции был снаряжен галиот "Святая Екатерина", и на нужды экспедиции было ассигновано 36 тысяч рублей.

12 сентября 1792 года этот галиот под начальством Лаксмана вышел из Охотского порта и поплыл к берегам Японии. На его "борту было 20 матросов, 4 солдата, переводчик, чертежник, несколько купцов, японцы, возвращавшиеся на родину, и волонтер Кох - всего 40 человек.

Целью Лаксмана было установить торговые сношения с Японией. Лаксман вез в Японию письма и подарки от иркутского генерал-губернатора японским властям и от отца - Эрика Лаксмана - трем японским ученым.

9 октября судно стало на рейд у деревни Нэмуро, на южной оконечности острова Хоккайдо. Лаксман решил здесь зимовать. Население дружелюбно встретило русских. Летопись дома Мацумаэских даймио сообщает, что русским морякам было отпущено для продовольствия 1000 мешков риса.

Однако на просьбу Лаксмана уведомить японское правительство о его прибытии местный губернатор ответил лишь через два месяца. Только весной 1783 года в Нэмуро прибыло посольство от сегуна из Эдо с ответным письмом. Это письмо предлагало доставить русских и привезенных ими японцев в Мацумаэ. Лаксман на собственном, а не на японском корабле отправился в Хакодатэ, ближайший к Мацумаэ портовый город острова Хоккайдо. Отсюда 13 июля 1793 года посольство двинулось в глубь страны, сопровождаемое почетным конвоем, который всячески стремился изолировать русских от общения с населением.

17 июля посольство прибыло в Мацумаэ, где несколько дней велись взаимные переговоры о порядке церемониала представления русских японским правителям. От Лаксмана требовали, например, чтобы он говорил речь лежа ничком. Все-таки Лаксмана к сегуну в Эдо не допустили и всячески корили за то, что он явился в Японию.

Голландские негоцианты мешали переговорам Лаксмана с японцами, не останавливаясь ни перед чем, чтобы не допустить русских торговать с Японией.

Однако Лаксман все-таки сумел выхлопотать разрешение русским кораблям ежегодно приставать в Нагасакском порту, на острове Кюсю, для торговли с японцами.

11 августа 1793 года Лаксман, одаренный подарками и вывезший богатые коллекции из Японии, вышел в море. 8 сентября галиот "Святая Екатерина" бросил якорь в Охотском порту.

За эту экспедицию Эрик Лаксман был произведен в надворные советники, а Адам Лаксман получил чин капитана. Были награждены все участники экспедиции. Сенат приказал назначить денежный оклад, наравне с другими учителями Иркутского народного училища, двум японцам, обучавшим в этом училище японскому языку нескольких семинаристов.

Однако русские купцы не воспользовались разрешением приезжать для торговли в Нагасаки. Шелехов стремился монопольно воспользоваться этим разрешением, но вскоре умер, не успев наладить русскую

стр. 111

Голландские купцы в Японии.

С гравюры XVIII века.

торговлю в Нагасаки. Напрасно нагасакские жители ждали Лаксмана и русских товаров.

Вернувшись домой, Лаксман в 1796 году стал готовить новую экспедицию в Японию с тем, чтобы, получив правительственные полномочия, заключить с ней торговый договор.

Незадолго до этого, в 1795 году, иркутские купцы подали Екатерине II прошение о том, чтобы в 1796 году из Охотска в Японию было послано одно купеческое судно с товарами и с японцами, потерпевшими кораблекрушение у Алеутских островов. Иркутские купцы просили также о том, чтобы им дали переводчика японского языка и "дозволительную грамоту, выданную японским государем поручику Лаксману" ("Описание дел Архива, Морского Министерства". Т. V, стр. 114. СПБ. 1888).

Иркутские купцы хотели воспользоваться этой "дозволительной грамотой" для торговли в Нагасаки.

28 июля 1796 года Екатерина, II рескриптом на имя иркутского и колыванского генерал-губернатора Селифонтова предписала послать в Японию русский корабль и доставить туда 15 потерпевших кораблекрушение японцев, чтобы, "пользуясь сим случаем, можно было приобрести обстоятельнейшие о Японии сведения и способствовать распространению в том крае российской торговли" (Костромской государственный архив. Фонд Селифонтова. Японские дела).

Отвечая Екатерине, Селифонтов писал, что на снаряжение этой экспедиции надо ассигновать 29976 рублей и дать экспедиции от Адмиралтейской коллегии искусных морского офицера и штурмана. Селифонтов настаивал на том, чтобы для переговоров с японцами был дан человек расторопный, знающий не только коммерческую, но и дипломатическую часть, ибо по прибытии русского корабля в Японию не исключена возможность столкновения с "ревнивыми и корыстолюбивыми" голландцами. На эту должность Селифонтов рекомендовал "первого класса голову от армии капитана и сибирских старинных татар Мурзу Сабанака Кульмаметова".

Однако эта экспедиция не состоялась.

Смерть Екатерины II и события в Европе на некоторое время отвлекли царское правительство от попыток заключить торговый договор с Японией. Эти попытки все же вскоре возобновились.

Уже в 1797 году иркутские купцы пытались учредить купеческую компанию на акциях для торговли с Японией. В 1799 году была учреждена Российско-Американская компания, пайщиками которой сделались в числе других Александр I и другие члены царской фамилии.

1 Описание дел Архива Морского Министерства. Том IV, стр. 700, СПБ. 1884 г.

стр. 112
Инициатива русских экспедиций в Японию почти целиком перешла в руки заправил Российско-Американской компании.

Посольство камергера Н. П. Резанова в Японию в 1803 - 1805 годах на судах "Нева" и "Надежда" под общим начальством И. Ф. Крузенштерна было первым официальным посольствам от царского правительства к японскому правительству. На кораблях находились японцы, доставленные из Сибири в Петербург, но не все: некоторые японцы не пожелали вернуться в Японию и предпочли остаться в Петербурге, несмотря на то что Александр I всячески уговаривал их вернуться на родину.

Посольство Резанова было неудачным. На его попытку заключить договор с Японией ему ответили отказом, а приехавших с ним японцев японские власти сначала отказались принять, но потом приняли и, едва русские корабли отплыли от берега, их заковали в цепи и посадили в тюрьму.

Несмотря на неудачу посольства Резанова Российско-Американская компания не оставляла мысли о торговле с Японией. 23 сентября 1809 года в Петропавловскую гавань, на Камчатке, совершив кругосветное плавание, прибыл из Кронштадта военный шлюп "Диана". Шлюпом командовал отважный моряк, лейтенант В. М. Головнин. Его помощником был офицер русской морской службы П. И. Рикорд. Головнин вместе с Рикордом занялся исследованием и описанием северной части Тихого океана. Кроме того он доставлял хлеб и припасы русским поселениям в Северной Америке.

Летом 1811 года шлюп отплыл к южным островам Курильской гряды и затем к японским островам. 11 июля 1811 года Головнин в сопровождении небольшого числа людей и без оружия, по приглашению японских властей высадился на японский остров Кунасири. Японцы вероломно захватили его в плен и вместе с его спутниками бросили в тюрьму. Головкин жил в плену около двух лет. Попытка побега из плена ему не удалась. Находясь в плену, Головнин вел записи о своей жизни у японцев. Эти записи явились для того времени ценнейшим по содержанию и достоверности трудом о Японии.

Только 1 октября 1813 года Головкину с помощью Рикорда удалось освободиться из японского плена.

Безрезультатно окончилось также плавание в Японию в 1842 году русского корабля "Князь Меньшиков" под начальством Линденберга.

Режимом изоляции Японии от внешнего мира японские правители пытались искусственна задержать разложение феодализма и рост капиталистических элементов в стране.

В середине XIX века США, Англия, Франция и Россия потребовали по инициативе США открытия японских портов для иностранной торговли.

Под этим нажимом Япония была вынуждена заключить договоры с этими странами, открыв для торговли с ними ряд портов. Революция Мейдзи в 1868 году смела сегунат и режим самоизоляции. Япония вступила на путь быстрого капиталистического развития.

4

Внешние обстоятельства играли царизму на руку при его попытках установить торговые и дипломатические связи с Японией.

Феодальный режим Токугава в XVIII веке был ослаблен. Некоторая часть японских феодалов и купцов сама шла навстречу русским попыткам связаться с Японией. Из летописи дома Мацумаэских даймио мы знаем, что в начале XIX века даймио Мацумаэ - Мицихиро - был обвинен в сношениях с русскими, в том, что снабжал их экспедиции провизией и т. д.

Один из японских историков, Окамота Кенсукэ, писал: "Что же касается политики в отношении к русским, то из вне она показывала стремление к исключению русских с замкнутости, но внутри она сводилась к ожиданию завязания с ними торговых сношений".

Нет оснований утверждать, что царская Россия в XVII - XVIII веках думала о завоевании Японии. Захватническая политика русского царизма в конце XVIII века была направлена главным образом к завоеваниям на Ближнем Востоке и в Европе.

"В общем и целом, - писал вождь коммунистической партии Японии Сен-Катаяма, - Россия вела мирную политику и добивалась открытия японских портов дипломатическим путем" (Сен-Катаяма "Современная Япония", стр. 16. "Плановое хозяйство". М. 1926).

Почему же не увенчались успехом первые попытки царского правительства установить связи с Японией?

Это об'ясняется прежде всего тем обстоятельством, что токугавское правительство, стремишь искусственно задержать развитие капитализма в Японии, грозившее смести режим Токугавы, опасалось сношений с иностранцами. Кроме того японские феодалы относились с подозрением к приобретениям царизма в Азии и с беспокойством наблюдали за ростом этих приобретений. Они собирали сведения о России, русские жарты и пропагандировали идеи военного нападения на русские

стр. 113

Маршруты русских экспедиций в Японию в XVIII веке.

территории в Азии. Еще в 1786 году японский, министр Мацудайра Саданабу выпустил книгу "Три страны", в которой ожесточенно нападал на Россию.

В начале XIX века, после неудачного посольства камергера Резанова в Японию, японские чиновники Харумото и Нариоки обратились к первому министру Японки с письмом, предлагая устроить военную экспедицию для нападения на русские берета. В правительственных кругах Японии уже тогда возник и обсуждался фантастический проект завоевания Сибири.

Безуспешность попыток России вступить в сношения с Японией об'ясняется также и тем, что "ревнивые и корыстолюбивые" голландцы, монополизировав всю внешнюю торговлю Японии и опасаясь конкуренции русских, всячески настраивали японцев против русских.

Все эти причини, вместе взятые, обусловили неудачу первых попыток царской России завязать торговые и дипломатические сношения с токугавской Японией. Только в середине XIX века Япония открыла свои порты для иностранных кораблей.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-СНОШЕНИЙ-РОССИИ-С-ЯПОНИЕЙ-В-XVII-XVIII-ВЕКАХ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. САМОЙЛОВ, ИЗ ИСТОРИИ СНОШЕНИЙ РОССИИ С ЯПОНИЕЙ В XVII-XVIII ВЕКАХ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 30.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-СНОШЕНИЙ-РОССИИ-С-ЯПОНИЕЙ-В-XVII-XVIII-ВЕКАХ (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. САМОЙЛОВ:

В. САМОЙЛОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
3051 views rating
30.08.2015 (2162 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИЗ ИСТОРИИ СНОШЕНИЙ РОССИИ С ЯПОНИЕЙ В XVII-XVIII ВЕКАХ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones